BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: KZ-1313
Author(s) of the publication: В. В. ЖУРАВЛЕВ

Share this article with friends

М. РОССПЭН. 2002. 560 с.

История распорядилась так, что двуликий Янус российской социал-демократии на долгие годы и десятилетия явился стране и миру одной своей стороной: "маской тирана" (вспомним Гийома Аполлинера: "Как маска тирана // Трагична история наша"). Какая историческая альтернатива скрывалась за второй ее стороной / маской?

Ответ на этот вопрос для большинства наших соотечественников до самого последнего времени оставался загадкой. Ибо в советской историографии сущностные моменты истории меньшевизма, его политической теории и практики оказались погребенными под грудами бездоказательных наветов и прямых фальсификаций. В постсоветские же годы - на фоне потери в нашей стране широкого интереса к истории социалистических идей и отечественного социалистического движения в целом - в появляющихся публицистических опусах по меньшевизму стали отчетливо выявлять себя установки, ориентированные, с одной стороны, на покровительственно- пренебрежительный взгляд на меньшевизм, как "отработанный пар" истории, с другой же - на идеализацию данного политического движения, апологетику его идеологов и лидеров.

Наряду с этим последние полтора десятилетия шла достаточно интенсивная подспудная

стр. 154


работа историков-профессионалов в плане оформления истории меньшевизма в качестве самостоятельного научного направления отечественной историографии. К настоящему времени практически завершается издание богатейшего документального наследия партии 1 . Со второй половины 1990-х годов появился целый ряд серьезных исследовательских трудов по общим и частным аспектам истории альтернативного большевизму течения в российской социал-демократии 2 .

Выход в свет труда доктора исторических наук СВ. Тютюкина уже достаточно явственно выявившую себя исследовательскую тенденцию возводит в ранг качественно новой ситуации. Отечественная историография наконец-то обрела фундаментальный труд комплексного, обобщающего характера, с одной стороны, подводящий итог отечественным и зарубежным изысканиям по данной теме, с другой же - открывающий принципиально новые возможности ее дальнейшего изучения. При этом речь может идти уже о восхождении на новый уровень в познании глубинной сущности не только рассматриваемой, но и более широкой проблемы, которую можно обозначить следующим образом: исторический опыт и уроки социалистического движения в России.

Соглашаясь в принципе с мнением автора о том, что "будущее социал- демократии в современной России остается пока неясным" (с. 550), не могу не добавить к этому: по мере того как травма, нанесенная общественному сознанию поколений теорией и, в особенности, практикой советского "реального социализма", будет залечиваться, а шок, вызванный резкой переменой страной в последние годы своих общественно-политических ориентиров, постепенно проходить, социальная и ментальная тяга россиян к идеям и идеалам социальной справедливости будет возрождаться. И первые признаки такого возрождения (пока еще с маленькой буквы) можно наблюдать уже сегодня.

Автор явно осторожничает, заявляя, что работа его построена "в форме очерков" (с. 3). Одно из главных достоинств монографии в том и состоит, что, поставив своей задачей рассмотреть историю меньшевизма в хронологических рамках с 1903 до середины 1920-х годов, то есть от рождения до политической гибели, Тютюкин смог основательно разработать главные, узловые сюжеты темы, выделив и обосновав все значимые "моменты истины" в политической судьбе партии. Не ограничиваясь этим, он попутно решает и другую важную задачу: на всем протяжении истории РСДРП проводит последовательный сопоставительный анализ жизнедеятельности двух ветвей партии - меньшевистской и большевистской. Считая меньшевизм "умеренно социалистическим течением, стремившимся совершить демократическую революцию в России в более цивилизованных, гуманных, разумных формах в противовес печально знаменитому "русскому бунту"" (с. 546), он рассматривает его в русле демократической альтернативы отечественного революционного процесса начала прошлого столетия.

Структура труда отличается стройностью и последовательностью, а четкость авторского мышления удачно гармонирует с ясностью и простотой изложения подчас непростых теоретических конструкций, коллизий и сюжетов. Фундаментальность труда подчеркивается тем очевидным обстоятельством, что за всеми принципиальными его постановками явственно ощущается солидная "авторская традиция", выношенная годами и десятилетиями упорной, целенаправленной работы в направлении многоаспектного раскрытия феномена меньшевизма как особого, своеобразного течения отечественной общественной мысли и социально-политической практики.

Нетрадиционным образом решается в книге сложная проблема оценки историографии вопроса. Не перечисляя имен историков, утверждавших себя в свое время на ниве "разоблачения" и "обличения" меньшевизма (с. 11), что в данном конкретном случае повело бы только к "засорению фильтра" историографического подхода, автор, вместе с тем, не проходит мимо тех из подобного рода трудов, которые внесли определенный вклад в пополнение историографии темы эмпирическим материалом. Фиксируя наличие в последние годы важной тенденции к сближению взглядов отечественных и западных исследователей данной темы, к достижению консенсуса по ключевым вопросам, он определяет и свой подход к анализу проблем истории партии меньшевиков, солидаризируясь с принципом "презумпции их исторической "невиновности" перед рабочим классом, революционным движением и социалистической идеей" (с. 19).

В юридической практике этому принципу, как известно, обязаны следовать все стороны процесса - адвокаты, прокурор, судья. Автор не становится на позиции ни одной из этих сторон. Он не защищает, не обвиняет и не судит своих "подследственных". Суд истории (праведный или неправедный - вопрос другой) над ними уже состоялся. И приговор обжалованию не подлежит. Уяснить суть меньшевизма как социально-политического феномена и на этой основе подойти к новому уровню понимания его места в истории, а также объективной и субъективной обусловленности вынесенного ему историей вердикта - в этом сегодня может и должна зак-

стр. 155


лючаться задача историка. С учетом того факта, что свой мировоззренческий, общественно-политический, нравственный потенциал главным оппонентам большевиков в российском социалистическом движении удалось задействовать не до конца, реализация этой задачи сегодня способна вызвать не только академический, но и социально значимый интерес. Автор решает ее с присущей ему глубиной, взвешенностью и тактом историка-профессионала.

Здесь не место для простого перечисления содержащихся в книге аспектов и моментов новаторского характера, нетрадиционных подходов, свежих постановок и решений общих и частных проблем. "Пропустив через себя" богатейшую зарубежную и отечественную литературу, фундаментально освоив источниковую базу, включившую в себя взгляды и представления теоретиков и идеологов российской социал-демократии, составивших (по определению одного из них) "звездную палату" отечественной социалистической мысли, Тютюкин не поддался давлению историографической традиции или диктату источника. Свобода и раскованность во владении материалом, в осмыслении его стала для автора важной предпосылкой рождения нового знания.

Характеризуя истоки меньшевизма, автор вписывает данное общественно- политическое течение в координаты времени, обстоятельств, мировоззренческих идеалов и предпочтений его представителей, типичных черт их менталитета, характера, социально-психологического облика, специфики реакций на стремительно меняющуюся историческую обстановку начала прошлого века. С позиций компаративного анализа рассматриваются такие вопросы, как РСДРП и марксизм, меньшевизм и либерализм, меньшевизм и оппортунизм. Давая четкое истолкование сути российской интерпретации марксизма (с. 41), Тютюкин отмечает: у приверженцев каждого из двух направлений отечественной социал-демократии был "свой Маркс, свой марксизм", что, однако, не дает "оснований "отлучать" меньшевиков и большевиков от марксизма, как нельзя ставить и знак равенства между меньшевизмом и бернштейнианским ревизионизмом или между большевизмом и радикальным крылом II Интернационала" (с. 37). Читатель, выросший на официозных трактовках истории РСДРП в литературе советской поры, сразу обратит внимание на нетривиальность даваемых автором - через призму эволюции взглядов отечественных марксистов - оценок значения работы В. И. Ленина "Что делать?" (с. 48 - 51), новации в воссоздании хода и содержания дискуссий, развернувшихся на II съезде РСДРП (с. 53 - 62) и т. д.

Подробно и поэтапно на протяжении ряда последующих глав книги прослеживается, как образовавшаяся на II съезде партии "фракционная трещина", вызвавшая деление делегатов на большинство и меньшинство, превращалась в пропасть. При этом автор не склонен политическую непримиримость двух фракций однозначно возводить на мировоззренческий и доктринальный уровень. "Поляризация социал-демократии на две фракции, - подчеркивает он, - не исключала, однако, их глубокого генетического родства, выражавшегося в том, что и меньшевики, и большевики были приверженцами одной социалистической доктрины - марксизма, врагами самодержавия и буржуазии, руководителями одного общественного класса - пролетариата" (с. 67). Данное обстоятельство определяло не только длительность хода размежевания двух фракций, превращения их в самостоятельные партии, но и сложность, неоднозначность, "зигзагообразность" данного процесса, что обстоятельно прослеживается в книге. Революция 1905 - 1907 гг., например, с одной стороны, "стала временем окончательного самоопределения меньшевизма среди других политических сил страны, первой большой проверкой его жизнеспособности и укорененности в пролетарской и демократической среде" (с. 101). С другой же стороны, ее реалии подтолкнули обе фракции к сближению, к хотя и временному, призрачному, но единству.

Не выдержали, по крупному счету, меньшевики, равно как и большевики, испытания войной, не сумев упрочить своего влияния в массах, растеряв часть своих довоенных позиций. Немалую роль в этом сыграла, по оценке автора, разобщенность и конкуренция левых революционных сил. Рабочие в этой ситуации предпочли "действовать по собственному разумению" (с. 315), в результате чего судьбу царизма в ходе Февральской революции решила, по меткому определению И. Г. Церетели, "спонтанная активность низов". В итоге, в преддверии нового этапа эскалации революционных процессов весной-летом 1917 г. большевики и меньшевики оказались на сходных стартовых позициях, и в их дальнейшей политической судьбе все более важное значение стал приобретать субъективный, более того - личностный фактор.

Главным, однако, испытанием на прочность для меньшевиков, равно как и для всех других общественно-политических сил страны, стали события 1917 года, которым в монографии уделяется самое пристальное внимание. За считанные месяцы их политический взлет был столь мощным, а последовавший за этим крах в такой степени сокрушительным, что это давало основание некоторым историкам характеризовать

стр. 156


меньшевиков как "партию одного года". Иное место занимает "грозовой и роковой" год в авторском истолковании. И завоевания, и потери "партии демократического социализма" в данной точке бифуркации оцениваются Тютюкиным с позиций их исторической обусловленности сложным комплексом объективных и привходящих обстоятельств.

Сопоставляя две - меньшевиков и большевиков - линии политического действия в революции с вышеупомянутых позиций, автор убедительно показывает, как в нестандартной ситуации сила меньшевиков нередко оборачивалась слабостью. Верность своим убеждениям, последовательность и мужество в их отстаивании мешали им в отличие от большевиков "действовать в политике без всякой оглядки на марксистские догмы" (с. 536). Не давал ожидаемого отзвука в массах исповедуемый ими культ "чистой демократии". Связывали руки в политической борьбе стремление к общенациональному консенсусу и "панический страх" перед гражданской войной (с. 542). Проигрывали меньшевики большевикам и тактически, действуя подчас вяло, нерешительно, совершая один просчет за другим. К числу последних автор относит в первую очередь их вхождение в мае в состав терявшего доверие масс Временного правительства, участие в репрессиях против большевиков в июле 1917 г., в результате чего последние обрели ореол мученичества, а меньшевики - репутацию "антидемократов". Уход же меньшевиков наряду с эсерами со II съезда Советов также лишь развязал руки большевикам, лишив "демократического противовеса" диктатуру их партии (с. 419 - 420).

Подробно исследуя причины политического краха меньшевиков, ставших "заложниками экстремальной ситуации" (с. 16), и их послеоктябрьской агонии, автор также выявляет сумму как объективных, "естественных" факторов, так и субъективных обстоятельств, в том числе личностного характера. При всей важности, значимости последних, главное, как представляется, все же состояло в том, что автор выразил следующей формулой, не теряющей своего общетеоретического, методологического значения по сей день: "...Меньшевики - это очередное издание "русских европейцев" начала XX в., значительно интеллектуально обогнав основную часть населения своей страны, которая еще явно "не доросла" до европейских культурно-бытовых и политических стандартов (и с этим фактом нельзя было не считаться), - не получили поддержки собственного народа" (с. 547).

Однако данная формула, на мой взгляд, требует переакцентировки. Не столько массы "не доросли", сколько сами меньшевики не смогли учесть до конца - в теории и на практике - требований закона ментальной идентичности, отражающего (в соответствии с представлениями современной политологии и социологии) сущностные связи между менталитетом народа и содержанием тех преобразований, которые те или иные социально-политические силы проводят (или собираются проводить) в жизнь. Большевики в этом отношении оказались мобильнее. Почувствовав необходимость - на уровне тактического маневра - приведения своих лозунгов в соответствие с представлениями и чаяниями основной массы населения страны - крестьянства, они в целях закрепления результатов политического переворота ловко перехватили у адептов "крестьянского социализма" - эсеров идею социализации земли, законодательно закрепив ее в ленинском Декрете о земле.

К числу несомненных новаций для отечественной историографии следует отнести и поставленную, а также многосторонне разработанную автором проблему меньшевизма как социально-психологического феномена. В ее русле исследуются такие аспекты, как самоидентификация меньшевизма (в сопоставлении с большевизмом), причины принадлежности социал-демократов к той или иной фракции, побудительные мотивы, которыми руководствовались меньшевики во взаимодействии с массами и т. д. Предпринята интересная попытка нарисовать социально-психологический портрет "среднего" меньшевика (с. 69 - 71). Важным дополнением в русле антропологического подхода следует считать богатейший пласт биографических материалов видных деятелей меньшевизма. Одни из них носят характер сухих справок, другие делают заявку на решение задач социально-психологического портретирования.

Перед читателем предстает галерея ярких, неповторимых индивидуальностей: "отец русского марксизма" Г. В. Плеханов, сочетавший аскетизм, преданность в служении идее с "амбициозностью, подозрительностью и мелочностью" (с. 44); Ю. О. Мартов - "родоначальник, душа и совесть меньшевизма", отличавшийся "блестящими способностями, литературным талантом, остроумием, моральной чистотой, свободолюбием" (с. 71); П. Б. Аксельрод, покорявший окружавших его людей "глубиной подхода..., прирожденным здравым смыслом, чувством меры и такта" (с. 80); "убежденный сторонник демократического социализма" А. М. Потресов, слывший "настоящим "европейцем" во взглядах на социалистическое движение и марксистскую партию" (с. 242); Л. Д. Троцкий меньшевистской поры, сочетавший "самоуверенность, апломб и дерзость" с несомненным литературным талантом (с. 85); М. И. Скобелев - "тем-

стр. 157


пераментный, велеречивый оратор", не блиставший идеями, но способный защитить платформу партии (с. 345) и т. д. Таким образом, положено начало реализации идеи создания биографического словаря, призванного, по мысли автора, воссоздать "объективные исторические портреты всех меньшевистских лидеров" (с. 18).

В одной монографии, даже такой основательной, тяготеющей к универсальности в своих постановках и решениях, как рецензируемая, невозможно в равной степени осветить все стороны теории и практики исследуемого автором феномена. Он успешно выполнил свою основную задачу, осуществив глубокий и многосторонний "анализ политического курса меньшевизма в контексте истории России" той поры (с. 4). Проблемы меньшевизма как явления общественной мысли занимают в книге подчиненное этой главной задаче место.

Главное, однако, сделано: впервые в отечественной и зарубежной историографии создан труд, завязывающий в единый узел все значимые проблемы истории меньшевизма на всем протяжении его существования - от рождения до политической гибели. Заложен фундамент, способный обеспечить переход отечественной историографии на качественно иной уровень - не только понимания феномена меньшевизма, но и специального рассмотрения целого комплекса конкретных проблем, все еще нуждающихся в дальнейшем изучении. Таких как численность, социальный и национальный состав партии, история ее местных организаций и органов печати, деятельность меньшевиков в Государственной думе, Советах разного уровня, послеоктябрьский эмигрантский этап в деятельности партии и т. д.

Монографии Тютюкина, уверен, станет мощным побудительным толчком и организующим началом эскалации исследовательских усилий в плане дальнейшей разработки проблем истории меньшевизма как феномена отечественной общественной мысли и политической партии, до последнего остававшейся на позициях демократической альтернативы большевистской теории и практике социализма.

Примечания

1. См. посвященный меньшевикам блок томов серийного издания "Политические партии России. Конец XIX - первая треть XX века. Документальное наследие" (М. 1994 - 2003): подготовленный СВ. Тютюкиным том материалов 1903 - 1917 гг. (М. 1996), а также семь из задуманных восьми книг двух серий "Меньшевики в 1917 году" (М. 1994 - 1997) и "Меньшевики в большевистской России. 1918- 1924" (М. 1999 - 2003), ставших итогом деятельности международной рабочей группы под руководством 3. Галили (США), А. Ненарокова (Россия), Л. Хеймсона (США).

2. См. в первую очередь: ТЮТЮКИН СВ., ШЕЛОХАЕВ В. В. Марксисты и русская революция. М. 1996; УРИЛОВ И. Х. Ю. О. Мартов: политик и историк. М. 1997; его же. История российской социал-демократии (меньшевизма). Ч. 1. Источниковедение. М. 2000; Ч. 2. Историография. М. 2001, а также обстоятельные, инновационного характера вводные статьи А. П. Ненарокова, С. В. Тютюкина, других авторов в вышеупомянутых томах серийного документального издания.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/С-В-ТЮТЮКИН-МЕНЬШЕВИЗМ-СТРАНИЦЫ-ИСТОРИИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. В. ЖУРАВЛЕВ, С. В. ТЮТЮКИН. МЕНЬШЕВИЗМ: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 21.03.2021. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/С-В-ТЮТЮКИН-МЕНЬШЕВИЗМ-СТРАНИЦЫ-ИСТОРИИ (date of access: 05.08.2021).

Publication author(s) - В. В. ЖУРАВЛЕВ:

В. В. ЖУРАВЛЕВ → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
97 views rating
21.03.2021 (137 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ПАМЯТИ ИМЕЛЯ БАКИЕВИЧА МОЛДОБАЕВА (15.02.1942 - 19.11.2005)
6 minutes ago · From Казахстан Онлайн
ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ТРУДОВОГО ПОТЕНЦИАЛА ДЕПОРТИРОВАННЫХ НАРОДОВ В УЗБЕКИСТАНЕ В КОНЦЕ 1930-Х - 1940-Е ГОДЫ
Catalog: История 
7 minutes ago · From Казахстан Онлайн
ПРОШЛЫЕ РАЗГОВОРЫ, БУДУЩИЕ РАЗГОВОРЫ
23 hours ago · From Казахстан Онлайн
ИСТОРИЯ РОССИЙСКО-КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ В ДОКУМЕНТАХ И МАТЕРИАЛАХ
Catalog: История 
7 days ago · From Казахстан Онлайн
АМЕРИКАНСКАЯ ОККУПАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА В ЯПОНИИ (сентябрь-декабрь 1945 года)
Catalog: История 
7 days ago · From Казахстан Онлайн
РОССИЯ И ВОСТОК. К выходу новой книги академика М. Л. Титаренко
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
С. Л. ТИХВИНСКИЙ. ВЕК СТРЕМИТЕЛЬНЫХ ПЕРЕМЕН
10 days ago · From Казахстан Онлайн
А. ТОЙНБИ: ОПЫТ ПОСТИЖЕНИЯ ИСТОРИИ
Catalog: История 
10 days ago · From Казахстан Онлайн
А. Н. САХАРОВ. РОССИЯ: НАРОД. ПРАВИТЕЛИ. ЦИВИЛИЗАЦИЯ
Catalog: История 
13 days ago · From Казахстан Онлайн
СОВРЕМЕННАЯ КИТАЙСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ ДВИЖЕНИЯ ЗА РЕФОРМЫ В ЦИНСКОМ КИТАЕ
Catalog: История 
13 days ago · From Казахстан Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
С. В. ТЮТЮКИН. МЕНЬШЕВИЗМ: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2021, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones