BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-589
Author(s) of the publication: Г. И. Зверева

Share with friends in SM

Обострение национальных отношений в ряде стран Западной Европы в 60- 70-х годах XX в. способствовало повышению интереса зарубежной науки к истории малых наций и народов, входящих ныне в состав многонациональных капиталистических государств. Этим объясняется и то, что в последние полтора-два десятилетия в Великобритании имел место устойчивый рост объема исследований по истории и историографии одного из ведущих национальных районов этой страны - Шотландии. Наибольшую активность в современной британской историографии проявляет буржуазно-либеральная шотландская школа, сложившаяся еще на рубеже XIX-XX веков.

Значительную роль в развитии шотландской историографической традиции играют такие крупные центры, как университеты Эдинбурга, Глазго, Сент-Эндрюса, Абердина, Данди, Стерлинга. Важное место в современной исторической науке Шотландии занимают исторические общества - Шотландская историческая ассоциация, Общество по изучению шотландского рабочего класса, Общество шотландской истории, Общество экономической истории и многие другие. Университеты и исторические общества Шотландии обладают издательской базой, позволяющей выпускать исторические журналы, сборники научных трудов, ежегодники, монографии. К числу наиболее авторитетных академических периодических изданий относится журнал "Scottish Historical Review" (далее - SHR), который издается с перерывами (в 1929 - 1946 гг.) с 1903 года. Изучение проблематики этого журнала за 60-е - начало 80-х годов дает представление о тенденциях развития современной исторической науки Великобритании.

У истоков возрождения журнала в послевоенный период стоял известный шотландский историк У. Дикинсон, признанный в британской исторической науке специалист по истории средних веков и публикатор архивных документов. В течение длительного времени - с 1947 по 1963 г. - он поддерживал выпуск SHR, который издавался в Эдинбурге частной компанией Т. Нелсона. В середине 60-х годов журнал, переживавший большие финансовые затруднения, обрел новых владельцев. С 1966 г. его издание переместилось в Абердин и стало осуществляться независимой Компанией шотландской истории. Это коммерческое объединение было создано видными историками Шотландии с целью сохранить журнал. В правление компании вошли известные ученые: Дж. Мэкки, М. Андерсон, Дж. Харгривс, Дж. Имрай, С. Лит. Редактором обновленного журнала остались коллеги Дикинсона - Д. Уатт из университета в Сент-Эндрюсе и А. Данкен из университета в Глазго (см. 1965, N 2; 1966, N 1). В настоящее время директорат Компании шотландской истории полностью обновился. В него входят историки: Т. Рэй, У. Скотт, А. Меррей, У. Селлер, Дж. Симпсон, Д. Стивенсон. Редактором журнала, является И. Коуэн из университета в Глазго (см. 1983, N 2).

Объединяя вокруг себя шотландских историков преимущественно буржуазно-либерального направления, журнал играет важную роль в разработке общих (методологических принципов и методики исследований. В нем сотрудничают как известные историки Шотландии, так и начинающие авторы, а также исследователи из США, Канады, Австралии, скандинавских стран. Вместе с тем среди авторов сравнительно редко встречаются ученые, представляющие научные центры Англии. Причина этого - слабый интерес, который по традиции проявляют английские историки к изучению прошлого Шотландии. Для многих из них британская история по-прежнему идентифицируется лишь с историей Англии. На этот факт неоднократно обращали внимание шот-

стр. 153


ландские историки. В 70-е годы наметилась тенденция к расширению шотландской проблематики в ведущих исторических и политологических журналах Великобритании. Однако авторами соответствующих статей по-прежнему являются в них в основном шотландцы.

Стремясь преодолеть предубеждения по поводу значимости изучения истории Шотландии, редакция не замыкается исключительно на шотландской тематике. На страницах журнала регулярно появляются статьи, в которых Шотландия рассматривается в контексте европейской истории, печатаются рецензии на публикации источников и выходящую в Великобритании литературу по проблемам истории Англии, Уэльса, Ирландии.

"Scottish Historical Review" выходит дважды в год - в апреле и октябре. В каждом номере помещаются три-четыре статьи, далее следуют источниковедческие или историографические обзоры. Примерно третью часть объема издания занимают рецензии и заметки о новой литературе. Иногда в журнале в виде статей публикуются части больших научных работ шотландских историков.

Тематика журнальных статей хронологически охватывает историю Шотландии в средние века и новое время. По истории древнего мира и новейшей истории имеются лишь единичные работы. Это прежде всего объясняется направлениями исследований в шотландских университетах. К середине XX в. в ряде из них (Эдинбург, Глазго, Сент-Эндрюс) сформировались центры медиевистики. В 60 - 70-е годы в университетах Глазго (в Глазговском и в Стратклайде), Абердина, Данди стали систематически изучаться проблемы социально-экономической истории Шотландии XVIII-XIX веков 1 . Поэтому в большинстве статей, помещаемых в журнале, рассматриваются вопросы экономической, социальной, политической истории Шотландии эпохи средневековья и нового времени. Много места отводится также проблемам истории культуры и взаимоотношений Шотландии с Англией, США и скандинавскими странами.

Современная либеральная историография Шотландии в целом сохраняет приверженность позитивистской методологии. Ей присущи ограниченное понимание историзма, абсолютизация эволюционности, стремление к детальному описанию фактов с минимумом обобщений и выводов. Вместе с тем шотландская историческая наука развивается в русле послевоенной буржуазной историографии Великобритании. В последние 15 - 20 лет в ней усилилось влияние релятивизма, тяготение к модернизации истории и повышенной психологизации общественных явлений. На концепции и проблематику исследований либеральных историков Шотландии определенное воздействие оказывает также прогрессивная историография. Это выражается в большем интересе, который они проявляют к социальным вопросам, к переосмыслению важнейших периодов истории Шотландии с учетом конкретно-исторических условий ее развития. Продолжая вести с марксистской исторической наукой острую идейную борьбу, буржуазно-либеральные историки все же вынуждены учитывать ее достижения в изучении важнейших проблем истории народов Великобритании. В 70-е - начале 80-х годов SHR все чаще предоставляет место авторам, находящимся под влиянием марксистской методологии. На выход работ прогрессивных историков по истории Шотландии журнал обычно откликается рецензиями и заметками.

Проблематика журнала в значительной степени определяется подъемом, охватившим шотландскую историографию в 60 - 70-е годы. Повышенный интерес общественности к истории, связанный с общим ростом национального самосознания в Шотландии, активизация деятельности общественных и политических организаций, выступавших в поддержку автономии 2 , рост популярности Шотландской национальной партии, которая использовала в арсенале средств воздействия на избирателей мифологизированную националистическую концепцию шотландской истории, - все это стимулировало развитие исследований по наиболее актуальным проблемам истории Шотландии.

С 1962 г. шотландскими историками стали регулярно проводиться конференции и симпозиумы, на которые выносились самые острые, дискуссионные вопросы исторической науки. Постановка ряда из них была обусловлена развитием социально-поли-


1 Lenman B. The Teaching of Scottish History in the Scottish Universities. - SHR, 1973, N 2, pp. 181 - 188.

2 См. подробнее: Государственная политика и обострение национальных отношений в странах капитала. Киев. 1979, гл. III; Рабочее движение Великобритании: национальные и расовая проблемы. М. 1982, гл. III.

стр. 154


тической ситуации в национальных районах Великобритании. Так, в 1962 г. темой конференции стали "Англо-шотландские отношения", в 1964 г. - "Хайленд и острова", в 1966 г. - "Шотландия 1780 - 1870: изменения в обществе", в 1974 г. - "Церковь и общество после Реформации", в 1976 г. - "Шотландия: принадлежность к нации" (1962, N 1; 1964, N 1; 1966, N 1; 1974, N 1; 1976, N 1). Журнал принимал деятельное участие в организации и популяризации этих конференций.

Издатели учитывали сложившуюся обстановку и публиковали статьи, которые были ориентированы не только на академические круги, но и на широкого читателя. На страницах журнала постоянно утверждалась идея социальной значимости истории, декларировалась общественная потребность в написании "новой" истории Шотландии (1963, N 1, с. 41).

Положительную оценку журнала получили труды шотландских историков, выходившие в последнее 20-летие в трех серийных изданиях 3 . Наибольшему пересмотру в них подверглась средневековая история Шотландии, в особенности периоды XII - ХIII вв. и XVI - начало XVII века. Изменилась интерпретация социально-экономического развития Шотландии после заключения англо-шотландской унии 1707 года. В рецензиях на эти серийные издания отмечалась правомерность расширения проблематики исследований по истории Шотландии, усиления аналитических моментов в трудах историков, разработки малоизученных периодов истории средневекового Шотландского государства на основе новых данных археологии, топонимики, агиографии (см. рецензии на упомянутые работы Дикинсона, Г. Прайда, А. Данкена: 1963, NN 1, 2; 1976, N 2; 1977, N 2).

В концепциях истории Шотландии, выдвигаемых современной историографией, нашли опосредствованное выражение устремления шотландской либеральной общественно- политической мысли послевоенного периода. Выступая с позиций умеренной деволюции (частичной передачи центральной власти национальным районам), деятели либерального толка искали обоснование своим взглядам в шотландской истории. В свою очередь, новое поколение историков, заявившее о себе после второй мировой войны, во многом сохранило верность традициям либеральной историографии Шотландии конца XIX - начала XX в., формировавшейся в условиях "гэльского культурного возрождения" (см. статьи Б. Ленмана, Дж. Хантера и М. Ли - 1973, N 2, с. 174 - 179; 1975, N 1 2, с. 182 - 188; 1965, N 2, с. 135).

В 60 - 70-е годы в историографии стали отчетливо вырисовываться контуры концепции шотландской истории, в которой центральное место занимает идея "выравнивания" экономического, социально-политического и культурного развития Шотландии в средние века и новое время. В соответствии с ней по-иному оценивается стадиальное отставание средневековой Шотландии от ведущих европейских стран. В отличие от господствовавшего в британской исторической науке XIX в. негативно- уничижительного взгляда на архаичные черты в экономике и социальной структуре феодального Шотландского государства, современные либеральные историки подчеркивают прежде всего общность важнейших процессов, развивавшихся в Шотландии и соседних с нею государствах. Моменты отставания объясняются национальной спецификой, особенностями исторического развития страны. Те черты в общественном строе Шотландского государства, которые прежде вызывали пренебрежительное недоумение имперских историков Великобритании, возводятся новейшей шотландской историографией в ранг достоинств: особенности феодализации, слабость королевской власти, отсутствие в средневековый период крупных крестьянских восстаний и др. (см. ук. статью Ленмана, с. 189).

Подобным же образом строится концепция шотландской истории нового времени. Авторы, исследующие проблематику XVII-XIX вв., акцентируют внимание на ускоре-


3 A New History of Scotland. Edinburgh, 1961 - 1962 (Vol. I. Dickinson W. Scotland from the Earliest Times to 1603; Vol. II. Pryde G. Scotland from 1603 to the Present Day); The Edinburgh History of Scotland. Edinburgh. 1965 - 1975 (Duncan A. Scotland: The Making of the Kingdom; Nicholson R. Scotland: the Later Middle Ages; Donaldson G. Scotland: James V to James VII; Ferguson W. Scotland: 1689 - to Present); The New History of Scotland. Lnd. 1981 (Barrow G. Kingship and Unity. Scotland 1005 - 1306; Wormald J. Court, Kirk and Community. Scotland 1470 - 1625; Lenman В. Integration, Enlightment and Industrialisation. Scotland 1746 - 1832; Harvie Chr, No Gods and Precious Few Heroes. Scotland 1914 - 1980).

стр. 155


нии социально-экономического развития Шотландии в эпоху промышленного переворота и превращении ее в передовой индустриальный район Великобритании. Особо отмечается тот значительный вклад, который внесла Шотландия в "строительство" и расширение Британской империи. Прикладной характер этой концепции выражается в том, что она содержит развернутую аргументацию в пользу пересмотра англо-шотландской унии 1707 г. с учетом прошлого, национальной и культурной самобытности Шотландии.

Концепция "выравнивания" проявляется, в частности, в подходе шотландских медиевистов к проблеме генезиса феодализма и роли нормандского завоевания Англии в истории Шотландии. Согласно точке зрения, господствующей в современной буржуазно-либеральной историографии, "военный феодализм", который в XII в. проник в Шотландию с юга, не внес ничего качественно нового в хозяйственную жизнь страны 4 . Юридическое оформление в XII-XIII вв. иерархической феодальной системы лишь придало "новую видимость" традиционным формам владения и пользования землей, сложившимся в Шотландии еще в глубокой древности 5 .

"Новый" взгляд на генезис феодализма в конечном счете представляет собой модифицированный вариант манориальной теории, приспособленный к особенностям исторического развития Шотландии. Исходной посылкой авторов служит тезис, что в Шотландии с доисторических времен и на протяжении всего средневековья существовали устойчивые административно-территориальные единицы (танства и графства), которые складывались из конгломерата поселений - "множества поместий", объединявшихся под властью землевладельца (вождя клана, феодального барона, короля). В рамках этих единиц происходила медленная эволюция шотландских кланов в манориальную систему. При этом изменялись только терминологические обозначения существовавших форм, тогда как их содержание оставалось неизменным 6 .

Применение современными авторами методики структурного анализа при исследовании процесса феодализации Шотландии не в состоянии скрыть преемственности их взглядов с буржуазно-либеральными теориями конца XIX в. (теория континуитета; идеи об извечности частной собственности, о решающем влиянии кельтской традиции на формирование феодализма у народов Британских островов и т. п.). Различие состоит в том, что новейшая историография руководствуется иными целевыми установками. Она стремится доказать, что длительное сохранение в общественном строе Шотландии существенных черт клановой системы отнюдь не свидетельствовало о стадиальном отставании от Англии, поскольку кланы якобы всегда основывались на отношениях взаимозависимости (родственной, личной, хозяйственной), близких по характеру к феодальным связям. Это и предопределило безболезненный переход от "дофеодального" общества к "военному феодализму". "Мирное нормандское завоевание" Шотландии в XII-XIII вв. выражалось в постепенном сращивании кельтских элементов с англонормандскими в социальной структуре и системе власти7 .

Эти идеи получили полную поддержку журнала (см. рец. на книги Дж. Бэрроу и Данкена: 1974, N 1; 1976, .N 2). Они проводятся практически во всех статьях по проблемам экономического и социально-политического развития Шотландского средневекового государства. Характерным примером могут служить две статьи по сходной тематике - об организации управления епископствами Сент-Эндрюса и Глазго в XII-XIII вв. (1976, N 2). Их авторы, М. Эш и Н. Шид, исследуя новшества в организации феодальной церкви, приходят к выводу о том, что созданный в епископствах аппарат управления "ни в чем не уступал английскому" (там же, с. 149). Однако это не означало, что совершенствование системы управления (подчинение приходских церквей власти епископа, введение феодального права и регламентации) следовало полностью относить на счет "нормандских" епископов. Объясняя содержание изменений,


4 Эта мысль последовательно проводится в работах Дж. Бэрроу, признанного авторитета в шотландской медиевистике (Barrow G. The Kingdom of Scots. Lnd. 1973; ejusd. The Anglo-Norman Era in Scottish History. Oxford. 1981).

5 Dodgshon R. Land and Society in Early Scotland. Oxford. 1981, p. 67.

6 О современном состоянии разработки этой проблемы в Шотландии см. там же, гл. 3 - 4.

7 Dickinson W. Scotland from the Earliest Times to 1603. Oxford. 1977, pp. 78- 86.

стр. 156


происшедших в Сент-Эндрюсском епископстве, Эш подчеркивает, что "реорганизация поместий епископа в XII в. касалась только людей и учреждений. Земля же, которой они распоряжались, представляла собой древнюю церковную собственность". В устройстве феодальной церкви Шотландии автор отмечает органичное сплетение элементов, два из которых существовали с незапамятной древности и продолжали главенствовать ("кельтский" и "англо- нортумберийский"), а третий - "нормандский" - лишь упорядочил управленческую структуру и правовые инструменты власти (там же, с. 123 - 126).

Отрыв политико-правовых отношений от отношений феодальной собственности, присущий представителям шотландской буржуазно-либеральной историографии, предопределяет и их подход к проблемам развития шотландских городов в XII-XIII веках. Авторы статей не проводят качественных различий между городскими поселениями "дофеодальной" (т. е. донормандской) эпохи и средневековыми городами как центрами ремесла и торговли. Они объясняют возникновение феодальных городов исключительно волеизъявлением королевской власти (пожалованием хартии). Поэтому не случайно развитие средневекового города в Шотландии относится ими к первой половине XII в. - времени правления Давида I, расширившего сферу действия феодального права. Важным показателем развитости экономики Шотландии XII-XIII вв. У. Скотт, Р. Зупко, У. Стивенсон считают наличие широкого денежного обращения примерно с середины XII века. Королевская власть в данном случае тоже выступает в роли главного созидательного начала (1979, N 2, с. 106 - 110).

Связывая развитие мелкотоварной экономики не с качественными изменениями в характере общественного производства, а лишь с отношениями распределения и обмена, авторы в конечном счете модернизируют процессы, происходившие в Шотландии в условиях перехода к развитому феодализму. Эти историки отмечают, что до XIII в. основным "источником денег" были шотландские города, а затем в этой роли выступила и деревня, где все большее распространение получала денежная рента. Тезис о повсеместном развитии денежного обращения в Шотландии приводит Скотта и У. Стивенсона к выводу о том, что пожалования земли в XIII в. представляли собой скрытую форму купли-продажи с целью спекуляции и обогащения светской и церковной знати и горожан. Большое значение оба автора придают "экономической активности" церкви, которая раньше всех усмотрела в земле выгодную сферу "приложения капитала" и получения "прибыли" (1979, N 2, с. 129 - 130; 1981, N 2, с. 100 - 108).

В журнальных статьях по городской тематике также прослеживается влияние концепции "выравнивания": их авторы создают модель развития Шотландии, постоянно примеряя ее к истории Англии. Это заметно проявляется и в трактовке социально-политического развития Шотландии эпохи развитого феодализма. В журнале нашла отражение полемика, развернувшаяся в историографии 60 - 70-х годов по поводу особенностей процесса централизации Шотландского государства и формирования сословно-представительной монархии. В ней приняли участие многие видные историки 8 . Расходясь во мнениях по второстепенным вопросам, представители либеральной историографии проявляют единство в том, что касается оценки уровня политического развития Шотландии накануне и в период войны за независимость в XIV веке. Так, Данкен и Бэрроу подчеркивают, что "мирный XIII век" стал для Шотландии не только периодом "быстрого экономического развития", но и временем, когда сформировалось "политическое единство" Шотландии и "национальная принадлежность" ее жителей (1966, N 2, с. 184; 1976, N 2, с. 153 - 169). Война с Англией, посягнувшей на суверенитет и независимость Шотландского государства, закрепила те тенденции, которые проявились в его социально-политической жизни на полстолетия раньше.

В статьях Данкена, Р. Николсона, Бэрроу, Симпсона, Р. Нормана и др. постоянно проводится мысль о стабильности центральной политической власти в ХIII-XIV веках. При исследовании проблемы возникновения парламента подчеркивается прежде всего его "договорная" основа, функции соглашения, примирения интересов королевской власти с баронами и церковными феодалами. Истоки возникновения парламента Данкен видит в собраниях церковной и феодальной знати, которые стали регулярны-


8 См. Barrow G. Robert Bruce and the Community of the Realm of Scotland. Lnd. 1965; Duncan A. The Community of the Realm of Scotland and Robert Bruce. - SHR, 1966, N 2; Nicholson R. David II, the Historians and the Croniclers. - Ibid, 1966, N 1.

стр. 157


ми с середины XII в. (1966, N 1, с. 36 - 38). Однако, по мнению большинства историков, о формировании парламента как сословно-представительного органа следует говорить лишь с периода войны за независимость 1296 - 1328 годов. Изучая социальный состав и функции шотландского парламента XIV в., Бэрроу и Данкен приходят к мнению, что деятельность его в значительной мере обусловливалась необходимостью консолидации шотландского народа перед угрозой феодальной экспансии Англии. Идея "сообщества", воплощенная в парламенте, существенно не влияла на его аристократический характер. Долгое время ведущую роль в этом органе играли прелаты и феодальные бароны (1966, N 2; 1976, N 2). Именно от них, как пишет Дж. Симпсон, исходило принятие решений, определявших политику Шотландского королевства (1977, N 1).

В связи с проблемами развития шотландской государственности авторы ряда статей (Николсон, А. Янг, У. Ламонт, Норман и др.) рассматривают вопрос о соотношении власти короля и феодальных баронов в период развитого феодализма (1966, N 1; 1978, N 2; 1981, N 2; 1982, N 2). Янг прямо заявляет, что традиционный для историографии взгляд на "разрушительную роль баронов" в истории Шотландского королевства давно нуждается в пересмотре (1978, N 2, с. 121). Основная мысль историков, изучающих эту проблему "заново", сводится к тому, что в XIII - первой половине XIV в. феодальные междоусобицы не угрожали центральной власти. Соперничавшие феодалы не преследовали цели подорвать принцип верховной власти короля, за исключением тех, кто выступал на стороне Англии или в роли "английских агентов" (1966, N 1. с. 33; 1978, N 2, с. 142; 1981, N 2, с. 160 - 161). В этой лояльности местных феодалов к королю авторы усматривают позитивную особенность политического развития Шотландского государства (в отличие от Англии) (1966, N 1; 1976, N 2, с. 168 - 169; 1982, N 2).

Используя в качестве аргумента объективную заинтересованность феодалов в сохранении верховной власти монарха, те же авторы стремятся доказать стабильность королевской власти в Шотландии в период складывания централизованного государства. Тем самым они стараются опровергнуть бытующее в британской историографии мнение, что в Шотландском государстве постоянно царила феодальная анархия.

Вместе с тем некоторые историки (А. Грант, К. Мэдден) признают, что начиная со второй половины XIV в. феодальные распри в стране значительно усилились. Феодальная знать в тот период составляла прослойку "наиболее влиятельных людей" в государстве, а короли стали испытывать "недостаток престижа и превосходства" (1978, N 1, с. 26 - 27; 1976, N 2, с. 172; 1981, N 2, с. 171 - 172).

Используя сравнительно-исторический метод, авторы приходят к выводу, что Шотландия и Англия переживали сходные трудности в процессе становления централизованного государства. Ослабление и усиление регулирующих функций центральной власти, ее экономическая роль рассматриваются ими, как правило, отдельно от эволюции феодальной собственности. Феодализм в такой интерпретации предстает как особый метод политического управления, главная цель которого - преодоление децентрализации власти. Отмечаемые авторами перемены в хозяйственной жизни деревни и средневекового города (см., напр., статью Дж. Доннелли - 1980, N 2) выступают в качестве экономического фона, на котором происходит эволюция политико-правового строя. Сам феодальный способ производства понимается как замкнутая структура, которая складывается из качественно не меняющихся элементов. Выражением этих взглядов может служить определение феодализма, содержащееся в книге А. Доджсона. Феодализм "в узком смысле слова" понимается им как система вассальных связей, а "в широком значении" - как "способ производства, в котором прибавочный труд держателя земли изымается посредством отработок и натуральной ренты" 9 .

Этот подход в полной мере проявляется в статьях и рецензиях по проблемам шотландской Реформации XVI в. (см. статьи Ли, М. Сандерсон, М. Линча, Дж. Еерка - 1965, N 2; 1973, N 2; 1975, N 2; 1980, N 1). В современной буржуазно-либеральной историографии реформационное движение 60 - 80-х годов XVI в. рассматривается как рубеж, отделяющий средние века от нового времени. В целом процесс шотландской Реформации, завершение которого историки относят к 80-м годам XVII в.,


9 Dodgshon A. Op. cit., p. 97.

стр. 158


трактуется как развитие "великой народной революции", соединившей в своих рядах представителей различных классов, "недовольных политической и религиозной обстановкой" в стране 10 .

Несмотря на определенные различия в оценках шотландской Реформации, авторы единодушны в объяснении ее социально-политического содержания. Стержнем развития реформационного движения они считают конфликт между церковными реформаторами и королем. По мнению одних исследователей, этот конфликт существовал с самого начала Реформации (Сандерсон, Стивенсон), по мнению других (Г. Доналдсон, Ли, Керк), он развивался постепенно, по мере того, как становилась очевидной несовместимость реформированной пресвитерианской церкви со "структурой иерархического общества" в феодальном государстве (1980, N 1, с. 25, 53). Главными действующими лицами и субъектами Реформации у авторов выступают идеологи пресвитерианской церкви. Социальным же группам, составлявшим лагерь реформаторов, отводится роль пассивных исполнителей, в лучшем случае - проводников новых идей.

В журнале широко обсуждается проблема воздействия Реформации на развитие шотландской экономики в первой четверти XVII века. В центре полемики находится вопрос о том, правомерно ли применять известный тезис М. Вебера о возникновении "капиталистического духа" из этики протестантизма к Шотландии конца XVI - начала XVII века 11 . Большинство буржуазно-либеральных историков отрицает связь между идеологией протестантизма и зарождением капиталистических отношений в Шотландии. Объединяя подход Вебера с концепцией известного английского историка Р. Тоуни (о взаимообусловленности социально-экономических изменений в конце XVI - начале XVII в. и кризиса абсолютизма), авторы ряда статей стремятся доказать их неприемлемость для изучения проблемы происхождения шотландского капитализма.

Характерно, что попытки некоторых историков установить взаимосвязи между социально-экономическими сдвигами, происшедшими в Шотландии в ходе Реформации, и особенностями религиозно-политической борьбы в первой трети XVIII в. не встречают поддержки у редакции журнала 12 . Ли предлагает вообще "похоронить тезис Вебера - Тоуни раз и навсегда" и таким образом избавиться от "соблазнительных упрощений" (1965, N 2, с. 143). Выражая господствующее в буржуазно-либеральной историографии мнение, Т. Дивайн и Лит утверждают, что пресвитерианская религия в конце XVI - начале XVII в. не только не содействовала развитию экономики Шотландии, но, наоборот, воздвигала определенные препятствия на ее пути (1971, N 2, с. 93).

Анализ проблемы генезиса капитализма авторы статей подменяют исследованием факторов экономического роста и поиском стимулов прогресса в хозяйственной жизни Шотландии. Идеи экономического прогресса, как они полагают, исходили главным образом от "королевского абсолютизма". Аргументом для них служит положение о "стабильности" как основном условии и критерии прогресса. По мнению многих историков (Доналдсона, Дивайна, Лита, Ли и др.), именно абсолютистская монархия (в начале XVII в.) сумела обеспечить внутреннюю и внешнюю стабильность государства после подавления феодальных междоусобиц и заключения прочного мира с Англией. Экономическая активность абсолютистской власти выступает в качестве решающего фактора, который способствовал перестройке системы землевладения, росту продуктивности сельского хозяйства, развитию мануфактурного производства, расширению внешней торговли в Шотландии начала XVII в. (см. статьи Дж. Доу, Дивайна, Лита, Ли, Ф. Шоу, И. Коуэна - 1969, N 2; 1971, N 2; 1976, N 1; 1977, N 1; 1979, N 2). В целом абсолютизм характеризуется как эффективный метод политического управления, позволивший добиться политической и социальной консолидации Шотландского государства.

Апология абсолютистской монархии достигает кульминации, когда авторы статей пишут о личности короля Якова VI (I), соединившего в своих руках неограниченную


10 Smout T. A History of the Scottish People, 1560 - 1830. Lnd. 1972, p. 49.

11 В новейшей литературе положительный ответ на этот вопрос дается в кн.: Marchall G. Presbyteries and Profits. Calvinism and the Development of Capitalism in Scotland, 1560 - 1707. Oxford. 1980; см. рец. Стивенсона (SHR, 1981, N 2, pp. 187-191).

12 См. рец. Стивенсона на кн.: Me Key W. The Church of the Covenants, 1637-1651. Revolution and Social Change in Scotland. Edinburgh. 1979 (SHR, 1982, N 1).

стр. 159


власть в Шотландии и Англии 13 . Шотландский король изображается историками как "человек необычайного дарования и проницательности". "Мудрый монарх, - пишет Доналдсон в своей монографии, - избегал конфликта и стремился управлять путем умиротворения, согласия и сотрудничества" 14 . Особой заслугой короля М. Энрайт считает его приверженность "кельтской традиции", "древним" институтам власти, восторжествовавшим в абсолютистской монархии после заключения англо-шотландской унии 1603 г. (1976, N 1, с. 31 - 40), которая оценивается авторами как исторический идеал для современного процесса деволюции власти.

Активизация буржуазно-либеральных исследований по истории Шотландии позднего средневековья на страницах журнала не привела, однако, к принципиальным изменениям в подходе к изучению основополагающих проблем этого периода. Акцентируя внимание на политических и социально- психологических аспектах развития шотландского общества, авторы статей оставляют открытыми вопросы о классовой природе абсолютизма и исторических условиях, сопутствовавших появлению этой своеобразной формы государства. Социально-экономическая история, к которой современная шотландская историография проявляет значительный интерес, фактически сводится к рассмотрению демографических процессов и рыночно-конъюнктурных колебаний в хозяйственной жизни Шотландии. Эти вопросы исследуются, как правило, в отрыве от политической борьбы. Журнал "Scottish Historical Review" поддерживает некоторые позитивные тенденции современной буржуазно-либеральной историографии. Публикуемые в нем статьи способствуют преодолению традиционных представлений о Шотландии как "дикой" и "нищей" стране, укоренившихся в британской исторической науке. Вместе с тем этот пересмотр истории Шотландии осуществляется с субъективно-идеалистических позиций и противостоит принципам диалектико- материалистического понимания истории 15 . Сознательный отказ от использования методов классового анализа в подходе к изучению основных проблем шотландской истории в конечном счете приводит авторов журнала к повторению прежних ошибок и заблуждений.


13 эта тенденция современной буржуазно-либеральной историографии к возвеличению роли Якова VI (I) в истории Шотландии и восхвалению абсолютистской монархии конца XVI-начала XVII в. была замечена самими историками, сотрудничающими в журнале. См. рец. Р. Эштона на кн.: Lee M. Government by Pen: Scotland under James VI and Edinburgh. 1980 (SHR, 1982, N 1, pp. 84 - 85).

14 См. рец. Р. Канта на кн.: Donaldson G. Scotland: James V - James VII (SHR, 1966, N 2, p. 208); см. также статью Ли (1976, N 1, pp. 52 - 53).

15 Один из видных шотландских либеральных историков, М. Грей, признает, что "марксистский метод мышления действительно дал стимул к изучению особых исторических ситуаций", однако он считает, что марксистские идеи не должны применяться к "фопмам локального опыта". См. его рец. на кн.: Carter I. Farm Life in North-East Scotland, 1840 - 1914. Edinburgh. 1979 (SHR, 1981, N 1, p. 82).

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/Обзоры-ПРОБЛЕМЫ-ИСТОРИИ-ШОТЛАНДИИ-В-SCOTTISH-HISTORICAL-REVIEW

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. И. Зверева, Обзоры. ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ШОТЛАНДИИ В "SCOTTISH HISTORICAL REVIEW" // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 28.07.2018. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/Обзоры-ПРОБЛЕМЫ-ИСТОРИИ-ШОТЛАНДИИ-В-SCOTTISH-HISTORICAL-REVIEW (date of access: 29.11.2020).

Publication author(s) - Г. И. Зверева:

Г. И. Зверева → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
624 views rating
28.07.2018 (855 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Окна. Пластиковые или деревянные?
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Какие преимущества у пластиковых окон перед металлическими и деревянными?
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Абдельазиз Бутефлика
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
Тевтонский орден на Ближнем Востоке в XII-XIII вв.
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
В. БЕНЕКЕ. Военное дело, реформы и общество в царской России. Воинская повинность в России. 1874-1914
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
Обычай взаимопомощи в Дагестане в XIX - начале XX в.
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
Дагестан и отношения России с Турцией и Ираном во второй половине 70-х гг. XVIII в.
Catalog: История 
13 days ago · From Казахстан Онлайн
"Пражская весна" и позиция западноевропейских компартий
Catalog: История 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
Эссад-паша Топтани
Catalog: История 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
Становление и развитие народного образования в Саудовской Аравии в XX в.
16 days ago · From Казахстан Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·1244 days ago

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Обзоры. ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ШОТЛАНДИИ В "SCOTTISH HISTORICAL REVIEW"
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2020, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones