Libmonster ID: KZ-2166

А. Д. САВАТЕЕВ

Доктор исторических наук

Институт Африки РАН

Ключевые словаарабские революцииглобализацияарабо-мусульманская культураРоссияроссийская политическая элита

В арабских так называемых революциях (которые точнее следовало бы именовать мятежами, переворотами, антиавторитарными выступлениями, может быть - восстаниями) отразились, с одной стороны, процессы глобализации в их западном варианте и, с другой, традиционные парадигмы исламской цивилизации. Их причудливое взаимодействие, которое проявляется как в противоборстве, так и симбиозе, соперничестве и взаимной адаптации, пожалуй, с большей доказательностью, чем любые иные критерии, способно объяснить причины и суть потрясений, переживаемых арабскими странами. Тем более, что взятые по отдельности экономические, социальные, демографические и даже политические факторы, как показывает детальный анализ, проведенный непосредственными свидетелями событий в Каире в январе 2011 г. - российскими исследователями д.и.н. А. В. Коротаевым и к.и.н. Ю. В. Зинькиной1, не могут дать исчерпывающего ответа на вопрос о предпосылках выступлений в этих североафриканских странах, выделяющихся своим относительным благополучием на общем фоне мусульманского мира.

Арабская Африка и Ближний Восток, превратившиеся в зону бурных антиправительственных выступлений, давно являются частью глобального мира, реальность которого определяется в значительной мере действием современных средств массовой коммуникации - Интернета, телевидения, газет и радио. Господствующие в них западные социокультурные образы и модели поведения (в частности, демократия в ее формальном выражении, упор на закон как тотальное средство разрешения всех вопросов, соблюдение прав человека в ущерб обязанностям перед обществом) идут вразрез со сложившимися в местной среде установками - традиционной морали, веры, коллективного мировосприятия. Они противоречат также эмоциональным ценностным характеристикам, существующим нормам и, наконец, общению.

Западная политическая и правовая культура в наибольшей степени отвечает идеалам и стремлениям молодой, образованной части арабского общества - часто тем людям, которые, имея высшее образование, в т.ч. полученное за рубежом, остаются невостребованными на родине в силу безработицы и винят в этом (вполне справедливо), прежде всего, традиционные порядки и власть, не ценящую их как специалистов.

Стремление к обновлению, динамизм - качества, присущие молодежи, которые подхлестываются отсутствием основных социальных обязанностей вследствие безработицы и невозможности создать семью из-за непомерной стоимости женитьбы. Свое будущее они связывают с выходом за пределы доминирующих - исламских - социально-политических и культурных условий, с заменой моральной, ценностной шкалы на формально-правовые, западные стандарты отношений в обществе.

ЗАСТОЙ "ПО-ВОСТОЧНОМУ"

В связи с этим отвергаются многие ценности восточного общества, которые, особенно властные отношения, начинают восприниматься (в значительной мере оправданно) как отсталые, консервирующие застой, несовместимые с развитием - в первую очередь экономическим. Воплощением застоя видится верховный правитель, идеалом - западная, прежде всего американская, правовая и политическая культура. Но конечным результатом становится размывание фундаментальных, цивилизационных основ бытия индивида и общества, постепенно перерастающее в отказ части образованной молодежи от отечественных ценностей во имя западных. Этим людям значительно проще выйти на улицу, чтобы потребовать ухода национального лидера: "Надоел!"

Однако каковы нравственные установки, ценностные и деловые устремления тех бунтующих молодых, которые вышли на улицы Туниса и Каира, Бенгази и Саны? Кто они? Бессребреники, жажду-

стр. 7

щие справедливости, свободы и равенства для всех, прежде всего обиженных и угнетенных? Циники и карьеристы, почувствовавшие слабость власти и надеющиеся при поддержке Запада сами стать правителями? Маргиналы, которым нечего терять, кроме своей нищеты, и потому охотно включающиеся в беспорядки, надеясь в этой "мутной воде" обрести, наконец, почву под ногами? Хладнокровные злодеи, жаждущие вырвать свой кусок собственности и власти во имя собственных эгоистических интересов, за пределами которых их ничто не интересует, в том числе и общественная цена их личного благополучия? Очевидно, ответа на эти вопросы получить не удастся: подобные исследования не проводились.

С полным основанием можно предположить, что в массе протестовавших и взявших в руки оружие, чтобы свергнуть своего правителя, - будь то ливийцы, египтяне, сирийцы или йеменцы, неизменно присутствуют все вышеупомянутые категории людей. Вероятно, решение вопроса в том, какая из этих групп станет в будущем преобладать во властных структурах, определяя государственную политику, будет зависеть, во-первых, от степени организованности (если организационные структуры существуют) и консолидированное™ данной группы; во-вторых, от ее нацеленности (презирающей любые сдерживающие нормы) на власть; в-третьих, от поддержки широких слоев населения.

В ходе революции, как это убедительно доказал наш соотечественник Питирим Сорокин на примере русской революции 1917 года, происходит деморализация общества, рушатся практически все нравственные устои, ослабевают стимулы к труду, дезорганизуется хозяйственная деятельность и, самое главное, гибнет лучшая часть общества - наиболее честные, бескомпромиссные, мужественные и открытые люди, принимающие на себя ответственность за происходящее в своей стране. Наверх выдвигаются самые ловкие и беспринципные, обладающие отточенными адаптивными способностями, подгоняющие достижения революций под себя2. В этом ряду, на наш взгляд, и высказывание министра обороны Египта М. Х. Тантави, перешедшего на сторону восставших. В ответ на отчаянный упрек уходящего президента Хосни Мубарака в том, что всей свой карьерой тот обязан ему, президенту Египта, он заявил: "Да, это так. Но Египет мне дороже!"3

На первый план в Ливии, Сирии, Йемене, Бахрейне выходят те, кто готов реализовать собственные либеральные ожидания, не останавливаясь даже перед прямым предательством интересов своей страны, своего общества и государства. Глобальная система насаждения демократии силой, осуществленная НАТО в Ливии под предлогом "защиты мирного населения" и явно намечаемая в отношении Сирии, позволяет категории местных либералов - циников, карьеристов и стяжателей - оправдывать свои действия "восстановлением прав человека, созданием правового государства" и т.д.

Глобалисты, со своей стороны, преподносят примеры освобождения от любых нравственных норм. По свидетельству директора Института Африки РАН А. М. Васильева, в ноябре 2010 г. на встрече лидеров Африканского Союза с главами Евросоюза в Триполи последние заискивали перед Муаммаром Каддафи4, а уже через 3-4 месяца начали бомбить города Ливии, охотиться за ливийским лидером...

Отбросив такие сковывающие морально-нравственные ориентиры и нормы общества, как сострадание, взаимопомощь, уважение к старшим, честь, мужество, защита отечества, и подменив их другой - легальной или правовой системой регулирования поведения, либеральная, ориентированная на Запад часть образованной молодежи порывает с традициями исламского общества.

ЧТО ТАКОЕ АЛЬ-ФИТНА?

При этом, взывая к Западу и НАТО о помощи (о чем недвусмысленно говорят плакаты на английском), заявляя о своих демократических намерениях, арабские революционеры пытаются сбросить надоевших за десятилетия своих руководителей, обросших связями, утративших контакты с обществом, во многом коррумпированных и т.д., теми привычными способами, которые, напоминает петербургский арабист Е. И. Зеленев, именуются термином аль-фитна (смута) и которые сводятся к свержению политической верхушки под за-

стр. 8

кулисным руководством неких внешних сил5.

Алъ-фитна как явление весьма распространено в истории практически всех стран региона и представляет собой устойчивую форму политической борьбы. Термин алъ-фитна встречается в Коране 35 раз и всегда в отрицательном значении. Его можно перевести как "соблазн", "безумие", "заблуждение", "мятеж", "смута", "восстание".

Что такое смута в арабской политической практике? Это массовые выражения протеста против существующей власти людей различной социальной принадлежности и политических убеждений, с которыми официальные власти не в состоянии справиться. Возникающая политическая неопределенность развития событий призвана скрыть интересы и цели закулисных политических фигур, нередко пытающихся манипулировать сознанием и действиями участников событий: термин алъ-фитна, в первую очередь, характеризует состояние сознания вовлеченных в события негодующих масс. Попытки влиятельных лиц направить стихию протеста в нужное русло также составляют особый аспект аль-фитны.

В любом случае, алъ-фитна расценивается как зло, в борьбе с которым оправданы все средства, включая уничтожение носителей смуты. Впервые под таким названием в историю исламского мира вошли события 656-661 гг., когда в халифате развернулась ожесточенная схватка за верховную власть.

Тем не менее, в каждой из стран, где вспыхнули антиавторитарные выступления, есть своя специфика, анализ которой выводит на поверхность факторы цивилизационного свойства. Так, в Ливии выступления против Муаммара Каддафи неслучайно начались в восточной части страны - Киренаике. Эта область - вотчина мусульманского духовно-религиозного ордена Санусийа, созданного авторитетным североафриканским улемом Мухаммадом ас-Сануси в первой половине XIX в. Социально консолидированный, воспринявший ряд ваххабитских идей, в частности - воссоздания раннеисламского государства, орден оказал упорное сопротивление французским и итальянским колонизаторам (1901-1912, 1916-1918 гг.), подробно описанное рядом ученых6. Во Второй мировой войне орден выступил на стороне союзников, с согласия которых в 1951 г. тогдашний его лидер Идрис ас-Сануси, потомок Мухаммада ас-Сануси, провозгласил себя королем Ливии. Но уже в 1969 г. он был свергнут группой офицеров во главе с будущим лидером ливийской революции М. Каддафи.

Обращает на себя внимание сдержанность исламистских организаций (за исключением египетских "Братьев-мусульман"), которые, казалось бы, должны были воспользоваться смутой, чтобы перехватить инициативу и привести к власти своих людей. Тем не менее, в конфликты, по большому счету, ни одна из довольно многочисленных групп, если не считать разрозненные выступления исламистов в Алжире, не вмешалась. Запоздалые заявления представителей "Аль-Каиды", пожалуй, только подтверждают предположение о цикличности развития исламистских идей.

Пока можно констатировать, что начало антиавторитарных выступлений в арабском мире оказалось неожиданным как для Запада, так и для исламистов. Вполне возможно, что после серьезных потрясений в охваченных смутой государствах произойдут изменения формально демократического характера. Однако едва ли они приобретут необратимый характер - стоит только вспомнить "исламскую революцию" в Иране: цивилизационной основой в этих регионах был и остается ислам, и он, безусловно, еще вернет свои позиции.

Вмешательство Запада на стороне ливийских повстанцев, которым НАТО ясно заявило о своих намерениях очистить "цивилизованный" мир от "нецивилизованных элементов" в лице режимов Муаммара Каддафи и Башира Асада, резко изменило ход и сущность антиавторитарных выступлений: отныне они утрачивают право именоваться общенародными, а стоящие во главе их силы все больше уподобляются коллаборационистским режимам Второй мировой войны, предавшим интересы своего отечества.

стр. 9

С другой стороны, при всей авторитарности фигура Каддафи, особенно учитывая его мученическую гибель, неизбежно перерастает в образ "несгибаемого борца за национальные интересы" единой Ливии, а сопротивление ливийцев НАТО приобретает справедливый характер.

Непримиримость же Запада свидетельствует о его стремлении к новому геополитическому гегемонизму, в рамках которого наиболее твердо отстаивающим свои позиции народам, в том числе арабским, отказано в праве именовать себя "просвещенными", "современными", "цивилизованными"7.

УРОКИ "АРАБСКОЙ ВЕСНЫ"

И, наконец, самое главное: как антиавторитарные выступления в арабских странах проецируются на Россию, какие уроки должны извлечь из происходящего на Ближнем Востоке наша востоковедная наука, общество и политическая элита?

События на Арабском Востоке явно свидетельствуют, что мир вступил в такую фазу эволюции, где решающую роль играют новые формы социальной и политической организации. На первый план выдвигаются массовые, стихийно возникающие объединения граждан, связанные не столько профессиональными, классовыми или экономическими интересами, сколько культурными, общими символами и представлениями о справедливости, долге, власти, обществе.

Партийные и профсоюзные организационные структуры, это очевидно, отходят на второй-третий план. Возникающие социальные структуры - порождение гражданского общества, пусть и в стихийных формах. Их деятельности способствуют новые механизмы, технологии гражданского объединения - социальные Интернет-сети, однако они приобретают эффективность только в том случае, если их посетителями являются духовно и культурно родственные люди, объединенные общими переживаниями и политическими, культурными взглядами. Этот совокупный феномен предстоит серьезно изучать нашей общественной мысли, не замыкаясь в рамках какого-то одного научного подхода. Здесь очевидна необходимость использования междисциплинарных методов.

Что касается уроков для российской политической элиты, она должна на примере этих событий окончательно осознать: слабых бьют! Бьют, невзирая на то, каков политический порядок в данной стране - демократический или авторитарный.

К сожалению, если судить по действиям и заявлениям российского политического руководства, в данном случае у него нет твердой позиции. Достаточно вспомнить голосование в Совете Безопасности ООН о закрытии воздушного пространства над Ливией, где Россия, как его постоянный член, не воспользовалась правом вето в этом вопросе. А НАТО своей бесцеремонностью еще раз подтвердило, что суть этой военно-полицейской организации осталась прежней. Более того, по просьбе (требованию?) НАТО Россия направила в Ливию своего спецпредставителя, чтобы убедить сопротивляющегося полковника сдаться на милость победителю.

В тех же арабских и африканских государствах наверняка теперь обсуждают вопрос о целесообразности поддержания тесных отношений с бывшей мощной державой и ее политической элитой, быстро утрачивающей авторитет. Очевидно, высказываются и сомнения в основательности политиков, действия которых порой вызывают подозрения по части просчитать наперед их последствия... Увы, справедливость этих рассуждений подтверждают заявления некоторых заокеанских ответственных лиц о том, что, дескать, и Россия дождется своей "революции арабского разлива"...

Но уже сейчас очевидно - российским компаниям придется забыть о миллиардах долларов, которые можно было заработать на различных проектах при Каддафи. А потери в Египте и других странах региона, откуда нас тоже усердно вытесняют наши западные "друзья", не забывая трещать про "перезагрузки" в отношениях с Россией? Кто ответит за эти то ли промахи, то ли результаты слабости?

Мы утрачиваем влияние в этом важном регионе, лишаемся поддержки ряда арабских и других государств, как и доступа к столь нужным нам природным ресурсам в этом регионе.

Да, приходится признать справедливость утверждений покойного ученого-политолога А. С. Панарина о том, что российская политическая элита в значительной мере утратила понимание национальных интересов и роли России8.

1 Коротаев Л. В.Зинькина Ю. В. Египетская революция 2011 года. Структурно-демографический анализ // Азия и Африка сегодня. 2011, N 6,7.

2 Сорокин П. А. Социология революции. М., Астрель, 2008. Он же дает нелицеприятные типичные портреты псевдореволюционеров, выделяя три типа: "эстето-садисты", "спекулянты и тартюфы революции", "Бобчинские и Добчииские революции". Не имея возможности подробно раскрыть содержание этих метафорически поименованных групп, все же осмелюсь засвидетельствовать определенную близость русских революционеров с арабскими.

3 Васильев А. М. Цунами революций не спадает // Азия и Африка сегодня. 2011, N 6. С. 7.

4 Васильев А. М. Цунами революций: новые геополитические реалии. М., Институт Африки РАН, 2011. С. 11.

5 Зеленев Е. И. Арабская политическая культура: смута как форма политической борьбы // "Модернизация и традиции": XXVI международная конференция по источниковедению и историографии стран Азии и Африки. 20-22 апреля 2011 г. Тезисы докладов. СПб., 2011. С. 23 - 25.

6 См.: Саватеев А. Д. Мусульманские духовные ордены в Тропической Африке. М., XXI век - Согласие, 1990. С. 86-91; Evans-Pritchard E. The Sanusi of Cyrenaica. Oxf., 1964; Triaud J.-L. Tchad, 1900-1902: Une guerre franco-libyenns oubliee? Une confrerie musulmane, la Sanusiya face a la France. P.. 1987; он же: La legende noire de la Sanusiyya. Une confrerie musulman saharienne sous le regard francais (1840-1930). P., 1995; Djian J. Etude sur les Senoussites et leurs actions dans le Centre africain // Islam et societes au Sud du Sahara. 1991, N 5; 1992, N 6.

7 См., например: Панарин А. С. Правда железного занавеса. М., 2006.

8 Панарин А. С. Народ без элиты. М., 2006.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/-АРАБСКАЯ-ВЕСНА-СИМБИОЗ-ГЛОБАЛИЗАЦИИ-И-ИСЛАМСКИХ-ТРАДИЦИЙ

Similar publications: LKazakhstan LWorld Y G


Publisher:

Цеслан БастановContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Ceslan

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Д. САВАТЕЕВ, "АРАБСКАЯ ВЕСНА": СИМБИОЗ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И ИСЛАМСКИХ ТРАДИЦИЙ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 10.09.2023. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/-АРАБСКАЯ-ВЕСНА-СИМБИОЗ-ГЛОБАЛИЗАЦИИ-И-ИСЛАМСКИХ-ТРАДИЦИЙ (date of access: 25.06.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. Д. САВАТЕЕВ:

А. Д. САВАТЕЕВ → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Цеслан Бастанов
Atarau, Kazakhstan
345 views rating
10.09.2023 (289 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Kazakhstan, as a country with a developing economy, attracts the attention of not only investors but also gambling operators. The regulation of casinos in Kazakhstan has its unique features and aims to balance the economic benefits with the social risks associated with gambling. This article explores the key legislative acts and regulations governing casino activities in Kazakhstan and recent changes in this field.
Catalog: Право 
4 hours ago · From Қазақстан Желіде
СССР и восток. КАЗАХСКИЙ СЛЕД В ТУРКМЕНСКОМ ПОВСТАНЧЕСКОМ ДВИЖЕНИИ (март-сентябрь 1931 г.)
6 hours ago · From Alibek Kasymov
Государство на востоке. К ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИМВОЛИКИ И ЦЕРЕМОНИАЛА МОНГОЛОВ
6 hours ago · From Alibek Kasymov
Россия и Восток. ТОРГОВЛЯ РОССИИ СО СТРАНАМИ ЮВА В XIX в.
22 hours ago · From Alibek Kasymov
ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
22 hours ago · From Alibek Kasymov
СТРАНЫ ВОСТОЧНОЙ АЗИИ И СТЕПЕНЬ ОСВОЕНИЯ ИМИ "НОВОЙ ЭКОНОМИКИ"
Yesterday · From Alibek Kasymov
ТАЙВАНЬ – МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ
Yesterday · From Alibek Kasymov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.KZ - Digital Library of Kazakhstan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

"АРАБСКАЯ ВЕСНА": СИМБИОЗ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И ИСЛАМСКИХ ТРАДИЦИЙ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: KZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Kazakhstan ® All rights reserved.
2017-2024, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android