BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: KZ-1434
Author(s) of the publication: В. Г. Дацышен

Share this article with friends

"На вид он очень тщедушный, моргает слезливыми глазами и, вообще, не производит впечатления в свою пользу" 1 . Так по описанию российских дипломатов выглядел цзянцзюнь (генерал- губернатор) китайской провинции Хэйлунцзян Шоу Шань. Но за невзрачной внешностью стоял энергичный чиновник и военачальник, одна из самых ярких личностей среди китайских чиновников провинциального уровня конца XIX века.

Шоу Шань родился в 1858 г. в городе Айгуне в знатной маньчжурской семье. Его род сохранял и продолжал традиции маньчжурского народа, сумевшего покорить в XVII в. огромный Китай. В середине XIX в., когда страна переживала острейший экономический и политический кризис, маньчжурам опять было суждено сыграть важную роль в истории Китая. Они оказались защитниками конфуцианских устоев, верными союзниками китайского крестьянского ополчения. Далекие земли Северо-востока явились надежным тылом Пекина для восстановления единства страны.

Активным участником всех событий середины XIX в. был отец Шоу Шаня - Фуминга. Во время восстания тайпинов он был генерал-губернатором провинции Цзянсу. На этом посту со своей главной задачей - борьбой с революцией, он справился успешно. Получив назначение на пост генерал- губернатора провинции Цзилинь, расположенной в центре Маньчжурии, Фуминга направил всю свою энергию на наведение порядка в знаменном сословии 2 . После 10 лет пребывания в должности цзилиньского цзянцзюня, он вышел в отставку по болезни и вернулся на родину, в город Айгунь.

Родной город Шоу Шаня находился на самом краю огромной империи. Но его особое место и значение в истории Цинского Китая, а также атмосфера, царившая там во второй половине XIX в., оказали решающее влияние на мировоззрение молодого человека. Айгунь был основан маньчжурами как форпост Цинской империи на Амуре во время Албазинской войны 3 . В конце XVII в. этот город был даже центром провинции Хэйлунцзян, а затем стал постоянной резиденцией амбаня (фудутуна) - военного губернатора области. Постепенно Айгунь превратился в типичный китайский провинциальный городок, каковым и увидели его русские в середине XIX века: "Улица напомнила нам Москву, переулки, все кривые и узкие до невозможности, перенесли нас туда целиком. Направо и налево лавки, лавки сплошь, в изумительном количестве" 4 .

Именно в Айгуне два генерал-губернатора, Муравьев и И Шань, установили в 1858 г. новую линию русско-китайской границы. Родной город Шоу Шаня, отрезанный от остального Китая тайгой и горами, находился в ближайшем соседстве с Россией. Всего несколько верст отделяли Айгунь от столицы русской Амурской области - города Благовещенска. Вся дальнейшая история этого пограничного региона явилась сложным переплетением взаимовыгодного экономического сотрудничества и политического противостояния, чреватого постоянными конфликтами. Показателем такого противостояния являлась русофобия, постоянно отмечаемая русскими путешественниками, посещавшими приграничные районы: "стоит... проехать без сопровождения правительственного конвоира по городу или по большой дороге, как на вас посыпятся и град камней и поток ругательств. В особенности такой печальный факт имеет место в Айгуне, где прямо можно констатировать даже род какой-то ненависти к русским" 5 . Так, в атмосфере самых тесных и выгодных для китайцев отношений с Россией, которые, между тем никоим образом не снижали накала русофобских настроений, царивших в этом районе, формировалась сложная и противоречивая личность будущего генерала.


Дацышен Владимир Григорьевич - кандидат исторических наук, старший преподаватель Красноярского государственного педагогического университета.

стр. 152


Шоу Шань получил образование соответствующее его сословному статусу. В то время задачи обучения знаменных определялись лозунгом, выдвинутым еще в XVIII в. императором Цяньлуном: "Для нас, маньчжуров, самое главное дело: верховая езда, стрельба из лука и знание родного языка" 6 . В Айгуне было только одно училище для знаменных, с 3-х летним сроком обучения, но, очевидно благодаря домашнему воспитанию и самообразованию, Шоу Шань был достаточно подготовлен не только для военной карьеры, но и для занятия высших гражданских должностей.

Свою службу Шоу Шань начал в одном из пекинских ведомств. Затем был переведен в Цицикар - столицу своей родной провинции Хэйлунцзян. Переломным моментом в судьбе Шоу Шаня, как и всего Китая, стала японо-китайская война 1894 - 1895 гг., в которой Китай потерпел поражение. Оказалось, что коррупция и непрофессионализм пустили такие глубокие корни, что все помыслы и старания патриотов, пытавшихся на протяжении десятилетий восстановить былое величие страны, оказались тщетными. Не обошла война стороной и семью старого Фуминги. Шоу Шань вместе с младшим братом Юн Шанем, которому суждено было вскоре погибнуть в бою, отправились на фронт. Несмотря на все неудачи и поражения, в этой войне было немало примеров проявления воинской доблести и патриотизма со стороны представителей самых разных слоев китайского общества. Шоу Шань, воюя в должности тунлина (полковника), командовал отрядом в 5 лянцз 7 и показал себя умелым и храбрым командиром. После тяжелого ранения он вернулся домой, но слава героя войны ускорила его восхождение по служебной лестнице.

К поражению в войне различные слои китайского общества отнеслись по-разному. Простой народ в очередной раз убедился в бессилии и продажности своего руководства. Представители интеллигенции и правящих кругов Китая разделились на три лагеря. Большинство продолжало тешить себя идеей превосходства китайской культуры, способной "переварить" любых "варваров". Чиновники продолжали вести старый пассивный образ жизни, не забывая при этом о своем личном благополучии. Некоторая часть чиновников и интеллигенции требовала проведения радикальных реформ, самого широкого заимствования опыта западных стран и Японии. Но в конце XIX в. в стране было еще немало тех, кто был уверен, что можно возродить традиционный Китай, восстановить доверие между Цинской династией и китайским народом, вдохнуть в старые институты новый дух и восстановить былое величие страны. Шоу Шань был приверженцем именно этого пути.

После войны с Японией карьера Шоу Шаня складывалась успешно. Правительству были нужны молодые энергичные и честолюбивые люди, разделявшие позиции руководства страны. Очень помогла ему и помощь старого друга отца, Юй Лу, ставшего наместником столичной провинции Чжили. По ходатайству Хэйлунцзянского цзянцзюня Шоу Шань получил должность чжифу (начальника области) в старинном китайском городе Кайфыне. Но вскоре пришло другое назначение, опять в родные места. Шоу Шаня как хорошо зарекомендовавшего себя на должности командира "войск для обороны границы" назначили на должность Айгунского амбаня, или, как официально называлась должность военного губернатора области, фудутуна. Это назначение нарушало китайские традиции, не допускавшие занятия должностей чиновниками у себя на родине. Но с таким ходатайством выступил предыдущий амбань Цзин Ци. Когда он заболел, то попросил хэйлунцзянского цзянцзюня Энь Цзе назначить на его место именно Шоу Шаня. После смерти Цзин Ци Шоу Шань стал военным губернатором области и командиром китайских войск, расположенных на берегу Амура. Занимая этот пост, а вскоре возглавив и всю провинцию, он на некоторое время стал главным действующим лицом в китайском Приамурье.

Став фудутуном, Шоу Шань развернул бурную деятельность по укреплению границы с Россией и упрочению китайской власти в Северной Маньчжурии. Во-первых, он сделал ставку на наращивание военных сил. Шоу Шань принялся наводить порядок в вверенных ему войсках, а кроме того, поехал в Пекин со своим проектом новой армии для обороны границы. Правительство одобрило этот план и обещало ежегодно выдавать на содержание этой армии численностью 8 тыс. человек по 500 тыс. лян серебра 8 . Но Шоу Шань этих денег из Пекина так и не получил, ему было рекомендовано средства на создание новой армии, равно как и на другие военные преобразования, поискать на месте.

Заняв пост начальника пограничной области, Шоу Шань активно взялся за решение русско-китайских проблем и противоречий. Выросший на берегу Амура, он не только был в курсе всех проблем, но и был лично знаком со многими русскими, в том числе и с высшими представителями власти. И вообще, новый губернатор неплохо знал Россию и даже владел русским языком. Во время своей поездки в Пекин Шоу Шань не раз встречался с российским посланником М. Н. Гирсом. Но своей главной цели, добиться права свободного плавания

стр. 153


китайских судов по Амуру, достичь ему не удалось. Возвращаясь из Пекина, Шоу Шань посетил русские земли. Он встретился с представителями русской власти, в том числе и с Приамурским генерал-губернатором Н. И. Гродековым. Что касается контактов Шоу Шаня с властями Благовещенска, то они были постоянными, говорили даже о его дружбе с военным губернатором Амурской области Н. Н. Грибским и пограничным комиссаром Б. Л. Громбчевским. Но все дипломатические шаги Шоу Шаня успеха не имели, добиться каких-либо уступок от России не удалось.

Попытался Шоу Шань решить спорные проблемы и силовым путем. Самым больным вопросом на Амуре во второй половине XIX в. был Зазейский район, особый статус которого был закреплен Айгунским договором 1858 г., в котором говорилось: "Находящихся по левому берегу реки Амура от реки Зеи на юг, до деревни Холмордзинь, маньчжурских жителей оставить вечно на прежних местах жительства, под ведением маньчжурского правительства, с тем, чтобы русские жители обид и притеснений им не делали" 9 . Весь комплекс проблем и противоречий, связанных с этим районом, в конечном итоге сводился к одному принципиальному вопросу: чьи это земли? Русская сторона считала их своей территорией, на которой разрешено жить китайцам, китайская исходила из суверенитета Цинской династии в Зазейском районе. Вялотекущий конфликт иногда обострялся, как например в 1883 г., но обе стороны были осторожны и избегали решительных действий, хотя к концу XIX в. в этом районе на берегу Амура было поставлено 2 казачьих поста, а китайскую администрацию перестали допускать в маньчжурские селения. В 1899г. Шоу Шань попытался восстановить полный контроль над Зазейским районом и вооружить "зазейских маньчжур". В декабре этого года он даже выставил на левом, российском берегу Амура китайский военный пост, отправив туда регулярные войска. После отказа Шоу Шаня убрать их с русской территории, китайский отряд был обезоружен, арестован и передан китайской стороне.

Политика Шоу Шаня находила поддержку на различных уровнях власти, в том числе и у его непосредственного начальника, хэйлунцзянского цзянцзюня Энь Цзе. Этот старый маньчжур, много лет стоявший во главе провинции, не был столь энергичен и прямолинеен как молодой Шоу Шань. Но, будучи более гибким и склонным к компромиссам, он постоянно укреплял свой регион. С 1892г. Энь Цзе неоднократно обращался в Пекин, доказывая политическую необходимость китайской колонизации приамурских земель, даже в ущерб интересам знаменного сословия. В 1896г. императорским указом подтверждалась необходимость заселения провинции Хэйлунцзян, а в 1899 г., при активном участии Шоу Шаня, цинское правительство приняло решение о колонизации земель, расположенных вдоль Амура. Энь Цзе оказал поддержку айгунскому фудутуну и вскоре ходатайствовал о назначении его своим заместителем. В январе 1900 г. Энь Цзе умер, и Шоу Шань был назначен исполнять обязанности цзянцзюня. Это назначение явилось прямым нарушением традиций и правил, устоявшихся в китайской чиновничьей системе. Претендентом на должность цзянцзюня был футудутун главного города провинции, который к тому же был старше по службе и состоял в родстве с императорской фамилией. Но в Цицикар переехал Шоу Шань, это говорило о том, что в китайском руководстве сделали ставку на него и связывали с ним определенные надежды.

Русские встретили новое назначение в Цицикар с тревогой, но без особой опаски. В феврале с Шоу Шанем неоднократно встречался дипломатический чиновник на правах консула в Северной Маньчжурии В. Ф. Люба, а также представители КВЖД. На первых порах новый цзянцзюнь старался показать свою лояльность к русским, заинтересованность в сотрудничестве с ними. В. Ф. Люба писал в Хабаровск: "...с ним можно будет ужиться, если только он не даст волю своей горячности и энергии ... Шоу Шань желает подтянуть и здешнее чиновничество, что уже прямо в наших интересах" 10 .

На новом посту Шоу Шань бросил все свои силы на наведение порядка в провинции и на борьбу с коррупцией. Он отстранил от дел и лишил многих регалий одного из самых богатых и влиятельных людей в Маньчжурии - Чжоу Мяня, главноуправляющего Мохэшанскими золотыми приисками. Не смущало Шоу Шаня то, что последнего на эту должность поставил некогда всесильный Ли Хунчжан, не испугало то, что находился он под покровительством русских, да и справлялся Чжоу Мянь со свими обязанностями неплохо. Шоу Шаню удалось вскрыть огромные денежные недочеты на приисках, и главноуправляющий, снятый со своего поста, перешел на службу в Общество КВЖД, возглавив Лесопромышленную компанию.

Борьба Шоу Шаня с хищениями и коррупцией не означала того, что он хотел искоренить эти явления из жизни провинции. Это сделать было просто невозможно, так как данные явления лежали в основе государственной системы. Например, фудутун получал из казны 120 лян в год, причем на эти деньги он должен был еще и содержать свою канцелярию, а только взятка-подарок за назначение на эту должность составляла 5 - 7 тыс. лян. Сам Шоу Шань жил

стр. 154


по правилам этой системы, например, будучи айгунским фудутуном он заказал Громбчевскому золотые часы с бриллиантами в 4 тыс. рублей для цзянцзюня. Новый цзянцзюнь пытался остановить дальнейшее разложение страны, борясь с крайними проявлениями коррупции, попутно решая политические задачи и убирая неугодных ему людей.

Принципиальная позиция Шоу Шаня и его личные качества полностью раскрылись и во многом определили ход событий в Северной Маньчжурии летом 1900г., в критическое и переломное для Китая время "Боксерского восстания". В мае этого года европейские войска начали вооруженную борьбу с антихристианским движением "Ихэтуань" в столичной провинции Чжили. В ответ на это императорским указом было объявлено о состоянии войны со странами-агрессорами.

Война Пекина отнюдь не означала войны всей страны. Дальнейший ход событий в различных частях империи определялся местными условиями и личной позицией провинциальных властей. Например, наместники и губернаторы юго-восточных провинций игнорировали императорский указ о войне с державами и даже скрыли его от населения. Те сановники, которые хотели выполнить этот указ и вступить в войну с иностранцами, отправились воевать на север.

Провинция Хэйлунцзян находилась далеко от столицы Китая, но драматические события, разыгравшиеся в Чжили, вызвали горячий отклик и у самого генерал-губернатора, и у населения провинции. Распоряжения из Пекина приходили с опозданием, информация с мест событий сильно искажалась, и вообще, Шоу Шань получал самые противоречивые указания. С середины июня стали приходить приказы из столицы о необходимости войны с иностранцами, в которых однако не было четких и ясных указаний по поводу этой войны. Пекин требовал "придумать все средства помочь государству" и предупредить внешних врагов от удовлетворения их притязаний в Китае 11 . В то же время Шоу Шань получал письма от Ли Хунчжана, советовавшего не портить отношений с русскими. Фудутун Мукдена Цзинь Чан настаивал на немедленном открытии совместных военных действий. Чан Шунь, генерал-губернатор соседней провинции Цзилинь, под разными предлогами убеждал не начинать войны. В этой ситуации Шоу Шань выбрал тот образ действий, который диктовался складывающейся обстановкой, но в еще большей мере соответствовал его характеру и жизненным принципам.

Война в Чжили была воспринята как борьба Китая за свою независимость, более того, в этой борьбе простой китайский народ объединился с маньчжурской Цинской династией. Шоу Шань остаться в стороне не мог, с начала июня он приступает к военным приготовлениям, точнее проводит их более масштабно и целенаправленно. Войска провинции были приведены в боевую готовность к 15 июня, еще за 3 дня до получения приказа об этом из Пекина. Очевидно, толчком к этому послужила начавшаяся 11 июня мобилизация в Приамурском военном округе, первое полномасштабное мероприятие подобного рода на востоке России. 16 июня Шоу Шань объявил мобилизацию и разделил свою провинцию на 3 военных района, предоставив их командирам, фудутунам Цину, И и Фыну оперативную свободу.

Русско-китайская война в Маньчжурии началась 22 июня, с атаки китайскими войсками частей Охранной стражи КВЖД в районе станции Ляоян. 26 июня Шоу Шань заявил главному инженеру КВЖД, что мукденский цзянцзюнь предлагает русским временно оставить Маньчжурию, от себя добавив, что придерживается того же мнения и гарантирует безопасность отхода. Есть факты, говорящие, что хэйлунцзянский цзянцзюнь планировал до этого первым начать военные действия, в частности Чан Шунь докладывал в Пекин, что Шоу Шань предлагал ему совместно напасть на Харбин 25 июня. Но своих сил для этого было недостаточно, а поддержки со стороны соседей он не нашел.

Вскоре состоялся ритуальный акт начала военных действий. В ночь на 28 июня в главной кумирне Цицикара прошло торжественное богослужение с окроплением кровью пушек и другого оружия. Утром китайские солдаты заняли здание Русско-китайского банка, а начальникам строительных участков КВЖД предложено было покинуть пределы Китая. Шоу Шань и дальше не спешил открывать военные действия, он надеялся, что в случае мирного отхода у России не будет повода для ввода своих войск в Маньчжурию. Действительно, получив вечером 28 июня приказ об отступлении, строители и охрана КВЖД начали отход, но избежать при этом вооруженных столкновений и жертв не удалось.

Расчеты Шоу Шаня на мирное разрешение противоречий в свою пользу не оправдались. 28 июня в Хабаровске было издано воззвание к "Властям и населению Маньчжурской провинции Дайцинского государства от Приамурского генерал-губернатора и командующего войсками Приамурского Военного Округа", в котором говорилось: "Государь Император Всероссийский, снисходя к печальному положению законного китайского правительства и ради устранения опасности, грозящей нашему трудовому русскому народу, работающему над постройкой Восточно-Китайской железной дороги, повелеть соизволил: ввести в Маньчжурию

стр. 155


свои войска" 12 . В ответ на это Шоу Шань заявил, что он мобилизовал свои войска для защиты страны от нападения русских, и вернет свои войска в казармы лишь после возвращения русского отряда, отправленного в Маньчжурию. Русские войска вошли в воды реки Сунгари, разделявшей провинции Хэйлунцзян и Цзилинь. Китайская армия начала обстрел города Благовещенска.

Шоу Шань 3 июля телеграфировал Н. И. Гродекову о том, что в связи с тем, что русские войска двинулись в Маньчжурию, он приказал открывать по ним огонь. Есть основания считать, что первое нападение на русских на Амуре, из родного города Шоу Шаня Айгуня, было сделано без ведома генерал-губернатора. Но последовавшая вскоре переправа китайских войск на русскую территорию без его санкции была невозможна. Окончательно объявил о войне Шоу Шань 9 июля 13 .

В начавшейся войне Шоу Шань оказался в сложной ситуации, он попытался противостоять русской армии. Бои развернулись одновременно на трех направлениях, Россия действовала решительно, сил и средств не жалела. Шоу Шань же к началу военных действий реально имел войск не более 15 тыс. человек 14 , Пекин не оказал ему ни финансовой, ни иной помощи для проведения мобилизационных мероприятий и ведения войны. Более того, руководство Китая не оказывало ему и моральной поддержки, предпочитая не брать на свои плечи какой-либо ответственности. В секретной депеше от 9 июля предписывалось: "Когда в означенной провинции дойдет дело до открытого столкновения, то надлежит вперед выставить Большой кулак, нам же нет надобности явственно развертывать своих знамен и значков" 15 . Затем Шоу Шаню постоянно напоминали из Пекина, что оборонять провинцию надо, избегая каких-либо активных действий, чтоб не давать повода для войны. Не дождался хэйлунцзянский цзянцзюнь помощи и от своих соседей, провинции Цзилинь и Халхи (Северной Монголии).

На всех направлениях войска Шоу Шаня терпели поражения. Харбинскому гарнизону удалось отбить штурм города 13 июля, да еще и с огромными для китайской стороны потерями. 23 июля русскими войсками был взят с боем родной город Шоу Шаня Айгунь. За месяц с небольшим, с 12 июля по 20 августа русские войска прошли вдоль линии КВЖД от Забайкалья до Цицикара. К этому времени подошли к центру провинции Хэйлунцзян и части русских войск, наступавшие по Сунгари, с другой стороны. Потерпев военное поражения, Шоу Шань попытался договориться с русскими и предотвратить полную оккупацию своей провинции, посылая к русским генералам парламентеров. Он пишет: "Принимая во внимание дружественные отношения двух государств, как было прежде, в настоящее время отношение к двум государствам в делах прекратились, почему решаюсь обратиться снова к почтенному государству письменно, посредством переговоров, довести до сведения высших административных палат двух государств, по взаимному соглашению, прекратить военные действия. Войска нашего государства никаким образом не будут продолжать войны против почтенного государства и ввиду того, что настоящее положение дел поистине становится нашему государству безвыходно, а тем более для простого народа, который рассеялся в разные стороны и у которого движением войск почтенного государства разрушены деревни и уничтожено все имущество, а потому согласно приказаниям высших властей, прекращаю военные действия отзывом войск с боевых позиций, о чем сообщаю командующему войсками области и прошу обратить внимание, ради критического положения народа прекратить военные действия" 16 .

Дипломатические маневры Шоу Шаня успеха не имели. Русским войскам было приказано на переговоры времени не тратить. Честь взятия Цицикара выпала отряду, наступавшему с севера, со стороны Благовещенска. 15 августа части под командованием генерала П. К. Ренненкампфа подошли к городу, приготовившемуся к обороне. После получения ультиматума, Шоу Шань приказал оставить оборонительные позиции, и вместе с войсками отступил, покинув город через Южные ворота. Начальник штаба китайских войск Хэйлунцзяна сдал русским войскам столицу вверенной Шоу Шаню провинции.

Решение о сдаче Цицикара явилось признанием полного поражения. Шоу Шань поставил точку и на этой войне, и на своей биографии. Войскам провинции Хэйлунцзян не удалось выиграть у русских ни одного сражения. Родной город Шоу Шаня Айгунь был разрушен до основания, вся провинция разорена. Шансов на дипломатическое урегулирование или сколько-нибудь достойное перемирие не осталось, требование у русского военного командования одно - безоговорочная капитуляция. Перед императорским двором он теперь дважды преступник, и за то, что не смог победить русских, и за то, что вообще начал войну с Россией. Отвернулось от Шоу Шаня и китайское население вверенной ему провинции, в глазах которого маньчжуры стали главными виновниками бедствий, которые принесла война.

В день сдачи Цицикара у Шоу Шаня и как у маньчжурского воина, и как у китайского интеллигента оставался один путь - последовать примеру его друзей, его учителей, тех людей

стр. 156


на кого он равнялся. Старый друг отца, покровитель Шоу Шаня Юй Лу покончил жизнь самоубийством в конце июля, после того, как вверенные ему войска потерпели поражение под Тяньцзинем. Следом покончил жизнь самоубийством, проглотив золотую пластинку, Ли Бинхэн, приведший на защиту Пекина войска с юга Китая. Тысячи китайцев летом 1900г. нашли свою гибель или в бою, как генерал Пао, неожиданно появившийся в разгар боя у станции Якэши один перед русскими войсками, со знаменем в руках, или покончили жизнь самоубийством как 1798 столичных чиновников и ученых, не смирившихся с позором поражения 17 .

Покинув Цицикар, Шоу Шань в тот же день выполнил свой последний обряд, выполнил так, как этого требовал соответствующий его статусу ритуал. Проглотив золото, он лег в гроб. Эти два предмета Шоу Шань, как и любой состоятельный китаец, всегда готовый достойно покинуть этот мир, приготовил давно. Но тело еще не старого маньчжурского воина не желало покориться судьбе и расстаться с душой, смерть не приходила. Шоу Шань приказал стоявшему рядом офицеру застрелить его, и лишь третья пуля оказалась смертельной. Жена Шоу Шаня, дочь монгольского князя, увезла тело мужа на свою родину, в монгольские кочевья.

Ни современники, ни последующие поколения китайцев не воздали должное Шоу Шаню, его мужеству и патриотизму. Но для русских военных, тех кто дружил с ним до войны, тех кто воевал против его армии летом 1900 г., Шоу Шань остался личностью незаурядной, человеком, до конца верным императору, присяге и воинской части.

Примечания

1 . Российский государственный исторический архив Дальнего Востока (РГИА ДВ), ф. 702, оп. 579, д. 271, л. 4.

2 . Восьмизнаменные - привилегированное военно-служилое сословие в Цинском Китае, основу которого составили маньчжурские войска.

3 . Война между Россией и Цинским Китаем за Амур во 2-й половине XVII века.

4 . МАКСИМОВ С. На Востоке. Поездка на Амур в 1860 - 1861 гг. СПб. 1864, с. 455.

5 . МАНАКИН М. Описание пути от Старо-Цурухайтуевского караула до г. Благовещенска. - Записки Читинского отделения ПО ИРГО. Вып. IV. Чита. 1901, с. 44.

6 . ПАТРУШЕВА М. А., СУХАЧЕВА Г. А. Экономическое развитие Маньчжурии. М. 1985, с. 116.

7 . Лянцза - воинское подразделение численностью 500 чел. пехоты или 250 чел. кавалерии.

8 . Лян - весовая денежная единица, равная примерно 35 г. серебра.

9 . Сборник договоров России с другими государствами. М. 1952, с. 47 - 48.

10 . РГИА ДВ, ф. 702, оп. 579, д. 271, л. 5об.

11 . Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ), ф. 143, д. 267, л. 13.

12 . ГОЛИЦЫН В. В. Очерк участия Охранной стражи КВЖД в событиях 1900г. в Маньчжурии. Харбин. 1910, с. 6.

13 . Материалы для описания военных действий в Китае. Отд. 3. Кн. 2. СПб., 1903, с. 43.

14 . Ихэтуань данань шиляо (Архивные материалы об ихэтуанях). Т. 2. Пекин. 1959, с. 202, 251.

15 . РУДАКОВ А. Общество И-хэ-туань. Владивосток. 1901, с. 32.

16 . Материалы для описания военных действий в Китае. Отд. 3. Кн. 2, с. 376.

17 . КАЛЮЖНАЯ Н. М. Восстание ихэтуаней. М. 1978, с. 321.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/ШОУ-ШАНЬ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. Г. Дацышен, ШОУ ШАНЬ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 24.05.2021. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/ШОУ-ШАНЬ (date of access: 24.09.2021).

Publication author(s) - В. Г. Дацышен:

В. Г. Дацышен → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
141 views rating
24.05.2021 (123 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
UP HILL AND DOWN DALE
24 hours ago · From Казахстан Онлайн
"DENISOVETS", THE STONE AGE MAN
3 days ago · From Казахстан Онлайн
BIOPHOTONICS AND FREE RADICALS
Catalog: Физика 
3 days ago · From Казахстан Онлайн
COSMONAUT NUMBER ONE
3 days ago · From Казахстан Онлайн
SOURCE OF LIFE
Catalog: Биология 
4 days ago · From Казахстан Онлайн
GEOPHYSICAL MONITORING IN NORTHERN CAUCASIA
Catalog: Физика 
8 days ago · From Казахстан Онлайн
Место встречи - Эдинбург
16 days ago · From Казахстан Онлайн
КАНАДСКИЕ НАВЫКИ БИЗНЕС-ПРОЕКТА
Catalog: История 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
Первый выпуск профессиональных менеджеров
16 days ago · From Казахстан Онлайн
КВАРТИРЫ - В ДОЛГОСРОЧНЫЙ КРЕДИТ
16 days ago · From Казахстан Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ШОУ ШАНЬ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2021, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones