Libmonster ID: KZ-2052
Author(s) of the publication: В. СКОСЫРЕВ

Казахстан не хочет быть пешкой в "большой игре", которую великие державы ведут за влияние на Центральную Азию. Как и Киргизия, Узбекистан, Таджикистан, он стремится использовать недавно созданную региональную группировку - Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) для того, чтобы, с одной стороны, защититься от экстремистов, а с другой - обеспечить себе более равноправные условия во взаимоотношениях с Россией, Китаем и США.

В состоянии ли ШОС оправдать надежды, которые на нее возлагают? И в каком направлении развивается эта организация? Эти вопросы обсуждались на международной научно-практической конференции "Шанхайская организация сотрудничества: проблемы и перспективы межгосударственных отношений в Евро-Азиатском регионе", которая прошла в г. Уральске (Западно-Казахстанская область).

Даже из названия видно, что ШОС родилась на китайской земле. КНР - самое мощное по экономическому потенциалу и людским ресурсам государство ШОС. Не удивительно, что политика КНР в регионе и ее отношение к группировке шести стран подверглись тщательному разбору.

ПЕКИН ДЕНЬГИ НА ВЕТЕР НЕ БРОСАЕТ

Венера Галямова - совсем молодой ученый. Но ее доклад показал, что она серьезный аналитик. Сотрудница Казахстанского института стратегических исследований говорила на конференции о меняющейся стратегии Пекина в Центральной Азии. По ее мнению, после событий 11 сентября 2001 г. и военной операции США в Афганистане КНР провела пересмотр своей политики.

Изначально этот регион не считался приоритетным с точки зрения интересов КНР, а Казахстан, как и другие страны региона, "не воспринимался китайским руководством как самостоятельный геополитический субъект". "Другое дело РФ, которая остается для Пекина одним из ключевых игроков глобальной политики". Китай рассматривал Центральную Азию исключительно через призму Синьцзяна, добиваясь того, чтобы он не превратился в базу для уйгурских сепаратистов. Отсюда сдержанность китайской дипломатии в развитии контактов с новыми государствами, что нашло свое отражение и в СМИ. Китайская пресса отдавала весьма скромное место освещению событий в регионе.

Однако после того, как США разместили свои воинские контингенты в Узбекистане и Киргизии, а также учитывая все большую самостоятельность, которую бывшие советские республики демонстрируют по отношению к Москве, Пекин решил сменить тактику. Чтобы не утратить полностью контроль над ситуацией в соседних странах и помешать американской экспансии, он стал проводить более энергичный курс. ШОС превратилась в глазах китайской элиты в противовес влиянию США, поддержка этой группировки стала более эффективной. В. Галямова упоминает в этой связи совместные военные учения в приграничных районах Китая и Казахстана, состоявшиеся в августе 2003 г.

Но есть и более впечатляющие свидетельства активизации политики КНР. На последнем саммите ШОС в Ташкенте председатель КНР Ху Цзиньтао объявил о выделении кредита членам организации на развитие торгово-экономических связей между ними в размере 900 млн. долл. Что именно подразумевает этот щедрый жест, из сообщений пекинских газет поначалу было трудно разобрать. Я попытался получить ответ у китайского делегата на форуме профессора Пань Давэя, но не тут-то было. Профессор сказал, что выступает только от собственного имени и вообще не в курсе.

Более информированным оказался Абдулло Юлдашев, советник секретариата ШОС, работающий в Пекине. По его словам, кредит будет иметь форму поставок китайских товаров, а также помощи в реализации проектов сотрудничества между членами ШОС, например, в области транспорта.

Что же сулит молодым государствам разворот политики Пекина в сторону региона? По мнению Галямовой, это "большая удача", поскольку их переходная экономика только выиграет от партнерства с таким мощным государством, как Китай. В то же время очевидны и издержки партнерства: во-первых, можно оказаться под китайским "патронажем", во-вторых, возрастает риск демографической экспансии Китая, как это уже происходит на российском Дальнем Востоке, полагает докладчик.

О перспективах и рисках, которые несет молодым государствам активизация китайской политики, говорил и профессор университета в Бишкеке Усенали Чотонов. Приведенные им данные свидетельствуют о том, что число китайских торговцев, оседающих в Киргизии, растет год от года. Вызывают опасения также действия китайских властей в районах КНР, непосредственно примыкающих к границам Киргизии. Уйгуров, проживающих в этой зоне, требующей "присмотра" со стороны органов безопасности, целенаправленно переселяют во внутренние районы Синыдзян-Уйгурского автономного района КНР, а вместо них на освобождаемой земле селятся ханьцы.

Конференция в Казахстане прошла под эгидой Института стран Азии и Африки (ИСАА), МГУ и Академии труда и социальных отношений г. Уральска. Исследователи, работающие в обоих институтах, тоже уделили теме китайского присутствия в Центральной Азии немалое внимание. Доцент ИСАА Юрий Босин отметил, что народы этого региона боятся как возрождения имперских тенденций в политике России, так и этнографической или экономической экспансии со стороны Китая. Память о той эпохе, когда Джунгарское ханство подверглось в XVIII столетии нашествию войск китайской империи Цин, на века отложилось в сознании народов. Трагические события, связанные с китайским завоеванием, отражены в киргизском эпосе "Манас".

ОДИН В ПОЛЕ НЕ ВОИН

Но каковы бы ни были опасения, связанные с историческим прошлым, лидеры бывших совет-

стр. 55


ских республик знают, что в одиночку им с угрозой терроризма, религиозного экстремизма и сепаратизма - "тремя злами", которые упоминаются неоднократно в заявлениях участников ШОС, никак не совладать, указал в своем выступлении доктор политических наук Константин Сыроежкин, руководитель аналитического центра АИРИ в Алма-Ате. "Без поддержки России и Китая, рано или поздно, но национальные системы безопасности обнаружили бы свою слабину". Ведь общие угрозы приобрели такой масштаб, что нельзя исключать дестабилизации всего региона.

Официальные лица утверждают, что в основе интеграционных процессов в рамках ШОС лежит экономическое сотрудничество. Этот постулат лег в основу решений саммита 2001 г. в Шанхае, где в организацию был принят Узбекистан и где, собственно, и было объявлено о преобразовании существовавшей прежде "шанхайской пятерки" в Шанхайскую организацию сотрудничества. Но как замечает Сыроежкин, воз экономического взаимодействия, по существу, не движется. Ситуация в регионе не дает возможности участникам "сосредоточиться на экономике, ставя в качестве приоритетных вопросы безопасности, превращая ШОС в первую очередь в объединение военно-политическое".

Вышеупомянутые "три зла" плюс наркотрафик - эти угрозы являются общими для всех государств-членов ШОС. Недаром на последнем саммите в Узбекистане они призвали проводить совместные антитеррористические учения с участием правоохранительных органов и спецслужб. Этот призыв был дополнен конкретной мерой - созданием антитеррористического центра ШОС в Ташкенте.

Таким образом, недостатка в документах, определяющих формы борьбы с терроризмом, нет. Есть и декларируемая, во всяком случае на словах, решимость действовать. Но нельзя закрывать глаза на то, что внутри ШОС существуют противоречия, мешающие реализовать принятые резолюции. Казахстанский политолог так характеризует устремления шести государств - участников группировки:

- Россия стремится вернуть утраченный в 90-е гг. имидж "глобального игрока", удержать государства Центральной Азии в фарватере своей политики, а попутно и расширить свое достаточно скромное экономическое присутствие в регионе;

- Китай желает укрепить свое экономическое и политическое влияние и локализовать угрозы, исходящие из региона (прежде всего это этносепаратизм и политический экстремизм с использованием религиозных лозунгов);

- Узбекистан пытается не отстать от уходящего поезда формирования структур региональной безопасности, а по возможности возглавить этот процесс. Он хотел бы использовать возможности ШОС для подавления внутренней оппозиции под маркой борьбы с международным терроризмом;

- что касается Казахстана, Киргизии и Таджикистана, то они, демонстрируя лояльность России, одновременно заигрывают с американцами. Эти три страны хотели бы получить дополнительные источники экономического развития, а также при содействии антитеррористического центра ШОС решить свои внутренние проблемы.

Realpolitik, лишенная принципов и идеалов, - такими видятся взаимоотношения между членами нового блока казахстанскому эксперту. Впрочем, и США, новый участник "большой игры" за контроль над Центральной Азией, выглядят не лучше. Вашингтон хотел бы вбить клин в отношения между Китаем и Россией, а также оторвать от этого тандема центральноазиатские государства.

УЙДУТ ИЛИ ОСТАНУТСЯ?

Американская стратегия в регионе удостоилась критики, хотя и не столь уничтожающей, также со стороны ряда российских участников конференции. По мнению большинства докладчиков, США явились туда вовсе не для того, чтобы уходить. Они останутся - ради того, чтобы обеспечивать доступ американских корпораций к залежам нефти и других энергоресурсов.

На этом фоне чрезвычайный интерес вызвал доклад профессора Чарльза Е. Зиглера, заведующего кафедрой политологии в университете г. Луисвилл, штат Кентукки. Профессор предупредил, что не собирается выступать в роли адвоката своего правительства, а намерен объективно проанализировать эволюцию американской политики от Клинтона до Буша. Сразу после развала СССР, отметил он, она представляла собой смесь высокомерия и нарциссизма. Подобно профессору Фукуяме, предсказавшему конец истории, американцы полагали, что их политическая и экономическая система восторжествовала. США оказались настолько мощнее других государств, что никто не в состоянии создать серьезную угрозу их безопасности.

Что же касается Центральной Азии, то цели США были сформулированы заместителем госсекретаря Стробом Тэлботом в речи в университете Джона Хопкинса в 1997 г. Тэлбот указал на четыре причины, побуждающие США оказывать помощь странам региона: они хотят содействовать становлению демократии и гражданского общества, приватизации и формированию рыночной экономики, прекращению конфликтов, подобных Нагорно-Карабахскому и таджикистанскому, а также интеграции небольших государств в мировую экономику. Такая интеграция желательна и необходима, чтобы помешать России реализовать свои неоимперские амбиции, касающиеся энергоресурсов региона. Последний тезис речи Тэлбота весьма показателен. Вашингтон в то время оценивал запасы нефти в регионе в 200 млрд. баррелей. И желал гарантировать доступ американскому бизнесу к этому богатству.

До трагедии 11 сентября 2001 г. администрация Буша в основном продолжала курс администрации Клинтона. Республиканцы считали опасность ракетного нападения на США со стороны государств-изгоев более серьезной, чем угрозу терроризма. После 11 сентября внимание Вашингтона переключилось на государства, поддерживающие терроризм, прежде всего на Афганистан и на всемирную сеть "Аль-Каиды". В том же году США заключили соглашения о размещении 1500 военнослужащих в Узбекистане и о доступе на аэродром "Манас" в Киргизии. Казахстан предоставил США право на пролет самолетов над своей территорией и возможность использовать аэропорт Алма-Аты в чрезвычайных обстоятельствах. Таджикистан, в свою очередь, позволил самолетам США использовать аэропорт Душанбе для дозаправки.

Как только США развернули войну с террористами, которые находились под воздействием ислама, лидеры государств ШОС осознали, что теперь нажим со стороны американцев, касающийся соблюдения прав человека, ос-

стр. 56


лабнет. Это был верный расчет. России стало легче изображать чеченских сепаратистов как союзников бен Ладена. Китай сразу же привлек внимание Запада к тому, что уйгурские сепаратисты в Синьцзяне связаны с талибами и "Аль-Каидой". А выгода от кампании, развернутой американцами, для центральноазиатских руководителей состояла в том, что они смогли усилить гонения на мусульманских фундаменталистов - главных врагов их авторитарных правительств.

Вклад Буша в разработку стратегии на Ближнем Востоке и в Центральной Азии состоял в том, что он привнес в эту стратегию подтекст религиозной убежденности. Президент обнаружил склонность характеризовать войну с террором в библейских терминах, как войну добра против зла. Сильные религиозные полутона в политике Буша лишь обостряют неприязнь к американцам во всем исламском мире.

Профессор Зиглер указал также на ту черту политики США по отношению к "прифронтовым государствам" региона, которая обычно российскими СМИ игнорируется. Речь идет о том, что эта политика вовсе не носит монолитного, абсолютно единообразного характера. Госдепартамент, Пентагон и Конгресс отстаивают порой различные или даже противоречащие друг другу подходы к Центральной Азии. Госдеп финансирует программы поддержки независимых СМИ, партийного плюрализма, религиозных свобод. Ежегодные доклады госдепа, посвященные соблюдению прав человека, словно по заведенному стандарту, подвергают критике все страны. Причем самые жесткие формулировки неизменно адресуются Узбекистану, его обвиняют в проведении репрессий в отношении оппозиции.

Пентагон же концентрирует внимание на военном сотрудничестве. Когда министр обороны Доналд Рамсфелд в феврале 2004 г. посетил регион, он назвал Узбекистан "ключевым членом глобальной коалиции, ведущей войну с террором", и воздержался от критики этой страны.

Свой "взгляд" на Центральную Азию и у многих членов Конгресса. Подобно госдепу, они часто поднимают тему прав человека и демократии. В 2001 г. несколько конгрессистов сформировали группу "Шелковый путь" с целью установить более тесные связи между США и регионом, обеспечить доступ к новым источникам нефти, воспрепятствовать росту исламского экстремизма и заняться вопросом о том, не используют ли Россия и Китай ШОС для противодействия Америке.

Что же следует из этого анализа стратегии США? Или, говоря конкретнее, уйдут американцы или, действительно, останутся? Ссылаясь на заявления Рамсфелда, Колина Пауэлла, публикации в "Форин афферс" и других американских изданиях, Зиглер говорит, что на смену соглашениям о базах, созданных для поддержки операции в Афганистане, могут придти договоренности США с местными правительствами более долгосрочного характера. Но речь идет не о постоянных базах: Пентагон, вероятно, не будет иметь ни желания, ни ресурсов, чтобы сохранять значительное военное присутствие в регионе. Тогда что же предполагают новые договоренности? Создание "оперативных площадок", то есть возможностей для войск США и союзников по коалиции периодически или по мере необходимости перебрасывать в Центральную Азию свои воинские части.

Как видим, Вашингтон, по мнению профессора, не замышляет выдавить Россию из региона или вывести четырех "малых" участников ШОС из-под российско-китайского "зонтика безопасности". С другой стороны, Зиглер не отрицает нефтяной составляющей в планах Вашингтона.

РОССИЮ ОКРУЖАЮТ

Ведущий научный сотрудник российского Института Дальнего Востока РАН Александр Ларин, как и казахстанец Сыроежкин, не разделяет точку зрения Зиглера. Им представляется, что цели США гораздо более зловещи. "Суть состоит в том, что США вытеснили Россию с доминирующих позиций в зоне ее традиционных, естественных интересов... и обосновались здесь всерьез и надолго... Генеральная цель США -приобрести решающий голос в распределении... природных ресурсов. Вторая цель - модернизировать Центральную Азию - неразделимо переплетена с первой и подчинена ей", - считает Ларин. Американские базы, продолжал он, "добавляют еще одно звено в дугу натовских баз, охвативших Россию с запада и юга. Игнорировать это невозможно".

Словом, США и НАТО как были в пору "холодной войны", так и остаются потенциальными противниками России. Установление близких партнерских отношений между Россией и такими натовскими странами, как Германия, Франция, Италия не в счет. Развитие сотрудничества между Россией и НАТО в сфере обороны и безопасности тоже ничего не значит. Исследователь не считает, что первопричиной размещения американских и натовских частей в восточных государствах СНГ стала кампания против режима талибов.

По мнению Ларина, в результате проникновения американцев в регион под угрозой оказался и Китай. Стали "более уязвимыми стратегически важные объекты в Синьцзяне, связанные с производством и испытаниями ракетно-ядерного оружия. Возникают новые возможности для вмешательства извне в межэтнические отношения в этой провинции". Изучив публикации в КНР, опытный китаист отмечает, что в Пекине считают главной целью американской стратегии не борьбу с терроризмом, а сдерживание и окружение Китая. Не случайно один из китайских политологов предлагает развернуть "скрытые силы ШОС" для отпора американской системе сдерживания Китая.

Значит ли это, что Китай и Россия будут совместно противодействовать США? Ларин полагает, что такое взаимодействие возможно, но оно будет "реализовываться лишь в ослабленном виде", поскольку ни Москва, ни Пекин не желают идти на обострение отношений с США.

Словом, дискуссия на конференции вышла за рамки заявленной темы и коснулась сакраментальной проблемы, вокруг которой не устают ломать копья российские эксперты: должна ли наша страна стать частью Запада или интеграция в этот мир грозит нам утратой естественных союзников на Востоке и даже ущемлением национального суверенитета. Разумеется, ожидать единодушия тут не приходится. Но что касается ШОС, то конференция пришла к выводу: молодая региональная организация состоялась и может оказаться полезной в борьбе против "трех зол" в Центральной Азии.

В. СКОСЫРЕВ, наш спецкор, Уральск - Москва


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/ШЕСТЕРО-ПРОТИВ-ТРЕХ-ЗОЛ

Similar publications: LKazakhstan LWorld Y G


Publisher:

Цеслан БастановContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Ceslan

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. СКОСЫРЕВ, ШЕСТЕРО ПРОТИВ "ТРЕХ ЗОЛ" // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 15.05.2023. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/ШЕСТЕРО-ПРОТИВ-ТРЕХ-ЗОЛ (date of access: 25.06.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - В. СКОСЫРЕВ:

В. СКОСЫРЕВ → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Цеслан Бастанов
Atarau, Kazakhstan
390 views rating
15.05.2023 (408 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Kazakhstan, as a country with a developing economy, attracts the attention of not only investors but also gambling operators. The regulation of casinos in Kazakhstan has its unique features and aims to balance the economic benefits with the social risks associated with gambling. This article explores the key legislative acts and regulations governing casino activities in Kazakhstan and recent changes in this field.
Catalog: Право 
11 hours ago · From Қазақстан Желіде
СССР и восток. КАЗАХСКИЙ СЛЕД В ТУРКМЕНСКОМ ПОВСТАНЧЕСКОМ ДВИЖЕНИИ (март-сентябрь 1931 г.)
12 hours ago · From Alibek Kasymov
Государство на востоке. К ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИМВОЛИКИ И ЦЕРЕМОНИАЛА МОНГОЛОВ
12 hours ago · From Alibek Kasymov
ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
Yesterday · From Alibek Kasymov
СТРАНЫ ВОСТОЧНОЙ АЗИИ И СТЕПЕНЬ ОСВОЕНИЯ ИМИ "НОВОЙ ЭКОНОМИКИ"
Yesterday · From Alibek Kasymov
ТАЙВАНЬ – МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ
Yesterday · From Alibek Kasymov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.KZ - Digital Library of Kazakhstan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ШЕСТЕРО ПРОТИВ "ТРЕХ ЗОЛ"
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: KZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Kazakhstan ® All rights reserved.
2017-2024, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android