BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-318
Author(s) of the publication: А. М. ЛЕДОВСКИЙ

share the publication with friends & colleagues

Победа народной революции досталась китайскому народу дорогой ценой. Ему пришлось пройти через тяжелые испытания многолетнего нашествия японских захватчиков, а после их изгнания - через кровопролитную гражданскую войну, развязанную чанкайшистами в тесном союзе и при поддержке США, стремившихся разгромить КПК и революционно-демократическое движение в Китае. Благодаря интернационалистской помощи СССР китайскому народу в результате героических усилий удалось добиться национальной свободы и независимости. Перед ним открылись широкие перспективы социалистического строительства. Однако ему недолго довелось пользоваться плодами своей победы. Начиная с 50-х годов под воздействием националистических сил, возглавляемых Мао Цзэдуном, начался отход руководства КПК от марксистско- ленинского курса, а в конце 60-х годов маоистская группировка совершила контрреволюционный переворот, проведенный под названием "культурной революции".

В исследованиях советских ученых проанализирована история развития революционного процесса в Китае, показаны зарождение, корни, условия, породившие маоизм, его подлинная сущность, опасность его политики для дела мира и прогресса человечества, а также раскрыта роль Советского Союза в избавлении Китая от колониального порабощения и завоевании победы народной революции1 .

Маоистское руководство стремится поставить историю на службу своей политике гегемонизма и сговора с американским империализмом. С этой целью делаются, в частности, попытки фальсифицировать американо-китайские отношения, представить их как добрые, дружественные, предать забвению или как-то сгладить и затушевать колонизаторские действия, характеризующие империалистическую политику США в отношении Китая на протяжении всей ее истории. Стремясь обелить эту политику, нынешние китайские историки в заискивании перед правящими кругами США заходят нередко дальше своих американских коллег. Можно сослаться, например, на статью Ван Си "О некоторых вопросах китайско-американских отношений". Вопреки общеизвестным фактам автор утверждает, что на протяжении более чем 100 лет США вели себя по отношению к Китаю гораздо лучше, чем все другие им-


1 "Ленинская политика СССР в отношении Китая". М. 1968; "Корни нынешних событий в Китае". М. 1968; "Критика раскольнической поли гики и великодержавного шовинистического курса группы Мао Цзэдуна". М. 1970; "История Китая с древнейших времен до наших дней". М. 1974; А. М. Дуби иски и. Освободительная миссия Советского Союза на Дальнем Востоке. М. 1966; М. С. Капица. КНР: три десятилетия - три политики. М. 1979; Б. Сапожников. Китайский фронт во второй мировой войне. М. 1971; В. В. Воронцов. Дело "Амерэйша". М. 1974; О. Б. Борисов. Советский Союз и Маньчжурская революционная база. М. 1975, и др.

стр. 75


периалистические державы. Он подчеркивает, что США были единственными среди них, которые никогда "не покушались на китайскую территорию". В статье предпринята попытка представить политику "открытых дверей" как не причинявшую вреда Китаю2 . Автор обходит молчанием тот общеизвестный, не отрицаемый даже американскими буржуазными историками факт, что под флагом пресловутой политики "открытых дверей" США стремились установить свое полное и безраздельное господство не в каких-то отдельных городах или районах, а над всем Китаем. Он не касается и вопроса об американской интервенции в Китае, о попытках спасти гоминьдановский режим и помешать победе народной революции. В статье упоминается лишь один, по словам автора, "заслуживающий сожаления эпизод" послевоенной истории китайско-американских отношений - заявление президента и государственного секретаря США от 4 апреля 1958 г. о том, что США намерены "военной силой воспрепятствовать освобождению Тайваня". "Мы с радостью можем отметить, - замечает при этом автор, - что после заявления США о признании Тайваня составной частью Китая этот "эпизод" отошел в область предания"3 . Таким образом, маоисты готовы простить американскому империализму неисчислимые жертвы, причиненные им китайскому народу.

В свете сделки, заключенной нынешним пекинским руководством с Вашингтоном, многие американские ученые-востоковеды вновь вернулись к исследованию темы: почему после разгрома и капитуляции Японии, когда Китай, казалось, находился в руках американцев, политика США потерпела там провал. Одни буржуазные историки руководствуются при этом желанием разобраться в существе событий того периода. Другие, выполняя социальный заказ, по существу, пытаются "подправить" историю, приспособить ее к современным целям и задачам политики США в отношении Китая, как бы перекинуть удобный для Вашингтона и Пекина мостик между прошлым и настоящим американо-китайских отношений.

Американская буржуазная историография пытается обелить политику США в отношении Китая и оправдать сближение между Вашингтоном и Пекином, осуществляемое на антисоветской основе и преследующее агрессивные цели в Азии и за ее пределами. Работы многих американских авторов изобилуют утверждениями, будто США всегда руководствовались добрыми побуждениями и заботами о благе и процветании китайского народа. В частности, профессор Мичиганского университета, бывший советник по делам Китая в Совете национальной безопасности М. Оксенберг пишет, что американская политика в отношении этой страны "покоится на гуманистической основе, поскольку мы хотим добра четверти человечества". Ему вторит другой востоковед, У. Коуэн. Он полагает, что США всегда относились к Китаю как "страна изобилия" к бедной стране, "нуждающейся в защите Соединенных Штатов"4 . Подобного рода высказывания, искажающие политику США в отношении Китая, содержатся в работах и других американских историков. Однако наряду с фальсификациями они, противореча самим себе, нередко приводят факты, раскрывающие подлинную сущность политики США в Китае. Тот же Оксенберг признает, что начиная с середины XIX в. "Запад диктовал Пекину, как ему вести себя с остальной частью человечества"5 . У. Хейнрикс-младший пишет, что Соединенные Штаты "формировали отношения Китая с За-


2 "Шицзе лиши", 1979, N 3, стр. 12 - 14.

3 Там же, стр. 13.

4 "Dragon and Eagle. United States - China Relations: Past and Future". N. Y. 1978, pp. 9, 85.

5 Ibid., p. 4.

стр. 76


падом путем военных действий, полицейских акций и постоянного военного присутствия"6 .

В свое время Мао Цзэдун далеко не лестно характеризовал политику США в отношении Китая. В частности, он, имея в виду заявления тогдашних американских руководителей и пропаганды США о том, что Вашингтон всегда стремился к дружбе с Китаем, заявил: "Ачесон лжет прямо в глаза, называя агрессию "дружбой". "В целях воспитания китайской молодежи, - говорил далее Мао, - следовало бы написать краткий курс истории агрессии американских империалистов в Китае начиная с 1840 года, когда они помогали англичанам в опиумной войне, и до того момента, когда они были изгнаны китайским народом из Китая". Напомнив об основных этапах экспансии США в Китай, осуществляемой под флагом политики "открытых дверей" - политики империалистического разбоя, эксплуатации, ограбления страны, лишения китайского народа элементарных человеческих прав, оказания помощи реакционному режиму Чан Кайши "в истреблении миллионов китайцев", Мао Цзэдун делал вывод, что американская "дружба" преследовала лишь одну цель: полное порабощение Китая7 .

Большое количество секретных документов, характеризующих действия США в Китае, вошло в известную серию многотомных сборников, посвященных внешней политике США на Дальнем Востоке.

Первой такого рода публикацией была выпущенная госдепартаментом "Белая книга"8 . Она предназначалась прежде всего для того, чтобы как-то объяснить в США и за рубежом провал политического маневрирования и военного вмешательства в Китае, предпринимавшихся Вашингтоном под прикрытием миссий П. Хэрли, Дж. Маршалла и А. Ведемейера в 1945 - 1949 гг., вплоть до окончательного изгнания американских колонизаторов с китайского материка. Рассекреченные материалы, помещенные тогда в "Белой книге", были тщательно отсортированы и подобраны с расчетом показать, что администрация США, возглавляемая Г. Трумэном, сделала максимум возможного, чтобы спасти гоминьдановский режим и сохранить американское господство в Китае. Публикация имела своей целью вывести таким путем администрацию Трумэна из-под огня критики, разгоревшейся в США вокруг вопроса: "Кто упустил Китай?" Вместе с тем указанные документы по существу означали признание Вашингтоном того, что: а) американский империализм проводил в Китае курс на разгром революционно-демократических сил, уничтожение КПК, на сохранение в Китае позиций американских монополий и превращение этой страны в полуколонию США; б) китайскому народу удалось избежать опасности порабощения только благодаря солидарности и поддержке всех прогрессивных сил мира и в первую очередь помощи со стороны СССР; в) признавая свое поражение, США не отказывались от своих империалистических целей в Китае и враждебного китайскому народу внешнеполитического курса; г) провал политики США в Китае был одним из проявлений общего ослабления позиций империализма и резкого изменения соотношения сил на мировой арене в пользу социализма в итоге второй мировой войны. Именно так была оценена "Белая книга" в Китае, в том числе Мао Цзэдуном в его статьях, специально посвященных ее разбору9 .


6 Ibid., p. 160.

7 Мао Цзэдун. Избранные произведения. Т. IV. Пекин. 1969, стр. 547 - 550 (на русск. яз.).

8 "United States Relations with China: with Special Reference to the Period 1944 - 1949. (The China White Paper)". Vol. I, II. Washington. 1949.

9 См. Мао Цзэдун. Избранные произведения. Т. IV, стр. 519 - 563 (на русск. яз.).

стр. 77


После выхода "Белой книги" такого рода сборники архивных документов в США не публиковались два десятилетия. Лишь в начале 70-х годов Вашингтон выпустил серию многотомных сборников рассекреченных официальных документов, касающихся внешней политики США в отношении Китая в конце войны против Японии и в первые послевоенные годы. Эти публикации преследовали цель представить США, по возможности, в "респектабельной" роли "беспристрастного маклера" в схватке между гоминьданом и КПК, действовавшего отнюдь не в интересах спасения гоминьдановского режима, а в интересах объединения Китая, защиты его суверенитета и территориальной целостности от "угрозы с Севера". В отличие от "Белой книги" 1949 г., где Вашингтон предавал анафеме КПК и оправдывал необходимость ее разгрома и оказания в этих целях помощи Чан Кайши, теперь делался крен в сторону того, чтобы изобразить политику и акции США в Китае несколько иначе, а именно показать, что они были не против китайских коммунистов вообще, а лишь против "плохих" коммунистов. К их числу они относили подлинных марксистов-ленинцев, интернационалистов, которые выступали за дружбу с СССР, за тесные связи с КПСС и другими братскими партиями, с международным, коммунистическим и рабочим движением, видя в этом залог победы китайского народа над силами империализма и гоминьдановской реакции.

В новых "белых книгах", по существу, признается, что в Вашингтоне держались за Чан Кайши не из личных симпатий к нему, а потому, что гоминьдановский режим устраивал империалистические круги США. В одном из выступлений в сенатской комиссии по иностранным делам конгресса США в марте 1950 г. государственный секретарь Д. Ачесон заявил: "Для США все равно, пусть хоть сам дьявол правит Китаем,., лишь бы он не был прислужником Москвы"10 . Выражая готовность дружить хоть с самим дьяволом, Вашингтон и его дипломатия проводят в опубликованных материалах мысль о том, что они, возможно, были бы не против сговора с националистами в КПК - Мао Цзэдуном и его единомышленниками. Но это зависело от многих обстоятельств. В условиях того времени практическое осуществление такого мероприятия оказалось нереальным. По ряду объективных причин к этому не были готовы ни США, ни Мао Цзэдун, как бы они того ни хотели. Если говорить о маоистах, то к тому времени они еще не заслужили доверия Вашингтона, не захватили господствующего положения в стране и не имели полного контроля в своей партии (для этого им пришлось в конце 60-х годов прибегнуть к "культурной революции" и полному разгрому КПК).

Представляет интерес также очередная публикация документов госдепартамента (объемом свыше 1300 страниц), отражающих события в Китае в 1949 г., на завершающем этапе гражданской войны11 . В этих документах (публикуемых далеко не полностью)12 , большое место уделено контактам, которые были установлены между послом США в Китае Дж. Стюартом, Мао Цзэдуном и Чжоу Эньлаем в указанный выше период. Об этих контактах было известно и ранее, в частности, из изданных дневников бывшего сотрудника посольства США в Китае


10 "The United States and Communist China in 1949 and 1950. The Question of Rapprochement and Recognition. A Stuff Study Prepared for the Use of Committee on Foreign Relations, United States Senate". Washington. 1973, p. 5. "Прислужник Москвы", "агент Москвы" и т. п. - такие ярлыки обычно навешиваются американской пропагандой политическим деятелям и правительствам государств, которые не подчиняются диктату Белого дома.

11 "Foreign Relations of the United States. 1949" (далее - FRUS). Vol. VIII. The Far East: China. Washington. 1978.

12 Во введении к публикации (стр. IV) говорится, что при отборе документов было признано нецелесообразным включать в сборник те из них, разглашение содержания которых госдепартамент считает невыгодным по политическим соображениям.

стр. 78


Дж. Сервиса, выезжавшего в Яньань в 1944 г. в составе миссии "Дикси"13 , а также из документов, опубликованных в 1956 году. В них было указано, что первые связи с Вашингтоном Мао Цзэдун пытался установить еще в 1942 г. через прибывшего в Чунцин специального помощника президента Ф. Рузвельта Л. Каррие. В начале августа 1942 г. Чжоу Эньлай, находившийся в то время в Чунцине, передал Каррие через сотрудников американского посольства "несколько посланий". В одном из них Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай обращались с предложением об установлении прямых контактов между Вашингтоном и "особым районом Китая". Они писали, что руководство КПК "приветствовало бы визит в районы, контролируемые КПК, одного или нескольких представителей американского правительства". Чжоу Эньлай обратился к Каррие с просьбой о личной встрече с ним. Каррие ответил через сотрудников посольства США, что он считает "неразумным встречаться с Чжоу Эньлаем в данное время". По свидетельству американских источников, Чжоу Эньлай нисколько не обиделся и воспринял такой ответ "с пониманием"14 .

Спустя два года, когда война с гитлеровской Германией приближалась к концу, американская дипломатия, готовясь к Крымской конференции глав правительств трех союзных держав, на которой среди основных проблем должен был рассматриваться вопрос о вступлении СССР з войну против Японии, проявила заинтересованность в упомянутой выше идее налаживания контактов Вашингтона с Мао Цзэдуном и стоявшими за ним националистическими силами в КПК. Для США было очень важно перед встречей в верхах активизировать китайский фронт. В этих целях и исходя из более широких стратегических задач, которые ставили перед собой правящие круги США в Китае и на Дальнем Востоке, американские дипломаты и военные стремились подчинить себе материальные и человеческие ресурсы не только контролируемых гоминьданом районов (где американцы хозяйничали свободно и довольно бесцеремонно), но и "базовых районов" КПК, особенно в Северном Китае, через который они хотели получить в дальнейшем выход в Маньчжурию.

Как только американцы проявили интерес к контактам с Яньанью, они сразу же получили положительный ответ Мао Цзэдуна и действовавшего по его указанию Чжоу Эньлая. Маоисты выразили готовность поставить вооруженные силы КПК под единое командование, при условии, что во главе его будет стоять не Чан Кайши, а американский генерал. Таким главнокомандующим Мао и Чжоу называли генерала Дж. Стилуэлла. Они возобновили также отвергнутое в 1942 г. приглашение о направлении в "особый район" американских представителей. В результате 23 июля 1944 г. в Яньань прибыла миссия "Дикси" в составе американских дипломатов и разведчиков.

Третий этап флирта между американцами и Мао Цзэдуном начался с приездом в Китай в конце 1945 г. в качестве специального представителя президента США генерала Дж. Маршалла. Мао быстро установил с ним контакт. В послании американскому генералу в конце января 1946 г. он подчеркивал, что КПК рассчитывает воспользоваться его "беспристрастной помощью для решения многих проблем как общенационального, так и местного характера, которые стоят перед всем китайским народом". Мао Цзэдун выразил согласие расширить сферу деятельности "миссии" Дж. Маршалла на Маньчжурию. Действуя с его одобрения, Чжоу Эньлай обратился к Маршаллу за помощью в


13 "Lost Chance in China. The World War II Despatches of John S. Service". N. Y. 1974; см. также А. М. Дубинский. Переговоры "союзнической группы наблюдателей" США с руководством КПК. "Вопросы истории", 1979, N 1.

14 FRUS. "Diplomatic Papers", 1942. China. Washington. 1956, p. 227.

стр. 79


решении "всех спорных вопросов", "как военных, так и политических". При этом Чжоу Эньлай заявил американскому генералу, что КПК питает к нему "полное доверие". "Мы полностью уверены в том, - подчеркивал он, - что участие США в этом деле стабилизирует обстановку на Северо-Востоке, а следовательно, и во всем Китае... Мы приветствуем помощь наших американских друзей в решении этих проблем"15 .

Выступая 8 октября 1949 г. в госдепартаменте за "круглым столом", Дж. Маршалл, касаясь переговоров и встреч с Чжоу Эньлаем, заявил: "Он несколько раз привозил мне послания от Мао Цзэдуна, в которых указывалось,.. что Китай должен сначала пройти через стадию американской демократии"16 . Мао вел с Маршаллом переговоры о создании американцами военных школ для подготовки и переподготовки командного состава войск КПК, включая командиров дивизий. Согласно достигнутой предварительной договоренности, было решено создать два таких военных училища - в Яньани и Калгане. Военных инструкторов и преподавателей, как и все техническое оснащение, должна была выделить ставка генерала Д. Макартура. Осуществление этой идеи было затруднено требованием Чан Кайши относительно подчинения войск КПК гоминьдановскому верховному командованию и было сорвано развернувшейся затем гражданской войной17.

Четвертый этап в налаживании контактов между американцами и маоистами относится к весне-лету 1949 года. Главными действующими лицами с американской стороны на этот раз выступили посол США Дж. Стюарт, генеральный консул в Пекине Э. Клабб и другие дипломаты и работники разведорганов США. Как показывают документы, их связи с маоистами имели и свою особенность. Если раньше говорилось о контактах, для которых использовались легальные каналы: поездка в Яньань миссии "Дикси", посредническая миссия Маршалла, в ходе которой последний имел возможность официально встречаться с Чжоу Эньлаем, то контакты, о которых идет речь, носили несколько иной характер. Они были совершенно секретными не только по содержанию. Держался в глубокой тайне самый факт их существования. Они проводились с применением (в качестве подставных лиц и посредников) тайных агентов как с одной, так и с другой стороны. Инициатива в установлении этих контактов исходила и с американской и с китайской сторон, каждая из которых преследовала при этом свои собственные цели.

Политический флирт маоистов с американцами, их тайные связи с ними сказывались на характере публичных выступлений Мао Цзэдуна. В одних он давал в целом верную оценку политике США, в других предпочитал обходить китайско-американские отношения молчанием или говорить о них очень глухо. Опасаясь, что его контакты с американцами и тайные планы будут раскрыты, Мао вынужден был лавировать и маскироваться, выступая с критикой США. Однако через соответствующие каналы он старался тут же успокоить американцев, чтобы они не придавали серьезного значения его выступлениям и относились к ним "с пониманием". Об этом свидетельствует, в частности, донесение Клабба государственному секретарю США от 19 июля 1949 года. В нем сообщалось, что 18 июля он был приглашен на встречу с лидерами Демократической лиги Китая Ло Лунцзи, Чжан Дунсунем и Чжоу Цзиньянем. Эта встреча состоялась с ведома Мао Цзэдуна. Ло Лунцзи заявил американскому генконсулу, что "у Мао Цзэдуна трудное положение. Как руководитель компартии он обязан занимать


15 FRUS, 1946. Vol. IX. The Far East: China Washington. 1972, pp. 152, 536, 537.

16 "American Policy Toward China. Round Table Discussion, US Department of State". Washington. Transcript of Proceedings. Confidential. October 6, 7, 8. 1949, p 23

17 СМ. FRUS, 1946. Vol. IX, pp. 258 - 259, 262 - 264, 335 - 336, 341, 955, 963, 1133, 1484.

стр. 80


должную позицию в отношении СССР. Однако Мао как китайский лидер может говорить одно, а действовать по-другому, сообразуясь с конкретной обстановкой. Это надо иметь в виду, читая коммунистическую пропаганду". Ло Лунцзи передал Клаббу адресованный Вашингтону совет, чтобы в своей пропаганде США не заостряли внимание на том, что Мао - потенциальный лидер страны, который поведет ее по националистическому пути, поскольку, по словам Ло Лунцзи, подобные выступления послужат помехой "такому развитию событий, которые бы привели к этому"18 .

Активные шаги к поискам контактов с Мао и его группировкой американцы предприняли сразу же после освобождения Пекина войсками народно- освободительной армии Китая (НОАК). Там находилось консульство США, возглавляемое одним из опытнейших американских дипломатов в Китае - Э. Клаббом. 1 июня 1949 г. он в донесении в Вашингтон сообщил государственному секретарю США, что 31 мая 1949 г. Чжоу Эньлай передал через "надежного посредника" помощнику американского военного атташе полковнику Д. Баррету (был ранее в составе миссии "Дикси" в Яньани) послание, адресованное "высшим американским властям". Баррет должен был вручить это послание Клаббу, а последнему предлагалось передать его в Вашингтон в "совершенно конфиденциальном порядке". Чжоу Эньлай предупредил через упомянутого "посредника", что если сведения об этом просочатся, то он дезавуирует послание. Чжоу Эньлай обратил особое внимание на то, чтобы его имя не проникло "во внешние каналы". Он запретил упоминать его имя Баррету, через которого связник должен был передать послание Клаббу. Согласно донесению Клабба, в послании Чжоу Эньлая сообщалось, что в период, когда китайская революция развивалась в сельских районах и носила аграрный характер, в КПК имели место некоторые расхождения. Но когда революция началась в городах, эти противоречия приобрели более серьезный характер, главным образом по вопросам политики партии в области торговли, промышленности, а также международных отношений. Хотя фактического раскола в КПК пока не произошло, тем не менее, по словам Чжоу Эньлая, имеет место определенное разделение на два крыла: либеральное, к которому принадлежит он сам, и радикальное, возглавляемое Лю Шаоци. Чжоу Эньлай считает, что Китай находится в столь тяжелом положении, при котором неотложной задачей является "реконструкция", независимо от политических концепций. Он отметил при этом необходимость претворения в жизнь идей Мао Цзэдуна относительно частного капитала19 .

По мнению "либерального крыла", говорится далее в донесении Клабба, КПК должна войти в коалицию с гоминьданом, поскольку у КПК нет необходимых знаний и опыта20 . Без коалиции реконструкция страны может затянуться на такой продолжительный срок, что партия потеряет поддержку народа. Отстаиваемая "либералами" идея создания коалиции потерпела неудачу в результате крупных диспутов, в которых приняло участие большинство руководящих деятелей партии, за исключением Мао Цзэдуна. Поскольку идея коалиции отвергнута, партии, по словам Чжоу Эньлая, приходится брать на себя основную


18 FRUS, 1949. Vol. VIII, pp. 443, 444.

19 Ibid., pp. 357 - 360.

20 В действительности так называемое либеральное крыло, как именует Чжоу Эпьлай маоцзэдуновскую группировку, было против коалиции с гоминьданом. Даже в годы войны с японскими захватчиками Мао Цзэдун лишь на словах признавал единый фронт, а на деле всячески подрывал его. Мао не устраивала коалиция, так как он всеми силами рвался к власти. Это была его главная цель. Слова, сказанные Чжоу Эньлаем о коалиции в послании "высшим американским властям", видимо, были рассчитаны на то, чтобы понравиться Вашингтону, представить маоцзэдуновскую группировку в привлекательном для Белого дома свете.

стр. 81


тяжесть черновой работы и искать помощи извне. Чжоу Эньлай, писал Клабб, предпочитает помощь США. Он не одобряет позицию СССР в отношении США, хвалит американскую экономику, заявляет, что она не поддается марксистскому анализу, считает, что советские оценки экономического положения США являются ошибочными. По мнению Чжоу Эньлая, американская экономика будет продолжать развиваться "без внутренних потрясений и революции". Критикуя США за их помощь и поддержку гоминьдана, Чжоу Эньлай, по словам Клабба, склонен объяснить это скорее ошибочными мотивами "альтруизма", он признает, что США относятся "с искренней заботой" к китайскому народу, и это может послужить основой для дружественных отношений между двумя странами21 .

В упомянутом послании Чжоу Эньлай дал понять Вашингтону, что одна из главных проблем, вокруг которой предстоит острая борьба в руководстве КПК, - это вопрос об отношении к СССР и западным державам. "Радикалы", по словам Чжоу Эньлая, выступают за союз Китая с СССР, "либералы" - против. Последние считают внешнюю политику СССР "безумной". Чжоу Эньлай утверждает, что СССР рискует вызвать войну, которую он не сможет выиграть. Клабб сообщал далее, что установление нормальных "рабочих отношений" (то есть отношений де-факто, без официального признания? новых китайских властей. - А. Л. ) окажет, по мнению Чжоу Эньлая, смягчающее влияние на позицию КПК в отношении западных держав. Чжоу хочет установления таких отношений, поскольку Китай крайне нуждается в помощи, которую СССР не в состоянии ему предоставить. Китай находится на грани полной экономической, а также "физической катастрофы", имея в виду состояние народа. Чжоу Эньлай считает, что США должны помочь Китаю, потому что: 1) Китай пока еще не является коммунистическим и долгое время не будет таковым, если найдут претворение в жизнь концепции Мао Цзэдуна, 2) "Демократический Китай" в международных отношениях будет служить "посредником" между западными державами и СССР; если Китай будет находиться в состоянии хаоса, то при любом режиме он будет представлять угрозу миру в Азии и во всем мире. Сославшись в послании на ранее имевшиеся связи между американцами и маоистской группировкой (миссии "Дикси", а также Дж. Маршалла и их контакты с Мао. - А. Л. ), Чжоу Эньлай указал, что, помня об этом, американские руководители должны поверить, что в КПК имеются истинные либералы, которые больше заботятся о "благополучии китайского народа, чем о теоретических доктринах". От имени "либерального крыла" Чжоу Эньлай заверил Вашингтон, что когда придет время для участия коммунистов в международных делах, его группировка сделает все, чтобы заставить СССР отказаться от проводимого им внешнеполитического курса. Он назвал его курсом, "ведущим к войне"22 .

Упомянутое послание (американцы назвали его демаршем Чжоу Эньлая) вызвало замешательство среди дипломатов США. Они строили разные предположения, пытаясь понять, что скрывается за словами Чжоу и за его инициативой. И действительно, было чему удивляться: народная революция в Китае близилась к победоносному завершению, гоминьдановские армии откатывались на юг, почти не оказывая сопротивления; вместе с поражением чанкайшистов рушилось господство американских монополий в Китае. И вот в преддверии окончательной победы над американо-чанкайшистским блоком Чжоу Эньлай, действуя по поручению Мао Цзэдуна (американцы хорошо понимали, что это именно так), подает "высшим властям" США руку "дружбы" и


21 FRUS, 1949. Vol. VIII, р. 358.

22 Ibid., pp. 358 - 359.

стр. 82


предлагает вступить в заговор против китайского народа и Советского Союза, который всегда был и продолжал быть надежным союзником и опорой китайских патриотов в их борьбе за национальную свободу и демократию. В донесении государственному секретарю США от 6 июня 1949 г. советник- посланник Л. Кларк, возглавлявший аппарат американского посольства в Кантоне23 , рекомендовал отнестись к демаршу Чжоу Эньлая с "максимальной осмотрительностью". Поясняя свою мысль, он писал: этот шаг смахивает больше на тактику, чем на стратегию; попытки коммунистов убедить нас в наличии разногласий в их рядах, а также в том, что их ничто не связывает с Советским Союзом, являются более чем естественными. "Как фатально это может обернуться для нас, если мы позволим себе стать на путь содействия коммунистам в разрешении их крайне неотложных нужд, а потом вдруг поймем, когда будет уже слишком поздно, что им нужна была наша помощь исключительно на какой-то промежуточный период, после которого они могут обойтись и без нас"24 .

Клабб в донесении в Вашингтон изложил на этот счет свои предположения, заявив, что, по его мнению, демарш Чжоу Эньлая скорее всего связан с обострением борьбы внутри КПК между маоистской националистической группировкой и сторонниками "советской линии" (то есть марксистами- ленинцами, интернационалистами). Чжоу Эньлай опасается, что последние могут одержать верх, и поэтому ищет поддержки на Западе. Со своей стороны Стюарт также предупреждал: "Мы должны быть в высшей степени осторожными, чтобы не переоценить наши шансы, и в то же время максимально воспользоваться ими". Он писал, что, по его мнению, послание Чжоу Эньлая свидетельствует о борьбе за власть между двумя лицами, занимающими второе после Мао место в партийном руководстве (другими словами, между Чжоу Эньлаем и Лю Шаоци. - А. Л .). Послание Чжоу означало, по словам Стюарта, "призыв о помощи. Иначе он никогда не рискнул бы на такой шаг". Стюарт заявил в своем донесении, что он рассматривает Лю Шаоци как человека "просоветской ориентации", который в условиях антиамериканских настроений в Китае "поднимается в гору"25 .

Ответ, который Стюарт рекомендовал госдепартаменту направить Чжоу Эньлаю, был проникнут духом лицемерия и диктата. Он предложил сослаться сначала на проводимую США "традиционную политику" в отношении Китая. И хотя она была осуждена китайской и всей прогрессивной мировой общественностью как архиколонизаторская, Стюарт не постеснялся назвать ее политикой "добрых отношений", которая проводилась будто бы в интересах борьбы Китая "за независимость, национальный суверенитет" и т. п. После такого "лирического" вступления американский посол перешел на более привычный для правящих кругов США язык и предложил продиктовать КПК ряд условий, требующих прекращения "недружественного отношения" к сотрудникам консульств, в том числе генконсульства США в Мукдене, занимавшегося, как было установлено народными властями, шпионской и другой подрывной деятельностью. Стюарт рекомендовал потребовать прекращения "антиамериканской пропаганды" и "подогревания антизападных настроений" среди китайской общественности через прессу, радио и т. п. Он советовал похвалить Чжоу Эньлая за его "прозападные настроения", но указать, что от них будет мало проку, "пока они


23 После того, как в начале 1949 г. Чан Кайши бежал из Нанкина и в Кантон переехали МИД и другие гоминьдановские учреждения, многие иностранные посольства, в том числе американское, разделились: часть работников выехала в Кантон, а часть осталась в Нанкине и находилась там до и после вступления в город войск НОАК.

24 FRUS, 1949. Vol. VIII, р. 370.

25 Ibid., pp. 363, 372.

стр. 83


не превратятся в конкретные дела"26 . Стюарт подчеркнул далее, что неразумно на данной стадии давать маоистской группировке какие-либо обещания или брать на себя те или иные обязательства, и предложил ответить Чжоу Эньлаю в такой форме, чтобы это носило личный, неофициальный характер. Он рекомендовал передать ответ через Клабба, а не через "первоначального посредника". Последним был австралийский корреспондент М. Кеон, находившийся на службе у американского агентства Юнайтед Пресс. Впоследствии он был разоблачен народными властями как агент американской разведки27 .

14 июня 1949 г. госдепартамент ответил Стюарту и Клаббу, что в Вашингтоне высоко оценивают имеющиеся в их донесениях "анализ и оценки" по поводу демарша Чжоу Эньлая и выражают согласие с предложением о порядке передачи ему ответа. В телеграмме госдепартамента были изложены соображения о характере последнего. Содержание его совпадает с проектом Стюарта. Указания госдепартамента были одобрены Трумэном28 . Согласно указаниям госдепартамента, Клабб приступил к организации конфиденциальной встречи с Чжоу Эньлаем. Для этого Кеон должен был увидеться со связным китайской стороны, а последний - с личным секретарем Чжоу Эньлая. Причем никто из лиц, из которых состояла столь сложная цепочка, не должен был знать существа вопроса, то есть о послании, его содержании, а также о том, от кого оно исходит и кому предназначается, а главное, чтобы имя Чжоу Эньлая хранилось в глубокой тайне от связников и посредников.

Однако, несмотря на соблюдение всех конспиративных предосторожностей, предпринятых американской стороной, операция сорвалась. Как докладывали в Вашингтон Клабб и Баррет, агенты Чжоу Эньлая вышли на связь с Кеоном, но организовать встречу Клабба с Чжоу Эньлаем отказались. Китайский "связник" передал Кеону, что никакого ответа от американской стороны не требуется, и предупредил, чтобы он не искал больше связи с ним для установления контактов "со своими знакомыми коммунистами"29 . Такой поворот дел привел американских дипломатов в замешательство. Они высказывали, в частности, предположение, что, по-видимому, Чжоу Эньлай испугался возможной утечки информации и разоблачения. В этой связи представляет интерес донесение Клабба государственному секретарю США от 18 августа 1949 года30 . В нем сообщается, что 15 августа Кеон был доставлен китайцами в дом "где-то в северной части Пекина". Там он встретился с секретарем Чжоу Эньлая Чжаном. Все это было сделано китайской стороной с соблюдением строжайших конспиративных предосторожностей. Чжан сообщил, что китайские власти и лично Бо Ибо подготовили на Кеона дело по обвинению в шпионской деятельности и собираются его арестовать, имея в виду через него одновременно ударить по помощнику американского военного атташе Баррету, которого они непосредственно не решаются тронуть. В донесении Клабба указывалось далее, что китайцы собираются организовать публичный суд над Кеоном. Среди представленных на нем материалов будут преданы гласности такие факты, которые прозвучат достаточно убедительно для всех, в том числе и иностранных корреспондентов.

Секретарь Чжоу Эньлая сообщил Кеону, что для вынесения окончательного решения, чтобы дать ход этому делу, ожидаются указания "высших инстанций", вероятно, Мао Цзэдуна, который ознакомлен со всеми материалами. Не исключено, что "в высших инстанциях" при-


26 Tbid.

27 Ibid., pp. 373, 496 - 498.

28 Ibid., pp. 384, 388.

29 Ibid., p. 397.

30 Ibid., pp. 496 - 498.

стр. 84


мут решение о выдворении Кеона из страны. Если же он будет отдан под суд, указывается в донесении Клабба, то, по-видимому, его приговорят к длительному сроку тюремного заключения. В случае ареста ему придется рассказать обо всех обстоятельствах причастности к демаршу Чжоу Эньлая. Согласно донесению Клабба, секретарь Чжоу Эньлая сообщил также Кеону, что в КПК разгоралась острая борьба. Чжоу Эньлай имеет в ней слабые шансы на победу. Чжан посоветовал Кеону срочно попытаться оформить через китайские власти разрешение на выезд из Китая до того, как "высшие инстанции" примут окончательное решение по его делу. Если он не успеет этого сделать, то Чжан посоветовал Кеону бежать и обещал, что друзья Кеона из окружения Чжоу Эньлая помогут в организации побега. Комментируя это сообщение Кеона, Клабб подчеркнул в донесении в Вашингтон, что оно заслуживает "особого доверия". "Я считаю, - заявил Клабб, - что если действительно о деле Кеона доложено Мао Цзэдуну, он даст возможность Кеону покинуть страну"31 .

В донесении государственному секретарю от 11 июля 1949 г. Клабб сообщал, что неудача с организацией передачи Чжоу Эньлаю ответа правительства США объясняется, по его мнению, также тем, что Чжоу Эньлай предпочитает встретиться и обсудить интересующие обе стороны вопросы с послом США Стюартом, а не с второстепенными лицами. К тому же это будет безопаснее для него лично, так как он опасается утечки информации, которую нельзя исключить, если в его контакты с американцами будут вовлечены другие лица32 . Другие документы подтверждают, что Чжоу Эньлай добивался встречи с Стюартом. И не только он, но и Мао Цзэдун. Они хотели воспользоваться в этих целях тем, что Стюарт не выехал из Нанкина после занятия его войсками НОАК в конце апреля 1949 года.

Поведение американского посла не было случайным. Казалось бы естественным, что вслед за бегством гоминьдановского правительства из Нанкина посол страны, рьяно поддерживавшей гоминьдановский режим на протяжении всей истории его существования, должен был последовать в Кантон или выехать в США. Нахождение на территории, перешедшей под контроль нового политического режима, посла страны, которая вела против этого режима упорную и кровопролитную борьбу и не собиралась его признавать (и не признавала затем в течение почти 30 лет), было в истории дипломатии явлением очень редким. Однако США поступили вопреки общепринятым международным нормам. В Вашингтоне исходили из того, что гоминьдановский режим ни при каких обстоятельствах не порвет с США. К тому же гоминьдановское правительство и все его административные, партийные, военные и хозяйственные органы были наводнены огромной армией различного рода американских советников и специалистов, которые могли и без личного присутствия в Кантоне посла США обеспечить там нужный Вашингтону контроль.

Для США гораздо важнее было сохранить свое присутствие в районах, переходивших под контроль КПК, чтобы попытаться удержать позиции, ранее завоеванные здесь американскими монополиями, следить за обстановкой в "коммунистических" районах, лучше ориентироваться и более эффективно вести борьбу против складывающегося народно-революционного режима в Китае. Эту мысль всячески подчеркивал в своих донесениях в Вашингтон Стюарт, который рекомендовал сохранить все американские дипломатические и консульские учреждения в Китае "с полным их статусом" до тех пор, пока новые власти не потребуют, чтобы они покинули китайскую территорию. Одновременно


31 Ibid.

32 Ibid., p.p. 779 - 780.

стр. 85


с поддержанием связей с американской агентурой, продолжавшей действовать на территории, освобожденной от гоминьдановцев войсками НОАК, посольство и консульские учреждения США рассчитывали установить контакты с представителями новых властей с целью "воздействия" на них к выгоде для США. Этот курс, предложенный Стюартом, встретил поддержку в Вашингтоне. В телеграмме от 13 мая 1949 г. Д. Ачесон дал указание руководителям американских дипломатических и других служб в Китае принять меры к изысканию "практических каналов" для связей с новыми властями, но делать это так, предупреждал он, чтобы это не могло быть расценено как признание "коммунистического режима"33 .

Новые китайские власти в Нанкине, со своей стороны, долго не заставили себя ждать. 14 мая 1949 г. Стюарт в донесении государственному секретарю сообщил: 13 мая 1949 г. его посетил начальник отдела Военно- административного комитета Нанкина Хуан Хуа (нынешний министр иностранных дел КНР. - А. Л. ). Встреча состоялась по инициативе Хуана, выполнявшего указания Мао Цзэдуна, и была довольно продолжительной 34 . Стюарт прочитал Хуану Хуа целую лекцию о политике США в отношении Китая. США, заявил Стюарт, стремятся к миру. Он говорил об "ужасах войны", о том, что США всегда заботились и заботятся о благосостоянии китайского народа, о достижении им единства и демократии. Отвечая на критические высказывания Хуан Хуа, Стюарт пытался оправдать интервенцию США в Китае и их всестороннюю поддержку чанкайшистского режима ссылками на "опасность" марксизма-ленинизма. Он заявил, что все, мол, дело заключается в том, что США и другие некоммунистические страны "боятся марксистско-ленинского учения, которому следует КПК".

Хуан Хуа поинтересовался дальнейшими планами Стюарта. Американский посол ответил, что ему предстоит поездка в Вашингтон для консультаций, но он добился согласия госдепартамента задержаться как можно дольше с единственной якобы целью: продемонстрировать стремление США к "дружбе" и помочь, со своей стороны, восстановлению "добрых отношений" между США и Китаем. Хуан Хуа, по словам Стюарта, выразил большую заинтересованность в признании "коммунистического Китая" Соединенными Штатами. В своем ответе по этому вопросу Стюарт подчеркнул, что новое китайское правительство, прежде чем получить такое признание, должно доказать, что оно пользуется поддержкой народа своей страны и что оно может и желает выполнять международные обязательства. Он заявил при этом, что США и другие страны (имея в виду, разумеется, страны, подчиняющиеся диктату Вашингтона) не предпримут никаких шагов в этом направлении, а "будут ждать лишь дальнейшего развития событий в Китае". "Я намекнул, - сообщил он в донесении, - что большинство других стран будут следовать за нами".

6 июня 1949 г. Хуан Хуа пригласил Стюарта "на чашку чая"35 . В донесении посла в Вашингтон о содержании состоявшейся беседы говорилось, что, как и во время предыдущей встречи, Хуан Хуа поднял вопрос о признании Соединенными Штатами нового режима в Китае. В ответ на это Стюарт заявил, что США занимают в этом вопросе "пассивную позицию", что происходящие в Китае события они рассматривают как "чисто внутреннее дело, в которое другие страны не должны вмешиваться" (он, разумеется, ни словом не упомянул о том, что США направили в Китай крупные вооруженные силы и делали все, чтобы подавить там демократическое движение). Стюарт пов-


33 Ibid., pp. 743 - 745.

34 Ibid., pp. 745 - 753.

35 Ibid., p. 752.

стр. 86


торил свои предыдущие высказывания об условиях признания нового правительства, если такое будет создано в стране. В этом случае Соединенным Штатам необходимо будет определить, действительно ли оно представляет китайский народ, убедиться также, способно и желает ли оно выполнять ранее принятые международные обязательства. В данное время, заявил Стюарт, пока рано говорить о признании нового режима Соединенными Штатами, поскольку война в Китае еще продолжается, а значительная часть его территории находится под контролем гоминьдановского правительства. Отвечая Хуану, Стюарт заявил, что он не оспаривает права китайского народа избрать ту или иную форму правления, но США "не безразлично, какую политику будет проводить новое правительство". "А вдруг китайское правительство будет проводить политику, не отвечающую взаимной выгоде, или будет стремиться к свержению правительств других стран?36 . Ясно, что в таком случае это выйдет за рамки китайской проблемы".

Как видно из содержания приведенных выше донесений Стюарта, американская дипломатия стремилась, используя свои связи с группировкой Мао Цзэдуна, оказать воздействие на политику КПК в выгодном Вашингтону направлении. Фарисейские слова о дружбе вместе с заявлениями об условиях признания нового режима в Китае имели своей главной целью заставить руководство КПК следовать в фарватере американской политики так же, как это делал Чан Кайши. Отказ от марксистско-ленинского курса во внешней и внутренней политике, разрыв с СССР и другими социалистическими странами - вот чего требовал Вашингтон от Мао Цзэдуна и его группировки. 24 июня 1949 г. Стюарт сообщил в Вашингтон, что используемый им в качестве связника с Мао и Чжоу Эньлаем некий Чень Миньшу "окольным путем" дал ему знать из Пекина, что он встречался с Мао и Чжоу и что результаты этих встреч были "весьма успешными"37 .

Как сообщил в донесении в Вашингтон 30 июня 1949 г. Стюарт, 28 июня его посетил Хуан Хуа и информировал об указании Мао Цзэдуна и Чжоу Эньлая сообщить ему, Стюарту, что они ждут его приезда в Пекин. Стюарт подчеркнул далее: его визит предоставил бы ему возможность изложить политику США, выразить их обеспокоенность по поводу "коммунизма и мировой революции", а также высказать "пожелания в отношении будущего Китая". "Наконец это позволит мне, - писал Стюарт, - привезти с собой в Вашингтон наиболее авторитетную информацию относительно намерений КПК". Поездка в Пекин предоставит "уникальную возможность для американского официального представителя вести переговоры с высшими руководящими деятелями КПК в неофициальной форме, которая может вновь не представиться". Переговоры с Мао, писал Стюарт, могут оказать "выгодное влияние на будущее американо- китайских отношений". Высказываясь за поездку в Пекин, Стюарт ставил перед собой в качестве одной из главных целей попытаться повлиять на Мао Цзэдуна и его группировку, поддержать их националистические настроения, подтолкнуть на


36 Правящие круги США в действительности менее всего были заинтересованы в том, чтобы Китай проводил миролюбивую политику и не угрожал своим соседям. Это подтвердили события наших дней. Как известно, Вашингтон признал КНР и установил с нею дипломатические отношения только после того, как пекинское правительство подорвало дружбу с СССР и другими социалистическими странами и на практике доказало агрессивность своей политики в отношении соседей, внешнеполитический курс которых не устраивает маоистское руководство и империалистические круги США. Не случайным является тот факт, что именно после установления дипломатических отношений между США и КНР и сразу же после первого визита в США пекинской правительственной делегации во главе с Дэн Сяопином (возвратился в Пекин с заездом в Токио 8 февраля 1979 г.) маоистское руководство бросило полумиллионную армию против Вьетнама и развязало 17 февраля 1979 г. агрессивную войну.

37 FRUS, 1949. Vol. VIII, р. 764.

стр. 87


путь антисоветизма. Поездка в Пекин, заявил Стюарт, "должна будет усилить... антисоветские элементы в КПК"38 .

Однако реакция Вашингтона была отрицательной. 1 июля 1949 г. Ачесон сообщил американскому послу в Нанкин: "В соответствии с соображениями, высказанными при рассмотрении Вашей телеграммы на высшем уровне, Вам предлагается ни при каких обстоятельствах не предпринимать визита в Пекин"39 . Решающую роль в этом сыграла оппозиция конгресса США. За четыре дня до передачи Стюарту приглашения Мао Цзэдуна большая группа влиятельных сенаторов и членов палаты представителей направила Трумэну письмо с требованием не признавать "китайских коммунистов". Администрация Трумэна поспешила ответить, что она не собиралась и не собирается этого делать. В письме председателю сенатской комиссии по иностранным делам Т. Коннели, направленном 1 июля 1949 г. (одновременно с упомянутыми указаниями Стюарту), Ачесон заверил американских законодателей, что в этих вопросах госдепартамент не будет принимать решений без консультаций с конгрессом40 .

Такая реакция со стороны США явилась ударом по маоистской группировке. В донесении от 14 июля 1949 г. Стюарт сообщил, что его отказ от визита в Пекин очень болезненно воспринят Мао и его сторонниками. "Я чувствую, - писал Стюарт, - что все они в какой-то мере потеряли лицо". Мао и маоисты, по словам Стюарта, возлагали большие надежды на его поездку, они "искренне хотели, - писал он, - чтобы я приехал в Пекин, имея в виду провести со мной переговоры". В донесении от 18 июля 1949 г. Стюарт сообщил, что Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай очень недовольны его отказом поехать в Пекин, и в результате от них можно ожидать неприятных для американцев ответных мер41 . Стюарту не оставалось ничего другого, как покинуть Нанкин и выехать в Вашингтон.

Мао и другие участники политического флирта с американцами преследовали свои цели: они рвались к власти и смотрели на народную революцию через призму своих честолюбивых замыслов. Ради реализации их Мао и его группировка были готовы пойти на сговор с американским империализмом. На контакты с ним Мао и его группировку толкало стремление занять особое положение на Дальнем Востоке и использовать в своих великодержавно- шовинистических целях противоречия между СССР и США. Сказывалось также неверие в способность китайского пролетариата и революционных народных масс довести борьбу с силами американо-чанкайшистского блока до победы и закрепить ее при опоре на Советский Союз и другие социалистические страны. Мао и его группировка больше всего опасались американской военной интервенции, а также трудностей, связанных с преодолением экономической разрухи, хаоса и других последствий, вызванных войной и хозяйничаньем в Китае, Японии и США.

Контакты Мао и его сообщников с представителями Вашингтона предпринимались в условиях, когда по всему Китаю проходили массовые антиамериканские выступления рабочих, служащих, студентов, интеллигенции. Это и заставляло Мао и маоистов держать свои связи с американцами в глубокой тайне от партии и народа. Провал маоцзэдуновской дипломатии характеризует Мао и его единомышленников как политиканов, которые неудачно пытались использовать в своих узкокорыстных целях противоречия между США и правительством Чан Кайши, не сумев разобраться в характере этих противоречий. Правящие круги США были тесно связаны с гоминьдановским режимом и


38 Ibid., pp. 766 - 767.

39 Ibid., p. 769.

40 "The United States and Communist China in 1949 and 1950", p. 11.

41 FRUS, 1949. Vol. VIII, p. 784.

стр. 88


экономически и политически. Чан Кайши верно служил интересам американских монополий, и США вовсе не собирались с ним порывать. Естественно поэтому, заигрывание с американцами в указанный период не могло дать Мао и его единомышленникам желаемых результатов.

Тайные контакты американской дипломатии с Мао и его группировкой в 1949 г. имели место в условиях решающих побед китайского народа над силами американо-чанкайшистского блока. Здоровые силы в КПК, в том числе в ее руководстве, предпринимали попытки борьбы с отдельными пороками маоизма. В частности, в 1949 г. пленум Северо-Восточного бюро КПК осудил антисоветские тенденции некоторых руководящих работников этого района. Мао Цзэдун и другие руководители КПК вынуждены были выступить тогда со статьями в печати, в которых заявляли о преданности КПК принципам марксизма-ленинизма и пролетарского интернационализма. Они подчеркивали значение союза с СССР для победы и закрепления результатов китайской революции42 . Под влиянием здоровых сил в ЦК КПК наметился поворот к развитию связей с КПСС и другими братскими партиями. Это определило курс "Идти по пути русских", который нашел закрепление в решениях пленума ЦК КПК, состоявшегося в марте 1949 года43 .

При всей пагубности негативных явлений в жизни и деятельности КПК, маневров американской дипломатии и тайных контактов с нею Мао и его группировки они не смогли задержать движение народной революции к победе, увенчавшейся провозглашением 1 октября 1949 г. Китайской Народной Республики. Решающее воздействие на политику КПК оказали тогда популярность идеалов социализма в китайском народе, авторитет Советского Союза, наличие в партии и ее руководстве интернационалистических сил. В результате вопреки скрытой и явной деятельности буржуазно- националистических элементов в руководстве КПК, группировавшихся вокруг Мао, в партии возобладал курс на дружбу с СССР и другими социалистическими странами. Советский Союз на основе Договора о дружбе, союзе и взаимопомощи между СССР и КНР от 14 августа 1950 г. помог китайскому народу в кратчайший срок восстановить разрушенное многолетними войнами хозяйство, укрепить обороноспособность страны и приступить к планомерному строительству социализма. Раскрывая подлинные мотивы, побудившие маоистскую верхушку в одностороннем порядке объявить о прекращении действия договора 1950 г., Советское правительство в своем заявлении от 4 апреля 1979 г. указало, что эта акция связана с тем, что нынешние китайские руководители встали на путь великодержавных устремлений, гегемонизма, враждебного отношения ко всему, что ведет к укреплению мира и безопасности народов44 . Советский Союз последовательно стремится к улучшению отношений с КНР и не раз вносил практические предложения на этот счет, исходя из того, что установление добрососедства между нашими странами отвечает коренным интересам и чаяниям советского и китайского народов, интересам мира и безопасности в Азии и во всем мире.


42 См. Мао Цзэдун. Избранные произведения. Т. IV, стр. 504 - 509, 530 - 534, 559 - 562.

43 См. "История Китая с древнейших времен до наших дней". М. 1974, стр. 428 - 432.

44 "Правда", 5.IV.1979.

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/ТАЙНЫЕ-КОНТАКТЫ-МАОИСТОВ-И-АМЕРИКАНСКОЙ-ДИПЛОМАТИИ-В-1949-ГОДУ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. М. ЛЕДОВСКИЙ, ТАЙНЫЕ КОНТАКТЫ МАОИСТОВ И АМЕРИКАНСКОЙ ДИПЛОМАТИИ В 1949 ГОДУ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 14.02.2018. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/ТАЙНЫЕ-КОНТАКТЫ-МАОИСТОВ-И-АМЕРИКАНСКОЙ-ДИПЛОМАТИИ-В-1949-ГОДУ (date of access: 18.07.2019).

Publication author(s) - А. М. ЛЕДОВСКИЙ:

А. М. ЛЕДОВСКИЙ → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
311 views rating
14.02.2018 (519 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
The author of the article did not encounter a single source on the Meissner-Oxenfeld effect, where the version that this effect is explained by the presence of eddy currents in superconducting ceramics would be questioned. But, in the opinion of the author of the article, ceramics in such a state are surrounded by such gravitational fields, which, when cooled, turn into gravimagnetic fields, which, together with the gravimagnetic fields of the Earth, pull all the magnetic fields from the ceramics body.
Catalog: Физика 
В Институте технической теплофизики НАН Казахстана в тесном сотрудничестве с компанией "Металл Профиль" в городе Шикменте был построен энергоэффективный дом пассивного типа «ноль энергии», который стал научно-технической технологической и теплофизической лабораторией.
52 days ago · From Казахстан Онлайн
Two hundred years ago, Faraday received a current with negative and positive charges, which is distributed in the layer of ether adjacent to the conductor. The one who does not know this is not worth going into the theory of electricity. The discovery is based on the realization that in the theory of electricity there is no extraneous force, instead of which an electromotive force acts, formed by the difference in electrical potentials, between the zero potential of the conductor and the negative (or positive) potential of the current source. This difference in electrical potentials creates in the circuit the force of motion of the charges. The difference of electric potentials creates a force, which may well be called Coulomb force. And then it is not clear why it was necessary to invent an outside force.
Catalog: Физика 
ПОЛОЖИТЬ КОНЕЦ ИЗМЫШЛЕНИЯМ О РЕВВОЕНСОВЕТЕ КАСПИЙСКО-КАВКАЗСКОГО ФРОНТА
100 days ago · From Казахстан Онлайн
ДЖ. Н. КЕРЗОН В РОССИЙСКОЙ СРЕДНЕЙ АЗИИ
Catalog: История 
100 days ago · From Казахстан Онлайн
According to our hypothesis, the conversion of electrons and positrons into each other occurs by replacing the charge motion vector with the opposite vector. This is explained by the fact that all elements of the electron's magnetoelectric system are opposite to all elements of the positron's magnetoelectric system. And this opposite is determined by the vector of their movement in space. Therefore, it is only necessary to change the motion vector of one of the charges to the opposite vector, so immediately this charge turns into its antipode.
Catalog: Физика 
Мы живем в самое прекрасное время в истории человечества с точки зрения продолжительности жизни и состояния физического здоровья населения. Сегодня люди и в 80 лет работают и сохраняют энергичный ритм жизни. Медики говорят, что это может быть правилом, а не исключением, когда люди начнут заботиться о своем здоровье. Здоровье - именно тот ресурс, без которого достичь успеха очень трудно. Это понимают и молодые люди.
150 days ago · From Казахстан Онлайн
ИРАНСКИЙ ДЕМОКРАТ-ГУМАНИСТ САЙД НАФИСИ
159 days ago · From Казахстан Онлайн
Рецензии. ТАНАКА АКИРА. ТАКАСУГИ СИНСАКУ И НЕРЕГУЛЯРНЫЕ ВОЙСКА
159 days ago · From Казахстан Онлайн
ЛЮДИ И ПРИРОДА ВЕЛИКОЙ СТЕПИ. ОПЫТ ОБЪЯСНЕНИЯ НЕКОТОРЫХ ДЕТАЛЕЙ ИСТОРИИ КОЧЕВНИКОВ
Catalog: История 
159 days ago · From Казахстан Онлайн

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ТАЙНЫЕ КОНТАКТЫ МАОИСТОВ И АМЕРИКАНСКОЙ ДИПЛОМАТИИ В 1949 ГОДУ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Digital Library of Kazakhstan ® All rights reserved.
2017-2019, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK