BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-312
Author(s) of the publication: П. П. ТОПЕХА

Share with friends in SM

Вопрос о влиянии поражения Японии во второй мировой войне на ее социально-политическое развитие с каждым годом привлекает все более пристальное внимание. Объясняется это рядом причин как теоретического, так и практического характера. Ученые полагают, что многие тенденции развития современной Японии в конечном счете уходят своими корнями в период послевоенных преобразований, важных перемен в общественном строе, в значительной степени определивших последующее развитие японского капитализма. Внимание прогрессивных ученых Японии к этому вопросу заметно усилилось в конце 60-х годов в связи с наметившимися тенденциями возрождения милитаризма и императорской системы в Японии, а также в связи с разработкой демократическими силами стратегической линии и тактики борьбы, когда, по словам проф. Токийского университета Оиси Канъитиро, устои консервативной власти зашатались и появилась возможность победы левых сил. Именно в это время послевоенные преобразования становятся непосредственным объектом исследования1 .

Всестороннее изучение этой проблемы японские ученые начали с составления всеобъемлющей библиографии по истории оккупационного периода (1945 - 1952 гг.)2 . Эта работа была организована Японским обществом содействия развитию науки. Затем аналогичная библиография на западных языках была издана в США3 . В 1974 г. в Японии вышла в свет 8-томная коллективная монография "Послевоенные преобразования", подготовленная Институтом социальных проблем при Токийском университете и Обществом по изучению послевоенных преобразований с участием многих ведущих японских ученых - специалистов в области истории, экономики, права, международных отношений и др. В этом издании рассматриваются различные трактовки характера послевоенных преобразований (т. 1), международная обстановка периода оккупации (т. 2), содержится анализ политических событий (т. 3), преобразований в области экономики (т. 7), права (т. 4), трудовых отношений (т. 5) и последующего развития Японии.

Как свидетельствует этот многотомник, в настоящее время среди японских ученых марксистского направления существуют различные точки зрения относительно как характера послевоенных преобразований, так и подхода к их изучению. Ведется дискуссия о том, следует ли рассматривать их как явление, чуждое предшествующему историческому процессу в Японии, навязанное извне, или же как логическое


1 Оиси Канъитиро. Послевоенные преобразования и структурные изменения японского капитализма. "Послевоенные преобразования". Т. 1. Токио. 1974, с. 63 (на яп. яз.).

2 "Литература об оккупации Японии". Токио. 1972 (на яп. яз.).

3 "The Allied Occupation of Japan 1945 - 1952. An Annotated Bibliography of Western Language Materials". Princeton. 1974.

стр. 59


продолжение тех тенденций, которые возникли и развились в Японии задолго до ее поражения в войне.

Первая концепция нашла свое отражение в многочисленных трудах известного марксиста Ямада Моритаро. Его точка зрения по этому вопросу в общих чертах сводится к тому, что в результате военного поражения Японии в 1945 г. военный, полуфеодальный японский капитализм закончил существование, продолжавшееся почти три четверти века со времени буржуазной революции 1868 года. Начался новый этап в его развитии4 . Другими словами, Ямада делает упор на глубину послевоенных преобразований, считает, что они привели к радикальной ломке старого социально-политического строя. Вторая концепция наиболее последовательно изложена проф. Токийского университета Оути Дутому. В работе "Послевоенные преобразования и государственно- монополистический капитализм" он предлагает совершенно иную трактовку послевоенных преобразований, рассматривая их как развитие существовавших ранее тенденций государственно-монополистического капитализма. Японский капитализм, по его словам, еще в 30-х годах стал приобретать государственно- монополистические черты, которые особенно усилились во время подготовки войны и в ходе ее. Послевоенные преобразования во многом представляются продолжением тех же тенденций, так сказать, скачкообразным проявлением этого процесса. Они были направлены на создание более благоприятных условий для функционирования государственно-монополистического капитализма, и в этом их историческое значение5 .

Известный японский ученый Мориа Фумио, оценивая те же преобразования, заключает: "Хотя эти меры были проведены с целью осуществления задач односторонней американской оккупации, внутри Японии они представляли собой "демократическую" революцию сверху и в известном смысле включали в себя также революционные требования народа"6 .

Несколько иную оценку характера послевоенных преобразований дает профессор одного из киотоских университетов Рицумэйкан Токита Ёсихиса. В работе "Послевоенные преобразования и массовая борьба" он пишет, что США с целью овладения японским рынком сбыта товаров и приложения капитала, а также использования удобного географического положения Японии для агрессии в Азии пошли на проведение "демократических преобразований", но только в определенных пределах. Тем не менее хотя эти реформы были проведены сверху и имели ограниченный характер, они "отчасти отражали борьбу за демократические преобразования снизу, силами самого народа". Эти преобразования привели к значительным изменениям структуры довоенного японского капитализма, считает Токита, подняли демократические силы во главе с рабочим классом на политическую арену в качестве активной движущей силы послевоенной Японии7 .

В советской литературе вопрос о послевоенных преобразованиях в Японии освещен пока недостаточно. Из специальных исследований по этому вопросу имеется кандидатская диссертация А. Н. Панова "Послевоенные политические и экономические реформы в Японии" (1974 г.). В ней послевоенные преобразования сравниваются по их значению с буржуазной революцией 1868 г., излагается точка зрения, сущность которой сводится к тому, что они якобы представляют собой второй этап этой революции и решили те задачи, которые оказались ей не под силу в XIX веке. Хотя сравнение послевоенных преобразований с револю-


4 "Послевоенные преобразования". Т. 1, с. 76 - 77.

5 Там же, с. 9, 17, 56, 61.

6 Мориа Фумио. Краткая история японского капитализма. Т. П. Токио. 1974, с. 78 - 79 (на яп. яз.).

7 "Лекции по истории Японии". Т. 8. Токио. 1971, с. 124, 92 (на яп. яз.).

стр. 60


цией Мэйдзи с точки зрения их значения для последующего развития капитализма и правомерно, вряд ли можно считать их вторым этапом революции Мэйдзи, происшедшей более 80 лет назад. За это время задачи, не решенные той революцией, были либо решены эволюционным путем, либо изменились применительно к условиям капиталистических производственных отношений.

Один из ведущих американских японоведов, профессор Мичиганского университета Р. Уорд, считает, что, "несмотря на большой соблазн искать параллель между историческим значением событий, последовавших после 1868 г. и после 1945 г., такое сравнение было бы большой несправедливостью по отношению к конкретным фактам. Последствия Реставрации, если не само это событие, были подлинно революционными, учитывая условия токугавской Японии, тогда как долговременные последствия американской оккупации, несмотря на их важное значение, можно скорее сравнить с таким явлением, как "новый курс" в нашей собственной истории"8 . Главной целью американской оккупации в начальный ее период, по словам Уорда, "являлось разоружение Японии и создание условий, исключающих возможность возрождения опасности японской агрессии в западной части Тихого океана". В то же время он отмечает, что послевоенные преобразования не были односторонне навязаны Соединенными Штатами, а являлись синтезом демократических традиций довоенной Японии и американская инициатива играла роль катализатора процесса общественного развития9 .

Разгром японского милитаризма, в котором решающая роль принадлежит советскому народу и его вооруженным силам, до основания потряс не только всю идеологическую надстройку, но и экономический базис японского империализма. До войны Япония была развитой капиталистической страной, сохранившей ряд феодальных пережитков. Экономической основой японского империализма являлась легкая, в первую очередь текстильная, промышленность. Тяжелая и химическая промышленность преобладала главным образом в сфере военного производства, судостроения, авиастроения и т. д. Емкость внутреннего рынка была крайне ограниченной вследствие того, что накопление капитала внутри страны достигалось в основном за счет жестокой эксплуатации рабочих и служащих, полуфеодальной земельной ренты, взимаемой с крестьян. К узости внутреннего рынка следует добавить слабость энергосырьевой и финансовой базы японского империализма по сравнению с развитыми капиталистическими странами Европы и Америки.

Эта структурная слабость довоенного японского империализма, по словам В. И. Ленина, отчасти восполнялась, отчасти заменялась монополией военной силы или особым удобством грабить Китай и другие страны10 . Японский милитаризм действительно являлся орудием угнетения и порабощения соседних народов, служившим важным каналом капиталистического накопления монополий. Отсюда нетрудно понять, какой удар был нанесен по устоям японского империализма ликвидацией этой "монополии военной силы", Роспуск армии не только лишил императорскую систему одной из главных ее опор - милитаризма, но и в значительной степени расшатал и подорвал ее идеологические основы в глазах многих японцев, справедливо возлагавших на императора главную ответственность за войну и все бедствия и страдания народных масс, вызванные ею.

По словам японского ученого Камисима Дзиро, народ утратил веру в божественность и непогрешимость императора потому, что тот не принял на себя посредством харакири или отречения от престола от-


8 "The American Occupation of Japan; A Retrospective View". Kansas University Press. 1968, p. 1.

9 Ibid., p. 8.

10 См. В. И. Ленин. ПСС. T. 30, c. 174.

стр. 61


ветственности за воину, которая велась от его имени не только как суверена, но и как верховного главнокомандующего. В подтверждение этого Камисима приводит выдержки из многочисленных писем, завещаний, дневников военнослужащих, изданных в последние годы, свидетельствующие о падении веры в императора среди военнослужащих императорской армии11 . Многие японцы рассматривали поведение императора в критический момент военного поражения Японии, его отказ взять на себя ответственность за войну как нарушение элементарных норм кодекса чести, которые внушались им со школьной скамьи, и это сознание способствовало освобождению многих из них от глубоко укоренившихся предрассудков.

Потерпела крушение и так называемая органическая теория государства, являвшаяся одной из главных опор реакционной монархической идеологии. Крушение абсолютистских и трансцендентальных концепций о государстве, включая теорию "полицентризма императора", согласно которой японская нация представлялась в виде единой патронимической семьи во главе с "божественным" императором в качестве ее "отца", Окума Нобуюки называет началом "духовной революции" японцев12 .

Разгром милитаристской Японии означал также крушение монархо- фашистского режима, который на протяжении многих лет беспощадно подавлял не только демократическое, но и любое прогрессивное движение в стране, служил ударным отрядом мировой реакции в Азии, наиболее активно выступавшим против национально-освободительного движения на Дальнем Востоке.

Исходя из интересов обеспечения прочного мира и безопасности народов, из интересов японских трудящихся, Советское правительство считало, что победа над японским милитаризмом должна быть закреплена путем проведения подлинной демилитаризации и демократизации Японии, заключения мирного договора, который открыл бы перед нею путь мирного и независимого развития, возрождения экономики, развития внешнеторговых связей и исключил в будущем возможность проведения этой страной агрессивной политики. Однако такому урегулированию препятствовала политика США и других империалистических держав, установление в Японии, по существу, единоличной американской оккупации. Она началась в условиях резкого обострения общего кризиса капитализма, распада колониальной системы империализма, когда народы ряда европейских и азиатских стран, вдохновленные победой союзных держав над фашистской Германией и милитаристской Японией при решающей роли Советского Союза, сбрасывали с себя ярмо фашизма и милитаризма и решительно становились на путь демократии и социализма. Национально-освободительная борьба расшатала основы колониального господства империализма в Азии. Народы всего мира, в том числе и американский, в результате победы в войне, носившей в целом антифашистский характер, переживали бурный демократический, революционный подъем.

В подобных условиях американские империалисты, ставя своей главной задачей сохранение капиталистического строя в Японии, недопущение ее развития по прогрессивному пути, превращения ее в опору своего влияния на Дальнем Востоке и Тихом океане, в то же время не могли не считаться с условиями Потсдамской декларации.

Проведение послевоенных преобразований в конечном счете определялось соотношением сил на мировой арене, прежде всего между капитализмом и социализмом, а также соотношением сил в самой Японии.


11 Цит. по: Tsurumi Kazuko. Social Change and the Individual. Japan before and after Defeat in World War II. Princeton - N. Y. 1970, p. 186.

12 Ibid., p. 188.

стр. 62


В ожесточенной классовой борьбе, развернувшейся в стране после ее капитуляции, было два основных течения: борьба демократических сил за народно-демократические преобразования снизу во главе с рабочим классом и при поддержке международных демократических сил, в первую очередь Советского Союза, с одной стороны, и американская политика "демократизации сверху", отвечавшая классовым интересам монополистического капитала США и в основном разделявшаяся правящими кругами Японии, испытывавшими страх перед революцией в стране - с другой. Эта политика была крайне непоследовательной и противоречивой. В происходившей борьбе преимущество было на стороне господствующих классов, пользовавшихся поддержкой оккупационных властей.

Как известно, во время войны, в период разгула монархо-фашистской реакции, политические партии, профсоюзы и другие организации трудящихся были распущены. Вместо профсоюзов было создано "надклассовое" "Общество служения отечеству через производство" ("Сампо") по типу "Трудового фронта", существовавшего в фашистской Италии и нацистской Германии. С того времени независимое профсоюзное движение в Японии перестало существовать. Вместо распущенных политических партий в 1940 г. была создана единая партия правящей верхушки - "Политическая ассоциация помощи трону", действовавшая под различными названиями вплоть до сентября 1945 г, как орудие господствующих классов.

Япония потерпела поражение в иной обстановке, чем Германия или Италия. В последней еще в ходе войны народ организовал активную партизанскую борьбу, которая при помощи союзников завершилась изгнанием немецких войск и свержением фашистского режима в стране. В Германии вследствие ее отказа от безоговорочной капитуляции вермахт был полностью разгромлен, страна оккупирована союзными войсками, фашистский государственный аппарат упразднен и вместо него создана оккупационная администрация на четырехсторонней основе. Япония же приняла условия Потсдамской декларации и капитулировала до того, как была занята союзными войсками, если не считать острова Окинавы и других небольших островов. Со времени принятия решения о капитуляции 14 августа 1945 г. и до фактического установления оккупационного режима прошло около двух месяцев. Правящая клика получила своего рода "передышку", которая была максимально использована для принятия ряда важных мер, направленных на сохранение существующего государственного устройства13 .

Власть буржуазии и помещиков - так называемая императорская система - в то время держалась на двух главных опорах: армии и высшей бюрократии во главе с "дворцовой группой", состоявшей из высших советников императора, верхушки министерства двора, Тайного совета, палаты пэров. "Дворцовая группа" была тесно связана с помещиками и капиталистическими монополиями. Сущность послевоенной "оборонной стратегии" правящей верхушки Японии заключалась в том, чтобы отстранить от власти военных лидеров, ибо позиции их были значительно подорваны и они должны были стать главным объектом удара оккупационных властей, возложить на военных ответственность за войну и поражение, так сказать, принести их в жертву победителям и таким образом вывести из-под удара монополии. Существовавшая версия о диктатуре военщины, ее самостоятельной позиции в системе государственной власти, созданная японской пропагандой, как нельзя лучше пригодилась для осуществления этой задачи. Утрату военной опоры правящая верхушка решила возместить путем максимального ук-


13 Фудзивара Акира. Тихоокеанская война и крушение японского империализма. "Лекции по истории Японии". Т. 8, с. 322.

стр. 63


репления бюрократического аппарата, главным образом полицейских сил. Процесс увеличения их численности продолжался с молчаливого согласия оккупационных властей вплоть до ухода в отставку правительства Хигасикуни Нарухико в октябре 1945 года. Даже гвардейская дивизия была реорганизована в императорскую полицию14 .

Правящая верхушка постаралась убедить оккупационные власти в том, что существующий бюрократический аппарат является более эффективным орудием контроля над населением, чем намечаемая американская военная администрация. Этот важный шаг правящей верхушки Японии увенчался успехом. США отказались от первоначального плана создания военного правительства для Японии по типу Контрольного совета для Германии и решили использовать существующий японский аппарат власти для проведения своей оккупационной политики, установив так называемое косвенное управление страной.

Господствующие классы Японии предпринимали организационные меры, направленные против возрождения демократического движения. "Наибольшую тревогу должно вызывать не столько военное поражение, сколько коммунистическая революция, которая может возникнуть вслед за поражением", - говорилось в меморандуме принца Коноэ, представленном императору еще 14 февраля 1945 года15 . Господствующие классы Японии уже в ходе войны выражали опасение, что разгром императорской армии сделает их беззащитными перед разгневанным народом. Они испытывали страх перед революцией, которая не остановилась бы на ликвидации монархо- фашистского режима, а обернулась бы против капиталистического строя.

Важное место в "оборонной стратегии" господствующих классов отводилось сохранению и укреплению системы контроля над населением, предотвращению угрозы народной революции. Об этом свидетельствуют архивные материалы. 10 августа 1945 г., сразу же после совещания правящей верхушки в присутствии императора, отдел безопасности министерства внутренних дел направил начальникам отделов безопасности всех префектур развернутую инструкцию, в которой, в частности, указывалось: "В связи с существующим положением, сложившимся в результате военных действий Советского Союза против Японии, вам надлежит принять срочные меры, обеспечивающие полную гарантию сохранения общественного порядка и спокойствия,., провести конкретную подготовку, полностью гарантирующую немедленное проведение в жизнь чрезвычайных мер в отношении подозрительных лиц - подвергавшихся репрессиям, находящихся под негласным надзором (левых, антивоенных элементов, сторонников мира, корейцев, служителей культа)". Кроме того, местным органам власти предписывалось пресекать "распространение злостных слухов, разговоры по поводу ответственности за войну", "распространение нелегальной литературы, листовок, плакатов", запрещать митинги, собрания и т. д., особенно усилить надзор за прибывающими с материка демобилизованными солдатами и моряками, репатриантами и т. д.16 . Специальные указания об усилении мер безопасности следовали одно за другим из министерства внутренних дел губернаторам префектур, а из главного полицейского управления - местным органам безопасности и полиции.

Важную роль в сохранении материальной базы господствующих классов Японии, главным образом монополистической буржуазии, сыграла передача частным лицам и организациям огромных запасов военных материалов. Как показало расследование, проведенное специальной комиссией (комиссия Като), созданной по решению кабинета Суд-


14 Там же; см. также "История войны на Тихом океане". Т. V. М. 1958, с. 94.

15 См. "История войны на Тихом океане". Т. IV. М. 1958, с. 252.

16 Фудзивара Акира. Указ. соч., с. 321 - 322.

стр. 64


зуки в августе 1945 г. для выявления скрытых и незаконно присвоенных военных материалов, частным лицам и организациям было передано таких материалов на сумму 100 млрд. иен (по тогдашним государственным ценам)17 . Это свидетельствует о том, что правящая верхушка Японии, не полагаясь на милость победителя, проявляла заботу о сохранении своей власти и привилегий.

Трудящиеся массы Японии связывали свои надежды на освобождение от политического и экономического гнета с поражением монархо-фашистского государства. Революционная энергия, скованная в годы фашистской диктатуры, после капитуляции Японии в 1945 г. вырвалась наружу и проявилась в небывалой политической активности масс. Они продемонстрировали решимость бороться за коренные преобразования снизу, за мирный, демократический путь развития страны. Ведущей силой в этой борьбе был рабочий класс. Жизненные условия трудящихся, их лишения и бедствия, причиненные войной, стали катастрофическими после военного поражения Японии. Люди, оставшиеся без крова, безработные, демобилизованные военнослужащие и репатрианты наводняли города, росло число бродяг и голодающих вследствие острого недостатка жилищ и продовольствия. Условия труда на заводах и фабриках оставались такими же изнурительными, как и в военное время. Экономика страны находилась на грани полного развала. Правящая же верхушка была всецело поглощена работами о сохранении своей власти и привилегий.

Тяжелое положение, переживаемое страной во время войны и капитуляции, способствовало пробуждению классового самосознания масс. Последовательная борьба Советского Союза за подлинную демилитаризацию и демократизацию. Японии, критика советскими представителями в Дальневосточной комиссии и Союзном совете действий оккупационных властей и директив американского правительства, а также советские конструктивные предложения по осуществлению стоящих перед союзниками задач содействовали реализации отдельных демократических мероприятий, затрудняли проведение американскими властями реакционной политики и их сотрудничество с японскими правящими кругами, облегчали борьбу демократических и прогрессивных сил страны18 .

В октябре 1945 г. из тюрем были освобождены политические заключенные, в том числе руководители компартии и профсоюзов. Компартия впервые получила возможность легального существования и сразу же развернула широкую работу среди масс под лозунгами ликвидации императорской системы и создания народно-демократического правительства, организуя борьбу за предоставление трудящимся свободы слова, собраний, издательской деятельности, права на забастовки, демонстрации, митинги, сокращение рабочего дня до 7 - 8 часов, установление народного контроля над распределением продуктов питания и т. д. Благодаря самоотверженной борьбе в защиту интересов трудящихся компартия быстро укрепила свои позиции в профсоюзах, женских, молодежных, студенческих, кооперативных и других массовых организациях.

Сразу же после капитуляции Японии началось восстановление профсоюзов, распущенных во время войны, и в 1947 г, число их членов достигло 5,5 млн. человек, что составляло более половины всех рабочих и служащих страны. Столь стремительного роста численности профсоюзов не знала история международного рабочего движения.

В процессе борьбы против сгона крестьян с земли, проводимой помещиками в предвидении аграрной реформы, и в ходе движения за де-


17 "Political Development in Modern Japan". Princeton. 1968, p. 500.

18 "История внешней политики СССР". Т. 2. М. 1977, с. 114.

стр. 65


мократические преобразования в сельском хозяйстве по всей стране возникали крестьянские союзы, которые в феврале 1946 г. объединились в Японский крестьянский союз. Крестьянство выражало готовность в союзе с рабочим классом революционным путем разрешить наболевший вопрос о земле.

Упразднение существовавшей во время войны системы контроля над мыслями и культурой, искоренение милитаристского духа в области идеологии, воспитания, религии оживили культурную деятельность, которая при военно- фашистской диктатуре переживала период застоя. Застрельщиками новой культуры являлись представители прогрессивной интеллигенции, которые во время войны были брошены в тюрьмы за антивоенную пропаганду либо лишены права заниматься своей деятельностью. Профсоюзы в тесном сотрудничестве с ними развернули активную деятельность, связывая ее с очередными задачами политической и экономической борьбы рабочего класса.

В ноябре 1945 г. была создана Лига деятелей культуры Японии, в декабре - "Общество новой японской литературы", ядром которого стали писатели - ветераны пролетарской литературы. Общество начало издавать литературный журнал "Синнихон бунгаку" ("Новая японская литература"). Одно за другим создаются Общество демократических ученых, Лига японских журналистов, Молодежный совет по культуре, Женский демократический клуб и другие массовые организации. В ноябре 1945 г. возобновило свою работу Общество по изучению истории, деятельность которого была прекращена с января 1944 года. В феврале 1946 г. все эти демократические общества и организации объединились в Лигу демократической культуры.

Журналисты крупнейших японских газет "Асахи", "Майнити", "Ёмиури", объединившись в профсоюз, потребовали привлечения к ответственности военных преступников, ставили своей задачей превращение газет из органов военной пропаганды, находящихся на службе армии, во всенародные органы информации. Представители интеллигенции по всей стране создавали в просветительных целях народные университеты, устраивали публичные лекции, разъезжали по деревням и городам с лекциями и т. д. Движение за новую культуру переплеталось с борьбой народных масс за демократизацию страны19 .

Народ пробуждался к политической жизни. Полиция часто оказывалась бессильной перед организованными выступлениями трудящихся. Рабочие на фабриках и заводах требовали демократизации управления, повышения заработной платы, восстановления мирных отраслей промышленности. Экономические стачки быстро перерастали в политическую борьбу. В деревне крестьяне боролись против сгона их с земли, за снижение арендной платы, против завышенных поставок риса. Городское население выступало за энергичные меры для преодоления продовольственного кризиса, выявления скрытых запасов товаров, сырья и продовольствия. Во многих городах создавались комитеты народного контроля за распределением продовольствия, комитеты рабочего контроля над производством, которые при соответствующих условиях могли стать опорой народной власти. Коммунистическая партия Японии (КПЯ) стремилась объединить эти массовые выступления трудящихся в единый народно-демократический фронт, ставящий своей задачей полное осуществление Потсдамской декларации, ликвидацию помещичьего землевладения, национализацию важнейших отраслей промышленности или установление народного контроля над ними, образование демократического правительства.

Мощный подъем демократического движения не раз создавал реальную угрозу существованию капиталистического строя в Японии. Как


19 "История войны на Тихом океане". Т. V, с. 161.

стр. 66


отмечает видный японский историк Токита Ёсихиса, "события, развивавшиеся в течение месяца после свержения правительства Сидэхара (в мае 1946 г. - П. Т .), показали, что господствующие классы оказались не в состоянии преодолеть кризис японского капитализма, не могли Задержать в своих руках политическую власть без поддержки американского империализма"20 .

Победе демократических сил воспрепятствовали оккупационные власти. Порвав с политикой сотрудничества с СССР, проводившейся во время войны, США перешли к политике конфронтации, стали на путь "холодной войны". В отношении Японии они взяли курс на ремилитаризацию и возрождение ее военно-промышленного потенциала, превращение ее в основной бастион борьбы против стран социализма и национально-освободительного движения в Азии. В связи с этим правящие круги США и Японии объединили свои усилия, направленные на ликвидацию демократических завоеваний японских трудящихся, предприняли решительное наступление против рабочего и демократического движения как главного препятствия на пути к достижению своих целей.

Несмотря на это, демократическое движение Японии продемонстрировало боевую энергию и высокую организованность, существенно воздействовало на политическую жизнь страны, вписав яркую страницу в историю освободительного движения своего народа. Эта борьба демократических сил, опиравшаяся на поддержку мировой демократической общественности, и прежде всего, Советского Союза, оказала большое влияние на размах и уровень послевоенных демократических преобразований, вынудила правящие круги США и Японии пойти на значительные уступки, провести ряд реформ во избежание более серьезных социальных потрясений. Американское правительство, как признавал бывший главнокомандующий союзными оккупационными войсками в Японии генерал Д. Макартур, пошло на уступки Советскому Союзу в выполнении решений о демилитаризации и демократизации Японии.

Хотя США вынуждены были пойти на ряд существенных уступок демократическим силам, эти уступки, разумеется, не выходили за рамки буржуазных реформ и не отвечали далеко идущим требованиям трудящихся масс. Уступки преследовали цель устранить некоторые крайности милитаризма, остатки монархо-фашистского режима, сложившегося во время второй мировой войны, феодальные пережитки, мешавшие развитию японского капитализма. С помощью некоторых реформ американский империализм стремился ослабить Японию как своего вчерашнего противника и потенциального конкурента на мировом рынке и одновременно направить бурно нараставшее революционно- демократическое движение в русло буржуазных реформ21 . В то же время США намеревались переделать японскую систему управления в соответствии с американской, что должно было облегчить подчинение Японии интересам американских монополий22 .

В начале октября 1945 г. оккупационные власти издали директивы об отмене реакционных законов "Об охране общественного спокойствия", "Об обеспечении государственной обороны", "О ликвидации тайной политической полиции" ("Токко" - японского гестапо), а также директиву "Об освобождении политических заключенных", среди которых было много руководителей коммунистического и рабочего движения. В декабре 1945 г. оккупационные власти дали распоряжение япон-


20 Токита Ёсихиса. Послевоенные реформы и массовая борьба. "Лекции по истории Японии". Т. 8, с. 104.

21 "История внешней политики СССР". Т. 2, с. 110, 114.

22 "The American Occupation of Japan", p. VI.

стр. 67


скому правительству об отделении религии синто, проповедовавшей миф о божественном происхождении императора, от государства и о запрещении культивирования веры в императора в школе. Тогда же был опубликован закон о профсоюзах (вступил в силу 1 марта 1946 г.), впервые предоставивший всем рабочим, а также государственным служащим право на организацию профсоюзов, на коллективные договоры и стачки. При этом оккупационные власти и японская буржуазия прилагали все усилия, чтобы установить контроль над профсоюзами, привить им дух экономизма и классового сотрудничества. По словам американского ученого М. Бронфенбренера, рабочая политика оккупационных властей в начальный ее период заключалась в насаждении широкого профсоюзного движения, "занимающегося главным образом экономической, а не политической деятельностью, по типу Американской федерации труда и Конгресса производственных профсоюзов"23 .

В конце февраля 1946 г., в соответствии с требованиями демократической общественности, оккупационные власти издали директиву о чистке общественных учреждений и политических организаций от лиц, связанных в прошлом с милитаристской и фашистской деятельностью. Хотя оккупационные власти посредством этой директивы намеревались в первую очередь избавиться от неугодных им лиц, ответственных за развязывание Японией войны против США, тем не менее, она нанесла серьезный удар по бюрократической системе, на которую опиралась императорская власть. В результате чистки были отстранены от общественной и политической деятельности более 200 тыс. человек.

Важным звеном борьбы против милитаризма и агрессии явился Международный военный трибунал для Дальнего Востока, созданный в январе 1946 г. в соответствии с условиями Потсдамской декларации. Суду его были преданы 28 представителей довоенной правящей верхушки Японии, среди которых оказались бывшие премьер-министры, высшие военные руководители, дипломаты, идеологи японского империализма, промышленные и финансовые магнаты. Однако далеко не все главные военные преступники Японии были посажены на скамью подсудимых.

В экономике довоенной Японии господствовали крупные монополистические объединения - дзайбацу, являвшиеся вдохновителями и организаторами империалистической агрессии. Во время войны они еще больше окрепли, возросла их роль в экономической жизни страны. Вопрос о роспуске этих объединений выдвигался демократическими силами Японии как первоочередная задача. Ликвидация всевластия дзайбацу рассматривалась ими в качестве необходимой предпосылки демократизации и демилитаризации. В руководящей директиве американского правительства "Основные принципы политики США в отношении Японии в начальный период оккупации", переданной генералу Макартуру 29 августа 1945 г., содержалось указание о проведении "экономической реформы, цель которой заключается в том, чтобы лишить Японию возможности вести войну". В ней говорилось о необходимости "разработки программы роспуска крупных промышленных и банковских объединений, которые осуществляют контроль над большей частью промышленности и торговли Японии", и о замене их организациями предпринимателей, которые могут обеспечить "более широкое распределение доходов и собственности на средства производства и торговли Японии"24 . По указанию оккупационных властей были распущены лишь головные


23 Ibid., p. 21. Поскольку надежды оккупационных властей не оправдались, они потребовали внесения в закон ряда поправок, в значительной степени ограничивавших профсоюзные права рабочих и служащих, и в 1949 г. он был коренным образом пересмотрен.

24 Цит. по: J. M. Maki. Conflict and Tension in the Far East. Key Documents 1894 - 1960. Seattle. 1961, pp. 129 - 130.

стр. 68


компании - Мицуи, Мицубиси, Сумитомо и другие, а их акции переданы другим акционерным компаниям.

По словам Бронфенбренера, американская программа декартелизации на том этапе "представляла собой часть большого заговора, направленного на устранение японской промышленности из международной конкуренции путем превращения предприятий в маломощные и экономически невыгодные - с недопустимо высокой себестоимостью"25 . Посредством этих мер США стремились изменить специфически японскую систему организации монополистического капитала, перестроив ее на американский лад, с тем чтобы облегчить проникновение своего капитала в экономику Японии, сотрудничество монополий обеих стран. Оккупационные власти предприняли также меры, направленные против возрождения крупных монополистических концернов. По их настоянию в апреле 1947 г. был издан "Закон о запрещении частной монополии и обеспечении справедливых сделок" (закон вступил в силу в июле 1947 г.). В декабре 1947 г. японский парламент принял "Закон о запрещении чрезмерной концентрации экономической мощи", предусматривавший разукрупнение больших монополистических компаний, в том числе и не входивших в объединения дзайбацу.

Согласно этим и другим "антимонополистическим" законам, запрещалось создание головных держательских личных уний, а также всякого рода картелей, слияний и других объединений компаний, которые могут содействовать усилению монополии, наносить ущерб свободной конкуренции, запрещалось владение акциями других компаний в размере свыше 25% капитала последних. Однако из списка предприятий, предназначенных для разукрупнения, были изъяты банки, которые затем стали опорой в деле восстановления распущенных монополистических концернов26 . Эти законы неоднократно пересматривались по мере свертывания политики декартелизации, проводимой оккупационными властями. Уже в 1949 г. фактически была восстановлена легальность основных средств монопольного контроля, которые до этого часто применялись в обход законов. Вместе с тем "антимонополистические" законы при всей их недостаточности в какой-то мере ограничивали монополию крупных капиталистических объединений и тем самым создавали более благоприятные условия для конкурентной борьбы, что стало немаловажным фактором послевоенного развития капиталистической экономики Японии.

К числу наиболее острых социальных проблем Японии принадлежал аграрный вопрос. До 1945 г. в деревне господствовало полуфеодальное паразитическое помещичье землевладение. Кабальная система аренды способствовала образованию аграрной перенаселенности, служившей резервуаром дешевой рабочей силы - резервной армии труда, - и оказывала влияние на общий жизненный уровень как в деревне, так и в городе. Помещичье землевладение наряду с монополистическим капиталом являлось одной из опор японского милитаризма и абсолютизма. Поэтому его ликвидация имела огромное значение для демократизации социальной, экономической и политической жизни страны.

Японская деревня всегда была ареной ожесточенной классовой битвы. Крестьянство боролось за полную ликвидацию помещичьего землевладения и передачу земли тем, кто ее обрабатывает, за лишение помещичьего класса командных позиций в деревне - контроля над оросительной системой, над местными органами власти, за снижение арендной платы и налогов, за льготное субсидирование сельского хозяйства


25 "The American Occupation of Japan", p. 20.

26 Кадзиниси Мицухая. История развития японского капитализма (продолжение). Токио. 1957, с. 327 (на яп. яз.).

стр. 69


и т. д.27 . Капитуляция Японии открыла полосу нового подъема борьбы крестьян против помещиков, за землю. Воодушевленное общим подъемом демократического движения в стране крестьянство давало отпор помещикам, стремившимся согнать арендаторов с их земель в предвидении аграрной реформы, требовало передачи ему земель, использовавшихся для военных целей, введения демократической системы поставок и нормирования продовольствия, демократизации деревенских управ и сельскохозяйственных ассоциаций, предоставления крестьянам права пользоваться казенными и общественными лесами и пастбищами и т. д.

Стремясь не допустить демократического преобразования сельского хозяйства революционным путем, помешать соединению борьбы крестьянских масс за землю со стачечной борьбой пролетариата и добиться раскола крестьянского движения, правящие круги США и Японии вынуждены были провести земельную реформу сверху. В основу ее был положен тот же принцип превращения части арендаторов в крестьян-собственников, который неоднократно выдвигался в прошлом и особенно во время войны в связи с появлением острого недостатка в продовольствии. Земельная реформа была направлена на то, чтобы создать стимул у крестьян-собственников и у помещиков для перехода к ведению хозяйства капиталистическими методами28 .

По официальным данным, на август 1950 г. государство выкупило у помещиков и отобрало у различных учреждений и продало крестьянам 1933 тыс. га, или 80% всей арендной земли. В результате удельный вес арендной земли резко снизился - с 46% до 10%29 . Частное крестьянское хозяйство стало преобладающей формой земельной собственности, были созданы более благоприятные условия для развития капитализма в сельском хозяйстве. Хотя земельная реформа привела к существенному изменению классовых отношений в деревне, она не решила аграрного вопроса. Большинство японских крестьян не в состоянии обеспечить себе сколько-нибудь сносное существование на приобретенном клочке земли и вынуждено арендовать землю или искать побочный заработок. Помещики, владея лесами, пастбищами, лугами, осуществляя контроль над местными органами власти, кооперативами и различными обществами, в большой степени сохранили политические позиции в деревне.

3 мая 1947 г. вступила в силу новая конституция Японии. Хотя предложение Советского Союза и демократической общественности Японии о ликвидации монархии и образовании республиканского строя не было принято США, новая конституция значительно ограничила прерогативы монархии, фактически отстранив императора от политической власти, трактуя его лишь как "символ единства нации". Абсолютная монархия была превращена в конституционную. Имущество императорского двора было конфисковано. Суверенная власть в стране, которая по конституции 1889 г. принадлежала императору, по конституции 1947 г. признана за народом. Конституция провозглашает равенство всех граждан перед законом и упразднение в связи с этим привилегированного сословия; неотъемлемое право граждан "избирать публичных должностных лиц и отстранять их от должности" (ст. 15), основные буржуазные свободы, в том числе право на создание организаций, "коллективные переговоры и прочие коллективные действия" (ст. 28).

Принципиальным новшеством в практике буржуазного государственного права стала декларация об отказе Японии "от войны как суверенного права нации, а также от угрозы или применения вооруженных


27 Я. А. Певзнер. Экономика Японии после второй мировой войны. М. 1955, с. 84 - 85.

28 В. А. Попов. Земельная реформа и аграрные отношения в Японии. М. 1959, с. 46 - 47, 52.

29 "История послевоенной Японии". Т. 1. Токио. 1961, с. 233 - 264 (на яп. яз.).

стр. 70


сил как средства разрешения международных споров" (ст. 9). Важными положениями новой конституции являются также наделение парламента статусом высшего органа государственной власти, признание известной автономии за органами местного самоуправления, независимости судебной власти от исполнительной и другие30 . Согласно конституции, главные должностные лица органов местных самоуправлений, члены их собраний и другие местные должностные лица, в том числе мэры городов и губернаторы префектур, подлежат избранию "населением, проживающим на территории соответствующего местного органа власти путем прямых выборов" (ст. 92).

Как и конституции других буржуазных государств, конституция Японии 1947 г. не устанавливала каких-либо мер, гарантирующих осуществление основных прав и свобод граждан. Ее демократические положения нарушаются или игнорируются правящими кругами Японии. Практически сведено на кет положение об отказе страны от создания сухопутных, морских и военно- воздушных сил в результате наращивания ее военной мощи под видом "сил самообороны". Массовые увольнения в периоды экономических спадов и кризисов и наличие массовой безработицы являются наглядным доказательством того, что записанное в конституции "право на труд" (ст. 27) также носит чисто декларативный характер.

Тем не менее, демократические положения конституции 1947 г. дали возможность трудящимся, опираясь на массовое движение, использовать их в качестве правовой основы для борьбы за мирный, демократический путь развития страны. Принятие новой конституции повлекло за собой изменение такого реакционного института, как патерналистская семейная система, юридически закрепленная гражданским кодексом 1898 года. В довоенной Японии с феодальных времен сохранялась средневековая семейная система с ее иерархией, консервативными принципами морали (патерналистское покровительство, безоговорочное повиновение младших старшим, женщин - мужчинам, единонаследие и т. д.). Главенство и право собственности в семье переходило к старшему сыну. Такие важные вопросы, как выбор супругов и их имущественное положение, развод, трудоустройство, перемена места жительства и т. д., решались главой семьи. В этих условиях семья, естественно, оказывала большое влияние на социальное положение и поведение как индивида, так и социальной группы, на систему воспитания и в конечном счете на формирование национального характера японцев. Именно на патерналистскую семейную систему опиралась реакционная "идеология государства", националистическая концепция "полицентризма императора".

Эта семейная система была в принципе отменена новым гражданским кодексом, принятым в 1947 г. в соответствии с конституцией. Женщина была уравнена в правах с мужчиной в семье, отменен принцип единонаследия. Всем членам семьи предоставлены равные права наследования имущества и т. д. Эта реформа оказала большое влияние на форму и функционирование семьи, на экономическую и политическую жизнь вообще. Разложение патриархальных семейных уз способствовало притоку рабочей силы на капиталистические предприятия, облегчало насаждение принципов буржуазной морали, капиталистического образа жизни. Однако, несмотря на серьезные сдвиги в статусе послевоенной семьи в Японии, она все же унаследовала ряд пережитков старой семейной системы, в особенности в области воспитания, взаимоотношений мужа и жены, роли женщины в семье и обществе и т. д. Конституция официально провозгласила "свободу мысли и совести"


30 Текст конституции см.: "Современная Япония". Справочник. М. 1973, с. 756 - 773.

стр. 71


(ст. 19) и свободу вероисповедания (ст. 20). Эта реформа, несомненно, содействовала секуляризации школьного обучения, освобождению молодежи от влияния религии.

В марте 1947 г. были изданы закон о школьном обучении и основной закон о просвещении, заменивший императорский рескрипт 1879 г. об основных принципах просвещения. Была создана система народного образования, в основном отвечавшая новой конституции. Период обязательного и бесплатного обучения был увеличен с шести до девяти лет, введен единый школьный поток по "системе 6 - 3 - 3", предусматривающий 6 лет обучения в начальной школе, 3 года - в средней школе первой ступени и 3 года - в средней школе второй ступени и затем 4 - 5 лет - в высшем учебном заведении. Существенному изменению подверглись методы преподавания, программы; из школьного обучения были устранены некоторые элементы националистической и шовинистической пропаганды, проведена децентрализация управления народным образованием в пользу муниципальных и сельских органов власти. В обучение, программы, школьные учебники получили доступ прогрессивные, демократические, миролюбивые идеи31 .

До своего поражения во второй мировой войне японская буржуазия применяла главным образом насильственные методы борьбы с рабочим движением. Рабочий класс страны не пользовался даже ограниченными буржуазно- демократическими правами, не имел права объединяться в профсоюзы, заключать коллективные договоры, участвовать в стачках. Это дало возможность буржуазии жестоко эксплуатировать и угнетать трудящихся, сохранять низкий уровень заработной платы и потребления. 7 апреля 1947 г. был принят закон о трудовых нормах, установивший 8-часовой рабочий день, часовой перерыв на обед, 25-процентную надбавку к заработной плате за сверхурочную работу, оплачиваемый отпуск (6 дней за первый год найма с последующим прибавлением 1 дня за каждый проработанный год, но в сумме не свыше 20 дней), ответственность нанимателя за охрану труда, санитарно- гигиенические условия, выплату компенсаций в случае производственного травматизма, условия производственного обучения и стажировки и т. д.

В развитие закона о трудовых нормах был издан ряд правительственных постановлений по вопросам охраны труда, условий труда подростков (до 18 лет), женщин, фабричных общежитий и т. д. Были приняты также законы о страховании и компенсации при несчастных случаях (7 апреля 1947 г.); об обеспечении найма (30 ноября 1947 г.); о страховании по безработице (1 декабря 1947 г.) и другие. Трудовое законодательство, однако, не привело к устранению в Японии ряда укоренившихся традиций в трудовых отношениях, задерживающих развитие классового самосознания рабочих, таких, как система пожизненного найма, оплата труда в зависимости от возраста и стажа, дискриминация в оплате труда в зависимости от пола, размера предприятия; системы временных и постоянных рабочих и т. д.

Важным политическим преобразованием явилось упразднение министерства внутренних дел, одной из основных опор императорской системы. Оккупационные власти еще в начальный период своей деятельности потребовали от японского правительства упразднения этого министерства, введения принципа выборности находившихся под его контролем местных органов власти, в том числе мэров городов и губернаторов префектур, которые до этого назначались правительством, децентрали-


31 Правящие круги Японии ведут систематическое наступление на демократические положения этого закона (запрещение работникам просвещения участвовать в политической деятельности, введение системы "аттестации" учителей, правительственного санкционирования учебных пособий и т. д.) с целью установления бюрократического контроля над просвещением, подчинения его задачам милитаризации страны.

стр. 72


зации управления полицией и передачи его из министерства муниципальным и префектурным властям. Эта реформа широко афишировалась оккупационными властями как важный шаг, направленный на ослабление власти центральной бюрократии над народом и укрепление массовой основы демократии посредством усиления власти местных самоуправлений. Однако в действительности США посредством этой реформы стремились лишь несколько ослабить позиции центральной бюрократии и превратить ее в послушное орудие осуществления своих империалистических целей32 .

Министерство продолжало осуществлять свои функции вплоть до конца декабря 1947 года. Прежде чем упразднить его, правительство провело ряд важных организационных мер, ограждающих интересы правительства. В июне 1947 г. были созданы государственный комитет по делам местных самоуправлений (впоследствии превращенный в министерство местных самоуправлений), управление безопасности и управление по строительству. Опираясь на эти органы и на систему местных финансов, правительство в значительной мере сохранило контроль над местными органами власти. В марте 1948 г. вступила в силу новая полицейская система, согласно которой она вновь была централизована под контролем правительства, значительно усилен ее репрессивный, антидемократический характер. Численность полиции была увеличена в 3 раза по сравнению с довоенной - с 30 тыс. до 95 тыс. человек, усилена ее вооруженность и мобильность33 .

Таким образом, разгром японского милитаризма во время второй мировой войны и последовавшие преобразования привели к глубоким изменениям в социально-политическом строе Японии, в расстановке классовых и политических сил. Ограничение роли императора статусом "символа единства народа", его отречение от своей божественной миссии, развенчание националистических мифов, отделение религии от государства, упразднение независимого императорского военного командования, военных министров и министерства внутренних дел, этой главной опоры монархии, все это существенно подорвало позиции императорской системы. Посредством земельной реформы полуфеодальное помещичье землевладение, являвшееся одной из основных опор абсолютной монархии, было в основном ликвидировано. Помещики сохранились лишь на горно-лесистых землях, но и они, по существу, превратились в капиталистических предпринимателей. Роспуск императорской армии, министерства внутренних дел, тайной политической полиции, проведение административной чистки подорвали позиции монархической бюрократии. Известному преобразованию подверглась также прежняя структура японской монополистической буржуазии в результате политики декартелизации, чистки административного аппарата и т. д. Наконец, с принятием новой конституции 1947 г. абсолютная монархия была превращена в конституционную. Были провозглашены и законодательно подтверждены основные буржуазно-демократические свободы: свобода слова, вероисповедания, собраний, организации, введено всеобщее избирательное право.

В результате этих преобразований японский империализм был очищен от прежних военно-феодальных аспектов и приобрел черты современного монополистического капитализма. Эти преобразования занимают видное место в комплексе тех предпосылок, которые обусловили быстрое развитие японского капитализма.

Земельная реформа не только способствовала расширению внутреннего рынка, но и содействовала разрешению проблемы рабочей силы, вынесшей на своих плечах основную тяжесть экономического роста.


32 См. "Лекции по японскому капитализму". Доп. том. Токио. 1954, с. 63 (на яп. яз.).

33 Там же.

стр. 73


Земельная реформа, покончив с помещичьим землевладением, обусловила значительный рост производительных сил в сельском хозяйстве, что способствовало переходу избыточного населения деревни, наблюдавшегося в довоенной Японии, в города. Вследствие этого вплоть до начала 60-х годов японская буржуазия не испытывала недостатка в рабочей силе, имела возможность сохранить низкий уровень заработной платы. Реформа системы народного образования, продлившая курс обязательного школьного обучения на 3 года, создала более благоприятные условия для подготовки молодых рабочих, за счет которых главным образом формировалась наемная рабочая сила, для приобретения ими знаний, необходимых для обслуживания нового оборудования. Введение трудового законодательства - трех законов по труду - частично изменило довоенный тип трудовых отношений. Широкий размах стачечной борьбы привел к повышению заработной платы в рамках роста производительности труда и, следовательно, к расширению личного потребления.

В то же время с помощью США японский империализм добился известной стабилизации, полностью сохранив свои позиции. Возникла новая система его господства над народом. Вся внутренняя и внешняя политика Японии по- прежнему подчинена интересам монополистической буржуазии в нарушение основных демократических прав, записанных в конституции. Японские правящие круги ведут ныне наступление на завоевания трудящихся, стремясь воссоздать систему милитаризма, национализма и реваншизма. Согласно докладу конституционной комиссии, представленному правительству в июле 1964 г., основными пунктами, по которым идет борьба вокруг вопроса о пересмотре конституции, являются, исключение из нее ст. 9 об отказе от войны и вооруженных сил с целью введения всеобщей воинской повинности, использования "сил самообороны" за пределами страны, создания ядерного оружия; усиление прерогатив императора, пересмотр парламентской системы и системы местного самоуправления. Одним из требований правых сил является включение в конституцию положений о "чрезвычайном положении" и "чрезвычайных мерах". В 1978 г. премьер-министр Такэо Фукуда санкционировал разработку "законов военного времени", включая проекты законов об "охране государственной тайны", "всеобщей мобилизации государства", "введении военного положения" и т. д.34 . На практике это означает передачу административной, законодательной и судебной власти в руки военных и ликвидацию буржуазной демократии.

Политике милитаризации и реваншизма демократические силы Японии, возглавляемые коммунистической партией, противопоставляют лозунг демократического коалиционного правительства, созданного на основе единого фронта прогрессивных сил, выступающего против пересмотра конституции, за изменение правительственного курса, аннулирование японо-американского договора безопасности и превращение Японии в нейтральную страну, улучшение жизни народа, демократическое развитие образования и культуры35 . Сохранение послевоенных демократических завоеваний трудящихся во всех областях зависит от соотношения классовых сил, организованности, сплоченности и активности массовых демократических организаций Японии, возглавляемых рабочим классом.


34 "Правда", 1.II.1978, 10.II.1979.

35 См. Решения 11 съезда КПЯ, июль 1970 г. "50 лет КПЯ". Токио. 1975, с. 233 - 234 (на яп. яз.).

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ-ИЗМЕНЕНИЯ-В-ЯПОНИИ-ПОСЛЕ-ВТОРОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЫ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

П. П. ТОПЕХА, СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ЯПОНИИ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 14.02.2018. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ-ИЗМЕНЕНИЯ-В-ЯПОНИИ-ПОСЛЕ-ВТОРОЙ-МИРОВОЙ-ВОЙНЫ (date of access: 27.11.2020).

Publication author(s) - П. П. ТОПЕХА:

П. П. ТОПЕХА → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
1251 views rating
14.02.2018 (1017 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Окна. Пластиковые или деревянные?
Какие преимущества у пластиковых окон перед металлическими и деревянными?
Абдельазиз Бутефлика
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
Тевтонский орден на Ближнем Востоке в XII-XIII вв.
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
В. БЕНЕКЕ. Военное дело, реформы и общество в царской России. Воинская повинность в России. 1874-1914
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
Обычай взаимопомощи в Дагестане в XIX - начале XX в.
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
Дагестан и отношения России с Турцией и Ираном во второй половине 70-х гг. XVIII в.
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
"Пражская весна" и позиция западноевропейских компартий
Catalog: История 
14 days ago · From Казахстан Онлайн
Эссад-паша Топтани
Catalog: История 
14 days ago · From Казахстан Онлайн
Становление и развитие народного образования в Саудовской Аравии в XX в.
14 days ago · From Казахстан Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·1242 days ago

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В ЯПОНИИ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2020, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones