BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-554
Author(s) of the publication: Ю. Е. Ивонин

Share with friends in SM

За два последних десятилетия буржуазными историками опубликовано множество общих и специальных трудов по истории дипломатии позднего средневековья. Из проблем, которые чаще всего являются объектом изучения в работах буржуазных ученых, в обзоре выделены следующие: общая оценка международной политики позднего средневековья, ее периодизация, политика императоров из династии Габсбургов, тесно связанное с этой проблемой соотношение Реформации и дипломатии, а также отношения западноевропейских государств с Османской империей.

В буржуазной историографии последних десятилетий заметна тенденция к реставрации ранкеанства. В объяснении основных тенденций европейской политики позднего средневековья наиболее распространена, например, концепция "равновесия сил", которую обосновал Л. Ранке еще в 40-х годах прошлого века (мы не касаемся здесь трактовок "равновесия сил" в публицистике XVI - XVIII вв.). Суть ее состоит в том, что в Западной Европе XVI - XVIII вв. постоянно поддерживалось "равновесие сил" между Францией и империей Габсбургов, тогда как остальные государства, в зависимости от того, кто из этих соперников сдавал позиции, примыкали к ослабевшей стороне, и, таким образом, преимущества не получал ни один из враждующих лагерей 1 . Однако концепция Ранке не вскрывала главных факторов, связанных с классовой борьбой и в конечном счете обусловливавших соотношение сил в Западной Европе.

Идеалистической является и точка зрения английского историка Г. Мэттинли, Выступавшего против концепции Ранке и настаивавшего на многообразии сил и течений в западноевропейской политике начала XVI века. Мэттинли рассматривал формы европейской дипломатии прежде всего с точки зрения распространения методов и техники итальянской дипломатии на всю Западную Европу 2 . Но и в том и в другом случае преувеличивается роль монархов в истории дипломатии. Весьма рельефно это выступает в работе французского ученого А. Лапейра. Он, хотя и отмечает, что суверены часто идентифицировали свои интересы с интересами нации и государства, утверждает, что внешняя политика была их главным занятием 3 , не связывая при этом внутреннюю политику с внешней. Для современной буржуазной историографии характерна также тенденция сводить международные отношения позднего средневековья к борьбе между тремя империями (Габсбургов, Османской, Русским государством) и национальными государствами, видеть в ней основу политического равновесия в Европе.

Большое место в работах буржуазных историков занимает проблема периодизации истории международных отношений позднего средневековья. Практически все предла-


1 Ranke L. Deutsche Geschichte im Zeitalter der Reformation. Bd. 1 - 6. Hamburg - Zurich - Wien. 1947; Hauser H., Renaudet A. Les debuts de l'age moderne. P. 1946, p. 390; Ritter G. Die Neugestaltung Europas im 16. Jahrhundert. Brl. (West). 1950, S. 98; Mousnier R. Les XVIe et XVIIe siecles. In: Histoire generale des civilisations. T. IV. P. 1965, pp. 138, 158; Tenenti A. La formatione del mondo moderno. XIV - XVII secolo. Bologna. 1980, p. 197.

2 Mattingly G. Renaissance Diplomacy. Lnd. 1955, pp. 59, 144.

3 Lapeyre H. Les monarchies europeennes du XVIe siecles. Les relations internationales. P. 1967, p. 309.

стр. 160


гаемые схемы не связаны с генезисом капитализма. История международных отношений здесь выступает совершенно изолированно, развиваясь, по существу, из самой себя. Американский историк К. Моуэт, выделяя период с 1453 по 1559 гг., называет его временем национальных государств, который сменяется кризисом вплоть до конца Тридцатилетней войны. Позже наступает высшая фаза в развитии дипломатии XVI - XVIII вв., ибо устанавливается господство международного права, но, как вынужден констатировать сам автор, скорее в теории, чем на практике 4 . Его соотечественник Д. Эллиот выделяет в международных отношениях XVI в. два этапа: на первом, главным содержанием которого являлись итальянские войны (1494 - 1559 гг.), происходившие, как известно, между Францией, Испанией и Священной Римской империей за господство в Италии, преобладали династические мотивы, на втором, стержнем которого были гугенотские войны (1562 - 1594 гг.), - религиозные. Развивая свою мысль, Эллиот уточняет, что вскоре после битвы при Лепанто (1571 г.) эпицентр европейских конфликтов сместился от борьбы между христианским Западом и мусульманским Востоком к борьбе между католическим Югом и протестантским Севером 5 .

Весьма часто и не без оснований период 1559 - 1660 гг. именуют эпохой испанского преобладания, имея в виду при этом военное могущество Испании. Но эту традицию пытается нарушить английский историк Г. Кэмен. Он указывает на неправильность сопоставления Испании и Священной Римской империи. Подчеркивая, что Испания была слабой в экономическом отношении страной, Кэмен объявляет ее упадок в последующие времена историческим мифом 6 . Лапейр, исходя из ранкеанской концепции, стремится обратить внимание читателя на то, что в конце XV - начале XVI в. французская монархия достигла точки равновесия сил с другими крупными государствами Западной Европы того времени и в первой половине XVI столетия поднялась на высшую ступень своего могущества 7 .

Большая часть работы Лапейра посвящена организации дипломатической службы, описанию дипломатических архивов и т. д. По существу, эти же вопросы находятся в центре внимания английского историка Ч. Картера, исследующего различные типы дипломатических источников, их характер и способы использования. При этом он в целом не свободен от ранкеанского слепого доверия к дипломатическому документу 8 .

Одной из центральных проблем в буржуазной историографии международных отношений позднего средневековья является проблема влияния Габсбургов на развитие европейской политики. Универсалистские тенденции, выразившиеся в попытках Габсбургов создать всемирную католическую империю, достаточно хорошо известны. Но именно они всегда вызывали особый интерес буржуазных историков, причем далеко не всегда чисто академический. Трактовка политики Габсбургов, в особенности Карла V, отражает политические настроения современной буржуазии. В 1958 г. 400-летие со дня смерти Карла V широко отмечалось в буржуазной исторической науке - в Гранаде и Париже состоялись две международные конференции, на которых среди прочих выступили такие известные историки, как французы Ф. Бродель и А. Лапейр, итальянец Ф. Шабод, бельгиец Ш. Верлинден. Конференцию в Париже открыл Р. Менендес Пидаль, президент испанской ассоциации исторических наук 9 . В подавляющей части докладов господствовала апологетическая оценка как политики, так и личности Карла V.

Если английские историки либеральных взглядов X. Кенигсбергер и Г. Моссе рассматривают идею средневековой христианской империи как хотя еще и достаточно живую, но противоречившую развитию национальных государств 10 , то в работах


4 Mowat К. A History of European Diplomacy. 1451 - 1789. N. Y. 1971 (1st. ed. 1928).

5 Elliot J. Europe Divided 1559 - 1598. Lnd. 1968; Dunn R. The Age of Religions Wars 1559 - 1689. Lnd. 1971 (ist. ed. 1970).

6 Кamen H. The Decline of Spain: a Historical Myth? - Past and Present, 1978, N 81.

7 Lapeуre H. Op. cit., pp. 71, 74.

8 Carter C. The Western European Powers 1500 - 1700. Lnd. 1971, pp. 12, 263.

9 Carlos V (1500 - 1558). Granada. 1958; Charles-Quint el son temps. P: 1959.

10 Коenigsberger H., Mosse G. Europe in the Sixteenth Century. Lnd. 1968, p. 4.

стр. 161


многих других западных авторов явственно ощущается стремление возвеличить и даже осовременить реакционную и в социальном и в политическом плане идею Священной Римской империи. Но в работе Кенигсбергера и Моссе ясно проглядывает и попытка представить Русское государство при Иване Грозном как империю с универсалистскими тенденциями наподобие империи Карла V или Османской империи 11 . Претензии Москвы на роль "третьего Рима", как известно, служили обоснованием для политики объединения всех русских земель и создания централизованного государства. Поэтому стремление поставить в один ряд политику Габсбургов и русских царей в научном отношении не выдерживает критики, а в политическом - достаточно тенденциозно.

Советская историческая наука убедительно показала, что главным вопросом внешней политики Русского государства было воссоединение русских земель. На это и была направлена борьба с Ливонским орденом в Прибалтике, захватившим исконные русские земли, преградившим Руси выход к Балтийскому морю и ставшим для нее барьером на пути установления торговых и культурных сношений с Европой 12 . Тенденциозность же нередко встречающихся в буржуазной исторической науке попыток поставить в один ряд империю Габсбургов, Русское государство и Османскую империю без учета уровней социально-экономического развития, определявшего внешнюю политику этих государств, проявляется в том, что на этом основании проводятся ложные параллели с современностью и делаются фальсификаторские заявления о якобы всегда присущей русским агрессивности в международных отношениях.

В современной буржуазной историографии политику деда Карла императора Максимилиана I (1493 - 1519 гг.) трактуют уже как своего рода попытки осуществления интеграции, якобы не наносившие ущерба европейскому развитию. С другой стороны, австрийские историки изображают этого императора как радетеля интересов Австрии и основателя австрийского государства 13 . В 70 - начале 80- х годов вышли в свет четыре тома фундаментального исследования австрийского историка Г. Висфлеккера (пятый том находится в печати) 14 . Это не просто биография Максимилиана I, но, пожалуй, наиболее полное изложение событий европейской политики конца XV - начала XVI века. При всей внешней объективности этого труда, основанного на изучении материалов из австрийских, а также многих западноевропейских архивов, оценка Максимилиана I и его деятельности сохраняет черты апологетики. Висфлеккер, подобно многим своим предшественникам, подчеркивает популярность этого императора в народе, хотя и не приводит сколько- нибудь аргументированных доказательств. Вместе с тем австрийский историк справедливо отмечает по существу средневековое мировоззрение Максимилиана I, мечтавшего о реставрации державы римских императоров, Карла Великого, Оттонов и Штауфенов. Основные результаты политики и деятельности своего героя Висфлеккер видит в следующем: он заложил основание универсальной империи Карла V и создал ось Вена - Мадрид 15 .

Но в центре внимания буржуазных историков находятся политика и личность Карла V. Поток работ на эту тему не прекращается по сей день. Среди них и объемистые монографии, и научно-популярные издания, и беллетризованные биографии. Хорошо известно, что Карл V стремился сделать Европу габсбургской и католической под эгидой Священной Римской империи. Эта тенденция в его политике всегда привлекала к себе внимание реакционной буржуазной историографии, превозносившей идеи универсальной католической монархии и видевшей "величие" Карла V в том, что он использовал оружие веры для борьбы с внутренними и внешними врагами в целях создания единства христианского мира. При этом существуют отличия в подходе к политике Карла V между немецкими и испанскими историками.


11 Ibid., pp. 174 - 175.

12 Зимин А. А. Россия на пороге нового времени. М. 1972, с. 396; Поршнев Б. Ф. Тридцатилетняя война и вступление в нее Швеции и Московского государства. М. 1976, с. 16; Хорошкевич А. Л. Русское государство в системе международных отношений конца XV - начала XVI в. М. 1980, с. 253.

13 Grill H. Maximilian 1 und seine Zeit. Innsbruck - Wien - Munchen. 1977.

14 Wiesfleсker H Kaiser Maximilian 1. Das Reich, Osterreich und Europa an der Wende zur Neuzeit. Bd. I - IV. Munchen. 1971 - 1981.

15 Ibid. Bd. I, S. 11. 12.

стр. 162


Итальянский ученый Б. Анатра проводит интересную мысль, что немецкие историки видели в политике Карла V воплощение германских интересов, а испанские - продолжение политики Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской 16 . Подобные оценки политики Карла V служат прежде всего интересам националистической пропаганды и далеки от науки. Попутно заметим, что в профашистской историографии 30-х годов в империи Карла V видели чуть ли не предшественницу третьего рейха 17 .

В послевоенные десятилетия в политике Карла V стали искать прообраз европейской интеграции и потому всячески ее превозносить. Конъюнктурные намерения авторов этих работ и их политическая тенденциозность слишком очевидны 18 . Некоторые буржуазные авторы, стремясь обелить Карла V, напротив, пытаются доказать, что его политика была только ответом на попытки французских королей создать универсальную католическую монархию, тогда как сам Карл V якобы только продолжал начатую Фердинандом Арагонским политику защиты католической веры от мавров 19 . Несколько уклончиво характеризует универсалистскую политику Карла V испанский историк Х. Йовер Замора, считающий, что император, наследовавший трем линиям (Габсбургам, испанской монархии и бургундскому дому), продолжал их политику. При этом автор не выделяет главное направление в политике Карла V 20 .

Многие немецкие историки, начиная еще с Ранке, видят причины конечного провала политики Карла V не в ее исторической обреченности, а в политической раздробленности Германии и в том, что император мало занимался германскими делами 21 . Очевиден подтекст подобных рассуждений: если бы Карл укрепил Германию, он смог бы установить мировое господство. Несколько особняком в современной буржуазной литературе, посвященной Габсбургам, стоит монография уже упоминавшегося английского историка Кенигсбергера, хотя и в ней содержится преувеличенная оценка Карла V. Автор считает, что императору не удалось достичь экономического единства своих владений 22 , т. к. невозможно было совместить его личные и династические цели с интересами государства. Но в целом авторская позиция довольно расплывчата, что и понятно, поскольку поднятую проблему, несмотря на ряд точных замечаний, Кенигсбергер не связывает с генезисом капитализма в Западной Европе.

На буржуазную историческую науку, в частности на историографию международных отношений позднего средневековья, продолжают оказывать влияние взгляды Ф. Броделя. Рассматривая в комплексе экономические, социальные, политические, экономические и культурные процессы в истории стран Средиземноморья, он справедливо указывал, например, на связь религиозно-политических конфликтов в Германии с итальянскими войнами. В то же время отношения западноевропейских государств с Османской империей он рассматривал прежде всего в плане столкновения двух цивилизаций, отдавая преимущество в XVI в. Востоку 23 .


16 Аnatrа В. Carlo V. Т. I. Firenze. 1974, р, 11.

17 Rassow P. Die Kaiseridee Karls V dargestellt an der Politik der Jahre 1528 - 1540. Brl. 1932; Brandi K. Kaiser Karl V. Munchen. 1937; Tritsch W. Kaiser der Christenheit. Verlierer der Erde. Leipzig. 1935.

18 Tyler R. The Emperor Charles the Fifth. Lnd. 1956; Rassow P. Karl V - der letzte Kaiser des Mittelalters. Gottingen. 1957; Lucas-Dubreton J. Charles-Quint. P. 1958; Babelon J. Charles-Quint. P. 1958; Drion de Chapois F. Charles-Quint et l'Europe. Bruxelles. 1962; Fernandez Alvarez M. Politica mundial de Carlos V у Felipe II. Madrid. 1966; ejusd. Carlos V. Madrid. 1974; ejusd. Imperator mundi. Kaiser des Heiligen Romischen Reiches Deutscher Nation. Stuttgart - Zurich. 1975; Habsburg O. Karl V. Wien - Munchen. 1967; Madariaga S. Charles-Quint. P. 1969; Press V. Kaiser Karl V, Konig Ferdinand und die Entstehung der Reichsritterschaft. Wiesbaden. 1976; Ferdinandy M. Karl V. Eine Biographie. Munchen. 1978; Lahnstein P. Auf die Spuren Karl V. Munchen. 1979.

19 Menendez Pidal R. Formacion del fundamental pensamiento politico de Carlos V. In: Charles- Quint et son temps, pp. 2, 5 ; Кonig H. -J. Monarchia Mundi und Res Publica Christiana. Hamburg. 1969, S. 190.

20 Jover Zamora J. Carlos V у los espanols. Madrid. 1963, pp. 28 - 29.

21 Ranke L. Op. cit., Bd. 2, S. 397; Skalweit S. Reich und Reformation. Brl. (West). 1967, S. 88.

22 Koenigsberger H. The Habsburgs and Europe. 1515 - 1660. Ithaca - Lnd. 1971, pp. XIII, 20 - 21.

23 Braudel F. La Mediterranee et le Monde mediterraneen a l'epoque de Philippe II. P. 1949, pp. 597, 732.

стр. 163


Игнорируя социально-экономические и классовые основы международных отношений позднего средневековья, буржуазная историография, по существу, не исследует международного аспекта Реформации, а ограничивается тем, что прослеживает зависимость национальных реформации от международной обстановки в весьма ограниченных тематических и хронологических рамках. Изучая, например, итальянские войны как явление, охватывавшее собой весь комплекс международных отношений в Западной Европе первой половины XVI в., буржуазные авторы подчас игнорируют то обстоятельство, ЧТОБ этих войнах отразилась борьба папства и Габсбургов против крепнувших национальных государств 24 . Как замечает американский историк Р. Данн, в целом народы Европы "не были столь уж привержены к религиозному конфликту и было приложено много благородных усилий для того, чтобы смягчить конфликт между католиками и протестантами" 25 . Однако он не объясняет причин этого явления. Кроме того, смягчение остроты религиозного конфликта в трактовке Данна означает стремление вообще затушевать социально-политическую борьбу в Западной Европе позднего средневековья и игнорировать экономические и социальные корни Реформации.

Немалый интерес вызывает в буржуазной исторической науке проблема отношений между Западной Европой и Османской империей в эпоху позднего средневековья. Существует несколько довольно ярко выраженных тенденций в подходе к этой проблеме, сходных в игнорировании экономических и социально-политических аспектов политики западноевропейских государств в отношении Османской империи. В работах современного турецкого историка X. Иналчика (ныне работающего в США) настойчиво проводится идея о том, что Турция в XV - XVI вв. влилась в общий поток европейского экономического развития, приведшего к современному капитализму 26 , Но при этом он вовсе не пытается поставить вопрос о разнице уровней социально-экономического и политического развития западноевропейских государств и Османской империи.

В последние десятилетия отношения Османской империи с западноевропейскими странами стали привлекать все большее внимание историков США. Это связано с экономической и политической экспансией американского империализма на Ближнем Востоке и в Восточном Средиземноморье. Для американской историографии свойственно стремление характеризовать государственный строй Османской империи как "империализм". К. Кортепетер, например, считает, что проблемы Османской империи свойственны всем империям 27 . Не меняет сути дела и замена П. Шуге термина "империализм" понятием "пограничные общества", которым будто бы всегда свойственно стремление к расширению своей территории (к этим обществам автор относит и Османскую империю, и Россию XVI - XIX вв., и США прошлого века 28 , объединяя эти государства без учета способов производства, господствовавших в них). Подобная трактовка турецкой экспансии приводит и к неверному пониманию роли отношений между Османской империей и Западной Европой в мировой истории. Далек от истины и взгляд американского историка Э. Хесса на проблемы отношений Западной Европы и Османской империи как на столкновение двух мощных цивилизаций 29 . Оценка роли Балкан в международной жизни XVI - XVII вв. в буржуазной историографии страдает еще од-


24 Delumeau J. Naissance et affirmation de la reforme. P. 1958. (2 ed. 1965); Leonard E. Histoire generate du protestantisme. T. I. La Reformation. P. 1961; Wirkungen der deutschen Reformation bis 1555. Darmstadt. 1967; Religion the Reformation and the Social Change. Lnd. 1967; Seidel K. -J. Frankreich und die deutschen Protes-tanten 1534 - 1535. Munster. 1970; Zeeden E. W. Das Zeitalter der Glaubenskampfe 1555 - 1648. Munchen. 1973.

25 Dunn R. Op. cit., pp. IX - X.

26 Inalсik H. The Ottoman Empire: Conquest, Organisation and Economy. Lnd. 1978, p. 58.

27 Fisher-Galati S. Ottoman Imperialism and German Protestantism 1520 - 1555 Cambridge (Mass.). 1959; Kortepeter C. Ottoman Imperialism during the Reformation: Europe and Caucasus. Lnd. - N. Y. 1973 (lst. ed. 1972); Sugar P. Southeastern Europe under Ottoman Rule. 1453 - 1804. Seattle-Lnd. 1977.

28 Sugar P. Op. cit., p. 64.

29 Hess A. The Battle of Lepanto and Its Place in Mediterranean History. - Past and Present, 1972, N 57, p. 72.

стр. 164


ним существенным недостатком, поскольку мало внимания уделяется такому самостоятельному и значительному фактору, как освободительное движение балканских народов, на что уже обращали внимание советские историки 30 .

По истории итальянских войн за последние два десятилетия опубликовано сравнительно мало новых работ. Усилилось внимание к частным проблемам, особенно в итальянской и французской историографии. Написаны насыщенные богатым фактическим материалом труды, не представляющие, однако, интереса в концептуальном плане 31 . Появился ряд работ по истории военного искусства, тайной дипломатии, службы дипкурьеров и т. д., также не отличающихся особой новизной 32 .

В целом для современной буржуазной историографии международных отношений позднего средневековья характерны преувеличение внешнеполитических факторов в историческом процессе и некритическое отношение к дипломатическим документам. Традиционно преувеличивается роль личности в истории. Периодизация истории международных отношений позднего средневековья совершенно не увязывается с разложением феодализма и генезисом капитализма. Чрезвычайно характерной для современной буржуазной историографии является апологетическая оценка политики Габсбургов. Многим буржуазным авторам свойственна неприкрытая модернизация в интерпретации тех или иных крупных международных событий. Привлечение нового фактического материала, верные замечания частного характера не могут скрыть того факта, что в научном и методологическом отношении буржуазная историография международных отношений позднего средневековья за последние десятилетия в целом не вышла за рамки идеалистического истолкования последних.


30 Арш Г. Л.. Виноградов В. Н., Достян И. С., Наумов Е. П Балканы в международной жизни Европы (XV - начало XX века). - Вопросы истории, 1981, N 4, с. 32.

31 Giono J. Le desastre de Pavie. 24 fevrier 1525. P. 1963; Ricerche storiche et economiche in memoria di Corrado Barbagallo. T. I - II. Napoli. 1970; Meglio G. Carlo V e Clemente VII dal carteggio diplomatico. Milano. 1970.

32 Lot F. Recherches sur les effectifs des armees francaises. Des guerres d'Italie aux Guerres de Religion. 1494 - 1562. P. 1962; Gush G. Renaissance Armies. 1480- 1650. Cambridge. 1978 (1st. ed. 1975); Allen E. Post and Courier Service in the Diplomacy of Early Modern Europe. The Hague. 1972.

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/СОВРЕМЕННАЯ-БУРЖУАЗНАЯ-ИСТОРИОГРАФИЯ-О-МЕЖДУНАРОДНЫХ-ОТНОШЕНИЯХ-ПОЗДНЕГО-СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. Е. Ивонин, СОВРЕМЕННАЯ БУРЖУАЗНАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ О МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ ПОЗДНЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 07.07.2018. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/СОВРЕМЕННАЯ-БУРЖУАЗНАЯ-ИСТОРИОГРАФИЯ-О-МЕЖДУНАРОДНЫХ-ОТНОШЕНИЯХ-ПОЗДНЕГО-СРЕДНЕВЕКОВЬЯ (date of access: 04.12.2020).

Publication author(s) - Ю. Е. Ивонин:

Ю. Е. Ивонин → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
433 views rating
07.07.2018 (881 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Н. И. МИНИЦКИЙ. МЕТОДЫ ПОСТРОЕНИЯ НАУЧНОГО И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ
Catalog: История 
ПАРТИЙНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ИНСТИТУТА ИСТОРИИ АН СССР В ИДЕЙНОМ ПРОТИВОСТОЯНИИ С ПАРТИЙНЫМИ ИНСТАНЦИЯМИ. 1966 - 1968 гг.
Окна. Пластиковые или деревянные?
8 days ago · From Казахстан Онлайн
Какие преимущества у пластиковых окон перед металлическими и деревянными?
8 days ago · From Казахстан Онлайн
Абдельазиз Бутефлика
Catalog: История 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
Тевтонский орден на Ближнем Востоке в XII-XIII вв.
Catalog: История 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
В. БЕНЕКЕ. Военное дело, реформы и общество в царской России. Воинская повинность в России. 1874-1914
Catalog: История 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
Обычай взаимопомощи в Дагестане в XIX - начале XX в.
Catalog: История 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
Дагестан и отношения России с Турцией и Ираном во второй половине 70-х гг. XVIII в.
Catalog: История 
18 days ago · From Казахстан Онлайн
"Пражская весна" и позиция западноевропейских компартий
Catalog: История 
21 days ago · From Казахстан Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·1249 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·1249 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·1249 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·1249 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·1249 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·1249 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·1249 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·1249 days ago

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СОВРЕМЕННАЯ БУРЖУАЗНАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ О МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ ПОЗДНЕГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2020, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones