BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-429
Author(s) of the publication: В. Д. Неронова

share the publication with friends & colleagues

"Деление общества на классы в истории должно стоять перед нами ясно всегда, как основной факт" 1 . Этим ленинским указанием и его определением основных признаков классов руководствуются советские историки. Определение классов дано В. И. Лениным в статье "Великий почин": "Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают" 2 . Ленин указывал на необходимость исследования не только "каждого отдельного класса", но также и "различных групп или слоев внутри класса" 3 . Изучение классовой структуры докапиталистических обществ усложняется сосуществованием в них двух систем общественного деления - сословной и классовой, причем развитие этих обществ не доходит до формирования "бессословных", по терминологии Ленина, классов 4 . Эти замечания Ленина являются направляющими ориентирами в конкретно-исторических исследованиях, выясняющих состав класса рабов и его соотношение с сословием рабов.

В источниках, сохранившихся от древности, классовая структура не выступает прямо и непосредственно, она затушевана далеко не всегда полностью совпадающим с ней сословным делением. Люди того времени еще не умели определять социально-экономические группы, различающиеся своим местом в системе общественного производства. Древние памятники говорят более или менее определенно лишь о сословиях, т. е. о группах, различающихся своими правами и обязанностями в обществе, хотя, конечно, сословное деление отнюдь не было внеклассовым, способствуя формированию и укреплению классовых отношений посредством целой системы неравноправных юридических норм.

В связи с указанной особенностью древних обществ перед исследователями стоит трудная задача соотнесения тех или иных сословий с определенными общественными классами. В полной мере это относится и к проблеме соотношения сословия и класса рабов. Раб мог быть продан господином - таков главный отличительный признак сословия рабов. Класс рабов определяется в советской историографии как такая общественная группа, которая лишена собственности на средства производства и включается в производственный процесс внеэкономическим пу-


1 Ленин В. И. ПСС. Т. 39, с. 70.

2 Там же, с. 15.

3 Ленин В. И. ПСС. Т. 26, с. 60.

4 Ленин В. И. ПСС. Т. 6, с. 311, примечание.

стр. 62


тем, что в древности осуществлялось почти исключительно посредством прямого насилия.

Целью данной статьи является показ далеко не полного совпадения сословия и класса рабов в древнем мире, которое прослеживается на конкретном фактическом материале в трудах советских востоковедов и антиковедов. В докладе С. Л. Утченко и И. М. Дьяконова на XIII Международном конгрессе исторических наук 5 говорилось, что сословное и классовое деление полностью совпадало лишь в редких случаях и преимущественно на самых ранних стадиях формирования классового общества. Обычно же представители одного сословия, т. е. общественной группы с определенными правами и обязанностями, по своему фактическому месту в общественном производстве относились к разным классам. Сословное деление как бы затушевывало классовые отношения. Задача историка - разглядеть под покровом сословных отношений любого древнего общества его классовую структуру.

Е. М. Штаерман пишет, что по римским понятиям "рабом считался гот, кто родился от матери-рабыни или был куплен на законном основании, т. е. у магистрата, продававшего пленных или людей, обращенных в рабство за какое- нибудь преступление". В полной мере рабом признавался человек, рожденный в рабстве. "Раб был в абсолютной и безусловной личной собственности господина, бесконтрольно распоряжавшегося его судьбой и жизнью" 6 . По словам Э. Л. Грейс (Казакевич), в Афинах классического периода понятие "раб" было прежде всего юридической категорией: это был предмет собственности, форма богатства. По афинским понятиям IV в. до н. э. "раб - это человек, являющийся также имуществом., которое беспрепятственно можно передать в собственность другому" 7 . А. И. Доватур отмечает: "Раб бесправен. Он - собственность своего хозяина", "хозяин мог в любое время продать своего раба" 8 . Г. Ф. Ильин полагает, что "наиболее заметная общая черта, отличающая раба, - отсутствие права на свою личность" (в древнеиндийских сочинениях это формулируется достаточно определенно: "Раб - не хозяин самому себе") 9 . Г. М. Бонгард-Левин и А. А. Вигасин отмечают, что "наиболее полно понятия господина и собственника совпадали по отношению к рабам" 10 . На материале Новоегипетского царства Е. С. Богословский отмечает многократные упоминания о частных рабах, в распоряжении которыми "собственник был совершенно независим": их покупали, продавали, дарили, передавали по завещанию ".

И все же по вопросу о том, следует ли считать рабов особым сословием, мнения расходятся. Г. Ф. Ильин пишет, что "нигде рабы не могли составлять сословие, так как... были исключены из числа юридических лиц и были подчинены законам, которыми регулировалась собственность на вещи", а также постольку, поскольку "рабами не только рождались, но и делались" и притом "раб мог стать свободным". Тем самым, считает Ильин, рабы не соответствовали таким признакам сословия, как принадлежность к нему по рождению и пожизненное пребы-


5 Утченко С. Л.; Дьяконов И. М. Социальная стратификация древнего общества. М. 1970.

6 Штаерман Е. М. Расцвет рабовладельческих отношений в Римской республике. М. 1964, с. 160, 45.

7 Казакевич Э. Л. Рабы как форма богатства в Афинах IV в. до н. э. - Вестник древней истории (далее - ВДИ), 1958, N 2, с. 91; Грейс Э. Л. Что такое раб и искусство управления "людьми". - ВДИ, 1970, N 1, с 50.

8 Доватур А. И. Рабство в Аттике в VI-V вв. до н. э. Л. 1980, с. 87, 88.

9 Бонгард-Левин Г. М., Ильин Г. Ф. Древняя Индия. М. 1969, с. 336 - 337.

10 Бонгард - Левин Г. М., Вигасин А. А. Общество и государство древней Индии (по материалам "Артхашастры"). - ВДИ, 1981. N 1, с. 46.

11 Богословский Е. С. Собственность и должностное владение в древнем Египте. - ВДИ, 1979, N 1, с. 20, 21.

стр. 63


вание в нем 12 . Е. М. Штаерман смотрит на этот вопрос иначе. Она считает, что применительно к римскому обществу периода поздней республики нельзя отождествлять понятия "класс рабов" и "сословие рабов": "Рабы, хотя сами римляне их сословием не считали, ...несомненно, таковым были, поскольку условия, определявшие принадлежность к числу рабов - рождение от матери-рабыни, плен, законная продажа, - а также их положение в государстве и сумма прав (в данном случае, бесправия) были юридически зафиксированы. Первоначально, по-видимому, сословие рабов было в тоже время и классом, классом производителей материальных благ, лишенных собственности на средства производства и произведенный ими продукт и самих находившихся в собственности владельцев средств производства. Но так же, как это имело место при феодализме, ... постепенно углубляется несовпадение сословного и классового деления общества. Сословия расслаиваются, и сочлены их оказываются в разных классах" 13 . С этим мнением полностью соглашается С. Л. Утченко 14 .

К. К. Зельин полагает, что "рабы представляли собою часть населения государства, резко отличавшуюся в юридическом отношении от других частей, следовательно... они составляли сословие" людей, признаваемых действующим правом рабами, являющихся собственностью других людей, коллективов или даже "божества" 15 . М. А. Дандамаев, установив на материале вавилонского общества VII-IV вв. до н. э. большие различия в фактическом положении рабов, ставит вопрос: "Что общего между рабом, закованным в цепи и работавшим из-под палки, и рабом-эксплуататором, владевшим (правда, лишь на правах пекулия 16 ) средствами производства и надзиравшим над тем, как на него другие работали?" и отвечает: "Раба, закованного в цепи, и раба- эксплуататора объединяло то, что тот и другой принадлежали к сословию рабов и юридически оба они являлись вещью хозяина" 17 .

Определение рабов как сословия может быть обосновано, во-первых, отсутствием у них каких-либо прав в обществе (за исключением поздних древних обществ, когда государство начинает втягивать рабов в публично- правовую сферу). Бесправие же - это тоже важный юридический, т. е. сословный признак. Наличие или отсутствие у рабов отдельного жилища, семьи, имущества и даже рабов, та или иная степень правоспособности - все это целиком зависело от воли господина. Раб не имел права на собственность: все имущество, которым в ряде, случаев он владел, являлось собственностью его господина 18 . Во-вторых, рабское состояние передавалось по наследству, а принадлежность к той или иной общественной категории по рождению - один из признаков сословия. Что же касается замечаний Г. Ф. Ильина о том, что "рабами не только рождались, но и делались" и что "раб мог стать свободным", то сходные явления наблюдались и в положении других сословий, например, римских вольноотпущенников 19 . Г. Ф. Ильина, по- видимому, смущает то обстоятельство, что в древнеиндийском обществе с его уникальной стойкостью сословий (варн) их представители, по тем или иным причинам попавшие в рабство, формально сохраняли свою сословную


12 Ильин Г. Ф. Шудры и рабы в древнеиндийских сборниках законов. - ВДИ, 1950, N 2, с. 106, 107.

13 Штаерман Е. М. Ук. соч., с. 157.

14 Утченко С. Л. Кризис и падение Римской республики. М. 1965, с. 141 - 142.

15 Зельин К. К., Трофимова М. К. Формы зависимости в Восточном Средиземноморье эллинистического периода. М. 1969, с. 29. См. также: Штаерман Е. М. Древний Рим: проблемы экономического развития. М. 1978, с. 176.

16 Пекулий - имущество раба, собственником которого является его госпожой.

17 Дандамаев М.. А. Рабство в Вавилонии VII-IV вв. до н. э. М. 1974, с. 388.

18 Дандамаев М. А. Ук. соч., с. 203 ел.

19 Штаерман Е. М. Древний Рим, с. 185; ее же. Расцвет рабовладельческих отношений, с. 142, 157.

стр. 64


принадлежность 20 . Однако в данном случае речь идет лишь о следах прежней принадлежности к определенной варне: фактически же человек, попавший в рабство, переходил в сословие рабов. Такие следы прежней сословной принадлежности в той или иной степени осознавались самими древними и в других обществах, например, в Риме, где неблаговидным поступком считалась покупка частным лицом рабов из числа свободных, попавших в плен; обычно их эксплуатировало государство 21 . В- третьих, содержание понятия "сословие рабов" вполне соответствует и тому, как сами древние определяли эту общественную группу, относя к ней частных, государственных, собственно царских или императорских, храмовых, общинных, городских и других рабов. Положение их могло быть весьма различным: наряду с невольниками, подвергавшимися жестокой эксплуатации в рудниках или в других производствах с интенсивной эксплуатацией труда, имелись - в разных обществах в различных вариантах - многочисленные категории городских или сельских рабов, наделенных пекулием, имевших семью и подвергавшихся более умеренной эксплуатации; наконец, к этому же сословию принадлежали и рабы, занимавшие высокие государственные должности или выполнявшие ответственные поручения господина как частного лица, например, торговые агенты, секретари и т. п. Привилегированные рабы порой обладали большим имуществом и сами эксплуатировали рабов и свободных.

Е. М. Штаерман пишет о существовании в римском обществе двух эксплуатируемых классов, "иногда более или менее совпадающих, а иногда не совпадающих с сословием, а именно о рабах и колонах, с рядом промежуточных групп" 22 . В. И. Кузищин подчеркивает такое своеобразие классовой структуры обществ рабовладельческой и феодальной формаций, как существование классов-сословий, отмеченное Лениным 23 , и показывает, как это своеобразие проявлялось в классовой борьбе: поскольку "экономическая основа классовых антагонизмов прикрыта здесь юридическими, сословными перегородками", постольку "велика роль иных - неэкономических - факторов в классовой и социальной борьбе того времени". Это положение особенно характерно для ранних рабовладельческих обществ, когда еще не оформились основные классы-антагонисты - рабов и рабовладельцев 24 .

Принимая во внимание ленинское определение классов, следует отнести к классу рабов непосредственных производителей, не имевших собственности на средства производства в том хозяйстве, в котором они эксплуатировались, и насильственно включавшихся в процесс производства, даже если по законам и обычаям данного общества эти люди и не принадлежали к сословию рабов (например, должники, отрабатывавшие долг, и др.). Ряд историков возражают против игнорирования юридического статуса эксплуатируемых. Так, К. К. Зельин пишет, что "стремление обнаружить большее число рабов... приводит иногда... к тому, что рабы в юридическом смысле механически объединяются с людьми свободными, но лишенными средств производства и подвергающимися принуждению, хотя содержание этих двух понятий разное". Он


20 Бонгард - Левин Г. М., Ильин Г. Ф. Ук. соч., с. 392.

21 Штаерман Е. М. Расцвет рабовладельческих отношений, с. 45, 185.

22 Штаерман Е. М. О классовой структуре римского общества. - ВДИ, 1969, N 4, с. 39; ее же. Древний Рим, с. 190

23 "Известно, что в рабском и феодальном обществе различие классов фиксировалось и в сословном делении населения, сопровождалось установлением особого юридического места в государстве для каждого класса. Поэтому классы рабского и феодального (а также и крепостного) общества были также и особыми сословиями" (Ленин В. И. ПСС. Т. 6, с. 311).

24 Кузищин В. И. Понятие общественно-экономической формации и периодизация истории рабовладельческого общества. - ВДИ, 1974, N 3, с. 74.

стр. 65


указывает, что "без учета юридических категорий нельзя понять и исторически объяснить и самые формы зависимости, и классовую борьбу в докапиталистических обществах" 25 . М. А. Дандамаев солидаризируется в этом вопросе с К. К. Зельиным 26 . С. Л. Утченко и И. М. Дьяконов, как упоминалось выше, также писали о необходимости комплексного учета экономического и юридического положения общественных категорий при характеристике классовой стратификации древнего общества 27 .

Признавая важность экономического и юридического положения каждой общественной категории, нельзя вместе с тем не отметить, что соответствие экономических признаков класса рабов и юридического статуса рабского сословия - лишь частный случай соотношения сословия и класса рабов; к такой общественной категории применяется термин "класс-сословие рабов". Термином "раб" в его классическом значении, объединяющем сословные и классовые черты, обозначают "непосредственного производителя, лишенного средств производства, юридических и гражданских прав и составляющего абсолютную, неограниченную собственность своего владельца" 28 . Обычно же, как показывают исследования разных обществ, сословие и класс рабов соответствовали друг другу неполностью: с одной стороны, не все представители сословия рабов относились к классу рабов по своему месту в системе общественного производства, а с другой стороны, класс рабов состоял не только из собственно рабов, но и из представителей других сословий. О несовпадении сословной и классовой структур в эллинистических обществах писал К. К. Зельин: "В древности раб мог оказаться в иных случаях в таких же или даже еще лучших условиях, чем свободный... И наоборот: человек мог быть юридически свободным и в то же время находиться в тяжелой зависимости, подвергаться принуждению и угнетению. В истории древнего мира можно наблюдать возникновение классов в рамках сословий и постоянное их изменение в зависимости от общих исторических условий, тогда как сословия отличаются большей стабильностью" 29 .

Т. В. Блаватская, проанализировавшая манумиссии - отпускные грамоты, показала разное имущественное положение рабов, выкупавшихся на волю в Западной Локриде (Греция). Привилегированные рабы могли иметь заработок на стороне и собственные сбережения для выкупа и устройства своей дальнейшей жизни. Она установила, что некоторые выкупавшиеся рабы были людьми не только зажиточными, но и влиятельными: гарантами их отпуска на волю становились все члены народного собрания или всей общины 30 . Исследованиями Л. М. Глускиной установлено наличие имущественного и правового расслоения афинских рабов в IV в. до н. э. Рассмотрев положение рабов-торговцев и рабов-ремесленников, работавших на заказ, она делает вывод, что "общее увеличение числа вольноотпущенников в Аттике IV в. до н. э. само по себе говорит о распространении новых форм эксплуатации рабов путем предоставления им некоторой хозяйственной самостоятельности" 31 . Советскими учеными выявлена имущественная и правовая дифференциация рабов и отпущенников (причем рабское имуще-


25 Зельин К. К., Трофимова М. К. Ук. соч., с. 22, 28.

26 Дандамаев М. А. Ук. соч., с. 47 - 48.

27 Утченко С. Л., Дьяконов И. М. Ук. соч., с. 10.

28 Штаерман Е. М. К проблеме структурного анализа в истории. - Вопросы истории, 1968, N 6, с. 30; см. также: Дандамаев М. А. Рабство в Вавилонии, с. 47.

29 Зельин К. К., Трофимова М. К. Ук. соч., с. 23.

30 Блаватская Т. В., Голубцова Е. С., Павл овская А. И. Рабство в эллинистических государствах в III-I вв. до н. э. М. 1969, с. 52 - 53.

31 Глускина Л. М. Проблемы социально-экономической истории Афин IV в. до н. э. Л. 1975, с. 172.

стр. 66


ство являлось пекулием) в Сирии, Палестине и Египте 32 . Этот же процесс прослежен на материале западных провинций Рима. Рассмотрев особое сословие императорских отпущенников и рабов, историки пришли к выводу о роли рабско-отпущеннической администрации, служившей порождением и опорой императорского режима. "То, что рабы и отпущенники императоров были ответственны за многие финансовые и административные ведомства в городах и нередко по всей провинции, приближало их к положению высших сословий городов - декурионов и августалов" 33 . Привилегированное положение императорских рабов и отпущенников было показано и на римско-италийском материале 34 .

С III в., с началом кризиса Римской империи, положение меняется: сословия становятся наследственными, знать резко противопоставляется простонародью, в связи с чем "все реже встречаются занимающие высокое положение императорские отпущенники, которые постепенно совсем исчезают. Продвижение бывших, хотя бы и императорских рабов, видимо, становится несовместимым с укреплением сословного принципа" 35 . Е. М. Штаерман, характеризуя классовое расслоение сословия рабов в римском обществе позднереспубликанского и раннеимператорского времени 36 , пишет: "По-видимому, для рабов их сословная и классовая принадлежность первоначально более или менее совпадали". Постепенно это соответствие нарушилось: сословие рабов все более обособлялось от свободных граждан; последние, попадая в экономическое положение, близкое к рабскому (например, кабальные, отрабатывавшие свой долг), не считались рабами. Углубление пропасти между рабами и свободными было связано "с усилением значения рабов как класса непосредственных производителей значительной доли общественного продукта и с общей демократизацией римского общества". Увеличивалось несовпадение классовой и сословной принадлежности рабов. Сближение части их со свободными трудящимися отразилось на классовой борьбе в римском обществе, которая первоначально была направлена на личное освобождение (путем выкупа, бегства или, реже, восстания). "В более позднее время рабы выступают в классовой борьбе вместе с близкими им (если не по сословной, то по классовой принадлежности) свободными... Рабы вместе со свободной беднотой создают направленную против официальной идеологии "И культуры высших классов свою идеологию, наиболее полно отразившуюся в раннем христианстве" 37 .

На римском материале прослежена связь между типом хозяйства и характером эксплуатации рабочей силы 38 . Классическое рабство нашло, наибольшее применение в принадлежавших гражданам городских общин мелких и средних имениях-виллах, особенно в пригородных, с товарным производством, с узкой специализацией, и в ремесленных мастерских городских (муниципальных) владельцев. В виллах, более


32 Маринович Л. П., Голубцова Е. С., Шифман И. Ш., Павловская А. И. Рабство в восточных провинциях Римской империи в!-III вв. М. 1977, с. 127- 128, 179, 200 - 207.

33 Штаерман Е. М., Смирин В. М., Белова Н. Н., К о л о с о r с к а я Ю. К. Рабство в западных провинциях Римской империи в I-III вв. М. 1977, с. 207.

34 Штаерман Е. М., Трофимова М. К. Рабовладельческие отношения в ранней Римской империи (Италия). М. 1971, гл. 5.

35 Штаерман Е. М. Древний Рим, с. 175.

36 Штаерман Е. М. Расцвет рабовладельческих отношений; Штаерман Е. М., Трофимова М. К. Ук. соч.

37 Штаерман Е. М. Древний Рим, с. 177 - 179, 180 - 182, 183 - 184.

38 Сергеенко М. Е. Очерки по сельскому хозяйству древней Италии. М. - Л. 1958; Штаерман Е. М. Кризис рабовладельческого строя в западных провинциях Римской империи. М. 1957; ее же. Расцвет рабовладельческих отношений; ее же. Древний Рим; Штаерман Е. М., Трофимова М. К. Ук. соч.; Кузищин В. И. Римское рабовладельческое поместье II в. до н. э. - I в. н. э. М. 1973.

стр. 67


или менее удаленных от городских рынков, хозяйство было многоотраслевым и экстенсивным, а элементы товарного производства имели небольшой удельный вес; в таких имениях сочетались эксплуатация рабов и свободных арендаторов- колонов. В крупных же имениях - латифундиях или сальтусах - эксплуатировались и собственно рабы (как централизованным путем, например, в ремесленных мастерских, так и посредством наделения пекулием) и зависимые люди других категорий - колоны, кабальные должники, посаженные на землю клиенты и вольноотпущенники.

В римском обществе всегда имелись два эксплуатируемых класса - рабы и колоны. Классу рабов противостоял класс рабовладельцев; классу колонов противостояли магнаты, относительно которых отмечается, что класс, к которому они принадлежали, не имеет еще в нашей литературе адекватного наименования. Определяя характер производственных отношений во владениях магнатов, Е. М. Штаерман отмечает, что это был особый уклад, отличный от античного рабовладельческого, характерный "для более низкой стадии развития первых классовых обществ, предшествующих античному рабовладельческому обществу", и существовал он с древнейших времен, "со времен неразвитого или слабо развитого рабства". Сальтус был тесно связан с крестьянской общиной, которую он постепенно втягивал в орбиту своего влияния и эксплуатации. Эволюция производственных отношений в сальтусах в течение ряда веков шла по пути эмансипации колонов и в то же время укрепления рабовладельческих отношений, максимальное развитие которых в латифундиях и сальтусах приходится на время наибольшего расцвета рабовладельческого строя в Римской империи в целом. В III в. н. э., с началом кризиса рабовладельческой формации в Римской империи, сальтусы превращаются в очаги наиболее интенсивного формирования элементов феодальных отношений 39 .

В. И. Кузищин высказал ряд сомнений и возражений относительно концепции Е. М. Штаерман. В частности, он пишет: "Вызывает сомнение правомерность трактовки римского общества II в. до н. э. - II в. н. э., как состоящего из четырех основных классов: рабов и рабовладельцев, крупных землевладельцев и зависимых работников типа колонов или издольщиков". В. И. Кузищин считает более правильным "объединять сенаторскую аристократию, крупнейших провинциальных землевладельцев и муниципальную знать в один класс" 40 . Нужно добавить: ждет своего определения и классовая принадлежность колонов.

В 1960 - 1970-х годах продолжалось изучение илотии. Л. Н. Казаманова выявила на Крите "коллективную форму рабовладения - илотию", связанную с "коллективной формой собственности на землю и завоеванием". Кроме "рабов типа илотов" (мноитов и кларотов-войкеев), она отметила наличие здесь и частных покупных рабов (хрисонетов) 41 . И. А. Шишова сравнила положение пенестов Фессалии и илотов Спарты 42 . Рабская сущность илотии раскрывается и в некоторых главах коллективной монографии о рабстве на периферии античного мира 43 .

Л. А. Ельницкий выступил сторонником расширительного толкования понятия рабства. Он предложил смотреть "на явления, связанные


39 Штаерман Е. М. Древний Рим, с. 201 - 202.

40 Кузищин В. И. Рец. на книгу: Е. М. Штаерман. Древний Рим. -ВДИ, 1980, N 2, с. 165, 166.

41 Казаманова Л. Н. Очерки социально-экономической истории Крита V- IV вв. до н. э. М. 1964, с. 119, 117.

42 Шишова И. А. О статусе пенестов. - ВДИ, 1975, N 3.

43 Каллистов Д. П., Нейхардт А. А., Шифман И. Ш., Шишова И. А. Рабство на периферии античного мира. Л. 1968.

стр. 68


с понятием внеэкономического принуждения в древности, как на различные формы того же рабства" и "приобщить к этому понятию также и промежуточные социальные состояния, вынужденные к труду внеэкономическим путем...". Он сопоставляет древнейших римских клиентов с илотами и пенестами Греции; колонат, по его мнению, тоже специфическая форма рабства; он пишет о "порабощенном состоянии Рима" при этрусских царях; подобным образом оценивает он обращение римлян с покоренными италийскими племенами и с плебеями, положение которых было, по его словам, "мало в чем отличным от рабства" 44 . Концепция Л. А. Ельницкого не кажется нам убедительной, поскольку он, не проводя четкого различия между сословием и классом рабов, сближает с рабами в юридическом смысле людей, не являвшихся таковыми по своему правовому статусу, - клиентов, колонов, плебеев и др., за что его справедливо критиковал К. К. Зельин 45 . По нашему мнению, монография Л. А. Ельницкого может служить в известной степени доказательством того, сколь назревшей является задача внедрения в научный обиход отнюдь не тождественных понятий "сословие рабов" и "класс рабов".

К. К. Зельин исследовал положение в эллинистическом Египте как собственно рабов, так и эксплуатируемых работников, не являвшихся рабами по своему юридическому статусу, - военнопленных и узников, "царских земледельцев" и ремесленников, занятых в царских монополиях и др. Общую черту в положении всех групп эксплуатируемых он видит в государственном, административном принуждении. Он подчеркивает, что "рабы - лишь одна из многочисленных категорий зависимого населения, притом находившаяся не в самом тяжелом положении" 46 . Определения классовой принадлежности эксплуатируемых нерабского статуса в эллинистическом Египте он не предлагает. К подобным выводам приходит и А. И. Павловская в работе о рабстве в Египте. Она присоединяется к данному К. К. Зельиным определению рабов как сословия и критикует тех, "кто настойчиво подчеркивает в качестве основного признака рабского состояния отсутствие у раба средств производства (при наличии внеэкономического принуждения)" 47 . Из сопоставления этих двух подходов к определению раба видно отсутствие взаимопонимания между историками, когда нет четкого различения понятий "сословие рабов" и "класс рабов".

Н. Н. Пикус, исследовав положение "царских земледельцев" и ремесленников, составляющих сословие лаой в эллинистическом Египте, убедительно показал наличие рабовладельческих методов в эксплуатации этих юридически свободных работников, применяемого по отношению к ним государственного принуждения и лишения их основных средств производства 48 .

На материалах древнего Востока создан ряд капитальных работ о рабстве и других формах зависимости и эксплуатации. А. И. Тюменев, изучивший формирование и развитие государственного хозяйства в Шумере, показал, что в храмовых, энсиальных и царских хозяйствах эксплуатировались как собственно рабы, так и зависимые люди из местного населения. Рабская рабочая сила была представлена главным образом рабынями гим. Общей тенденцией эволюции положения


44 Ельницкий Л. А. Возникновение и развитие рабства в Риме в VIII-III вв. до н. э. М. 1964, с. 7, 15, 147.

45 Зельин К. К., Трофимова М. К. Формы зависимости, с. 12.

46 Зельин К. К. Исследования по истории земельных отношений в эллинистическом Египте II-I вв. до н. э. М. 1960; его же. Формы зависимости в эллинистическую эпоху. - В кн.: Зельин К. К., Трофимова М. К. Формы зависимости, с. 117.

47 Блаватская Т. В., Голубцова Е. С., Павловская А. И. Рабство в эллинистических государствах, с. 206.

48 Пикус Н. Н. Царские земледельцы (непосредственные производители) и ремесленники в Египте III в. до н, э. М. 1972.

стр. 69


непосредственных производителей в государственном хозяйстве на протяжении III тыс. до н. э. было постепенное слияние разных категорий, т. е. собственно рабов и зависимых работников из местного населения в общую массу подневольных людей, называвшихся гурушами. Большинство гурушей составляли работники нерабского статуса. А. И. Тюменев четко различает экономическую и юридическую стороны их положения: "Экономически они превратились в настоящих рабов. Юридически, однако, их положение, вероятно, отличалось от положения совершенно бесправных рабов. Так, их, по всей вероятности, нельзя было ни продавать, ни покупать" 49 . Труд А. И. Тюменева имеет в значительной степени принципиальное значение для выработки современного представления о соотношении сословной и классовой принадлежности подневольных людей древнего мира.

О. Д. Берлев доказал, что основную массу трудящегося населения Египта в эпоху Среднего царства (XXII-XVII вв. до н. э.) составляли хемуу нисут ("рабы, слуги царские") - местные жители, распределенные по профессиям и приписанные к государственным должностям. Хемуу передавались отдельным лицам вместе с должностью и работали на них. Большинство хемуу использовалось в земледелии, остальные были заняты в ремесле, в сфере обслуживания и на других работах, а также из них набиралось войско. Эти люди покупались, продавались, передавались по наследству и т. п., но всегда только вместе с должностью, к которой были приписаны. Отдельные лица могли, кроме того, иметь и частных рабов - бакуу, но последних было гораздо меньше. Определения классовой принадлежности хемуу автор не дает, считая, что "и этот обширный материал все еще нецелесообразно сводить к категорическим выводам политэкономического характера..." 50 .

Во многом сходную картину обнаружил в Малой Азии - в Хеттском царстве II тыс. до н. э. Г. Г. Гиоргадзе, с той разницей, что здесь "царские люди", принадлежавшие к трудящемуся и эксплуатируемому классу, прикреплялись не к должности, а к определенному имению в составе государственного сектора экономики. Они эксплуатировались в хозяйствах дворца, храмов, государственных ведомств, например, Каменного дома, царевичей, государственных служащих, где наделялись средствами производства и вели мелкие индивидуальные хозяйства-"дома". Обозначались они терминами "головы рабынь и рабов" "раб Каменного дома", "раб царевича". Кроме них, в хеттском обществе имелись частновладельческие рабы, лишенные средств производства. Г. Г. Гиоргадзе относит работников обеих категорий к одному "классу зависимых, подневольных" людей 51 .

На египетских источниках периода Нового царства Е. С. Богословский рассмотрел разряд работников, обозначаемых как "послушные призыву", т. е. зависимые люди, которых царь раздавал чиновникам в соответствии с занимаемой ими должностью. Люди этой категории выполняли все работы в усадьбах чиновников, жрецов, храмов и царя. Среди "послушных призыву" были люди разной социальной принадлежности - от рабов до высших сановников и членов царской семьи. "Послушные призыву" получали содержание от господина. Кроме них, у сановников, а также в царских и храмовых усадьбах имелись сравнительно немногочисленные собственные рабы, которые


49 Тюменев А. И. Государственное хозяйство древнего Шумера. М. - Л. 1956. с. 276.

50 Берлев О. Д. Трудовое население Египта в эпоху Среднего царства. М. 1972; его же. Общественные отношения в Египте эпохи Среднего царства. М. 1978, с. 7 - 8.

51 Гиоргадзе Г. Г. Очерки по социально-экономической истории Хеттского государства. Тбилиси. 1973, с. 10, 293.

стр. 70


обозначались терминами "баку" и "хему", ставшими тождественными в эпоху Нового царства. Ограниченность применения собственно рабов Е. С. Богословский объясняет тем, что, "очевидно, эксплуатация рабов, стоивших очень дорого еще и во времена Нового царства, была менее выгодной, чем эксплуатация людей, находившихся на другой ступени зависимости". Работники, занятые на полевых и иных работах вне усадьбы, никогда не назывались "послушными призыву" 52 .

Е. С. Богословский исследовал также положение семдет - преемников царских хемуу периода Среднего царства. Как и в работах О. Д. Берлева, основанных на памятниках Среднего царства, в его статье на материалах Нового царства показан "общегосударственный характер перераспределения трудящегося (прежде всего в условиях Египта - мужского) населения". "Люди-семдет служили основным резервом рабочей силы: в масштабах египетского государства". Они жили семьями, находились на государственном учете. Это трудовое население подвергалось смотрам, во время которых производился учет и распределение рабочей силы. Часть семдет брали в воины, а большинство посылали на хозяйственные работы. При назначении на должность, требующую профессиональной подготовки, семдет переводились в разряд мастеров, которые, как и чиновники, получали право на должностное владение. "Ни о какой свободе и полноправии не только людей-семдет, но даже и мастеров... не может быть и речи". Определения классовой принадлежности семдет Е. С. Богословский не предлагает. Отношения между "послушными призыву" и их господами он оценивает как "скорее внеэкономические", но в целом считает преждевременным давать определение социально-экономического строя древнего Египта и сопоставлять его "с общественными устройствами других стран и народов" Б3 .

М. А. Дандамаев исследовал рабство и другие формы зависимости и эксплуатации в вавилонском обществе халдейского и ахеменидского периодов (626 - 331 гг. до н. э.). Он установил, что рабство было распространено преимущественно в частном секторе экономики. Частновладельческие рабы назывались арду (раб) и амту (рабыня). Они эксплуатировались в качестве обслуживающего персонала, агентов по различным поручениям, сдавались в наем. По-видимому, большая часть рабов имела пекулий, в состав которого могли входить земельные участки, дома, скот и другое имущество. Часть храмовых рабов (ширку) тоже имела пекулий. Рабов с пекулием в виде средств производства М. А. Дандамаев считает самостоятельными производителями- земледельцами и ремесленниками. Иногда в состав пекулия могли входить и рабы. В этом случае раб - владелец пекулия фактически сам осуществлял рабовладельческую эксплуатацию. Но и раб и его пекулий оставались в полной собственности господина. В случае продажи раба - владельца пекулия в его цену включалась и стоимость пекулия.

Работники царских хозяйств и имений царских сановников назывались гарда или курташ. Часть курташ составляли чужеземцы-военнопленные, обращенные в рабство; но имелись среди них и свободные наемники, а также лица, отбывавшие временную повинность. Курташ были ремесленниками, пахарями, пастухами и другими работниками. М. А. Дандамаев пишет, что "по крайней мере часть курташ жила семьями". В документах упоминаются и рабочие партии, состоящие только из женщин, и .специализированные мужские отряды. В боль-


52 Богословский Е. С. "Слуги" фараонов, богов и частных лиц. (К социальной истории Египта XVI-XIV вв. до н. э.). М. 1979, с. 143.

53 Богословский Е. С. Государственное регулирование социальной структуры древнего Египта. - ВДИ, 1981, N 1, с. 19, 34; его же. "Слуги" фараонов, богов и частных лиц, с. 146, 147.

стр. 71


шинстве случаев курташ работали группами по нескольку сот, а иногда и более тысячи человек. Они получали натуральное довольствие, позже взамен части натурального пайка им стали платить деньги. В книге об Иране М. А. Дандамаев пишет: "Курташ обслуживали все громадное царское хозяйство в Персии и Эламе". Кроме рабов, в вавилонском обществе имелись многочисленные категории зависимых людей (иккару, эррешу, шушану, сипиру), лишенных средств производства и подвергавшихся внеэкономическому принуждению, но не считавшихся рабами. Они находились в личной зависимости от частных лиц или храмов. В отличие от рабов они не были собственностью своих хозяев и их нельзя было продавать.

Эксплуатируемый класс в Вавилонии, по определению М. А. Дандамаева, - это "сектор принудительного труда: большая часть рабов и зависимого населения, которые были лишены средств производства. Отдельную прослойку этого класса составляли беднейшие слои полноправных граждан, работавших по экономическим причинам по найму, а также рабы-должники". "Рабы составляли лишь часть класса подневольных лиц, лишенных собственности на средства производства и эксплуатируемых внеэкономическим путем" 54 . .

Г. М. Бонгард-Левин и А. А. Вигасин отметили тенденцию сближения рабского и нерабского труда в древней Индии: "По-видимому, положение многих работников, формально не являвшихся рабами, можно охарактеризовать как полурабское (например, слуги, издольщика)". Классовое сближение соответствующих слоев рабов и свободных в Сирии I-III вв. отмечает И. Ш. Шифман, а на материале египетского города Оксиринха на рубеже древности и средневековья (IV - середина VII в.) - И. Ф. Фихман 55 .

Принимая во внимание результаты исследований по истории древних обществ, И. М. Дьяконов предложил классификацию основных форм рабства в древности, учитывающую экономическое и юридическое положение эксплуатируемых. Он выделил три формы: рабство патриархальное, рабство классическое и илотию. "Патриархальный раб - это, хотя и бесправный, член семейной общины как производственного коллектива... именно этим он прежде всего и отличается от классического раба". Патриархальные рабы участвовали в общем с хозяевами производстве: обычно таким рабам поручались наиболее тяжелые работы, особенно в домашнем хозяйстве, где было легче осуществлять надзор за ними 56 . Классический раб "противостоит семье господина и как его собственность и как товар и уже не участвует в общем с хозяевами производственном процессе" 57 .

Г. Ф. Ильин предостерегает против отождествления "восточного" рабства с "патриархальным", как против подмены стадиальных различий в развитии рабовладельческих отношений территориальными 58 .


54 Дандамаев М. А. Рабство в Вавилонии VII-IV вв. до н. э., с. 334. 388 - 389, 389 - 390; Дандамаев М. А., Луконин В. Г. Культура и экономика древнего Ирана. М. 1980, с. 168.

55 Бонгард-Левин Г. М., Вигасин А. А. Ук. соч., с. 49; Шифман И. Ш. Сирийское общество эпохи принципата (I-III вв. н. э.). М. 1977;, Фихман И. Ф. Оксиринх - город папирусов. М. 1976.

56 Дьяконов И. М. Рабы, илоты и крепостные в ранней древности. - ВДИ, 1973, N 4, с. 28. Г. Ф. Ильин указывает, что в древности к числу домашних работ, кроме приготовления пищи, уборки в доме и ухода за детьми, относился и ряд важных производственных процессов: уход за скотом, обработка сельскохозяйственных продуктов и многие ремесла, поэтому домашние работы в древних обществах нельзя автоматически относить к внепроизводственной сфере (Ильин Г. Ф. Классовый характер древнеиндийского общества. - В кн.: Проблемы докапиталистических обществ в странах Востока. М. 1971, с. 164 - 165).

57 Дьяконов И. М. Ук. соч., с. 28.

58 Ильин Г. Ф. Рабство и древний Восток. - Народы Азии и Африки, 1973, N 4, с. 58, 59.

стр. 72


Говоря об историческом месте илотии, И. М. Дьяконов отметил, что патриархальным рабам в семейных общинах соответствовали илоты з государственных и в крупных частных хозяйствах. И те и другие не имели собственности на средства производства и насильственно принуждались к труду. Илоты наделялись пекулием в виде участка земли, скота, инвентаря, посевного зерна и т. п. и вели мелкое хозяйство под надзором управляющих. Илоты должны были отдавать господину (государству, царю, храму, сановнику- вельможе и т. п.) произведенный продукт целиком (если они находились на централизованном снабжении) или частично (если они должны были сами содержать себя). И. М. Дьяконов называет илота "эквивалентом патриархального раба в составе государственной (и вообще крупной) собственности" 59 .

Все три основные формы рабства - патриархальное, классическое и илотия - встречались в том или ином сочетании в различных обществах древнего мира 60 . И. М. Дьяконов пишет, что как в обществах феодальной формации не все зависимые люди были крепостными, так и в обществах рабовладельческой формации не все подневольные люди, эксплуатируемые рабовладельческими методами, были рабами классического типа. Как крепостничество было максимальной, крайней степенью феодальной зависимости, так и классическое рабство было наиболее тяжелой, крайней степенью рабской зависимости. Общим для всех "подневольных эксплуатируемых древнего общества" было "при преимущественно внеэкономическом характере эксплуатации отсутствие собственности на основные средства производства; превращение же самого эксплуатируемого юридически в "говорящее орудие", в юридическую собственность владельца средств производства есть частный случай внеэкономического принуждения трудящихся, лишенных собственности на средства производства" 61 . Как при феодализме, экономическая необходимость заинтересовать до некоторой степени эксплуатируемых в их труде, а также и сопротивление угнетенных далеко не всегда позволяли довести эксплуатацию трудящихся до полного крепостничества, так и в древности в силу тех же причин рабовладельцы и государство оказывались вынужденными в той или иной степени ограничивать эксплуатацию подневольных работников.

Советскими историками исследованы закономерности, определявшие зависимость форм эксплуатации от секторов экономики. Общая тенденция развития производственной структуры в древнем мире заключалась в переходе от преобладания государственного сектора экономики в древнейших обществах к преобладанию частного сектора в более поздних обществах. Эксплуатация собственно рабов была больше развита в частном секторе, хотя и здесь классическое рабство сосуществовало с другими видами эксплуатации - с клиентелой, долговой и патриархальной зависимостью. В государственном же секторе преобладала эксплуатация зависимых людей, не считавшихся рабами, т. е. не относящихся к этому сословию. И. М. Дьяконов предложил применять для их обозначения термин "илоты", которым древние спартанцы называли своих государственных рабов. По его мнению, собственно рабы (в период ранней древности преимущественно патриархальные), или "работники типа I", применялись в домашнем производстве. Илоты же, или "работники типа II", эксплуатировались исключительно в крупных хозяйствах, как государственных, так и выделенных в пользование сановникам в качестве их должностного имущества, и в отличие от собственно рабов не считались вещью, товаром. Ослабление рабских черт в


59 Дьяконов И. М. Ук. соч., с. 28.

60 Ильин Г. Ф. Рабство и древний Восток, с. 53 - 56, 58 - 59.

61 Дьяконов И. М. Основные черты древнего общества (реферат на материале Западной Азии). - В кн.: Проблемы докапиталистических обществ в странах Востока М. 1971, с. 135.

стр. 73


юридическом положении илотов объяснялось невозможностью организовать за ними столь же мелочной и систематический надзор, как в мелких частных хозяйствах. Впрочем, в тех случаях, когда можно было организовать соответствующий надзор, настоящие рабы использовались и в государственных и вельможеских хозяйствах, как, например, рабыни в царских и храмовых хозяйствах Шумера, что показано в книге А. И. Тюменева 62 . Труд мужчин-рабов в государственном секторе экономики в эпоху ранней древности почти не применялся. Подневольные работники-мужчины, занятые в полеводстве и на других работах в крупных хозяйствах, имели несколько смягченный юридический статус.

Рабы и илоты - две категории "внутри одного и того же социально- экономического класса" "подневольных работников рабского типа". "Между этими двумя типами нет разницы в самом главном: и те и другие эксплуатировались путем внеэкономического принуждения, и те и другие были совершенно лишены собственности на средства производства; другими словами, и те и другие принадлежали к числу подневольных работников древнего типа, которых ученые нашей школы, как правило, называют рабами, понимая в данном случае этот термин в экономическом, а не в юридическом смысле" 63 . И. М. Дьяконов пишет, что, "поскольку именно рабство было оптимальной для данной эпохи формой эксплуатации всех этих людей", которых он предлагает "объединить под наименованием "древних подневольных людей рабского типа", "можно было бы и весь класс эксплуатируемых называть рабами; теоретически это было бы обоснованным, однако на практике эта нивелировка под оптимальный для рабовладельцев вариант ведет... к большой путанице и многим недоразумениям, ко взаимному непониманию и научному разобщению, что практически задерживает развитие нашей науки" 64 . Мы все же полагаем, что лучшим способом преодоления этого взаимного непонимания будет различение понятий "сословие рабов" и "класс рабов", обозначающих две объективно существовавшие особые и не всегда полностью совпадавшие общественные категории. При этом условии может и должен быть сохранен термин "класс рабов" для обозначения основного эксплуатируемого класса древних обществ.

М. А. Дандамаев, признавая убедительность схемы И. М. Дьяконова, считает вместе с тем необходимым выяснение следующих весьма важных вопросов, касающихся положения и места зависимых людей: "1) какие причины породили появление гуруш и других зависимых людей? 2) действительно ли во всех случаях земля, на которой сидели зависимые люди, и орудия труда, которыми они пользовались, не принадлежали им самим? 3) могли ли какие-либо группы зависимого населения бросить работу на своих хозяев, одновременно отказавшись, разумеется, и от связанных со своим статусом выгод? 4) что объединяло и различало между собой различные группы зависимого населения?" 65 . К позиции И. М. Дьяконова близки взгляды Г. Ф. Ильина и М. А. Коростовцева 66 . В частности, Г. Ф. Ильин одновременно с И. М. Дьяконовым высказал предположение, что "в некоторых случаях (древний Египет, Шумер, Спарта) в будущем, возможно, понадобится разделять рабовладельческий уклад на два: государственно-(храмово)-рабовла-


62 Тюменев А. И. Ук. соч., с. 246, 281, 283, 284, 285, 363, 425, 430,

63 Дьяконов И. М. Рабы, илоты и крепостные, с. 15, 17, 18.

64 Дьяконов И. М. Основные черты древнего общества, с. 137.

65 Дандамаев М. А. Проблемы истории древневосточных обществ в трудах советских востоковедов (1967 - 1977). -ВДИ, 1977, N 4, с. 27 - 28.

66 Ильин Г. Ф. Классовый характер древнеиндийского общества; его же. Рабство и древний Восток; Коростовцев М. А. О понятии "древний Восток". - ВДИ, 1970, N 1.

стр. 74


дельческий и частно-рабовладельческий" 67 . Но у И. М. Дьяконова есть и противники, в частности Г. А. Меликишвили, выдвинувший ряд серьезных доводов против отнесения зависимых людей, эксплуатируемых в государственном секторе экономики, но не считавшихся рабами, к классу рабов 68 .

Итак, среди ученых нет особых расхождений в мнениях относительно того, что большая часть сословия рабов, несмотря на его классовое расслоение, обычно принадлежала по своему фактическому положению в системе общественного производства к классу рабов, составляя в нем "работников типа I", по терминологии И. М. Дьяконова. По поводу же определения классовой принадлежности "работников типа II", т. е. непосредственных производителей, лишенных собственности на средства производства и подвергаемых насильственному принуждению, но не относящихся к сословию рабов, мнения очень расходятся. Одни исследователи полагают, что работники типа I и типа II принадлежат к одному классу. К этому выводу вплотную подошел, хотя и не сформулировал его четко, А. И. Тюменев. Впоследствии эта точка зрения была глубоко обоснована И. М. Дьяконовым. Ее разделяют М. А. Дандамаев, Г. Г. Гиоргадзе, Г. Ф. Ильин и др. И. М. Дьяконов определяет класс, включающий работников типа I и типа II, как "класс древних подневольных людей рабского типа", М. А. Дандамаев - как "класс подневольных лиц". Мы считаем, что этот класс следует называть классом рабов, согласно принятой в советской историографии ленинской терминологии б9 , от которой мы не видим оснований отказываться при условии четкого различения понятий "сословие рабов" и "класс рабов". Согласно противоположной точке зрения, класс рабов состоит только из представителей сословия рабов (работников типа I), работники же типа II составляют особый класс (в Риме - класс колонов). Это мнение отстаивает Е. М. Штаерман. Между этими крайними полюсами находится концепция Н. Н. Пикуса, который определил лаой в элинистическом Египте как особый "класс-сословие государственных крестьян", подвергавшийся, однако, "безудержной рабовладельческой эксплуатации" 70 . Наконец, следует отметить, что ряд исследователей (О. Д. Берлев, Е. С. Богословский и др.) воздерживается от определения классовой принадлежности эксплуатируемых нерабского статуса в исследованных ими обществах.

Таким образом, хотя на сегодняшний день уже очень многое сделано для выяснения проблемы соотношения сословия рабов и класса рабов, она еще ждет своего окончательного решения. Достичь этого, по-видимому, можно путем применения единых критериев классового анализа.


67 Ильин Г. Ф. Рабство и древний Восток, с. 57.

68 Меликишвили Г. А. К вопросу о характере древнейших классовых обществ. - Вопросы истории, 1966, N 11; его же. Характер социально- экономического строя на древнем Востоке. - Народы Азии и Африки, 1972, N 4; его же. Некоторые аспекты вопроса о социально-экономическом строе древних ближневосточных обществ. -ВДИ, 1975, N 2.

69 "Рабовладельцы и рабы - первое крупное деление на классы" (Ленин В. И. ПСС. Т. 39, с. 70).

70 Пикус Н. Н. Ук. соч., с. 222.

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/СОВЕТСКАЯ-ИСТОРИОГРАФИЯ-О-СОСЛОВИИ-И-КЛАССЕ-РАБОВ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. Д. Неронова, СОВЕТСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ О СОСЛОВИИ И КЛАССЕ РАБОВ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 14.03.2018. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/СОВЕТСКАЯ-ИСТОРИОГРАФИЯ-О-СОСЛОВИИ-И-КЛАССЕ-РАБОВ (date of access: 22.04.2019).

Publication author(s) - В. Д. Неронова:

В. Д. Неронова → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
223 views rating
14.03.2018 (404 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
ПОЛОЖИТЬ КОНЕЦ ИЗМЫШЛЕНИЯМ О РЕВВОЕНСОВЕТЕ КАСПИЙСКО-КАВКАЗСКОГО ФРОНТА
13 days ago · From Казахстан Онлайн
ДЖ. Н. КЕРЗОН В РОССИЙСКОЙ СРЕДНЕЙ АЗИИ
Catalog: История 
13 days ago · From Казахстан Онлайн
According to our hypothesis, the conversion of electrons and positrons into each other occurs by replacing the charge motion vector with the opposite vector. This is explained by the fact that all elements of the electron's magnetoelectric system are opposite to all elements of the positron's magnetoelectric system. And this opposite is determined by the vector of their movement in space. Therefore, it is only necessary to change the motion vector of one of the charges to the opposite vector, so immediately this charge turns into its antipode.
Catalog: Физика 
Мы живем в самое прекрасное время в истории человечества с точки зрения продолжительности жизни и состояния физического здоровья населения. Сегодня люди и в 80 лет работают и сохраняют энергичный ритм жизни. Медики говорят, что это может быть правилом, а не исключением, когда люди начнут заботиться о своем здоровье. Здоровье - именно тот ресурс, без которого достичь успеха очень трудно. Это понимают и молодые люди.
63 days ago · From Казахстан Онлайн
ИРАНСКИЙ ДЕМОКРАТ-ГУМАНИСТ САЙД НАФИСИ
72 days ago · From Казахстан Онлайн
Рецензии. ТАНАКА АКИРА. ТАКАСУГИ СИНСАКУ И НЕРЕГУЛЯРНЫЕ ВОЙСКА
72 days ago · From Казахстан Онлайн
ЛЮДИ И ПРИРОДА ВЕЛИКОЙ СТЕПИ. ОПЫТ ОБЪЯСНЕНИЯ НЕКОТОРЫХ ДЕТАЛЕЙ ИСТОРИИ КОЧЕВНИКОВ
Catalog: История 
72 days ago · From Казахстан Онлайн
Что происходит с украинским книжным рынком сейчас? Почему война стала катализатором изменений в отрасли? Как школьные учебники тормозят развитие книгоиздания Украины и почему литература должна выдаваться не за счет бюджета? Изменения в рыночном ландшафте Украины обсуждали во время 25-го "Book Forum" в Киеве, участие в нем принимали и делегации из Казахстана.
78 days ago · From Казахстан Онлайн
А. И. ЗЕВЕЛЕВ, Ю. А. ПОЛЯКОВ, Л. В. ШИШКИНА. БАСМАЧЕСТВО: ПРАВДА ИСТОРИИ И ВЫМЫСЕЛ ФАЛЬСИФИКАТОРОВ
Catalog: История 
84 days ago · From Казахстан Онлайн
УЧАСТИЕ СОВЕТСКОГО АЗЕРБАЙДЖАНА В МЕЖДУНАРОДНОМ КУЛЬТУРНОМ И НАУЧНОМ ОБМЕНЕ В 20-30-е ГОДЫ
84 days ago · From Казахстан Онлайн

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
СОВЕТСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ О СОСЛОВИИ И КЛАССЕ РАБОВ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Digital Library of Kazakhstan ® All rights reserved.
2017-2019, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK