BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-927

Share with friends in SM

Я пришел в этнографию в силу определенного стечения обстоятельств. Дело в том, что мне посчастливилось учиться в университете в эпоху перемен - в 1990 - 1995 гг. Я поступил в Ростовский государственный университет как молодой человек из северокавказской автономии, и из меня собирались ковать государственный кадр, который для этого должен был постичь все премудрости марксистско-ленинского учения и теорию Советского государства. Первый год обучения именно так и было: я учился в негласно "элитной" первой группе потока и должен был изучить энное количество дополнительных предметов партийной направленности. Однако вскоре случились путч и последующая смена власти. Государства, которое нас целенаправленно пестовало для себя, более не существовало, и партия, бывшая его рулевым, была разогнана. На наши молодые и еще не окрепшие плечи неожиданно свалилась безмерная свобода.

Самой ответственной, безусловно, стала свобода выбора. Я, будучи внуком известного в Ногайской степи муллы, давно проявлял интерес к исследованию религии вообще и ислама в частности. Прочитав несколько книг, посвященных исследованию бытования религии у мусульманских народов СССР, я решил, что надо так же, как и их авторы, исследовать доисламские верования и культы. Такова была моя самая первая специализация.

Конечно, исследуя доисламские верования, я неизбежно пришел к выводу, что их нельзя рассматривать в отрыве от более широкого - исламского контекста, поскольку они не существовали как нечто самостоятельное. Доисламские верования уже на протяжении многих веков были частью исламских представлений, и люди их таковыми и воспринимали. Иначе и быть не могло: разве могли мусульмане признаться, что они верят в нечто, что является наследием других, более ранних времен, когда их предки еще не знали ислама. И я стал все теснее общаться со своим дедушкой, хотя и прежде любил с ним беседовать. Он еще в школьном возрасте дал мне образование на уровне мектеба1 я знал арабский алфавит и цифры2, умел читать Коран и знал основы мусульманского культа: помнил наизусть главные молитвы, а также порядок совершения повседневных обрядов. В то время я думал, что так же, как и дед, всю жизнь буду скрывать свои знания от властей, и лишь выйдя на пенсию, если к тому времени вообще останутся верующие, смогу помочь им, согласно религии предков, соединить узами брака их детей или похоронить стариков.

Свобода словно преобразила дедушку. Было удивительно смотреть, как у пожилого уже человека вдруг появилась энергия, которой позавидовали бы многие молодые люди. Он принялся за строительство мечети в центре Ногайской степи - с. Терекли-Мектеб: все время пропадал на стройке, а после возведения мечети занимался ее обустройством. К нему приходили сельчане всех возрастов, чтобы наверстать упущенное в советские годы и получить элементарные знания по исламу, а затем идти и проповедовать среди народа. Фактически он был последним муллой, умевшим читать книги на арабском, и, если бы в самом начале 1990-х годов не пала власть коммунистов, на нем прервалась бы живая традиция бытования ислама в Ногайской степи. Именно поэто-


Ахмет Аминович Ярлыкапов - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН.

стр. 48


му он, не жалея сил, делился с учениками знаниями, поскольку хотел, чтобы эта традиция не прерывалась. Удивительным было и то, что он, несмотря на большую занятость, находил время лечить местных жителей с помощью молитв. Его лечебная практика основывалась на древней традиции и была уже описана мной в отдельной статье (Ярлыкапов 1999).

Я считаю все это профессиональной удачей - не каждому исследователю удается наблюдать то или иное явление во время "крутых" перемен. Почему я об этом так подробно рассказываю? Потому что впечатления тех лет оказали на меня серьезное влияние. Уже в конце 1990-х - начале 2000-х годов я вновь их переживал, глубоко переосмысливал, снова и снова прокручивая в голове. Эта работа велась порой вне моего активного участия, просто мозг работал, приводя в движение какие-то свои глубинные механизмы. Работа эта велась даже тогда, когда я отдыхал. Сон, давая отдохнуть напряженно действовавшим днем участкам мозга, выражаясь футбольным термином, выпускал "на поле запасных игроков". Анализируя свои сны, я пришел к убеждению, что мозг человека во сне не отключается полностью, а продолжает вполне активную мыслительную деятельность. И на эту последнюю влияют порой совершенно невероятные факторы окружающего мира.

Данную мысль я хотел бы проиллюстрировать анализом собственных снов, на которые наложила глубокий отпечаток моя профессиональная деятельность. В первую очередь она отразилась на символике снов. Не меньшее влияние оказала, конечно, та культурная среда, в которой я вырос: ногайские обычаи, представления, верования и т.д.

Свою заметку я пишу в жанре автоэтнографии, который все еще кажется диковинным для отечественных этнографов. Взявшись за написание даже этого небольшого текста, я стал лучше понимать коллег: классические этнографические жанры предполагают погружение в иную среду, и ученый может несколько отстраненно рассуждать о том, что он наблюдает. Здесь же отстраниться не удается: необходимо описывать интимные переживания и делать их достоянием коллег и не только их. Конечно, не каждый может на это пойти. То есть, хотя часть этических проблем и оказывается в автоэтнографии снятой (об этом см.: Соколовский 2000: 73), на их месте появляется масса других, не менее важных. Среди них - нежелание исследователя пустить других в свой мир, который у каждого полон глубоко личных переживаний. Безусловно, не все из них следует делать всеобщим достоянием. Поэтому я хочу заранее предупредить читателя, что лишь немного приоткрою завесу над своими снами и приведу лишь те примеры, которые считаю нужными проиллюстрировать.

Посмотрим сны

Сон первый. Увидев его, я даже не удержался и написал в записной книжке на листке, датированном 25 мая 1999 г.: "Вторник. Видел удивительный сон". Прежде чем описать его, я сделаю несколько предварительных замечаний. 1999 год был весьма насыщенным для меня. В мае у меня прошла предзащита кандидатской диссертации, а в июне должна была состояться защита. Работа была посвящена исламу у ногайцев, и я был, конечно, весь в этом материале. В тот период мой дед тяжело заболел. Я давно его не видел, и каждый раз, когда созванивался с родными в Дагестане, мне сообщали о тяжелом состоянии здоровья деда, но ни разу не говорили о том, что он безнадежен. Тем не менее, какое-то чувство подсказывало мне, что дело близится к трагической развязке.

А снилось мне, что над бескрайней Ногайской степью раскинулось огромное воздушное здание прекрасной мечети с величественным золотым куполом. Он блестел и

стр. 49


переливался на солнце, а в воздухе распространялись звучные призывы азана3. Я приблизился к этому зданию и увидел небольшую пристройку к нему. В таких пристройках к мечетям обычно находятся кабинеты или комнаты отдыха имамов в перерывах между молитвами. Я вошел в пристройку и увидел деда, который жарил на плите баурсаки - поминальные пышки, и, не отрываясь от своего дела, обратился ко мне: "Ахмет, давай быстрее, что же ты медлишь и не едешь ко мне? Давай, давай быстрее!"

Через какое-то время я съездил домой и повидался с дедушкой. Он действительно был очень плох и уже не мог разговаривать - объяснялся только жестами. Спустя несколько дней он покинул этот мир. А я снова вернулся к увиденному сну и понял, насколько он был насыщен символами. Воздушное здание прекрасной мечети - это символ возрожденной усилиями деда духовности на территории Ногайской степи. С одной стороны, то, что он жарил поминальные пышки, говорило о том, что он уже готовится к отходу в лучший мир. С другой стороны, имелось иное объяснение - то, что дед сделал для возрождения религии ногайцев, уже стало основой для спасения его души и сохранения его образа в памяти народа. Именно поэтому, мне кажется, он сам жарил поминальные пышки для себя. И, конечно, легко объяснимо то, что он меня торопил, - мне следовало успеть увидеться с ним до его кончины, и это отразилось в моем сне.

Сон второй. Он также связан с дедом и до сих пор остается для меня полным не только символизма, но и некоей мистики. Дело было осенью 2001 г. Я находился в г. Нальчике на очередном конгрессе этнологов и антропологов России. Я отправил супругу с полугодовалым ребенком к родителям в Дагестан и после окончания конгресса собирался заехать туда и забрать их с собой в Москву. Хочу особо отметить, что в тот период у меня не было никакой связи с ними.

Снилось мне, что мой сын заболел. И тут появился дедушка, и мы вместе стали предпринимать какие-то действия, чтобы вылечить ребенка. Я взял одежду сына и обменял ее на горсть монет неизвестного достоинства, после чего мальчик начал расти и превратился в подростка. Далее мы с дедушкой принялись совершать весьма любопытный обряд: он сел на грудь подростка, олицетворявшего его правнука, и стал, покачиваясь из стороны в сторону, читать зикр - особую формулу поминания имени Всевышнего. Повинуясь темпу, который был им задан, к зикру присоединился и я. Мы вместе читали зикр, и дед время от времени совершал особое действие, которое заключалось в том, что он дул с характерным звуком "суф", - прием, широко распространенный среди людей, лечащих традиционными способами. Мальчик рос на моих глазах и к концу зикра превратился в здорового и крепкого юношу.

Я проснулся в недоумении и тревоге за сына. Приехав в Дагестан, я узнал, что он действительно серьезно заболел, подхватив какую-то вирусную инфекцию, мучавшую в то время местную малышню. К моему приезду он уже выздоравливал, но был довольно слаб. Окончательно он поправился уже на моих глазах.

Описанный сон меня сильно потряс. Я понимал, что он отражал некую интуитивную связь, которая существует между родными людьми, когда те способны общаться, несмотря на большие расстояния, и обмениваться важной информацией. В частности, в этом сне я получил вполне конкретную информацию о болезни своего ребенка. Откровением для меня стало то, что деятельное участие в его излечении играл покойный дедушка. Возможно, большое значение имело то, что именно он дал имя моему ребенку, проведя даже целый обряд, который у ногайцев называется "открыванием книги".

Сон третий. Наконец, сон, смысл которого я разгадывал долгое время, но все-таки разгадал. Сколько снов такого рода остается без расшифровки, сказать трудно. Одно могу отметить на основе своего опыта - довольно много.

Снилось мне, что покойная бабушка пришла ко мне расстроенной. Мне даже показалось, что она чем-то возмущена. Однако она не сказала ни слова, а только привела

стр. 50


за руку сына моего старшего брата и показала мне его. Я во сне так же, как и бабушка, не раскрыл рта и проснулся несколько озадаченным. Было понятно, что она хотела сказать что-то очень важное, но что? Первой мыслью было то, что моему племяннику грозит какая-то опасность. Естественно, я предупредил родственников. Однако меня не покидало чувство, что это не объясняет ее возмущения.

Я нашел исчерпывающее для себя объяснение лишь через несколько месяцев в случайной беседе. Мама стала рассказывать о том, что ее мама (соответственно, моя бабушка) очень не хотела, чтобы ее именем называли правнучек. Мотивировала она это тем, что не хочет, чтобы ее имя "зря трепали". А когда у ее внучки родилась дочь, та на радостях решила дать ей бабушкино имя. Видимо, именно это и не понравилось последней, и она решила символически показать свое недовольство. Ведь сын моего старшего брата назван в честь своего прадеда, именно поэтому его и привела ко мне во сне бабушка, намекая на параллель со своей правнучкой. Но я все равно ее не понял; хорошо, что хоть моя мама вовремя узнала о намерении племянницы и отговорила ее от неугодного покойной бабушке шага.

Сон четвертый. Он несколько отличается от рассказанных выше. И все-таки достоин того, чтобы привести его. В отечественной этнографической науке с недавних пор идут серьезные споры об этнической идентичности. Однако реальность часто преподносит невероятные сюрпризы. Такой сюрприз я получил в конце октября 2005 г., когда вместе с коллегами - этнопсихологами из Института этнологии и антропологии и Московского государственного университета - участвовал в семинаре-тренинге по этнической толерантности в г. Кисловодске. У нас была весьма трудная задача - способствовать нормальному диалогу между осетинами и ингушами. Группы были набраны из интеллигенции, в основном школьных психологов, и даже при этом общение между двумя группами налаживалось с большим трудом. Я восхищался работой своих коллег и сам с головой ушел в этот увлекательный и благородный процесс. Душевное напряжение было колоссальным, участники тренинга порой делились самыми интимными переживаниями, и мы были втянуты в процесс сопереживания. И осетинские, и ингушские участники вспоминали то, что им пришлось пережить, откровенно делились своими настроениями. Это напряжение вскоре сказалось на мне.

Мне приснилось, что я - еврей, укрывшийся в синагоге. Она представляла собой здание с огромными, до потолка окнами, хрупкость которых я ощущал почти физически. Я также ощущал, что синагога со всех сторон окружена погромщиками, хотя и не видел их, поскольку находился в удалении от окон, в центре помещения. Это невыносимое ощущение угрозы, ожидания камней и звука разбивающегося вдребезги стекла, проникновения толп погромщиков, ощущение уязвимости и хрупкости собственного положения...

Проснувшись, я пытался понять, каким образом случилась столь кардинальная, хотя и всего лишь на время сна, смена идентичности. Конечно, непосредственное влияние оказали мои переживания на семинаре-тренинге. Однако не менее важными были и изменения, которые я наблюдал в обществе с 1990 г. Из полноценного советского гражданина я стал превращаться в представителя этнического меньшинства, которого из-за его внешности в Москве мог остановить милиционер и потребовать для проверки документы. В квартиру, купленную мной в подмосковном городе, в три часа ночи ворвались милиционеры, которых бдительные жители подъезда вызвали по случаю появления в их доме "не нашего" человека. Припомнился и случай в метро, когда на глазах у переполненного вагона группа молодых отморозков безнаказанно избила парня с "неправильной" внешностью. Меня, второго "инородца" в вагоне, они не тронули только потому, что я стоял у двери, и меня было неудобно незаметно окружить, чтобы затем, опираясь на поручни, избить ногами.

стр. 51


Тревожное состояние, скрытый страх за свою судьбу и судьбу семьи, вызвали в памяти события прошлых веков, когда в "цивилизованной" Европе случались еврейские погромы. Именно евреи в исторической ретроспективе прочно ассоциированы с уродливым явлением погромов, и эта ассоциация привела к тому, что в моем сне случилась такого рода смена идентичности. Я внезапно ощутил себя на месте еврея тех времен. Дай Бог, чтобы эта ассоциация осталась в глубинах подсознания и не воплотилась в действительность.

Возвращение в явь

Я написал "явь", хотя понимаю, что сон - это нечто особенное, являющееся продолжением яви. Каждый сон имеет свою основу, свой смысл, который порой спрятан за хитросплетениями символов. К сожалению, исследование снов остается чем-то маргинальным, имеющим отношение к развлечениям, хотя в традиционных культурах сны и их толкования занимают вполне достойное место.

Конечно, в традиционных толкованиях снов есть много надуманного, связанного с банальным параллелизмом, оппозициями и т.д. Однако исследование ночных видений может дать массу материала для антропологии как науки - от культурных основ конкретной личности до исследования мозговой деятельности.

Примечания

1 Мектеб - начальная мусульманская школа, которая располагается обычно при мечети. Поскольку до 1991 г. в Ногайской степи не было ни одной мечети, то желающие получить образование просто приходили к мулле домой, и он их обучал здесь же. О том, что прежде в Ногайской степи было почетно их строить, говорят сохранившиеся названия многих ногайских аулов: Терекли-Мектеб, Тукуй-Мектеб, Махмуд-Мектеб и т.д.

2 Несмотря на то что мы называем цифры, которыми пользуемся, "арабскими", настоящие арабские цифры несколько отличаются от них. Эти цифры выглядят по порядку от нуля до девяти так: 

3 Азан - призыв на пятикратную молитву, который читает нараспев специальный служитель мечети - муэдзин.

Литература

Соколовский 2000 - Соколовский СВ. Вещность и власть в обыденном сознании (автоэтнографические этюды) // Этнометодология. Вып. 7. М.: Путь, 2000. С. 70 - 108.

Ярлыкапов 1999 - Ярлыкапов А. А. Феномен "йинли молла" в духовной культуре ногайцев // "Избранники духов" - "Избравшие духов": традиционное шаманство и неошаманизм. Памяти В. Н. Басилова (1937 - 1998): Этнологические исследования по шаманству и иным традиционным верованиям и практикам. Т. 4. М.: ИЭА РАН, 1999. С. 277 - 286.

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/СНЫ-ЭТНОГРАФА-ОПЫТ-АВТОЭТНОГРАФИЧЕСКОГО-ИССЛЕДОВАНИЯ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. А. ЯРЛЫКАПОВ, СНЫ ЭТНОГРАФА (ОПЫТ АВТОЭТНОГРАФИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ) // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 21.12.2019. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/СНЫ-ЭТНОГРАФА-ОПЫТ-АВТОЭТНОГРАФИЧЕСКОГО-ИССЛЕДОВАНИЯ (date of access: 30.11.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. А. ЯРЛЫКАПОВ:

А. А. ЯРЛЫКАПОВ → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
219 views rating
21.12.2019 (345 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Окна. Пластиковые или деревянные?
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Какие преимущества у пластиковых окон перед металлическими и деревянными?
4 days ago · From Казахстан Онлайн
Абдельазиз Бутефлика
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
Тевтонский орден на Ближнем Востоке в XII-XIII вв.
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
В. БЕНЕКЕ. Военное дело, реформы и общество в царской России. Воинская повинность в России. 1874-1914
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
Обычай взаимопомощи в Дагестане в XIX - начале XX в.
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
Дагестан и отношения России с Турцией и Ираном во второй половине 70-х гг. XVIII в.
Catalog: История 
13 days ago · From Казахстан Онлайн
"Пражская весна" и позиция западноевропейских компартий
Catalog: История 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
Эссад-паша Топтани
Catalog: История 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
Становление и развитие народного образования в Саудовской Аравии в XX в.
16 days ago · From Казахстан Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·1245 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·1245 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·1245 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·1245 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·1245 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·1245 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·1245 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·1245 days ago

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СНЫ ЭТНОГРАФА (ОПЫТ АВТОЭТНОГРАФИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ)
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2020, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones