BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-952

Share with friends in SM

Россия и США в XVIII - XIX вв. являлись дружественными державами, зачастую выступали совместно на международной арене, имея общего противника - Великобританию. Это относится и к периоду второй "опиумной" войны, о чем почти не писалось ни в отечественной, ни в зарубежной историографии. Предлагаемая читателю статья призвана отчасти заполнить этот пробел.

После окончания Крымской войны Лондон развязал себе руки в отношении Цинской империи и, воспользовавшись инцидентом с судном "Эрроу", начал в октябре 1856 г. военные действия против Китая. В союзе с Англией против Срединной империи выступила Франция. Они добивались пересмотра договоров, навязанных династии Цин в результате первой "опиумной" войны (1840-1842 гг.), желали открыть новые порты в Китае для морской торговли, приобрести дополнительные привилегии для своих граждан.

США и Россия не приняли участия в этой войне. Торговые отношения диктовали Вашингтону необходимость сохранения нейтралитета, но одновременно американцы были заинтересованы в расширении китайского рынка, получении новых привилегий, открытии новых портов в результате англо- французской агрессии. Поэтому администрация президента США Ф. Пирса поддержала основные требования Англии и Франции в войне с Китаем. Определенная часть американских торговцев с Востоком требовала, чтобы федеральное правительство проводило более агрессивную политику на Дальнем Востоке, выступала за активное сотрудничество США с морскими державами и за союз с Великобританией с самого начала англо-франко-китайской войны (1). Но администрация Пирса решила занять позицию нейтралитета в этой войне, что в большей степени отвечало интересам США. В то же время для решения своих задач правительство США стремилось использовать противоречия европейских держав на Востоке, и в первую очередь англо-российские, чтобы не допустить союза России и Англии и не оказаться в изоляции.

В январе 1857 г. госсекретарь У. Марси в беседе с российским посланником в Вашингтоне Э.А. Стеклем заявил, что планы Англии и Франции угрожают тихоокеанским владениям России (2). Через несколько дней Марси в беседе со Стеклем вновь обратился к этой теме и заверил, что между США и Россией не будет трудностей в связи с утверждением ее на Амуре, так как Петербург дал обещание, что здесь российские порты будут открытыми. "Но что касается Англии, - подчеркнул Марси, - то она расположена их создавать. Я давно вас предупреждал, что она рассматривает ваши владения ревнивым глазом" (3). Стремясь завоевать благосклонность


Анисимов Александр Леонидович - кандидат исторических наук, доцент кафедры всемирной истории Хабаровского государственного педагогического университета.

(1) Архив внешней политики Российской империи (далее - АВПРИ), ф. МИД, Канцелярия, 1856 г., оп. 469, д.185, л. 304- 305.

(2) Там же, ф. СПб, Главный архив, 1-9, 1856-1860 гг., on. 8, д. 11, л. 1.

(3) Там же, л. 16.

стр. 29


России, американское правительство уверило Петербург, что оно не будет мешать процессу присоединения Приамурья к Российской империи, хотя царское правительство и не добивалось от Вашингтона такого согласия (4). Стекль сообщил министру иностранных дел России А.М. Горчакову, что США видят разницу между приобретением Россией Приамурья и попытками Англии добиться территориальных уступок у Китая и Вашингтон будет без зависти смотреть на увеличение территории Российской империи на Дальнем Востоке (5).

Стекль считал, что Россия сама должна использовать противоречия между США и Англией, чтобы не допустить их союза, совместных действий в Китае. По мнению российского посланника, и администрация Пирса, и идущая ей на смену администрация Дж. Бьюкенена будут следовать в Китае прежней политике, которая выгодна России. Единственную опасность барон Стекль видел в действиях американского особоуполномоченного в Цинской империи П. Паркера, который выступал за сотрудничество с Англией и Францией и развязывание войны с Китаем и своими действиями мог вовлечь правительство США в войну на Востоке (6).

О важности "сохранить расположение США" к России в связи с событиями в Китае писал и российский посланник в Лондоне граф М.И. Хрептович (7).

Российское правительство приветствовало позицию Вашингтона в китайском вопросе, отказ США присоединиться к Англии и Франции в ведении боевых действий против Цинской империи. В силу того, что интересы двух держав в Китае были идентичны, император Александр II предложил заключить соглашение с правительством США о действиях двух стран на Дальнем Востоке. Стекль должен был заверить администрацию США, что американским предпринимателям будет разрешено торговать в устье Амура, но без учреждения здесь американского консульства (8). Российское правительство считало, что уступка американским торговцам права равной торговли в устье Амура будет способствовать ослаблению разногласий и поддержанию чувства дружбы и доверия между США и Россией (9).

Деятельность российской дипломатии в Вашингтоне, направленная на недопущение образования союза трех держав в Китае с целью обеспечить интересы Российской империи на дальнем Востоке, вызывала раздражение английских представителей в США.

В беседе со Стеклем в марте 1857 г. английский посланник лорд Нэпир, чтобы успокоить российское правительство, заявил, что действия Англии не нанесут ущерба интересам России, что "речь идет совсем не о покорении берегов Китая и еще менее о районах, прилегающих к Амуру". Нэпир ознакомил Стекля с меморандумом, врученным правительству США. Он содержал ряд требований, которые должны были быть предъявлены пекинскому двору. "Что касается американцев, - добавил лорд, - ...мы хотим только их моральной поддержки" (10). В заключении беседы Нэпир осведомился, может ли он рассчитывать на нейтралитет Стекля. Российский посланник открыто заявил, что он ищет пути помешать сотрудничеству между Англией и США в Китае. Относительно своего собственного нейтралитета Стекль заявил, что "вначале нужно установить взаимопонимание между нашими правительствами". В то же время он доносил в Петербург, что представители Англии и Франции в Вашингтоне добиваются именно участия США в военных действиях против Китая (11), а не только "моральной поддержки", как утверждал Нэпир.

Администрация Бьюкенена считала, что интересам США соответствует более


(4) Там же, 1857 г.. оп. 8, д. 16, ч. 1, л. 202-202 об.

(5) Там же, 1856-1860 гг., оп. 8, д. 11, л. 73 об. - 74.

(6) Там же, л. 17-17 об.

(7) Там же, л. 123.

(8) Там же, л. 25-26; ф. МИД, Канцелярия, 1857 г., оп. 469, д. 183, л. 10-11.

(9) Там же, ф. МИД, Канцелярия, 1857 г., оп. 469, д. 183, л. 11.

(10) Там же, ф. СПб., Главный архив, 1-9, 1856-1860 гг., оп. 8, д. 11, л. 31-32 об. (п) Там же, ф. МИД, Канцелярия, 1857 г., оп. 469, д. 183, л. 108-113.

стр. 30


осторожная политика. Вашингтон хотел играть роль посредника при урегулировании конфликта в Китае, чтобы, сохраняя нейтралитет, добиться тех же привилегий, которых добьются союзные державы. Чтобы не остаться в изоляции, США искали расположения России. Госсекретарь Л. Касс 3 апреля 1857 г. заверил Стекля, что "какой бы оборот ни приняли бы события в Китае, мы не вступим ни в какие связи, которые могли бы нанести ущерб нашим интересам. Мы ценим преимущество поддерживать наилучшие отношения с Россией, и мы ничего не пожалеем, чтобы поддерживать их на основе доверия и дружбы"(12).

Правительство Англии между тем не оставляло надежды втянуть США в войну с Китаем. Стекль доносил в Петербург, что "лорд Пальмерстон придает большое значение сотрудничеству США (с Великобританией. - А. А.) в своих планах против Китая". В связи с этим лорд Нэпир получил указание "не считаться ни с какими хлопотами, чтобы достичь этого сотрудничества". Поэтому Нэпир использовал все средства, чтобы заставить правительство США присоединиться к союзникам. Но все его старания склонить администрацию Бьюкенена к союзу с Англией в войне против Цинской империи оказались напрасными. Вашингтон не изменил своей политике официального нейтралитета. Федеральное правительство признавало "справедливость" требований союзников, их стремление пересмотреть договоры с Китаем, но выступало против крайних мер, против войны, против ведения совместных переговоров о пересмотре прежних договоров. США выступали за ведение только двусторонних переговоров без обеспечения какой-либо державе исключительных торговых привилегий (13).

В том, что Англии и Франции не удавалось склонить США к совместным военным действиям в Китае, сыграла свою роль российская дипломатия, которая поддерживала позицию администраций Пирса и Бьюкенена по китайскому вопросу и прилагала все усилия, чтобы добиться сотрудничества с США, в частности, как уже говорилось, обещала открыть для американских торговцев порты в устье Амура. Позиция России позволила США не оказаться в изоляции в Китае. Нейтралитет Вашингтона был расценен российской стороной как и собственный успех. "Мы можем поздравить себя с этим мудрым решением американского правительства. Интересы России, как пограничной с Китаем державы, так же как и связанные с большой политикой, -отмечал Стекль, - требуют препятствовать любому сговору между США и Великобританией, какую бы цель они при этом ни преследовали" (14). Позиция правительства США, отказавшегося сотрудничать с Англией в китайских делах, с большим удовлетворением была одобрена Александром II (15).

Так как правительство США отказалось от ведения войны в Китае, был отклонен и курс Паркера. Вместо него чрезвычайным и полномочным посланником США в Китае был назначен У.Б. Рид.

В инструкции от 30 мая 1857 г., данной Кассом Риду, отмечалось, что цели, которые преследуют Англия и Франция в Китае, признаны президентом "как справедливые и целесообразные". В связи с этим Риду предлагалось "посредством мирного сотрудничества с английскими и французскими посланниками по всем вопросам общего интереса способствовать достижению этих целей" (16). Кроме того. Касс рекомендовал поддерживать дружеские отношения с российским посланником в Китае (17).

В свою очередь правительство России в инструкции от 20 апреля 1857 г. предписало Стеклю установить максимально близкий контакт с госсекретарем и Ридом и заверить их, что российское правительство окажет им поддержку в Китае (18).


(12) Там же, л. 128-130; ф. СПб., Главный архив, 1-9, 1856- 1860 гг., on. 8, д. 11, л. 40,46-47 об.

(13) Там же, ф. СПб., Главный архив, 1-9, 1856-1860 гг., on. 8, д. 11, л. 69 об. - 70 об., 78; л. 156-157.

(14) Там же, л. 49 об. -50.

(15) Там же, л. 51.

(16) The Executive Documents... of the Senate... 1859-1860, v. 10. Washington, 1860, p. 7.

(17) АВПРИ, ф. СПб, Главный архив, 1-9, 1856-1860 гг., on. 8, д. 11, л. 154.

(18) Там же, л. 63 об.

стр. 31


Во время приезда Рида в Вашингтон для получения инструкций Стекль объяснил ему цель миссии российского посланника Е.В. Путятина в Китае и заверил, что российская миссия имеет исключительно мирный характер. Рид информировал Стекля, что ему предписано действовать в том же духе.

На следующий день Стекль имел беседу на эту тему с и.о. госсекретаря Дж. Эплтоном, который также высказался за сотрудничество между американскими и российскими представителями в Китае, считая, что это привело бы к наиболее удовлетворительным результатам. Встретился Стекль и с президентом США Бьюкененом. Президент подчеркнул взаимовыгодный характер поддержки друг друга уполномоченными двух стран на Дальнем Востоке (19).

За сотрудничество США с Россией в Китае высказывались и широкие американские общественные круги. Так, оппозиционная газета "Трибюн" отмечала, что "совершенно естественным и правильным" было наличие "большей симпатии и сотрудничества между Ридом и русским посланником, чем между посланниками Англии и Франции, т.к., хотя Россия и США и были вполне готовы присоединиться и помогать Франции и Англии в переговорах, они не были склонны принять участие в войне против Китая, которую те две державы начали" (20).

Американские государственные деятели делились с российским представителем своим беспокойством относительно целей английской и французской политики в Китае. Бьюкенен в беседе со Стеклем выразил опасение, что в результате военных действий и победы Англии она будет требовать "территориальных гарантий", оккупирует острова Чжоушань или еще какой-нибудь другой остров. Госсекретарь Касс с беспокойством сообщил Стеклю, что у американского правительства "есть доказательства того, что... Англия серьезно помышляла захватить остров Формозу" (21) (Тайвань). Обеспокоенность Бьюкенена вызывала и позиция Франции в Китае, особенно ее обязательства по отношению к Великобритании (22).

В результате встреч с руководителями администрации и Ридом Стекль пришел к выводу, что США стремились опередить Англию и Францию в заключении договора с Китаем с тем, чтобы не допустить навязывания ими Китаю невыгодных для США условий. Чтобы осуществить этот план, американское правительство нуждалось в поддержке России (23). Федеральное правительство сознавало, что оно получит в Китае большую поддержку со стороны России, чем со стороны союзников. К тому же США опасались планов, которые имели Англия и Франция по отношению к Маньчжурской империи, и поэтому отказались от сотрудничества с ними (24).

Александр II полностью одобрил действия барона Стекля в Вашингтоне (25). В депеше российскому посланнику Горчаков вменил ему в обязанность довести до сведения госсекретаря позицию России: она не желает действовать отдельно от США и так же, как и Соединенные Штаты, выступает за мирный характер отношений с китайским правительством. В Петербурге считали, что мирное сотрудничество между Россией и США в Китае может привести к примирению между всеми странами, но подчеркивали, что Российская империя будет действовать независимо по отношению к западным державам (26).

Американское правительство уже в августе 1857 г. начало проявлять беспокойство по поводу затянувшегося конфликта в Китае, так как из-за военных действий, начавшихся в октябре 1856 г., американская торговля на Дальнем Востоке вступила в


(19) Там же, л. 65.

(20) Там же, ф. МИД, Канцелярия, 1858 г., оп. 469, д. 185, л. 306.

(21) Там же, ф. СПб., Главный архив, 1-9, 1856-1860 гг., oп. 8, д. 11, л. 73-73 об., 90.

(22) Там же, л. 72-72 об.

(23) Там же, л. 68 об.

(24) Там же, л. 69 об.

(25) Там же, л. 90 об.

(26) Там же, л. 81-81 об.

стр. 32


полосу застоя, а война тем временем угрожала "стать бесконечной". Вашингтон пытался принять меры, чтобы спасти американо-китайскую торговлю (27).

В этих условиях Стекль продолжал предпринимать усилия, направленные на создание хороших отношений между Россией и США, в частности между их представителями в Китае. Кроме того, он пытался узнать о возможных действиях американской администрации в случае неудачной попытки Рида добиться пересмотра договора без использования военной силы. С этой целью Стекль встретился в Нью-Йорке с одним из влиятельных и авторитетных американских политиков и военных деятелей М. Перри. Последний выразил уверенность, что, если российский посланник адмирал Путятин будет действовать совместно с Ридом, они добьются успеха. Если же маньчжурская династия не пойдет на уступки, придется использоваться силу (28).

После захвата в декабре 1857 г. Гуанчжоу союзники начали подготовку к экспедиции на север, чтобы вынудить цинские власти пойти на удовлетворение требований западных держав. С этой целью Дж. Элгин и Ж. Гро, английский и французский посланники в Китае, стремились также привлечь к совместным действиям Путятина и Рида. Элгин направил письма Путятину и Риду, предлагая им обратиться с нотами к цинскому правительству и потребовать от него присылки особоуполномоченного в Шанхай для ведения переговоров об урегулировании спорных вопросов.

11 февраля 1858 г. представители четырех держав направили ноты пекинскому двору с требованием пересмотра прежних договоров. Рид обвинил китайские власти в нарушении американских прав и нанесении ущерба торговле США. Но в отличие от Элгина Рид, так же как и Гро, и Путятин, не выдвигал требования о постоянном проживании дипломатических представителей западных держав в Пекине, поскольку американцы боялись усиления влияния англичан на пекинский двор. Рид заявил лишь о возможности посещать Пекин западным дипломатам по мере необходимости.

Совместный демарш четырех держав, совершенный впервые со времени начала второй "опиумной" войны, стал успехом английской дипломатии. Английские правящие круги, доносил из Лондона Хрептович, были обрадованы согласием, установившимся между представителями великих держав в Китае (29).

Правительство США одобрило действия Рида, но выразило опасение, что его выступление совместно с посланниками Англии и Франции может поставить Рида в затруднительное положение в том случае, если будет получен отрицательный ответ и союзники снова начнут военные действия (30). Госдепартамент высказался против участия в военных действиях, так как США не имели достаточно серьезного повода, и не хотели воевать с Китаем. К тому же конгресс не одобрил бы и совместных действий с англичанами (31).

Получив отрицательные ответы от Пекина на свои требования, Элгин и Гро решили отправиться морем на север, в Чжилийский залив (Бохайвань). Рид и Путятин решили сопровождать союзников и оказывать им необходимую поддержку, не выходя за рамки своего нейтралитета.

Пинский двор попытался использовать противоречия между западными державами с тем, чтобы изолировать английского и французского представителей и таким образом облегчить свое положение. Тактика Пекина состояла в том, чтобы вести переговоры отдельно с каждым посланником и использовать противоречия, существовавшие между ними.

Император Ичжу считал, что если китайцы смогут предотвратить помощь агрессорам со стороны России и Америки, то англичане и французы окажутся в изоляции (32) и


(27) Там же, л. 104-105.

(28) Там же, л. 109-111 об.

(29) Там же, л. 145-145 об.

(30) Там же, л. 148 об.-149.

(31) Там же, ф. МИД, Канцелярия, 1858 г., оп. 469, л. 185, л. 85-86.

(32) Hsu l.C.Y. China's Entrance into the Family of Nations: the Diplomatic Phase 1858-1880. Cambridge (Mass.), 1960, p. 333.

стр. 33


переговоры будут вестись в лучших для Китая условиях. В указе от 21 апреля Ичжу отмечал, что нужно использовать позиции России и США против англичан (33).

Стремясь опередить других, Рид 3 мая начал сепаратные переговоры с генерал-губернатором столичной провинции Чжили Тань Тинсяном о новом договоре между США и Китаем. Действия американского представителя были вызваны опасением, что в случае возобновления военных действий англичане могут навязать Цинам такие требования, которые будут противоречить интересам США. А 4 мая Рид попытался убедить английского посланника Элгина не начинать преждевременно военных действий, так как мир являлся очень важным в отношениях, существовавших между Китаем и США (34).

Сепаратные переговоры Рида вызвали резкое недовольство Элгина и Гро. Французский посланник обвинил Рида в стремлении к изолированным действиям, не учитывавшим интересы других держав. Путятин тоже считал, что "такие действия Рида нельзя считать уместными и согласными с общей пользой, для которой он был приглашен" (35). Таким образом, вновь в очередной раз выявились противоречия между представителями четырех держав, в основе которых лежала разность их интересов в Китае. Натянутость отношений между американским и английским представителями отмечал и архимандрит Палладий, глава русской духовной миссии в Пекине. В своем дневнике он записал: "Рид был другом русских, ненавидя англичан от души" (36).

19 мая 1858 г. англичане и французы решили возобновить боевые действия. 20 мая они захватили форты Дагу. Взяв форты, союзная эскадра вошла в р. Байхэ и 26 мая прибыла в Тяньцзинь, где и собрались представители четырех западных держав. 2 июня в Тяньцзинь прибыли китайские особоуполномоченные Гуй Лян и Хуа Шан. Маньчжурские дипломаты должны были действовать в очень сложной обстановке военного поражения, сохранения единого фронта западных дипломатов и усиления повстанческого движения в собственной стране. Но китайские особоуполномоченные стремились и в это сложное время использовать противоречия четырех держав, чтобы смягчить их требования. Гуй Лян писал, что "американцы просят нас сейчас заключить с ними договор, стремясь не допустить преобладания Англии и России в Китае" (37).

Разногласия между четырьмя представителями проявились, прежде всего, по вопросу об учреждении в Пекине постоянных дипломатических представительств западных держав. Если Элгин настаивал на включении в договор статьи о постоянном представительстве, то Путятин, Рид и Гро, боясь усиления английского влияния на пекинский двор, выступили против этого пункта, настаивая лишь на том, чтобы западные представители имели возможность посещать Пекин по мере надобности, время от времени. 25 июня Гро передал Элгину письма Путятина и Рида, в которых последние советовали Элгину отказаться от двух статей: об учреждении в Пекине постоянного посольства и о праве торговли во внутренних районах Китая. Таким образом, Элгин оказывался в изоляции; однако, опираясь на преимущество англичан в силе, он решил не уступать, и заставил китайцев пойти на уступки по всем вопросам. 26 июня был подписан англо-китайский Тяньцзиньский договор. Американо-китайский Тяньцзиньский договор был подписан 18 июня 1858 г.

15 декабря 1858 г. преемником Рида стал Дж. Э. Уорд, назначенный чрезвычайным посланником и полномочным министром США в Китае. Инструкции предписывали Уорду достичь Пекина. В связи с этим он считал необходимым установить тесный контакт с русским представителем в Китае и иметь его союзником во время переговоров с китайскими властями, о чем он информировал российского представителя в Вашингтоне Р. Остен-Сакена (38).


(33) Ibid., p. 427.

(34) Swisher Е. China's Management to the American Barbarians. New Heven, 1953, p. 406.

(35) АВПРИ, ф. СПб., Главный архив, 1-9, 1857 г., on. 8, д. 16, ч. II. л. 109.

(36) Палладий (Кафаров). Дневник архимандрита Палладия за 1858 г. СПб., 1912, с. 47.

(37) Цит. по: Люда-нянь. История американской агрессии в Китае. М., 1951, с. 18 (пер. с кит.).

(38) АВПРИ, ф. СПб., Главный архив, 1-9, 1856-1860 гг., on. 8, д. 11, л. 168 об.

стр. 34


Российское правительство решило по-прежнему придерживаться линии сотрудничества с американскими представителями в Китае, и об этом Стекль сообщил Кассу. Последний заверил российского посланника, что такие же инструкции даны Уорду, и подчеркнул: "В наших обоюдных интересах действовать вместе в этой стране. Это способ остановить замыслы англичан и помешать им установить здесь свое преобладание" (39).

В первых числах июня 1859 г. в Шанхае собрались представители Англии, Франции и США - Брюс, Бурбулон и Уорд. 11 июня союзники сообщили Уорду, что они отбывают в Пекин 13 июня, он же "волен поступать, как ему угодно" (40). Таким образом, американского представителя даже не пригласили сопровождать союзников, им пренебрегли.

25 июня англо-французский флот попытался прорваться в Тяньцзинь через форты Дагу, но потерпел поражение от китайцев. Американские дипломаты были очень расстроены этим обстоятельством. Один из них, С.У. Уильямс, находившийся на борту флагманского корабля американской эскадры "Пауэтан", писал своему брату: "Думаю, я никогда не чувствовал такого разочарования, как тогда, когда увидел, что англичане потерпели поражение... Я уверен, что китайцы нуждаются в суровых мерах для того, чтобы вывести их из невежества, самонадеянности и идолопоклонства" (41).

В деловых кругах США известия о событиях в Китае и перспектива там новой войны вызвали недовольство, так как это могло нарушить американо-китайскую торговлю (42). Поэтому Уорд сделал все, что было в его силах, чтобы быстро ратифицировать договор с китайцами и вводом в действие Тяньцзиньского договора получить преимущества для американцев раньше союзников.

Уорду приходилось действовать в сложных условиях изоляции. Как отмечали английские газеты, американская миссия в Пекине находилась на положении заключенных. Она была лишена свободы передвижения, и сообщение с российскими представителями было затруднено и поставлено под контроль (43). Это же отмечал и Уильямс, считавший, что китайцы ограничили свободу передвижения миссии, боясь сговора между русскими и американцами (44). 16 августа в Бейтане был произведен обмен ратификационными грамотами американо-китайского Тяньцзиньского договора.

События лета 1859 г. на севере Китая встревожили руководство США. Вашингтон усмотрел в провалившейся атаке англо-французских войск угрозу собственным интересам. Хотя планы Лондона и Парижа по отношению к Цинской империи Вашингтону не были известны, его настораживало "сердечное взаимопонимание, установившееся между Францией и Англией"(45). Особенно беспокоила правительство Бьюкенена перспектива установления доминирующего влияния Великобритании в Китае. В беседе со Стеклем в феврале 1860 г. Касс заявил, что, "пока речь шла только о торговых привилегиях, нам нечего было сказать" (так как эти привилегии в силу права наибольшего благоприятствования распространялись автоматически и на американцев), "но если Англия извлечет выгоду из войны, чтобы осуществить свой план, который она долго вынашивала - захватить остров Чжоушань или другую китайскую территорию и контролировать китайскую империю ради своей выгоды, мы не останемся немыми зрителями" (46). К тому же американская администрация опасалась, что захват Пекина англо-французскими войсками приведет к полной ликвидации китайской торговли, а


(39) Там же, л. 172 об.

(40) Williams S.W. Narrative of the American Embassy to Peking. Reed before the Society. October 25th 1859. -Journal of the North- China Branch of the Royal Asiatic Society, 1859, N 3 (December), p. 317.

(41) Цит. по: The Missionary Enterprise in China and America, Ed. by J.K. Fairbank. Cambridge (Mass.), 1974, p.263.

(42) АВПРИ, ф. СПб., Главный архив, 1-9, 1856-1860 гг., on. 8, д. 11, л. 196 об.

(43) The Evening Mail, 28. IX.-3.X.1859.

(44) Williams S.W. Op. cit., p. 334.

(45) АВПРИ, ф. МИД, Канцелярия, 1860 г., оп. 470, д. 195, л. 48.

(46) Там же, ф. СПб., Главный архив, 1-9, 1856-1860 гг., on. 8, д. 11, л. 216.

стр. 35


это затруднит достижение прочного и долговечного соглашения с Китаем(47). Продолжавшаяся война препятствовала развитию американо-китайской торговли, поэтому американцы желали ее скорейшего окончания (48).

В связи с этим Вашингтон решил отправить своего посланника Уорда на военном корабле в залив Чжили - чтобы он следил за действиями союзной эскадры. Уорд должен был поддерживать хорошие отношения с российским посланником Н.П. Игнатьевым и в случае, если ему придется действовать в качестве посредника между китайскими властями и союзниками, Уорд должен был заручиться его поддержкой (49). Находясь на корабле в заливе Чжили, Уорд должен был "соблюдать нейтральное положение и вмешиваться в крайнем случае", о чем было сообщено правительствам России, Англии и Франции (50).

Российское правительство, также обеспокоенное действиями англичан на севере Китая, в непосредственной близости от недавно присоединенного Приамурья, стремилось заручиться поддержкой США. Петербург считал, что американский посланник мог бы оказать дипломатическую поддержку Игнатьеву, если она потребуется, с тем чтобы окончательное соглашение с Китаем "не содержало положений в ущерб США и России" (51).

В июне 1860 г. представители Англии, Франции, США и России собрались в Шанхае. Игнатьев и Уорд имели инструкции от своих правительств действовать совместно, чтобы не допустить установления преобладающего влияния Великобритании в Цинской империи. В Шанхае Уорд предложил Игнатьеву выработать план совместных действий, который предполагал создание объединенной русско- американской эскадры в китайских морях для оказания давления на Великобританию и выступление с совместными заявлениями о том, что Россия и США не стремятся иметь постоянных дипломатических представителей в Пекине, чтобы заставить Англию и Францию также отказаться от постоянного представительства в китайской столице. Но Игнатьев отверг этот план (52). Он хотел сохранить свободу действий в случае, если Великобритания добьется постоянного представительства в Пекине. Таким образом, достичь единства действий между посланниками США и России в Китае не удалось, хотя, как сообщил Игнатьев, между ним и Уордом и установилось лучшее понимание (53). Вашингтон приветствовал установление хороших отношений между посланниками двух стран в Цинской империи (54).

Не имея возможности оказывать влияние на политику английского и французского посланников, Уорд и Игнатьев покинули Шанхай.

Напуганное военными приготовлениями союзников цинское правительство решило использовать в своих целях российского и американского посланников. Через Игнатьева маньчжуры предложили Элгину и Гро отправиться в Пекин через Бейтан. Но союзники отвергли путь мирного решения конфликта.

Попытка китайского правительства использовать Уорда в качестве посредника также провалилась. Он отказался даже передать союзникам просьбу цинских властей о мирном решении конфликта.

Из-за медленного сосредоточения французских войск союзники лишь к концу августа оказались готовы к нанесению удара по фортам Дагу. В период сосредоточения сил союзников и начала боевых действий Уорд и Игнатьев также находились в устье р. Байхэ. Их пребывание беспокоило Элгина, так как он опасался их вмешательства в


(47) Там же, л. 214.

(48) Там же, ф. МИД, Канцелярия, 1860 г., оп. 470, д. 195, л. 103.

(49) Там же, л. 49-50.

(50) Там же, л. 56-57; ф. СПб., Главный архив, 1-9, 1856-1860 гг., on. 8, д. 11, л. 218.

(51) Там же, ф. СПб., Главный архив, 1-9, 1856-1860 гг., on. 8, д. 11, л. 212.

(52) Клименко Н.П. Колониальная политика Англии на Дальнем Востоке в середине XIX в. М., 1976, с. 136-137.

(53) АВПРИ, ф. СПб., Главный архив, 1-9,1856-1860 гг., on. 8, д. 11, л. 242.

(54) Там же, л. 243.

стр. 36


переговоры с китайскими властями, что помешало бы удовлетворению всех требований Англии.

В силу того, что ни китайская сторона, ни союзники не обратились к Уорду за посредничеством, он решил покинуть район Байхэ. Игнатьев писал, что Уорд опасался щекотливого и затруднительного положения, в котором он мог оказаться как представитель нейтральной державы. Он потерял надежду участвовать в переговорах с китайскими властями, иметь какое-либо влияние на ход дел и добраться до Пекина (55). В своем донесении в Вашингтон Уорд сообщал о бесполезности своего пребывания в заливе Чжили (56). В начале августа американский представитель отплыл в Чифу (Янь-тай), а затем отправился в Шанхай, не оставляя мысли о том, что к нему еще обратятся за посредничеством.

22 августа, когда англо-французские войска и флот начали наступление на Тянь-цзинь, корабль Уорда снова появился в устье Байхэ, но сразу же отплыл назад: Уорд заявил, что он должен спасать своих соотечественников в Шанхае от наступающих тайпинов. Отъезд Уорда поставил Игнатьева в очень трудное положение. Он оказался в полной изоляции, в еще худшем положении, писал Игнатьев, чем Путятин в 1858 г., и без надежды на благоприятный исход своей миссии. Игнатьев считал в это время, что Россия будет отстранена от участия в переговорах не только союзниками, но и китайцами (57).

Однако российский посланник попытался предпринять меры, чтобы выйти из изоляции, оказать влияние на ход событий в Китае и выполнить свою задачу. Он сблизился с французским посланником Гро, установил с ним хорошие отношения (58).

Попытался Игнатьев и побудить Уорда вернуться на север Китая, чтобы вдвоем противостоять притязаниям Англии. Но Уорд предпочел не вмешиваться, и решил ждать окончательных результатов в Гонконге (59).

Президент Бьюкенен в ежегодном послании в конгресс в декабре 1860 г. выразил удовлетворение поведением Уорда в Китае (60). В то же время в 1860 г., в условиях резко обострившейся внутриполитической ситуации накануне гражданской войны, американскому правительству было не до Китая. Стекль доносил Горчакову 10 ноября 1860 г., что в Вашингтоне не думают о делах в Китае, как и вообще "ни о каком внешнеполитическом вопросе, и все остается нерешенным до прихода к власти новой администрации" (61).

Во время второй "опиумной" войны на Дальнем Востоке действовало фактически два союза великих держав: Великобритания и Франция, которые вели войну с Китаем, и Россия и США, проводившие политику нейтралитета. Они были заинтересованы в ослаблении Цинской империи, в дальнейшем открытии ее, и в этом были солидарны с Англией и Францией. Но в силу значительных противоречий, которые существовали между ними и Великобританией, особенностей их положения и специфических национальных интересов, наличия собственных целей и задач, они стремились не допустить чрезмерного усиления позиций Великобритании, доминирующего ее влияния в Китае, территориального расчленения Цинской империи. Россия и США должны были пойти на сотрудничество. Это усиливало их позиции, выводило из изоляции и позволило, в конечном счете, достичь своих целей. Особая политика России и США, их совместные действия в определенной степени сковывали свободу рук Англии. Сотрудничество в период второй "опиумной" войны способствовало укреплению дружественных, союзнических отношений между Россией и США.


(55) Игнатьев Н.П. Отчетная записка, поданная в Азиатский департамент в январе 1861 г. СПб., 1895, с. 5.

(56) АВПРИ, ф. МИД, Канцелярия, 1860 г., оп. 470, д. 195, л. 173.

(57) Игнатьев Н.П. Указ. соч., с. 5-6.

(58) Там же, с. 6.

(59) Там же, л. 62-63.

(60) АВПР, ф. МИД, Канцелярия, 1860 г., оп. 470, д. 195, л. 187.

(61) Там же, л. 174.

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/РОССИЯ-И-США-ВО-ВРЕМЯ-ВТОРОЙ-ОПИУМНОЙ-ВОЙНЫ-1856-1860-гг

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

АНИСИМОВ А.Л., РОССИЯ И США ВО ВРЕМЯ ВТОРОЙ "ОПИУМНОЙ" ВОЙНЫ. 1856-1860 гг. // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 17.01.2020. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/РОССИЯ-И-США-ВО-ВРЕМЯ-ВТОРОЙ-ОПИУМНОЙ-ВОЙНЫ-1856-1860-гг (date of access: 23.09.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - АНИСИМОВ А.Л.:

АНИСИМОВ А.Л. → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
253 views rating
17.01.2020 (249 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Установление советской власти в Якутии
44 days ago · From Казахстан Онлайн
Торгово-экономические отношения России и Австро-Венгрии в конце XIX - начале XX в.
Catalog: Экономика 
44 days ago · From Казахстан Онлайн
Токтамыш - последний хан единой Орды
Catalog: История 
44 days ago · From Казахстан Онлайн
Переселенческое движение в Азербайджане в 1830-1914 гг.
Catalog: История 
44 days ago · From Казахстан Онлайн
А. БАЛАЕВ. Мамед Эмин Расулзаде (1884-1955)
Catalog: История 
44 days ago · From Казахстан Онлайн
Присвоение имущества раскулаченных в Центрально-Черноземной области в 1929-1930 гг.
Catalog: История 
55 days ago · From Казахстан Онлайн
Политика Советского государства на мусульманском Востоке в 1917-1921 гг.
55 days ago · From Казахстан Онлайн
Положение уральского учителя средней школы в XIX - начале XX в.
55 days ago · From Казахстан Онлайн
Принятие ислама адыгами
Catalog: История 
55 days ago · From Казахстан Онлайн
Зарубежная историография Синьцзяна
Catalog: История 
55 days ago · From Казахстан Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·1176 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·1176 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·1176 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·1176 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·1176 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·1176 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·1176 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·1176 days ago

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РОССИЯ И США ВО ВРЕМЯ ВТОРОЙ "ОПИУМНОЙ" ВОЙНЫ. 1856-1860 гг.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2020, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones