BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-972

Share with friends in SM

Заметно возросший в последнее 20-летие интерес к истории международных отношений и внешней политики России в их контексте способствовал появлению ряда новых исследований. Среди трудов отечественных историков - коллективные и индивидуальные монографии, учебники и учебные пособия, касающиеся как истории, так и теории международных отношений, статьи, освещающие региональные вопросы и конкретные сюжеты. Эти работы различны по проблемно-хронологическому охвату событий, по подходам и задачам, которые ставили их авторы, по формулировкам ключевых понятий и определению базовых факторов и основных тенденций в развитии международных отношений, наконец, по авторским оценкам1.

Интерес ученых вызван желанием попытаться выявить и осмыслить закономерности процессов, происходящих в этой сфере деятельности человеческого общества, опираясь на изучение опыта прошлого. Между тем даже понятие "система международных отношений" толкуется специалистами по-разному. Этот вопрос, поднятый в отечественной историографии Б. Ф. Поршневым в конце 1960-х годов2, пока не получил общепринятой трактовки. В свое время Поршнев поставил под сомнение тезис французского социолога Р. Арона, утверждавшего, что "система" международных отношений складывается лишь тогда, когда возникает "всеобщая универсальная связь всех со всеми",


Рыбачёнок Ирина Сергеевна - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН.

1 См.: Удалов В. В. Баланс сил и баланс интересов. - Международная жизнь, 1990, N 5; Богатуров А. Д., Плешаков К. В. Динамика международной стабильности. - Международная жизнь, 1991, N2; Нарочницкая Н. А.Национальный интерес России. - Международная жизнь, 1992, N 3 - 4; ее же. Россия - это не Восток и не Запад. Она нужна миру именно как Россия и должна остаться ею. - Международная жизнь, 1993, N 8; Плешаков К. В.Миссия России. Третья эпоха. -Международная жизнь, 1993, N 1; Зотова М. В. Россия в системе международных отношений XIX века. М., 1996; Дубровин Ю. И. Теория, история и современные международные отношения. Новосибирск, 1999; Ведение в теорию международных отношений. Труды исторического факультета МГУ. Серия III. Instrumenta studiorum (8). М., 2001; Казинцев Ю. И. Международные отношения и внешняя политика России. XX век. Ростов-на-Дону - Новосибирск, 2002; Уткин А. И. Вызов Запада и ответ России. Национальный интерес. М., 2002; Системная история международных отношений, в 4-х т. М., 2002 - 2004; История международных отношений и внешней политики России 1648 - 2000. М., 2003; Российская внешняя политика и международные отношения в XIX- XX вв. Материалы межрегиональной научной конференции. Тамбов, 2003; Ревякин А. С. История международных отношений в Новое время. М., 2004; Дегоев В. В. Внешняя политика России и международные системы: 1700 - 1918. М., 2004; История международных отношений. Основные этапы с древности до наших дней. М., 2007; Медяков А. С. История международных отношений в Новое время. М., 2007; Георгиева Н. Г., Георгиев В. А. Россия в системе международных отношений XIX - начала XX в. М., 2008; Асташин В. В., Кубышкин А. И. История международных отношений (XV - начало XX в). Волгоград, 2008; Основы общей теории международных отношений. М., 2009; Системная история международных отношений, в 2-х т. М., 2009, и др.

2 См. Санин Г. А. Геополитические факторы во внешней политике России второй половины XVII - начала XVIII века и Вестфальская система международных отношений. - Геополитические факторы во внешней политике России. Вторая половина XVI - начало XX века. М., 2007, с. 104.

стр. 79

что произошло только в середине XVIII в. Поршнев же полагал, что понятие "система" международных отношений применимо и к более ранним периодам3.

Спорные вопросы этим далеко не исчерпываются. Одни исследователи считают возможным говорить о "системности" международных отношений в целом, другие -о "модели" или "порядке" международных отношений, действовавшей в тот или иной период. Не до конца выяснена периодизация и хронологические рамки существования той или иной системы. Отсутствует единая терминология: например, зачастую используются как равнозначные выражения "равновесие сил" (с вариантами "европейское равновесие", "равновесие Европы") и "баланс сил" или "баланс интересов". Разное содержание вкладывается в такие понятия, как "европейский концерт", "великая держава" и т.д. По-разному трактуются "конфликт интересов", соотношение "государственного" и "национального" интересов и многие другие. Бытует утверждение, что всю систему международных отношений, начиная с Вестфальского мира, следует называть Вестфальской, а Венскую, Крымскую и Берлинскую - рассматривать лишь как "подсистемы" (А. Д. Богатуров) или как "модели" (А. С. Маныкин), тогда как Н. Г. и В. А. Георгиевы расценивают их как "системы".

Но если одни историки заявляют об отсутствии претензий "на полное освещение всех событий и окончательные выводы" (А. С. Протопопов)4, то другие подчеркивают "право на собственное видение вещей"5. Не считая целесообразным втягиваться в дискуссию, автор полагает возможным определять Венскую, Крымскую и Берлинскую системы как самостоятельные. Очевидно, что каждая из них возникла после крупного военного конфликта и получила оформление на международном конгрессе, который зафиксировал в договорах или трактатах новое территориально-политическое устройство и сложившееся соотношение сил держав. Любая система на протяжении своего существования претерпевала изменения и проходила ряд стадий: становление, развитие, трансформацию в ходе кризисов, развал, после чего закладывались предпосылки для формирования новой системы. Движителем этого процесса являлась борьба за военно-политическое и экономическое лидерство держав.

Для историка, изучающего внешнюю политику России, важно проследить изменение места и роли России в системе отношений между государствами под влиянием совокупности военно-политических, финансово-экономических, династических, субъективно-личностных и иных причин. На разных этапах этого процесса те или иные из факторов выходили на первый план. Можно проследить как позитивную, так и негативную роль государственных деятелей и видных дипломатов России в выработке и принятии принципиальных внешнеполитических решений.

Территориально-политическая карта Европы, перекроенная российско-турецким Сан-Стефанским договором 1878 г., не устраивала Англию и Австро-Венгрию: укрепление влияния России на Балканах рисовало перспективу вытеснения оттуда Австро-Венгрии, а свободный выход России в Средиземное море угрожал позициям Англии на Ближнем Востоке6. Совместными усилиями Англия, Австро-Венгрия и Германия принудили Россию на Берлинском конгрессе отказаться от некоторых завоеваний. Значительная часть народов Балканского полуострова осталась под турецким владычеством. По образному выражению историка К. Б. Виноградова, Берлинский трактат "подобно свинцовой туче" стал тормозом экономического развития и политического освобождения народов Балкан7.


3 Поршнев Б. Ф. Франция, английская революция и европейская внешняя политика в середине XVII в. М., 1970, с. 7, 10, 31.

4 История международных отношений..., с. 4.

5 Дегоев В. В. Указ. соч., с. 4, 5.

6 Восточный вопрос во внешней политике России. Конец XVIII - начало XX в. М., 1978, с. 225.

7 Виноградов К. Б. Боснийский кризис 1908 - 1909 гг. Пролог Первой мировой войны. Л., 1964, с. 12.

стр. 80

Берлинский трактат зафиксировал: появление на Балканах новых независимых государств, разделение Болгарии на две части, подтвердил сохранение режима Черноморских проливов, запрещавшего без согласия Порты проводить военные корабли иностранных держав (в том числе и России, являвшейся прибрежной державой). Кроме того, укрепились стратегические позиции Англии, которая по договору с Турцией оккупировала о. Кипр, расширилась сфера влияния Австро-Венгрии, получившей право занять Боснию и Герцеговину и управлять там, возрос престиж Германии как в Турции, так и на международной арене в целом.

После Берлинского конгресса на Балканах сложились три различных субрегиона: самостоятельные и полуавтономные государства - Греция, Сербия, Черногория, Румыния и Болгария; земли, подвластные Османской империи: Восточная Румелия, Фракия, Эпир, Крит, Кипр, албанские и македонские вилайеты. В третий входили югославянские территории, оказавшиеся под властью Австро-Венгрии: Словенские земли, Далмация, Хорватия, Босния и Герцеговина8. Получившие государственную самостоятельность Сербия, Черногория и Румыния остались недовольны зафиксированными границами; разделенная Болгария мечтала об объединении, а Греция - о присоединении Крита; оставшиеся под турецкой или австрийской юрисдикцией балканские христиане и славяне не оставляли надежд стать независимыми. Кроме того, все балканские государства стали объектом торговой, промышленной и финансовой эксплуатации со стороны западноевропейских держав, что вызывало недовольство.

Непростым оказалось и положение Османской империи. Англия, Франция, Германия, Австро-Венгрия и Италия соперничали за укрепление своего влияния как на Балканах, так и на других подвластным туркам территориях. Порта все больше попадала в финансовую зависимость от ведущих западноевропейских держав. Россия не могла противодействовать этому, а окончательный распад Османской империи не отвечал ее интересам. Таким образом, созданное Берлинским трактатом территориально-политическое размежевание на Балканах, став миной замедленного действия, неизбежно провоцировало новые кризисы. Их порождала совокупность национально-освободительного движения христианских подданных Османской империи, политики Порты и соперничество держав за влияние на Балканах и Ближнем Востоке9. Локальные войны и дипломатические соглашения по конкретным вопросам на время гасили кризисы, но исподволь разрушали Берлинскую систему по мере изменения соотношения сил между державами.

Первый кризис Берлинской системы - Болгарский 1885 - 1888 гг. - возник в связи с признанием Европой и Турцией объединения Болгарии10. Следующий кризис - Ближневосточный 1894 - 1898 гг.11, - начавшись с выступления армян осенью 1894 г., стал


8 См.: Балканы в конце XIX - начале XX века: очерки становления национальных государств и политической структуры в Юго-Восточной Европе. М., 1991.

9 Глебов В. А. Общие тенденции балканской политики великих держав в конце XIX - начале XX века. - Советское славяноведение, 1973, N 4.

10 См.: Хвостов В. М. История дипломатии. Т. 2. Дипломатия в новое время. 1871 - 1914. М., 1963, с. 236 - 240.

11 См. Marriot J.A.R. The Eastern Question: An Historical Study in European Diplomacy. Oxford, 1924; Хвостов В. М. Ближневосточный кризис 1895 - 1897 гг. - Историк-марксист, 1929, т. 13; его же. Проблемы захвата Босфора в 90-х годах XIX в. - Историк-марксист, 1930, т. 20; Grousset R. L'Empire du Levant: Histoire de la question d'Orient. Paris, 1949; Ерусалимский А. С. Внешняя политика и дипломатия германского империализма в конце XIX в. М., 1951; Силин А. С., Бондаревский Г. Л. Английский план раздела Турции 1895 г. - Труды Благовещенского педагогического института, т. 6. Благовещенск, 1955; Palmer A.W. Lord Salisbury's Approach to Russia, 1898. -Oxfors Slavonic Papers, 1955, v. 6; Renouvin P. Le XIX siecle: L'apogee de l'Europe. - Histoire des relations Internationales, 1955, v. 6; Jefferson M. Lors Salisbury and the Eastern Question on 1980- 1898. - Slavonic and East European Review, 1960, v. 39, N 92; Grenville A.S. Lord Salisbury and Foreign Policy. London, 1964; Lowe C.J. Salisbury and the Mediterranean, 1886 - 1896. London, 1965; Anderson M. The Eastern Question, 1774 - 1923. London - New York, 1966; Zurrer W. Die Nahostpolitik Frankreichs und Ruslands, 1891 - 1898. Wiesbaden, 1970; Рыбачёнок И. С. Русско-французский союз в Ближневосточном кризисе 1894 - 1898 годов. - Россия и Франция XVIII - XX века. М., 1995.

стр. 81

детонатором возмущений в европейских владениях Турции. Восстание на о. Крит под лозунгом присоединения к Греции вылилось в 1897 г. в Греко-турецкую войну. Новый, Крито-Македонский, кризис 1901 - 1905 гг. породил рост освободительного движения на Балканах и обострение противоречий между балканскими странами. Боснийский кризис 1908 - 1909 гг.12, в отличие от предыдущих, был тщательно спланирован и подготовлен (при поддержке Германии) Австро-Венгрией, рассчитывавшей установить контроль над западной частью Балканского полуострова, аннексировав Боснию и Герцеговину, и получить Салоники - порт на Эгейском море. Положившая начало очередного кризиса Берлинской системы Итало-турецкая война 1911 г. и последовавшие за ней Балканские войны 1912 - 1913 гг. показали затруднительность мирного территориального размежевания между балканскими государствами, объем претензий великих держав к Турции и ускорили формирование блоков держав.

После Берлинского конгресса в правящих верхах России считали недопустимым расширение Австро-Венгрии на Балканах за пределы, установленные Берлинским трактатом, и постоянную оккупацию Проливов Англией, флот которой оставался в Мраморном море до весны 1879 г. Средством давления на Порту стал русский военный контингент и выплата военного вознаграждения, а Болгарию рассчитывали использовать как плацдарм, чтобы держать Проливы под ударом. После эвакуации русских войск в июле 1879 г. позиции России на Балканах ослабли, и Петербург сделал ставку на князя А. Баттенбергского (немецкого принца и племянника русской императрицы), провозглашенного по его инициативе князем независимой Болгарии. Для контроля над ситуацией в регионе этого было недостаточно.

После колебаний Петербург в июне 1881 г. заключил австро-российско-германский договор (Союз трех императоров), в 1884 г. возобновленый на новый трехлетний срок. Германия и Австро-Венгрия присоединились к русскому толкованию принципа закрытия Проливов: признанию его европейского и взаимно обязательного характера для всех держав, что гарантировало дипломатическое содействие Берлина и Вены в предотвращении входа английского флота в Проливы. Международная юрисдикция над ними для Петербурга была неприемлемой, а получение Россией контроля над входом в Босфор рассматривалось как дело отдаленного будущего. Догматом правительственного курса надолго явилось поддержание статус-кво на Балканах и Ближнем Востоке и сохранение "слабой Турции", как "сторожа" у Проливов. Вместе с тем подготовка десантной операции на Босфоре в случае надобности стала программной в области внешней политики13.

Активизация колониальной экспансии держав с начала 80-х годов XIX в. породила противоречия между ними по всему миру, а попытки согласовать интересы - к различным соглашениям, которые оказывали влияние на всю систему международных отношений и формирование союзов14.

БОЛГАРСКИЙ КРИЗИС 1885 - 1888 годов

С начала 1880-х годов престиж России на Балканах стал ослабевать; позиции Австро-Венгрии, напротив, укреплялись в Болгарии и в Сербии. Осознав, что Баттенберг выходит из-под контроля, Петербург попытался его сместить. Но авторитет Бат-


12 См.: Хвостов В. М. История дипломатии, т. 2; Бестужев И. В. Борьба в России по вопросам внешней политики 1906 - 1910. М., 1961; Ефремов П. Н. Внешняя политика России (1907 - 1914 гг.). М., 1961; Восточный вопрос...;Виноградов К. Б. Указ. соч.; Романова Е. В. Путь к войне. Развитие англо-германского конфликта 1898 - 1914 гг. М., 2008, и др.

13 См.: Рыбачёнок И. С. Проекты решения проблемы Черноморских проливов в последней четверти XIX века. - Вопросы истории, 2000, N 4 - 5.

14 См.: Гурко-Кряжин В. А. Национально-освободительное движение на Ближнем Востоке. М., 1923; его же. Ближний Восток и державы. М., 1925; Миллер А. Ф. Краткая история Турции. М., 1948; Тейлор А. Дж. Борьба за господство в Европе, 1848 - 1918. М., 1958; Ротштейн Ф. А. Международные отношения в конце XIX в. М., 1960; Новичев А. Д. История Турции. Л., 1972.

стр. 82

тенберга укрепило народное восстание в сентябре 1885 г., провозгласившее объединение Восточной Румелии с Болгарским княжеством. Александр III отказался признать объединение. Возник международный кризис, который выявил жесткое соперничество держав за преобладание на Балканах15.

Первый этап кризиса - от восстания в Филипполе (столице Восточной Румелии) до Топханейского акта (апрель 1886 г.); второй этап - от низложения Баттенберга (август 1886 г.) до марта 1888 г.

Выработанная Петербургом тактика - опираясь на поддержку Берлина и Вены удалить Баттенберга, создать новое правительство со своим ставленником, а после этого признать объединение - оказалась ошибочной. После того, как Сербия объявила войну Болгарии и возникла угроза общебалканского кризиса, Петербург изменил тактику, предложив великим державам для решения вопроса созвать международную конференцию. На ней в ноябре 1885 г. Лондон открыто противостоял Петербургу, а Берлин и Вена втайне от него вели переговоры с тем же Лондоном. Хотя российская дипломатия добилась принятия резолюции о восстановлении статус-кво в Болгарии, отрешить Баттенберга от власти не удалось.

По инициативе Петербурга представители великих держав в Белграде и Софии заявили о необходимости прекратить кровопролитие. Вена грозила оккупировать Сербию, что вызвало протест Петербурга, и Вена отступила.

После поражения Сербии в войне Петербург решил признать объединение Болгарии с условием заключения между Портой и болгарским правительством соглашения, ограничивавшего полномочия Баттенберга, что открывало возможность устранения его в будущем. Султанским фирманом каждые пять лет князь (без упоминания имени) назначался генерал-губернатором Восточной Румелии, остававшейся в составе Османской империи. Подписание 5 апреля 1886 г. Топханейского акта послами шести великих держав и представителем Турции явилось международным признанием объединения Болгарии и частичным пересмотром Берлинского трактата.

Петербург скорректировал курс балканской политики16. Предполагалось действовать в рамках "европейского концерта", сохранять мир, не вмешиваться в дела Болгарии, возобновить секретные переговоры с Портой. Но низложение Баттенберга в августе 1886 г. в результате заговора вызвало очередной виток кризиса. Петербург, непричастный к свержению князя, известил об этом Берлин, Вену и Константинополь. Новый переворот несколько дней спустя вернул престол князю, который запросил поддержки у Александра III, но тот категорически отказался. Князь покинул Болгарию, но к власти пришло проавстрийски настроенное правительство (регентство), и отношения между Петербургом и Софией, а также между Петербургом и Веной обострились.

Царь был настроен действовать решительно, оказывая прямой нажим на Софию. Эту позицию поддерживал Бисмарк, подавая провокационный совет оккупировать Болгарию, рассчитывая обострить англо-русские отношения. Миссия специального эмиссара царя для передачи болгарскому правительству "советов", невыполнение которых грозило непризнанием его законности, провалилась. Не желая смириться с неудачей миссии, царь в конце октября 1886 г. приказал направить в Варну два крейсера, после чего болгарскому правительству предъявили ультиматум, грозя разрывом дипломатических отношений. Эти неадекватные действия спровоцировали в Европе волну слухов о подготовке Россией оккупации. Лондон и Вена заявили, что в таком случае прибегнут к силовым действиям. После разрыва в конце ноября дипломатических отношений с Бол-


15 См.: Хвостов В. М. Внешняя политика России от окончания Берлинского конгресса до заключения франко-русского союза (1878 - 1893 гг.). - Проблемы истории внешней политики России и международных отношений. М., 1977, с. 229 - 248; Золотухин М. Ю. Россия, западноевропейские державы и Османская империя в период международных кризисов на Балканах (1885- 1888 гг.). М., 1993.

16 См.: Хвостов В. М. Внешняя политика России..., с. 225 - 231; Золотухин М. Ю. Указ. соч., с. 150 - 178.

стр. 83

гарией Петербург заявил, что будет добиваться своих целей там мирными средствами, не нарушая международных договоров.

Рассчитывая получить поддержку Берлина в болгарских делах, министр иностранных дел Н. К. Гирс начал переговоры17. Проект договора о замене Союза трех императоров двусторонним русско-германским соглашением, составленный О. Бисмарком и послом П. Шуваловым, предусматривал признание "исключительного права" России на влияние в Болгарии и обещание дружественного нейтралитета в случае ее решения "обеспечить закрытие Проливов и сохранить в своих руках ключ от Чёрного моря". Германия получала гарантию дружественного нейтралитета России во всяком конфликте с Францией. Обе державы также гарантировали территориальную целостность Австро-Венгрии и сохранение ее влияния в Сербии. Проект дал Бисмарку повод выступить в январе 1887 г. с воинственной речью, положившей начало "военной тревоги", воспользовавшись которой, Германия рассчитывала нанести удар по Франции. Петербург проект отклонил.

В начале марта 1887 г. переговоры возобновились. В Петербурге считали, что договор должен был: гарантировать Россию от угрозы изоляции; помешать изменению территориального статус-кво на Балканах; подтвердить поддержку Берлином статуса Проливов. Стремясь сохранить баланс сил, который нарушился бы с усилением позиций Германии в Европе, Россия отказывалась гарантировать такой нейтралитет, который позволил бы Германии разгромить Францию. 6(18) июня 1887 г. соглашение, вошедшее в историю дипломатии как "договор о перестраховке", подписали на трехлетний срок. В секретном протоколе Германия обязывалась содействовать России в восстановлении "законного правительства" в Болгарии, не допускать реставрации князя Баттенберга и соблюдать благожелательный нейтралитет, если Россия окажется вынужденной принять на себя защиту входа в Чёрное море. Планы нормализации русско-болгарских отношений не осуществились, а после избрания болгарским князем Фердинанда Кобургского (ставленника Вены) Петербург сообщил Порте и европейским державам о решительном осуждении этого акта.

Международное положение, сложившееся после окончания Болгарского кризиса, выявило: усиление позиций Австро-Венгрии на Балканах; стремление Германии к гегемонии в европейских делах; рост англо-русских и русско-германских противоречий; укрепление общеполитических и экономических позиций Франции; обострение борьбы держав за территориальный раздел мира. Инициированные Петербургом в марте 1890 г. переговоры о продлении договора "перестраховки" в мае прервались из-за отказа Берлина. Над Российской империей вновь нависла угроза изоляции.

Стремясь избежать этого, Россия искала союзника в Европе для противовеса Тройственному союзу18. Его возобновление на год раньше срока и полученная в мае 1891 г. информация о возможном присоединении Англии, подтолкнули Петербург в июле 1891 г. начать переговоры с Парижем19. В начале 1894 г. проект военной конвенции был ратифицирован. Установившееся в результате заключения франко-русского союза известное равновесие сил в Европе позволило обеим державам укрепить свои позиции в мире и активизировать политику в других регионах.

БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ КРИЗИС 1894 - 1898 годов

В его ходе выделяются три этапа: сентябрь 1894 г. - январь 1896 г. (в центре внимания армянский вопрос); январь 1896 г. - январь 1897 г. (одновременное существование двух "горячих точек" - армянской и критской); февраль 1897 г. - декабрь 1898 г. (перемещение центра тяжести на решение критского вопроса). Тактика Петербурга в ходе кризиса менялась.


17 Ламздорф В. Н. Дневник. 1886 - 1890 гг. М., 1926, с. 186; его же. Дневник. 1891 - 1892 гг. М, 1934, с. 247, 258.

18 См. Хвостов В. М. Внешняя политика России..., с. 250 - 259.

19 История внешней политики России. Вторая половина XIX века. М., 1999, с. 285 - 301.

стр. 84

Жестокое подавление турецкими властями армянского восстания осенью 1894 г. дало европейским державам повод для вмешательства. Представители России, Франции и Англии вошли в состав турецкой следственной комиссии. Ее деятельность, по мнению Петербурга, не должна затрагивать верховных прав султана, иначе вопрос может приобрести общеевропейский характер и стать началом или опасной восточной войны, или трудного раздела "турецкого наследства".

Разработанный послами трех держав проект административных, политических и финансовых реформ в армянских вилайетах султан согласился рассмотреть. Хотя попытки Лондона склонить Париж к политике нажима на Порту и предложенный Берлину план раздела Османской империи провалились20, угроза военного вмешательства держав в турецкие дела заставила Петербург обсудить меры подготовки на этот случай десантной операции в Босфоре, чтобы закрыть вход в Чёрное море. Одновременно МИД искал дипломатическую развязку кризиса и даже после неудовлетворительного ответа султана 21 июля (2 августа) 1895 г. по поводу проекта реформ отказался предъявить Порте ультиматум. Лондон настаивал на принудительных мерах (британская эскадра наготове крейсировала в Архипелаге) и предлагал создать международную комиссию для контроля над проведением реформ.

В ходе кризиса центральной для России оставалась задача сохранить режим Проливов, для чего Петербург пытался опереться на согласие большинства держав, подписавших Берлинский трактат. Поддержки только союзной Франции в этом вопросе было недостаточно, и в октябре 1895 г. было получено заверение от Германии о том, что она останется нейтральной, если Россия решит занять Константинополь. Однако попытка Берлина, сыграв на англо-русских противоречиях, подтолкнуть Петербург к активным действиям не удалась21.

После новых армянских погромов в Константинополе к коллективной ноте России, Франции и Англии с требованием безотлагательно провести реформы присоединились Германия, Австро-Венгрия и Италия. Хотя 8(20) октября 1895 г. Абдул Хамид II утвердил проект реформ, Вена предложила державам, подписавшим Берлинский трактат, провести морскую демонстрацию в Проливах, невзирая на протест Порты. Отклонив это предложение, Петербург выдвинул контрпроект - ввести в Босфор по второму кораблю-стационеру от каждой державы, а также заявил, что в случае появления английских судов в Дарданеллах не останется простым наблюдателем, но не двинет своих кораблей без крайней необходимости. Российская дипломатия действовала искусно, чтобы не допустить ни форсирования Проливов соединенными флотами держав, ни проведения международной конференции в Константинополе.

Твердая решимость Петербурга использовать только дипломатические средства увенчалась успехом. В январе 1896 г. английская эскадра ушла к берегам Мальты. Но затишье оказалось временным: весной 1896 г. возобновились волнения армян, а на Крите началась вооруженная борьба против султанской власти под лозунгом автономии или присоединения острова к Греции. Турция ввела на Крит войска, а Греция не препятствовала отъезду туда добровольцев. Послы всех держав потребовали проведения реформ, и крейсеры Англии, Австро-Венгрии, России и Франции пришли к берегам острова. Возникли волнения в Эпире и Македонии, что грозило брожением на всем Балканском полуострове.

В целях стабилизировать ситуацию Петербург предпринял шаги к восстановлению дипломатических отношений с Софией и зондажу позиций держав. В ходе поездки по Европе осенью 1896 г. Николай II провел переговоры в Лондоне22, но, не владея проблемой, согласился с предложением Р. Солсбери о коллективной опеке над султаном. Позже, исправляя промахи личной дипломатии царя, посол в Лондоне Е. Е. Сталь изложил


20 См.: Ерусалимский А. С. Указ. соч., с. 153 - 156; Ротштейн Ф. А. Указ. соч., с. 307 - 311.

21 См. Ерусалимский А. С. Указ. соч., с. 139.

22 См. Пономарёв В. Н. Свидание в Бальморале и русско-английские отношения 90-х годов XIX в. - Исторические записки, т. 99. М., 1977, с. 340 - 356.

стр. 85

доводы, не позволявшие Петербургу принять английский план. Ответ Альбиона был категоричным: "Призрак султана рядом с могущественной Россией, действующей от его имени", неприемлем23.

После вооруженного захвата здания Оттоманского банка группой армян, потребовавших проведения реформ, с иностранных стационеров в Константинополе были высажены десанты. Лондон предложил принять меры принуждения по отношению к султану, а английская эскадра 9(21) августа 1896 г. двинулась с Мальты к Дарданеллам. Франция выступала за сохранение целостности Османской империи, поскольку ее финансовые интересы там были весьма значительны. В Париже полагали, что постоянное наблюдение за ходом внутренних дел империи мог бы осуществлять Совет Оттоманского долга, в который следовало включить и представителя России, проведя капитализацию турецкого долга по военной контрибуции. Николай II поддержал предложение, но в МИД отвергли план, поскольку это привело бы к завуалированному европейскому контролю над султаном24.

Полагая, что Россия и Франция готовы действовать в Константинополе сепаратно, Англия 8(20) октября предложила державам согласовать меры принуждения в отношении султана до обсуждения плана реформ. По мнению Парижа, совместная морская демонстрация вблизи Дарданелл, показав единство держав, исключила бы изолированные действия Англии. Но такой вариант не устраивал Петербург: в памятной записке МИД от 21 октября (2 ноября) утверждалось, что эта акция станет посягательством "на гарантии, которые нам дает закрытие Проливов, обусловленное существующими трактатами. Вследствие этого Россия может счесть себя обязанной заменить эти необходимые гарантии материальным залогом, обеспечивающим ее безопасность на Чёрном море"25.

В документе четко оговорен предел, до которого Россия была готова действовать вместе с державами, оказывая давление на султана, и обозначены собственные интересы, которыми она не намерена поступаться. На случай необходимости подкрепить военной силой утвержденный международными трактатами статус Проливов в Петербурге обсуждалась возможность проведения десантной экспедиции к Босфору. Особое совещание 23 ноября (5 декабря) 1896 г. приняло взвешенное постановление, носившее оборонительный характер.

На втором этапе кризиса с целью сохранить статус-кво на Востоке Петербург искал поддержки держав. Но переговоры в январе 1897 г. в Париже и Берлине показали, что Россия не может рассчитывать ни на дипломатическую поддержку Германии в Восточном вопросе, ни на военную поддержку Франции по союзным обязательствам в случае десанта на Босфоре26. В феврале Петербург отказался от проведения десантной операции.

В условиях начавшегося восстания на Крите проект реформ даже не вручили Порте. На третьем этапе кризиса выявилась новая расстановка сил: Берлин открыто встал на сторону султана, подталкивая его к войне с Грецией; Лондон предложил предоставить острову автономию в расчете возбудить Восточный вопрос в целом; Вена призывала к скорейшему подавлению восстания, чтобы избежать общей вспышки на Балканах. В этом отношении позиции Австро-Венгрии и России совпадали. Инициированная Петербургом 18 февраля (2 марта) 1897 г. коллективная нота держав с предложением восстановить статус-кво была отвергнута в Константинополе и Афинах, и международный десант занял северное побережье острова.


23 Цит. по: Хвостов В. М. История дипломатии, т. 2, с. 338 - 339.

24 См.: Соловьёв Ю. Б. Франко-русский союз в его финансовом аспекте. - Французский ежегодник. 1961. М., 1962, с. 177; Рыбачёнок И. С. Союз с Францией во внешней политике России в конце XIX в. М., 1993, с. 114 - 144.

25 Рыбачёнок И. С. Союз с Францией..., с. 100.

26 См. Рыбачёнок И. С. Переговоры М. Н. Муравьева в Париже и Берлине в 1897 г. - Внешняя политика России. Источники и историография. М., 1991.

стр. 86

На этом этапе кризиса Петербург поменял тактику: координируя действия с Парижем, одновременно разработал соглашение с Веной для воздействия на правительства балканских стран27. Устный обмен мнениями о принципах сохранения статус-кво на Балканах в апреле 1897 г. позже был письменно зафиксирован каждой из сторон по отдельности. Формулировка трех пунктов соглашения: поддерживать на Балканах статус-кво, пока это возможно; в случае невозможности этого исключить завоевательные планы как со стороны России и Австро-Венгрии, так и других держав; не затрагивать вопроса о Константинополе и Проливах - совпадала. Но российская трактовка четвертого пункта, в отличие от австрийской, гласила: Берлинский трактат предоставляет Австрии право военной оккупации Боснии и Герцеговины, "а не присоединения"; постановка вопроса о создании независимого Албанского княжества и разделе полуострова между балканскими государствами - преждевременна.

По договоренности с Парижем было решено поддерживать курс "политики качелей и европейского концерта", держась на равном удалении от Германии и Англии. Эта тактика помогла локализовать Греко-турецкую войну. Петербург и Париж выступили посредниками при заключении перемирия; блокада с Крита была снята. По условиям прелиминарного договора 6(18) сентября 1897 г. Фессалия, оккупированная Турцией, возвращалась Греции за контрибуцию, Крит получал административную автономию под сюзеренитетом султана, который назначал с согласия держав главу исполнительной власти в лице христианского генерал-губернатора.

Новый виток разногласий вокруг его кандидатуры и предоставления Криту займа выявил размежевание интересов европейских держав. Ставленника Петербурга - принца Георга, второго сына греческой королевской семьи, в Берлине и Вене рассматривали как замаскированное присоединение Крита к Греции, т.е. нарушение целостности Османской империи. После категорического отказа Абдул Хамида II признать Георга генерал-губернатором Германия и Австро-Венгрия в январе 1898 г. вышли из "концерта" держав, но к нему присоединилась Италия. По предложению Рима временным комиссаром назначили одного из адмиралов - командующих европейскими эскадрами у берегов Крита, которые вошли в специально созданный Совет. 9(21) декабря 1898 г. Георг как верховный комиссар принял полномочия от адмиралов. Петербург, стремившийся не допустить жесткой опеки над ним со стороны держав, в решении финансовых вопросов для обеспечения административного управления островом явно проигрывал Лондону и Парижу.

Ближневосточный кризис выявил как трения в русско-французском союзе, так и точки соприкосновения, обусловленные общими противоречиями с Англией, стремившейся использовать ситуацию для осуществления планов раздела Османской империи. Кризис не перерос в войну, поскольку ни одна из держав не была к ней готова. Россия отказалась от применения силовых методов для изменения режима Проливов, но твердо заявила о намерении отстаивать зафиксированный в международных трактатах их статус. "Европейский концерт" Петербург использовал для того, чтобы блокировать изолированные действия Лондона. Задача России - не допустить перерастания локального конфликта на Балканах в общеевропейскую войну - была решена дипломатической кооперацией с союзной Францией и заключением соглашения с Австро-Венгрией. Петербург выработал и закрепил линию на "подмораживание" Восточного вопроса.

Ближневосточный кризис обозначил новую конфигурацию взаимоотношений держав. В Турции укрепилось положение Германии, а на Балканах - ее союзниц Австро-Венгрии и отчасти Италии. На Ближнем Востоке к традиционным противоречиям России с Англией добавились русско-германские. На Дальнем Востоке завязался сложный узел соперничества всех европейских держав. Претензии Германии выявили ростки


27 См. Рыбачёнок И. С. Россия и Австро-Венгрия на Балканах: соперничество и сотрудничество на рубеже XIX-XX вв. - Европейский альманах. История. Традиции. Культура. 2006. М., 2007.

стр. 87

англо-германского антагонизма. Грандиозный замысел строительства Багдадской железной дороги с конечным пунктом на побережье Персидского залива грозил переделом сфер влияния и ставил проблему союзов держав в Европе в иную плоскость. Провал попытки договориться с Берлином по Ближнему Востоку подтолкнул Петербург в 1899 г. укрепить союзные обязательства с Парижем.

КРИТО-МАКЕДОНСКИЙ КРИЗИС 1901 - 1905 годов

К началу XX в. господствующее положение, особенно на юго-западе Балкан, заняла Австро-Венгрия; сохраняя статус-кво пока возможно, в случае передела она хотела закрепить за собой Боснию и Герцеговину, чтобы выйти к Адриатическому морю. Вена поддерживала соперничество между балканскими государствами, чтобы не дать им ни объединиться, ни чрезмерно усилиться. Германия проникала в Турцию, на Балканы и Ближний Восток, предоставляя займы и получая концессии на железнодорожное строительство. К началу XX в. берлинские и венские банки прибрали к рукам сеть железных дорог в Юго-Восточной Европе28.

Сферой интересов Италии стало Адриатическое побережье29. Конкурируя с Австро-Венгрией, она получила концессии на разработку полезных ископаемых и прокладку железной дороги, укрепилась в Черногории. Англия традиционно противодействовала России на Балканах и Ближнем Востоке, а по мере усиления там позиций австро-германского блока противостояла этому натиску, опираясь на свою коммерческую и финансовую мощь. Франция, являясь одной из ведущих держав по вывозу капиталов в ссудной форме, стала для балканских стран основным кредитором: накануне Первой мировой войны три четверти государственных займов Сербии, Болгарии, Румынии и Греции размещались на парижской бирже30.

Взаимные претензии превратили Болгарию, Сербию и Грецию в непримиримых соперниц за лидерство в регионе. Софийские лидеры, мечтавшие о великом "Болгарском царстве от моря до моря", хотели присоединить всю Македонию, на часть которой претендовали Сербия и Греция. Последняя лелеяла Мегали-идею, под эгидой которой жаждала установить свое господство. И Сербия, и Черногория видели себя в роли флагмана в осуществлении великой сербской идеи - Душанова царства31. Белград и Цетинье претендовали на Новипазарский санджак - стратегически важный район, находившийся под суверенитетом Турции.

Развернулось соперничество за пути коммуникаций. Вена проектировала железную дорогу от Сараево (где она соединялась бы с боснийской сетью) через Новипазарский санджак до Митровицы (где она смыкалась бы с румелийской). Перерезав Балканы с северо-запада на юго-восток, дорога позволила бы создать путь от Берлина и Вены до Салоник, установив экономическое и политическое преобладание в регионе. Проект, став известным в 1900 г., вызвал тревогу не только в Белграде, но и в Петербурге, Париже и Риме. Осуществление замысла другой трансбалканской линии - Дунай -


28 См.: Хальгартен Г. Империализм до 1914 года: социологическое исследование германской внешней политики до первой мировой войны. М., 1961; Туполев Б. М. Экспансия германского империализма в Юго-Восточной Европе в конце XIX - начале XX в. М., 1970; Силин А. С. Экспансия Германии на Ближнем Востоке в конце XIX в. М., 1971.

29 См.: Кирова К. Э. Итальянская экспансия в Восточном Средиземноморье (в начале XX в.). М., 1973; Канделоро Дж. История современной Италии: кризис конца века и эпоха Джолитти, 1896 - 1914. М., 1979; Серова О. С. От Тройственного союза к Антанте: итальянская внешняя политика и дипломатия в конце XIX - начале XX в. М., 1983.

30 См.: Renouvin P. La politique exterieur de Th. Delcasse. Paris, 1954; Боев Ю. А. Ближний Восток во внешней политике Франции (1898 - 1914). Киев, 1964; Poidevin R. Finance et relations internationals, 1887 - 1914. Paris, 1970; Антюхина-Московченко В. И. Третья республика во Франции, 1870 - 1918. М., 1986.

31 См.: Кудрявцева Е. П. Югославия: перипетии престолонаследия в Сербии и Черногории. - Монархи Европы: судьбы династий. М., 1996, с. 547 - 562.

стр. 88

Ниш - Адриатическое море - дало бы Сербии выход к побережью, а при постройке моста через Дунай соединило бы с русской сетью. Не имея собственных средств, Белград обратился в Петербург и Рим, прося их финансового участия, но получил отказ.

Взаимные территориальные претензии, тесно сплетаясь с националистическими идеями, придавали соперничеству балканских государств за преобладание на полуострове затяжной и непредсказуемый характер32. Практически одновременно образовались две "горячих точки": борьба Крита за присоединение к Греции и за получение Македонией автономии. Реализация этих планов стала бы еще одним шагом к разделу балканских владений Порты, неприемлемому в тот момент для России. В ходе Крито-Македонского кризиса эти два конфликта развивались параллельно, а Россия разными методами пыталась его локализовать.

Территория, именовавшаяся Македонией, по условиям Сан-Стефанского мира включалась в состав независимой Болгарии, но по решению Берлинского конгресса была оставлена под властью Османской империи. Порту обязали провести реформы местного самоуправления в этих трех вилайетах (Салоникском, Монастирском и частично Косовском), уравняв в правах христиан с мусульманами, по образцу административного устройства Крита. Но постановление не было выполнено, а перманентные вспышки недовольства жестоко подавлялись турецкой жандармерией и войсками. Македония не обладала в то время, по мнению специалистов, той суммой признаков, которые позволяли бы трактовать ее как субъект международных отношений. Она стала предметом торга, и вопрос о ее принадлежности к Болгарии, Сербии или Греции дипломатия всех великих держав использовала как средство получить или удержать за собой влияние в регионе33. Возглавить движение за политическую независимость в многоконфессиональной и полиэтнической Македонии пытались разные силы, имевшие различные планы34.

Волнения в Македонии с осени 1902 г., грозившие новым масштабным кризисом на Балканах, побудили Петербург и Вену потребовать от Порты срочно ввести там некоторые элементы местного самоуправления, но без предоставления независимости этим турецким провинциям35. Султан, надеясь парализовать инициативу держав, в конце ноября издал указ об административной, судебной и полицейской реформах в Македонии. Подготовленный Петербургом и Веной в феврале 1903 г. проект реформ довели до сведения держав, подписавших Берлинский трактат, чтобы заручиться их поддержкой. Франция, Германия, Англия и Италия присоединились к нему. Султан принял проект, но реализовать не спешил, тем более что он встретил сопротивление как мусульман (опасавшихся потерять свои привилегии), так и христиан (посчитавших его недостаточно радикальным, поскольку главной цели - национального самоуправления - они не добились). Брожение в Македонии с весны 1903 г. нарастало, а руководство македонских комитетов вело подготовку к вооруженному восстанию летом.

Петербург прилагал все усилия, чтобы не позволить Софии, Афинам и Белграду втянуть Россию в активное вмешательство в конфликт. Выступая за сохранение в Ма-


32 Виноградов В. Н. Об исторических корнях "горячих точек" на Балканах. - Новая и новейшая история, 1993, N 4, с. 9.

33 См.: Галкин И. С. Дипломатия европейских держав в связи с освободительным движением народов европейской Турции 1905 - 1912 гг. М., 1960; Миллер А. Ф. Актуальные проблемы новой и новейшей истории. М., 1983.

34 См.: Лабури Д. О. Болгарское национальное движение в Македонии и Фракии в 1894- 1908 гг.: идеология, программа, практика политической борьбы. София, 2008; Ямбаев И. М. Македония в 1878 - 1912 гг. - В "пороховом погребе Европы", 1878 - 1914 гг. М., 2003. Положения дел в Македонии касаются и другие авторы глав, посвященных, соответственно, Болгарии, Сербии и Греции.

35 О соглашении в Мюрцштеге см.: Панченкова М. Т. Политика "совместных" действий с Австро-Венгрией. - Восточный вопрос...; Рыбачёнок И. С. Последний бастион: В. Н. Ламздорф и Мюрцштегское соглашение 1903 года. - Российская дипломатия в портретах. М., 1992, с. 282 - 299; Исаева О. Н. Мюрцштегский опыт "умиротворения" Македонии. - Македония: проблемы истории и культуры. М., 1999.

стр. 89

кедонии власти Турции, Петербург одновременно склонял ее добровольно провести реформы. Обострение ситуации в Македонии в середине апреля вынудило европейские державы к коллективному давлению на султана. Рим и Вена направили военные суда к Салоникам, Петербург и Париж отказались, и международная акция не состоялась. На изолированную демонстрацию ни одна из держав не решилась.

Но после убийства в июле 1903 г. российского консула в Битоли Петербург направил в турецкий порт Инаду (недалеко от Босфора) несколько кораблей черноморской эскадры для подкрепления дипломатического демарша. Быстро и грамотно проведенная операция позволила оказать давление на Порту, избежать совместной морской демонстрации держав в Проливах и не дать истолковать акцию как поощрение замыслов восставших. Корабли не входили в Босфор, чтобы не нарушать постановлений о Проливах. Смерть консула стала прелюдией к восстанию в Битолийском вилайете, начавшемуся 20 июля (2 августа) 1903 г., в Ильин день36. Его подавление в августе 1903 г. побудило Петербург и Вену форсировать осуществление реформ, чтобы стабилизировать положение на Балканах. Для России это стало особенно важным в связи с обострением отношений с Японией.

В МИД выработали новую тактику: привлечь к сотрудничеству с Веной на базе соглашения 1897 г. державы, подписавшие Берлинский трактат, чтобы при помощи коллективной ответственности удержать ситуацию в нужных России рамках. В Петербурге подготовили документ, публикация которого в официальной печати способствовала бы умиротворению на Балканах. В октябре 1903 г. в Мюрцштеге была согласована программа совместных действий с Веной для осуществления реформ, которую опубликовали в правительственной печати37. Одобренная великими державами Мюрцштегская программа была 10(23) октября вручена султану и принята им. Программа не вызвала восторгов ни в Константинополе, ни в Берлине, ни в Лондоне. Последний предложил свою, предусматривавшую коллективный европейский контроль над Македонией. Замысел не нашел поддержки других держав, увидевших в нем намерение Англии, отделив от Турции эти провинции, подчинить их своему влиянию. Лондон отступил, и все европейские державы, подписавшие Берлинский трактат, заявили султану, что позиция Петербурга и Вены отражает непреложную волю Европы.

Осуществление Мюрцштегской программы началось в январе 1904 г., но сопротивление турецкой администрации и завышенные ожидания местного христианского населения, с одной стороны, и ослабление нажима со стороны России, вступившей в войну с Японией - с другой, привели к пробуксовке реформ. К тому же резко обострилось соперничество между этническими группами, зачастую перераставшее в конфликты и военные столкновения.

В начале 1905 г. между державами возникли разногласия по поводу организации контроля над финансами Македонии. Вена и Петербург хотели возглавить комиссию. Берлин высказался против любого контроля, а Лондон предложил расширить Мюрцштегскую программу, распространив реформы и на Адрианопольский вилайет, что не устраивало Петербург. В итоге в состав комиссии вошли представители России, Австро-Венгрии, Турции и финансовые эксперты Англии и Франции. 25 апреля (8 мая) 1905 г. державы предъявили султану коллективную ноту по поводу регламента комиссии, а чтобы принудить принять ее, задумали международную морскую демонстрацию, в которой Германия участвовать отказалась. 13(26) ноября 1905 г. корабли пяти держав прибыли к о. Лемнос, а английский отряд оккупировал Митилини. Под дулами пушек 2(14) декабря Порта признала учреждение международной финансовой комиссии и продление срока полномочий органов европейского контроля в трех вилайетах. Хотя морская демонстрация достигла цели, финансовая комиссия из-за разногласий так и не приступила к работе.


36 Национальный вопрос на Балканах через призму мировой революции. Сб. документов, ч. 1. М., 2000, с. 272.

37 См.: Реформы в Македонии 1903 - 1905 гг. СПб., 1906, с. 1 - 2, 15 - 18.

стр. 90

Вопрос об освобождении Македонии от турецкого господства и ее разделе между балканскими государствами на рубеже веков не был решен, но "подморожен" совместными усилиями, прежде всего России и Австро-Венгрии. Незаинтересованность в тот период всех европейских держав, подписавших Берлинский трактат, ставить в повестку дня Восточный вопрос помогла стабилизировать обстановку. Но "завязнув" на Дальнем Востоке, Россия утратила инициативу действий на Балканах, уступив ее Англии, поскольку в борьбе на финансовой почве была значительно слабее своих европейских конкурентов.

На рубеже XIX-XX вв. критский вопрос, так же как и македонский, стал "головной болью" великих держав, искавших взаимоприемлемый способ его решения, не нарушая при этом Берлинского трактата. По его условиям Греция получила Фессалию и часть Эпира, но Крит так и не был присоединен к ней. Добиться этого Афины старались при каждой новой вспышке национально-освободительного движения на Балканах. В конце 1901 г. истекал трехлетний срок полномочий принца Георга, который, не желая ни соглашаться на их продление, ни стать избранным князем, хотел добиться для Крита статуса, аналогичного Боснии и Герцеговины.

В Петербурге считали, что присоединение Крита к Греции нарушит принятое державами-покровительницами обязательство по отношению к Турции, а народы Балканского полуострова увидят в увеличении территории Греческого королевства поощрение своим замыслам, что дестабилизирует ситуацию. В Петербурге предпочитали сохранить статус-кво, продлив полномочия верховного комиссара и дав льготы критскому населению. Не в интересах России было торопиться с признанием автономии Крита, а тем более ее инициировать. Существенное значение для России в вопросе о статусе острова имел и геополитический фактор. Если бы Крит стал частью Греции, то с согласия Афин английский флот мог занять Судскую бухту - точку опоры, более близкую к Дарданеллам. Крит почти закрывал вход в Архипелаг и лежал на пути к Суэцкому каналу. Но пока на острове находились международные военные силы, его захват был немыслим.

Петербург зондировал позиции держав, и поскольку в Лондоне, Париже и Риме также высказались за сохранение статус-кво на Крите, дело его дальнейшего политического и административного устройства в декабре 1901 г. передали на рассмотрение послов четырех держав, совещания которых проходили в Риме с 1898 г. по мере надобности. Их мнение было единым - не менять статус острова во избежание серьезных осложнений. Но поскольку в мае 1904 г. Народное собрание приняло резолюцию о присоединении Крита к Греции, а в августе прошли массовые митинги с аналогичными резолюциями, Георг в воззвании к критянам предложил дождаться результатов его турне по Европе, надеясь встретить меньше трудностей, чем в 1901 г., поскольку острая фаза событий в Македонии миновала. Россия, воевавшая с Японией, теперь не рассматривалась им как главная опора.

Отвечая на новый меморандум Георга в ноябре 1904 г., державы сочли присоединение Крита к Греции несвоевременным, но по инициативе Парижа выработали совместную ноту о программе административных реформ. В марте 1905 г. на острове началось восстание, организованное оппозицией во главе с Э. Венизелосом под лозунгом присоединения к Греции. Консулы держав призывали принять меры для его подавления, а Георг предложил повстанцам сложить оружие. Провозглашение Народным собранием в апреле 1905 г. союза Крита с Грецией побудило державы заявить о недопустимости изменения политического статуса острова. Петербург попытался организовать коллективное воздействие держав на Афины, чтобы локализовать восстание, и призвал увеличить военные контингенты. Лондон, Париж и Рим не торопились ни высказываться в пользу присоединения острова, ни присылать войска. В мае 1905 г. Петербург призвал державы к солидарным действиям в подавлении движения, грозя в противном случае сократить собственный отряд.

После отказа повстанцев сложить оружие в июле было введено военное положение в Канее, а в конце сентября увеличены контингенты держав на Крите. В результате об-

стр. 91

суждения между консулами и Венизелосом условий соглашения о реформах на Крите в ноябре 1905 г. восстание было умиротворено. На острове вводился административный и финансовый контроль держав, тем самым по сравнению с прежним статусом уровень независимости снизился. Окончательно сухопутные войска держав-покровительниц были выведены с Крита только в июле 1909 г.

В ходе кризиса Петербург организовал коллективное давление на Порту держав, подписавших Берлинский трактат, для сохранения статус-кво, проведения административных реформ в Македонии, стабилизации положения на Крите и общего и соразмерного применения там военной силы. Но совместные действия держав Петербург не рассматривал как аналог "европейского концерта". Тактика укрепления соглашения 1897 г. с Веной стабилизировала положение на Балканах, обеспечив тыл России в войне с Японией. Опираясь на принципы невмешательства во внутриполитические дела балканских государств, Петербург стремился установить определенное равновесие между ними, не дав противоречиям вылиться в вооруженное столкновение.

Военное поражение в войне с Японией, нанесшее удар по международному престижу России, и начавшаяся в стране революция побудили Петербург ускорить заключение мира с Токио. Воспользовавшись ситуацией, Берлин в 1905 г. попытался расколоть франко-русский союз и пресечь перспективу создания англо-франко-русского блока38. Петербург был вынужден сделать шаг по пути сближения с англо-французской Антантой, которого до войны старался избежать.

БОСНИЙСКИЙ КРИЗИС 1908 - 1909 годов

Усиление соперничества на Балканах в начале XX в. определялось финансовой и торговой экспансией великих держав; становлением национальной буржуазии в балканских странах; резким ростом антитурецкого и антигабсбургского освободительного движения39. Острый внутренний кризис Австро-Венгрии, грозивший развалом государства, военные и некоторые политические круги монархии пытались предотвратить или отсрочить успешной войной.

Доминирование англо-германского антагонизма в международных отношениях к этому времени стало очевидным, и неизбежность конфликта ясно понимали как в Лондоне, так и в Берлине. Поэтому одной из центральных задач Германии было расшатать связи внутри не до конца еще сложившегося лагеря противников - Англии, Франции и России. Единственным ее надежным союзником оставалась Австро-Венгрия. Ее экспансия на Балканах, всегда игравшая на руку Германии в финансово-экономической политике, теперь должна была стать, по определению К. Б. Виноградова, "не только мостом к Ближнему Востоку, но и тараном". Вместе с тем Вена зачастую действовала самостоятельно, не считаясь с Берлином, и в ряде случаев договаривалась с Петербургом. Поэтому, поощряя австрийскую диверсию на Балканах, Берлин рассчитывал обострить австро-русские отношения. К тому же Вену стимулировала уверенность в том, что Россия неспособна вести активную политику после поражения в войне с Японией.

В развитии Боснийского кризиса можно выделить подготовительную фазу: декабрь 1907 г. - июль 1908 г. (младотурецкая революция); первый этап: 15 - 16 сентября 1908 г. (сделка в Бухлау) - декабрь 1908 г. (австрийская концентрация на границе); второй этап: декабрь 1908 г. - 10 марта 1909 г. (нота Сербии к державам); третий этап: 10 - 31 марта 1909 г.


38 Фейгина Л. Б. Бьёркское соглашение. М., 1928; Романов Б. А. Очерки дипломатической истории русско-японской войны. 1897 - 1907. М. - Л., 1928; Острецова М. Л. Бьёркский договор 1905 года (к вопросу о влиянии русско-японской войны и революции 1905 года на развитие русско-германских отношений). - Ученые записки Московского городского педагогического института им. В. П. Потемкина, т. 83. М., 1958.

39 См. Писарев Ю. А. Освободительное движение югославянских народов Австро-Венгрии, 1905 - 1914. М., 1962.

стр. 92

На пути осуществления планов Австро-Венгрии - обеспечить за Габсбургской монархией Адриатическое море, Балканский полуостров, восточное побережье Средиземного моря, часть Северной Африки - стояла Сербия как независимое государство. В Вене планировали изолировать ее в дипломатическом отношении, развязать против нее пропаганду, а затем, спровоцировав на неосторожные шаги, воспользоваться ими.

Однако подъем национально-освободительного движения на Балканах внес коррективы и определил направление первого удара - аннексия Боснии и Герцеговины. С формальной точки зрения международно-правовое положение этих провинций было не вполне ясно: они оставались под сюзеренитетом султана, как и Кипр, оккупированный Англией. В Вене давно хотели превратить оккупацию в аннексию и зондировали по этому вопросу почву в Петербурге и Риме. Посол в России А. фон Эренталь еще в 1904 г. предлагал договориться с Петербургом об аннексии Боснии и Герцеговины, посулив помощь в деле изменения режима Проливов в интересах России.

Вену все меньше устраивало сохранение статус-кво в духе Мюрцштегской программы. Если прежде Вена противилась провозглашению независимости Болгарии, то теперь осложнение турецко-болгарских отношений в результате появления "болгарского царства" могло стать козырем в успешной игре против Сербии. Поэтому в марте 1908 г., когда Эренталь стал министром, он заявил князю Фердинанду о готовности поддержать его намерение. Зимой 1907/08 г. Вена выдвинула план строительства железной дороги через Новипазарский санджак из Боснии к Эгейскому морю. Полагая, что скоро карта Балкан будет перекроена и решения Берлинского конгресса аннулированы, Эренталь рассчитывал обеспечить контроль Австро-Венгрии над основными коммуникациями на западе полуострова, если район г. Ниша будет отдан Болгарии. Санджакский план был направлен и против проникновения Италии в Албанию.

Замысел этого строительства стал известен Петербургу еще летом 1907 г., но недооценен министром иностранных дел А. П. Извольским, а когда в январе 1908 г. А. фон Эренталь публично заявил о нем, стало ясно, что русско-австрийское соглашение 1897 - 1903 гг. разрушено. Но Извольский думал, что это развяжет ему руки для "активной" политики: ложное впечатление о благосклонном для России повороте в политике Лондона, сложившееся после подписания соглашения 1907 г., подталкивало министра поставить вопрос о Проливах на международное обсуждение. Он понадеялся на Берлин и рассчитывал договориться с Веной на случай изменения статус-кво на Балканах: в беседе с Эренталем в сентябре 1907 г. он четко обозначил главный интерес России -свободный выход из Чёрного моря в Средиземное40. Явно переоценив готовность других держав согласиться на осуществление его проекта, Извольский в феврале 1908 г. предложил отказаться от Мюрцштегской программы статус-кво и перейти к активной политике. Хотя поддержки коллег он не встретил, тем не менее рискнул.

С другой стороны, при обсуждении весной 1908 г. новых проектов реформ в Македонии выявилась готовность Петербурга заменить австро-русский контроль международным и ввести иностранные войска для поддержания там "порядка". Встреча Николая II с Эдуардом VII в Ревеле 9 - 10 июня была воспринята Берлином как укрепление англо-франко-русского блока и стимулировала поддержать планы Вены. Там как раз получили памятную записку Извольского от 2 июня 1908 г., где констатировалось, что вносить изменения в статью XXV Берлинского трактата (статус Боснии и Герцеговины) и статью о режиме Проливов - дело всей Европы, однако в завуалированной форме предлагалось обсудить эти проблемы, а, возможно, и проблему Новипазарского санджака, сепаратно.

Австро-Венгрия подстраховалась и со стороны Турции, подписав 8 июня военную конвенцию, по которой гарантировала неприкосновенность ее европейских владений,


40 Виноградов К. Б. Указ. соч., с. 48 - 50, 61; Астафьев И. И. Русско-германские дипломатические отношения 1905 - 1911 гг. (от Портсмутского мира до Потсдамского соглашения). М., 1972, с. 139 - 143; Восточный вопрос..., с. 305 - 307.

стр. 93

в которых сохранялось статус-кво, а в случае ее войны с Болгарией обязалась принудить Сербию и Черногорию соблюдать нейтралитет. В ответ Турция признавала исключительные права Австро-Венгрии в Косовском и Салоникском вилайетах. В последний момент к конвенции присоединилась Германия. Казалось, образовался еще один союз, направленный против России и балканских стран. Но в июле 1908 г. к власти в Османской империи пришли младотурки и аннулировали конвенцию. Эти события подтолкнули Вену осуществить аннексию, Петербург - попытаться решить вопрос о Проливах, Софию - провозгласить независимость. В связи с переворотом механизм контроля держав над проведением реформ в Македонии распался. В Вене приняли решение об аннексии при одновременной эвакуации войск из санджака.

Сложность положения Петербурга заключалась в том, что ни отречься от исторических традиций поддержки христиан, ни отказаться от притязаний на Проливы было невозможно. С другой стороны, Россия не была заинтересована давать повод к европейскому вмешательству. На встрече с Эренталем в Бухлау 15 - 16 сентября Извольский предложил обсудить вопросы о Проливах и об аннексии "в духе дружеской взаимности". Одним из обязательных условий взаимных компенсаций Извольский называл провозглашение независимости Болгарии. Однако его прожект - мирно решить вопрос о Проливах в интересах России, договорившись с европейскими державами, - был не реален в своей основе. Честолюбивый, энергичный и ловкий, но недальновидный и непроницательный дипломат, переоценив свои способности, недооценил противника: он не предвидел, что Вена пойдет на сепаратные и опережающие действия и к тому же разоблачит тайную сделку. Эренталь после бесед с Извольским встречался с князем Фердинандом, которому внушил ложную мысль, будто Петербург отрицательно отнесется к болгарской независимости, и, подстрекая не упускать момента, дал понять, что Вена вскоре провозгласит аннексию. Таким способом он добивался создания прецедента нарушения Берлинского трактата со стороны Болгарии, чтобы затем свалить вину на нее41.

Извольский тем временем отправился в турне по европейским столицам готовить почву для выгодного России, как он считал, решения проблем. Он хотел дать Вене возможность объявить об аннексии, а затем выступить с "циркулярной депешей в горчаковском стиле", потребовав созыва европейской конференции для пересмотра нарушенного Берлинского трактата. Тогда Австрия оказалась бы в роли обвиняемой, а Россия предстала бы защитницей балканских государств и даже Турции. Для осуществления замысла было важно сохранять в тайне соглашение Петербурга с Веной и направить общественное мнение России в соответствующее русло. Следовало представить Австрию агрессором, покушающимся на славянские государства (что в действительности и было), а Россию - единственным их защитником (чего в действительности не было)42.

О том, что Болгария готова провозгласить себя царством, в Петербурге узнали 17(30) сентября. Чтобы не дать сорвать план, категорически посоветовали: это объявление не должно ни предшествовать присоединению Боснии и Герцеговины к Австро-Венгрии, ни совпадать с ним, но осуществиться по договоренности с Петербургом после пересмотра Берлинского трактата. Совет не мог приостановить хода событий: 5 октября Франц Иосиф I издал рескрипт об аннексии Боснии и Герцеговины, в тот же день Болгария провозгласила независимость, а день спустя последовало объявление о воссоединении Крита с Грецией. Турция выступила с нотой протеста.


41 Мартыненко А. К. Позиция России в связи с провозглашением независимости Болгарии в 1908 г. М., 1958, с. 58 - 59.; Вознесенский В. Д. Болгария. Судьба династии Кобургов. - Монархи Европы..., с. 281 - 303.

42 Борьба в правящих кругах России по вопросам внешней политики во время боснийского кризиса. Публикация И. В. Бестужева. - Исторический архив, 1962, N 5, с. 129; Астафьев И. И. Указ. соч., с. 150 - 151.

стр. 94

Петербург отчасти поменял тактику: Софию предупредили, что о военной помощи России не может быть и речи, но возможно воздействие на Турцию, а русскую прессу побуждали ставить на первое место не состоявшееся нарушение Берлинского трактата Болгарией, а гораздо более важное нарушение его Австро-Венгрией. В циркулярной депеше российского МИД от 8 октября державам предлагалось "собраться на конференцию для пересмотра Берлинского трактата и установления необходимых компенсаций для Турции, России и Балканских государств". Обращалось внимание на недопустимость в новом договоре "стеснительных для Турции правовых ограничений, встречающихся в Берлинском трактате"43. Задачу отодвинуть вопрос провозглашения независимости Болгарии на второй план Петербург выполнил. Но созвать международную конференцию по пересмотру Берлинского трактата и решить вопрос о Проливах не удалось. Вместо этого Россия втянулась в острый международный кризис.

Вена вначале категорически отказалась участвовать в конференции, где бы встал вопрос об аннексии, но позже согласилась, при условии, что она только проштампует свершившийся факт. Интересов Франции аннексия непосредственно не затрагивала, и на запрос Петербурга о международной конференции Париж посоветовал обратиться... в Лондон! Переговоры там завершились провалом. Высказавшись в принципе за созыв международной конференции, Лондон выхолащивал проект Петербурга по сути. Не противясь открытию Проливов для военных судов всех держав, Англия считала предпосылкой пересмотра их режима согласие Турции. Рим высказался против конференции, но в любом случае ставил вопрос о компенсациях для себя. Не желая допустить преобладания Австро-Венгрии (а, следовательно, и Германии) на Балканах, Англия осудила аннексию, выступив защитницей трактатов, и заявила Турции о намерении оказать содействие.

В декабре 1908 г. Австро-Венгрия сконцентрировала войска на границе с Сербией, провоцируя войну, в которую втянулась бы и Россия. Младотурки лавировали между Германией и Англией в поисках большей выгоды, а в январе 1909 г. к власти вернулись силы, ориентированные на Берлин. Переговоры Вены с Портой закончились в феврале 1909 г.: за признание аннексии Австро-Венгрия выплачивала 2,5 млн. турецких лир. От Болгарии за прекращение вассальной зависимости Восточной Румелии и проходящую по ее территории железную дорогу Турция потребовала 650 млн. фр. Россия отказалась от значительной части платежей по военной контрибуции, причитавшейся после Русско-турецкой войны, и предоставила Болгарии заем на льготных условиях, материально обеспечив ее новый статус.

10 марта 1909 г. Сербия обратилась к державам, указывая на нарушение ее прав. Берлин категорически потребовал признать аннексию Боснии и Герцеговины, и по совету Петербурга, не готового воевать, 31 марта Белград отступил. Это лишило Вену повода к нападению, и угроза войны была ликвидирована.

Кризис выявил тенденцию к консолидации национально-освободительного движения балканских народов, высветил противоречия внутри союзов держав и повлиял на расстановку сил между ними. Результаты кризиса для России исследователи обычно называют "дипломатической Цусимой", но не менее убедительно звучит его определение как Пиррова победа для Австро-Венгрии и Германии44. После кризиса в Берлине отчетливо поняли, что вовлечь Австро-Венгрию в мировую войну можно только с помощью конфликта на Балканах, разменной картой в которой станет Сербия. К аналогичному выводу применительно к России пришли в Лондоне и Париже. Не случайно итальянский историк Л. Альбертини назвал Боснийский кризис "прологом к Первой мировой войне"45.


43 Анисимов М. Ю., Рыбачёнок И. С. Заветная мечта князя Фердинанда. - Родина, 2009, N 6, с. 51.

44 Виноградов К. Б. Указ. соч., с. 152.

45 Там же, с. 3.

стр. 95

БАЛКАНСКИЙ КРИЗИС

Итало-турецкая война (29 сентября 1911 г. - 18 октября 1912 г.) стала началом очередного кризиса Берлинской системы. За ней последовали: Первая Балканская война (9 - 17 октября 1912 г. - 3 февраля - 16 - 20 апреля 1913 г.); Лондонские конференции (декабрь 1912 г. - 30 мая 1913 г.); Вторая Балканская война (29 июня - 29 июля 1913 г.); мирная конференция в Бухаресте (30 июля - 10 августа - 29 сентября 1913 г.).

Остроту австро-итальянского конфликта выявил Боснийский кризис. Претензии Италии - господствовать на Адриатике - встретили отпор Австро-Венгрии, для которой Отрантский пролив (выход из Адриатического моря в Средиземное) имел такое же значение, как для России - Дарданеллы. Наличие общего врага в лице Вены сблизило Петербург и Рим: в 1909 г. они договорились о совместном противодействии австрийской экспансии на Балканах. Кроме того, Петербург обещал не препятствовать планам Италии в отношении североафриканских территорий Османской империи - Триполитании и Киренаики.

Воспользовавшись Агадирским кризисом (распрей Германии, Франции и Англии из-за Марокко), Италия в сентябре 1911 г. ультимативно потребовала от Порты согласия на их оккупацию, а в ноябре - аннексировала. Ни одна из держав не протестовала. Угроза переноса военных действий в Эгейское море и Дарданеллы побудила Петербург организовать коллективное посредничество для заключения мира, но без успеха. Итальянский флот в апреле 1912 г. бомбардировал Дарданеллы, а в мае Италия заняла острова Додеканез. В июле Порта начала переговоры о мире, а в октябре подписала договор в Лозанне, по условиям которого захваченным областям "даровалась" автономия, а турецкие войска выводились оттуда.

Хотя после коллективного давления держав Турция открыла Проливы, факт их закрытия заставил Петербург упрочить союз с Францией, заключив в июле 1912 г. военно-морскую конвенцию, и попытаться создать союз балканских государств как противовес экспансии Австро-Венгрии. Его ядром мог быть сербо-болгарский договор, основанный на взаимных уступках. Камнем преткновения стала невозможность полюбовно размежевать интересы в Македонии: болгары хотели получить ее целиком, а сербы - часть. В любом случае, речь шла о переделе европейских владений Турции.

Сербо-болгарский союзный договор подписали 13 марта 1912 г. Секретные статьи были направлены против Турции и содержали условия будущего раздела, согласованные Белградом, Софией и Петербургом46. Наступательный договор противоречил стратегической линии Петербурга на поддержание статус-кво на Балканах, но давал возможность стать арбитром в споре соперниц. За эту плату Болгария переходила в "общеславянский" лагерь против германо-австрийского блока. В конце мая был заключен Греко-болгарский договор и оформление Балканского союза завершилось.

Одновременно Петербург укреплял союзные связи с Парижем. В августе 1912 г. министр иностранных дел С. Д. Сазонов ознакомил премьер-министра Р. Пуанкаре с текстом сербско-болгарского договора, заверив в его оборонительном характере и подчеркнув, что Россия не намерена содействовать наступательным замыслам. Союзницы условились дипломатическим путем совместно предотвращать обострение обстановки на Балканах. Пуанкаре дал понять, что Франция не решится на военные действия только из-за балканских вопросов, если Германия не будет втянута в конфликт. Сазонов же заявил, что Россия не примет активного участия в военных действиях, вызванных колониальными вопросами, если интересы Франции в Европе останутся незатронутыми.

Создавая Балканский союз, Петербург вел подготовку к мировой войне, но переоценил свое влияние: по меткому замечанию В. М. Хвостова, "орудие вышло из пови-


46 См.: Хвостов В. М. История дипломатии, т. 2, с. 737 - 738; Георгиев А. В. Накануне Балканских войн. Балканские войны и Россия. - История внешней политики России. Конец XIX - начало XX века. М., 1997.

стр. 96

новения у мастера". Балканские правительства торопились действовать, и Петербург предложил созвать международную конференцию, чтобы согласованными действиями держав предотвратить войну на Балканах. Париж и Лондон идею не поддержали.

После резни в Македонии осенью 1912 г. София и Белград потребовали от Порты выполнения статьи XXIII Берлинского трактата - радикальных реформ в Македонии, равносильных полному ее освобождению от турецкой власти. Порта по обыкновению лавировала и тянула время. В августе 1912 г. в Софии было принято решение: если Турция немедленно не приступит к реформам - начать против нее войну. Петербург пытался предупредить ее, однако усилия России и Франции оказались тщетными, как и старания Австрии. Несмотря на совместную австро-русскую ноту, врученную от имени великих держав в балканских столицах, в октябре 1912 г. Черногория, а чуть позже Сербия, Болгарии и Греция объявили войну Турции. Традиционный механизм урегулирования - "европейский концерт" - не сработал: противоречия оказались слишком глубокими.

Пытаясь локализовать войну, Петербург предложил великим державам заявить о незаинтересованности в компенсациях, настаивать на проведении реформ в европейских владениях Турции, сохранив территориальное статус-кво. Но после быстрого и сокрушительного поражения турецкой армии, когда войска союзников захватили большую часть Европейской Турции, а болгарская армия двинулась к ее столице, в Петербурге встревожились: появление болгар на берегах Босфора привело бы к международному вмешательству, а падение османского владычества над Константинополем давало великим державам повод ввести в Проливы свои корабли.

В Петербурге размышляли, как остановить болгар, а Париж и Лондон, напротив, не желали мешать им. Англия не собиралась допустить Россию в Константинополь -важнейший стратегический пункт, вновь напомнив о проекте нейтрализации Проливов под международным контролем, что для Петербурга было неприемлемо. Пуанкаре двусмысленно пообещал вмешаться при мирном урегулировании с целью пересмотра результатов войны, повторив процедуру Берлинского конгресса.

Для охраны порядка и власти султана Сазонов добился его согласия привезти корабли держав к столице, которые двинулись в Эгейское море. Петербург предоставил послу в Константинополе право вызвать в Босфор корабли черноморской эскадры, чтобы предотвратить решение вопроса о Проливах, несовместимое с интересами России. Но 20 ноября на ближних подступах к столице турки остановили наступление болгарской армии, а 3 декабря было подписано перемирие.

Интересы Петербурга и Вены в приостановке войны на Балканах совпадали лишь отчасти: Россию не устраивало утверждение Болгарии на берегах Босфора, Австро-Венгрию - появление Сербии на берегах Адриатики. Германия подстрекала Австро-Венгрию на вооруженное выступление против Сербии, обещая помощь, и в ноябре 1912 г. они согласовали планы на случай европейской войны. Австро-Венгрия сосредоточила крупные силы на сербской границе, а также в Галиции против России на случай, если та вступится за Сербию.

Россия также провела военные приготовления, чтобы избежать открытого отступления перед германско-австрийским блоком, как это было в дни Боснийского кризиса, но при этом Белграду советовали не доводить дела до вооруженного столкновения. К этому времени сербские войска продвинулись в глубь Албании, которую Австро-Венгрия хотела превратить в "независимое" государство под своим протекторатом. Невзирая на угрозы Вены, сербы заняли пункты на побережье Адриатического моря.

Париж склонялся к тому, чтобы не отступать перед Веной, так как по расчетам генерального штаба в тот момент Антанта могла бы одержать победу, которая позволила бы ей перекроить карту Европы. Поэтому Париж потребовал от России энергичнее готовиться к военным действиям. Этот нажим не заставил отказаться от осторожной тактики Петербург, который предложил разрешить спорные вопросы совместным обсуждением представителей всех великих держав. Поскольку Берлин и Вена согласились на передачу спорных вопросов совещанию послов великих держав в Лондоне, Сербия

стр. 97

под воздействием Петербурга заявила, что подчинится решению великих держав. Таким образом, "европейский концерт" взял решение вопроса в свои руки.

С середины декабря 1912 г. в Лондоне параллельно проходили две международные конференции: совещание представителей Турции и государств Балканского союза и заседание послов великих держав. По настоянию Вены и Рима постановили создать автономную Албанию под верховной властью султана и под контролем шести великих держав, хотя она была уже провозглашена самими албанцами еще в ноябре. По требованию великих держав в январе 1913 г. Белград согласился вывести войска, и вопрос о выходе Сербии к Адриатике был снят.

На конференции участников Первой Балканской войны шла борьба за разграничение в Европейской Турции. По вопросу принадлежности Адрианополя позиции Петербурга и Вены совпадали, но цели были разными: Петербург поддерживал претензии Софии на него, чтобы предотвратить переход Болгарии в австро-германский лагерь, а Вена - чтобы оторвать ее от России. Турция не хотела уступить город. Исход спора зависел от позиций держав. Петербург пригрозил отказаться от нейтралитета. Чтобы не допустить сепаратного выступления России, послы великих держав в январе 1913 г. вручили Порте коллективную ноту, возлагая на нее ответственность за последствия отказа заключить мир на условиях победителя. Порта была готова уступить, но 23 января 1913 г. в ходе государственного переворота к власти вернулись младотурки при содействии Берлина, поощрявшего Турцию занять непримиримую позицию. 3 февраля 1913 г. балканские союзники возобновили военные действия, и в марте после падения Адрианополя и Янины Порта вновь запросила мира.

Решение вопроса об островах осложняла позиция Италии, которая не торопилась возвратить острова Додеканез ни туркам, ни грекам. Возник конфликт из-за Скутари, на который претендовала Черногория, тогда как Австрия требовала передачи города Албании. Конференция в начале апреля 1913 г. поддержала эти требования, а в мае город занял международный отряд, высаженный с соединенной эскадры, которая блокировала черногорское побережье.

Подписанный 30 мая 1913 г. договор означал падение османского владычества почти на всем Балканском полуострове, кроме Константинополя и побережья Проливов с территорией по линии Энос - Мидия, вместо Родосто - Мидия, на чем настаивали болгары. Вопросы о границах и статусе Албании, а также принадлежности Эгейских островов остались нерешенными. Первая Балканская война показала силу единства и остроту соперничества балканских государств и ослабила позиции австро-германского блока, который поставил задачу расколоть Балканский союз. Ее решение облегчила готовность правителей каждой из балканских стран идти на сделки с тем, кто поможет добиться их целей.

Противоречия между Сербией, Болгарией и Грецией грозили развалом Балканского союза. Петербург призывал стороны умерить притязания, а Вена подталкивала к войне. Сохранить единство славянских государств не удалось: Болгария открыла военные действия против сербов и греков - 29 июня 1913 г. началась Вторая Балканская война. Воспользовавшись тяжелым положением Болгарии, Турция в июле напала на нее, присоединившись к Сербии и Греции, против которых только что воевала: 20 июля турки взяли Адрианополь. Петербург увидел шанс вернуть Болгарию в лагерь держав Согласия, возвратив ей Адрианополь, но, поставив этот вопрос на совещании послов, Петербург не получил поддержки, а Париж даже оказал Порте финансовую помощь.

Разбитая Болгария запросила мира, и 30 июля в Бухаресте открылась мирная конференция. На этот раз борьба развернулась между Болгарией и Грецией из-за порта Каваллы. Петербург, Вена и Рим стали на сторону Болгарии, тогда как Берлин и Париж поддерживали Грецию. Торг в очередной раз продемонстрировал расхождения в обоих лагерях. По условиям мира, заключенного 10 августа 1913 г., Сербия получила не только "спорную", но и большую часть "бесспорной" зоны в Македонии; Греция, кроме Южной Македонии с Салониками, - часть Западной Фракии с Каваллой. Война

стр. 98

выявила новую расстановку сил: Балканский союз под эгидой России оказался нежизнеспособен, а его крах был выгоден австро-германскому блоку. Тем не менее Петербург пытался восстановить Балканский союз, усиленный Румынией, а Берлин и Вена продолжали содействовать его расколу.

Окрепшая после войны Сербия снова попыталась пробиться к Адриатике, заняв часть Албании. В Вене решили воспользоваться этим для развязывания превентивной войны против Сербии, и Берлин поддержал союзницу. По совету Петербурга Белград принял австрийский ультиматум и вывел войска. Россия и Сербия снова отступили. После окончания балканских войн германское влияние в Турции колоссально усилилось. Попытка Петербурга в декабре 1912 г. - июне 1913 г. разыграть "армянскую карту", добиваясь предоставления автономии турецкой Армении (означавшей ее переход под протекторат России), провалилась: соглашение о реформах в Армении Порта проигнорировала. Не удалось Петербургу и приобрести контрольный пакет акций Салоникского банка, чтобы иметь средство финансового давления в Турции и на Балканах.

Понудить Петербург, стремившийся к компромиссам и отсрочке военного столкновения, действовать активно могла лишь постановка в повестку дня вопроса о Проливах. Дело Лимана фон Сандерса стало проверкой для отношений Петербурга и Берлина, с одной стороны, и Петербурга, Парижа и Лондона - с другой. Реорганизация турецкой армии под руководством немецкого генерала и его фактический контроль над сухопутными вооруженными силами Турции, в том числе у выхода из Босфора, означали, что хозяйкой Проливов становилась Германия. Переговоры с Берлином по этому вопросу в ноябре-декабре 1913 г., в которых ни Париж, ни Лондон не поддержали Петербург, позволили последнему лишь "сохранить лицо" при отступлении, но не добиться успеха. Серия совещаний в правящих верхах России о возможности захвата Проливов в условиях мировой войны в декабре 1913 г. - феврале 1914 г. выявила неготовность успешного проведения этой акции. Была принята "Большая военная программа", предусматривавшая усиление армии. В преддверии решительной схватки все державы включились в гонку вооружений.

Отличительными особенностями Балканского кризиса стали его размах и чередование военных действий, дипломатического торга и соглашений, тут же нарушавшихся. Это явилось следствием многочисленных разнообразных и противоречивых территориальных и финансово-политических интересов Турции, балканских государств и великих держав. К мировой войне готовились все державы, просчитывая возможные варианты и дивиденды, выжидая выигрышного момента для ее развязывания. Цепь международных конфликтов на Балканах свидетельствовала о стремлении держав к окончательному разделу "турецкого наследства". Берлинская система неотвратимо приближалась к краху.

* * *

Берлинский трактат в отличие от Парижского мира явился документом новой эпохи, а в его статьях нашли отражение тенденции, свидетельствовавшие об активном проникновении торгового и финансового капитала великих держав на Балканы и Ближний восток47. Вместе с тем он оказывал влияние на весь комплекс противоречий между державами во всех регионах, но прежде всего связанных с решением Восточного вопроса. Периодически возгоравшиеся кризисы большего или меньшего размаха и продолжительности со временем происходили чаще, становились интенсивнее, охватывали большее число участников.

Берлинская система международных отношений оказалась более сложной, чем Крымская, поскольку формировалась и развивалась в условиях появления новых составляющих ее элементов и активизации колониальной экспансии великих держав. На рубеже XIX-XX вв. сложилась мировая система международных отношений. Поэтому события или конфликты в любом регионе не могли не влиять на соотношение


47 Виноградов К. Б. Указ. соч., с. 11 - 12.

стр. 99

сил между державами в целом, в том числе на создание союзов и коалиций. Таким образом, усложнение системы делало ее менее устойчивой.

Первый удар по Берлинской системе нанес Болгарский кризис. Попытка воссоединения Болгарии и Восточной Румелии не удалась. Распад Союза трех императоров разрушил сложившуюся систему союзов, что привело к заключению договора "перестраховки", а позже - к созданию франко-русского союза, восстановившего равновесие сил в Европе.

Вторым ударом, потрясшим систему, стал Ближневосточный кризис. Греции не удалось присоединить остров Крит, который остался автономным под сюзеренитетом султана. Россия заблокировала проведение конференции в Константинополе для решения в целом судеб Османской империи и Проливов. Положение на Балканах несколько стабилизировалось, но осложнение международных противоречий к концу 90-х годов показало, что любой региональный конфликт грозил перерасти в общеевропейский. В новой расстановке сил укрепился франко-русский союз и проявился англо-германский антагонизм.

Третий удар система испытала во время Крито-Македонского кризиса. Попытка македонцев и албанцев получить независимость, а критян воссоединиться с Грецией провалилась. Коллективный контроль держав за проведением реформ в европейских владениях Турции на время стабилизировал положение в регионе. Урегулирование колониальных противоречий Франции и Англии в Египте и Марокко и размежевание сферы интересов России и Англии в Персии обозначили тенденцию к совместным действиям трех держав против притязаний Германии.

Четвертый сильный удар поколебал систему в годы Боснийского кризиса. Австро-Венгрия аннексировала Боснию и Герцеговину, Болгария стала независимым царством, Крит объединился с Грецией. Австрийское покушение на Сербию и не реализовавшиеся надежды македонцев и албанцев освободиться от турецкого господства грозили новыми волнениями на Балканах. Попытка созвать международную конференцию для пересмотра решений Берлинского трактата свидетельствовала о значительном усилении напряженности на международной арене. Кризис отчетливо выявил разногласия между союзниками внутри каждой из группировок европейских держав, обозначив перспективы их трансформации.

Пятый мощный удар поразил систему в 1911 - 1913 гг. Территориальные претензии Италии и балканских государств к Турции, балканских государств к Австро-Венгрии и друг к другу вылились в серию войн. Известная консолидация внутри Тройственного союза и англо-франко-русского блока и их борьба за союзников вели к перегруппировке держав. По мнению К. Б. Виноградова, в ходе Балканских войн остатки Берлинской системы "были сметены"48. Думается, что этот тезис нуждается в уточнении, поскольку и позже к Берлинскому трактату апеллировали, требуя пересмотра его конкретных статей, таким образом считая его действующим. Дипломатическая развязка кризиса позволила и на этот раз не доводить региональный конфликт до мировой войны. Последний сокрушительный удар система получила в ходе Июльского кризиса 1914 г., который стал для нее роковым, поскольку резервов для трансформации системы уже не осталось.

В процессе борьбы за утверждение и повышение своего статуса в сообществе держав, Россия пыталась решать свои геополитические задачи различными средствами. В жестком противостоянии с соперниками она использовала как военные методы, так и дипломатические приемы, которые позволяли приобрести союзников, хотя зачастую ее участие в тех или иных международных коалициях было вынужденным и не всегда диктовалось собственными интересами. Сталкиваясь с политикой сдерживания со стороны других держав, России далеко не всегда удавалось успешно добиваться поставленных целей.


48 Там же, с. 157.

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/РОССИЯ-В-БЕРЛИНСКОЙ-СИСТЕМЕ-МЕЖДУНАРОДНЫХ-ОТНОШЕНИЙ-1878-1914-ГОДЫ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. С. РЫБАЧЁНОК, РОССИЯ В БЕРЛИНСКОЙ СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ. 1878-1914 ГОДЫ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 07.02.2020. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/РОССИЯ-В-БЕРЛИНСКОЙ-СИСТЕМЕ-МЕЖДУНАРОДНЫХ-ОТНОШЕНИЙ-1878-1914-ГОДЫ (date of access: 29.11.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. С. РЫБАЧЁНОК:

И. С. РЫБАЧЁНОК → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
382 views rating
07.02.2020 (296 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Окна. Пластиковые или деревянные?
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Какие преимущества у пластиковых окон перед металлическими и деревянными?
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Абдельазиз Бутефлика
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
Тевтонский орден на Ближнем Востоке в XII-XIII вв.
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
В. БЕНЕКЕ. Военное дело, реформы и общество в царской России. Воинская повинность в России. 1874-1914
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
Обычай взаимопомощи в Дагестане в XIX - начале XX в.
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
Дагестан и отношения России с Турцией и Ираном во второй половине 70-х гг. XVIII в.
Catalog: История 
13 days ago · From Казахстан Онлайн
"Пражская весна" и позиция западноевропейских компартий
Catalog: История 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
Эссад-паша Топтани
Catalog: История 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
Становление и развитие народного образования в Саудовской Аравии в XX в.
16 days ago · From Казахстан Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·1244 days ago

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РОССИЯ В БЕРЛИНСКОЙ СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ. 1878-1914 ГОДЫ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2020, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones