BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: KZ-1388
Author(s) of the publication: А. Р. Артемьев

Share this article with friends

Древнейшие памятники буддийской культуры на Дальнем Востоке находятся в Приморском крае, западная часть которого в 698-926 гг. входила в состав государства Бохай. В разные годы там открыты и археологически исследованы пять буддийских храмов того времени. Четыре из них - Копытинский, Абрикосовский, Борисовский и Корсаковский - расположены в Уссурийском районе, где в этот период находился центр бохайского округа Шуайбинь. Еще один был обнаружен на территории Краскинского городища, где находился центр префектуры Янь, входившей в состав округа Лунюань (1).

В 1115-1234гг., когда большая часть Приморья входила в состав чжурчжэньской империи Цзинь, буддизм исповедовала только его правящая верхушка. Единственным исследованным буддийским памятником этого периода являются остатки богато украшенных керамическими скульптурами трехпролетных ворот в ограде буддийского храма на Николаевском городище (Партизанский р-н Приморского края), раскопанные в 1960 и 1962 гг. Э. В. Шавкуновым (2).

Следующий этап в истории проникновения буддизма на Дальний Восток связан с тырскими древностями на Нижнем Амуре. Впервые они были обнаружены русскими землепроходцами на скале Тыр, расположенной на правом берегу Амура, в 120 км от его устья (ныне с. Тыр, Ульчского р-на, Хабаровского края), почти напротив места впадения в него р. Амгунь, в 50-х годах XVII века. С их слов посол России в маньчжурском Китае Н. Г. Спафарий записал: "А казаки наши, которые прежде 20 лет до сего воевали с китайцами на Амуре и на усть- Амура, сказывают, что от устия Амуры плыти два дни, где есть место во утесе акибы копано, и на том месте нашли колокол китайский повешен более 21 пудов, и тут нашли в трех местех китайское письмо в каменных скрижалех, и иноземцы сказывали нашим казакам, что в древних местах некоторой царь китайской ходил из Китай по морю на Амур, и тут для признаку и воспоминанию покинул то письмо и колокол" (3).

В 1692г. амстердамский бургомистр Н. Витсен опубликовал свою, ставшую затем очень популярной в Европе, книгу "Северная и Восточная Татария". В ней он написал, что "лет 30 или 40 тому назад Русские военные люди около устья Амура, днища на два пути южнее, по морскому берегу, на месте, которое по- видимому было окопано, нашли большой колокол, весом в 660 голландских фунтов; при этом лежали различные камни, в которых выдолблены были китайские письмена. Живущие там туземцы говорили, что в старинные времена в реку Амур приезжал из Китая на судах морем какой-то Император, который и соорудил там и оставил эти


Артемьев Александр Рудольфович - доктор исторических наук, сотрудник Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения РАН.

стр. 144


надписи и колокол на память" (4) Очевидно, эти сведения были почерпнуты Витсеном из процитированной выше работы Спафария, которая, по сообщению Ю. В. Ар-сеньева, была хорошо известна современникам по многочисленным спискам конца XVII - начала XVIII в., в том числе и за рубежом, например, в парижской Публичной библиотеке в списке 1685 года (5).

С. У. Ремезов в своей "Чертежной книге Сибири" 1699-1701 гг., опираясь, по- видимому, на те же сведения, поместил на карте вблизи устия Амура надпись:

"До сего места ц[а]рь Алехандр Македонский доходил труп[ь]е спрятал (похоронил павших. - А. А.) и колокол оставил лудмы (людям. - А. А.)". По верному заключению М. И. Казакина, эта надпись имела чисто политическое значение и была отголоском прений, возникших в процессе выработки текста русско-китайского Нерчинского договора 1689 года. Смысл надписи заключается в том, что поскольку эти места были завоеваны Александром Македонским, то они по праву преемственности принадлежат России, государи которой еще в XVI в. были провозглашены его наследниками (6). Это было важно еще и потому, что в ходе переговоров маньчжурские послы утверждали, будто "из давних лет Амур-река во владении бугдыханова высочества от самого царя Александра Макидонского" (7).

Первое подробное описание тырских памятников оставил посетивший их в 1854г. известный исследователь Дальнего Востока Г. М. Пермикин. На вершине Тырского утеса он нашел две одинаковые стелы высотой в 2 аршина (1,42м), покрытые письменами. Первая из них, стоявшая в двух шагах от речного обрыва, была изготовлена из серого мрамора и закреплена в постаменте из гранита. Другая была высечена из гранита. Между ними лежала половина колонны, которая раньше стояла на восьмиугольном пьедестале и имела верхнюю часть, крепившуюся на нем стержнем. Неподалеку от этих памятников на узком мысу стояла еще одна колонна из трех частей, верхняя из которых имела форму урны (8). По-видимому, именно эту часть колонны первопроходцы приняли за колокол, поскольку буддийские храмы обычно имели четыре маленьких колокольчика по углам здания(9) и никогда- больших, подобных описанному Спафарием. Пермикин зарисовал все обнаруженные им памятники, и в настоящее время судить о внешнем облике колонн, которые утрачены, можно только по его рисункам.

В 1873 г. тырские памятники обследовали Г. Н. Панов и Кустер. Колонну с урной они нашли уже сваленной, другая отсутствовала вовсе. В 30-40 саженях (63,9-85,2м) от колонны на вершине утеса исследователи обнаружили, как они полагали, "следы планировки местности" и зачистили несколько рядов округлых гранитных плит с плоской обработанной поверхностью, на крайних из которых были высечены одна углубленная черта в виде диаметра, а на угловых - такая же черта с примыкающей к ней под прямым углом чертой - радиусом. По словам Панова, "каждый блок прямоугольника определялся четырьмя такими камнями. По средине его шел ряд таких же камней, но с двумя крестообразно пересекающимися диаметрами"(10). Так впервые были обнаружены остатки буддийского храма, поскольку 16 зафиксированных исследователями плит были ни чем иным, как базами - основаниями деревянных колонн храма. Помимо них, возле остатков храма под слоем земли они нашли "разбитые горшки" (очевидно, обломки черепицы кровли) и "орнаментированные кирпичи".

Первым, кто попытался прочесть надписи, скопированные Пермикиным, был известный синолог архимандрит Аввакум, опубликовавший их в 1856 и 1861 гг. соответственно в Санкт-Петербурге и Париже. Из-за некачественной съемки он сумел разобрать только заглавие надписи на китайском языке: "Юн-нин-сы-цзи" - "кумирня вечного спокойствия". Боковые надписи, с левой стороны в первой строке тибетскими буквами слова: "Ом-мани-бадмэ-хун", то есть "Мани Бадма, даруй", а в нижней части строки китайские слова: "Дай-Юань-шоучжи-м- гунбу", что означает: "Великий Юань руки сила повсюду да распространяется". На второй строке китайскими буквами те же слова: "ан (Ом) ма-ни-ба-ми", потом уйгурскими:

"Ом-ма-ни-бад-ми-хун". С правой стороны на плите Аввакум прочел в первой строке китайские слова: "Дай-юань-шоу-чжи-ли-гун-бу", что означает: "Власть великой юаньской династии повсюду распространяется!". На второй строке первая буква была китайской и означала: "ан", то есть "Ом", а дальше уйгурскими буквами:

"Ом-ма-ни-бад-ми-хун" и потом тибетскими буквами те же слова: "Ом-ма-ни- бад-ме-хун" (11).

стр. 145


Следующим востоковедом, изучавшим надписи на тырских стелах, был выдающийся синолог акад. В. П. Васильев, которому знаток и любитель китайского языка коммерции советник М. Г. Шевелев привез в 1896 г. из Владивостока сделанные им самим снимки с обоих памятников. К этому времени стелы уже находились в музее Общества изучения Амурского края, куда были доставлены в 1891 году. Васильев первым установил наличие на первой стеле, помимо текстов на китайском и монгольском языках, текста на чжурженьском языке и сделал относительно полный, насколько позволяло качество снятых копий, перевод китайского текста. Из его перевода следует, что весной 1411г. китайский император Юнь-ло (12) отправил придворного евнуха Ишиха во главе отряда правительственных войск, состоявшего из 1 тыс. с лишним воинов, на 55 больших судах в страну Нургань. Таким образом, перевод Аввакумом фразы, где якобы упоминается династия Юань, оказался неверен, поскольку с 1368 г. Китаем правила династия Мин.

В 1413 г. Ишиха добрался до низовьев Амура, где преобразовал страну Нургань в губернию Дусы и ввел там самоуправление. Местные вожди получили соответствующие их рангу китайские чины и печати. Присоединение Нургани было осуществлено исключительно мирными средствами. Ишихи щедро одарил местных вождей и неоднократно устраивал богатые пиры. К западу от Нургани, говорится в тексте памятника, находилась станция Маньцзинь, налево от которой находится высокая и красивая гора. На ее вершине и был поставлен храм Гуаньинь (Авалоки-тешвара).

В тексте на другой стеле сказано, что каждое 1-е и 15-е число местные чиновники должны были участвовать в богослужении. Однако из этого ничего не вышло, поскольку на той же стеле рассказывается о том, что когда Ишиха во главе отряда уже из 2 тыс. воинов на 55 лодках снова прибыл в Нургань в 1434г., от кумирни осталось лишь основание. Ишиха восстановил храм, поставил еще одну плиту с надписями и вновь обласкал и щедро угостил местное население, которое изъявило полную покорность. В заключении Васильев отмечает, что оба памятника содержат восхваления императоров династии Мин, причем "богдыханы ставятся даже выше знаменитых Яо и Шуня, которые управляли только девятью провинциями собственного Китая" (13).

После Васильева памятники изучали выдающийся русский монголовед А. М. Позднеев, опубликовавший окончательные итоги своего исследования в 1908 г.(14), а затем китаевед чл.-корр. П. С. Попов (15). Последний уточнил переводы своих предшественников, окончательно выяснив, что Ишиха с войском отправился в первый поход не на 55, а на 25 больших лодках. Он перевел подробное описание того, как Ишиха "всех жителей на Запад от моря до Нурганя, включая и заморских Ку-и'сцев (жителей Сахалина.- 77.77.), как мущин, так и женщин пожаловал платьем и утварью, дал им хлеба, угостил их вином и кушаньями; все... были рады и не было ни одного человека, который бы не изъявил покорности. От императора пожалована золотая печать... [выбрано] место для построения... [очевидно, кумирни], для просвещения народа и научения его почтительности и послушанию".

В конце текста Попов прочел перечень лиц, так или иначе имевших отношение к сооружению кумирни. "Меж ними мы встречаем начальника военного округа, тысячников, начальников гарнизонов, сотников, по большей части с монгольскими именами (Сайн-Бухуа, Хачир, Алигэ, Чахэнь-тэмур), лекарей, надзирателя за сооружением, сочинителя надписи, писца киноварью, писца монгольского текста по имени Арубухуа, лепщика, кузнеца, мастера, ведавшаго приготовлением кирпича и черепицы и даже кладчика" (16).

В тексте на второй стеле Попов снова обнаружил упоминание о народе Цзы-ле- ли (Килеры) и Куй (Сахалинцы), доступ к которым возможен только на судах. Из надписи следует, что следующий китайский император Сюань-цзу (1426- 1435 гг., девиз правления Сюань-дэ) в 1432г. "приказал тому же евнуху Ишиха вместе с провинциальным военным начальником Кан-чженом во главе отряда в 2000 человек уже на 50 больших судах отправиться в Нургань". От кумирни к тому времени осталось лишь основание, "поэтому Нурганьцы пришли в трепет, опасаясь, что минский посланник казнит их; но Ишиха, проникнутый идеей милосердия своего повелителя, обошелся с ними милостливо, удостоив их вином и отдал приказ о восстановлении кумирни и также приказал мастеру вылепить кумир будды. Как сама кумирня, так и кумир оказались лучше прежних, и народ из далеких и близких

стр. 146


мест приходил на поклонение. Далее идут комплименты по адресу минского Государя, человеколюбие котораго простирается даже на всех варваров, между которыми нет ни одного голоднаго и холоднаго. Восхваляется также человеколюбие и его достойнаго евнуха Ишиха". Далее следует надпись: "Поставлен 1-го числа последней весенней луны 9-го года правления Сюань-дэ (1434г.) великой минской династии" - ив заключении перечисляются имена руководителей экспедиции - "командированный по высочайшему повелению главнокомандующий евнух Ишиха, заведующий императорскими лошадьми Чжен-цинь, евнух Фань... Военный Губернатор Ляо-дуна Чжен и Командиры Гао-сюй и Цуй-юань". На оборотной стороне памятника и по бокам его, за исключением слов буддийской молитвы: "Ом Мани Падмэ Хум", написанный по-китайски, все надписи сделаны на монгольском языке(17).

Терпимость, с которой отнесся Ишиха к разрушению первого храма, по- видимому, объясняется двумя причинами. Во-первых, как опытный политик он понимал, что любые репрессии будут только "на руку" местным шаманам, по наущению которых, очевидно, и разрушили кумирню. Другой причиной было то место, которое занимала наиболее популярная из трех главных божеств китайско-буддийского пантеона бодисатва Гуань-инь, Авалокитешвара, "превратившаяся в Китае в богиню милосердия и добродетели" (18).

Очевидно, что Ишиха всеми силами старался не вызвать у аборигенов нижнего Амура враждебного отношения к бодисатве Гуань-инь. Сам он происходил из чжурчжэней Хайси и попал в плен во время китайско-чжурчжэньского сражения в 1395 году. У себя в племени он занимал довольно высокое положение и был связан кровными узами с правящим родом караула Учже, располагавшегося в бассейне притока Сунгари р. Хулань. После кастрации он получил должность при императорском гареме, а затем, благодаря своим способностям и преданности, Ишиха обратил на себя внимание и выдвинулся. Постепенно он стал занимать все более высокие должности (19).

В советское время текст первой стелы был опубликован на русском языке Г. В. Мелиховым в 1966 г. с эстампа надписи, присланного ему Э. В. Шавкуновым. Его перевод также не является полным, но добавляет к текстам предшественников ряд мелких подробностей (20).

Трилингва на первой из тырских стел является одним из основных памятников, по которым исследователи пытаются расшифровать "малое" чжурчжэньское письмо (21). Последнее представлено на сегодняшний день девятью текстами XII-XV вв., высеченными на камне, на стелах или просто на скале. Шесть таких памятников известно в Китае, два - в республике Корея и один - в России. Причем все они, за исключением Тырской стелы, являются билингвами на китайском и чжурчжэньском языках. Поэтому понятно, почему интерес лингвистов к тырской трилингве не ослабевает (22).

В отличие от стел остатки храма почти не привлекали внимания исследователей. Первые любительские раскопки на его месте произвели в 1873 г. упомянутые выше Попов и Кустер. Позже небольшие раскопки там произвел этнограф Л.Я.Штернберг, сосланный в 1889-1897гг. на Сахалин. В 1935г. на Тырской скале побывал А. П. Окладников, который обнаружил в обрыве утеса скопление черепицы (23).

Впервые месторасположение останков буддийского храма XV в. на Тырской скале было обследовано мною в 1991 году. Тогда на краю утеса были обнаружены обломки облицовочных кирпичей с рельефным орнаментом в виде цветков лотоса, фрагменты кровельной черепицы и каменная база - основание одной из деревянных колонн храма. Стационарные исследования памятника удалось начать в 1995 году. В ходе этих работ выяснилось, что остатки центральной части храма серьезно пострадали при установке на вершине Тырской скалы в 1976 г. советского памятника-пушки. Однако кирпичный пол припорожной южной части храма сохранился совершенно непотревоженным.

На исследованных в 1995-1996гг. частях территории храма собрано более 10 тыс. фрагментов керамической черепицы от кровли храма, украшенных штампованным растительным орнаментом отливов или капельников от нее, а также несколько дисков от черепицы с изображением демонов. В большом количестве обнаружены облицовочные кирпичи стен с орнаментом в виде цветков лотоса и виноградной лозы. Пять каменных баз являются основаниями от деревянных

стр. 147


колонн храма размерами 0,75х0,6х0,2 м; обнаружены также обломки глиняных драконов, украшавших коньки крыши кумирни.

В 1996г. выяснилось, что прочно установившееся в научной литературе мнение о том, что храм 1434 г. был возведен на месте разрушенной аборигенами кумирни 1413 г., не соответствует действительности. При визуальном осмотре местности мне удалось найти остатки еще одного храма. Он располагался в 90 м ниже по склону Тырской скалы от давно известного храма - там, где, согласно рисунку Пермикина, стояла стамбха - буддийская памятная колонна. В сезон 1996 г. были исследованы остатки этого храма. От него сохранились шесть грубо обработанных каменных баз от колонн кумирни и частично - нижний ряд кирпичей ее стен, которые очерчивают прямоугольник размерами 7,8х5,2 метра.

Еще одна база, обнаруженная в центре храма, видимо, не имел к нему прямого отношения. Она аналогична базам от другого храма и, по-видимому, служила основанием для колонны, описанной Спафарием со слов землепроходцев и зарисованной Пермикиным. Совершенно очевидно, что колонну могли поставить только на месте уже разрушенного храма одновременно с сооружением нового. В таком случае давно известные остатки храма на вершине Тырской скалы являются развалинами кумирни, возведенной в 1434 г., а открытые мною - буддийским памятником 1413 года. В пользу этого свидетельствуют и другие наблюдения.

Храм 1413 г. был отделан кирпичами со штампованным растительным орнаментом только одного типа - в виде цветущей виноградной лозы. При раскопках кумирни 1434г. преобладают среди найденных кирпичи более высокого качества, орнаментированные цветами лотоса, но встречаются и кирпичи с цветущей лозой, взятые с развалин первого храма. Кровельная черепица храмов также отличается одна от другой, но уже по формам и размерам. Кроме того, в невысоком валу, который ограждал храм на вершине утеса и был прорезан в ходе раскопок траншеей, обнаружена черепица с нижнего храма, использованная для его забутовки. Представляется, что ко времени сооружения "верхнего" храма и ограды вокруг него "нижний" храм был уже разрушен и, следовательно, датируется 1413г., а давно известный другой - 1434 годом.

Таким образом, на Тырской скале сохранились остатки двух единственных в России средневековых буддийских храмов, даты постройки которых точно установлены. Но буддийская проповедь не нашла отклика среди коренного населения Нижнего Амура, и второй храм погиб в огне, просуществовав не многим дольше первого.

Примечания

1. АРТЕМЬЕВА Н. Г. Буддийские храмы в Приморье - памятники бохайской культуры. В кн.: Культура Дальнего Востока России и стран АТР: Восток - Запад. Вып. 1. Владивосток. 1994.

2. ШАВКУНОВ Э. В. Культура чжурчжэней-удигэ XII-XIII вв. и проблема происхождения тунгусских народов Дальнего Востока. М. 1990, с. 55-58, 155.

3. СПАФАРИЙ Н. Г. Описание первыя части вселеннея, именуемой Азии, а ней же состоит Китайское государство. Казань. 1910, гл. 3, с. 13.

4. WITSEN N. Noord en cost Tartarye. Amsterdam. 1692, s. 29.

5. АРСЕНЬЕВ Ю. В. О происхождении "Сказания о великой реке Амуре".- Известия Русского географического общества, 1882, т. XVIII. вып. 4, с. 246.

6. КАЭАНИН М. И. Об одной надписи на карте в "Чертежной книге Сибири" С. Ремезова.- Страны и народы Востока, М., 1959, вып. 1, с. 241.

7. Русско-китайские отношения в XVII веке. М-лы и док. 1686-1691. Т. 2. М. 1972, с. 511.

8. ПЕРМИКИН Г.М. Путевой журнал плавания по реке Амуру от Усть- Стрелочного караула до впадения ее в Татарский пролив.- Записки Сибирского отделения Русского географического общества, 1856, кн. 2, отд. 1, с. 68.

9. Всемирная история архитектуры. Т. 9. М.-Л. 1971, с. 354, рис. 16.

10. ПАНОВ Г. Н. Развалины храма на скале Тыр.- Дальний Восток, 1893, N 33.

11. АВВАКУМ. О надписи на каменном памятнике, находящемся на берегу реки Амура, недалеко от впадения ея в море. - Записки Сибирского отделения Русского географического общества, 1856, кн. 2, отд. 1, с. 78-79.

стр. 148


12. Речь идет о китайском императоре Чэн-цзу (1403-1424гг.), девиз правления Юн-лэ.

13. ВАСИЛЬЕВ В. П. Записка о надписях, открытых на памятниках, стоящих на скале Тыр близ устья Амура.- Известия Академии наук, 1896, т. 4.

14. ПОЗДНЕЕВ А. М. Лекции по истории монгольской литературы. Т. 3. Владивосток. 1908.

15. ПОПОВ П. С. О тырских памятниках.- Записки Восточного отделения Русского археологического общества, 1905, т. 16, вып. 1.

16. Там же, с. 015-016.

17. Там же, с. 017.

18. ВАСИЛЬЕВ Л. С. Культы, религии, традиции в Китае. М. 1970, с. 331-333.

19. ЕВСЮКОВ В. В. Чэурчжэни и их отношения с Мин (XV в.). В кн. Восточная Азия и соседние территории в средние века. Новосибирск. 1986, с. 76.

20. МЕЛИХОВ Г. В. Политика Минской империи в отношении чжурчжэней (1402-1413гг.). В кн.: Китай и соседи в древности и средневековье. М. 1970, с. 272-273.

21. OSADA NATSUKI. Nurukan Eineiji ni Moko Joshimbun shakko. In.: Ishihama sensei koki kinen toyogaku ronso. Osaka. 1958; LIGETI L. Les in scriptions djurtchen de Туг: la formule om mane padme hum. - Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae. Budapest. 1961. Т. 12, fasc. 1-3.

22. KIYOSE GISABURO. A Study of the Jurchen Language and Script. Kyoto. 1977, p. 23-25.

23. ОКЛАДНИКОВ А. П. Первые известия об археологических памятниках Нижнего Амура. - Известия Всесоюзного географического общества, 1955, т. 87, N 4, с. 340.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/Памятники-буддийской-культуры-в-низовьях-Амура

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Р. Артемьев, Памятники буддийской культуры в низовьях Амура // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 26.04.2021. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/Памятники-буддийской-культуры-в-низовьях-Амура (date of access: 14.05.2021).

Publication author(s) - А. Р. Артемьев:

А. Р. Артемьев → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
49 views rating
26.04.2021 (18 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Политический архив XX века. ВОСПОМИНАНИЯ
Catalog: История 
15 hours ago · From Казахстан Онлайн
ИСЛАМ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ И КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ ФРАНЦИИ И ГОСУДАРСТВ СЕВЕРНОЙ И ЗАПАДНОЙ АФРИКИ
2 days ago · From Казахстан Онлайн
Н. А. МОРОЗОВ - ПРЕДТЕЧА ТВОРЦОВ "НОВОЙ ХРОНОЛОГИИ"
Catalog: История 
3 days ago · From Казахстан Онлайн
К. МАКДЕРМОТТ, ДЖ. ЭГНЮ. КОМИНТЕРН. ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО КОММУНИЗМА ОТ ЛЕНИНА ДО СТАЛИНА
Catalog: История 
3 days ago · From Казахстан Онлайн
ВЗГЛЯДЫ БРИТАНСКИХ ИСТОРИКОВ НА АНГЛИЙСКИЕ РЕВОЛЮЦИИ XVII ВЕКА. "РЕВИЗИОНИСТСКИЕ" ИСТОРИКИ И АНГЛИЙСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
Catalog: История 
3 days ago · From Казахстан Онлайн
ФИЛОСОФСКАЯ ШКОЛА "БРАТЬЕВ ЧИСТОТЫ"
Catalog: Философия 
3 days ago · From Казахстан Онлайн
У ТАН
Catalog: История 
3 days ago · From Казахстан Онлайн
ГЕНДЕРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: РОЖДЕНИЕ, СТАНОВЛЕНИЕ, МЕТОДЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Стандартная модель рассматривает четыре фундаментальных взаимодействия: гравитационное, электромагнитное, сильное и слабое. Но её курьез определяется тем, что в объективной реальности существует ещё одно фундаментальное взаимодействие, и называется оно чисто магнитным взаимодействием, ибо магнитное поле в этом взаимодействии распространяется без помощи электрических зарядов и их токов, а посредством магнитных зарядов, которые называется гравитонами.
Catalog: Физика 
Т. А. МАНСУРОВ. КАЗАХСТАН И РОССИЯ: СУВЕРЕНИЗАЦИЯ, ИНТЕГРАЦИЯ, ОПЫТ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПАРТНЕРСТВА
Catalog: История 
5 days ago · From Казахстан Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Памятники буддийской культуры в низовьях Амура
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2021, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones