Libmonster ID: KZ-1683
Author(s) of the publication: М. А. КОНАРОВСКИЙ

Превентивная дипломатия - понятие относительно новое в теории и практике международных отношений. Это обстоятельство само по себе в значительной мере предопределяет пристальное внимание к разработке ее механизмов и практическому применению как на глобальном, так и на региональном уровнях. Возрастающий интерес к превентивной дипломатии продиктован актуальностью задач по поддержанию мира, стабильности и безопасности на новом этапе развития международных отношений, в который мир вступил на рубеже 80-90-х годов прошлого столетия.

Первым, кто ввел в международный политический лексикон термин "превентивная дипломатия", принято считать генерального секретаря ООН Д. Хаммаршельда (1953-1961), известного в том числе своим стремлением превратить эту организацию в своего рода "всемирное правительство". Исходя из конкретной обстановки послевоенного мира, основной задачей превентивной дипломатии в тот период он считал недопущение переноса локальных конфликтов в область глобального противостояния двух военно-политических блоков. По мнению Хаммаршельда, решение этой задачи должно было осуществляться путем энергичных поисков таких средств, которые обеспечивали бы разрешение конфликта до того, как в него успела бы вмешаться одна из сверхдержав 1 .

Вместе с тем, чем больше основное содержание международных отношений после Второй мировой войны концентрировалось на противостоянии между "Востоком" (т.е. социалистическим лагерем) и Западом (при достаточно коротких периодах "разрядки"), тем менее реалистичными становились перспективы для такого рода превентивных действий мирового сообщества. В условиях, когда каждая из двух сверхдержав использовала любой предлог для идеологической и военно-политической поддержки своих союзников в интересах расширения собственной сферы влияния в мире, наполнение практическим содержанием понятия превентивной дипломатии (как самой начальной стадии миротворчества, подразумевающей коллективные усилия по профилактике конфликтности как таковой) было чрезвычайно сложной задачей. Ни "Восток", ни Запад не могло устроить и такое положение дел, при котором многочисленные локальные кризисы послевоенного периода могли перерастать в стадию, чреватую глобальной и неконтролируемой сверхдержавами дестабилизацией. Наиболее наглядным проявлением серьезной обеспокоенности на этот счет была выработка и реализация под эгидой ООН целого ряда операций по поддержанию мира в "горячих точках". В своем большинстве они сводились к наблюдению за прекращением огня и мерам по соблюдению его условий.

Демонтаж после окончания "холодной войны" жестких конструкций биполярного миропорядка, помимо, бесспорно, таких принципиально важных для мирового сообщества позитивных перемен, как устранение стратегического противостояния между "Востоком" и Западом, привел к серьезной разбалансировке традиционной для всего послевоенного периода системы основных сдержек и противовесов в международных отношениях. В результате ко многим традиционным и еще неразрешенным пробле-

стр. 44


мам глобальной и региональной стабильности добавились новые, не менее серьезные и опасные вызовы. В их числе, прежде всего, воинствующий национализм, сепаратизм, экстремизм, а также терроризм как средство достижения политических целей 2 .

Одновременно начала стремительно возрастать опасность дестабилизирующего воздействия именно локальных и внутренних конфликтов на обстановку не только в отдельных частях планеты, но и в общемировом масштабе. По существу, речь вновь идет об опасности деструктивного влияния напряженности на локальных уровнях на устойчивость общей ситуации в мире, несмотря на снятие с повестки дня международных отношений такого фактора, как глобальное биполярное противостояние. При этом в условиях растущей глобализации неизмеримо возрастает воздействие на всеобщую стабильность подобных конфликтов, которые ранее в общемировом измерении казались незначительными.

Новые задачи, вставшие перед международным сообществом, потребовали адекватной реакции и определенного переосмысления некоторых прежних подходов. Обновленное видение принципов и места превентивной дипломатии в переходный от биполярного к новому миропорядку период предложил в 1992 г. тогдашний генеральный секретарь ООН Б. Бутрос Гали. В своем докладе "Повестка дня для мира" он характеризовал ее как "действия, направленные на предупреждение возникновения споров между сторонами, недопущение перерастания существующих споров в конфликты и ограничение масштабов конфликтов после их возникновения" 3 . При этом проводилась четкая грань между превентивной дипломатией и такими понятиями, как миротворчество (peace-making), поддержание мира (peace-keeping), а также миро-строительство (peace-building). Придерживаясь этих базовых подходов к определению превентивной дипломатии, ООН и в дальнейшем сохранила лидирующую роль в разработке и углублении ее концепции. В документах Организации Объединенных Наций подчеркивались, в частности, непринудительность и конфиденциальность характера превентивной дипломатии, выделялись значение народной дипломатии и роль не только официальных структур, но и частных лиц в предотвращении, управлении и урегулировании конфликтов. Констатировалась также важность вовлечения в превентивную дипломатию, наряду с учреждениями ООН, других международных структур и региональных организаций. В качестве международных элементов выдвигались и такие достаточно спорные понятия, как превентивное развертывание вооруженных контингентов и превентивное разоружение 4 . При этом во всех документах ООН четко прослеживалась преемственность тезиса о лидирующей роли превентивной дипломатии, что нашло отражение в Декларации о предотвращении и устранении споров и ситуаций, которые могут угрожать международному миру и безопасности, а также в заявлении председателя Совета Безопасности ООН от 30 ноября 1999 г. о роли СБ в предотвращении вооруженных конфликтов.

Обобщая сказанное, можно отметить, что в целом превентивная дипломатия была предложена как одно из наиболее эффективных и наименее затратных для мирового сообщества средств, способное в перспективе существенно сократить потребности в дорогостоящих операциях по поддержанию мира. Однако превратиться в таковое и оправдать свое назначение она сможет только при самом высоком уровне доверия и взаимопонимания между государствами, а также при выработке четких, универсальных и вместе с тем учитывающих конкретную региональную специфику понятий и принципов превентивной дипломатии при опоре на весь богатый потенциал современного международного права.

стр. 45


* * *

В отличие от Европы, несущие конструкции системы международных отношений в ряде других районов мира, включая Азиатско-тихоокеанский регион периода "холодной" войны, не были столь однозначно привязаны к биполярной схеме стратегического противостояния между "Востоком" и Западом, хотя оно и оказывало сильнейшее воздействие на развитие обстановки в АТР, особенно в его северо-восточной части. Основу региональной системы безопасности составляли двусторонние (США - Япония, США - Южная Корея, СССР - КНДР, СССР - Монголия и т.д.), а не многосторонние (НАТО - ОВД) военно-политические институты. Более разноплановой была и их экономическая составляющая. Экономическое соперничество в АТР шло, по существу, не столько по разделительной черте "Восток" - Запад, сколько по линии Япония - "азиатские тигры", Япония - США. Гораздо более непримиримыми и противоречивыми, чем в Европе, были взаимоотношения между некоторыми государствами региона, провозгласившими в своих политико-идеологических доктринах построение социализма. Это относилось прежде всего к СССР и КНР, между которыми наблюдались не только значительные идеологические разногласия, но и открытое соперничество за лидерство в социалистическом лагере.

Провозглашение Советским Союзом в середине 1980-х годов "нового политического мышления", ослабление, а затем и демонтаж "железного занавеса" как основного атрибута военно-политического и идеологического противостояния между "Востоком" и Западом в конце 80-х - начале 90-х годов прошлого столетия, привели к еще большему разнообразию политического ландшафта Азиатско-тихоокеанского региона. Это способствовало активному восприятию региональным сообществом как сразу после окончания "холодной войны", так и в настоящее время, лозунга многополярности международных отношений, который все более укрепляется в качестве стержневого элемента внешнеполитической философии многих влиятельных стран мира, прежде всего России 5 , а также КНР, Индии и ряда других. Из этого, в свою очередь, следует, что и устройство системы безопасности на общерегиональном уровне может в значительной мере тяготеть к многосторонней, или, как ее именуют здесь, "кооперативной" или "корпоративной" схеме. Подобный подход, правда, вполне уживается с противоположным по сути мнением многих стран АТР о специфическом месте США в этом регионе и в этом контексте об особом значении американо-японского и американо-южнокорейского военного сотрудничества для поддержания здесь мира и стабильности.

Таким образом, само многообразие Азиатско-тихоокеанского региона и наличие объективно существующих и подчас крайне серьезных противоречий между расположенными здесь государствами делают процесс создания структуры региональной безопасности и, соответственно, разработку мер превентивной дипломатии как ее важнейшего инструмента, делом весьма непростым и требующим тщательной проработки.

Активность, с которой в последние годы шла дискуссия по проблематике превентивной дипломатии в различных странах АТР, а также в рамках многосторонних региональных объединений, к примеру. Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и Асеановского регионального форума (АРФ), свидетельствует о растущем здесь интересе к ее выработке в целях применения для поддержания безопасности и стабильности в масштабах всего региона. В 1993-1994 гг. по инициативе Сингапура и Таиланда состоялся ряд семинаров, посвященных поиску возможных форм сотрудничества стран АСЕАН с ООН в области превентивной дипломатии. Однако дискуссия на них, по существу, свелась к обсуждению общих вопросов региональной безопасности, и, кроме демонстрации широкого разброса взглядов на место превентивной дип-

стр. 46


ломатии в системе международных отношений в АТР, ни семинары, ни ряд последующих мероприятий ничего не дали в плане выработки каких-либо четких практических рекомендаций 6 .

Тем не менее в результате этой деятельности удалось собрать и обобщить для последующего анализа обширный фактический материал. Одновременно накапливался соответствующий опыт как у международных организаций, особенно ООН, а затем и ОБСЕ, так и у самих стран региона, прежде всего в рамках деятельности АСЕАН. В качестве основных целей были определены такие, как содействие экономическому росту, социальному прогрессу и культурному развитию региона посредством сотрудничества; поддержание мира и стабильности в ЮВА на основе приверженности правовым принципам построения межгосударственных отношений и уважения принципов Устава ООН; взаимодействие и взаимопомощь на базе общих интересов в сферах хозяйственной, общественной, культурной, технической, научной и управленческой деятельности и т.д. 7

Важным составным элементом этой работы стал учет специфики сотрудничества в различные периоды стран АСЕАН по снижению конфликтности в ряде районов АТР, а также опыта асеановской "тройки" по стабилизации ситуации в Камбодже и т.д. С начала 1990-х годов повестка дня встреч стран АСЕАН была расширена за счет включения в нее, помимо экономических вопросов, проблем безопасности. В этот же период были приняты Сингапурская декларация, в которой отдельным разделом было выделено сотрудничество членов Ассоциации в политической области и области безопасности, и Манильская декларация АСЕАН по Южно-Китайскому морю. По инициативе Индонезии начал работу многосторонний (КНР, заинтересованные страны АСЕАН) неформальный семинар по урегулированию потенциальных конфликтов в Южно-Китайском море. В конце 1990-х годов он перерос в официальный формат консультаций, конечной целью которых является принятие соответствующего "кодекса поведения" стран бассейна Южно-Китайского моря.

К первой половине 1990-х годов относятся и получившие серьезный резонанс разработки бывшего министра иностранных дел Австралии Г. Эванса, а также профессора Йоркского университета Торонто А. Ачария. Последний выдвинул, в частности, определение превентивной дипломатии как "дипломатической, политической, военной и гуманитарной акции, предпринимаемой правительствами, многосторонними (ООН и региональные группы) организациями и международными агентствами (включая неправительственные) с целью предотвращения возникновения крупных межгосударственных и внутригосударственных споров и конфликтов, предотвращения эскалации таких споров и конфликтов и их перерастания в вооруженную конфронтацию, ограничения интенсивности насилия, возникающего в результате таких конфликтов, и недопущения его географического расползания, а также в целях предотвращения и регулирования острых гуманитарных кризисов, связанных (как причинно, так и следственно) с такими конфликтами" 8 . Позднее Ачария расширил эту формулировку за счет придания превентивной дипломатии еще одной задачи: "осуществление любых действий, способствующих эвентуальному разрешению конфликта, как части непосредственной реакции на кризис или предкризисную ситуацию" 9 . Он же выступил с идеей двухступенчатой системы превентивной дипломатии в АТР, которая включала бы реакцию мирного времени (peace-time responses), т.е. меры доверия между государствами, диалог по проблеме безопасности, раннее предупреждение конфликтов и т.п., и реакцию кризисного периода (crisis-time responses), т.е. сбор фактических данных, относящихся к конфликтной или кризисной ситуации, организация миссий "добрых услуг", а также превентивное развертывание (preventive deployment) вооруженных контингентов для недопущения разрастания или эскалации конфликтов 10 .

стр. 47


С созданием в 1994 г. Асеановского регионального форума, который поставил своей задачей "развивать конструктивный диалог и консультации по представляющим взаимный интерес вопросам политики и безопасности" 11 , изучение темы превентивной дипломатии начало приобретать все большее общерегиональное звучание и практическую направленность. Само по себе структурное оформление форума в значительной мере знаменовало начало совершенно нового этапа в международных отношениях в Азиатско-тихоокеанском регионе. Создание АРФ отразило возрастающее стремление стран региона к определенной кристаллизации многостороннего сотрудничества в области безопасности, подтвердило осознание их элитами того, что стоящие перед странами АТР "вызовы стабильности" могут быть успешнее встречены в случае объединения их усилий и в рамках неконфронтационного, постоянно действующего многостороннего механизма консультаций 12 . В этом смысле появление АРФ можно с полным основанием считать первым этапом эволюции многосторонних отношений в АТР после окончания "холодной войны". Положив конец долголетним дебатам о целесообразности формирования в АТР многостороннего межправительственного диалогового механизма. Форум поставил задачу выработки концепции региональной безопасности с включением в нее экономических и социальных аспектов. При этом должны были быть учтены международные нормы сотрудничества в области безопасности, в том числе соответствующие реалиям региона 13 .

Концепция деятельности АРФ, одобренная в августе 1995 г., предусматривает трехэтапное движение к "обеспечению и поддержанию обстановки мира, процветания и стабильности в Азиатско-тихоокеанском регионе" 14 на базе "эволюционного подхода" к решению стоящих перед участниками проблем. На первом этапе предусматривается содействие становлению в АТР мер доверия, на втором - налаживание механизмов превентивной дипломатии, и, наконец, на завершающем, третьем - налаживание механизма урегулирования конфликтов 15 . В документах Форума излагались также некоторые общие положения, которые рекомендовалось учитывать при налаживании регионального механизма превентивной дипломатии. Среди них, в частности, необходимость разработки с учетом принципов Устава ООН и положений асеановского Договора о дружбе и сотрудничестве в ЮВА от 1976 г.; набора руководящих принципов по мирному разрешению споров, а также путей и способов предотвращения конфликтов; развитие идеи назначения специальных представителей для организации миссий по поиску и изучению фактов в соответствии с обращением вовлеченных сторон; создание регионального центра снижения рисков и т.п. 16 .

Таким образом, с принятием концепции АРФ разработка механизмов превентивной дипломатии преодолела этап теоретических дебатов и перешла в практическую плоскость и в официальную повестку дня деятельности многосторонней дипломатии в АТР. Для стимулирования соответствующих наработок, которые могли быть использованы в рамках работы Форума, были проведены три масштабных семинара экспертов с участием представителей академических и официальных кругов государств региона (в 1995 г. - в Сеуле, в 1996 - в Париже, в 1997 - в Сингапуре). Основная задача заключалась в "адаптации" базовых принципов превентивной дипломатии по Б. Бутросу Гали к реалиям Азиатско-тихоокеанского региона. Однако на этот раз дальше подтверждения приемлемости формулировок бывшего генсекретаря ООН как "хорошей основы" для обсуждения понятия превентивной дипломатии дело не пошло, что вновь подтвердило чрезвычайную сложность нахождения консенсуса при разработке мер превентивной дипломатии применительно к АТР. Участники не смогли выйти на какие-либо обобщенные предложения Форуму ни по определению превентивной дипломатии, ни по принципам, ни в целом по ее концепции. Поэтому превалировало мнение о целесообразности в ближайшей перспективе сконцентриро-

стр. 48


вать усилия участников АРФ на выдвижении и реализации мер доверия как одной из важнейших форм превентивной дипломатии.

Тем не менее ряд выводов, таких, скажем, как важность мер раннего предупреждения конфликтов, обязательность консенсуса при принятии решения по тем или иным вопросам, неприемлемость навязывания сторонам решений извне и т.д., были активно использованы во всей последующей работе. В рекомендациях ежегодных встреч министров иностранных дел стран- участников АРФ получил отражение и тезис о возможности создания в рамках Форума групп экспертов ("ad hoc" либо на перманентной основе) для проработки конкретных вопросов в соответствующих областях (миротворчество, меры доверия) и для углубленного изучения путей сотрудничества, например, в борьбе с такими транснациональными вызовами, как наркобизнес, утилизация ядерных отходов, терроризм нелегальная миграция и т.д. Большой интерес вызвала инициатива составления ежегодных обзоров стратегической обстановки в регионе и признание необходимости особого внимания к тем действиям, которые находятся на стыке мер доверия и превентивной дипломатии и тем самым дополнительно стимулируют скорейший переход к этапу налаживания механизмов превентивной дипломатии (в частности, укрепление роли председателя АРФ) 17 .

Наиболее эффективным в плане предоставления практических рекомендаций АРФ стал семинар по превентивной дипломатии, проведенный в рамках рабочей группы по мерам доверия Азиатско-тихоокеанского совета сотрудничества по безопасности (АТССБ) в феврале-марте 1999 г. в Бангкоке. Он собрал несколько десятков представителей академических кругов, а также официальных лиц в личном качестве из многих стран региона. По итогам дискуссии был подготовлен проект документа, предложенный для последующего обсуждения на официальном уровне в АРФ, в который вошли наиболее общие компромиссные подходы к определению места превентивной дипломатии в АТР. Особо важным представляется то, что в документе однозначно подчеркивались примат международного права, уважение принципов суверенного равенства и территориальной целостности. Также отмечалось, что под мерами превентивной дипломатии подразумеваются "побуждение, переговоры, расследование, посредничество и примирение" 18 , т.е. речь идет исключительно о дипломатических и мирных, а никак ни о военных или силовых методах. Соответственно, особое место уделено принципу добровольности и согласия конфликтующих сторон на применение к их спору мер превентивной дипломатии, а также полного доверия к посреднику. В заключении проекта отмечен принцип своевременности акций превентивной дипломатии, методы которой могут быть наиболее эффективными главным образом на ранней стадии любого спора или конфликта 19 .

Имевшиеся наработки были обобщены в рабочем документе "Концепция и принципы превентивной дипломатии" для АТР, проект которого по поручению VI министерской сессии АРФ был подготовлен Сингапуром от имени АСЕАН в ноябре 1999 г. В нем даны общие компромиссные определения понятия, концепции и принципов превентивной дипломатии применительно к региону с учетом специфики подходов к этой теме со стороны участников Форума, а также с учетом накопленного мирового опыта и особенностей региона. В документе излагались восемь ключевых принципов превентивной дипломатии, разработанных по итогам дискуссий в АТССБ. Они включают в себя, в частности, использование методов "тихой" дипломатии, невоенную и ненасильственную деятельность, исключающую применение военных и силовых действий, в том числе санкций, уважение суверенитета и невмешательство во внутренние дела государств, соблюдение принципов консенсуса, добровольности, доверия и соответствия международному праву, а также принцип своевременности, т.е. применения средств превентивной дипломатии на возможно ранней стадии спора или кризиса.

стр. 49


В качестве важной составной части работы над принципами превентивной дипломатии проект отмечал и целесообразность разработки "кодекса поведения" в регионе для регулирования межгосударственных отношений между участниками АРФ. Эта идея вполне созвучна проявленной ранее инициативе России о принятии странами АТР специальной Декларации, которая бы определяла соответствующие нормы и принципы "поведения". Ее первоначальный проект под названием "Тихоокеанское согласие". Ее первоначальный проект под названием "Тихоокеанское согласие" обсуждался представителями государств АТР на международной конференции во Владивостоке в апреле 1999 г. и был расценен как хорошая база для продолжения обмена мнениями 20 . Еще более предметно он рассматривался на экспертной встрече в Москве в феврале 2000 г., после чего был предложен для изучения странам АСЕАН на предмет выдвижения его в АРФ в качестве совместного документа. Ведущаяся работа была в позитивном ключе расценена на министерской сессии АРФ в июле 2000 г.

Предстоит серьезное комплексное изучение странами АТР сингапурского проекта превентивной дипломатии. После этого состоится его широкое обсуждение на заседаниях Межсессионной группы по мерам доверия и встречах старших должностных лиц Форума. Если проект получит одобрение, то он будет передан на рассмотрение ежегодной встречи министров иностранных дел стран-участниц АРФ и, в случае их согласия, станет официальным документом Форума, определяющим его подходы к превентивной дипломатии в Азиатско- тихоокеанском регионе.

Принятие документа ознаменовало бы новый этап в деятельности АРФ и конкретный шаг на пути его большей институционализации. Вместе с тем уже состоявшиеся дискуссии показали, что скорому утверждению концепции превентивной дипломатии для АТР будет серьезно препятствовать целый ряд трудностей. Они вытекают прежде всего из специфики и неоднородности моделей политического, экономического и социального развития стран региона, разных уровней их взаимоотношений друг с другом и из далеко не равнозначных подходов к самым проблемам безопасности и методам ее обеспечения.

Возникшие в последние годы сложности в экономическом развитии региона обострили ряд неурегулированных спорных вопросов и усилили противоречия, существующие в отношениях между некоторыми странами региона. Хотя в АТР и сохраняется общая военно-политическая стабильность, однако по-прежнему вызывают озабоченность напряженность на Корейском полуострове и в Тайваньском проливе, споры вокруг территориальной принадлежности островов в Южно-Китайском море. Растет беспокойство в отношении планов развертывания противоракетной обороны театра военных действий (ПРО ТВД) в Северо-Восточной Азии, с перспективой ее распространения на Тайвань, Южную Корею и Австралию. Серьезным испытанием АРФ на прочность стали события конца 1990-х годов на Восточном Тиморе и вокруг него в свете итогов плебисцита об отделении этой территории от Индонезии. Своей сбалансированной реакцией на них Форум вновь утвердил себя в качестве влиятельного элемента многосторонней дипломатии в регионе.

Принципиально важным явилось то, что процесс урегулирования не вышел за рамки международного права и Устава ООН. Хотя страны Юго-Восточной Азии достаточно успешно преодолели последствия финансового кризиса 1997-1998 гг., тем не менее он отрицательно сказался на внутриполитической обстановке в некоторых государствах - активных участниках АРФ, дополнительно подстегнул существовавшие в них подспудные центробежные тенденции. В первую очередь речь идет об Индонезии, которая в течение многих лет, по существу, оставалась неформальным лидером АСЕАН. Непрекращающееся усиление сепаратистских тенденций в регионе чревата негативными последствиями не только для территориальной целостности отдельных стран, но и для общей стабильности в АТР.

стр. 50


С ослаблением Индонезии возникли проблемы преемственности неформального лидерства в АСЕАН, на которое сейчас претендуют, в частности, Таиланд, Сингапур и Малайзия. Неустойчивость во взаимоотношениях между отдельными членами Ассоциации, которая претендует на ключевое влияние в АРФ, может привести к размыванию Форума как головного института многостороннего политического диалога в АТР. Укреплению этой тенденции может способствовать и растущее разочарование многих государств региона незначительной, про их мнению, эффективностью такого многонационального механизма экономического диалога, каким является АТЭС. Зримые проявления этих настроений - тяга к субрегионализации экономических связей внутри АТР: попытки реализации почти десятилетней давности идеи создания Восточноазиатского сообщества на базе диалога АСЕАН плюс три (КНР, Япония, Южная Корея), стремление к мини-зонам свободной торговли, идеи образования Южнотихоокеанского сообщества и т.д. Все эти тенденции проявляются на фоне смены поколений лидеров в ведущих странах Юго- Восточной Азии.

Развитие событий в субрегионах АТР может провоцировать попытки включить в повестку дня форумов АРФ вопросы, относящиеся к внутриполитической жизни стран - участниц Форума, напрямую затрагивающие их суверенитет. При этом инициаторам такого рода обсуждений (прежде всего западным странам) могут представляться вполне логичными ссылки на рост внимания в ООН к посредничеству во внутригосударственных конфликтах, тогда как в фокусе внимания превентивной дипломатии для АТР пока находятся главным образом межгосударственные отношения. Повышенная чувствительность ряда государств АТР к вопросу национального суверенитета, которая имеет объективные исторические корни, предопределяет их особую осторожность в восприятии тезиса о том, что превентивная дипломатия может предполагать определенное внешнее вмешательство во внутренние дела. В этом контексте многих, включая Россию, не устроят, к примеру, и возможные попытки некоторых, прежде всего западных участников АРФ, ставить вопрос о гуманитарных изъятиях из принципа неделимости суверенитета. Вместе с тем итоги ноябрьского 1999 г. саммита АСЕАН могут быть интерпретированы и как возможная прелюдия к переосмыслению Ассоциацией своих традиционных подходов к суверенитету в сторону их смягчения, а возможно, и постепенного размыва. Это проявилось прежде всего в создании асеановской "тройки" на уровне министров для содействия в решении внутренних проблем стран - членов организации в случае, если эти проблемы способны оказать влияние на общерегиональную ситуацию.

Ход обсуждения сингапурского проекта превентивной дипломатии на сессиях АРФ, по существу, подтвердил неготовность участников Форума к предметному обсуждению этого вопроса. Помимо указанных выше причин концептуального порядка, к осторожности в подходе к дальнейшему продвижению проекта большинства стран-участниц подтолкнули и новые специфические тенденции в международных отношениях. Противников "гуманитарных интервенций", в том числе под предлогом глобализации международных отношений (Россия, КНР, Вьетнам, Камбоджа, Малайзия и ряд других), особо насторожила военная операция США и НАТО в Югославии в 1999 г., проведенная в обход Совета Безопасности ООН, но на базе новой стратегической концепции Северо- Атлантического альянса. Действия стран Запада расценивались и как вполне возможный сценарий для одного из районов АТР. Сомнения подкреплялись принятием в 1999 г. Вашингтоном и Токио обновленных принципов военного сотрудничества 21 .

К этому же времени в рамках АРФ, вслед за другими международными форумами, стали вполне очевидными и различные подходы "западного" и "восточного" крыльев Форума к оценкам соотношения "позитивов" и "негативов" в воздействии глобализации на международные отношения. Если Россия, КНР и большинство стран АСЕАН

стр. 51


обращали внимание на необходимость принятия мер по максимальной амортизации возможных негативных социальных последствий глобализации, то США, Австралия, Канада и др. фокусировали основное внимание на позитивных сторонах этого процесса. Примерно такой же водораздел образовался и в подходах участников к претензиям США на верховенствующую роль в формирующемся после окончания "холодной войны" новом миропорядке.

Отражением всех этих разногласий стали весьма расплывчатые итоговые формулировки по превентивной дипломатии, выработанные на VII министерской сессии АРФ в июле 2000 г. Вновь подчеркнув основополагающее значение консенсуса при выработке любых решений. Форум отметил прежде всего целесообразность дальнейшего совершенствования мер доверия в АТР, в том числе таких, которые находятся как бы на стыке с превентивной дипломатией (совершенствование роли председателя АРФ, подготовка странами-участницами ежегодных обзоров проблем безопасности, выработка реестра критериев посреднических функций в регионе, которые могут выполнять отдельные представители государств-участников АРФ и т.д.). Целесообразность же дальнейшей работы над самим проектом концепции и принципов превентивной дипломатии для АТР, которые "соответствовали бы контексту АРФ", была отмечена лишь в общих чертах 22 .

Совершенно очевидно, что, несмотря на проявлявшийся ранее оптимизм, переход ко второму этапу деятельности АРФ может затянуться. Скорость движения по намеченному пути будет зависеть от многих обстоятельств как объективного, так и субъективного характера: от развития политической и экономической ситуации в отдельных странах и в регионе в целом, от степени доверия между участниками Форума и их готовности к сотрудничеству, от состояния общемирового политического климата и т.д. Крайне важным представляется достижение четкого понимания всеми участниками АРФ следующего: 1) какой смысл вкладывается в понятие превентивной дипломатии, 2) что составляет ее содержание и основные принципы и 3) каковы механизмы ее реализации. В этом контексте приемлемость в целом положений превентивной дипломатии, выдвинутых Сингапуром от имени АСЕАН, вполне очевидна.

Сутью превентивной дипломатии в АТР должно, вероятно, стать тесное политическое и экономическое сотрудничество между членами АРФ, включая сотрудничество в области безопасности для создания условий по предотвращению военных конфликтов. Главные ее принципы должны включать уважение суверенного равенства государств, их независимости и территориальной целостности, невмешательство во внутренние дела. Не должно быть и речи о какой-либо принудительности, военном вмешательстве или иных силовых акциях, к примеру, о санкциях. Необходимо четкое подтверждение роли ООН в качестве головной всемирной организации, призванной практически содействовать поддержанию мира и стабильности в глобальном и региональном масштабах, как это было сделано, например, в "Хартии европейской безопасности", принятой ОБ СЕ на саммите в Стамбуле в ноябре 1999 г. В этом же контексте можно было бы предусмотреть и определенную форму согласования решений, имеющих принципиальное значение для стран региона, с Советом Безопасности ООН.

Вместе с тем параллельно с деятельностью по выработке и реализации концепции превентивной дипломатии для АТР, следовало бы продолжать расширять сферу действия такой ее важнейшей составляющей, как меры доверия, включая те, которые находятся на стыке с превентивной дипломатией. Хорошим практическим примером для АРФ может послужить опыт "шанхайской пятерки" - ныне Шанхайской организации сотрудничества, включающей Россию, Китай, Казахстан, Киргизстан, Таджикистан и Узбекистан. Заключенные между ними в 1996 и 1997 гг. соответственно Соглашение об укреплении доверия в военной области в районе границы и Соглашение

стр. 52


о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы, а также последующие многосторонние договоренности не только в военной, но и в политической и экономических областях, уже сами по себе являются широкомасштабными мерами доверия. Одновременно они заложили и основы превентивной дипломатии между этими государствами в целях предотвращения возникновения споров и иных конфликтных ситуаций 23 .

Хорошим подспорьем совершенствованию мер доверия в АТР и, соответственно, в работе над концепцией превентивной дипломатии применительно к особенностям региона может служить и заложенная в сингапурском проекте возможность выработки "кодексов поведений". Ведущаяся в последнее время разработка Китаем и некоторыми странами АСЕАН такого рода документа применительно к Южно-Китайскому морю, а также российско-асеановский проект "Тихоокеанское согласие", способны внести в движение за утверждение принципов превентивной дипломатии свой позитивный вклад.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Cordier Andrew W. and Foot Wilder (eds.). Public Papers of the Secretaries General of the United Nations. V. 5. Dag Hammarskjold. Columbia Univesity Press. N.Y., 1975. P. 131; Larus Joel (ed.). From Collective Security to Preventive Diplomacy: Readings in International Organization and the Maintenance of Peace. John Wiley and Sons, Inc. N.Y.,1956.

2 Иванов Игорь. Министр иностранных дел России. Концепция мира в XXI веке. Выступление на 54-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Нью-Йорк, 21 сентября 1999 года // Международная жизнь 1999, N 10. С. 3-7.

3. Гали Бутрос Бутрос. Повестка дня для мира. Доклад Генерального секретаря в соответствии с заявлением, принятым 31 января 1992 года на заседании Совета Безопасности на высшем уровне Организации Объединенных Наций, Нью-Йорк, 1992. С. 12.

4 United Nations. Report of the Secretary-Geeneral on the Work of the Organization; General Assembly Official Records Fifty Forth Session Supplement //1 (A/54/1). N.Y. United Nations, 1999.

5 См.: Концепция национальной безопасности Российской Федерации // Независимое военное обозрение 1999, N46. С. 4.

6 Подробнее см.: Review of Preventive Diplomacy Activities in the Asia - Pacific Region. Prepared by CSCAP Singapore for the CSCAP Working Group on CSBMs. Workshop on Preventive Diplomacy. Bangkok, Thailand, 28.02-02.03.1999.

7 Подробнее см.: The ASEAN Declaration (Bangkok Declaration) // ASEAN: An Overview. ASEAN Secretariat. Jakarta. P. 41.

8 Acharya Amitav. Preventive Diplomacy: Issues and Institutions in the Asia-Pacific Region // Managing Security and Peace in the Asia Pacific. ISIS. Malaysia, Kuala Lumpur, 1996. P. 238.

9 Acharya Amitav. Preventive Diplomacy: Background and Application to the Asia - Pacific Region // The Next Stage. Preventive Diplomacy and Security Cooperation in the Asia-Pacific Region. The Australian National University. Canberra, 1999. P. 20.

10 Подробнее см.: Acharya Amitav. Preventive Diplomacy: Background and Application to the Asia-Pacific Region... P. 22-23, 33-34.

.11. The First ASEAN Regional Forum. Chairman's Statement. Bangkok, 25 July 1994 // ASEAN Regional Forum. Documents Series 1994-1998. Jakarta. ASEAN Secretariat, 1999. P. 1.

12 Подробнее см.: Конаровский М., Моргунов И. АТР. Региональная безопасность: испытание на прочность // Азия и Африка сегодня. 2000. N 2. С. 29.

13 См.: ASEAN Regional Forum. Documents Series 1994-1998... P. 2.

14 См.: The Second Regional Forum. A Concept Paper // ASEAN Regional Forum Documents Series... P. 8.

15 См.: Ibid. P. 8.

16 Ibid. P. 19-22.

17 Подробнее см.: ASEAN Regional Forum (ARF). Statements on Preventive Diplomacy // The Next Stage... P.279-292.

стр. 53


18 CSCAP Workshop on Preventive Diplomacy. Chairman's Summary. Bangkok, Thailand. 28.02-02.03.1999. P. 2.

19 Cossa Ralph A. CSCAP and Preventive Diplomacy: Helping to Define the ARF's Future Role. Prepared for the CSAP CSBM Working Group Preventive Diplomacy Workshop. 02-05.042000, Singapore. P. 6.

20 ASEAN Regional Forum, Track Two Conference. Summary Report. Vladivostok. 27.04.1999. P. 5.

21 См.: Юрьев М. Япония - азиатский член НАТО? // Независимая газета. 31.05.1999.

22 Chairman's Statement. The Seventh Meeting of the ASEAN Regional Forum. Bangkok. 27.07.2000. P. 1.

23 Подробнее см.: Бишкекская декларация глав государств Республики Казахстан, Китайской Народной Республики, Киргизской Республики, Российской Федерации и Республики Таджикистан, Бишкек, 25 августа 1999 года//Дипломатический вестник. 1999. N 9. С. 18-20.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/ПРЕВЕНТИВНАЯ-ДИПЛОМАТИЯ-В-АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ-РЕГИОНЕ-ПРОБЛЕМЫ-И-ПЕРСПЕКТИВЫ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

М. А. КОНАРОВСКИЙ, ПРЕВЕНТИВНАЯ ДИПЛОМАТИЯ В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 22.02.2022. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/ПРЕВЕНТИВНАЯ-ДИПЛОМАТИЯ-В-АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ-РЕГИОНЕ-ПРОБЛЕМЫ-И-ПЕРСПЕКТИВЫ (date of access: 29.09.2022).

Publication author(s) - М. А. КОНАРОВСКИЙ:

М. А. КОНАРОВСКИЙ → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
193 views rating
22.02.2022 (219 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Опыт "врастания" филиппинцев в американское общество
23 hours ago · From Казахстан Онлайн
ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ. БОЛЬШАЯ НЕФТЬ -БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА
23 hours ago · From Казахстан Онлайн
КИТАЙ. ДИСНЕЙЛЕНД - спаситель Сянгана
Catalog: Экономика 
3 days ago · From Казахстан Онлайн
ИСМАИЛИЗМ В ПОИСКАХ ИСТИНЫ
3 days ago · From Казахстан Онлайн
МОНГОЛИЯ. ПЕРЕСТРОЙКА В СОСЕДНЕЙ СТРАНЕ: ОПЫТ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ
Catalog: Экономика 
3 days ago · From Казахстан Онлайн
КУЛЬТУРА. ЛИТЕРАТУРА. ИСКУССТВО. ПАКИСТАН. СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ
Catalog: История 
3 days ago · From Казахстан Онлайн
"ПАРК ЮРСКОГО ПЕРИОДА" В ЗАБАЙКАЛЬЕ
Catalog: Биология 
4 days ago · From Казахстан Онлайн
ЯПОНИЯ. Чтобы пенсии позволяли жить, а не выживать
Catalog: Экономика 
4 days ago · From Казахстан Онлайн
К вопросу об этрусках
7 days ago · From Казахстан Онлайн
ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ ИНДОНЕЗИИ В СОВРЕМЕННОЙ БУРЖУАЗНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
Catalog: История 
7 days ago · From Казахстан Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПРЕВЕНТИВНАЯ ДИПЛОМАТИЯ В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2022, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones