BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: KZ-1334

Share this article with friends

17. Донесение подпоручика Эбергардта Бермонту- Авалову

Берлин, 30 сентября 1919 года

Многоуважаемый господин полковник, сообщаю Вам, что известие о выступлении частей Вашей армии произвели 1 здесь большое впечатление. Стоявшие в оппозиции к Вам в настоящее время стали Вашими сторонниками. Всех тех лиц, которых мне приходится видеть, я совершенно перевел на Вашу сторону, и в настоящее время всеми признается Ваша власть, и это намного облегчит работу в вопросе финансирования.

Над этим вопросом работают сейчас много новых лиц, и если все пойдет дальше так же удачно, то есть надежда на скорый результат.

Обращаюсь к Вам с секретным поручением от барона Н. Корфа. Барон Н. Корф является здесь осведомителем Морского агентства Колчака в Лондоне и два раза в неделю передает агентству в Лондон через Копенгаген все сведения, которые ему удается получить. Сведения эти передаются шифрованно через немецких курьеров в Копенгаген нейтральному лицу, а оттуда непосредственно в Мор[ское] агентство. Единственное лицо, которое эти сведения читает, это военный атташе Германии в Копенгагене и Мор[ское] агентство в Лондоне 2 . За то, что сведения эти попадают в руки англичан, бар[он] Корф ручается. До настоящего времени б[арон] Корф получал сведения непосредственно от графа Гольца, и кроме гр[афа] Гольца и барона никто об этом не знал. В настоящее время ввиду того, что все, что находится в Курляндии, под Вашей властью и Вы являетесь единственным политическим диктатором всего района, бар[он] Корф просит передавать ему все сведения от Вас через меня. Барон просит, чтобы это осталось совершенной тайной, и со своей стороны обещает давать все сведения, исходящие непосредственно из кругов Антанты и германских, мне, для передачи Вам. Если Вы прикажете, то Ваши сведения будут неизменно передаваться Колчаку. Необходимо два раза в неделю давать все сведения сюда через курьера, а обратным курьером я буду давать все сведения отсюда. Очень желательно, чтобы такие сведения составлялись по Вашему приказанию походной канцелярией и направляли их два раза в неделю по моему адресу - Берлин, Аугсбургерстр., 43, Пансион Венцель, я буду передавать их барону, а от него получать все его сведения. Ввиду того, что у барона громадные связи здесь и в Копенгагене, он может дать нам весьма ценные сведения, мы же при его помощи будем


Продолжение. См. Вопросы истории, 2003, N 1

стр. 3


иметь постоянную связь с Колпаком. Мне кажется, что предложение это весьма удачно, т[ак] к[ак] таким образом Вы сами будете диктовать то, что желаете чтобы было официально известно, и то, что должно быть известно только известным кругам, а информация Корфа будет основана не на слухах, а на реальных фактах. Вы же будете иметь точные данные о всем, что Вас касается, из источника безусловно достоверного м хорошо осведомленного. Такую же связь можно наладить и с Деникиным.

Первое сведение бар[она] К[орфа] таково: по заявлению Союзной миссии, все ультиматумы по поводу вывода войск Гольца из Курляндии никаких последствий иметь не будут и созданы лишь для того, чтобы успокоить общественное мнение Англии и Франции. Вашу политику Антанта признает по отношению к Латвии правильной, но боится влияния немцев. На все ультиматумы Антанты не следует обращать слишком большого внимания. Если, господин полковник, организацию такой связи Вы считаете правильной, то прошу Вашего распоряжения о том, чтобы таковые сводки посылались курьером лично два раза в неделю. Бар[он] Корф покорнейше просит Вас все доложенное считать личной тайной и его фамилии не упомянуть, так как это могло бы очень повредить ему в деле по добыванию сведений. Я лично считаю бap[она] Корфа человеком серьезным и с огромными связями, безусловно, германской ориентации и преданного нашему делу. Знаю я барона очень давно. Жду Ваших срочных приказаний.

Искренне преданный Вам подпоручик Эбергардт.

Копия

18. Донесение подпоручика Попова Бермонту- Авалову

Берлин, 1 октября 1919 года

В[есьма] секретно

Господин полковник,

После долгого перерыва опять смею беспокоить Вас настоящим письмом.

Доношу, что вербовка добровольцев нами производится теперь в прежнем масштабе, несмотря на все внешние и внутренние препятствия. На днях германское правительство опять разослало по комендатурам приказ не только "задерживать" вербовщиков русской армии, но и "арестовывать их на месте". Безусловно, комендатуры считаются с этим приказом постольку, поскольку это необходимо для официальной отчетности. Кроме того, военнопленных сбивает русская военная миссия, отправляя их группами в Сибирь и на Дон.

В настоящее время для большей вербовки мы решили придать всему делу характер отправки военнопленных на родину, т[о] е[сть] уроженцев Прибалтийского края. Комендатурам это дает повод для содействия вербовке и для представления отчетности правительству.

Все внимание берлинского общества теперь обращено на Прибалтийский край, в частности - на корпус имени графа] Келлера и на Железную дивизию. Умеренные и правые круги населения всецело на нашей стороне. Кричат против нас одни только спартакисты 3 и так называемые "независимые" 4 . В последнее время усиленно ходят слухи о Вашем движении на Ригу, чему придают большое значение и, конечно, очень рады. полагая, что занятие Риги, [во-первых,] урежет крылья зарвавшимся "союзникам" и, во- вторых, проучит прибалтийских тупоумных шовинистов. Командира корпуса гр[афа] Келлера 5 при этом сравнивают с героем Италии Д'Аннунцио 6 . Как говорят, германское правительство (за исключением некоторых отдельных членов-жидов) очень сочувствует русско- германскому сближению и всячески старается отклонить требование союзников об очищении Курляндии от немецких войск.

В Берлине издается газета "Фрейгейт" 7 , орган коммунистов, партии независимых; газета, безусловно, осведомленная и, по-видимому, имеет опытных агентов- сотрудников в рядах нашей армии и немецких войск. Не проходит дня, чтобы она не написала о жизни в Митаве, и притом с большой

стр. 4


подробностью; так, например, недавно она описывала расстрелы в Митаве, с указанием - как, где и когда они производятся. Необходимо нашей контрразведке серьезно обратить внимание на эту газету и на ее связь с Митавой.

В русских кругах под "шумок" передают об ужасной "инквизиции", существующей в корпусе имени графа Келлера, где людей расстреливают без суда и следствия, по одному слову какого-нибудь "ловчака" и политического интригана. Говорят, что сам командир всецело в руках этих "прихлебателей". Людей в корпусе достаточно для образования солидной и боевой силы, но в большинстве случаев они сидят по штабам, которых якобы, по мнению авторов этих сплетен, больше 100. Если бы не немецкое влияние, то корпус "развалился" бы давным давно.

Поход на Ригу немецкие и русские газеты в Берлине объясняют тем, что он вызван в целях самообороны от нападения латышских войск, и передают, что в 20 вер[стах] от Митавы (около Олая) произошло столкновение и с обеих сторон имеются "значительные" потери.

Подпоручик Попов князь Эрбэктэйский, обожатель своего дорогого командира и искренне и неподкупно ему преданный.

Копия

19. В.И. Гурко - неизвестному адресату

Берлин, 2 октября 1919 года

Милостивый государь Константин Константинович 8 ,

Письмо это Вам передаст пор[учик] Алексей Пфель. Так как он в скором времени возвращается на юг России, в район, управляемый ген[ералом] Деникиным, то, полагаю, в Ваших интересах и в интересах русского дела в Прибалтике дать Пфелу возможность ознакомиться с положением вещей на месте и дать им настоящее освещение по его возвращении на юг России.

Письмо Ваше, переданное мне гр[афом] Паленом 9 , я получил, и ответ на него Вам сообщит лично устно сам гр[аф] Пален.

Уважающий Вас Васил[ий] Гурко

Копия

20. Донесение начальника политического отдела Западной добровольческой армии Бермонту-Авалову

2 октября 1919 года

Секретно

Командующему Западной добровольческой армией.

1. Сейчас получил сведения из военного источника, что в Териоки (в Финляндии) выехали два представителя Антанты для зондирования почвы к переговорам между Антантой и советск[им] правит[ельством]. Немецкие военные и политические круги возмущены двойственностью Антанты.

Но дело в том, что, по совершенно достоверным источникам, в Париже в сегодняшний момент Совет четырех 10 (Клемансо 11 , Ллойд Джордж 12 и проч[ие]) совершенно растеряны и не знают, какую линию политики принять по отношению к России. То ли идти с Колчаком и Деникиным, то ли с Лениным. Они, Совет четырех, чтобы "не потерять", играют на два фронта: одной рукой помогают Деникину, а другой Ленину. Кто выиграет - с тем Антанта и пойдет.

В настоящее время в Англии и Франции чрезвычайно встревожены развивающимся в них большевизмом. Поэтому внимание правительств всецело обращается на их внутренний фронт, и это до того сильно, что Совет четырех очень недалеко от решения махнуть пока на Россию рукой. Я выразился сообщавшему мне эти факты так: такое конечное решение Антанты наилучшая помощь России. Армия полковника Бермонта уверена, что недалеко то время, когда командующий наш, п[олковник] кн[язь] Авалов-Бермонт, громко заявит всему миру: "Россия для русских".

2. Из совершенно достоверного источника расшифровывается причина, в силу коей Швере и Гроссе индустри 13 и банки не дали денег Берлинскому

стр. 5


совету. Солидный участник и непременный член упомянутых денежных источников заявил откровенно, что ведь надо же сознаться, что у банков и у индустрии главные капиталы в руках евреев. Они не против реставрации, но во всяком случае такой реставрации, за спиной которой не скрывается погромная программа. При условии же, что они должны дать деньги совету или группе, которая представлена Дерюгиным, Бельгардом 14 и Римским-Корсаковым 15 , является очевидным, что их капиталы, они, евреи, предоставят в прямом назначении против себя же. Вот главная причина. Вторая - это то, что на Западном фронте, то есть на границах Франции, Бельгии и Голландии, сейчас такая идет вакханалия наживы по спекуляциям, о какой они не мечтали даже в военное время. В погоне за этой легкой и быстрой наживой они и бросили туда всю имеющуюся наличность. Ост-фронт 16 отошел на совершенно второй план.

3. Прибывший 30 сентября майор Кесслер сегодня будет у Носке 17 . Вчера Кесслер три часа говорил с Кноррингом в присутствии представителей сочувствующих нам кругов. Все, что он говорил Кноррингу - а следовательно и присутствовавшим немцам, носило очень для меня странный характер, а именно: Кесслер представлял в ярких красках положение в Курляндии катастрофическим. По его, Кесслера, мнению, лучшим выходом было бы отвести все войска на линию реки Дубиссы. И это после того, как весь Берлин ожидал со дня на день телеграммы о занятии русскими войсками Риги.

Говорили много о том, что довольствие войск продовольствием более чем не обеспечено. Силы же латышей с эстонцами и большевиками столь серьезны, что не о наступлении нужно думать, а о спасении немецких и русских войск. Причем проводилась мысль, что, может быть, хорошо было бы русские части обеспечить переправкой к Деникину.

Я все это слышал не лично, а докладываю со слов барона Кнорринга. Когда я выругался, назвав Кесслера "паникером", барон Кнорринг заметил, что он этого бы не сказал, так как Кесслер производит впечатление очень обстоятельного офицера.

Что он скажет Носке и какие будут последствия - сообщу завтра. Впрочем, кроме того, Носке послан был в Митаву особый офицер. Фамилию его не помню. Он завтра должен быть здесь и подробно доложить Носке о всех положениях на Вашем фронте. От его доклада будет очень многое зависеть, ибо его доклад будет сообщен правительству. А все финансовые и торгово-промышленные сферы только и делают, что смотрят нежно в глаза правительства.

Копия

21. Подтверждение полномочий А. К. Реммера

[После 2 октября 1919 года]

Секретно.

К делу. Чесноков N 06

Полномочие, выданное мною Андрею Константиновичу Реммеру, от 2 октября 1919 г., настоящим подтверждается, и А.К. Реммеру предоставляются все предусмотренные в нем права по совершению сделок, заключению договоров и основанию учреждений - с безусловной обязательностью их в районе действий и влияния Западной добровольческой армии.

Командующий Западной добровольческой армии полковник

Копия

22. А.К. Реммер - Бермонту-Авалову

3 октября 1919 года

Дорогой Павел Рафаилович.

Сегодня у меня был директор банка. Дело, несмотря на гнусные интриги Энгельгардта, не потеряно. Необходимо срочно получить от Вас полномочия на подписание договора.

Марки почтовые и гербовые печатаются.

стр. 6


Сношения с американцами и Антантой мною установлены для того, чтобы быть совершенно в курсе всего, что там делается.

Ультиматум в исполнении Носке благодаря Кесслеру все-таки, благодаря уже принятым мною связям, не страшен Вам.

Образуйте немедленно правительство, но исключительно "демократическое".

Жду немедленно Ваших указаний и распоряжений.

Здоровье мое улучшилось, как только получил от директора банка уверенность, что деньги Вы получите.

Ваш А. Реммер.

С этим письмом едет к Вам американский колонель 18 , которого Вы примите, согласно Вашей политике.

Копия

23. Циркуляр Бермонта-Авалова

3 октября [1919 года]

N 010 Циркулярно. В[есьма] секретно.

Начальникам штабов, н[ачальни]ку контрразведки армии и начальникам политического и агитационного отделов.

Ввиду того, что присутствие в штабах и отделах чинов, ранее служивших у большевиков, является опасным и рискованным, а также подрывает доверие частей к означенным учреждениям, приказываю всех чинов, находившихся ранее на службе у большевиков, постепенно откомандировать в строй.

Оставление вышеуказанных чинов в штабах и отделах допускается лишь под личной ответственностью начальников этих штабов и управлений со всеми последствиями, законами предусмотренными.

Латыши, находившиеся ранее на службе в латышской армии и учреждениях пр[авительст]ва Ульманиса 19 , должны рассматриваться как чины, служившие у большевиков.

Копия

24. Донесение начальника политического отдела Западной добровольческой армии Бермонту-Авалову

N 22. Отделение в Берлине, 4 октября 1919 года

Секретно

Командующему Западной добровольческой армией.

Сегодня у меня опять был директор Ориент-банка 20 , который согласен открыть в районе армии частный торгово- промышленный банк с капиталом в 50 миллионов. Капитал идет в распоряжение Ваше как командующего армией. Сделку можно заключить, но нет от Вас полномочий, которые ожидаю.

Военно-политический совет закрыт, и всем немецким финансовым и политическим группам объявлено, что с Митавским фронтом они могут сноситься через наше отделение Политического отдела, которое обо всем немедленно будет доносить на благоусмотрение Вашего Превосходительства.

Сегодня мне представлялись барон Корф и барон Унгерн Штернберг 21 , официальный представитель армии Колчака, а также заведующий центральным для Европы Агенмор. Вступил с ним в полную связь для поддержания престижа Вашего и положения. Общее мнение таково, что было бы чрезвычайно для Вас выигрышно объявить поход на Москву и, взяв Двинск, идти на Смоленск по линии железной дороги; в таком случае Вам не нужно ни громоздкого обоза, ни большого количества лошадей и повозок.

У Смоленска Вы получите поддержку Деникина и ликвидируете конфликт с Юденичем. Дивизион остается на месте и поддержит Ваше правительство, которое останется или в Риге, или в Двинске. Вам не нужно думать, что будет с правительством. Вам нужно думать о себе и Вашем дальнейшем победоносном наступлении. Остальное приложится. К моменту подхода Вашего к Смоленску, Вас Деникин безусловно поддержит всеми средствами.

стр. 7


Но, к моему глубокому сожалению, я решительно никаких указаний от Вашего Превосходительства ни по вопросу о банке, ни по вопросу о марках до сего времени не получил. Прошу срочных распоряжений. Ультиматум Антанты 22 сглаживается и, кажется, очень скоро совершенно сойдет на нет. Ждут занятия Вами Риги.

За начальника отделения А. Реммер.

Копия

25. Неизвестное лицо - Бермошу-Авалову

[5 октября 1919 года]

Дорогой Павло, спасибо еще большое за милые дни у Тебя, я страшно рад, что был там и воочию убедился, какая у вас постановка и какая работа и единодушие - диаметрально противоположное тому, что происходит здесь. Доехал хорошо, но утомительно: благодарю Протопопова за письмо, которое никогда не получил. Передам Карцеву посылки для Тебя, часть передай матери Мет - белье прими от нас, оно Тебе пригодится, хотя оно и весьма неважное, но лучшего у нас нет, а ведь Тебе белье нужно - но оно для Тебя - а не для раздачи, понял. Сам носи, а то отберу опять. Я очень беспокоюсь за то, что происходит у вас там, все это может кончиться более чем плачевно благодаря нелепым и идиотским распоряжениям здешнего правительства, столь недостойно боящегося Антанты - которой бояться нечего совершенно. Очень досадно, что Энгельгардт не приехал до сих пор, это признак скверный, а главное, это очень плохо, что дело и там и здесь принимает затяжной характер. Бискупский, ушедший наконец после провала с тем преступником, о котором я их всех предупреждал и с которым они за моей спиной вели переговоры 23 , обещал мне этого не делать, вновь бодрится, а это признак тоже плохой. Надо было решительно и быстро действовать, как мы и предполагали и решили, и я не понимаю, что могло помешать всему этому.

Если Дурново приедет к Тебе и Ты ему дашь дело там или здесь, то в Твоих же интересах советую Тебе отстранить от всякого дела и не допускать ни к чему ротмистра Ал. Ал. Скрябина, это человек недоброжелательный и подвергнут сплетням нехорошим, я его здесь быстро раскусил и понял, и из меня ему не удалось ничто вытянуть, хотя он и старался это сделать - берегись его, он не наш, наоборот, причем злорадствует. Гижицкий тоже его знает. О Гижицком иногда подумывай, он хороший малый и не жалко о нем немного заботиться. Матери Мет дай возможность удрать, если Ты покинешь Митаву, а то она там погибнет, второй раз чудом не спасется, как первый раз. Я все-таки повторяю, будь осторожен с Твоим адъютантом Леницким, там далеко не все благополучно, и Ты ради личных чувств можешь повредить делу страшно. Что касается Реммера, то я остался при своем мнении, что он ведет двойную, если не тройную игру, и он не Твой человек и это Ты еще несомненно испытаешь на себе, если не поверишь нам - Реммер ведет себя более чем странно, это человек опасный - имей это в виду и поверь мне, ведь мне ничего не надо и я Тебе все это пишу лишь из чувств дружбы и ради дела - это Ты знаешь, т[ак] ч[то] суди сам, прав ли я или нет - на карте много стоит и надо быть осторожным, но и решительным, и будь Ты таким и поверь, дело выиграет, а ведь это теперь все что надо.

Я все жду письмо Врангеля 24 , чтобы сообщить ему о санитарном положении у нас. Сейчас здесь в министерстве сдвиг не в нашу пользу и мало надежды получить деньги, но я сделаю все что можно и Конрадий Ост[ен]-Caк[eн] тоже старается вовсю.

Что касается Дурново, то я судить о нем не могу, видел его лишь раз, но, кажется, говорят, что он балалайка, из которой можно извлечь дурные звуки, и что он недурный инструмент в подходящих руках, но пальцы в рот я бы ему не положил, тем более, что лично убедился, насколько мало можно полагаться на его слова: он мне говорил определенно одно, а сделал другое - это мне не нравится, я, как Ты знаешь, люблю правду, тем не менее лучше его иметь в своем лагере, нежели в лагере противника.

стр. 8


6 октября 1919. Сейчас видел минутку Энгельгардта, слава Богу, что здешние известия преувеличены и неверны и дело так себе у Вас. Мне много и часто приходится сражаться с нелепыми слухами и сплетнями, распространяемыми Твоими "друзьями" о Тебе и армии - не всегда легко бороться, в чем виноват Ты сам своей неосторожностью: надо быть осторожнее, имея на руках такое огромное дело величайшей важности. Я совершенно поражен и не нахожу ни слов, ни объяснения тому, что Ты дал Реммеру столь широкую доверенность - разве Ты никому из нас не веришь и веришь лишь ему. Прав ли Ты верить только ему. Думаю, что нет, знай, что у Тебя есть друзья бескорыстнее и более верные, чем он, и, когда Ты в этом убедишься, будет слишком поздно. Реммер человек, которому Ты не смеешь сильно доверяться - его деятельность здесь очень не ясна, наоборот - темна, и он может страшно повредить делу при такой самостоятельности - отвечать же за все будешь Ты. Ряд его шагов здесь совершенно недопустимы и неприемлемы - просто опасны, но Ты, очевидно, лишь осведомлен им о том, что ему удобно и угодно. При таких условиях, новое дело при новой постановке, с которым надо быть особенно осторожным и которое должно быть кристально чисто и вестись осторожно и совершенно честно - может погибнуть. Ведь сотрудники Реммера даже не осведомлены о его работе. Так нельзя. Я очень польщен и благодарен, что меня наметили в число здешних представителей, но при такой постановке, когда Реммер имеет полномочия и, видимо, мнит себя посланником делать что-то, работа полезная невозможна, можно только работать сообща и совершенно единодушно и совместно; я не могу участвовать при таких условиях, не хочу быть участником гибели дела - столь святого. Я с наслаждением, что Ты знаешь, помогаю Тебе во всем, но лишь когда я вижу цель и надеюсь на результат и пользу, а тут я боюсь просто. Поставь дело на правильную почву и точку: 3-4 лица представителями и общие полномочия, но не единоличные, Кнорринга председателем - и дело будет хорошо, а так невозможно - это у всех вызывает и подозрения и отрицательное отношение.

О себе я скажу, что уверен, что мог бы принести больше пользы, оставаясь в стороне, т. е. частным лицом по отношению Твоей армии, но будучи вместе с тем хорошо осведомлен обо всем, что делается у Тебя там. Я многих вижу и знаю, со мною немного считаются, знают, что я говорю правду и иду прямо к цели, и вот, будучи независимым, мне легче помогать - в совете же я по приглашению могу всегда принимать участие с правом совещательного голоса - что будет лучше и полезнее для дела. От председателя будет зависеть принимать меня на совещания и от Твоих представителей - осведомлять меня; приказы же прикажи выслать мне. Я ради Твоего дела отказался от частной службы, дававшей мне кой-какую монету - но совместить я это не могу, слишком занят. Меня смущает лишь одно во всем этом, это денежный вопрос: если с пользою действовать, то, конечно, мне надо чаще видеть разных лиц у себя и чаще бывать кое-где, а это связано с расходами, на что, как Ты знаешь, у меня средств нет - вот что плохо, а то можно многое иначе поставить и многое сделать, т[ак] к[ак] у меня связи во всех почти министерствах, но надо этих людей знать и видеть. Будь у Вас средства, то это было бы просто и для дела весьма полезно и необходимо: стоять официально в стороне и вместе с тем действовать - самое лучшее и полезное. Обдумай этот вопрос хорошенько и сообщи свое мнение и решение и переговори с Паленом об этом. Я буду ждать ответа от Тебя скорого. Палену передай, что их письмо отправляется в Одессу.

Итак, будь осторожнее и измени срочно положение здесь - поверь, что необходимо, обнимаю, Твой (подпись). По всей вероятности, Попов 25 .

Копия

26. Приказание Западному добровольческому имени графа Келлера корпусу.

N 01. Г. Митава. 6 октября 1919 года

N 1. Первый пластунский полк, 2-й пластунский полк, батарея Миль-де, батарея Ашехманова, искровая станция получают 6 октября продовольствие до 10 октября включительно.

стр. 9


N 2. Интендантству до 12 час. 7 октября нагрузить броневой поезд N 7 на Восточном вокзале продовольствием в количестве на 8 дней для 2-го пластунского полка и бронепоезда. 7 окт[ября] 2-му пластунскому полку принять охрану продовольствия в броневом поезде.

N 3. 8 окт[ября] интендантству погрузить большую баржу продовольствием на 5 дней для 1-го и 3-го батальонов 1-го пластунского полка и батареи Мильде. Баржу отправить 9 окт[ября] с буксиром "Р". Заведование транспортом принять подпоручику Квитчау.

N 4. Утром 8 окт[ября] автоколонне нарядить в распоряжение продовольственного] транспорта 20 человек с 2 пулеметами для охраны.

N 5. 9 окт[ября] с баржи выдать довольствие следующим частям на 5 дней вперед: 3-му батальону 1-го полка с полубатареей Ашехманова в Маиоренгоф, 1-му батальону 1-го полка с батареей Мильде в Усть-Двинске.

N 6. Продовольствие для 2-го батальона 1-го пластунского полка отправить в Олай и раздать там. Дальнейшие приказания будут отданы дополнительно.

N 7. Кроме того, погрузить на баржу патроны и артиллерийские снаряды, которые будут раздаваться на местах разгрузки. Подробные указания на этот предмет последуют через тыловые команды батарей Ашехманова и Мильде.

N 8. Ввиду трудности доставки снарядов на фронт, требуется крайняя бережливость в их израсходовании. Не количество выстрелов, а точность стрельбы обещает успех. О количестве выпущенных и еще имеющихся снарядов и патронов доносить ежедневно в оперативный отдел. О недостатке донести заблаговременно.

N 9. Каждому солдату выдать 150 патронов; на каждый легкий пулемет выдать не менее 2000 патр[онов], на каждый тяжелый пулемет выдать не менее 4000 патр[онов], на каждое орудие выдать 200 снарядов.

N 10. 7 окт[ября] снять все телефонные провода, соединяющие роты с батальонами и батареи с дивизиями. Начальнику связи корпуса распорядиться о снятии остальных проводов.

N 11. Соблюдать строгий порядок в обозах. При остановках оставлять путь свободным. Колоннам друг друга не перегонять. К обозу каждого батальона назначить энергичного офицера.

N 12. Больных и раненых 2-го батальона 1-го полка сдавать в санитарную колонну Железной дивизии. Раненых 1-го полка и 3-го батальона и батарей отправлять в Митаву на возвращающихся пароходах.

N 13. Батальонам и батареям ежедневно к 17 часам доносить о положении в оперативный отдел шт[аба] корпуса по телефону или радио. В донесениях сообщать: 1) О деятельности противника. 2) О деятельности своих частей. 3) О потерях. 4) О расходах патронов и снарядов.

N 14. Пленных подробно допрашивать. Показания сообщать в оперативный отдел.

За начальника штаба полковник Григорьев.

Разослано: штаб армии 1, штаб корпуса 1, корпусному интенд[анту] 1, ком[анди]ру 1-го пласт[унского] п[олка] 1, к[оманди]ру 2-го пл[астунского] п[олка] 1, команди]ру 1-й артиллерийской] див[изии] 1, н[ачальни]ку автокол[онны] 1, н[ачальни]ку связи корпуса 1.

Копия

27. Приказ войскам Западной добровольческой армии

N 04. Гор. Митава. [6] октября 1919 года

Секретно.

Карта: 1:100.000

N 1. Латыши и эстонцы продолжают сосредоточивать войска для наступления на Митаву. Они располагаются в следующих группах: в районе Кеккау и Олая, в районе имения Шварценгоф, фольварка Ценненгоф, имения Кальнцем; в приморских местечках Новый Бильдерингсгоф - Карлсбад обосновались выгнанные из нашего тылового расположения местные латышские комендатуры.

стр. 10


N 2. 8 октября частям корпуса имени графа Келлера перейти в контратаку совместно с верными нашими союзными войсками.

N 3. Группа "Балтенланд" переходит своим левым флангом через Гросс-Экау в наступление в направлении на Кеккау.

N 4. Железная дивизия и части 1-го Западного добровольческого имени гр[афа] Келлера корпуса занимают к 7 октября исходное для наступления положение в следующем порядке:

3-й пех[отный] полк с 3-м артиллерийс[ким] отделением и 4-м эскадроном занимают участок от Скрайде до лес[ничества] Миссе-Лель. 2-й пех[отный] полк с 2-м артилл[ерийским] отделением - на участок от Бирзоль до им[ения] Олай включительно.

1-й пех[отный] полк (без 2-го батальона с 1-м артиллерийским отделением) - на участок от имения Олай (включительно) до болота Леттенбрух (исключительно).

Саперный батал[ьон] занимает лесничество Кливенгоф.

2-й бат[альон] 1-го пех[отного] полка с 2-м эскадроном располагаются вокруг имения Эрзель.

3-й бат[альон] 1-го пластунского полка с полубатареей Ашахманова с 1-м эскадр[оном] Железной дивизии под командой майора Дойн[а] располагается в Шлампене. Батальон перевозится в Шлампен в ночь с 6 на 7 октября по железной дороге, 1-й эскадрон отправляется в Шлампен 6 октября ночью.

1 и 2-й бат[альоны] 1-го пластунского полка и батар[ея] Мильде остаются на своих позициях в боевой готовности.

N 5. Батарея Притч остается на своей позиции, для ее прикрытия ей передаются пулеметы 2-й конно- артилл[ерийской] батареи.

N 6. 1-й бат[альон] 2-го пластунского полка остается в боевой готовности на своем месте.

N 7. 3-му бат[альону] 1-го пластунского полка прикомандировать 4 кон-н[ых] ординарца из 1-го конного полка. Остальные конные офицеры и всадники 1-го конного полка передаются 7 октября утром 1-му батальону 2-го пластунского полка.

N 8. Атака произойдет 8 октября следующим образом:

а) 3-му пех[отному] полку собраться в 8 час. утра в направлении Плаканен - Гранов - лесничество в лесу Пельпервальд.

б) 2-му пех[отному] полку участвовать правым флангом при наступлении 3-го пех[отного] полка через Веллероют в направлении Скрунда, левым флангом наступает на дер[евню] Олай, а пройдя с. Скрунда, поступает в распоряжение Железной дивизии.

в) [1]-й пех[отный] полк начинает атаку из северо-восточного угла леса между им[ением] Олай и болотом Леттенбрух и наступает далее в направлении на лесн[ичество] Лапе - им[ение] Гренгоф. Ближайшая цель наступления - достижение линии имение Шварценгоф - имение Беббербек.

г) 2-й бат[альон] 1-го пластунского полка с батареей Мильде направляется ровно в 7 час. утра от лесн[ичества] Зельтинг на Ценненгоф, занимает его и продолжает наступление на Пенкенгоф, где вступает в связь с 1-м пех[отным] полком, от которого и получает дальнейшие распоряжения.

д) Саперный батальон, начиная от лесничества] Кливенгоф, 2- й бат[альон] 1-го полка с 2-м эскадр[оном], начиная от им[ения] Эрзель, переходят в наступление на Кальнцем с таким расчетом, чтобы к 8 час. утра подойти к Кальнцему и занять его совместной атакой. После чего наступление продолжится безостановочно по дороге озера Бабит до им[ения] Финкенгоф, где эти части поступают в распоряжение 1-го пех[отного] полка.

е) 3-й бат[альон] 1-го пластунского полка с полубатареей Ашахманова и с эскадроном в 8 час. утра должны прибыть в Шлок и после очищения от неприятеля приморских поселков продолжают наступление на Новый Бильдерлингсгоф, обеспечивая фланг со стороны моря. По занятии указанных выше поселков 1-й эскадрон поступает в распоряжение 1-го пехотного полка, 1-й эскадрон и 3-й бат[альон] 1 -го пластунского полка поддерживают непрерывную связь.

стр. 11


ж) Броневой дивизион, 2-й бат[альон] 1-го пластунского полка, 3-й эск[адрон], егерский батальон, стрелковая пулеметная команда фон Луц без 4-й роты находится в боевой готовности в 7 час. 45 мин. утра на Рижском шоссе головой колонны ус[адьба] Дальбинг в порядке, указанном выше, оставляя дорогу свободной для проезда.

з) Броневой поезд 7 октября в 8 час. вечера прибывает на станц[ию] Ливен-Берзен и придается 1-му батальону 20-го пластунского полка. Этот батальон вместе с бронепоездом должен 8 октября занять Тукум, поэтому он должен выступить заблаговременно, с таким расчетом, чтобы подойти к Тукуму в 8 час. утра. Частям этим оставаться в Тукуме для обеспечения нашего левого фланга и производить разведку в направлении на Тальсен.

N 9. Авиаотряду усиленного состава Железной дивизии с 8 часов утра 8 октября производить разведку в направлении Кеккау-Торенсберг-Рига и в направлении Кальнцем - Шлок - Новый Бильдерлингсгоф. Летательные бомбометательные аппараты и аэропланы, передаваемые пехоте, с 8 час. утра начинают атаку неприятельских войск, двигающихся по Рижскому шоссе и по дорогам из Ценненгофа на им[ение] Баббербек и из им[ения] Пинкенгоф на Ригу.

Обратить особое внимание на то, чтобы пехотные части давали бы сигналы белыми ракетами для указания своего местонахождения.

N 10. Когда неприятель будет опрокинут, 2-й батальон 1-го пластунского полка и 3-й пех[отный] полк немедленно продолжают наступление до Двины.

1-й бат[альон] 1-го пластунского полка исполняет приказания командира 3-го пех[отного] полка и должен занять мосты через р[еку] Двину, 3-й пех[отный] полк удерживает Торенсберг и производит разведку на севере до установления связи с 1-м пех[отным] полком, а к югу - до установления связи с немецким легионом.

N 11. 1-й пех[отный] полк с подчиненными ему частями по достижении р[еки] Двины занимает участок от Кипенгольма до устья. 2 бат[альон] 1-го пластунского полка будет направлен в Усть-Двинск.

N 12. Санитарной колонне Железной дивизии в 8 час. утра 8 октября быть в д[еревне] Скуйе.

N 13. Штаб Железной дивизии 8 октября в 8 час. утра прибывает на Рижское шоссе и затем направляется к Олаю.

N 14. Я буду находиться в г[ороде] Митава, а впоследствии перееду в им[ение] Олай.

Командующий армией полковник Авалов.

Начальник штаба полковник Чесноков.

Приказ отпечатан в 8 экземплярях.

Приказ разослан в ... час. 6 октября.

Копия

28. Неизвестное лицо ("старый друг") - Бермонту- Авалову

7 октября 1919 года Дорогой Павло. В дополнение к моему письму считаю нужным и настоятельно необходимым высказать Тебе свои опасения и удивление по поводу деятельности Реммера и данных ему Тобою широких полномочий. Все это опять не единообразие - а именно это нам надо, чтобы работать заодно с вашим или, вернее, нашим правительством в Митаве. Если теперь будут правительством назначены представители его сюда, то немыслимо же, чтобы с отдельными полномочиями от Тебя действовал бы Реммер т[аким] о[бразом], что его работа весьма неясна и, скажу, страшна. Называть себя Поташиком 26 и жить совершенно невероятно широко и т. д. - вызывает подозрения, и кроме того, никто не знает, какие обязательства он дает и насколько они приемлемы и исполнимы для Вас там. Выходит опять то, что было и что удалось ликвидировать, наконец, и к счастью. Немыслима такая работа, я не сторонник ликвидации Реммера, но категорически настаиваю, чтобы пред-

стр. 12


ставители здесь были бы назначены правительством и чтобы их работа была бы общей и никаких отдельных лиц с полномочиями не было бы, а то дело опять не пойдет. Невозможно иметь нескольких хозяев одного дела: две няньки, а ребенок расшибает себе башку - так будет и здесь, что несомненно, и так и знай, и, имея в виду лишь пользу дела, переговори с Паленом и действуй сообща: невозможно иметь неизвестного правительству посланника "Превосходительство" с адским шиком и т. п., который не в полном контакте с местной властью. Я надеюсь, что Ты с этим согласишься и уступишь. Ведь Ты знаешь, что хотим мы все лишь благо дела и Твое, а не личной выгоды, почему и должен так оценивать наши советы и, скажу громко, требования к Тебе, как у власти стоящего и не имеющего право играть и рисковать этой властью, когда от этого столько зависит: тут личности и личные интересы должны быть в стороне.

Я убедительно Тебя прошу и настаиваю, если не хочешь губить святое дело, послушайся меня, и действуй осторожно, и берегись тех, о которых Тебе пишут Твои верные друзья. Ты многого не знаешь и не можешь знать, и описать все трудно - но верь мне. Тебя и дело не хотим губить, а наоборот, всячески готовы его поддержать и помочь; не мешай же нам и не порть дело из-за личных видов и симпатий, тут все должно отпасть: только Россия и ее благо - этого мы все хотим, об этом мечтаем мы все. Я очень надеюсь и уверен, что Ты, обдумав положение, сделаешь то, что надо - Ты слишком умен, чтобы не схватить мысли и понять положение и чтобы желать гибели столь великого Тобою созданного дела.

Ну, Господь с Тобою, обнимаю Тебя.

Твой старый друг (подпись) 27 .

Копия

29. Доклад начальника политического отдела Западной добровольческой армии Бермонту-Авалову

Секретно

N 31. 8 октября 1919 года

Имею честь продолжить вчерашний мой доклад. По вопросу, как относится правительство полковника Авалова-Бермонта к Германии вообще и к войскам генерала графа Гольца, я ответил, что, само собою [разумеется,] правительство полковника Авалова-Бермонта будет смотреть такими же глазами, какими смотрел и будет смотреть сам полковник. Полковник же всегда заявлял, что того считает истинными друзьями России, кто ей в действительности помогает. Раз Германия дает средства для борьбы с большевиками, может ли полковник Авалов-Бермонт и его правительство отказаться оттого, что в настоящую минуту России наиболее необходимо. Соглядатаи Антанты тотчас же поторопились засвидетельствовать, что, раз командующий стал на точку зрения европейской ориентации в вопросах внутренней и внешней политики, все симпатии миссии всегда будут на стороне нашей.

Вчера в 2 часа дня ко мне заявился представитель американской объединенной прессы 28 . Начал с того, что вот-де появилось сообщение об образовании Временного правительства западной России. Просит разрешения узнать подробности этого, чреватого последствиями, события. Я ответил, что официально мне об этом факте ничего решительно не известно, но что и мне стали известны слухи, что в Митаве якобы Временное русское правительство сформировано; далее я сообщил все то, что говорил ранее этого англичанам. Американец в восторге, что, наконец, вопрос импорта и экспорта, благодаря присутствию власти, возможен к разрешению. Американец обещал сообщить во всю американскую прессу, с целью привлечения не только симпатий на нашу сторону, но и реальной поддержки. Обещал в ближайшее же время сообщить, как могут реально пойти нам навстречу консорциумы американских банков. Я категорически указал, что правительство Вашего Превосходительства довольно богато уже по тому одному, что в его ведении сейчас находится сырье в очень значительных количествах, а сырье - наилучшая валюта.

стр. 13


2. Вопрос об учреждении банка налаживается тем, что вместо германских марок Ориент-банк вносит ост-рубли 29 . Кроме того, ввиду предложенного бароном Энгельгардтом его устава банка мы решили объединить уже намеченный нами план и структуру с пожеланиями и уставом барона Энгельгардта. Во всяком случае вопрос о внесении этим банком денег принципиально решен. Впредь же до этого для облегчения задачи барона Энгельгардта по вопросу об армейских деньгах я заручился контрактом с неустойкой, что к 23 октября мой контрагент по отпечатании марок и гербовых знаков вносит таковых шесть миллионов. Я, получив этот контракт, копию которого завтра представлю Вашему Превосходительству, сейчас же сообщил это барону Энгельгардту, дабы последний мог сообразно сему действовать в его финансовых и других областях.

Генерал Малькольм, начальник английской миссии, поехал в Лондон, где настоятельно желает проводить мысль, чтобы со стороны Антанты не чинилось бы препятствия к созданию Западного противобольшевистского фронта, даже при условии, что в войска фронта войдут немецкие солдаты. Настроения в антантских кругах таковы, что там сейчас совершенно растерялись по этому вопросу. Во всяком случае считаю необходимым доложить, что вчера я устроил маленький обед, к которому пригласил Швабахера от военной группы, фон Бартельса от министерства иностранных дел и затем баронов Кнорринга, Энгельгардта, фон Брауна, от капиталистов господина Гоца (того самого, который печатает мне марки), капитана Непорожного и директора Ориент-банка. После предложенного прекрасного меню и вина я расположил всех к интимной беседе, в которой яркой нитью проходило от Бартельса и Швабахера, что западный русский фронт призван сыграть колоссальное значение и в деле борьбы с большевиками и в деле создания германо-русского союза. Все приветствовали образование, наконец, Вашим Превосходительством правительства, и, таким образом, есть с кем разговаривать.

Здесь определенно убеждены, что само собою разумеется, что ни один солдат из Курляндии не уйдет и весь этот злополучный ультиматум в конце концов пойдет по пути брестских требований.

Определенно могу сегодня засвидетельствовать, что еще никогда Западный фронт и его командующий полковник Авалов-Бермонт не приковывали к себе того внимания не только в Германии, но и вообще в Европе, как по опубликовании частных известий о сформировании Западного русского Временного правительства.

В русских кружках - полное поражение Ваших противников, и те, которые еще вчера ругали вас, сегодня лебезят и корчатся в судорогах, опасаясь, что их прошлая деятельность закроет им доступ к Правительственному пирогу, по их понятиям.

Я уже доносил Вашему Превосходительству об участи распущенного Берлинского совета. Бывшие члены его готовы ныне поступить на службу к Вам, какое бы место Вы им ни предоставили бы. Генерал Бискупский один оказался приличнее остальных. Он по крайней мере определенно заявил, что "раз победил полковник Бермонт - ему и книги в руки. Очевидно, это действительно человек, которого давно следовало поставить во главе всего дела, а мы только ему мешали".

Действительные виновники всех тормозов Вам очень скоро приедут в Митаву к Вам на поклон.

Из имевшихся в моем распоряжении в Берлине средств мною выдано было, согласно приложенного расчета, всего 27 550 марок. Само собою разумеется, я доношу это не на предмет возврата этих денег мне, а на предмет отчета Вашему Превосходительству о суммах, которые я израсходовал не по отпускам от армии, а из средств чрезвычайных. Из этих же чрезвычайных средств мною сделано полное оборудование берлинского отделения политического представительства Вашей армии.

Сегодня я послал Вашему Превосходительству телеграмму о том, что почтовые марки и гербовые знаки оплаты печатаются. Для установления стро-

стр. 14


гого контроля в литографии за количеством ежедневно выпускаемых знаков мне пришлось привлечь четырех надежных людей, а именно: Гуаданини, фон Брауна, Гейства и Соболевского. Но этих людей недостаточно, так как контроль должен заключаться не только в простом присутствии в литографии, но и в подсчете, пересчете и дежурстве за рабочими у машин. К 25 октября будут представлены Вашему Превосходительству 6 миллионов марок, каковое количество поможет барону Энгельгардту более чем существенно. Затем 5 ноября, и все остальные - 15 ноября.

Чрезвычайно важным считаю доложить совершенно секретно, что эта же литография берется выполнить остальной наш заказ, о котором хлопотал все время Черемисинов. Дело в том, что бумага, которую достает Черемисинов, совершенно не соответствует назначению. Я нарочито прилагаю при этом его бумагу. С такими средствами можно лишь провалить дело. Между тем мне удалось достать бумагу и литографию. Жалко будет, если Черемисинов накупит разного хлама и дело не пойдет. Во всяком случае сегодня выяснился совершенно ясно вопрос банка 30 и в воскресенье я вместе с директором имею выехать к Вашему Превосходительству с контрактом и деньгами.

Если мне будет разрешено провести план относительно бумаги, прошу срочно с обратной почтой прислать указания.

Очень прошу для выполнения контроля разрешить поручику Крестину с обратным же поездом ехать в Берлин, и он тоже будет сидеть в литографии, так как там должны находиться совершенно надежные люди. Ведь можно в такую историю влипнуть, какую и не ожидаешь, т[о] е[сть] почтовые и гербовые марки чтобы не появились у кого-либо постороннего.

Кроме того, надо иметь людей, с которыми этот товар можно было бы частями переправлять в Митаву, так как это же большие суммы. Сегодня большой день в рейхстаге, где спартакисты-независимые будут выступать с разоблачениями по поводу реакционной группы русских, создавших правительство западной России и желавшей на реакцию получить от американцев 300 миллионов. Это все, оказывается, было подстроено группой независимых во главе с Гаазе 31 , которого вчера в Берлине ранил тремя пулями неизвестный. Все это "Фрейгейт", орган спартакистов, перевалил на голову Бискупского. Пошла злая катавасия, которая сегодня в рейхстаге примет форму нападения на правительство, допускающее вербовку в Берлине белой гвардии. Нами приняты все меры к ликвидации, подробности которой завтра доложу.

Вашего Превосходительства покорнейший слуга и искренне преданный А. Реммер

Копия

30. Бермонт-Авалов - Юденичу

8 октября 1919 года

Сегодня латышская и эстонская части, угрожая мне, начали переходить демаркационную линию и вынудили меня дать им отпор, я для обеспечения своей базы занимаю линию Двина и иду на фронт на соединение с Северной армией.

Копия

31. Телеграмма Бермонта-Авалова Деникину

8 октября 1919 года

Командующему всеми военными силами на юге России генерал-лейтенанту Деникину.

Доношу Вашему Превосходительству, что я только что послал за границу представителям союзных с Россией держав телеграмму следующего содержания:

"Представителям союзных с Россией держав.

21 сего сентября я, в качестве командующего находящимися в западной России военными русскими силами, формированными для действия против

стр. 15


большевиков, приступил к восстановлению порядка и мер безопасности в здешнем крае.

По сему поводу я вошел в соглашение с высшим начальником здесь находящихся германских войск, согласно которому я гарантировал постепенный отход этих войск и безопасность их эвакуации в Германию.

Для того, чтобы выйти из хаотического состояния, в котором находится как управление, так и самый край, ныне занимаемый командуемыми мною войсками, я назначил при себе Совет управления и преподал ему указание выработать временное управление и подготовить базу для либеральных преобразований по демократическим принципам и желаниям населения.

К моему глубокому сожалению, Временное латышское правительство в это время стало собирать значительные латышские и даже эстонские силы на границах моего военного расположения, нарушая демаркационную линию и вызывая целый ряд столкновений тотчас после того, когда мною командуемые части заменили германские войска.

Я дал приказание всем выставленным мною заставам не предпринимать никаких действий против латышско-эстонских войск, даже несмотря на их постоянные провокации, но последние учли этот способ моих действий за слабость и предприняли ряд наступлений на мои позиции. Я был вынужден предпринять ряд мер, которые гарантировали бы нашу военную безопасность, и занять новую демаркационную линию, которая позволила бы мне начать военные действия против врага нашей Родины - большевиков с необходимым успехом.

Я позволяю себе надеяться, что союзные с Россией державы пожелают, согласно договорам, соединяющим их с нашей Родиной, поддержать мои усилия и облегчить свободу действий моих войск.

Командующий Западной добровольческой армией полковник Авалов-Бермонт.

Скрепил: председатель Совета управления западной России сенатор граф Пален.

Управляющий делами Совета Зимин".

Командующий Западной Добровольческой армией полковник Авалов.

Копия

32. Доклад штабс-капитана Таракус-Таракузио Бермонту-Авалову

N 29. Митава. 9 октября 1919 года

Доклад штаб-офицера для поручений при командующем Западной армией.

12 сентября 1919 года, г. Митава

Ознакомившись с проектом г[осподи]на Недры и обменявшись по этому поводу мнением с юристами, докладываю:

Казенные имения, леса, здания и городские казенные земельные участки не могут рассматриваться как частная собственность и всегда принадлежат и находятся в ведении правительства данной территории. Поэтому возникает два положения:

1. Если признается существующее правление Латвии и его органа власти, то все вышеуказанное имущество Российского государства не может не принадлежать правительству Латвии, без которого оно существовать не может.

Только кабинетские земли, краснокрестное имущество, церковное, земли и имущества частных предприятий и лиц считаются "имуществом, принадлежащим собственникам".

2. Если смотреть на правительство Латвии, вследствие непризнания его пока конференцией держав Согласия, как на узурпаторов власти, то означенное казенное имущество можно требовать передать в ведение русских властей, причем нет сомнения, что правительство Латвии откажется от исполнения означенного требования, как в корне подрывающего его существование, почему придется свое требование поддержать военной силой.

стр. 16


Полковник Чесноков. Командующему всеми военными силами Латвии и Литвы.

Копия

33. Приказ Юденича вооруженным силам Северо- Западного фронта

9 октября 1919 года

В г. Митаву из Ревеля.

Полковнику Бермонт[у] (копия полковнику Вырголичу)

Содержание: приказ Главнокомандующего всеми вооруженными силами Северо-Западного фронта от 9 октября 1919 года.

Ввиду того, что полковник Бермонт не выполнил к указанному ему сроку ни одного из моих приказов и, по полученным сведениям, даже начал военные действия против латышских войск, объявляю его изменником Родины и исключаю его и стоящие под его командованием войска из состава Северо- Западного фронта.

Всех оставшихся верными долгу офицеров и добровольцев приказываю немедленно подчинить старшему из них, который при поддержке английской миссии должен принять все меры для скорейшей отправки их на соединение с Северо-западной армией.

Генерал от инфантерии Юденич

Копия

34. Русская миссия Красного Креста для помощи русским военнопленным в Германии 32

N 558, 9 октября 1919 года

Берлин, Уландстр. N 156.

Милостивый государь Павел Рафаилович.

В ответ на письмо Ваше от 30 минувшего сентября сообщаю, что миссия Российского общества Красного Креста в Берлине, в настоящее время сама крайне стесненная в денежных средствах, к глубокому сожалению, лишена возможности оказать Вам материальное содействие для приобретения необходимого русской армии медицинского имущества. Тяжелое санитарное состояние действующих в Прибалтийском крае русских армий и местного населения было уже нам известно от уполномоченного Р[оссийского] общ[ества] Кр[асного] Креста в г[ороде] Риге А.А. Римского- Корсакова, обращавшегося к нам с ходатайством о поддержке, удовлетворить которое мы также не были в состоянии.

Если миссии Р[оссийского] о[бщества] Кр[асного] Креста удастся получить хотя бы часть находившихся в распоряжении большевистского Кр[асного] Креста денег, на которые был в прошлом году наложен арест и о получении которых миссия давно ведет переговоры с германским правительством, - я, разумеется, почту своим долгом немедленно собственной властью оказать санитарному делу в Прибалтийском крае посильную помощь.

Пока же вынужден ограничиться представлением всей переписки по данному вопросу председателю Российского общества Красного Креста за границей г-ну Ключникову 33 , прося его со своей стороны помочь, чем возможно, русскому делу.

Прошу Вас, милостивый государь, принять уверения в совершенном моем уважении и преданности.

Уважающий Вас барон Врангель.

Копия

35. Вариант ответа 34 Бермонта-Авалова на приказ Юденича

N 04. 10 октября 1919 года

Ревель, генералу Юденичу

Контрнаступление на латышские и эстонские войска предпринято мною, дабы не поставить мою армию в положение, в которое вы поставили Северную армию, не обеспечив ее тыла.

стр. 17


За предыдущими приказами Вашими следовали разъяснения через офицеров от Вас об необязательности этих приказов для меня, так как Вы не являетесь полным хозяином Ваших действий. В таком смысле я понимаю и последнее.

Дальнейшими операциями надеюсь принести пользу не только Родине, но и Северной армии.

В достоверность выдвигаемых Вами чудовищных обвинений я не могу верить, так как в то же время, когда Ваша армия находится в условиях, невыносимо тяжелых для русской гордости, моя армия занимает в Курляндии должное место и в прежнем величии поднимает русский флаг.

Полковник Авалов.

Копия

36. В.Д. Швабах - Бермонту-Авалову

Берлин, 10 октября 1919 года

Вашему Превосходительству как главнокомандующему Западной русской армией приношу мои сердечные поздравления к созыву Совета управления западной России и присовокупляю к этому надежду, что соединенными силами войск, находящихся в Прибалтийском крае, под Вашим отличным командованием, удастся разбить общего врага, большевиков, которые вместе с тем являются и врагами всего цивилизованного мира, и тем проложить дорогу к возрождению России.

С выражением искреннейшего уважения преданный Вашему Превосходительству В. Д. Швабах

Копия

37. Неизвестное лицо - Бермонту-Авалову

10 октября 1919 года

Князю Авалову, полковнику Бермонт[у], командующему русской Западной армией.

Ваше Сиятельство знает, с каким особенным вниманием я следил за ходом формирования корпуса имени графа Келлер[а]. Я знаю, с каким усердием Ваше Сиятельство принялись за обучение созданного Вами лично корпуса, знаю, как Вы сумели поднять дисциплину в Вашем вновь созданном отряде и снискать доверие Ваших подданных.

С большим умением провели Вы взятую на себя задачу через все водовороты политики и занимаете теперь выдающееся положение как командующий русской Западной армией.

Я поздравляю Ваше Сиятельство с успехом русской Западной армии в последних боях. В первый раз за более чем сто лет сражались тут русские и германские войска бок о бок, и я с особой радостью передаю Вашему Сиятельству о слышанных мною похвалах молодым русским отрядам.

Да дарует Господь и дальше Вашему правому делу полную победу на благо Вашего Отечества и борьбе против большевизма на благословение всего культурного мира. 35

Копия

38. Неизвестное лицо ("старый друг") - Бермонту- Авалову

11 октября 1919 года

Дорогой Павлик, хочу через Энгельгардта поздравить Тебя с успехом, дай Бог и дальнейшего в этом святом деле. Надеюсь, что удастся здесь скоро опять завоевать доверие, что трудно после всех происшедших здесь мерзопакостей, и газетной травли, и разоблачений деятельности героев- патриотов Бискупского, Дерюгина, Дурново и др., все они оказались поганцами основательными. Ты видишь, я был прав, говоря Тебе о них. О Дурново я писал в последнем письме, но беру все назад, он после всего, что сделал, совершенно недостоин служить в чистой организации, его нельзя допускать и близко. О Бискупском и говорить нечего, если бы он приехал к Тебе с повинной, то

стр. 18


его место у стены или на дереве - слишком много он вредил русскому делу и потерял своим словом свою честь бесповоротно.

К сожалению, трудно в печати опровергнуть всю мерзость и этим выяснить, что Западное правительство, сделавшее столько мерзостей, шуму и вреда, не должно быть смешано с нынешним и что Вы там не причастны, - а невозможно категорически выступить благодаря тому, что у Бискупского на руках Твоя же бумага с просьбой образовать правительство, а он, несомненно, воспользуется - вот Ты и видишь, как опасна такая бумага, и доверенности, и полномочия - о чем я Тебе уже писал: это делать нельзя, слишком опасно для дела, поверь мне, ведь теперь Ты видишь сам, что я прав, нельзя дробиться, необходимо единство действий.

Энгельгардт убеждал меня переехать к Вам работать, но ведь это сложно, как бы я этого ни желал - ведь семья должна оставаться здесь и на два дома жить слишком дорого для меня, бросив здесь службу. Мне это очень грустно, т[ак] к[ак] в "России" давно хочется служить и работать. Я очень надеюсь, однако, что и здесь пока мне удастся помочь Вам так или иначе, если меня пригласят к делу будущие представители правительства, но и тут вопрос тесно связан с монетой, - но зло в том, что, не будучи в состоянии видеть у себя, надо и бывать где следует, а это необходимо, чтобы работать и влиять с успехом, это Ты поймешь.

Не найдешь ли Ты возможным и нужным подумать о тех, которые здесь работают - и работают очень усиленно и хорошо, как Карцев, и произвести в следующий чин. Карпов молод, но работает честно, преданно и много, и его поощрить Ты должен - подумай вообще о здешних работниках, положение которых весьма тяжелое и работа сложная и неблагодарная, но незаметная, а Ты и правительство по военной и гражданской отраслям можете и должны поощрить своих верных сотрудников тем или иным способом - это и в Твоем духе, я это знаю. Интересно, как дела дальше пойдут - дай Господь Вам успеха и благополучия.

Пока всего доброго, крепко обнимаю Тебя. Твой друг (подпись) 36 .

Прикажи Глумецкому, этой свинье, написать мне.

P.S. Убеждаю Тебя подписываться всегда одинаково, а то в газетах глумятся про то, что то Бермонт, то Авалов, то Авалов-Бермонт, не надо им давать поводов и темы для глумлений - ведь пресса г... изрядное.

Копия

39. Неизвестное лицо ("старый друг") - Бермонту- Авалову

Уландштр[ассе], Шарлоттенбург. 14 октября 1919 года

Дорогой Павлик, дал Энгельгардту уже одно письмо для Тебя, но хочу еще кое-что Тебе высказать по-дружески и просить Тебя по-дружески кое о чем. Меня Энгельгардт усиленно уговаривал немедленно ехать в Митаву, и занять должность по его министерству, и стать во главе отдела таможенного, чтобы наладить дело - это предложение весьма лестное и даже материально обеспеченное, т[ак] к[ак] я мог бы оставить семью здесь, которую я бы все равно не взял бы сейчас с собою, но целый рад вопросов и дел здесь меня задерживают, и положительно ехать сейчас было бы для меня убийственно. Я мог бы получить на месяц отпуск и ехать к Вам с тем, чтобы затем вернуться, и меня заменит здесь сын моего начальника А.Ф. Гамма, но Ты поймешь, что хотя я юридически и мог бы вернуться, но нравственно нет, т[ак] к[ак] согнать с места сына начальника отозвалось бы на отношениях - это ясно, не правда ли. Меня ужасно тянет туда, но если бы, не дай Бог, дело не окрепло, то я остался бы с семьей на улице, и Ты поймешь меня, что я этого не хочу рискнуть 37 . У меня была иная идея и иное желание: Ты мне тогда мило и по- дружески предложил в штабе должность по гражданской части, да если дело наше, даст Бог, окрепнет и разовьется, то будет много мест по моей специальности - по администрации (а таможенное дело я совершенно не знаю), и тогда была бы возможность там Вам помогать, теперь мне кажется, что я мог бы здесь приносить еще много пользы благодаря своим знаком-

стр. 19


ствам и связям и службе в русском комитете и консульстве, и было бы для дела лучше пока быть здесь. Я бы мечтал вот о чем, быть бы причислен либо к правительству, либо к твоему штабу или Тебе с откомандированием, вернее, оставленным в Берлине, здесь бы многие этого не знали и считались бы со мною больше, чем со служащими. Представитель же здесь Кнорринг или кто иной мог бы меня использовать, и ежедневно от 3 час. я был бы к услугам, я же звал бы его к себе, когда надо, и бывал бы где надо, и влиял бы, и направлял бы. Ты же имел бы верного человека, готового защищать твои интересы и их отстаивать, и жена моя тоже имела бы возможность проявить свои отношения к тебе и нашему делу. Ты бы меня зачислил, с производством в приличный чин, т. к. у немцев это очень важно - а ведь я имею права, т[ак] к[ак] ордена Анны II и Владимир 4-й степени были подписаны Государем и пожалованы, проклятая революция помешала их получить, а поэтому я с [19]17 года с весны получал бы чин вдвойне и был бы в 1920 году действительным! статск[им] сов[етником], а там можно всегда, за особо выдающие заслуги и т.п. в исключительно тяжелое время и т. д. произвести бы в статские сов[етники]. Это и Ты, и правительство в полном праве сделать, а это адски действует на немцев, которые падки на это.

Я бы здесь работал для Вас и, если бы видел, что здесь все идет хорошо и там нужен люд, перебрался бы сюда. Я бы мог приезжать к тебе с докладами и т.д., здесь я бы часть своего жалования отдал бы сыну Гамма, который бы помогал мне, но, конечно, ты должен был бы ассигновать мне кое-что на представительство, т[о] е[сть] чтобы я мог звать к себе и бывать кое-где, не считая каждую копейку, но все же это было бы дешевле, нежели там давать мне, кроме 3000 мар[ок], обещанных мне Энгельгардтом, квартиру, обмундирование и паек. Если бы ты мне давал бы здесь 2500 или 2000 мар[ок] без всяких прибавок, то я бы мог многое сделать - этому поверь. Энгельгардт думает, что здесь уже не важно, а я уверен, что он очень ошибается, здесь еще много надо делать, особенно теперь, когда Бискупский, Дерюгин и компания вовсю работают против тебя, и когда в министерствах и в наших кругах такие лица, как я и Конрадий Ост[ен]-Сак[ен], которые имеют связи, влияние и известное здесь имя, могут еще много пользы принести и могут Вам послать полезных людей. Я бы на твоем месте и Конрадия, который очень тебе предан, использовал бы здесь по финансовой части, его прежняя фирма очень важна здесь и его связи в министерствах тоже. Если ему тоже ассигновать 1500-2000 мар[ок] - это было бы грош для Вас, а для дела - идеально, это я тебе искренне говорю на пользу дела; и ты и Пален в свое время ведь думали обо мне для Берлина, так вот: сделай так, как я советую, и поверь, что это будет хорошо и ты не пожалеешь, что два Ост[ена]-Сак[ена] здесь на тебя работают. Мы бы с Конрадием приехали в Митаву ознакомиться бы со многим и о многом доложили бы и это все можно было бы, если бы мы состояли у тебя и были бы хорошенько обеспечены. Ты и Пален могли бы высказать представителю здесь наше желание, чтобы мы или я был бы привлечен к делу с правом совещательного голоса и сотрудничали бы с ними. Гамм всецело будет работать в нашем направлении, если я его буду интриговать, а он товарищ Сазонова по лицею, [на] Иванова вопреки Дерюгину будут влиять, а ведь это все очень важно, на Брандта мы тоже можем влиять - так что в общем деле достаточно и, я думаю, даже важнее, нежели теперь там, где люди найдутся. Я был бы тебе очень благодарен, если бы ты, обсудив этот вопрос, прислал мне телеграмму со своим решением обо мне и, может быть, тоже о Конрадий, это скорее писем, а ведь важно скорее знать решение, а то волнуешься ужасно и время идет. Я в страшно нервном состоянии и т. д., и прикажи прислать мне. Я уверен, что если ты согласен со мною и захочешь, то ничего тебе не стоит это дело сделать, а это было бы и для дела и для нас идеально хорошо. Обдумай все это с точки зрения деловой и дружеской, реши и телеграфируй мне срочно, я с нетерпением буду ждать известия от тебя и ничего не решу пока, но знай, что мне нужен скорый ответ от тебя и точный, а то ничего не смогу больше сделать, а это для меня будет

стр. 20


ужасно плохо и неприятно. Очень прошу тебя, реши и сейчас сообщи. Если ты решишь благоприятно, то мы скоро появимся у тебя для переговоров о многом, если ты согласен, то укажи там же, у кого и сколько монет получить, чтобы не вышло бы недоразумений ни с кем здесь. Жду решение с волнением, я бы советовал Карпова пока оставить здесь, пока все не наладится окончательно, еще он здесь, хотя я и понимаю, что Энгельгардт его хочет, т[ак] к[ак] он хороший работник, но он не убежит, а сейчас пусть побудет здесь, есть еще важная работа, поверь.

Мета очень кланяется, она тоже очень против того, чтобы я сейчас ехал, зная, что здесь важны люди, - ты ее знаешь, она бы не противилась ради каприза, а именно потому, что знает положение здесь лучше многих и сама основательно содействует нашему делу.

Итак, не откладывай решение и сейчас же срочно телеграфируй. Очень прошу тебя, как друга, т[ак] к[ак] иначе мое положение весьма тяжелое, то могу остаться между стульями, ибо служебный месяц на днях 38 и тогда должно быть все выяснено.

Обнимаю крепко, Твой друг (подпись)

Копия

40. Воззвание правительства Северо-Западной области России "К русским солдатам и офицерам отряда Бермонта"

Между 9 и 14 октября 1919 года 39

Гг. офицеры и солдаты! Вы слыхали призыв к вам главнокомандующего генерала Юденича. Вы читали приказ главнокомандующего, коим он объявляет изменником родины полковника Бермонта (Авалова), а всех верных родине сынов зовет на Нарвский фронт, туда, где идет сейчас наступление на злейших врагов родины, на большевиков.

К вам обращается правительство Северо-Западной области России. Бросьте немецкие ряды и идите к нам под командою старшего офицера, как это приказал нам главнокомандующий. Вы видите явную измену родине. Бермонт получил приказ идти на подмогу Нарвского фронта, он не исполнил приказа. Вместо этого, он ударил на Ригу и на латышские войска, воюющие в союзе с нами против большевиков. Вы знаете, чем грозит нашему фронту эта измена. Победоносно начавшееся наступление 40 может остановиться, латышские войска будут отвлечены от борьбы с большевиками, эстонские войска пойдут на подмогу Латвии, тыл наш ослабнет, и мы должны будем вновь ожидать лучших дней. Большевики же получат передышку, соберутся с силами и начнут вновь бесчинствовать, проливая невинную кровь, замучивая восставшее русское население.

Этого ли вы хотите? Нет, правительство уверено, что вы не допустите до такого злорадного торжества палачей народной воли и свободы. Правительство уверено, что вы исполните святой долг и откликнетесь все как один человек на призыв своего главнокомандующего. Вперед, на Нарвский фронт, вперед без колебания. Пусть восторжествует железная воля ваша идти на помощь к освобождению родины. Не поддавайтесь уговорам и обещаниям, не верьте врагам родины, вступайте смело на путь славы, свободы и счастья для себя и для несчастной, истерзанной русской земли. На вас смотрит вся Россия. К вам тянутся с мольбою руки мучеников и заключенных в тюрьмах, казематах и подвалах. К вам обращены взоры умирающих женщин и детей. Спасайте их. Родина будет вам благодарна. Она позаботится и о вас и о детях ваших, и вы заслужите гордое и почетное звание спасителей отечества. Вперед, на Нарвский фронт. Вас зовет правительство, на знамени которого начертано: "Земля и свобода".

Правительство Северо-Западной области России 41

41. Доклад неизвестного лица Бермонту -Авалову

N 49. 14 октября 1919 г.ода

1. В здешних политических и финансовых сферах чрезвычайно заинтересованы не фактом бесчестного поступка по отношению к Вашему Сия-

стр. 21


тельству со стороны генерала Юденича, этого попыхача англичан, и эстонского наймита Иванова, а лихорадочно ждут разъяснения отношений генерала Деникина к Вашему Сиятельству и Вашему правительству. Необходимо в самый кратчайший срок полученный благоприятный ответ генерала Деникина предать самой широкой огласке всей прессы. Этого с нетерпением ждут все немцы и Антанта.

2. Посещающий меня князь Кропоткин сообщил мне о том же в таком же освещении. Я просил его непременно подчеркнуть французам необходимость представительства Вашего Сиятельства в Париже. Сегодня князь Кропоткин прибежал ко мне и сказал, что французы не только согласны, но предоставят лицу, которое Вашим Сиятельством к тому будет уполномочено, визы и даже посольский вагон прямым сообщением в Париж. Необходимо такое лицо в спешном порядке отправить. Я не смею представлять кандидатов, но полагал бы, ввиду чрезвычайной важности сделать это в спешном порядке, предложить Вашему Сиятельству, не нашли ли бы возможным, хотя временно, поручить эту миссию князю Кропоткину, который по возвращении из Варшавы мог бы немедленно выехать в Париж. Необходимые инструкции и полномочия можно было бы выслать барону Кноррингу, который к воскресению должен быть обратно из его поездки в Баден-Баден.

3. Я уже имел честь доложить Вашему Сиятельству о том, что в Париже на мирной конференции решено вопрос о Балтике предоставить разрешению самой России. Общее настроение всей иностранной прессы, не исключая и самой Англии, по отношению к Вашему Сиятельству и по отношению, в частности, к действиям Вашим в Прибалтике весьма осторожное, так как настоящие Ваши действия еще не выяснили главное: к чему вы стремитесь - к Москве ли, или все Ваше выступление под Ригой есть не что иное, как баронское дело. Поэтому позволяю себе доложить, что как воздух необходимо теперь же предпринять определенную диверсию на Двинск или Режицу. Ваше заявление ульмановцам о мире и совместных действиях выбило из рук Антанты оружие, но Антанта на страницах своей прессы ждет не слова, а дела, как то пишет "Темпе" 42 .

4. Поручение относительно крестов и медалей исполнено будет через восемь дней от сего числа. Стоимость всего заказа около пяти тысяч марок. По изготовлении хотя бы части заказа - таковой немедленно представлю с особым курьером.

5. Хотя здесь и очень ждут известий о занятии Вами Риги, но еще раз позволяю себе высказать свой личный взгляд по этому вопросу. Само собой разумеется, что триумф Вашего Сиятельства был бы колоссальным, но со взятием Риги связано непременное требование обеспечения всего населения хлебом, с одной стороны, а с другой - занятие Риги есть прямой вызов Антанте. Ригу же нужно занять тогда, когда Антанта совершенно примирится с мыслью аннулирования Ульманиса, во-первых, и, во-вторых, когда Англия сама станет защищать ту русскую Ригу, которая начнет грузить на английские пароходы в адрес английских купцов лен, пеньку, кожу, лес и шерсть. Консорциум и синдикат, которые я здесь создаю, состоят из немецких, английских и голландских капиталов. Сегодня в восемь часов у нас последнее заседание с представителями французов, от которых в синдикат предполагается Каминка (петроградский банковец). От его имени и по его доверенности выступит Лилиенталь, способнейший и толковый торговопромышленник Москвы. Сегодня он был у меня и заявил, что 90% за то, что и французы в синдикат войдут, ибо положения синдиката считают лучшим выходом из путаницы вопроса о Балтике. Дело в том, что этот синдикат сейчас же начнет влиять на всю прессу Лондона и Парижа и потребует открытия портов [от] того правительства, которое, наконец, является настолько дееспособным и сильным, что заключаемые торговые договоры можно будет с уверенностью считать жизненными.

Завтра общее заседание всех представителей учрежденного синдиката, и я очень жалею о том, что В.М. Поппе не будет возле меня 43 .

Копия

стр. 22


42. Неизвестное лицо - Бермонту-Авалову

Берлин, 15 октября 1919 года

Дорогой Павел Рафаилович.

Приношу Тебе мою самую искреннюю сердечную благодарность за то гостеприимство, которое ты мне оказал в Митаве. До сего времени я нахожусь под тем хорошим и отрадным впечатлением, которое я вынес от всего этого, что я у тебя видел.

Действительно у Вас делается работа в широком государственном масштабе. Дай Бог Тебе это большое, русское дело довести до благополучного конца.

Понемногу и здесь, в Берлине, переходят на нашу сторону, и свои прежние отношения объясняют тем, что раньше не так нас понимали, а потому и не могли согласовать свои действия с нашими.

Был я по приезде у полковника Брандта - военного агента, он в определенной форме заявил, что взятие Риги исключительно может быть оправдано только в случае отправки хоть и небольшой добровольческой части на большевистский фронт; при этих обстоятельствах у него будут руки развязаны и он обещает с пеной у рта отстаивать всех нас у англичан, что движение вперед можно произвести, обеспечив себе тыл. Французы, по-видимому, не одобряют английской политики по отношению к России, и мы здесь пользуемся, чтобы одних натравить на других.

Одно могу сказать, что Твоя определенная политика, а главным образом решительный образ действий производит здесь очень солидное впечатление и все здорово с Тобой считаются; симпатии всех на Твоей стороне.

Сегодня утром нигде не могли найти А. К. Реммера, он как бы бесследно исчез, оказалось, что еще вчера из министерства иностранных дел его предупредили, что сегодня в 4-5 час. дня у него на квартире (Ронштр[ассе], 13) будет произведен обыск; конечно соответствующим образом приготовились, и он заблаговременно уехал в укромное местечко.

Поверхностный обыск только что, как мне сообщили по телефону, окончился вполне благополучно; с Реммером связь опять установлена. Так [что] у нас все благополучно, работа кипит, все Твои поручения я исполнил. Виктория Викторовна просит тебя поздравить с первым боевым успехом и шлет Тебе привет.

Посылаю Тебе флакон духов.

Крепко Тебя обнимаю и целую, искренне Тебе преданный и Тебя любящий

Твой (подпись) 44

Копия

43. Второй вариант 45 ответа Бермонта- Авалова на приказ Юденича

Ревель, 15 октября 1919 года

Контрнаступление на латышские и эстонские войска для обеспечения фланга и тыла моей армии предпринято, дабы не поставить ее в положение, в которое поставили Вы Северную армию, не обеспечив ее тыл.

За предыдущими приказами Вашими следовали разъяснения через офицеров от Вас о необязательности этих приказов для меня, в таком смысле понимаю и последнюю телеграмму.

Дальнейшими операциями надеюсь принести пользу не только Родине, но и войскам Северной армии. Изменником Родины себя не могу назвать, т[огда] к[ак] в Вашей телеграмме явный призыв к мятежу в моей армии.

Еще потому не считаю себя изменником, что в то время, когда на территории Северной армии ее чины унижены и оскорблены, - чины моей армии во всей Курляндии пользуются уважением и российский флаг гордо развевается.

[Резолюция]: Секретно, кн[язь] Авалов.

Копия

стр. 23


44. Радиотелеграмма Бермонта-Авалова правительству Литвы

15 октября 1919 года

Литовскому правительству, Ковно.

Я командировал генерала Альтфатера 46 с комиссией произвести расследование о беспорядках, допущенных чинами корпуса полк[овника] Вырголича. Виновные будут переданы военному суду, убытки возмещены.

Пользуюсь случаем еще раз подтвердить свое желание поддержать самое добросовестное отношение с литовским народом и правительством Литвы.

Не могу верить, чтобы литовское правительство не откликнулось на мой неоднократный призыв. Великая Россия возродится, и добро как и зло, сделанное ей во время ее возрождения будет учтено ею сторицей.

Командующий Западной добровольческой армией полковник кн[язь] Авалов-Бермонт. N 138.

Копия

45. Телеграмма Бермонта-Авалова правительствам стран Антанты

16 октября 1919 года

Представителям держав Согласия.

Союзные корабли, находящиеся в Рижском заливе, в предыдущих боях с большевиками быстро уходили в море, не оказав поддержку борющимся с большевиками. В борьбе войск Западно-Добровольческой армии с большевистскими бандами Заметана, союзный флот второй день засыпает снарядами мой первый казачий пластунский полк и мирное население Торенсберга, проливая русскую кровь, как видно в благодарность за героическую помощь русских своим союзникам во время войны. Я должен усмотреть в этом полную поддержку врагов России - большевиков.

Позиции своей не уступлю, и мои войска во главе со мной будут бороться до последней капли крови за благо России.

Командующий Западной добр[овольческой] армией полковник князь Авалов-Бермонт.

Копия

46. Телеграмма Бермонта-Авалова командующему английской эскадрой

Ревель, 16 октября 1919 года

Получил Вашу 190 от 15 октября. Обеспечив ныне мою военную базу для похода против большевиков, уже 10 октября предлагал латышам прекращение военных действий. Прошу Вас помочь мне [в] достижении этой цели. Войска мои стреляли только по позициям угрожавших мне латышей. Считал корабли союзников друзьями России, а не частью латышского войска, борющегося против нее. Так как переговоры по радио слишком медленны, прошу выслать в Митаву уполномоченных [по] переговорам [для] скорейшего прекращения кровопролития. Требую прекращения огня союзных кораблей по моим войскам и по мирному населению Торенсберга.

Командующий Западной добровольческой армией полковник князь Авалов-Бермонт.

Копия

47. Телефонограмма полковника Евреинова Бермонту- Авалову

Торенсберг, 16 октября 1919 г. 16ч. 10 минут

Обстановка следующая: на позиции 1-го полка 5 часов утра и до настоящего времени идет бой. 2-й батальон планомерно наступает и находится в настоящее время у перекрестка севернее Шмита, 1-й батальон в количестве 87 штыков правее 2-го батальона. Выезжаю в штаб 1-го полка. Полковник Евреинов.

Копия

стр. 24


48. Граф Ф. Финкенштейи - Бермонту-Авалову

Кенигсберг, 17 октября 1919 года

Секретно.

Его Величеству 47 госп[одину] полковнику князю Авалов-Бермонт, Митава.

Ваше Высочество 47 , поздравляю к поспеху, который русская Зап[адная] армия под командой В[ашего] Высочество подвергла.

На днях я в Берлине мог говорить о событии в Балтикуме. Единственное препятствие, которое моментально имеется, есть финансирование армии В[ашего] Высочества с 1 ноября. Восточная Пруссия не имеет охоты или даже не имеет силы финансирования. Финансирование утяжелеет держание генерала Юденича и Антанты 48 . Я надеюсь, в согласии В[ашего] Высочества, часть населения Вост[очной] Пруссии переговорить к тому, чтобы генералу Юденичу выслать радио с просьбой помогать Зап[адную] русск[ую] армию, чтобы в будущем Россия и Германия могли идти вместе.

Насчет Антанты, в особенности Англии, можно только сказать, что Англия хочет выиграть свои последние тузы. Но нужно дальше еще решать с злыми деятельностями Антанты. Я еще раз предлагаю, В[аше] Высочество, как 2 месяца тому назад, насчет финансирования вести переговоры с Америкой и Японией.

Если мы на руку получаем достаточную сумму, чтобы пережить зиму, то, по-моему, всякая опасность не выиграть не существует.

Я был бы очень благодарен, если B[аше] Высочество прикажете одному офицеру со штаба В[ашего] Высочества передать мне все события и которые даст ответ на мои письма и этим курьером вышлите мне приказы, В[аше] Величество.

Мне очень печально, что на мои доносы насчет переговоров с Японией не обратили никакого внимания. Из-за этого терялось много времени.

На заседании герм[анской] национальной партии на следующей неделе будут говорить насчет Балтикума. Я сам туда поеду.

Я еще раз прошу ответить, как В[аше] Высочество относится к моим доносам.

Курьер этого письма скоро вернется назад в Кенигсберг и может ответ В[ашего] Высочества мне передать.

Я прошу курьеру сказать, когда он может придти за ответом.

С уважением покорного почтения я остаюсь Вашему Высочеству вернейший граф Финк ф(он] Финкенштейн.

Капитан и офицеры тайной разведки.

Копия

49. Барон Остен-Сакен - Бермонту-Авалову

Берлин, 17 октября 1919 года

Его Сиятельству г[осподину] командующему Западной армией.

При сем имею честь представить краткую совершенно секретную справку о переговорах с графом Роджиери, из итальянской миссии, на усмотрение и к сведению Вашего Сиятельства.

Барон Остен Сакен.

Совершенно секретно.

Справка его Сиятельству г[осподину] командующему Западной добровольческой армией князю Авалову.

Сего 17 октября 1919 г. в канцелярию комитета явился представитель итальянской миссии граф Роджиери для переговоров с действ[ительным] статск[им] советником А.Ф. Гамм[ом] - представителем по гражданской части. Гр[аф] Роджиери хотел выяснить вопрос об отношении к латвийскому правительству и его представителям здесь, визирующих паспорта для проезда в Италию. А.Ф. Гамм привлек меня к беседе, как знакомого с вопросами в Балтике. Я высказался против сношений с нашей стороны с местным представителем министерства Ульманиса и против принятия каких-либо гаран-

стр. 25


тий за лиц, едущих по визам названных выше представителей в Италию, не считая возможным ручаться за их большевистские взгляды. Вопрос о здешнем представительстве правит[ельства] Ульманиса будет частным образом затронут в Минист[ерстве] ин[остранных] дел А.Ф. Гаммом. Гр[аф] Роджиери интересовался живо положением в Курляндии. Личностью командующего, его отношением к ген[ералу] Юденичу, причинами разногласий между ними, ролью Антанты, латышей, германскими частями в нашей армии, отношением между командующим] и Гольцем и проч. Я дал краткую картину о положении - ясно какую. Гр[аф] Роджиери интересовался впрочем, следует ли направить силы к тому, чтобы сблизить Антанту с Германией на платформе - "борьба с большевиками" - ответ наш, что "желательно, конечно". К Антанте, и в частности к Англии, гр[аф] Роджиери относится по меньшей мере с осторожностью, чтобы не сказать больше. На вопрос об отношениях германских войск к нашим, то я рассеял его опасения о возможных недоразумениях и столкновениях. Я настаивал на том, что надо всячески поддерживать новое образование и армии кн[язя] Авалова. Заставить Антанту согласиться на вступление германцев в нашу армию и пополнение ее всем необходимым из Германии. Гр[аф] Роджиери вполне соглашается с моим мнением. О Бискупском, Дурново, и др. на его вопрос дал определенный отзыв. Дурново он знал раньше и о нем весьма нелестного мнения.

В указанном направлении намерен продолжать беседы - гр[аф] Роджиери точно желает контакт. Разговор велся совершенно доверительный и получастный - иначе я и не мог выступать. В лице А.Ф. Гамма имеем сторонника.

Бар[он] Остен Сакен.

Копия

50. Подпоручик Эбергардт - Бермонту-Авалову

Берлин, 18 октября 1919 года

Многоуважаемый господин полковник,

Работа наша по получению танков, наконец, привела к желаемым результатам, и если и дальше нам удастся провезти танки через границу, то через недели полторы я привезу в Митаву 8 штук.

Фирма Гетте поставляет нам 8 штук танков взамен права вывоза леса на 400 000 марок, согласно условиям, подписанным гр[афом] Паленом и находящимся на руках у лейтенанта Кумме. До вступления во владение лесом мы вносим залог в 200 000 марок. Сумма эта должна быть внесена на днях и обещана мне шт[абс]-капитаном Черемисиновым. Сегодня я вернулся из Дессау, где смотрел танки, которые на днях начну грузить. Самое сложное в этом деле - провоз в Митаву. Для этого я вошел в соглашение с экспортной конторой, которая берется под видом сена или другого материала доставить их до границы. Через границу я думаю переправить их своими средствами, для сего все подготовительные работы мною уже налажены. Все дело в том, что доставка эта будет стоить больших денег, а их-то у меня нет. Само собою разумеется, что эксп[ортная] контора берет за это дело очень дорого, около 4000 мар[ок] за танк, что составляет уже 32 000 м[арок]. Кроме того, для перехода границы и всяких неожиданностей необходимо иметь деньги для подкупа, так что я считаю, что мне для доставки 8 танков немедленно нужно не менее 40-50 000 марок, иначе я отправить их не могу. Кроме того, срочность играет громадную роль, т[ак] к[ак], во-первых, с каждым днем работать становится труднее, все мы под надзором и в подозрении, а затем, 8 танков представляют настолько важную боевую единицу, что срочность их доставки вопрос первостепенный. Кроме сего, необходимо для отряда танков [иметь] грузовики, монтерскую, бензоль и проч., что мне предложено через ту же фирму весьма дешево (в среднем, грузовик на резиновом ходу около 25 000 мар[ок]).

Для получения этого материала также необходим задаток. Необходимо также немедленно купить хорошую машину со всеми принадлежностями для

стр. 26


командующего армией, о чем я уже докладывал бар[ону] Энгельгардту и на что просил у него денег. Ввиду всего вышеизложенного прошу Вас, господин полковник, в срочном порядке сделать распоряжение о немедленной выдаче мне здесь, если это возможно, или о весьма срочной высылке мне денег, по крайней мере 50 000 мар[ок] для отправки танков, если же возможно, то и на покупку остальных машин, чтобы в один раз все переправить.

Особенно подчеркиваю, что вопрос это особой срочности и в случае проволочки может пропасть все дело. Об отправке и о дне перехода границы я буду Вам телеграфировать, причем слово танк заменяю словом "Вертпакет" 49 , прибытие на границу - Анкомме нах хаузе 50 , прибытие в Митаву - Рюккер нах хаузе 51 .

О получении этого моего письма прошу немедленно сообщить мне по телеграфу, а также сообщить насчет денег. Для того, чтобы я знал, что именно это письмо получено, прошу упомянуть в телеграмме слово "Вертпакет".

Благодаря работе Антанты сейчас мы настолько стеснены в работе, что приходится все делать конспиративно. О том, что у капит[ана] Непорожного на Карлсбад, 5 был обыск, Вам, наверно, уже известно. Я не знаю, какие шаги предприняты по этому поводу капитаном, но думаю, что следовало бы протестовать официально от имени армии, т[ак] к[ак] кап[итан] Непорожный ведь является официальным] представителем армии в Берлине и не может подвергаться такому обращению со стороны тайной герм[анской] полиции. Если успею получить завтра донесения Мор[ского] агентства, то приложу их, в противном случае отправлю потом. Еще раз, многоуважаемый господин полковник, покорнейше прошу Вас немедленно дать мне ответ, т[ак] к[ак] весь успех заключается в срочности.

Искренне уважающий Вас подпор[учик] Эбергардт.

Копия

51. Подпоручик Попов - Бермонту -Авалову

Берлин, 18 октября [1919 года], 14 часов

В[есьма] секретно и подлежит уничтожению.

Дорогой и обожаемый командир.

С большим волнением и радостью получаю сведения о Вашем первом выступлении на арену чести и славы, во имя спасения нашей Родины. От всей души имею честь поздравить Вас с священным походом против врагов Единой и Неделимой России и молю Бога, чтобы он даровал нам победу и открыл дорогу на красный Петроград, где нас ждет смерть и счастье Родины...

Сегодня в немецких войсках есть сообщения, что Петербург уже взят войсками Юденича. Публика к этим сведениям относится сдержанно, считая их тенденциозными. Так, сегодня распространился газетный слух, что союзный флот бомбардирует окрестности Риги и нанес чувствительное опустошение в рядах Ваших войск. Вчера передавали, что союзники поставили ультимативное требование очищения окрестностей Риги и бомбардировка - репрессии за неисполнение ультиматума. Германское общественное мнение на Вашей стороне. "Поход на Ригу - поход на Антанту", вот как объясняют немцы Вашу боевую операцию. Многих удивляет, почему Вы до сих пор не заняли Ригу со своей 120 000 армией. Многие восхищаются полк[овником] Вырголичем, который, заняв окрестности Шавли, объявил их сразу русской территорией. То же самое ожидают и от Вас. Тактику германского правительства к прибалтийскому вопросу трудно выразить точно. Правительство, напуганное блокадой и другими репрессиями Антанты, мечется и, по-видимому, не знает, что и делать. Левые круги то и дело осаждают правительство и рейхстаг запросами о принятых мерах для удаления войск из Курляндии. Также настаивают о закрытии нашего вербовочного бюро. Правительство, конечно, сулит им обещания и больше ничего... На днях у нас в бюро был обыск. Три немецких солдата и один австриец донесли в тайную полицию, что мы вербуем немцев и отправляем их в советскую Россию. По этому доносу полиция

стр. 27


и сделала "поверхностный" обыск и, конечно, ничего существенного не нашла, а на прощание заявили: "Все же мы докажем, что вербуете немцев". Относительно вербовки русских они не заикнулись и устраивали вид, что это их не интересует.

Много шумихи подняла история с ген[ералом] Бискупским. Его имя и образование в Берлине "Западного русского правительства" ставят в связи с Вашим именем. Короче говоря - дескать, генерал Бискупский Ваш ставленник и "Западное правительство" в Берлине сформировано по Вашему приказанию. Следовательно, торговая конвенция с каким-то представителем фирмы Морган произведена по Вашему указанию. Особенно вычислением виновности занимались газеты - "Фрейгейт" и "Голос России" 52 .

В последнее время в Берлине существовал "политический салон" во главе с г[осподи]ном Реммер[ом]. Вокруг имени этого "салона", в частности - о г[осподи]не Реммер[е], создавались целые легенды. Насколько правдоподобны они, я не смею указывать их в том виде, в каком они муссируются в различных кулуарах. Некоторые лица, состоящие близко у Реммера, передают, что г[осподи]н Реммер не только "покровительствовал" ген[ералу] Бискупскому в его проделках, но и тайно поддерживал связь с ген[ералом] Юденичем, которому периодически писал доклады и посылал через какого-то офицера высокого роста. В докладах он подчеркивал "недостатки" курса Вашей политики и обрисовывал "настоящее положение вещей".

В его "салоне" часто бывали Бискупский, Зякин, др[угие] члены пресловутого "Западного правительства". Все действия и распоряжения были "секретные". Бумаги не зарегистрировались и отсылались без копии. Даже очень близкие Ваши друзья не имеют никакого доверия к особе г[осподи]на Реммера, а другие открыто говорят, что он большой руки "авантюрист", которому безразлично, какому Богу служить, и который меняет свои привязанности так же легко, как перчатки. Лично я г[осподи]на Реммер[а] не знаю и не берусь судить о его действиях. Жили в "салоне" больше чем с комфортом. Уверяют, что даже личные счета на костюмы оплачивались из казенных сумм и т.д.

Некоторые Ваши друзья не находят целесообразным опровержение графа фон дер Палена о непричастности к "Берлинскому Западному правительству", чем ген[ерал] Бискупский как будто бы ставится вне закона за свои "торговые" операции, и, возможно, германское правительство найдет нужным задержать генерала] Бискупского, что якобы поставит Вас в щекотливое положение, т[ак] к[ак] у генерала есть бумага с Вашей подписью, разрешающая формирование Западного правительства, каковую генерал всегда может предъявить в доказательство законного формирования правительства.

Поручик Савченко, который с настоящим транспортом едет в Митаву, передает, что против капитана Непорожнего, против меня и др[угих] лиц в Берлине существует какой-то заговор, [устроенный] якобы латышами, правдоподобность чего пока остается в неизвестности. Меры к выяснению приняты. Лично поручик Савченко не внушает доверия, возможно, что он латышский наемник и едет в Митаву с целью разведки. Н[ачальни]ка контрразведки армии я ставлю в известность для наблюдения за ним.

Податель письма - поручик князь Ухтомский, н[ачальни]к эшелона. Из военнопленных, кадровый офицер, с женой. Долгое пребывание в плену, скитания и всякие унижения подорвали его здоровье. Особенно несчастна его жена. Если дольше здесь еще они побудут, то обречены на гибель. Было бы преступлением и позором, если бы допустить их к преждевременной смерти, постольку посылаю их к Вам, зная Ваше отзывчивое сердце. Для строя князь пока не годен и, кроме того, имеет некоторые странности, но со временем они пройдут, все это налетное, плоды пребывания в плену.

Вербовку продолжаю по-прежнему. Делаю все возможное для большого транспортирования. Немцев и австрийцев больше не вербую, иначе погибнет все дело. Посылаю исключительно русских.

Шлю искренний привет, да хранит Вас господь Бог.

стр. 28


Да здравствует наше Святое дело, да здравствует наш великий отец-командир.

С нами Бог и восьмиконечный крест 53 , эмблема славного корпуса. Подпоручик кн[язь] Попов-Эрбэктэйский.

Копия

(Продолжение следует)

Примечания

1. Так в тексте.

2. Так в тексте.

3. Спартакисты (спартаковцы) - члены группы "Спартак" (1916- 1918 гг.), а затем "Союза Спартака" (1918 г.), объединения левых социал-демократов Германии, находившегося под руководством Р. Люксембург и К. Либкнехта. "Союз Спартака" входил в Независисмую социал-демократическую партию Германии в качестве автономной организации. Спартаковцы принимали активное участие в Ноябрьской революции 1918 г. в Германии. На конференции спартаковцев и других левых радикалов в Берлине в конце 1918 - начале 1919г. была образована Коммунистическая партия Германии (Союз Спартака).

4. Речь идет о Независимой социал-демократической партии Германии, образованной в апреле 1917 г. на базе левого крыла Социал-демократической партии Германии. В октябре 1920 г. в партии произошел раскол. Часть ее в декабре того же года вошла в компартию, другая часть сохранила самостоятельное существование в качестве центристской политической организации. В 1922 г. она воссоединилась с Социал-демократической партией.

5. В документе путаница. Келлер был убит в Киеве в декабре 1918 года. Корпус (затем армия) носил его имя.

6. Д'Анунцио Габриеле (1863-1938) - итальянский писатель и политический деятель. Стоял на шовинистических и милитаристских позициях. Приветствовал военные акции итальянского фашизма. Наиболее значительные произведения - сборник стихотворений "Алкион" (1904 г.) и сборник лирической прозы "Ноктюрн" (1921 г.).

7. "Freiheit" ("Свобода") - ежедневная газета, орган Независимой социал-демократической партии Германии. Выходила в Берлине в 1918-1922 годах.

8. Адресат неизвестен. Можно было бы предположить, что письмо было послано К. К. Палену, но содержание документа опровергает это предположение.

9. Пален Константин Константинович - граф, сенатор. Являлся председателем Совета управления Западной России на территории, занятой частями Бермонта-Авалова в начале октября 1919 года.

10. Совет четырех - полуофициальный руководящий орган Парижской мирной конференции в 1919-1920 годах. В его состав входили премьер-министры Великобритании (Д. Ллойд Джордж), Франции (Ж. Клемансо, являвшийся председателем конференции), Италии (В. Орландо) и президент США В. Вильсон.

11. Клемансо Жорж (1841-1929) - лидер Радикальной партии, премьер-министр Франции в 1906-1909, 1917-1920 годах.

12. Ллойд Джордж Дэвид (1863-1945) - лидер Либеральной партии, премьер-министр Великобритании в 1916-1922 годах.

13. Тяжелая и крупная промышленность ( нем. Schwere- und Grosseindustrie).

14. Бельгард - сенатор. Был губернатором Эстляндии, занимал пост главноуправляюшего по делам печати. После Октябрьского переворота 1917 г. эмигрант. Жил в Берлине. В 1919 г. участвовал в формировании русских антибольшевистских воинских частей из числа военнопленных в Германии.

15. Римский-Корсаков Александр Александрович - сенатор. После Октябрьского переворота 1917 г. эмигрант. Проживал в Берлине. Был членом Военного совета Западной добровольческой армии.

16. Восточный фронт (нем.).

17. Носке Густав (1868-1946) - германский политический деятель, социал-демократ. Член Совета народных уполномоченных (правительства) во время Ноябрьской революции 1918 года. В феврале 1919 - марте 1920 г. военный министр. Один из главных организаторов подавления мятежных действий германских коммунистов в начале 1919 г., за что был прозван "кровавой собакой". Позже был президентом прусской провинции Ганновер.

18. Колонель - полковник ( англ. colonel).

19. Ульманис Карл (1877-1942) - латвийский политический деятель. Лидер Крестьянского союза. В 1918-1919 гг. был главой временных правительственных учреждений Латвийской республики и в дальнейшем неоднократно возглавлял правительство. В 1934 г. произвел государственный переворот и установил личную власть. В 1936-1940 гг. премьер-министр и президент Латвии. Был арестован после оккупации Латвии советскими войсками в 1940 году. Умер в заключении.

20. Ориент-банк - германский банк для торговли со странами Востока. К числу ведущих банковских учреждений Германской империи и Веймарской республики не относился.

21. Унгерн фон Штернберг Роман Федорович (1886-1921) - генерал-лейтенант, барон. В 1917- 1919 гг. в Забайкалье вел борьбу против советской власти совместно с казачьим атаманом Г.М. Семеновым. В 1921 г. Унгерн фактически господствовал на территории Монголии. В том же году его войска начали военные действия против красных в Забайкалье, были разгромлены, а сам он взят в плен и расстрелян.

стр. 29


22. Речь идет о требовании, предъявленном Верховным советом Антанты правительству Германии в конце июля 1919 г., о том, чтобы германские войска фон дер Гольца покинули Прибалтику к 23 августа. В противном случае Антанта угрожала применить экономические санкции. Германское правительство отдало соответствующий приказ, исполнение которого Гольц саботировал в течение нескольких месяцев, в частности путем включения подчиненной ему Железной дивизии в состав Западной русской армии Бермонта-Авалова.

23. В своей книге "В борьбе с большевизмом" (Гамбург. 1925, с. 240) Бермонт-Авалов глухо пишет о неком Мошеле, выдававшем себя за директора не существовавшего берлинского отделения банкирского дома Моргана. Мошель, связанный с левыми германскими социал-демократами, якобы организовал провокацию. Пообещав русскому военно- политическому совещанию в Берлине денежные средства, он выяснил положение в эмиграции и в Западной армии, подписал от имени банка Моргана договор с группой Бискупского, причем члены группы подписали договор в качестве министров Западного края России. Социалистическая печать использовала эту авантюру для компрометации эмиграции.

24. Не путать названное лицо с генералом П. Н. Врангелем, командовавшим белой армией в Крыму в 1920 году.

25. Слова "По всей вероятности, Попов" дописаны неизвестным лицом.

26. Смысл слова "Поташик" не ясен.

27. Видимо, автор документа - то же лицо, что и док. 25.

28. Имеется в виду агентство Associated Press - крупнейшее информационное агентство США, основанное в 1848 г. в Нью- Йорке, кооперативное объединение газетных издателей.

29. Ост-рубли - деньги, выпущенные германскими властями в 1918 г. для занятых немецкими войсками российских территорий.

30. Так в тексте.

31. Гаазе Гуго (1863-1919) - германский политический деятель, социал-демократ. Стоял на центристских позициях. В 1911- 1917 гг. один из председателей СДПГ. С 1917 г. один из руководителей Независимой социал-демократической партии. Во время Ноябрьской революции 1918 г. вместе с Ф. Эбертом был сопредседателем Совета народных уполномоченных (правительства).

32. Русская миссия Красного Креста для помощи русским военнопленным в Германии была сформирована в 1918 г. в качестве подразделения Русской делегации в Берлине. Существование делегации официально не объявлялось и она действовала под вывеской Красного Креста. Миссию Красного Креста вначале возглавлял генерал Потоцкий, позже его сменили генерал Монкевиц и полковник Брандт. Миссия занималась главным образом вербовкой русских военнопленных в Германии для белых армий, в основном в лагере военнопленных в Зальцведене.

33. Ключников Юрий Вениаминович (1886-1938) - общественный деятель, приват-доцент Московского университета, специалист по международному праву. Кадет, министр иностранных дел в правительстве Колчака. В 1920 г. был избран в состав Парижского комитета, стремившегося к объединению эмигрантских сил. В 1921-1922 гг. перешел на позиции признания Советской власти ("сменовеховство"). В 1923 г. возвратился в Москву, заведовал отделом международной политики Коммунистической академии. Занимал ответственные посты в Наркомате иностранных дел СССР. Редактировал официальные издания дипломатических документов. Во время "большого террора" был арестован и расстрелян без суда.

34. Другой вариант ответа, датированный 14 октября, см. ниже (док. N 43).

35. Подпись в копии не обозначена.

36. Видимо, письмо написано тем же лицом, что и док. 25 и 28.

37. Так в тексте.

38. Так в тексте.

39. Датируется по копиям данного документа и упомянутого приказа Юденича.

40. Речь идет о наступлении войск генерала Юденича на Петроград в октябре-ноябре 1919 г., закончившемся поражением.

41. Северо-западное русское правительство было образовано 10 августа 1919 г. в Ревеле (Таллинне) при непосредственном участии британского генерала Марша. Во главе правительства стоял нефтепромышленник С. Г. Лианозов, военным министром и главнокомандующим являлся генерал Н.Н. Юденич. Правительство Лианозова прекратило существование в декабре 1919 года.

42. Имеется в виду ежедневная газета "Temps", фактически являвшаяся органом министра иностранных дел Франции.

43. Автор документа неизвестен.

44. Автором письма, видимо, было то же лицо. что и док. 25, 28, 38.

45. Вариант, датированный 10 октября, см. док. N 35.

46. Альтфатер - русский генерал, во время первой мировой войны командовал 1-й гвардейской артиллерийской бригадой. Был инспектором артиллерии Западной добровольческой армии.

47. Так в тексте. Автор документа плохо владел русским языком и не был знаком с российскими обращениями к высокопоставленным лицам.

48. Так в тексте.

49. Wertpaket (нем.) - заказная посылка с объявленной ценностью.

50. Прибыл домой (нем.).

51. Возвращение домой (нем.).

52. "Голос России" - правая эмигрантская газета, выходившая в Берлине в 1918-1919 годах.

53. Имеется в виду форма Мальтийского креста.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/ПОЛИТИЧЕСКИЙ-АРХИВ-XX-ВЕКА-Полковник-П-Р-Бермонт-Авалов-Документы-и-воспоминания

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ПОЛИТИЧЕСКИЙ АРХИВ XX ВЕКА. Полковник П. Р. Бермонт-Авалов. Документы и воспоминания // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 29.03.2021. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/ПОЛИТИЧЕСКИЙ-АРХИВ-XX-ВЕКА-Полковник-П-Р-Бермонт-Авалов-Документы-и-воспоминания (date of access: 15.04.2021).


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
56 views rating
29.03.2021 (17 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Василий Иванович Шуйский
Catalog: История 
4 hours ago · From Казахстан Онлайн
Двадцать первый век – это век восстановления проигравшего в конкурентной борьбе с капитализмом советского социализма. Причиной краха советского социализма был тот факт, что этот социализм не был демократическим социализмом. Он был казарменно-административным социализмом, с соответствующей теорией, основанной на диктатуре пролетариата, которая закономерно превратилась в диктатуру кучки коммунистических чиновников.
Catalog: Экономика 
М. К. Любавский - выдающийся ученый и педагог
Catalog: История 
22 hours ago · From Казахстан Онлайн
Очерки из моей жизни
Catalog: История 
22 hours ago · From Казахстан Онлайн
Малоизвестные аспекты советско-вьетнамских отношений
Catalog: История 
2 days ago · From Казахстан Онлайн
Очерки из моей жизни
Catalog: История 
2 days ago · From Казахстан Онлайн
ДЕВИАЦИЯ И ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА
Catalog: История 
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Управление Туркестанским краем: реальность и "правовые мечтания" (60-е годы XIX в. - февраль 1917 года)
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Голос народа. Письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918-1932 гг. 328 с. (I); Общество и власть: 1930-е годы. Повествование в документах. 352с. (II). М. "Российская политическая энциклопедия". РОССПЭН. 1998.
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Был ли потерян XX век?
Catalog: История 
6 days ago · From Казахстан Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПОЛИТИЧЕСКИЙ АРХИВ XX ВЕКА. Полковник П. Р. Бермонт-Авалов. Документы и воспоминания
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2021, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones