Libmonster ID: KZ-2034
Author(s) of the publication: А. Гушер

И ИХ РОЛЬ В ПОЛИТИКЕ МОЛОДОГО ГОСУДАРСТВА

А. Гушер, Директор Цента стратегического развития

Республика Казахстан унаследовала от бывшего СССР значительную часть общесоюзного топливно-энергетического комплекса: развитую нефтегазовую и угольную отрасли, электроэнергетику, урановую промышленность, а также нефтеперерабатывающие предприятия, нефте- и газохранилища, системы трубопроводов и линий электропередачи, наземного транспорта для перевозки топлива разных видов, отраслевую науку и многое другое. Но главное, что есть у Казахстана, - это богатые природные запасы углеводородного сырья - нефти, газа, каменного угля, а также урановых руд. Это обстоятельство во многом определяет вес Казахстана на международной арене и основные векторы его внешней и внутренней политики.

На сегодня Казахстан - одна из богатейших стран мира по запасам углеводородного сырья, а в недалекой перспективе - один из мировых лидеров по его добыче. Всего в республике насчитывается более двухсот промышленных месторождений нефти и газа. По объему разведанных запасов нефти он занимает 12-е место в мире (без учета пока недостаточно оцененных запасов Каспийского шельфа), по запасам газа и газового конденсата - 15-е, по нефтедобыче - 19-е. В целом на долю Республики Казахстан приходится до двух процентов (без Каспийского шельфа) разведанных и подтвержденных мировых запасов нефти. Извлекаемые запасы нефти оцениваются в 2,22 миллиарда тонн, конденсата - около 700 миллионов тонн. Прогнозные нефтяные ресурсы страны оцениваются примерно в 10 - 13 миллиардов тонн.

Добыча нефти и газа - это та отрасль промышленности страны, где наблюдается быстрый рост. Так, в 1996 году было извлечено на поверхность 22,96 миллиона тонн нефти (с конденсатом), а в 2001 году - 39,96 миллиона тонн. Это 1,16 процента мировой добычи. Из этого количества нефти экспортировано 32,4 миллиона тонн, в том числе за пределы СНГ - 28,6 миллиона тонн, из них - через территорию России - 17,856 миллиона тонн. В Россию из Казахстана поставлено 4,26 миллиона тонн нефти, из России в Казахстан - 2,465 миллиона тонн.

По объемам добычи нефти Казахстан опережает такие страны, как Колумбия, Алжир. Ресурсные возможности позволяют резко увеличить добычу. В 2015 году предполагается добыть не менее 120 - 150 миллионов тонн нефти.

Разведанные запасы природного и попутного газа в Казахстане составляют около трех триллионов, а потенциальные оцениваются в десять триллионов кубометров. Добыча газа возросла с 5,9 миллиарда кубометров в 1995 году до 9,16 миллиарда кубометров в 2001 году, в том числе более 4,45 миллиарда кубометров природного газа, остальное - попутный нефтяной газ.

Казахстан находится в первой дюжине государств по объему ежегодно добываемого угля; однако его добыча в последние годы заметно уменьшилась - с 131,443 миллиона тонн в 1990-м до 69,773 миллиона тонн в 1998 году. Также уменьшилось в республике производство электроэнергии: с 87,379 миллиарда киловатт-часов в 1990 году до 51,984 миллиарда в 1999 году, то есть примерно на 40 процентов.

стр. 23


По некоторым оценкам, у Казахстана 25 - 30 процентов мировых запасов такого энергетического сырья, как уран (у России - только 14 процентов).

Уменьшение объемов добычи угля и производства электроэнергии в Казахстане обусловлено рядом факторов, главные из которых таковы: выход страны из общего интегрированного союзного хозяйства, сужение рынка потребления, нехватка инвестиций для поддержания производства на современном технологическом уровне, ухудшение качественного состава персонала и другие.

В то же время рост спроса на мировом рынке на жидкие и газообразные виды топлива подстегивает динамику в нефтегазовом комплексе.

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ РЕФОРМИРОВАНИЯ ОТРАСЛИ

До весны 1997 года нефтегазовую отрасль республики возглавляло министерство нефтяной и газовой промышленности, которому подчинялись две государственные холдинговые компании (ГКХ) - "Мунайгаз" и "Казахгаз", а также ряд акционерных обществ (АО) и совместных предприятий (СП).

4 марта 1997 года указом президента Нурсултана Назарбаева министерство было упразднено, а вместо ГКХ "Мунайгаз" была создана Национальная нефтегазовая компания (ННГК) "Казахойл", что стало частью развернувшейся в республике широкомасштабной приватизации. ННГК переданы широкие полномочия, она выведена из подчинения кабинета министров и имеет, по сути дела, самостоятельный статус. Ее руководитель Н. Балгимбаев, бывший министр нефтегазовой промышленности, долго работавший в фирме "Шеврон", сохранил прочные связи с этой американской компанией и в значительной степени остается проводником ее интересов. Сегодня "Казахойл" управляет государственными пакетами акций в 25 компаниях с суммарными извлекаемыми запасами нефти свыше миллиарда тонн.

Национальная нефтегазовая компания выполняет операторские функции всех нефтяных проектов на территории Казахстана, а также управляет госпакетами акций предприятий нефтегазовой отрасли республики. Согласно указу президента, "Казахойлу" переданы принадлежащие Казахстану доли в соглашениях о разделе продукции, о роялти и других соглашениях по разведке, разработке, добыче и переработке углеводородов, включая долю Казахстана в Каспийском трубопроводном консорциуме (КТК), доли в хозяйственных товариществах и совместных предприятиях, государственные пакеты акций в добывающих и перерабатывающих акционерных обществах.

Важную роль в обеспечении работы нефтегазового комплекса Казахстана играет Национальная компания "Транспорт нефти и газа" (ТНГ), возглавляемая зятем Н. Назарбаева Тимуром Кулебаевым. ТНГ отслеживает все сделки по трубопроводному экспорту нефти как национальных, так и иностранных компаний.

В марте 2002 года президент Н. Назарбаев издал указ о создании Национальной компании "Казмунайгаз", по сути, предоставив самостоятельность газовой отрасли. Этот шаг можно расценивать как логическую управленческую реакцию руководства Казахстана на расширяющиеся масштабы добычи газа и усложняющиеся задачи развития этой отрасли. "Казмунайгаз" отныне является полномочным органом по представлению интересов государства в соглашениях о разделе продукции (СРП) на Северном Каспии, а также большого участка крупнейшего Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождения. Кроме того, компании передаются функции контроля за работой всей нефтетранспортной инфраструктуры страны. Его уставный капитал будет состоять из государственных пакетов акций и иного имущества двух национальных компаний, также имевших статус ЗАО - "Казахойл" и "Транспорт нефти и газа". В состав совета директоров "Казмунайгаза" вошел ряд крупных чиновников аппарата правительства, министерств и ведомств республики.

Решение основных вопросов, связанных с реализацией программ производства урана, возложено на Национальный ядерный центр и Национальную атомную компанию "Казатомпром"; последняя входит в первую десятку ведущих уранодобывающих компаний мира. Обе эти организации находятся в подчинении министерства энергетики и минеральных ресурсов.

Следует отметить, что наличие богатой ресурсной базы пока не стало фактором и стимулом экономического процветания Казахстана, хотя хорошая конъюнктура мировых цен на минеральное и углеводородное сырье помогла обеспечить положительное сальдо внешнеторгового баланса Казахстана. Хаотичная и в значительной мере спровоцированная неумелым или сознательно деструктивным государственным управлением структурная перестройка экономики привела к упадку перерабатывающих отраслей и уничтожению самых передовых технологий.

МОЖЕТ ЛИ ПОМОЧЬ КАЗАХСТАНСКОМУ ТЭК ИНОСТРАННЫЙ КАПИТАЛ?

Положение не спасает масштабная деятельность в республике многих зарубежных компаний, занимающихся разведкой и разработкой залежей углеводородного сырья, а также развитием инфраструктуры казахстанского топливно-энергетического комплекса (ТЭК). Ведущие позиции здесь занимают компании США, Великобритании, Канады, Франции, Германии, Китая и Японии; кроме них, в республике действуют компании ряда других европейских государств, России и других стран. Не будет преувеличением сказать, что Казахстан постоянно стремится привлечь к себе внимание наиболее развитых стран и ведущих промышленных корпораций именно в качестве топливного поставщика мирового значения. Как заявил несколько лет назад президент Назарбаев, экономические интересы США, России, Китая, Японии, государств Западной Европы в экспорте ресурсов страны на регулярной и стабильной основе "будут способствовать раз-

стр. 24


витию независимого и процветающего Казахстана".

Таким образом, налицо стремление казахстанского руководства увязать свой ресурсный потенциал с геополитикой самого высокого уровня, сделать их заложниками друг друга и обеспечить таким способом собственные политические и экономические интересы.

Нефтегазовый сектор рассматривается лидерами страны в качестве самой перспективной отрасли, по крайней мере, на ближайшие 30 лет. Таким образом, преимущественно сырьевую направленность хозяйства предполагается законсервировать на довольно длительный срок.

В основополагающем документе - "Стратегия развития Республики Казахстан до 2030 года" - четко прописаны три главных направления.

Первое - это быстрый прорыв страны на мировые рынки энергоносителей за счет привлечения к нефтегазовым проектам международных нефтяных монополий, зарубежных деловых кругов, а также крупные инвестиции и лучшие мировые технологии; Казахстан стремится быстро и эффективно использовать свои запасы углеводородного сырья, вовлекая в решение этой задачи богатых партнеров. Второе - создание системы экспортных трубопроводов для транспортировки нефти и газа; развитие транспортной системы позволит к 2015 году увеличить добычу нефти, как предполагают казахстанские специалисты, с нынешних 35,3 миллиона тонн до 120 - 150 миллионов тонн. Наконец, третье направление - это разработка такой стратегии государства в сфере добычи и использования топливно-энергетических ресурсов, которая заметно повысила бы интерес крупных и развитых стран к Казахстану как к важному поставщику топлива. Естественно, при этом подразумевается, что государства, которым Республика Казахстан уступит часть своего "нефтяного пирога", будут обеспечивать стране соответствующую международно-правовую, политическую а, если понадобится, - и силовую поддержку. Свою внешнеполитическую стратегию президент Н. Назарбаев четко определил еще в 1994 году во время своего визита в Лондон: "Наша главная гарантия безопасности будет заключаться в массированном присутствии иностранных капиталов".

Что касается конкретных задач развития казахстанского ТЭК на обозримую перспективу, то они таковы: наращивание объемов добычи нефти и газа в первую очередь за счет привлечения иностранных капиталов и передачи в управление иностранным инвесторам наиболее перспективных месторождений; повышение объемов добычи на Тенгизском и Карачаганакском месторождениях; освоение и разработка каспийского шельфа; совершенствование системы управления нефтегазовым комплексом и завершение процесса его приватизации при сохранении государственного контроля; выход на мировые рынки с помощью трубопровода Тенгиз - Новороссийск (КТК); поиск альтернативных транспортных путей и развитие внутренней трубопроводной сети; строительство новых перерабатывающих предприятий и другие.

ПОЧЕМУ НЕ ПОЛНОСТЬЮ ЗАГРУЖЕНЫ ЗАВОДЫ?

Как известно, в развитых странах огромное значение придается переработке сырой нефти в готовое к употреблению топливо - бензин, керосин, мазут, а также в различные химические продукты. Убедительно и многократно доказано, что экспорт продуктов нефтепереработки гораздо эффективнее вывоза сырой нефти. К сожалению, с этих позиций Казахстан никак нельзя признать передовой страной. В республике всего три нефтеперерабатывающих завода (НПЗ) - Атырауский, Павлодарский и Шимкентский, и их суммарная мощность относительно невелика - 18,5 миллиона тонн сырой нефти в год. Фактически же они перерабатывают ее гораздо меньше, так, в 2001 году - 7,14 миллиона тонн.

Еще несколько лет назад казахские НПЗ сильно зависели от России: более половины перерабатываемого ими сырья составляла российская нефть. Сегодня эта зависимость существенно снизилась за счет более широкого использования актюбинской нефти, доставляемой железнодорожным транспортом с запада Казахстана. Так, Атырауский завод полностью перешел на казахстанское сырье Мангышлакского, Тенгизского и Мартышин-

стр. 25


ского месторождений. Переориентации казахстанских НПЗ на собственную нефть в значительной мере способствуют снижение ее добычи на российских западносибирских месторождениях, а также сбои в поставках нефти и в проплатах необходимых расчетных документов, которые допускают наши поставщики сырья. По этой причине Павлодарский и Шимкентский заводы не раз оказывались на грани остановки, а коэффициент использования мощностей на них опускался ниже критической отметки 0,5.

По прогнозам экспертов, даже в 2005 году казахстанские НПЗ будут работать далеко не в полную силу: они переработают всего 13,5 миллиона тонн нефти (из них российской - 5,5 миллиона тонн) при общей мощности 18,5 миллиона тонн. Заметим, что установленная проектная мощность ныне вряд ли и достижима ввиду большого износа оборудования и частых его простоев по причине бесконечного ремонта. К тому же, казахстанские специалисты признают, что эффективность работы российских нефтеперерабатывабщих заводов, в частности, глубина переработки сырья, гораздо выше, чем на родственных предприятиях Казахстана, а себестоимость получаемых продуктов - намного ниже. Показательно, что в 1995 году "Роснефть" выходила к казахстанскому правительству с предложением о передаче Павлодарского НПЗ в доверительное управление. Тогда инициатива крепкой и сильной российской нефтяной компании (к сожалению, в последнее время значительную часть своих позиций на рынке "Роснефть" утратила) не нашла поддержки в Алма-Ате. А в 1997 году эта идея была реализована, но без участия российских нефтепереработчиков.

Казахстанские НПЗ работают с большой недогрузкой. Так, Атырауский завод загружен всего на 57 процентов своей мощности, Павлодарский - на 36 процентов, Шимкентский - на 9 (!) процентов. В стране назревает серьезный бензиновый кризис. В числе причин такого положения - неразвитая система трубопроводов для доставки сырой нефти на НПЗ и нежелание компаний продавать нефть казахстанским заводам - экспортировать ее гораздо выгоднее, так как с нефтеэкспортеров не взимается налог на добавленную стоимость (НДС).

КУДА ДЕВАТЬ "ЛИШНИЙ" ГАЗ?

На сегодня промышленные запасы свободного и попутного газа Казахстана составляют 1,3 триллиона кубометров, разведанные - около трех триллионов. Свыше 95 процентов свободного и попутного газа сосредоточено на западе республики - в Атырауской, Западно-Казахстанской, Актюбинской и Мангистауской областях. Чисто газовых месторождений немного: на них приходится не более полутора процентов общих запасов этого сырья. Промышленные запасы газа преимущественно связаны с нефтяными, нефтегазовыми и нефтеконденсатными месторождениями, в основном с четырьмя из них - Карагачанакским нефтегазоконденсатным, Тенгизским нефтяным, Имашевским и Жанажолским нефтегазоконденсатными.

В ближайшие годы ожидается, что вновь открытые запасы газа в Казахстане возрастут в полтора-два раза, в основном за счет новых месторождений в акватории Каспийского моря. Запасы только одного из них - Кашаганского - превышают три триллиона кубометров, из них извлекаемых - более триллиона кубометров.

Согласно экспертным оценкам, к середине следующего десятилетия Казахстан может довести добычу газа до 45 - 50 миллиардов кубометров в год, внутреннее потребление к тому времени составит 16 миллиардов кубометров. Избыток составит 29 - 34 миллиарда кубометров, и пора уже думать, как его использовать в нефтехимии, а также экспортировать. Объем производства в 2015 году сжиженного газа может достичь 1,3 миллиона тонн в год против 700 тысяч тонн в 2001 году. Внутреннее же потребление составит миллион тонн; оставшиеся 300 тысяч тонн предстоит направить на экспорт.

Существуют большие возможности использования газа и внутри страны, но этот процесс сдерживается удаленностью центров добычи газа от основных районов потенциального его потребления и отсутствием связывающей их газотранспортной инфраструктуры. Имеющаяся в Казахстане газотранспортная система является реликтом союзного прошлого, когда ее назначение рассматривалось исключительно в качестве средства подачи газа из Средней Азии в Россию. Подавляющее большинство проходящих по трассе республики газопроводов ориентированы с севера на юг, и перемычки между ними отсутствуют; поэтому при наличии огромных запасов магистральный газ на бытовые цели используется лишь в 8 из 14 областей Казахстана. Из-за ориентации газотранспортной системы не на внутренний, а на внешний рынок, республика большую часть добываемого газа экспортирует, а собственные нужды удовлетворяет за счет импорта газа из Туркменистана, Узбекистана и России.

11 января 2002 года постановлением N 25 правительство Казахстана одобрило Концепцию развития газовой отрасли республики до 2015 года. В качестве стратегических направлений определены: развитие производства электроэнергии на базе современных газотурбинных электростанций в регионах с избыточным производством попутного газа и избытком электрогенерирующих мощностей; развитие строительства газоперерабатывающих заводов, в том числе для производства сжиженного газа, сжижения метана, выпуска сырья для нефтехимических производств; стимулирование расширения рынков сбыта сжиженного газа и создание конкурентной среды на рынке транспортировки, хранения и распределения сжиженного газа; развитие нефтехимической промышленности; дальнейшее развитие сети магистральных, локальных и распределительных систем трубопроводов в Западном и Северном Казахстане в целях расширения рынков сбыта газа; стимулирование и расширение региональной торговли природным газом, в том числе увеличение и стабилизация объемов импорта и транзита.

стр. 26


В этом документе особый интерес вызывает упоминание о регионах с избыточным производством попутного газа, где предполагается строить газотурбинные электростанции. Речь идет о довольно специфическом компоненте газовой отрасли, характерном только для Казахстана. Дело в том, что запланированный резкий рост добычи нефти - с примерно 40 миллионов тонн в 2001 году до 90 - 100 миллионов тонн в 2015 году - будет сопровождаться огромным высвобождением попутного газа, который, как известно, на многих месторождениях ныне сжигается в пресловутых "факелах". На некоторых месторождениях такие "выбросы" попутного газа могут быть очень большими. Скажем, на месторождениях Тенгиз и Кашаган на каждую добытую тонну нефти приходится 480 - 500 кубометров газа. Таким образом, к 2005 году объем получаемого попутного газа составит 30 миллиардов кубометров, а к 2015-му -44 - 50 миллиардов кубометров. Было бы непростительной расточительностью направить это ценнейшее химическое сырье и топливо на сжигание в бесполезных факелах. Сейчас таким образом теряется более четверти добываемого попутного газа.

Концепция не предусматривает в числе приоритетных целей существенное расширение добычи газа на бытовые цели. Дело в том, что практически весь "новый газ" появится на западе и северо-западе страны, а наименее газифицированные районы расположены на юге при полном отсутствии связывающей транспортной инфраструктуры. Строительство же новых протяженных газопроводов признано экономически нецелесообразным, поскольку потребует больших единовременных капитальных затрат при низкой окупаемости ввиду относительно небольшой емкости рынка газа. Иначе говоря, жители многих регионов страны, в частности, Северного, Центрального и Восточного, будут и дальше обеспечиваться в основном баллонным сжиженным газом - это пока выгоднее и государству, и населению, чем прокладка дорогостоящих газопроводов. А некоторые регионы будут по-прежнему получать импортный газ из Туркменистана, Узбекистана и России.

Тем не менее, ряд новых газопроводов в период до 2015 года все же предполагается построить. В их числе газопровод от Карачаганакского месторождения Аксай - Кустанай - Астана - Караганда протяженностью 2,2 тысячи километров и стоимостью 1,2 миллиарда долларов, газопроводы Ишим - Петропавловск - Астана - Караганда и Шалкар - Ленинск - Кзыл-Орда - Чимкент (сметная стоимость каждого из двух последних - по 850 миллионов долларов).

ЧЕТЫРЕ НАПРАВЛЕНИЯ ЭКСПОРТА - КАКОЙ ВЫГОДНЕЕ?

В Казахстане уже сейчас довольно много избыточного газа, который невозможно полностью использовать внутри страны; еще больше его будет в будущем. Единственный способ утилизации этого газа - его экспорт. В Концепции развития газовой отрасли республики до 2015 года проведен анализ четырех потенциальных направлений экспорта газа: в Турцию (строительство газопровода Тенгиз - Туркменбаши - Баку - Тбилиси - Эрзерум), в Китай (Туркменистан - Казахстан - Китай), в Пакистан и Индию (Центральная Азия - Пакистан -Индия) и в Россию и Западную Европу (более интенсивное использование и прокладка новых "ниток" действующего газопровода Средняя Азия - Центр).

Китайское направление экономически - самое рискованное. Сооружение трубопровода Туркменистан - Казахстан - Китай, как подсчитано, обойдется не менее, чем в 12 миллиардов долларов. Еще 700 миллионов долларов потребует прокладка "подводящей" к основной "трубе" "нитки" от месторождения Тенгиз. Общие затраты по доставке казахстанского газа в Китай составят 137,75 доллара за 1000 кубометров. Китаю будет выгодно использовать этот газ лишь при условии, если цена на нефть не опустится ниже 20 долларов за баррель. Как об этом говорится в Концепции, "проект сопряжен с рисками, перевешивающими гипотетические преимущества". К тому же, для его осуществления необходимо, чтобы Китай создал на своей территории обширную внутреннюю сеть магистральных газопроводов, что от Казахстана не зависит.

Экспорт в Турцию более реален. Исходя из возможностей Туркменистана и Азербайджана по поставкам газа в эту страну, Казахстан может рассчитывать на свою долю в объеме семи-восьми миллиардов кубометров газа в год. Но затраты на доставку казахстанского газа к границе с Турцией довольно велики - 80,25 доллара за 1000 кубометров - это значительно дороже, чем доставка туркменского или азербайджанского газа. И здесь мы сталкиваемся с той же

стр. 27


самой роковой цифрой: использование этого газа будет выгодным, если цена на нефть не опустится ниже 20 долларов за баррель. К тому же пока непреодолимые трудности на пути прокладки этого газопровода ставит нерешенный пока статус Каспийского моря, по дну которого пройдет часть газопровода.

Проект строительства газопровода в Индию и Пакистан был разработан еще в 1996 году. Он замышлялся как часть более масштабного проекта - трубопровода, берущего начало от туркменского месторождения Давлетабад- Домез, к которому предполагается подключить новую "нитку" из Казахстана либо одну из уже построенных ниток газопровода "Средняя Азия - Центр" (САЦ). Всемирный банк, проводивший соответствующие исследования, считает, что казахстанский газ здесь был бы вполне конкурентоспособным в сравнении с газом из стран Ближнего Востока или Юго-Восточной Азии. Однако при реализации этого проекта нельзя не учитывать сложные политические проблемы: сохраняющуюся нестабильность в Афганистане и непростые отношения между Индией и Пакистаном. Стало быть, и здесь нельзя рассчитывать на сооружение газопровода в обозримом будущем.

Таким образом, поставки казахстанского газа в Россию, Украину и Европу - это единственное на сегодняшний день реалистическое решение проблемы его экспорта.

К 2015 ГОДУ НАДО ГОТОВИТЬСЯ СЕГОДНЯ

Привлекательность европейского рынка газа вытекает из его огромной емкости - около 450 миллиардов кубометров в год. Кроме того, на горизонте отчетливо маячит внушительный по объему российский рынок: по прогнозам некоторых экспертов, известно, что скоро собственного газа России перестанет хватать и к 2015 году ее потребность в импорте газа достигнет 150 - 200 миллиардов кубометров. Покрытие этого дефицита возможно только за счет экспорта газа из центральноазиатских государств. Казахстан хотел бы играть в этом заметную роль, однако ему неизбежно придется столкнуться с рядом серьезных проблем.

Первая - это неизбежная конкуренция с туркменскими и узбекскими экспортерами газа, которая несет в себе определенную политическую составляющую, и одержать победу в которой непросто.

Вторая - зависимость Казахстана от транзита газа из Туркмении и Узбекистана. Поступления от этого транзита в казну Казахстана велики - 0,5 миллиарда долларов в год, а главное - стабильны и не зависят от внутренних экономических проблем. Транзит осуществляется по магистральным газопроводам САЦ, Бухара - Урал, Макат - Северный Кавказ, Оренбург - Новопсков, "Союз". Добытый казахстанский газ придется экспортировать в Россию и Европу по этим же трубопроводам, что неизбежно снизит финансовые поступления от транзита. Сооружение же новых экспортных газопроводов может обойтись недешево и не скоро окупится. Таким образом, не факт, что расширение экспорта газа в западном направлении обязательно принесет быстрые и значительные экономические выгоды.

И все же без сооружения новых и увеличения пропускной способности действующих газопроводов трудно обойтись. Особенно важно быстрее построить транспортные соединения магистральных газопроводов с месторождениями Карачаганак, Тенгиз и Кашаган. По-видимому, такое строительство должно производиться с участием всех заинтересованных сторон, включая Россию, а также Туркменистан и Узбекистан, - ведь новые магистрали на Запад увеличат и их экспортные возможности.

Небезынтересно, что в Казахстане рассматриваются и совсем иные и, можно даже сказать, диаметрально противоположные варианты экспорта газа. В той же Концепции сказано, что существующие магистральные трубопроводы, по которым центральноазиатский газ ныне поступает в Россию и Европу, можно также использовать для транспортировки "голубого топлива" и в обратном направлении. Буквально это звучит так: "Перспективным является использование существующих газопроводов для обратной транспортировки объемов газа через Туркменистан и далее по разрабатываемым Туркменистаном проектам поставок газа в Турцию через Иран или в Пакистан и Индию".

Разворот казахстанского газа на юг создаст для нашей страны ряд проблем, поскольку лишит ее резерва на случай, если этот газ понадобиться России. Похоже, такой опасности в России в последнее время придают достаточно серьезное значение. Об этом свидетельствуют предпринимаемые руководством страны попытки создать так называемый Евроазиатский газовый альянс, идея которого зародилась еще года три назад, но лишь в последнее время стала обретать более или менее четкие очертания.

ЕВРОАЗИАТСКИЙ ГАЗОВЫЙ АЛЬЯНС: КАКИМ ОН ДОЛЖЕН БЫТЬ?

Президент Владимир Путин поднимал вопрос о создании такого альянса и на встрече с президентом Туркмении Сапармуратом Ниязовым и на состоявшейся в 2002 году неформальной встрече лидеров стран СНГ в Казахстане. Впрочем, в деталях российский президент свои предложения не раскрывал, а С. Ниязов в ответ на них вообще промолчал. Однако о реальном содержании будущего Евроазиатского газового альянса можно многое узнать из Концепции, где этот еще не состоявшийся пока союз упоминается неоднократно.

Согласно этому документу, альянс должен включить в себя и выработку единой стратегии реализации газа на международных рынках, и введение единых правил и тарифов транзита и таможенных условий, и разработку принципов доступа к газодобывающей и газотранспортной инфраструктуре, и механизм определения закупочных цен на газ, и порядок замера и контроля газовых потоков. По большому счету, в рамках такого союза Казахстан рассчитывает на получение "равноправного доступа к транзитным трубопроводам России, которая эффективно кон-

стр. 28


тролирует доступ к европейским рынкам".

Неясно, так ли трактует будущий союз Москва и готова ли она пойти на его заключение на тех условиях, о которых говорится в Концепции. Но очевидно, что в нем обязательно должны участвовать, по меньшей мере, три игрока - обладатели крупных газовых месторождений - Россия, Казахстан и Туркменистан, причем практически на равных условиях, без чего участие двух последних в альянсе теряет всякий смысл. Так что без определенных уступок России не обойтись.

Россия и Казахстан уже сделали первые шаги на пути к интеграции в газовой области - они создали совместное предприятие для экспорта казахстанского газа в Европу "Казросгаз", в котором участвуют НК "Казмунайгаз" и "Газпром". С геополитической точки зрения это хорошее решение, ибо, когда добыча казахстанского газа возрастет, российский маршрут его экспорта на европейские рынки, благодаря новому СП, может стать основным. Кроме того, используя колоссальный опыт и научно-технический потенциал "Газпрома", казахская сторона надеется наладить совместную с Россией продажу газа в Китай. "Газпром" также окажет Казахстану инженерные услуги в строительстве газопровода на Астану.

Освоение новых нефтяных и газовых месторождений Казахстана требует огромных капитальных затрат. По оценкам казахстанских специалистов, только на разработку нефтяных месторождений на шельфе Каспия потребуется около 150 миллиардов долларов, из которых 10 миллиардов должны быть вложены на начальном этапе разведки и оценки месторождений. Только на строительство базы поддержки нефтяных морских операций в порту Баутино на Каспийском море в Мангистауской области и других объектов первоначальной инфраструктуры необходимо затратить 400 миллионов долларов. Президент ННГК "Казахойл" Нурлан Балгимбаев заявил, что до 2020 года Казахстан реализует проекты по развитию инфраструктуры нефтегазового сектора на сумму 67 миллиардов долларов. К этим колоссальным затратам следует добавить значительные средства на восстановление и реабилитацию уже действующих, но пришедших в последние годы в упадок месторождений.

Выполнить такой огромный объем работ, найти и освоить необходимые средства невозможно без крупномасштабного международного участия. Казахстан пытается договориться об этом с действующими в республике международными нефтяными компаниями и с международными финансовыми организациями. Всемирный банк выделил в 2001 году кредит в размере 109 миллионов долларов на реабилитацию Узеньского нефтяного месторождения.

Казахстанские руководители считают, что расширение зарубежного экономического и политического присутствия в Казахстане и многостороннее сотрудничество с развитыми странами - залог национальной безопасности страны. На сегодня треть всех инвестиций в республике - иностранный капитал, присутствие которого здесь также рассматривается как гарантия безопасности. По мнению главы Казахстана Н. Назарбаева, "такая тенденция благоприятна и для политического будущего, и для экономического процветания страны, и для ее интеграции в мировое сообщество".

ИНОСТРАННЫМ ИНВЕСТИЦИЯМ - ЯРКО-ЗЕЛЕНЫЙ СВЕТ

По объему иностранных инвестиций Казахстан превосходит не только все государства СНГ, но и ряд стран Восточной Европы. Одно из направлений деятельности казахстанского руководства по их привлечению - либерализация режима для зарубежных инвестиций. Именно за счет таких капиталовложений предполагается, в частности, обеспечить будущий подъем нефтегазовой отрасли. И следует признать, что в этой сфере республика добилась заметных успехов. На государственном светофоре перед иностранными инвестициями зажжен не просто зеленый, а, скорее, ярко-зеленый свет.

Кредитные линии Казахстану открыли США, ФРГ, Франция, Япония, Оман, Великобритания, Швейцария, Австрия, Китай, Индия, Пакистан, Республика Корея и ряд других стран. В республике создана развитая структура внешнеэкономической деятельности. Для обеспечения ее гарантий создан валютный фонд, наращивается золотой запас страны. При Совете Министров сформирован центральный орган, ответственный за разработку и реализацию государственной политики в области привлечения и использования зарубежных кредитов, инвестиций, технической и финансовой помощи - Комитет по использованию иностранного капитала. Кроме того, для привлечения в страну иностранных капиталов разработана система законодательных актов. На сегодняшний день вступил в действие ряд довольно эффективных и действенных законов, в том числе - "Об основных принципах внешнеэкономической деятельности", "Об иностранных инвестициях", "О валютном регулировании", "О свободных экономических зонах", а также ряд других нормативно-правовых актов. Разработана система государственных гарантий по защите иностранных капиталовложений, причем национализация предприятий с зарубежным участием решительно не допускается, государство гарантирует сохранение своих имущественных обязательств перед инвесторами при любых обстоятельствах. Разрешено создание предприятий со стопроцентным иностранным капиталом. Зарубежным компаниям, вкладывающим средства в казахстанскую экономику, особенно в предприятия по более глубокой и эффективной переработке сырья, законодательно предусмотрены льготы по налогообложению, безлицензионный вывоз своей продукции, полное сохранение валютной выручки и другие привилегии.

Объем иностранных инвестиций, направляемых в основном на доразведку уже известных месторождений, из года в год возрастает. В руках компаний с участием иностранного капитала либо тесно связанных с иностранным капиталом уже находит-

стр. 29


ся четыре пятых извлекаемых запасов нефти. Доля их участия в инвестициях в отрасль составляет 89 процентов, в добыче - 91, в налогах - 75, в затратах на социальную сферу и местную инфраструктуру - 96, в численности рабочего персонала - 89, в затратах на обучение - 84, в расходах на охрану окружающей среды - 84 процента.

ЗАПАДНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ЭКСПОРТА: ВОЗМОЖНЫ ВАРИАНТЫ

Каково конкретное участие иностранных компаний в реализации проектов Казахстана по экспорту углеводородного сырья? Что касается экспортных поставок по традиционным маршрутам, то есть через территорию России, здесь их возможности ограничены пропускной способностью трубопроводов, а также квотами на транзит. Из-за ограниченной мощности нефтяных терминалов (по сути, они есть только в Актау) и отсутствия у Казахстана собственного танкерного флота нет возможностей увеличить экспорт и через Каспийское море.

Но почти полтора года назад, как у Казахстана есть еще одно перспективное направление экспорта, ведущую роль в создании которого сыграли такие компании, как "Шеврон", "Бритиш Петролеум" - АМОКО" и "ЛУКойл". Речь идет о введенной в эксплуатацию осенью 2001 года первой очереди нефтепровода Тенгиз - Атырау - Кропоткин - Новороссийск (Каспийский трубопроводный консорциум - КТК). Ее пропускная способность - 28 миллионов тонн нефти в год и стоимость 2,4 миллиарда долларов. В перспективе пропускная способность трубопровода будет увеличена до 67 миллионов тонн нефти в год. 24 процента акций КТК принадлежат России и 19 процентов - Казахстану. Поскольку из Новороссийска эта нефть - уже в танкерах - будет направляться в другие страны, дальнейшее повышение мощности трубопровода ограничено официально декларируемой пропускной способностью проливов Босфор и Дарданелла и во многом зависит от политики Турции.

В принципе Казахстан может экспортировать свою нефть на Запад и иным путем: доставляя ее в танкерах (пока он в основном арендует их у Азербайджана) в Баку или Махачкалу, а далее по построенным Россией трубопроводам - в тот же Новороссийск. Этот маршрут стал особенно привлекательным для казахстанских экспортеров после сооружения обводного участка "трубы" вокруг Чечни. Обновленный нефтепровод позволяет переправлять ежегодно около трех миллионов тонн казахстанской нефти.

Весьма эффективным маршрутом экспорта казахстанской нефти мог бы стать трубопровод Казахстан - Туркменистан - Иран. В 1997 - 1998 годах республика уже поставляла нефть в Иран на давальческой основе: казахстанская нефть обеспечивала работу нефтеперерабатывающих заводов Исламской Республики Иран (ИРИ), расположенных на севере страны. В ответ Иран загружал в своих портах в Персидском заливе в танкеры в пользу Казахстана эквивалентное количество - около двух миллионов тонн в год - своей нефти.

Определенные перспективы имеет так называемый украинский маршрут казахстанской нефти, хотя в реализации имеющихся на этот счет проектов украинская сторона заинтересована больше, чем казахстанская. Ведь в принципе казахстанскую нефть можно экспортировать из Новороссийска на Запад не только через пролив Босфор, но также через украинский порт Южный и далее по имеющемуся 667-километровому нефтепроводу до пограничного перехода Броды (Польша), где трубопровод Южный - Броды соединяется с магистральным трансевропейским газопроводом "Дружба". Первая очередь этого магистрального коридора рассчитана на ежегодную транспортировку девяти миллионов тонн нефти. Еще привлекательнее этот проект станет после выведения его на полную проектную мощность -40 миллионов тонн нефти в год (прибыльным нефтепровод станет после достижения годового уровня транспортировки в 20 - 25 миллионов тонн нефти). Однако достижение этого уровня сдерживается из-за слабости украинского танкерного флота, который не сможет в обозримом будущем обеспечить нужный объем перевозок казахстанской нефти. Тем не менее, в поддержку "украинского маршрута" высказались руководители США, Польши, Азербайджана и Грузии, что не удивительно - ведь он создает определенную конкуренцию нефтетранспортным системам России.

Для Казахстана же, по-видимому, играют роль не только экономические, но и политические факторы, учитывая сближение с Украиной. Как отметил в сентябре 2001 года президент Нурсултан Назарбаев во время переговоров с украинским президентом Леонидом Кучмой, его страна заинтересована в развитии сотрудничества в нефтегазовом секторе и рассматривает Украину как важного партнера. Вице-премьер Казахстана Владимир Школьник тогда же по итогам заседания казахстанско-украинской межгосударственной комиссии заявил, что "используя нефтепровод КТК, из Новороссийска мы могли бы транспортировать нефть на порт Одессы, а также изучить возможность присоединения к трубопроводам Украины, чтобы можно было выходить на Балканы и на Европу. Данные варианты мы будем рассматривать, и соответствующие поручения были даны нашим специалистам, которые занимаются транспортировкой нефти".

В принципе имеется возможность удешевить экспорт казахстанской нефти через Украину: для этого надо найти взаимовыгодное решение о тарифах на транспортировку нефти. По этому поводу вице-премьер Украины Олег Дубина сообщил недавно, что Киев готов рассмотреть вопрос о снижении тарифов на транзит казахстанской нефти при условии увеличения объемов ее транзита.

Наконец, о "китайском маршруте" нефтегазового экспорта Казахстана. Еще в сентябре 1997 года между Министерством энергетики и минеральных ресурсов республики и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC) было заключено генеральное соглашение, в

стр. 30


соответствии с которым китайская компания взяла на себя обязательство обеспечить практическую реализацию проекта строительства нефтепровода из Казахстана в Китай в течение пяти лет с момента подписания соглашения о его строительстве. Предполагалось, что трасса пройдет по маршруту Атырау - Кенияк - Кумколь - Атасу (Казахстан) - Алашанькоу (КНР) протяженностью 2,6 тысячи километров, С учетом доставки нефти до основных потребителей в Китае общая протяженность трубопровода должна составить около восьми тысяч километров. Планировалось, что после завершения строительства Китай будет закупать в Казахстане до 20 миллионов тонн нефти в год. Приблизительная стоимость трубопровода - девять миллиардов долларов.

Однако, в сентябре 1999 года работа над технико-экономическим обоснованием проекта была приостановлена: стало очевидным, что с завершением строительства КТК Казахстан просто не в состоянии увеличить объемы нефти настолько, чтобы их хватило для ежегодных поставок 20 миллионов тонн нефти в Китай. Экспорт нефти в Китай открыл бы перед Казахстаном ворота в один из самых перспективных рынков мира, а именно - в остальные страны Азиатско- Тихоокеанского региона, но Пекин продолжает уклоняться от продолжения переговоров о строительстве нефтепровода и предпочитает импортировать казахстанскую нефть в цистернах по железной дороге.

Казахстан также рассчитывает на проектируемый нефтепровод Баку - Джейхан (Турция), который пройдет по территории Грузии. Учитывая большое значение этой магистрали, казахстанская сторона даже предложила "переименовать" ее в нефтепровод Актау - Баку - Джейхан. При этом имеется в виду, что нефть будет транспортироваться в Баку из Актау (Мангышлак) танкерами, и трасса, по словам казахстанских представителей, уже "обкатывается". Нефтепровод при стоимости 2,5 миллиарда долларов может окупиться только при условии перекачки по нему не менее 50 миллионов тонн нефти в год, и, таким образом, без казахстанской нефти он будет нерентабельным.

Казахстан подключился к участию в проекте Баку - Джейхан, подписав в ноябре 1999 года в Стамбуле соответствующее соглашение. Однако принять на себя какие-то конкретные обязательства по сооружению трубопровода Астана воздерживается, видимо, раздумывая, какой проект выгодней: "российский" (доставки казахстанской нефти в Турцию через Новороссийск) или трубопровод Баку - Джейхан. Москве пока не удалось убедить казахстанскую сторону в преимуществах российского маршрута.

РОССИЙСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ - САМОЕ ЭФФЕКТИВНОЕ

Что касается других маршрутов прокачки казахстанской нефти по российским трубопроводам, то наша страна из года в год создает все более благоприятные условия. В частности, постоянно растет квота: если в 1998 году она составляла 3,5 миллиона тонн, то в 2000 году она достигла 14 миллионов тонн (при том, что казахстанская сторона рассчитывала всего на 10 миллионов), а в 2002 году - 30 миллионов тонн. Причем, данный уровень, скорее всего, не предел. В результате запланированного увеличения пропускной способности нефтепроводов Атырау - Самара и "Дружба", а также увеличения производительности пущенной в начале 2002 года Балтийской трубопроводной системы экспорт казахстанской нефти через российские трубопроводы может со временем достигнуть 50 миллионов тонн в год.

Решения российского правительства, направленные на всемерное увеличение объема экспорта казахстанской нефти через Россию, безусловно, правильны и дальновидны и с экономической, и с политической точек зрения. Во-первых, такой подход позволяет заметно укрепить отношения добрососедства между двумя государствами. Во-вторых, "нефтяные" договоренности позволяют России платить за аренду космодрома "Байконур" на порядок меньше положенного. В-третьих, такой подход широко открывает двери для дальнейшего развития сотрудничества двух стран в нефтегазовой области, которому, собственно говоря, нет альтернативы. В самом деле: масштабные проекты сооружения новых трубопроводов, которые должны облегчить поставку казахстанских нефти и газа на мировые рынки, пока не более, чем проекты. А российская нефтегазовая инфраструктура - рядом, она работает, и уже сейчас предоставляет Казахстану реальные возможности выхода на внешние рынки.

Казахстанское руководство не перестает проводить различные международные мероприятия - конференции, симпозиумы, встречи, - а также устраивать пропагандистские акции, декларирующие намерения о строительстве новых трубопроводов, о еще более широком привлечении иностранных участников к реализации различные проектов, цель которых - превратить Казахстан в один из крупнейших мировых экспортеров нефти. Между тем, реальные возможности для более широкого выхода республики на мировые нефтегазовые рынки у Казахстана есть только на российском направлении.

"БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА" ИЛИ "БОЛЬШОЕ ПОЛИТИКАНСТВО"?

Вместе с тем, не стоит обольщаться и поддаваться настроениям эйфории на этот счет. В сотрудничестве России и Казахстана во многих областях, в том числе в сфере нефтегазового комплекса, постоянно возникают различные трудности, обусловленные серьезными расхождениями во взглядах на ряд проблем.

Эти расхождения носят в основном политический, и даже геополитический характер, и фактор экономической целесообразности не всегда играет решающее значение. Так называемая "большая политика", которую формируют правящие элиты, как показывает опыт, не всегда опирается на доводы экономистов и на чаяния большинства населения и часто переходит в "большое политиканство". Это отно-

стр. 31


сится и к российско-казахстанским отношениям.

В России, если судить по многочисленным публикациям СМИ, оценкам экспертов и выступлениям политических и общественных деятелей, существует твердое понимание того, что хорошие отношения с Казахстаном являются для нашей страны безусловным приоритетом. Прежде всего, для России крайне важно иметь вдоль самой протяженной своей границы с сопредельным государством не просто дружественного соседа, но страну, связанную с РФ множеством разнообразных уз, среди которых политические связи играли бы лишь некоторую "обрамляющую" или "оформляющую" роль. Тогда отпала бы сложная и дорогостоящая проблема обустройства российско-казахстанской границы. Несомненно, огромным оказался бы эффект от восстановления тех хозяйственных связей, которые успешно функционировали в советское время. Учитывая схожесть ресурсных потенциалов наших стран, можно было бы выиграть от координации политики на мировых рынках сырья. И, что, возможно, для России самое главное, удалось бы гарантировать достойную и свободную жизнь нашим соотечественникам в Казахстане, число которых составляет почти пять миллионов. От этого, несомненно, выиграл бы и сам Казахстан, если бы там перестали смотреть на русских как на "пятую колонну", а предоставили им равные права с казахами, а главное, в полной мере использовали бы в целях общенационального развития их потенциал.

К сожалению, современное развитие Казахстана идет в направлении, которое не отвечает интересам России. Наши страны все больше расходятся друг от друга и по характеру политического строя, и по глубине экономических реформ, и по укладу социальной жизни. При этом пророссийская риторика, которую активно используют руководящие деятели Казахстана, весьма эффективно камуфлирует эти расхождения, и они ускользают от внимания не только широкой российской общественности, но и от государственных деятелей и политиков.

В стране складывается режим личной власти президента и его родственников, которые контролируют наиболее выгодные в финансовом отношении государственные и хозяйственные посты в республике. Крайне жестко подавляется оппозиция, лидеры которой выдавливаются из страны. Почти полностью исчезли средства массовой информации, не согласные с режимом.

Налицо дискриминация русских, проявляющаяся, в частности, в тотальной чистке от них всех руководящих постов. Антирусские мотивы отчетливо прослеживаются во многих других действиях казахстанских властей, например, во введении ряда мер по ограничению российско-казахстанской торговли: запретах на ввоз ряда российских товаров в Казахстан и на вывоз казахских товаров в Россию. Так называемая многовекторная политика президента Назарбаева, если ничего не изменится, может превратить Казахстан в еще один плацдарм соперничества США и России. В этом случае реальной станет угроза дальнейшего ослабления позиции нашей страны в Центральной Азии - Казахстан своей территорией отрежет ее от других центрально-азиатских государств, с которыми у РФ нет общих границ.

К сожалению, в России, особенно на официальном уровне, негативные проявления и тенденции в политике казахстанского руководства не всегда находят должную оценку. Российская общественность плохо осведомлена о реальной ситуации, складывающейся в Казахстане. Это происходит потому, что, во-первых, казахстанская сторона ведет свою внешнюю политику - надо отдать ей должное - весьма умело, спекулируя именно на ее "многовекторном" характере. Многочисленные интервью казахстанских руководителей, а также заказные статьи в российских СМИ дают отличную от действительности картину ситуации в Казахстане. Во-вторых, следует признать наличие в российских властных структурах, особенно на среднем уровне принятия решений, активного проказахстанского лобби. Впрочем, то же самое можно сказать и о других направлениях российской политики - украинском, грузинском, азербайджанском и т.д.

В результате подобного развития событий те многочисленные плюсы непосредственного соседства с Казахстаном, которые могла бы использовать Россия, превращаются в минусы. Острота проблемы русских в Казахстане не уменьшается. По-прежнему через границу идет неконтролируемый поток контрабанды, наркотиков, нелегальных эмигрантов и экстремистских элементов. Наконец, вместо преимуществ достаточно тесно интегрированного хозяйственного комплекса, Россия и Казахстан могут столкнуться с перспективой острой конкуренции на мировых рынках углеводородного сырья и других.

В этом свете сотрудничество наших двух стран в нефтегазовой сфере приобретает особо важное и выходящее далеко за пределы данной отрасли значение. Если в этой сфере будут достигнуты крупные и всем заметные успехи, нефть и газ смогут выполнить функции своеобразных "локомотивов", которые потянут за собой решение и многих сложных проблем. Расширение взаимовыгодных экономических связей, успешное продвижение ряда интеграционных проектов должны привести к сближению и в политической сфере, сделав наши двусторонние отношения более продуктивными и доверительными.

Наверное, теперь уже есть веские основания рассчитывать на более прагматичный подход Астаны к российско-казахстанскому сотрудничеству. Ушла или уходит в прошлое государственная политика первых лет, когда "реальный суверенитет" понимался, прежде всего, как достижение экономической независимости от России; иначе говоря, в жертву политическим приоритетам приносились экономические интересы страны.

Природно-сырьевые ресурсы Казахстана велики и многообразны. Но только взвешенная и реалистическая политика Астаны позволит стране избежать угрозы превращения в заложника этого богатства, который так и не станет самостоятельным и авторитетным игроком на региональной и мировой арене.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/НЕФТЬ-И-ГАЗ-КАЗАХСТАНА

Similar publications: LKazakhstan LWorld Y G


Publisher:

Цеслан БастановContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Ceslan

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Гушер, НЕФТЬ И ГАЗ КАЗАХСТАНА // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 29.04.2023. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/НЕФТЬ-И-ГАЗ-КАЗАХСТАНА (date of access: 05.03.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. Гушер:

А. Гушер → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Цеслан Бастанов
Atarau, Kazakhstan
249 views rating
29.04.2023 (311 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ПОЛИТИКА КАЗАХСТАНА НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ И КАЗАХСТАНСКО-ЕГИПЕТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
Yesterday · From Цеслан Бастанов
ЭФИОПИЯ: ЭТНОПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В ШТАТЕ ГАМБЕЛЛА
2 days ago · From Цеслан Бастанов
МЭР ЛОНДОНА - МУСУЛЬМАНИН
4 days ago · From Цеслан Бастанов
"ИСЛАМСКОЕ ГОСУДАРСТВО" В ЛИВИИ
8 days ago · From Цеслан Бастанов
ИСЛАМСКИЕ ФИНАНСЫ И ВЫЗОВЫ СОВРЕМЕННОСТИ
Catalog: Экономика 
11 days ago · From Цеслан Бастанов
ИСЛАМСКАЯ ФИНАНСОВАЯ МОДЕЛЬ: ПЛЮСЫ И МИНУСЫ
Catalog: Экономика 
13 days ago · From Цеслан Бастанов
ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ В ЯПОНИИ
14 days ago · From Цеслан Бастанов
XII СЪЕЗД КПВ В ОЦЕНКАХ ПОЛИТИКОВ И УЧЕНЫХ
15 days ago · From Цеслан Бастанов
XII CONGRESS OF THE CPV IN THE ASSESSMENTS OF POLITICIANS AND SCIENTISTS
Catalog: История 
15 days ago · From Цеслан Бастанов
СОВЕТСКИЕ ЛЕТЧИКИ В НЕБЕ КИТАЯ
17 days ago · From Цеслан Бастанов

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.KZ - Digital Library of Kazakhstan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

НЕФТЬ И ГАЗ КАЗАХСТАНА
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: KZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Kazakhstan ® All rights reserved.
2017-2024, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android