Libmonster ID: KZ-2076
Author(s) of the publication: Л. ЕРЕКЕШЕВА

Л. ЕРЕКЕШЕВА, Кандидат исторических наук, Институт востоковедения (Казахстан)

Международные миграционные процессы за последние полтора столетия условно можно разделить на три периода: 1) середина XIX в. - 1920 - 1930-е гг., 2) 1920 - 1930-е - 1980-е гг., 3) конец XX в. - по настоящее время. Каждый из периодов явился отражением исторических событий и катаклизмов -колониальные захваты, Первая и Вторая мировые войны, революция в России, мировые экономические кризисы и "Великая депрессия", стремительная урбанизация и индустриализация, развитие глобализации и формирование "новой" экономики.

В каждом из регионов планеты отмечались характерные особенности миграционных процессов. Так, например, если в Латинской Америке и Восточной и Южной Европе миграционные потоки наблюдались по линии "юг-север" в сторону индустриально развитых США, Канады и Западной Европы, то в странах Азии миграция осуществлялась преимущественно в рамках "юг-юг" - в страны Юго-Восточной Азии, Персидского залива, Индийского океана*.

МИРОВЫЕ МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ

Демографический фактор, так же как и глобализация с регионализацией, остаются ключевыми моментами при формировании новой системы международных отношений. Причем, ее особенностью становится все явственнее вырисовывающаяся тенденция усиления не только трансграничной миграции, но и урбанизации. В соответствии с обзором "Глобальные тенденции развития человечества до 2015 г.", более половины населения земли будет в 2015 г. городским, в мире будут жить примерно 7,2 млрд. человек (против 6,1 млрд. в 2000 г.), при этом 95% прироста населения планеты придется на развивающиеся страны - почти целиком на быстрорастущие города1 .

Миграционные потоки в современном мире достигают внушительных размеров. Политическая и экономическая нестабильность, демографическое давление в странах догоняющего развития, помноженные на такие факторы, как глобализация рынков труда, обмен информацией, специалистами, технологиями - все это приводит к тому, что уже сегодня легальные и нелегальные мигранты составляют свыше 15% населения в более чем 50 странах2 . По данным ООН, в 1998 г. численность перемещенных лиц в мире превышала 22 млн. чел., а в таком крупном регионе планеты, как Европа мигранты составили 5 - 10% всего населения, или около 20 млн. чел.3 Показательно также и то, что проблема миграции и отношение к мигрантам и их правам становятся одним из краеугольных камней внутренней политики ряда стран - Германии, Франции, Великобритании, США. По результатам опроса общественного мнения международным агентством "Ипсос", проведенного по заказу агентства "Ассошиэйтед пресс" в мае 2004 г., из 9 крупнейших стран мира только в Канаде существует положительное отношение к миграции и мигрантам, в то время как 60% британцев, 53% французов отрицательно относятся к этому явлению4 .

В США, нации иммигрантов, также не все столь однозначно. Стремительными темпами увеличивающееся латиноамериканское меньшинство, которое в 2001 г. вышло на первое место по численности среди меньшинств США (37 млн. чел.) и обогнало африканоамериканское население страны (36,1 млн. чел.)5 , постепенно меняет демографическую картину страны. Столь быстрая динамика изменений в США позволила С. Хантингтону в своей новой работе "Кто мы?" жестко поставить вопрос о возможной потере американцами своей идентичности, основанной на англо-саксонской протестантской культуре, вследствие, прежде всего, значительных иммиграционных потоков, высокой рождаемости и, как результат, роста латиноамериканской общины6 . Таким образом, можно отметить, что вопросы миграции, обсуждаемые не только в обывательской, но и профессиональной научной среде, и вызывающие неоднозначное, как правило, негативное отношение среди населения, начинают превращаться в самодостаточный элемент внутренней и внешней политики государств и становиться инструментом, используемым в политических и иных целях.

Проблемы миграции, бывшие еще в середине XX столетия вопросом, как правило, двусторонних отношений государств, ныне получают иные - региональные и глобальное измерения, при этом они встают на повестку дня практически во всех регионах планеты. Интенсивность миграционного процесса напрямую связана с интенсивностью глобализации, хотя и не только с ней.

Формы и виды международной миграции в новейшее время практически не претерпели изменений. Как в XIX-XX вв., так и сейчас существуют ее следующие виды - вынужденная и добровольная. Причем, если в ранние периоды истории имел место такой крайний вид вынужденной миграции, как рабство, то в настоящее время его степень намного снижена, хотя насильственная миграция продолжает оставаться печальным фактором


* Здесь необходимо отметить, что миграция из стран "Юга" происходила также и в индустриально развитые страны - "азиатские тигры" - Гонконг, Сингапур, Малайзию, Южную Корею - и в развитые страны "Севера", в частности, в США и Канаду.

стр. 23


современного развития*. В обоих случаях (вынужденном и добровольном) причинами переселения являются социально-экономические и политические факторы. Относительно меньшая степень распространения миграции по политическим мотивам в настоящее время приводит к возрастанию значимости экономического фактора, а вместе с тем - и трудовой миграции в целом.

Что касается форм миграции, хотелось бы также отметить их неизменность - миграция остается легальной и нелегальной, что непосредственно связано с общим политическим контекстом в принимающих и отправляющих странах. Это напрямую выводит на необходимость учета политического, а вместе с ним и экономического фактора при рассмотрении проблем миграции.

Таким образом, основной областью изучения миграции в настоящее время становятся преимущественно трудовая миграция и связанный с ней политический и экономический климат в принимающих и отправляющих государствах. Необходимо также принять во внимание, что на общую ситуацию, связанную с миграцией, оказывает влияние и так называемый внешний фон, связанный с действием двух тенденций - глобализацией и регионализацией. Причем, если первая тенденция проявляет себя пока опосредованно, косвенно, то фактор регионального развития - напрямую и самым непосредственным образом.

В Центральной Азии, так же как и в других регионах мира, можно обнаружить действие данных тенденций. На развитие Центральной Азии миграция будет оказывать значительное влияние, особенно если принять во внимание экономический фактор интеграции на постсоветском пространстве, грядущее вступление в ВТО, геополитический фактор соседства с великими державами - Россией и Китаем, близость к конфликтным зонам - Афганистану, Пакистану.

В этой связи при изучении миграционных процессов в регионе закономерными становятся следующие вопросы - каковы причины международной миграции; какие ее формы и виды доминируют в регионе; как они себя проявляют; можно ли говорить о создании устойчивого миграционного лобби в принимающих государствах; каким образом происходит регулирование миграции - на двустороннем и многостороннем уровнях. Хотелось бы также отметить, что при рассмотрении вопросов миграции в Центральной Азии в силу множества причин нельзя обойтись без российского фактора. Именно поэтому динамика миграционных отношений стран Центральноазиатского региона с Россией является необходимым условием анализа. Что касается Китая, а также других соседних с регионом стран - Афганистана, Ирана, Пакистана, то они образуют отдельный блок изучения проблемы - как правило, транзитной или трудовой миграции в Центральную Азию из стран дальнего зарубежья.

МИГРАЦИЯ ИЗ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Так же как и на всем постсоветском пространстве, в Центральноазиатском регионе после распада Советского Союза особенно ярко проявились миграционные процессы. Это было вызвано открытием границ, возможностью выбора места жительства и, более всего, низким уровнем жизни, резким ухудшением общей экономической ситуации, а также психологическими факторами, в которых не последнюю роль сыграло резкое усиление религиозной, этнической идентичности "титульных" народностей стран региона.

Миграция стала принимать два измерения - внешнее и внутреннее. Внутренняя миграция проходила в основном по линиям "менее развитые районы и области - более развитые", "деревня-город", когда, столкнувшись с безработицей, отсутствием государственного дотирования промышленности и сельского хозяйства, население (преимущественно молодежь и люди трудоспособного возраста) стало менять миграционную картину в государствах региона. Изменение миграционных потоков, в свою очередь, оказало влияние на социальную, половозрастную, демографическую ситуацию, а также способствовало маргинализации приезжающего в города населения в целом. Необходимо отметить, что специфика стран Центральной Азии (за исключением Казахстана) состоит в преобладании сельского населения над городским: в Туркменистане оно составляет почти 60%, в Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане - 63 - 70%7 , в Казахстане незначительно преобладает городское население -56%8 . Поэтому снижение сельского населения в указанных странах не столь заметно. Тем не менее, среднегодовые темпы прироста городского населения выше по сравнению с сельским. Так, например, в Кыргызстане среднегодовые темпы прироста городского населения в 1999 г. составляли 0,8%, в 2003 г. -1,6%. И, наоборот, темпы прироста сельского населения в 1999 г. были на уровне 1,5%, в 2003 - 0,8%9 .

Миграционные потоки начала и середины 1990-х гг. приходились на страны СНГ, в основном, Россию, и страны дальнего зарубежья (преимущественно ЕС). Отток этнических русских, украинцев, немцев, поляков был связан как с реальным, так и ожидаемым ухудшением политического, экономического положения в новых независимых государствах, что резко изменило демографическую ситуацию в регионе, а также положение на рынке занятости и труда.

Для многих стран региона пиковыми годами оттока трудоспособного квалифицированного населения стали 1993 и 1994 гг. (для Узбекистана - еще раньше, 1989 - 1990 гг., что было связано с волнениями в Ферганской долине и этническими противоречиями). Из Кыргызстана в 1993 г. выехало 143,6 тыс. чел.10 , из Казахстана - почти 500 тыс. чел.11 , из Узбекистана - 346,2 тыс. чел.12 В соответствии с данными Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, "в 1994-1995 гг. 75% нетитульного населения Узбекистана имело эмиграционные настроения. Причем, русскоязычное население Узбе-


* Насильственная миграция тесным образом переплетается с добровольной. Принимая изначально добровольную форму (например, выезда за рубеж на работу), мигранты, не имея прав и социальных гарантий, затем оказываются втянутыми в нелегальные отношения и представляют собой источник трудовой эксплуатации, не оформленный никакими юридическими и трудовыми нормами. Фактически, речь идет о современной форме рабства, которая получила развитие в последнее время, в том числе в принимающих государствах СНГ.

стр. 24


кистана имело более высокую определенность желания уехать, чем, скажем, в Киргизии или Казахстане"13 .

Поэтому, говоря о международной миграции в регионе в указанный период, справедливо говорить преимущественно о миграции не в Центральной Азии, а из Центральной Азии (эмиграции). Хотя здесь необходимо отметить также фактор возврата на историческую родину этнических казахов, киргизов, узбеков из соседних стран - преимущественно Китая, Монголии, Афганистана. Миграция этнических казахов, киргизов, узбеков в Центральную Азию была неоднозначным и противоречивым явлением. Прельщенные призывами правительств центрально-азиатских стран вернуться на свою историческую родину под соответствующие гарантии - получение жилья, социального пособия, вновь прибывшие репатрианты столкнулись со значительными трудностями, как правило, финансового, социального, адаптационного характера. Например, проблема оралманов (вновь прибывших этнических казахов-репатриантов) особо остро встала в Казахстане в начале и середине 1990-х гг. Учитывая большое число выбывшего из Казахстана населения, а также малочисленность населения страны (особенно в 1994 - 1995 г., когда миграционный прирост был самым низким за историю страны - минус 2,3%14 ), наиболее быстрым путем восполнения потерь стало привлечение оралманов на историческую родину. С 1993 г. в Казахстан прибыло около 170 тыс. этнических казахов по квоте президента Казахстана15 . Однако неподготовленность и неподкрепленность этого решения соответствующей материальной базой стала одной из причин того, что вскоре начался обратный отток оралманов из страны. Так, начиная с 1994 г. около 20000 оралманов вернулись, например, в Монголию. Кстати, с 2002 - 2003 гг. наблюдается вторая волна миграции этнических казахов в Казахстан, что вызвано рядом факторов -прежде всего, стабилизацией и подъемом экономики в Казахстане, жесткой демографической ситуацией в Китае (возможностью иметь только 1 ребенка, в то время как традиционно этнические казахи имеют большие многодетные семьи, суровыми зимами в течение последних лет в Монголии и др.)16 .

МИГРАЦИЯ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

К настоящему времени все ярче вырисовывается картина миграции в рамках самого региона, причем характерной становится трудовая миграция. "Специализация" в этой области следующая - "принимающими" государствами являются в основном Казахстан и Россия, а "отправляющими" - Кыргызстан, Узбекистан и Таджикистан. Экономическая мотивация мигрантов из Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана объясняется избытком трудовых ресурсов при недостаточности естественных ресурсов, низким уровнем развития экономики в этих странах, что приводит к невысокой оплате труда населения и росту безработицы. На конец 2003 г. средняя заработная плата составила: в Казахстане - 192 долл. США, в России - 249 долл., в Таджикистане - 21,9 долл.17 , в Кыргызстане - 43,8 долл. США18 . К сожалению, во многих официальных документах последние статистические данные по Туркменистану и Узбекистану отсутствуют, что делает сравнительный анализ недостаточно полным. Тем не менее существующие данные за более ранние периоды, в частности, 1998 и 2001 гг., также свидетельствуют о низкой средней заработной плате в Узбекистане - 20 - 30 долл. США19 .

Уровень безработицы (экономически активного населения) на регистрируемом рынке труда в 2003 г. в странах региона был следующим: в Казахстане - 2,3% (в 2001 г. - 3,1%), Кыргызстане -3,0% (в 2001 г. - 3,1%), Таджикистане - 2,5% (в 2001 г. - 2,3%), в России - 2,2% (в 2001 г. -1,5%)20 . Однако официальные данные не в полной мере отражают реальную картину - число безработных, официально зарегистрированных в службах занятости, в большинстве стран по-прежнему в 2 - 4 раза ниже общего числа безработных21 . Такая ситуация объясняется недостаточной заинтересованностью незанятых граждан в получении официального статуса безработных, поскольку это, в свою очередь, предполагает небольшой размер пособий, задержку их выплат, сложность регистрации и снятия с учета. В Таджикистане, например, только три четверти зарегистрированных безработных получают пособие, размер которого составляет 1,5 долл. США в месяц.

На основании даже официальных данных по заработной плате и безработице видно, что сокращение уровня безработицы в Казахстане, а также более низкая заработная плата в Кыргызстане и Таджикистане по сравнению с Казахстаном и Россией (для Кыргызстана - почти в 4 и 6 раз соответственно, для Таджикистана - почти в 9 и 11 раз соответственно) четко определяют направление миграционных потоков, конечными пунктами которых являются Казахстан и Россия. Причем, для мигрантов из Таджикистана, связанного экономическими (РФ инвестирует в экономику Таджикистана, в частности, в электроэнергетику) и военными (договоренностями в рамках ОДКБ) обязательствами, Россия считается наиболее привлекательной страной. То же самое можно отнести и к мигрантам из Кыргызстана. По данным министерства внутренних дел Кыргызской Республики, каждый четвертый трудоспособный гражданин этой страны работает на территории России, а это свыше 500 тыс. человек. Согласно результатам национального опроса в Таджикистане, начиная с 1992 г., из Таджикистана с целью заработка выезжали от 29% до 39% населения этой страны22 .

Для трудовых мигрантов из центральноазиатских государств Казахстан также считается благоприятной страной. Если в 2000 г. число прибывших в Казахстан составило 33621 чел., то уже в 2001 г., по официальным данным, - 46044 чел. Причем, большую часть прибывшего населения составили приезжие из Узбекистана (16029 чел., в 2000 г. - 6355 чел.), Туркменистана (2962 чел.), Кыргызстана (2092 чел.)23 . В 2003 г. число прибывших в Казахстан достигло 53800 чел., при этом число убывших сократилось на 37900 чел. и составило 65500 чел. (в 2003 г. их было 103400 чел.)24 , что свидетельствует о привлекательности страны для трудовых мигрантов. На Казахстан приходится 12 - 13%, на Россию - 81% всех внешних миграционных потоков

стр. 25


Республики Узбекистан25 . Большое число прибывших в Казахстан из Узбекистана объясняется рядом факторов, прежде всего, исключительной избыточностью трудовых ресурсов в самом Узбекистане. На 1 апреля 1998 г. численность трудовых ресурсов Узбекистана составила 11,735 млн. человек - чуть менее половины населения страны. При этом необходимо отметить следующий немаловажный факт: "по численности трудоспособного населения Узбекистан опережает другие центральноазиатские страны. На него приходится примерно 40% трудовых ресурсов региона"26 . Кроме того, привлекательность Казахстана как принимающей страны обусловлена следующими факторами - географической близостью, относительной легкостью общения и понимания языка (особенно для сельских мигрантов, слабо знающих русский язык), нехваткой трудовых ресурсов при большой территории, подъемом экономики, в результате чего появился спрос на трудовые кадры и снизился престиж низкоквалифицированного труда среди самих казахстанцев, которые стали претендовать на более высокооплачиваемую работу.

Трудовая миграция в Таджикистане, Кыргызстане прямым и косвенным образом способствует стабилизации внутренней ситуации и развитию стран. Прямое влияние заключается в том, что она выполняет роль амортизатора социального недовольства, позволяет пополнять валютные резервы страны за счет налогов на переводы трудящихся-мигрантов. За 2002 г. в Таджикистан только через банки страны поступили переводы в долларах США, евро, российских рублях на общую сумму свыше 78 млн. долл. США27 . Косвенное влияние проявляется в том, что рабочие-мигранты приобретают или повышают свою квалификацию. Хотя здесь следует отметить, что, как правило, мигранты за пределами своих стран занимаются, в основном, низкоквалифицированным трудом, не требующим специальных навыков.

РЕГУЛИРОВАНИЕ МИГРАЦИИ

Регулирование миграционных потоков на сегодняшний день становится задачей номер один для внутренних ведомств принимающих стран. Будоражащие общественность публикации в СМИ о бесправии, а иногда и о фактическом рабстве мигрантов, вынужденных терпеть не только социальное, но и физическое унижение, а также лишенных определенных гарантий безопасности своей жизни, свидетельствуют о том, что регулирование миграции перерастает рамки того или иного государства, требует не просто принятия внутренних мер, но и сотрудничества на межгосударственном уровне.

В области миграции решение проблемы видится на международном уровне, что предполагает наличие институциональной правовой базы, регулирующей миграционные процессы и связанные с ними вопросы. К сожалению, приходится констатировать, что страны региона находятся на различных ступенях в области миграционного законодательства.

Одними из первых стран, принявших законы о регулировании миграционных потоков, стали Кыргызстан и Таджикистан, что связано с общей миграционной ситуацией в этих странах - высоким эмиграционным потенциалом. В Кыргызстане в июле 2000 г. был принят всесторонний Закон "О внешней миграции", в апреле 2000 г. - Концепция демографической и миграционной политики, в августе 2000 г. - Государственная программа по стабилизации и регулированию миграционных процессов. В Таджикистане еще в 1999 г. был принят Закон о миграции. В июне 2001 г. была принята Концепция трудовой миграции граждан РТ за границу.

В Казахстане также достаточно широко представлена правовая база регулирования миграционных процессов. В сентябре 2000 г. были приняты Концепция миграционной политики и Концепция государственной демографической политики. Несмотря на то, что еще в 1997 г. в Казахстане был принят Закон о миграции, позднее в него стали вноситься поправки (в 2000 - 2002 гг.), поскольку закон отражал преимущественно вопросы репатриации казахов. Кроме того, в октябре 2001 г. была утверждена Программа миграционной политики Республики Казахстан на 2001 - 2010 гг.

В России на сегодняшний день закон о миграции пока отсутствует. В 2000 г. была разработана Программа по регулированию миграционных процессов, Концепция демографического развития РФ на период до 2015 г.; в 2002 г. приняты законы "О гражданстве РФ" и "О правовом положении иностранных граждан в РФ".

Что касается Узбекистана и Туркменистана, то законодательное оформление миграционных процессов в этих странах отсутствует (хотя в Узбекистане в настоящее время разрабатывается всесторонний закон о миграции). Жесткий контроль над миграционными потоками привел практически к закрытию границ этих стран. В июне 1999 г. в Туркменистане был введен визовый режим для граждан всех стран постсоветского пространства, а в Узбекистане - для граждан Кыргызстана (в сентябре 2000 г.). Кроме того, в обеих странах отсутствуют государственные структуры, специально занимающиеся вопросами миграции28 .

Столь неравномерная ситуация в области законодательного регулирования миграции в странах региона приводит к невозможности заключения полноценных многосторонних соглашений между государствами. Тем не менее, определенные шаги в этом направлении уже сделаны - в рамках Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), единственного из межгосударственных органов, создающего реальные правовые и практические основы для регулирования миграционных процессов на постсоветском пространстве.

В ЕврАзЭС входят 5 государств - Белоруссия, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан. Важной особенностью организации является то, что вопросы регулирования трудовой миграции и обеспечения свободного передвижения граждан государств-участников поставлены в качестве одной из специальных задач. Поэтому в Сообществе уже приняты и разрабатываются соглашения по данному вопросу. В числе подписанных - Договор о правовом статусе граждан одного государства, постоянно проживающих на территории друго-

стр. 26


го (подписан в апреле 1998 г.), Соглашение между Белоруссией, Казахстаном, Киргизией и РФ об упрощенном порядке получения гражданства (вступило в силу в ноябре 2000 г.), Соглашение между правительствами всех стран ЕврАзЭС о взаимных безвизовых поездках граждан (вступило в силу в июне 2002 г.). Что касается регулирования непосредственно трудовой миграции, то в 2005 г. планируется подписать Соглашение о временной трудовой деятельности граждан государств-членов ЕврАзЭС на территории Сообщества, кроме того, разработать Концепцию единой визовой политики государств-участников Сообщества в отношении третьих стран (предположительно к 2009 г.).

Совершенно очевидно, что данные мероприятия (при условии их выполнения) могут стать важной институциональной базой и реальным механизмом согласования и регулирования миграционной политики на многостороннем уровне. В условиях центральноазиатского пространства это будет означать, что миграционные процессы смогут принять законные и цивилизованные рамки и снизить остроту проблемы, связанной, в первую очередь, с нелегальной трудовой и транзитной миграцией. Вместе с тем Туркменистан и Узбекистан продолжают оставаться вне рамок многостороннего сотрудничества. С учетом избыточности трудовых ресурсов в Узбекистане, его соседства с Афганистаном, а также общей экономической ситуации вопрос о миграционном давлении со стороны этого государства на соседние страны региона будет оставаться открытым.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, ситуацию в области миграции в регионе можно обозначить следующим образом.

1) Регион является источником трудовой и транзитной миграции как в рамках самого региона, так и в Россию, а также (в меньшей степени) - в страны дальнего зарубежья.

2) Миграционная картина в регионе (включая Россию) неоднородна. Принимающими государствами являются Казахстан и Россия; отправляющими - Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан.

3) Законодательная база в области миграции во всех странах региона была принята в основном 4 - 5 лет назад, при этом она отличается незавершенностью, находится на различных уровнях разработки.

4) Три из пяти стран региона (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан) взаимодействуют между собой на многосторонней основе, что позволяет проводить в будущем согласованную и цивилизованную политику регулирования проблемы.

Данные факторы подводят к тому, что миграционная ситуация в Центральной Азии еще долго будет оставаться проблемой для всех государств региона, а также России. Избыточность трудовых ресурсов в одних странах (Узбекистан, Таджикистан) и недостаточность в других (Казахстан, Россия), несопоставимость экономического развития государств и особенности в области миграции, проявляющиеся в закрытии границ и отмене безвизового пространства (Туркменистан, Узбекистан), несовершенство и недостаточность правовой базы - все это приводит к тому, что трудовая миграция, не уменьшаясь, принимает преимущественно нелегальные формы, становится слабоуправляемой.

Между тем реальность сегодняшнего времени такова, что миграция становится одним из символов и, одновременно, пружиной глобального развития. Этого явления не избежать ни в кратко-, ни уж тем более в долгосрочной перспективе. Миграцию надо воспринимать как данность, как неизбежный элемент развития настоящего и будущего. А потому - необходимо научиться ею управлять, пока она управляема, пока она сама не начнет менять политические и демографические пейзажи в странах и целых регионах.

-----

1 Глобальные тенденции развития человечества до 2015 г. Екатеринбург: У-Фактория, 2002, с. 14, 29.

2 Там же, с. 31.

3 Максакова Л. Миграция населения: проблемы регулирования. Ташкент, 2001, с. 18.

4 Nations Value, Worry About Immigrants. // Associated Press News, 26 May 2004, www.ap.org

5 Латиноамериканцы стали самым многочисленным меньшинством США. www.lenta.ru, 22 января 2003 г.

6 Huntington S.P. Who Are We? America's Great Debate. Free Press, 2004, p. 295, 319. Автор пишет, что в 2002 г. испаноязычное сообщество составляло в США 38,8 млн. чел.

7 Экономика стран Содружества Независимых Государств в 2003 г. Межгосударственный статистический комитет СНГ. Январь, 2004, с. 6.

8 Данные на начало 2002 г. См.: Страны Евразийского экономического сообщества. Статистический сборник. М., 2003, с. 15.

9 Кыргызстан в цифрах. Официальное издание. Бишкек: Национальный статистический комитет Кыргызской Республики. 2004, с. 41.

10 КОР/НССБ/ЦРТ: Статистические показатели развития Кыргызской Республики и ее регионов. Бишкек, 2004, с. 13.

11 Демографический ежегодник Казахстана 2000. Алматы: Агентство Республики Казахстан по статистике, 2002, с. 100.

12 Старков А. Трудоресурсный потенциал Узбекистана. В сб.: Узбекистан: обретение нового облика. М.: Российский институт стратегических исследований. 1998, с. 80.

13 Там же, с. 79.

14 Демографический ежегодник Казахстана 2000. Алматы: Агентство РК по статистике. 2002, с. 10.

15 Данные приведены в выступлении Ж. Абдиева, председателя Комитета по миграции Министерства труда и социальной защиты населения Республики Казахстан на международной конференции "Миграция в Центральной Азии: проблемы и перспективы" 30 ноября 2004 г. в г. Алматы.

16 Данные взяты из выступления П. Финке на международной конференции "Миграция в Центральной Азии: проблемы и перспективы" 30 ноября 2004 г. в г. Алматы.

17 Экономика стран Содружества.., с. 55.

18 Кыргызстан в цифрах.., с. 244.

19 Старков А. Трудоресурсный потенциал Узбекистана.., с. 77.

20 Экономика стран Содружества.., с. 108. По подсчетам специалистов Всемирного Банка, реальный масштаб безработицы в Таджикистане составляет 32%.

21 Этот факт были вынуждены отметить даже составители официального бюллетеня Межгосударственного статистического комитета СНГ. См.: Экономика стран Содружества.., с. 84.

22 См.: Примбетов С. Проблемы нелегальной миграции в странах Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) // Analytic. 2004 N 4, с. 32.

23 Казахстан в цифрах.., с. 25.

24 Экономика стран Содружества.., с. 7.

25 Максакова Л. Миграция населения.., с. 25 - 26.

26 Старков А. Трудоресурсный потенциал Узбекистана.., с. 76.

27 Подробнее см.: Примбетов С. Проблемы нелегальной миграции, с. 32 - 33.

28 Тенденции в области миграции в странах Восточной Европы и Центральной Азии. Обзор за 2001 - 2002 гг. Международная организация по миграции. 2002, с. 154, 176.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/МИГРАЦИЯ-В-ЦЕНТРАЛЬНОЙ-АЗИИ-ЗАКОНОМЕРНОСТИ-И-ОСОБЕННОСТИ

Similar publications: LKazakhstan LWorld Y G


Publisher:

Цеслан БастановContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Ceslan

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. ЕРЕКЕШЕВА, МИГРАЦИЯ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: ЗАКОНОМЕРНОСТИ И ОСОБЕННОСТИ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 30.05.2023. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/МИГРАЦИЯ-В-ЦЕНТРАЛЬНОЙ-АЗИИ-ЗАКОНОМЕРНОСТИ-И-ОСОБЕННОСТИ (date of access: 05.03.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Л. ЕРЕКЕШЕВА:

Л. ЕРЕКЕШЕВА → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Цеслан Бастанов
Atarau, Kazakhstan
446 views rating
30.05.2023 (280 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ПОЛИТИКА КАЗАХСТАНА НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ И КАЗАХСТАНСКО-ЕГИПЕТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
Yesterday · From Цеслан Бастанов
ЭФИОПИЯ: ЭТНОПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ В ШТАТЕ ГАМБЕЛЛА
2 days ago · From Цеслан Бастанов
МЭР ЛОНДОНА - МУСУЛЬМАНИН
4 days ago · From Цеслан Бастанов
"ИСЛАМСКОЕ ГОСУДАРСТВО" В ЛИВИИ
8 days ago · From Цеслан Бастанов
ИСЛАМСКИЕ ФИНАНСЫ И ВЫЗОВЫ СОВРЕМЕННОСТИ
Catalog: Экономика 
11 days ago · From Цеслан Бастанов
ИСЛАМСКАЯ ФИНАНСОВАЯ МОДЕЛЬ: ПЛЮСЫ И МИНУСЫ
Catalog: Экономика 
12 days ago · From Цеслан Бастанов
ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ В ЯПОНИИ
14 days ago · From Цеслан Бастанов
XII СЪЕЗД КПВ В ОЦЕНКАХ ПОЛИТИКОВ И УЧЕНЫХ
15 days ago · From Цеслан Бастанов
XII CONGRESS OF THE CPV IN THE ASSESSMENTS OF POLITICIANS AND SCIENTISTS
Catalog: История 
15 days ago · From Цеслан Бастанов
СОВЕТСКИЕ ЛЕТЧИКИ В НЕБЕ КИТАЯ
17 days ago · From Цеслан Бастанов

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.KZ - Digital Library of Kazakhstan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

МИГРАЦИЯ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: ЗАКОНОМЕРНОСТИ И ОСОБЕННОСТИ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: KZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Kazakhstan ® All rights reserved.
2017-2024, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android