BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: KZ-1176

Share this article with friends

Якутия - республика многонациональная. По данным последней (2002 г.) переписи населения здесь проживают представители 127 наций и народностей, основные территории расселения которых находятся как в границах бывшего СССР, так и далеко за его пределами. Такая этническая пестрота формировалась постепенно, начиная с XVII в., но особенно активно в конце XIX - начале XX века. Свою роль здесь сыграли ссылка, например татар, башкир и евреев, и развитие золотопромышленности, куда стремились выходцы не только из центральной России, но и из Кореи и Китая.

Из представителей народов, волей или неволей поселившихся в Якутии до 1917 г., только потомки китайских переселенцев не создали свою общину и не примкнули ни к одной из уже существующих - например, к Ассоциации корейцев РС (Я) или к общине "Синь-Шень", созданной современными китайскими мигрантами. Между тем даже сильно метизированные потомки корейцев и поляков консолидировались в диаспоры на волне "этнического энтузиазма" начала 1990-х годов.

Историография российско-китайских взаимоотношений чрезвычайно богата. Российские, китайские и другие историки с различных позиций рассматривают довольно широкий круг проблем. Наибольший интерес к изучению проблем истории китайской миграции в Россию проявляют ученые Дальнего Востока1.

Много лет посвятил изучению истории золотопромышленности Якутии М. М. Хатылаев, но несмотря на подробное изучение всех сторон развития золотой промышленности Якутии ни в одной из работ автор не акцентирует внимания на присутствии китайских рабочих и их роли в развитии отрасли. Только в монографии "Золото Восточной Сибири" (1997 г.) ученый обратился к изучению динамики численности восточных мигрантов в золотопромышленности Якутии и указал, что их массовый отток (с 99% в начале 1920-х до 6,5% в начале 1930-х годов) связан с событиями на КВЖД2.

История китайских мигрантов в начале XX в. до сих пор остается малоизученной страницей истории Якутии. Тем более никто не пытался понять, почему китайские мигранты не стремились к консолидации по этническому признаку, в отличие от корейцев, находившихся в казалось бы сходных условиях.


Строгова Екатерина Алексеевна - кандидат исторических наук, научный сотрудник Института гуманитарных исследований РС(Я). Якутск.

стр. 135


Сведения о китайцах, проживавших в Якутии, сохранились с конца XIX в. и носят отрывочный характер. Занимались они, в основном, сельским хозяйством, добычей золота, поденными работами и т.д. В сохранившейся переписке ссыльного Л. Г. Левенталя с ветеринарным врачом С. Л. Дмитриевым указано, что в 1890-х гг. китайцы жили между Малой Мархой и Тулагинской станцией, занимались огородничеством, разведением скота. Архивные документы показывают, что между Китаем и Якутией налаживались оживленные коммерческие связи. В 1908 г. в Якутске была учреждена фирма "Торговый дом А. и М. Молчановы, Быков" почетным гражданином А. Н. Молчановым, кяхтинским купцом 2-ой гильдии, М. А. Молчановым и китайским подданным Ню Юнкуаноном (псевдоним Быкова) для меховой торговли. Из переписки торговых домов Н. Д. Эверстова, Г. В. Никифорова и др. видно, что связи Якутска с Харбином носили постоянный характер. Торговый дом Эверстова имел свое отделение в Шанхае - "С. В. Литвинов и Ко". Имеются сведения о китайцах-ссыльнопоселенцах. Китайский подданный Лю Иси в 1915 г. ходатайствовал о принятии его в российское подданство с принятием присяги на подданство России в городе Якутске3. Но это лишь отдельные случаи. Массовый же приезд китайских рабочих относится к 1914 г., когда Ленское товарищество начало вербовать их на рудники и копи Маньчжурии.

Первым идею завозить на прииски Олекминско-Витимской системы "желтых" рабочих подал в начале 1914 г. английский инженер Ч. Пюрингтон, обследовавший прииски по поручению компании "Лена - Гольдфилдс". Забастовки 1912 - 1914 гг., начало первой мировой войны, мобилизация рабочих и отсутствие притока рабочей силы из России вынудили руководство приисков искать способы ее пополнения, поэтому предложение английского инженера пришлось как нельзя кстати.

"Наемка китайцев..., - писал главноуправляющий промыслами компании "Лензолото" В. Н. Журин, - производится в Иркутске, так же Переломову предложил послать агента в Манчжурию, Харбин, также районе приисков, с окончанием золотничных работ рассчитываю нанять значительное количество китайцев, какой целью тайгу посланы агенты наемки. Китайцев тайге золотничных работах занято около 2000 человек"4. Как видим, руководство приисков знало о наличии в тайге многих вольных старателей-нелегалов и намеревалось использовать этот ресурс наряду с легальной вербовкой рабочих в северном Китае.

В первый год работы китайских рабочих на приисках возникли сомнения в рациональности их использования. Л. Ф. Грауфман, председатель постоянной совещательной конторы золото- и платинопромышленников докладывал: "Китайцы у нас работали не только в качестве золотничников, но и на хозяйских работах, причем по наблюдениям ... их производительность на поденных работах на 20% будто бы ниже производительности русского рабочего". На этом основании он предлагал уменьшить оплату их труда. Окончательно вопрос о производительности "желтой" рабочей силы разрешился только в 1915 г., когда уже упомянутый В. Н. Журин телеграфировал правлению "Лензолото": "Подтверждаю...правильность докладов производительности желтых: работах не требующих большого физического труда, желтые лучше, добросовестнее русских, работах требующих большого физического напряжения, например забоях, желтые уступают производительности русским. При особо трудных условиях, например, большом морозе во время проведения водосточной канавы Ивановского прииска желтые работали, тогда, как русские совершенно отказались. Настоящую операцию русские также отказывались многих мокрых работ вследствие отсутствия полуболотных сапог, теплой одежды, тогда как желтые эту работу выполняли плохой обуви, плохой одежде". Такая оценка вызвала определенный оптимизм у руководства компании, стремившейся дополнительно нанять большое число восточных рабочих.

Несмотря на низшую, чем у русских заработную плату, бытовые условия китайских рабочих на Ленских приисках были довольно сносные. Описывая их быт, Л. Ф. Грауфман отмечал: "Китайцы живут в отдельных казармах и

стр. 136


довольно неаккуратны. Должен сказать, что мнение, будто бы китайцы настолько придерживаются своих обычаев, что ни за что не наденут другое, чужое платье, не будут питаться иначе - неправильно. Многие китайские рабочие уже ходят в высоких сапогах, в брюках и пиджаках, кожаных куртках. Шапки носят такие же, как у русских. Раньше указывалось на то, что китайцы очень невыгодны, потому что носят и потребляют только предметы своего отечественного производства и не увеличивают товарообмена, тогда как корейцы легко европеизируются и начинают приспособляться. В действительности и китайцы при некоторых затруднениях приобретают те же привычки, как и другие рабочие. Пища в действительности у них еще довольно первобытная. На Иннокентьевском прииске у китайцев служат женщины (видимо не китаянки - Е. С.), ничего - довольны, только жалуются на сильный запах бобового масла"5.

Революционные события 1917 г. и особенно разразившаяся после них гражданская война поставили золотопромышленность Олекминско-Витимской системы в крайне тяжелое положение, что привело к массовому оттоку рабочих, в том числе и восточных, как на родину, так и в другие районы Якутии.

В первые годы советской власти китайцы оставались в большинстве своем иностранными подданными. Из 314 китайцев, учтенных в Т. 1 "Книги-мемориала о реабилитированных жертвах политических репрессий 1920- 1950 гг.", к 1930-м годам советское гражданство приняли только 6 человек, 196 сохраняли гражданство Китая, а 108 являлись лицами без гражданства, у 4 человек гражданство неустановленно6.

Численность китайцев резко колебалась в зависимости от промывочного сезона, расценок на добываемое золото, общего политического положения в Якутии, и с трудом поддавалась учету. Сводная таблица о составе населения по национальностям в районном и окружном разрезе по материалам переписи 1929 г. показывает, что в Якутии проживало всего 46 китайцев, в том числе в Амгинском районе 1 чел., Олекминском - 4 чел., Вилюйском - 1 чел., Алданском округе - 12 чел., в г. Якутске - 18 чел., г. Олекминске - 9 чел., г. Вилюйске - 1 человек. - Эти данные представляются сомнительными, так как по переписи 1926 г. только в Якутском и Олекминском округах проживало около 50 китайцев - почти все крестьяне Дальневосточного округа, занимавшиеся табаководством и огородничеством. А в "Отчете о деятельности комиссии по делам национальных меньшинств при ЯЦИК" за 1928 г. китайцы указаны как седьмой по численности народ; в одном только Алданском районе их насчитывалось 2200 человек7. Назвать точную цифру и по сей день не представляется возможным, поскольку большая часть китайцев были нелегалы и старатели золотодобывающей промышленности.

После установления советской власти и образования ЯАССР китайские подданные работали на различных предприятиях промышленности. В фонде пушной конторы, например, сохранились личные дела работников, среди которых фигурируют граждане Китая. Один из них - Чу Хайдюн, уроженец г. Мукден, работал вначале рабочим в "Лензолоте", затем рабочим в сельхозартели, и, наконец, в 1936 г., пильщиком дров в г. Якутске. Тем не менее, золотые промыслы оставались одной из основных сфер приложения труда "восточников".

Трудились китайские старатели не покладая рук, брались за любую, даже самую тяжелую работу. Например, чтобы обеспечить добычу золота, необходимо было отвести в сторону русло речки Томмот. Это требовало прорыть водоотводную канаву (300x3x2 м), укрепить ее лесом, чтобы не размыло и не засыпало землей, а затем перекрыть речку запрудой длиной около 50 метров. Ни одна русская артель не соглашалась взять на себя эту работу. Китайская же артель Ин До пошла на это охотно и заработала неплохо8.

На приисках работали не только честные работяги-старатели, здесь же существовали и тайные скупщики золота и разного калибра контрабандисты. Вывоз золотого песка преследовался законом, но в изделиях золото разрешалось вывозить беспрепятственно. В Незаметном и на других приисках китайцы открыли десятки "ювелирных мастерских, в которых изготовлялись мае-

стр. 137


сивные перстни, кольца, браслеты, кулоны и даже ожерелья, иногда достигающие метра в длину". Другими способами незаконного вывоза золота в Китай был вынос его внутри полого посоха, на который опирался китаец-пешеход, и втирание золотого песка в вату традиционных китайских курток и брюк, откуда извлечь его было совершенно невозможно. На приисках существовал даже подпольный китайский банк, который принимал золото от старателей за определенный процент и переправлял его за границу. Затем в Пекине, Харбине или Гонконге можно было получить его натурой или в денежном эквиваленте. "Бороться с этим было почти невозможно. Ни один китаец не желал выдать контрабандистов, так как за раскрытие их его ожидала неминуемая смерть", - пишет И. В. Сущенко9.

В освоении золотого Алдана китайские рабочие, в том числе и нелегальные, сыграли, пусть не всегда положительную, но, тем не менее, весьма существенную роль.

Другой сферой труда китайских мигрантов в Якутии стало земледелие и в особенности огородничество. Трудно найти в г. Якутске старожила, который не вспомнил бы с нежностью о китайских ранних огурчиках, что нашло отражение даже в поэзии10. В качестве яркого примера успехов китайских колхозников на огородной ниве приведем выборку материалов из "Обзора по экономическому обследованию сельского и промыслового хозяйства Алданского золотопромышленного района ЯАССР", который был составлен в 1935 г. начальником экспедиции Якутского наркомата земледелия Н. А. Булгаковым. "Из старых колхозов, которые на протяжении последних лет остаются устойчивыми и существуют до сего дня необходимо выделить "Красный Китай" и "Красное поле". "Красное поле" существует 4 года, состоит из 29 китайских и корейских хозяйств. Среди колхозников Алданского района преобладают корейцы и китайцы (63%). Основным занятием колхозов является огородничество, сенокошение и отчасти животноводство. Показатели урожайности по колхозам по всем культурам как правило выше районных показателей, это объясняется тем, что из 4 колхозов мы имеем три восточных один китайский и два корейских. Высокая урожайность колхозов, особенно этих трех, явилась следствием применения своеобразной китайской и корейской агротехники, связанной там на родине с малоземельем, заставляющим хорошо обрабатывать землю, широко применять удобрения, чтобы с маленького клочка земли получить большой урожай. Такую агротехнику направленную на интенсивное ведение своего овощного хозяйства колхозы полностью перенесли в условия Алданского района, где тоже готовых земель в большом количестве нет. Первыми на Алдане колхозы начали посадку на гребнях, ввели новые культуры китайской капусты и китайского редиса и лука. Никто из организаций и совхозов района в таком количестве не удобряет свои огороды в период роста, никто так не ухаживает за растениями, как колхозники-китайцы, которые буквально в одиночку ухаживают за каждым вилком капусты, каждым гнездом картофеля. Тот факт, что колхоз "Красный Китай", в 1933 г. раскорчевав весной на Верхнее-Незаметном землю, в том же году получил лучший урожай капусты нежели остальные организации района, говорит сам за себя. Как правило колхозные поля относительно меньше поражаются сельскохозяйственными вредителями. Местные колхозы это новаторы алданских полей по широкому и высококачественному применению агротехники. До сих пор колхозники района как лучшие овощеводы не превзойдены и на этом завоевали себе прочный авторитет. В колхозе "Красный Китай" было 96 парников, а в "Красном поле" - 40. Наличие собственного парникового хозяйства дает им большое преимущество по выращиванию рассады и получению ранних овощных культур"11.

Инвентарь колхозов состоял из самых простейших орудий труда - двухлемешные плуги, бороны, окучиватель и железные лопаты. Скота китайские колхозники на Алдане практически не держали.

Свой вклад китайцы внесли и в становление общепита. Так, на прииске "Незаметном", своеобразной столице золотого Алдана в середине 1920-х го-

стр. 138


дов существовали китайские чайные домики12а в середине 1930-х гг. там же на Алдане артель "Пищевик" объединяла три столовых, торгующих по коммерческим ценам и состоящим в основном из восточников-китайцев13.

В районе города Якутска в с. Б. Марха начиная с 20-х годов существовала выросшая к 1950-м годам в колхоз им. Н. С. Хрущева китайская сельскохозяйственная артель "Огородник", снабжавшая город ранними овощами.

20-е - 30-е годы XX столетия являлись сложным, противоречивым периодом; национальный вопрос занял значительное место в общественной жизни страны и был тесно связан с советским национально-государственным строительством. Изначально считалось, что классовые интересы пролетариата выше национальных и что с преодолением классовых антагонизмов разрешатся и национальные противоречия, вплоть до слияния наций. Однако практика показала, что новая власть была вынуждена с первых дней заняться решением национального вопроса.

В июне 1925 г. 4-я якутская областная партийная конференция, отметила три группы нацменьшинств, имеющих свои бытовые, экономические и национальные особенности. К одной из них были отнесены и китайцы. "Жили они обособленной от всех жизнью со своим самоуправлением и со своей организацией труда. Во главе их артелей стояли старшинки, пользующиеся неограниченной властью. Мы пытались ограничивать их власть, но вряд ли это имело успех. Во-первых, они не были советскими подданными и почти поголовно не владели русским языком. Во-вторых, были настолько скрытны, что никто не знал, сколько же они фактически намывают золота и как распределяют доходы между членами артели. Надо отдать им должное, что трудились они, что называется, не разгибая спины. Я не припомню случая, чтобы китайцы когда-нибудь пожаловались на слабое содержание золотоносных песков или рассказывали о богатом содержании, - вспоминал И. В. Сущенко. - Мы заметили, что они совершенно не употребляют в пищу ржаной или пшеничный хлеб из муки простого помола, не едят сливочное и топленое масло, говядину. Да и одежда их, так же как и обувь - строго национальна. Вот почему они всегда толпятся в магазинах частных торговцев-китайцев, тогда как наши магазины стараются обойти стороной"14.

"Вся масса населения проживает в наскоро устроенных самими старателями фанзах, зачастую из сырого неошкуренного леса. В оконных просветах вместо стекла прибита белая тонкая материя. Внутри железная печь, нары для спанья, стол, скамьи, пол и потолок из накатника. Освещение - стеариновые свечи. Средний заработок старателя 1,2 - 2 золотника вдень, согласно существующим расценкам это от 6,30 до 9 рублей", - так описал быт китайских старателей Н. Ф. Калинкин, председатель комиссии ВСНХ СССР15.

Специфичность образа жизни и запросов восточных рабочих и крестьян требовала особых форм работы с ними. С начала 1920-х гг. при комячейках на приисках и в городах Якутске и Олекминске создаются корейские и китайские секции, главной задачей которых являлось вовлечение этих меньшинств в советскую работу, ведение среди них агитации и пропаганды в пользу советской власти. В 1923 г. был создан корейский рабоче-крестьянский союз, призванный защищать интересы корейцев, проживающих на территории Якутии. В 1925 г. на 1-м Якутском областном съезде союза корейцев были сформированы единый Якутский областной исполнительный комитет союза (Якоблик) и местные союзные организации. Однако китайские мигранты такой общественной активности не проявили.

Описывая политическую жизнь на Ленских приисках в предреволюционный период, историки отмечали, пестрый состав рабочих, большой процент отсталых китайцев и корейцев - это отразились на приисковом рабочем движении. Политическую пассивность восточных рабочих подтверждает и помощник окружного инженера Ленского горного округа Г. Ф. Овсянников: "Годовщину 4 апреля все русские рабочие, около шестисот человек Ивановского Управления Лензолото не вышли на работы. Тридцать китайцев работали", - телеграфировал он иркутскому горному начальнику 6 апреля 1915 года16.

стр. 139


Попытки выяснить уровень образования китайцев в 1920-е - 1930-е годы, результатов не дали. Только на прииске "Золотом" Алданского округа среди учеников русской начальной школы упомянуты двое китайцев17 в докладе инструктора Якутского обкома ВКП(б) за 1929 г. говорилось о 7 китайцах, обучавшихся в школах "Союззолото".

"Китайцы всеобучем не охвачены, школ на национальном языке не имеют, охвачено всеобучем 8 китайцев и 80 корейцев", - отмечается в докладе комиссии нацменьшинств за 1927 - 1928 годы. И далее: "Отсутствие достаточного количества в каждой из национальностей (корейцев и китайцев. - Л. А) кадров политпросветработников, вызывает, базируясь на этом, недооценку со стороны ряда руководителей районов в создании национальной культуры, которое выражается в отказе вести ликвидацию неграмотности и культпросвет работу как, например, в Алдано-промышленном районе отдел народного образования за отсутствием культармейцев среди китайцев и корейцев счел нужным отказаться от этого дела"18. Это было вполне в духе общего отношения к китайским рабочим со стороны другого населения приисков.

В Алданском округе на китайцев, 50% которых не знали русского языка, смотрели как на людей "второго сорта". Рабочий день артелей и бригад, состоящих из восточных рабочих, длился более 12 часов. Норма продуктов для них назначалась более низкая, чем для рабочих других национальностей. Например, мяса русским рабочим полагалось в месяц 10 кг, китайским - 8, сахара русским - 1 кг, китайским - 500 граммов. У них были худшие условия работы, жилья и медицинского обслуживания19.

Китайский активист Ван Чинлю на совещании национальных работников сообщал: "Русские рабочие на Джеконде ругают китайских, говоря, что если бы не было вас, мы бы зарабатывали больше. Когда делают доклады на русском языке, то китайцы, хотя и не понимают, но выслушивают, но, когда делается перевод на китайский язык, то русские начинают шуметь и оскорблять китайских рабочих. Общее отношение к китайским рабочим нехорошее, бюрократическое и с ними никто не хочет разговаривать"20. "До последнего времени китайские рабочие были в загоне - на них никто не обращал внимания: ни профсоюз горняков, ни партийные ячейки. Этой неорганизованностью китайцев пользовались разные предприимчивые артельщики, прибегая к найму китайцев по самым низким ценам и всячески эксплуатируя их. Китайцы вовлекаются в союзы, которые дадут им нужную защиту от часто пользующихся безвыходностью рабочего артельщиков", - писала газета "Автономная Якутия" в 1924 году21.

II Алданская партийная конференция уделила большое внимание интернациональному воспитанию рабочих и указала на необходимость усиления политико-воспитательной работы, особенно среди китайцев. Передовая часть китайских рабочих вовлекалась в члены ВКП(б) и ВЛКСМ, осуществляла партийное влияние на своих соотечественников. Энтузиазм у рабочих вызывало участие в культурно-массовых мероприятиях, посвященных Октябрьской годовщине, 1 Мая, а особенно годовщине Корейского восстания, Шанхайских событий и Кантонского восстания.

Китайские старатели и огородники Алдана интересовались событиями в Китае, где разворачивалась революция 1925 - 1927 годов. В общество "Руки прочь от Китая!" вступило около 900 китайских рабочих, которые перевели в адрес Коминтерна для помощи китайским революционерам 1500 рублей. Согласно отчетам комсомольской организации Алданского округа, в 1928 г. из 317 комсомольцев китайцев было всего 3, к 1929 их стало 12. Всего по этому району комсомольцами выпускалось около 20 стенгазет, из них 7 корейских и китайских, вокруг которых объединилось около 130 активистов, участвовавших в редколлегии и пишущих статьи22.

В апреле-мае 1929 г. Аданский окружком ВКП(б) проводил 1,5 месячные курсы по подготовке кадров. На которых занимались 19 китайцев. Результаты курсов оценивались положительно, так как способствовали повышению образовательного, профессионального и политического уровня

стр. 140


"восточников". Всего в сеть политобразования в 1929 г. было вовлечено 63 китайца, учитывая, что всего в Алданском районе проживало около 2500 выходцев из Китая, цифра, конечно, мизерная. Тем не менее, большого успеха в политическом просвещении китайских мигрантов, видимо, добиться не удавалось, поскольку агитаторов из среды самих китайцев в эти годы так и не появилось. Пропагандистскую работу в среде китайских трудящихся вели агитаторы корейцы, которых в 1926 г. в Алданской партийной организации было 63 человека (25 членов и 38 кандидатов в члены ВКП(б))23.

Причинами неудач в культурно-просветительской работе среди китайцев инструкторы Алданского окружкома ВКП (б) называют низкий образовательный и политический уровень, отсутствие литературы на национальных языках. Из Владивостока выписывались 1 газета на корейском и 1 на китайском языке, что не удовлетворяло потребности населения. Несмотря на активную пропагандистскую работу и подготовку кадров агитаторов из китайцев (для этого выдвинуто 85 китайцев), это было малоэффективно из-за высокой сезонной миграции рабочих. Более активно китайские рабочие откликнулись на призыв вступить в профессиональный Союз горняков - в 1929 г. его членами состояли 65% всех китайских рабочих Алданских приисков. При культотделе Союза горняков работала секция по обслуживанию культурных нужд китайских рабочих, для которых были организованы два красных уголка и клуб, где ставились национальные спектакли24.

Точных данных о составе мигрантов из Китая обнаружить не удалось, однако изученные материалы свидетельствуют, что подавляюще большинство проникавших в Якутию китайцев были трудоспособные одинокие мужчины. Как рассказала Н. Г. Аверенская - старожил с. Б. Марха, членами китайского колхоза "Огородник" (с 1951 г. им. Н. С. Хрущева), который часто посещал ее отец, были только мужчины. Женились они довольно поздно на девушках-якутках, жен брали из находившегося поблизости и ныне не существующего селения Хатын-Юрях. Дети от этих браков часто брали фамилии своих матерей и таким образом совершенно растворялись в среде местного населения.

Итак, в начале XX в. имела место миграция на территорию нашей республики жителей Китая, в чем-то сопоставимая с процессами, происходящими в наши дни. Что вызвало эту миграцию и почему представители народа, основавшего чайна-тауны чуть не во всех крупных странах мира, и их потомки не консолидировались ни тогда, ни теперь?

Основной причиной трудовой миграции китайцев в пределы Российской империи в последние годы XIX - начале XX в. явилась перенаселенность областей северо-восточного Китая. Эта внутренняя миграция была связана с непрекращавшимися народными бедствиями - восстаниями и войнами, со сложной политической и социально-экономической ситуацией, сложившейся в Китае в этот период.

Рассмотрение группы китайских мигрантов прибывших в Якутию в начале XX в. показывают, что у мигрантов первого поколения, покинувших свою родину, этническая самоидентификация происходила. Но следует учитывать и то, что само понятие "китайцы" не является этнонимом, и не обозначает всех выходцев с территории Китая. Население же этой страны состоит из более полусотни народностей, относящихся к разным языковым группам, например, хань, хуэй, уйгуры, маньчжуры, мяо и другие. В настоящее время выходцы из "Поднебесной" приняли правила игры и консолидируются в странах проживания именно как "китайцы", однако в начале XX в. традиционное разделение было, вероятно, еще слишком сильно, особенно среди сельского населения, которое и составляло весь контингент мигрантов в Якутию.

Как показывают документы, среди тысяч китайских золотоискателей и огородников, проживавших в Якутии, к началу 30-х годов XX в. не было ни одного представителя интеллигенции, да и просто грамотных очень немного. Некоторые из них, проведя несколько лет на территории России, не говорили ни на каком другом языке, кроме родного. Именно этим объясняются отсутствие китайских школ, и постоянные жалобы Наркомнаца на трудности

стр. 141


культпросветработы среди этой части малых народов Якутии. Об отсутствии собственных активистов говорит и тот факт, что политическим просвещением среди них занимались агитаторы-корейцы.

Браки с представительницами местного населения (в основном с фенотипически схожими якутками) вели к утрате этнического самосознания уже в следующем поколении, так как ребенок первичную социализацию проходит в обществе своей матери, воспринимая ее язык в качестве родного, впитывая с колыбели традиции и представления ее народа. По результатам последней (2002 г.) переписи населения из 891 человека, признавших себя этническими китайцами, 52 не являются гражданами КНР, а значит, можно предположить, что это и есть те немногие потомки мигрантов "первого поколения", которые сохраняют свою этничность, хотя бы номинально.

К началу 30-х годов XX в. китайские мигранты обосновались в Якутии довольно прочно. Китайцы стали вполне легальными гражданами молодой Якутской республики, чему способствовала и национальная политика советской власти.

Таким образом, отсутствие предпринимателей выходцев из диаспоры в первом поколении мигрантов, успешная интеграция в общество в новой стране проживания, размывание этничности уже в следующем поколении, обусловленные характером миграции, составом мигрантов, в целом положительной атмосферой принимающей страны, привели к формированию группы населения не склонной к консолидации по этническому признаку. Вполне вероятно, что какую-то роль здесь сыграли и массовые репрессии 1930-х - 1940-х годов.

Примечания

1. ТИМОФЕЕВ О. А. Российско-китайские отношения в Приамурье (сер. XIX - нач. XX вв.). Благовещенск. 2003; ДЕМЬЯНЕНКО А. Н. Социально-экономическое районообразование на юге Дальнего Востока России (середина XIX - начало XX вв.). - Россия и Китай на дальневосточных рубежах. Т. 3. Благовещенск. 2002; ДАЦЫШЕН В. Г. История российско-китайских отношений в конце XIX - начале XX вв. Красноярск. 2000; РОМАНОВА Г. Н. Экономические отношения России и Китая на Дальнем Востоке. XIX - начало XX вв. М. 1987; ТКАЧЕНКО Б. И. Договор-закон (Из истории установления восточной границы между Россией и Китаем). - Россия и АТР, 1996. N 4; Восточная граница между Россией и Китаем в договорах и соглашениях XVII-XX веков. Владивосток. 1999; Россия-Китай; восточная граница в документах и фактах. Владивосток. 1999; ПЕТРОВА Т. П. Национальные меньшинства в Якутии (1920 - 1930-е гг.). - Русское население Якутии: проблемы этнокультурной адаптации. Якутск, 2004, с. 105 - 112; ШАРАПОВ И. П. Очерки по истории Ленских золотых приисков. Иркутск, 1947; СЕРЕБРОВСКИЙ А. П. Золотая промышленность. В 2-х томах. М. -Л. 1935 и др.

2. ХАТЫЛАЕВ М. М. Золото Восточной Сибири. Стратегии форсированной индустриализации (1926 - 1937 г.). Якутск. 1997, с. 169 - 170.

3. Филиал национального архива (ФНА РС(Я), ф. 12-и, оп. 2, д. 5147, л. 6; там же, д. 9579, л. 1 - 8.

4. Ленские прииски. Сб. документов. М. 1937, с. 366.

5. Там же, с. 367, 377, 378.

6. Подсчитано по: Книга памяти. Книга-мемориал о реабилитированных жертвах политических репрессий 1920 - 1950 гг. Т. 1. Якутск. 2002.

7. Национальный архив (НА РС(Я)), ф. 50, оп. 1 (т. 2), д. 4611; д. 4581, л. 2.

8. СУЩЕНКО И. В. Утро золотого Алдана. Якутск. 1981, с. 127.

9. Там же, с. 130, 138.

10. ШЕВКОВ С. Крутыми путями. Сб. стихов. Якутск. 1980.

11. НА РС(Я), ф. 279, оп. 4, д. 18, л. 64, 67.

12. ХАТЫЛАЕВ М. М. Золотопромышленость Якутии. Якутск. 1972, с. 66.

13. НА РС(Я), ф. 279, оп. 4, д. 18, л. 207.

14. СУЩЕНКО И. В. Утро золотого Алдана. Якутск. 1981, с. 126, 140.

15. НА РС(Я), ф. 279, оп. 3, д. 11, л. 4

16. Ленские прииски. Сб. документов. М. 1938, с. 42, 391.

17. НА РС(Я), ф. 50, оп. 1 (т. 2), д. 4576, л. 51об.

18. ФНА РС(Я), ф. 3, оп. 3, д. 1165, л. 139, 2, 3.

19. Там же, ф. 19, оп. 11, д. 34, л. 32; ф. 50, оп. 1, д. 4621, л. 26.

20. ФНА РС(Я), ф. 3, оп. 3, д. 1165, л. 197.

21. Автономная Якутия. 29.X.1924.

22. ФНА РС(Я), л. 38; ф. 19, оп. II, д. 34, л. 15, 61.

23. Там же, л. 62; ф. 3, оп. 3, д. 733, л. 11; Автономная Якутия. 14.I.1926.

24. Там же, ф. 19, оп. 11, д. 34, л. 14, 62; ф. 3, оп. 3, д. 1165, л. 199; ф. 3, оп. 3, д. 733, л. 37.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/Китайские-мигранты-в-Якутии-конец-XIX-30-е-годы-XX-в

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. А. Строгова, Китайские мигранты в Якутии (конец XIX - 30-е годы XX в.) // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 10.01.2021. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/Китайские-мигранты-в-Якутии-конец-XIX-30-е-годы-XX-в (date of access: 19.04.2021).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. А. Строгова:

Е. А. Строгова → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
107 views rating
10.01.2021 (99 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Монголы и лесные народы (события 1207 и 1217 гг.)
Catalog: История 
С. Б. Веселовский. Дневники 1915-1923, 1944 годов
Catalog: История 
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Проблема островов Сэнкаку в японо-китайских отношениях
Catalog: Право 
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Василий Иванович Шуйский
Catalog: История 
4 days ago · From Казахстан Онлайн
Двадцать первый век – это век восстановления проигравшего в конкурентной борьбе с капитализмом советского социализма. Причиной краха советского социализма был тот факт, что этот социализм не был демократическим социализмом. Он был казарменно-административным социализмом, с соответствующей теорией, основанной на диктатуре пролетариата, которая закономерно превратилась в диктатуру кучки коммунистических чиновников.
Catalog: Экономика 
М. К. Любавский - выдающийся ученый и педагог
Catalog: История 
5 days ago · From Казахстан Онлайн
Очерки из моей жизни
Catalog: История 
5 days ago · From Казахстан Онлайн
Малоизвестные аспекты советско-вьетнамских отношений
Catalog: История 
6 days ago · From Казахстан Онлайн
Очерки из моей жизни
Catalog: История 
6 days ago · From Казахстан Онлайн
ДЕВИАЦИЯ И ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА
Catalog: История 
7 days ago · From Казахстан Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Китайские мигранты в Якутии (конец XIX - 30-е годы XX в.)
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2021, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones