Libmonster ID: KZ-2071
Author(s) of the publication: О. ЖИГАЛИНА

О. ЖИГАЛИНА

Доктор исторических наук

Нерешенность курдского вопроса в обширных курдских ареалах Турции, Ирана, Ирака и Сирии создает напряженность в северо-западной части Исламской Республики Иран (ИРИ), а также играет дестабилизирующую роль на Ближнем и Среднем Востоке в целом. Курдский фактор приобретает все большую значимость не только во взаимоотношениях ИРИ с ее соседями по региону, но и в соперничестве с США и Израилем за экономическое и идейно-политическое преобладание в регионе.

Курдская проблема в Иране не нова и сохраняется еще со времен шахского режима. На начальном этапе исламской революции 1978 - 1979 гг. курды поддержали антишахскую борьбу имама Хомейни и его сторонников, рассчитывая на благоприятное для них решение курдской проблемы пришедшим к власти в Тегеране исламским руководством. Однако их надежды не оправдались, более того, противоречия усугубились.

ОБОСТРЕНИЕ КОНФЛИКТА

В основе нынешнего конфликта иранских курдов с исламским руководством ИРИ - различие подходов к решению в стране курдской проблемы. Курды Ирака выступают за концепцию "конституционного федерализма", сформулированную еще в 70-е гг. XX в. А. Касемлу, известным экономистом и тогдашним генеральным секретарем Демократической партии Иранского Курдистана (ДПИК). В основе концепции - национально-территориальный принцип решения курдского вопроса с предоставлением национальному меньшинству широкой автономии, т.е. права иметь собственные законодательные и исполнительные органы, причем в ведение последних должны находиться экономические, административные и культурные сферы.

Согласно концепции Касемлу, все внутренние дела, включая вопросы безопасности, предлагалось передать в ведение местных органов власти, а внешнеполитические, финансовые и оборонные - оставить в компетенции центральных властей.

Этот подход в определенной степени напоминал национально-территориальную форму государственного устройства, которая была характерна, в частности, для Советского Союза и Чехословакии, поскольку национально-территориальные федерации создавались с учетом языковых и этнических признаков.

Накануне и сразу после свержения шахского режима А. Касемлу рассчитывал договориться с Хомейни о практической реализации своей концепции хотя бы в Иранском Курдистане. Он добивался согласия имама Хомейни на включение предлагаемого им принципа в новую иранскую конституцию. Однако его усилия натолкнулись на сопротивление иранских фундаменталистов, поскольку концепция "конституционного федерализма" в корне противоречила теории Хомейни об унитарном теократическом государстве на основе шиитского ислама при соблюдении принципа "велайят-е факих" (правление религиозного лидера, букв, "правление компетентного богослова"). Согласно теории государства Хомейни, ввиду религиозного единства иранцев этнические различия населения полностью игнорировались. Референдум по конституции, составленной в соответствии с принципами теократического государства, подвел черту под вопросом о форме государственного устройства постмонархического Ирана в пользу исламской теократии.

После установления на территории Ирана мусульманской формы правления и провозглашения Исламской Республики Иран возможности для развития в стране национальных культур, в том числе курдской, были сужены. Курс на жесткую исламизацию и подавление стремления курдов к национальной автономии привели к конфликту между ними и исламским руководством страны, который, вполне вероятно, подогревался и некими внешними силами. В 1989 г., когда в Вене шли переговоры между иранским руководством и делегацией курдов во главе с А. Касемлу, в результате вооруженной провокации, устроенной боевиками в масках, ворвавшимися в зал во время переговоров, А. Касемлу был убит. Стоит отметить, что и нынешний президент ИРИ М. Ахмадинежад, также участвовавший в этих переговорах в составе иранской делегации, был в результате этого инцидента ранен. Хотя установить, к какой организации принадлежали нападавшие, не удалось, переговорный процесс был сорван.

"Курдская политика" имама Хомейни не позволила решить курдский вопрос. Напротив, в многонациональном и поликонфессиональном Иране она способствовала подъему массового автономистского движения, причем уже не только в Иранском Курдистане, но и в ряде других регионов страны с преимущественно суннитским и неперсидским населением. Вместе с тем,

стр. 27


следует отметить, что в этих движениях не проявлялось явных признаков сепаратизма, что, в свою очередь, свидетельствовало о достаточно глубоко зашедшей общеиранской интеграции.

КУРДСКИЙ ВОПРОС И ПОЗИЦИЯ ИРАНСКИХ РЕФОРМАТОРОВ

Шестнадцатилетнее пребывание у власти реформаторского кабинета способствовало поиску компромиссов в решении курдского вопроса. Учитывая сильное влияние на иранских курдов процессов, происходивших в соседних Иракском и Турецком Курдистане, тогдашний президент ИРИ аятолла Хатами и его кабинет прилагали серьезные усилия для поддержания в Иранском Курдистане относительной стабильности. Его реформаторский кабинет пытался сглаживать возникавшие противоречия между курдами и исламским руководством. Так, в меджлисе (парламенте) появилась довольно обширная курдская фракция (из 30 депутатов), отстаивавшая интересы курдов в высшем законодательном органе страны; поощрялось назначение курдов на руководящие должности в местные органы управления и пр. Исламское руководство предоставило курдам определенные возможности для развития национальной культуры, некоторые права культурной автономии: так, в открывшемся в Сенендедже (Иранский Курдистан) университете было создано курдское отделение. На территории Курдистана было разрешено использование курдского языка в начальной школе; выходили печатные издания на курдском языке; женщинам разрешили ношение национальной курдской одежды, отличающейся от традиционного мусульманского хиджаба; не чинились препятствия для соблюдения национальных обычаев и культурных традиций и т.д.

Однако аятолла Хатами не мог, да и не стремился обеспечить реализацию политических требований курдов, поскольку они не укладывались в рамки канона, предписанного духовным лидером страны аятоллой Хаменеи. Неосуществленными, в частности, оказались обещания Хатами предоставить курдам более широкие права в местных административных структурах Иранского Курдистана, так как этому воспротивились консервативные политические круги, не согласные с его политикой в этом регионе. Последние традиционно придерживались жесткой позиции в отношении курдов, нередко прибегая к дискриминационным мерам, в частности, при приеме курдов на работу, в учебные заведения и пр. Ущемление прав курдского населения и отказ местной администрации вникать в его проблемы провоцировали возникновение курдских радикально-националистических группировок (например, Пейджак), а также толкало курдов вступать в оппозиционные официальному Тегерану радикально-исламистские суннитские группировки, действовавшие в курдском ареале Ирана1.

При этом для борьбы с курдскими оппозиционерами иранские фундаменталисты и сами порой пользовались услугами экстремистов. Они принципиально выступали за силовое решение курдского вопроса в собственной стране, а также стремились помешать усилению политического влияния курдов в соседнем Ираке под тем предлогом, что последние сотрудничают с американцами и оказывают содействие курдам Ирана в реализации их сепаратистских целей в рамках разработанного США в 2003 г. "плана Большого Ближнего Востока". Он нацелен на подчинение Вашингтону этого региона, ослабление т.н. "политического ислама", недопущения "исламского ренессанса", свержение неугодных США режимов (в частности, иранского) и полную деидеологизацию исламских государств2. Американская политика в Ираке оказала определенное влияние на политические позиции иранских курдов, которые оставили лозунг об автономии и вступили на путь борьбы за независимость от Тегерана.

ПОЗИЦИЯ ИРАНСКИХ ФУНДАМЕНТАЛИСТОВ ПО КУРДСКОМУ ВОПРОСУ

Иранские неоконсерваторы - сторонники возврата к прежнему жестко фундаменталистскому курсу имама Хомейни - стремились укрепить свои позиции во властных структурах как в центре, так и на местах. Особенно этот процесс усилился после ввода коалиционных сил в Ирак, когда англо-американская армия стала дислоцироваться вблизи границ Ирана. Укреплению их позиций способствовали и заявления официального Вашингтона о том, что ИРИ станет следующим этапом в проведении США "плана Большого Ближнего Востока". Эти высказывания американской администрации сопровождались усилением военно-политической активности Израиля в Иракском Курдистане. Так, например, несколько израильских компаний подписали контракты с правительством Курдского автономного района о подготовке и оснащении курдских сил безопасности и строительстве международного аэропорта3.

Внешнеполитическая активность США и Израиля в Иракском Курдистане вызвала озабоченность иранских фундаменталистов. По мнению министра иностранных дел ИРИ К. Харрази, осуществляемая американцами интервенция под прикрытием демократических лозунгов будет иметь негативные последствия для политического сознания народов Ближнего Востока, поскольку она дискредитирует в их глазах идеалы демократии и подрывает у них веру в либеральные ценности4. Противодействием американскому плану явилась разработка Тегераном политической стратегии, в основе которой - борьба с США и Израилем за доминирующую роль в регионе, при этом предполагается покончить и с курдским сепаратизмом. Потенциальная военная угроза со стороны США и Израиля способствовала национальному сплочению на основе шиитского ислама и усилению позиций фундаменталистов во властных структурах. Сначала их сторонники заняли большинство в городском совете Тегерана и меджлисе, а избрание летом 2005 г. М. Ахмадинежада президентом ИРИ, поддержанного духовным лидером Ирана аятоллой Хаменеи, стало завершающим этапом победы нового курса. При этом "курдская" политика, намеченная имамом Хомейни, стала одной из приоритетных.

Иранские курды были, естественно, недовольны свертыванием "курдской" политики реформаторов и возобновлением курса на жесткую исламизацию общественной жизни в курдском ареале страны. Не случайно июль и август 2005 г. стали периодом активных протестных акций иранских курдов, отчасти спровоцированных пропагандой из-за рубежа, со стороны Иракского Курдистана5.

стр. 28


Следует отметить, что некоторые политические организации иранских курдов, такие, как, например, ДПИК и Комала6, базируются в настоящее время в Ираке, на территории Курдской автономии. Эти организации выступают за использование опыта иракских курдов в решении курдского вопроса в Иране. ДПИК, в частности, продолжает руководствоваться концепцией "конституционного федерализма", разработанного А. Касемлу применительно к Иранскому Курдистану, и выступает за сотрудничество с коалиционными силами в Ираке с целью свержения нынешнего тегеранского режима и установления демократического строя и федеративного национально-территориального государственного устройства Ирана. Эта позиция полностью совпадает не только с интересами иракских курдов, но и позволяет ДПИК получать определенную поддержку Вашингтона. Другая курдская организация левой направленности - Комала, лидеры которой придерживаются более взвешенной позиции, считает, что иранский народ должен сам приложить усилия для осуществления радикальных изменений в стране в целях ее демократизации без опоры на иностранные силы.

Обе эти курдские организации были запрещены имамом Хомейни еще в 1980 г. и в настоящее время действуют нелегально, а их функционеры подвергаются исламским режимом репрессиям, приговариваются к длительным срокам тюремного заключения, а нередко подвергаются и казням. Об этом, в частности, свидетельствуют события, связанные с гибелью в Мехабаде в июле 2005 г. курдского политического функционера Швана Кадыри, члена Революционного союза Курдистана7. Это вызвало протестные акции во всех северо-западных провинциях ИРИ. Курдские СМИ, вещающие с территории соседнего Иракского Курдистана, подогревали националистические настроения иранских курдов. Мятежи охватили многие города Иранского Курдистана (Бокан, Сенендедж, Саккыз, Негаде, Миандоаб, Пираншехр, Урмия и др.). Для разгона демонстрантов в Саккызе, например, подразделения сил безопасности открыли беспорядочную стрельбу, в результате которой были убитые и раненые. За этим последовало закрытие ряда курдских печатных органов, были задержаны некоторые правозащитники и журналисты8.

Это свидетельствует о том, что новый консервативный кабинет вернулся к практике силового решения курдского вопроса. Вместе с тем, хотя политические организации иранских курдов и объединены в единый блок - Объединенный фронт Восточного (Иранского) Курдистана -движение иранских курдов не обладает силой, способной самостоятельно справиться с вопросом национального самоопределения. Как и курдское движение в других частях этнического Курдистана (в Турции, Сирии, Ираке), оно является фактором политического манипулирования со стороны различных региональных и международных политических сил, преследующих собственные интересы. В то же время попытки силового решения курдского вопроса ущемляют конституционные права курдов в ИРИ.

Использование Тегераном силовых методов решения курдского вопроса, ограничение возможности развития их культуры даже в районах их компактного проживания в Иранском Курдистане, подавление национального волеизъявления курдов, проявляющееся, например, в ограничении свободы слова и печати, в отсутствии политического равноправия между суннитами и шиитами и т. д., становятся факторами, усиливающими негативное отношение курдского населения страны к существующим порядкам, побуждают курдов Ирана к сотрудничеству с иракскими курдами, поддерживаемыми Западом в их стремлении создать на Ближнем и Среднем Востоке неарабское, светское территориальное образование в форме независимого государства. Заокеанские идеологи Курдской автономии нацеливают иракских и иранских курдов на осознание себя, прежде всего, "курдистанцами". Уже сегодня значительная часть иранских курдов поддерживает идею курдской независимости.

КУРДСКИЙ ВОПРОС ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ИРИ

Политическая линия руководства ИРИ в отношении курдов Турции, Ирака и Сирии солидарна с позицией руководства упомянутых стран о нерушимости границ государств региона. Курдский вопрос неизменно присутствует в ирано-сирийских отношениях. ИРИ сотрудничает также и с Турцией в вооруженном подавлении курдских националистических группировок, действующих на ирано-турецкой границе. Курдский вопрос стал предметом обсуждения на переговорах с президентом Ирака Дж. Талабани во время его визита в Тегеран в ноябре 2005 г. Иранское руководство старалось убедить его не оказывать курдскому движению в Иранском Курдистане моральную или иную поддержку и жестко соблюдать сложившийся status quo. В свою очередь, Талабани заверил Тегеран в соблюдении и уважении Ираком принципов невмешательства во внутренние дела других стран, а также намерении Багдада придерживаться взвешенной позиции в отношении активности курдского населения в соседних странах.

Исламское руководство Ирана стремится стать инициатором создания новой системы коллективной безопасности в регионе. Оно рассчитывает договориться с руководством соседних стран с курдскими ареалами (Турцией, Сирией, Ираком), чтобы воспрепятствовать превращению Иракского Курдистана в марионеточную территорию, подчиненную Западу. Исламское руководство не заинтересовано в оформлении Курдского автономного региона (КАР) в Ираке в субъект федерации, что могло бы усилить стремления иранских курдов к созданию подобной же структуры и Иранском Курдистане. Тегеран озабочен усилением интеграционных процессов в собственно КАР: созданием объединенной администрации, развитием региональной экономики Иракского Курдистана и т.д.

Иранские руководители постарались ослабить курдское лобби на выборах в парламент в декабре 2005 г. и поощряли тенденции, дестабилизирующие ситуацию в соседнем Иракском Курдистане (столкновения автономистов с исламистами)9. Такая позиция Тегерана в определенной мере обусловлена сотрудничеством руководства Курдской автономии Ирака с США и Израилем и предоставлением им своей территории для

стр. 29


размещения американских войск и лагерей подготовки курдских боевых подразделений. М. Барзани, президент КАР, утверждает, что помощь курдам со стороны Запада ограничивается рамками действующей конституции Ирака10, а также отрицает присутствие израильтян в Иракском Курдистане11.

Этнический Курдистан становится своего рода "буферной территорией" в ирано-американской экономической борьбе. Американский бизнес явно не прочь получить доступ к киркукской и мосульской нефти. Но этот вопрос стоит в центре внимания не только иракских курдов, но и туркоманов12 и Турции. Чтобы не допустить обострения противоречий вокруг проблемы Киркука, решение вопроса о включении этого региона в состав Курдской автономии отложено до декабря 2007 г. Со своей стороны, Иран следует стратегии ослабления американского экономического господства на Ближнем и Среднем Востоке. Одним из ее пунктов является создание нефтегазовой биржи на основе евро13. Со своей стороны, США всячески раздувают опасность "атомной программы" Ирана в мировом общественном мнении, подвергая сомнению ее мирный характер. Их поддерживают и курдские автономисты, осуждающие "атомную программу" ИРИ и закупки Ираном оружия в России.

Курды сегодня являются едва ли не единственными союзниками американцев в осуществлении их "плана Большого Ближнего Востока". Не случайно Соединенные Штаты, прикрываясь лозунгами борьбы с международным терроризмом, прилагают усилия для укрепления Курдской автономии, находящейся, по мнению Вашингтона, на переднем крае фронта в глобальной войне с террором. Успех в Ираке, по их мнению, является "необходимым элементом долгой войны против идеологии, которая подпитывает международный терроризм"14. Сегодня курды помогают американцам, которые раздают им щедрые обещания содействовать в их продвижении к независимости.

В русле американо-иранской конфронтации стоит и защита западными правозащитными организациями курдских оппозиционеров из Ирана. Поэтому в случае обострения американо-иранских отношений покровительство США курдским оппозиционерам, находящимся в Ираке, позволит им использовать их против Ирана.

Другого врага Ирана - Израиль курды Ирака привлекают своей антиарабской настроенностью, которая действительно имеет место, поскольку в свое время курды Ирака сильно пострадали от арабов-суннитов, на которых опирался режим Саддама Хусейна, проводивший по отношению к курдам политику геноцида. Израиль также стремится укрепить свои позиции в Иракском Курдистане. Однако М. Барзани не заинтересован в обострении курдско-арабских отношений, поскольку осознает, что это может противопоставить его соотечественников не только арабам Ирака, но и всему мусульманскому миру, что чревато весьма серьезными последствиями для реализации мечты курдов о независимом государстве.

Курдский фактор является сегодня одним из элементов стратегии США и Израиля в борьбе за нефть Ближнего и Среднего Востока. Не случайно Вашингтон и Тель-Авив поощряют развитие курдского национализма, ослабляющего позиции их региональных конкурентов, особенно Ирана. Усилия же иранского руководства направлены на то, чтобы любым способом настроить большинство населения своей страны против США и Израиля. Этим отчасти объясняются и получившие широкую известность некорректные высказывания М. Ахмадинежада в адрес Израиля и его руководства, которые сразу же были осуждены курдскими автономистами15. Стремление последних заменить режим шиитского духовенства светским государством на федеративной основе делает сегодня невозможным конструктивный диалог автономистов с руководством ИРИ.

Между тем, ныне существующее различие подходов не фатально. Оно не может служить препятствием к поиску компромисса, который является единственным путем трансформации конфликтного противостояния между властями ИРИ и курдами в конструктивный диалог, а затем и позитивное сотрудничество. Однако началу такого конструктивного диалога между курдами и Тегераном препятствует не только отсутствие у сторон политической воли, но и вмешательство внешних сил. Ведь уменьшение конфронтации между курдами и Тегераном сегодня противоречило бы интересам Запада в этом регионе.

стр. 30


ПЕРСПЕКТИВЫ РЕШЕНИЯ КУРДСКОГО ВОПРОСА

Курдский вопрос в целом как на региональном, так и на страновом уровне может быть решен только путем переговоров. Сознавая это, в январе 2006 г. группа авторитетных курдских интеллектуалов Ирана объявила о создании Курдского объединенного фронта (КОФ) для того, чтобы мирным путем добиваться признания прав иранских курдов, которые игнорируются властями. Руководителем организации стал Бахаэддин Адаб, бывший член иранского парламента. Он заявил, что цель организации состоит в разъяснении курдам их прав и оказании им помощи в выборе представителей в городские советы и парламент, поскольку это единственный путь, по которому курды могут добраться до властных структур. При этом он подчеркнул, что КОФ будет общественной организацией.

Ее поддерживают и некоторые иранские правозащитники, как, например, Нобелевский лауреат Ширин Эбади, который полагает, что пассивность курдов в разработке напрямую их касающихся документов привела к игнорированию их прав в иранской конституции. Он также осудил бездействие властей в отношении растущей безработицы в Иранском Курдистане и наложенные ими ограничения на использование курдского языка в СМИ. Эбади подчеркнул также, что фронт не ставит перед собой сепаратистские цели, подобно некоторым курдским политическим организациям, а будет в рамках конституции и закона бороться с насилием16. Его сподвижники считают важным активизировать участие курдов в органах местного и центрального управления, а потому осудили бойкот курдским населением выборов президента ИР И. Они выразили надежду, что исламские руководители не будут чинить препятствий деятельности этой мирной группы. Методы запугивания курдского населения, по их мнению, вряд ли будут способствовать консолидации иранского общества. Только свобода и равноправие смогут положить конец сепаратистским движениям17.

Таким образом, в начале этого года в Иране возникла альтернативная радикальным курдским политическим организациям структура, активисты которой рассчитывают путем сотрудничества с официальными властями на основе обоюдных уступок и компромиссов избавить курдский ареал Ирана от сохраняющейся в нем социально-политической напряженности и постепенно начать конструктивный диалог с руководством страны.

В нынешней обстановке курдский вопрос для Ирана приобретает все большую значимость: он становится одним из ключевых элементов его ближневосточной стратегии и внутренней политики, нацеленной на полное искоренение курдской политической оппозиции в стране.

Дополнительное значение курдский вопрос приобретает в связи с угрозами США или Израиля нанести удар по ядерным объектам Ирана. При этом усиливается военно-политическая значимость Иракского Курдистана, территорию которого можно будет использовать для осуществления удара: аэропорты Сулеймании и Эрбиля вскоре должны быть обеспечены соответствующей инфраструктурой и получат возможность принимать у себя тяжелые самолеты. Заметим, что в настоящее время в Эрбиле начато строительство еще одного аэропорта, который предполагается оборудовать по последнему слову техники.

Впрочем, официальные круги Курдского автономного района Ирака опровергают возможность использования их территории против Ирана, но едва ли это заявление стоит принимать всерьез, поскольку воздушное пространство Ирака контролируется США. При этом курды уже не впервые могут оказаться заложниками большой политической игры.

Именно в этом контексте инициатива иранских правозащитников представляется важным и позитивным шагом, направленным на сохранение курдского этнического сообщества в Иране. Они осознают тот факт, что современные политические реалии требуют поиска новых принципов государственного управления, которые бы отвечали запросам всего многонационального иранского общества, а не только его шиитской части.


1 Жигалина О. М. О деятельности радикально-исламских группировок в Юго-Восточном Курдистане - в сб.: Ислам и общественное развитие в начале XXI века. М., ИВ РАН и Крафт+, 2005, с. 454.

2 Вартанян А. М. Иран и американский план "Большого Ближнего Востока" - в сб.: Ближний Восток и современность. М., 2005, N 26, с. 113 - 114.

3 Aharonot. The Israelis Trained Kurds in Iraq http://kurdistanobserver.servehttp.com/Dec/2-12-05-israel-trains-kurds.htm

4 Выступление К. Харрази на 15-й международной конференции по Персидскому заливу (Тегеран, 1 - 2 марта 2005 г.) - см.: Вартанян А. М. Указ. соч., с. 114, 120.

5 Current Situation in Iranian Kurdistan - http://www.pdk-iran.org/english/articles/Current%20Situation%20in%Iranian%20Kur di stan/htm

6 Комала (или Революционная организация трудящихся Курдистана) - левая организация иранских курдов. Не путать с Комала - компартией Ирана.

7 В результате стычки между группой курдской молодежи с иранскими силами безопасности Ш. Кадыри был ранен и взят в полицию, где скончался при невыясненных обстоятельствах. Курды утверждают, что он был замучен в полицейском участке.

8 Unrest in Iran's Kurdish Region has Left 17 Dead; Hundreds Have Been Wounded - http://www.puk.org/web/htm/news/nws/ news050814.html

9 It is a Crucial Time for the Kurds of Iraq - http://Kurdistanobserver.serverhttp.com/july/14-07-05

10 Kurdistan President Barzani Interviewed on Kurdish, Iraqi Issues http://kurdistanobserver.servehttp.com/jan06/10-1-06-barzani-interviewed-jazirah.htm

11 Barzani Denies Presence of Israelis in Iraqi Kurdistan -http://kurdistanobservehttp.com/Dec/4-12-05-barzani-denies-israeli-presence-kurdist an.htm

12 Иранские туркмены.

13 http://www.iran.ru-06.07.06

14 Белый дом публикует общую стратегию по Ирану -http://www/kurdistan.ru/1/12/05-4.htm

15 Democratic Party of Iranian Kurdistan Condemns the Immature Statements of Mahmoud Ahmadinejad - http://www.pdk-iran.org/english/press/statementspolibureau 16.12.2005.htm

16 Iran Kurds Form Reformist Front - http:// Kurdistanobserver.serverhttp.eom//jan06/2-1-06; 2 июля 2006 г. в Сенендедже состоялась пресс-конференция зам.министра по труду ИРИ Ибрагима Назари-Джалали, посвященная вопросам безработицы в стране и в провинции Курдистан. Он сообщил, что IV программа социально-экономического развития Ирана (на 2005 - 2010 гг.) предусматривает сокращение безработицы до 8,4%. Для решения поставленных задач правительство ежегодно намерено создавать около 900 тыс. новых рабочих мест - http://www.kurdistan.ru.

17 Iran Kurds Form...


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/КУРДСКИЙ-ВОПРОС-В-ИРИ-РЕШЕНИЕ-В-ДИАЛОГЕ-СТОРОН

Similar publications: LKazakhstan LWorld Y G


Publisher:

Цеслан БастановContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Ceslan

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

О. ЖИГАЛИНА, КУРДСКИЙ ВОПРОС В ИРИ: РЕШЕНИЕ В ДИАЛОГЕ СТОРОН // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 26.05.2023. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/КУРДСКИЙ-ВОПРОС-В-ИРИ-РЕШЕНИЕ-В-ДИАЛОГЕ-СТОРОН (date of access: 25.06.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - О. ЖИГАЛИНА:

О. ЖИГАЛИНА → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Цеслан Бастанов
Atarau, Kazakhstan
396 views rating
26.05.2023 (396 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
Мировые цивилизации в глобализирующемся мире. ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ В ХОЛОДНОЙ ВОЙНЕ И ГЛОБАЛИЗИРУЮЩЕМСЯ МИРЕ (Об этапах и превратностях становления регионально-цивилизационной общности)
5 minutes ago · From Alibek Kasymov
Kazakhstan, as a country with a developing economy, attracts the attention of not only investors but also gambling operators. The regulation of casinos in Kazakhstan has its unique features and aims to balance the economic benefits with the social risks associated with gambling. This article explores the key legislative acts and regulations governing casino activities in Kazakhstan and recent changes in this field.
Catalog: Право 
11 hours ago · From Қазақстан Желіде
СССР и восток. КАЗАХСКИЙ СЛЕД В ТУРКМЕНСКОМ ПОВСТАНЧЕСКОМ ДВИЖЕНИИ (март-сентябрь 1931 г.)
13 hours ago · From Alibek Kasymov
Государство на востоке. К ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИМВОЛИКИ И ЦЕРЕМОНИАЛА МОНГОЛОВ
13 hours ago · From Alibek Kasymov
ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
Yesterday · From Alibek Kasymov
СТРАНЫ ВОСТОЧНОЙ АЗИИ И СТЕПЕНЬ ОСВОЕНИЯ ИМИ "НОВОЙ ЭКОНОМИКИ"
Yesterday · From Alibek Kasymov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.KZ - Digital Library of Kazakhstan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

КУРДСКИЙ ВОПРОС В ИРИ: РЕШЕНИЕ В ДИАЛОГЕ СТОРОН
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: KZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Kazakhstan ® All rights reserved.
2017-2024, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android