Libmonster ID: KZ-2125

С. САХИЕВ, Аспирант Института востоковедения РАН

В многочисленных сообщениях о террористических актах, взрывах в городском транспорте и просто на улицах, столкновениях милиционеров и омоновцев с боевиками, которые в изобилии публикуют газеты и журналы, а также передают телевидение и радио России и практически всех государств СНГ, не встретишь, пожалуй, материалов такого рода из Казахстана. Может даже сложиться впечатление, что молодое центральноазиатское государство являет собой некий "островок безопасности и благополучия" на ныне неспокойной территории бывшего СССР, где нет места каким-либо проявлениям экстремизма и терроризма. Однако это не так. Республика Казахстан (РК) далеко не гарантирована от того, что данные негативные и опасные явления не проникнут и на ее территорию. Правда, благодаря жесткой позиции правительства страны и ее многолетнего лидера - президента Нурсултана Назарбаева этим темным силам пока не удается, образно говоря, "развернуться" и сколько-нибудь заметно активизировать свою деятельность. Но от этого они не становятся менее опасными для успешного развития страны и благополучия казахского народа.

Особо следует подчеркнуть, что эти деструктивные силы создают угрозу национальной безопасности не только Казахстана, но и ее соседа - дружественной России. Это прямо вытекает из огромной протяженности российско-казахстанской границы, пока еще плохо обустроенной и потому фактически открытой для преступных, антигосударственных элементов, базирующихся на территории соседних с Республикой Казахстан центральноазиатских государств. Не будет преувеличением сказать, что Казахстан стал частью нового "шелкового пути", по которому ныне из государств Центральной Азии (ЦА) в Европу следуют не шелк, ковры и пряности, а оружие, наркотики, боевики экстремистских организаций, создающие угрозы безопасности не только Казахстана, но и его северного соседа - Российской Федерации. Полагаю, именно поэтому Россия, не менее чем РК, должна быть заинтересована в создании и бесперебойном функционировании эффективной системы региональной безопасности в ЦА и, прежде всего, в Казахстане.

КТО УГРОЖАЕТ КАЗАХСТАНУ

Национальные интересы Казахстана в принципе ничем не отличаются от национальных интересов любого другого демократического государства. Самые важные из них - территориальная целостность, государственный суверенитет, сохранение конституционного строя, устойчивое экономическое развитие. Именно с ними необходимо соотносить угрозы национальной безопасности страны.

Если говорить о внешних угрозах, то их сравнительно немного. Это:

- появление или реанимация

стр. 40


старых геополитических притязаний к Казахстану со стороны некоторых сопредельных региону государств;

- деятельность на их территории политических сил, оппозиционных или прямо враждебных казахскому народу;

- экстремистские проявления зарубежных террористических, реакционных религиозных, националистических организаций, прямо заявляющих о враждебности по отношению к Республике Казахстан и о намерениях изменить политический строй и осуществить смену власти в этом государстве.

Что касается внутренних угроз социально-политической стабильности и сохранения конституционного строя и правопорядка в стране, то к ним традиционно относят:

- безработицу, неполную занятость и обнищание значительной части населения;

- обострившиеся в последнее время чувства социальной неустроенности и незащищенности значительной части граждан;

- рост национализма, национальной нетерпимости, религиозного экстремизма и сепаратистских настроений;

- утрату многими людьми идеологических и духовных жизненных ориентиров, рост отчаяния и социальной агрессивности;

- увеличение масштабов преступности, коррупции, падение авторитета власти, закона, веры в ее способность обеспечить безопасность граждан;

- наличие обширного нелегального рынка оружия и относительная легкость его приобретения;

- наличие значительного числа лиц, прошедших "школу войны" в Афганистане, Приднестровье, Таджикистане, Чечне и других "горячих точках";

- слабую работу правоохранительных органов, государственных и общественных организаций по защите прав граждан и др.1

Немало террористических группировок базируется на территории соседних с Казахстаном государств - в Афганистане, Пакистане, Китае (в Синьцзян-Уйгурском автономном районе). Деятельность части из них непосредственно ориентирована на работу в тех регионах Республики Казахстан, где велика доля граждан, исповедующих ислам. Доподлинно известно, что в большей или меньшей степени интерес к работе на территории Казахстана проявляют такие международные организации, как "Братья-мусульмане", "Общество социальных реформ", "Даваа исламия" ("Комитет исламского призыва"), "Аль-Игаса", "Комитет мусульман Азии", "Хизб-ут-Тахрир аль-Исламия" ("Партия исламского освобождения"), "Исламское движение Узбекистана", ХАМАС, "Центр исламского развития", "Адолатуюшмаси", "Ислом лашкарлари" и др. Их ядро составляют в основном выходцы из Пакистана, Саудовской Аравии, Йемена, Иордании, Египта, Афганистана и других государств Ближнего и Среднего Востока, но есть среди их активистов и боевиков и граждане центральноазиатских республик, в том числе Казахстана. Таким образом, и этому государству предусмотрено определенное место в будущем "Исламском халифате", создание которого составляет сердцевину всей деятельности большинства из названных выше экстремистских организаций2.

Базы некоторых из них расположены в непосредственной близости от границ Казахстана. Это - Ферганская долина, некоторые оазисы Таджикистана и Узбекистана. Определенную тревогу вызывают умонастроения многих людей, живущих в южных районах самого Казахстана. Там популистские идеи экстремистов способны увлечь людей, не удовлетворенных уровнем жизни и потерявших веру в способность государства улучшить их экономическое положение.

Религиозный фундаментализм, призывающий к возвращению к истокам религии, к мусульманской общине времен пророка Мухаммеда и предлагающий политическое переустройство общества через построение халифата3, прямо бросает вызов национальным интересам Казахстана. Он препятствует формированию национальной гражданской идентичности, создает очаги религиозной нетерпимости в поликонфессиональном государстве, подрывает его социальную стабильность. Между тем, мусульмане Казахстана неоднократно заявляли о своем желании оставаться в русле умеренных тенденций в исламе.

Президент Казахстана Н. А. Назарбаев на этот счет высказывается однозначно: "Не умаляя гражданских прав верующих, все же необходимо констатировать, что конфессиональная безопасность может подвергнуться испытаниям в случае чрезмерной политизации отдельной религии или конфессионального течения. Здесь формула, которая может и должна обеспечивать светский статус государства и конфессиональное равновесие в обществе, достаточно проста: верующие, безусловно, имеют гражданские права и пользуются демократическими свободами. В свою очередь, религия как духовное начало и возможность отправления культа не имеет и не должна обладать политическими правами и возможностью влияния на политическую волю государства"4.

ЗАКОНЫ ПРОТИВ ЭКСТРЕМИСТОВ

Для эффективной борьбы с терроризмом и экстремизмом необходима соответствующая нормативно-правовая база. В Казахстане основу такой базы составляет основополагающий документ - "Стратегия национальной безопасности"5. При ее разработке были использованы опыт зарубежных стран, а также современные методики прогнозирования, выявления и оценки потенциала угроз национальной безопасности. В "Стратегии" дается общая характеристика состояния национальной безопасности РК, перечисляются угрозы и вызовы ей, описываются формы и методы борьбы с угрозами.

Наряду со "Стратегией национальной безопасности", в Казахстане разработаны и приняты другие нормативно-правовые документы, которые призваны определить законодательные меры, направленные на противодействие терроризму и экстремизму. Первыми такими документами стали введенные в действие с 1 января 1998 г. Уголовный и Уголовно-процессуальный ко-

стр. 41


дексы Республики Казахстан и принятый 13 июля 1999 г. Закона "О борьбе с терроризмом", который определил правовые и организационные основы этой борьбы, а также место государственных органов, общественных организаций, предпринимательских структур, а также граждан в противодействии терроризму.

Суть единой антитеррористической политики при четком разграничении компетенции государственных органов и координирующей роли Комитета национальной безопасности (КНБ) была изложена в Указе президента РК N 332 от 10 февраля 2000 г. "О мерах по предупреждению и пресечению проявлений терроризма и экстремизма". Конкретный план работы в данном направлении содержался в "Государственной программе борьбы с терроризмом и иными проявлениями экстремизма и сепаратизма в Республике Казахстан", утвержденной президентским Указом. Срок действия программы вначале ограничивался 2000 - 2003 гг., но впоследствии был пролонгирован.

После известных событий 11 сентября 2001 г. встал вопрос о дальнейшем совершенствовании нормативно-правовой базы, нацеленной на борьбу с терроризмом. По инициативе КНБ республики дважды (19 февраля 2002 г. и 20 декабря 2004 г.) принимались законы РК "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам борьбы с терроризмом". Одновременно были внесены изменения и дополнения и в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РК, в законы РК "Об оперативно-розыскной деятельности" и "О борьбе с терроризмом". Все они ужесточали наказания за проведение и подготовку терактов и повышали ответственность силовых структур за результативность работы по данным направлениям.

Законодательная база, нацеленная на усиление борьбы с терроризмом, продолжает обновляться с учетом правоприменительной практики других государств. Именно организационные и практические меры, опирающиеся на новые положения в законодательстве, позволили пресечь в ряде городов республики противоправную деятельность членов религиозно-экстремистской организации "Хизб-ут-тахрир", радикального религиозного объединения "Таблиги Джамаат", привлечь к уголовной ответственности, осудить за распространение идей так называемого "воинствующего ислама" и выдворить из страны проповедников из Египта и Судана. Кроме того, в городах Кентау и Туркестан были задержаны пять человек, распространявших листовки "Хизб-ут-тахрир"6.

Вместе с тем, были выявлены проблемы концептуального и процедурного характера, препятствующие более успешному противодействию угрозам со стороны терроризма и экстремизма.

Так, "Стратегия национальной безопасности" оказалась чрезмерно "теоретичной", а поставленные в ней задачи - "размытыми" и недостаточно конкретными. В документе отсутствовали четкие рекомендации, что, как и в какой последовательности необходимо делать государственным органам разных уровней для обеспечения национальной безопасности. В "Государственной программе борьбы с терроризмом" не оказалось толкования самого слова "экстремизм", а также не определены цели и методы работы госорганов в этой сфере. Особенно много неясного в разделе, посвященном причинам и целям преступлений в форме захвата физических лиц. Скажем, невозможно понять, какие требования преступников, захвативших заложников, могут быть отнесены к экстремистским, а какие - к террористическим.

Ряд положений Закона "О борьбе с терроризмом" противоречат международному праву и не только не помогают, но даже мешают правильному выбору методов борьбы с терроризмом и экстремизмом. Так, если терроризм - это в первую очередь специфическое средство политической борьбы, то экстремизм - скорее, мировоззренческая установка по вопросам разрешения общественных проблем, не обязательно связанная с террористической деятельностью. Поэтому те методы, что применяются для борьбы с терроризмом, не всегда оказываются эффективными при противодействии экстремизму. Если в отношении террористических организаций в ситуации угрозы проведения терактов силовой подход оправдан, необходим и, при умелом использовании, достаточно эффективен, то в отношении экстремистских организаций, не прибегающих к террористической практике, он бесперспективен и даже опасен. Все эти крайне важные вопросы не отражены в антитеррористическом законодательстве Казахстана.

ВМЕСТЕ МЫ СИЛЬНЕЕ

Наряду с разработкой национального законодательства, казахстанское правительство активно участвовало и участвует в создании международно-правовой базы борьбы с терроризмом и экстремизмом. Казахстан подписал ряд международных и межгосударственных договоров и соглашений в данной сфере, присоединился к 7 из 12 действующих международных конвенций по противодействию терроризму. Наиболее тесно Казахстан сотрудничает со странами СНГ, сталкивающимися с теми же угрозами и вызовами их национальной безопасности. В рамках Содружества по инициативе президента Казахстана Н. А. Назарбаева был создан Антитеррористический центр, который в настоящее время активно действует. Важным направлением обеспечения национальной безопасности Казахстана стали договоры в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). В нее, как известно, входят Россия и Китай, с которыми у Казахстана колоссальные по протяженности границы. Естественно, очень важны в этом плане и двусторонние договоренности между Казахстаном и Россией, Казахстаном и Китаем7.

Сотрудничество в борьбе с актами терроризма осуществляется также в рамках договоренностей между государствами - членами Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Кроме того, президенты Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана подписали Договор о совместных действиях по борь-

стр. 42


бе с терроризмом, политическим и религиозным экстремизмом, транснациональной организованной преступностью и иными угрозами стабильности и безопасности сторон. Казахстаном заключены также двусторонние соглашения о сотрудничестве в сфере противодействия терроризму и международной преступности с двумя соседними странами - Кыргызстаном и Узбекистаном и нескольким государствами, находящимися за пределами Центральноазиатского региона - Венгрией, Грузией, КНР, Литвой, Молдовой, Россией, Германией, Пакистаном, Турцией и Украиной.

Однако наличие солидной международно-правовой базы не избавляет борьбу с международным терроризмом и экстремизмом от серьезных недостатков и трудностей. К ним в первую очередь следует отнести дублирование функций международных объединений, участником которых является Республика Казахстан; фактически положения о борьбе с терроризмом включены в программу действий каждого из них. Отсутствует координация действий между межгосударственными объединениями: преследуя одни и те же цели, они не используют должным образом опыт друг друга. Да и практически во всех государствах региона отсутствует по-настоящему комплексный подход к угрозам терроризма и экстремизма.

Для Казахстана террористическая угроза страшна не только сама по себе, но еще и потому, что может "инкорпорировать" в себя угрозы его ядерной и информационной безопасности. Об опасности "ядерного терроризма" специалисты-ядерщики и эксперты-политологи говорят уже давно. После событий 11 сентября 2001 г. на эту проблему обращается гораздо больше внимания, чем раньше. К числу основных угроз "ядерного терроризма" относят: распыление высокорадиоактивных материалов с помощью обычных взрывчатых веществ (так называемые "грязные бомбы"), нападение на ядерные объекты и захват полноценного ядерного оружия.

Казахстан вполне может попасть в сферу интересов группировок, нацеленных на "ядерный терроризм". Ведь республика унаследовала от СССР около 40 крупных предприятий оборонной промышленности. Как известно, Казахстан был вовлечен в производство советского ядерного оружия. На его территории, кроме широко известного Семипалатинского испытательного полигона, есть и другие, менее известные: "Азгир", "Меридиан", "Батолиты", "Лира", "Галит", "Сай-Утес". На площадке "Лира" на глубинах 700 - 900 м было создано шесть полостей объемом 45 - 66 тыс. куб. м, предназначенных для хранения газонефтяного конденсата Карачаганакского месторождения. На площадке "Галит" для аналогичных целей было проведено 17 взрывов в массивах каменной соли. Три ядерных испытания прошли на полигоне "Сай-Утес", еще шесть взрывов для изучения геологического строения земной коры проведено по программам "Меридиан", "Регион", "Батолит". Казахстанская добывающая промышленность всегда была основным поставщиком природного урана и цветных металлов, необходимых для производства ракетно-ядерного оружия. Предприятия по разведке, добыче и переработке урановой руды расположены преимущественно в Западном, Центральном и Южном Казахстане8. Гипотетическая возможность "расползания" ядерных компонентов - серьезная проблема для всех стран региона.

Противодействие терроризму в информационной сфере - не менее актуальная задача. Современные информационные технологии существенно меняют образ жизни и мышление людей, механизмы функционирования общественных институтов и органов государственной власти; они способны влиять практически на весь вектор развития общества. Стремительно развивающиеся коммуникационные средства активно принимаются на вооружение террористическими и экстремистскими группами. Не говоря уже об экстремистских сайтах самой разной направленности, в сети Интернет можно найти множество конкретных советов и руководств по "технологии" проведения террористических актов9. Поэтому неспособность государства и общества противодействовать экспансии терроризма и экстремизма в информационной сфере по своим последствиям не менее опасна, чем неспособность противостоять угрозам военного характера.

В Казахстане принят ряд документов: "Концепция информационной безопасности Республики Казахстан", "Государственная программа обеспечения информационной безопасности", "Государственная программа развития информационной инфраструктуры РК", в которых содержатся программные положения относи-

стр. 43


тельно того, как обеспечить информационную безопасность государства на всех уровнях - прежде всего, на национальном и региональном10.

РОССИЯ КАК ГАРАНТ БЕЗОПАСНОСТИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Для большинства стран Центральной Азии Россия остается ключевым внерегиональным партнером, способным хотя бы отчасти удовлетворить их военно-политические, экономические, социальные, культурно-образовательные потребности. Все государства ЦА имеют исторически тесные и многосторонние связи с Россией. Достаточно напомнить о том, что русский язык для этого региона - язык дипломатии, бизнеса и массовой культуры. К тому же РФ уже вышла из числа стран, которые перманентно находятся в неопределенном переходном состоянии. Можно сказать, что для центрально-азиатских стран Россия - естественный зарубежный партнер.

В свою очередь, Центрально-азиатский регион во внешнеполитической стратегии РФ занимает крайне важное место. Это и обширная территория, прикрывающая российские границы с юга; и страны - традиционные торгово-хозяйственные партнеры РФ, богатые природными ресурсами и экспортирующие большую часть добываемого в них углеводородного сырья через российскую территорию; и государства, значительную часть населения которых составляют русскоязычные граждане. Важная роль ЦА во внешнеполитической стратегии России стала особенно очевидной в свете актуализировавшихся в последние годы вопросов о маршрутах нефте- и газопроводов и об их безопасности. Поэтому РФ объективно заинтересована в обеспечении региональной безопасности и стабильности в данном регионе.

Российская внешнеполитическая доктрина многовекторной политики основывается на геополитическом положении страны, обязывающем Москву взвешенно подходить к отношениям со всеми своими международными партнерами. Между тем, проблем в этой сфере у России немало11. Концентрация значительной части этих проблем именно на центральноазиатском направлении стала результатом ослабления прежде малопроницаемой системы безопасности границ со странами "дальнего зарубежья". Тем более, что принятая Федеральной пограничной службой в начале 1990-х гг. "стратегия двух границ", в соответствии с которой рубежи новых государств ЦА рассматривались в качестве первой и фактически основной линии контроля, фактически утратила свою действенность после постепенного вывода российских пограничников из Киргизии, Узбекистана и Туркмении и более чем двукратного сокращения их контингента в Таджикистане12.

Угрозы безопасности России, исходящие из Центральной Азии, можно разделить на две группы - на транзитные или экзогенные, то есть зарождающиеся за пределами ЦА, но достигающие РФ через территорию региона, и на эндогенные - вызревающие непосредственно в Центральноазиатском регионе. Фактически оба эти источника, так или иначе, взаимодействуют, и в силу этого оба получают и внутрирегиональную, и внерегиональную окраску, что непременно должно учитываться политикой РФ по обеспечению ее безопасности.

Если говорить о преимущественно внерегиональных угрозах, то источником "террористических импульсов", которые через ЦА докатывались до территории России, в свое время был Афганистан.

Созданная в свое время при поддержке Пакистана и США радикальная исламская группировка "Талибан" на протяжении 1990-х гг. постепенно обрела силу массового движения, объединившего сторонников исламского (суннитского) фундаментализма и пуштунского национализма13. Серьезную обеспокоенность России, крайне заинтересованной в сохранении светского характера центральноазиатских режимов, вызывала не столько возможность прямого нападения талибов на южные республики СНГ, сколько "идеологическое" влияние афганских фундаменталистов на ситуацию в ЦА. Руководство России и ряда центрально-азиатских государств не без оснований считало территорию Афганистана рассадником терроризма. Здесь длительное время скрывались саудовский террорист-миллионер Усама бен Ладен и возглавляемая им организация "Аль-Каида". Да и вторжения боевиков Исламского движения Узбекистана (ИДУ) на территорию Киргизии и Узбекистана в 1999 и 2000 гг. стали возможными благодаря прямой поддержке талибов, впоследствии предоставивших убежище лидеру ИДУ Джуме Намангани.

После разгрома (далеко не окончательного) талибов в 2001 - 2002 гг. первенство в продуцировании угроз региону и России перешло к преимущественно внутрирегиональным фундаменталистским движениям исламского толка. Наибольшую опасность представляет, наряду с ИДУ, "Хизб-ут-тахрир", транснациональное радикальное исламское движение, региональные ответвления которого обладают высоким уровнем автономности. Хотя небольшие группы "Хизб-ут-тахрир" действовали в центральноазиатских государствах с начала 1990-х, в конце десятилетия их активность в странах региона значительно возросла.

В пропагандистской деятельности "Хизб-ут-тахрир" апелляции к Корану сочетаются с распространением листовок и проведением своеобразных "политинформаций" по актуальным политическим проблемам. Причем "Хизб-ут-тахрир" опирается на молодежь и, активно используя социальное недовольство населения региона, проповедует идеи создания эгалитарного халифата, единства и равенства мусульман всего мира14. Сильнее всего позиции "Хизб-ут-тахрир" в Узбекистане, но в последнее время стало расти число сторонников движения и в Таджикистане и Кыргызстане, причем не только среди этнических узбеков, проживающих в этих странах, но также среди таджиков и киргизов. Преследуя экстремистские цели, "Хизб-ут-тахрир" в то же время подчеркивает, что использует только мирные способы их достижения. В этом - одна из причин популярности движения в регионе. Другие

стр. 44


же причины уже назывались в самом начале данной статьи. Это - многочисленные социально-экономические проблемы, рост коррупции, идейно-политический вакуум постсоветского периода и др.

ИДУ, "Хизб-ут-тахрир" и прочие экстремистские группировки в ЦА, безусловно, рассматриваются правительством РФ в числе источников угроз для безопасности России. Ведь их деятельность ведет к дестабилизации в регионе и угрожает светскому характеру государств - региональных партнеров России. Правда, у Москвы пока нет прямых доказательств того, что идеологи исламских экстремистских организаций в Центральной Азии, подобно их "коллегам" в Чечне, рассматривают Россию и ее население в качестве непосредственных объектов своей террористической деятельности. Вместе с тем, российское руководство не может игнорировать факты такого рода: по свидетельству киргизской прессы, в блокноте одного террориста - малограмотного паренька из узбекского кишлака - под заголовком "Дети шайтана" была нарисована трехглавая гидра с подписями: "русские", "американцы", "евреи"15.

Задача противодействия террористическим угрозам осложняется относительной фрагментарностью последних, преобладанием "сетевых" террористических структур над "вертикально-иерархическими". Эти сложности толкают к упрощенным способам борьбы с новым мировым злом, к попыткам создания некоего "единого международного центра по координации террористической деятельности", роль которого на нынешнем этапе отводится террористической сети, возглавляемой бен Ладеном. При всей информационно-пропагандистской оправданности такой постановки вопроса она не должна заменять собой комплексный подход к противодействию терроризму. А в локально-региональных конфликтах такой подход не должен сводиться к отдельным военным операциям.

Как уже не раз отмечалось выше, источники угроз региональной безопасности ЦА, а также национальной безопасности входящих в регион стран и России не ограничиваются лишь "глобальными" факторами. Не менее (а то и более) важные причины популярности идей экстремизма, прихода молодежи в террористические структуры - внутренние региональные проблемы. Без их учета антитеррористические аспекты политики России по выстраиванию системы региональной безопасности на ее южных рубежах не дадут ожидаемого эффекта16.

ОТ ДКБ - К ШОС

Вклад России в борьбу с терроризмом и экстремизмом в ЦА сегодня выражается, прежде всего, в ее участии в международных договорах и региональных антитеррористических организациях. Российский подход к противодействию данным угрозам, как и казахстанский, подвергся за последние 15 лет существенным корректировкам. Однако если для Казахстана внешний (глобальный) фактор в этом процессе был определяющим (хотя и не единственным), то для РФ в одинаковой степени ключевыми оказались как внутриполитические процессы (распространение терроризма и экстремизма на Северном Кавказе), так и международные события 1999 г.: взрывы в Ташкенте и Баткенские события на юге Киргизии, нарастание террористической угрозы в различных регионах мира.

Довольно долго единственным коллективным органом с участием России, призванным обеспечить региональную безопасность ЦА, был Договор о коллективной безопасности (ДКБ) 1992 г. Основные положения этого договора в целом отражали видение государствами-участниками характера внешней угрозы в период подписания этого документа. В частности, ст. 1 Договора накладывает на своих членов запрет на участие в других военных союзах или в каких-либо группировках стран, действия которых направлены против любого государства - участника данного Договора17. Статья 4 предусматривала, что "...если одно из государств-участников подвергнется агрессии со стороны какого-либо государства или группы государств (курсив автора. - С. С), то это будет рассматриваться как агрессия против всех государств - участников настоящего Договора"18. То есть, безопасность в регионе понималась исключительно как обеспечение защиты от внешней агрессии со стороны другого государства или группы государств. Варианты коллективного противодействия терроризму и экстремизму в тексте Договора отсутствовали. Возможно, в силу именно этих причин ДКБ не оправдал ожидания некоторых государств-участников, и они впоследствии вышли из него.

Другой важный элемент системы региональной безопасности - созданная в 1996 г. "Шанхайская пятерка" - также изначально преследовал иные цели, нежели борьба с терроризмом и экстремизмом. Подписанные в том же году "Соглашение об укреплении доверия в военной области в районе границы"19 и в 1997 г. - "Соглашение о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы" были призваны обеспечить стабильность межгосударственных (курсив автора. - С. С.) отношений вдоль бывшей советско-китайской границы20. К ныне существующим договоренностям по конкретным направлениям многостороннего сотрудничества, таким как борьба с терроризмом, сепаратизмом и религиозным экстремизмом, государства - участники "Пятерки" пришли несколько позже. В первоначальном варианте "Шанхайская пятерка" имела конкретные цели в строго отведенном пространстве, т.е. ставила всего две задачи - обеспечение стабильности вдоль границ и рост взаимного доверия между государствами - участниками этой организации.

Трагические события на Северном Кавказе во второй половине 1990-х гг. (прежде всего, события в Чечне), связанные, в том числе, с деятельностью международных террористов и экстремистов, а также общий подъем террористической угрозы во многих частях мира (и в первую очередь, в ЦА) отчетливо показали российскому руководству, что существующие национальные и региональные системы безопасности не готовы оказать достойное сопротивление хорошо вооруженным и специально подготовленным отрядам исламских радика-

стр. 45


лов. Имеющиеся элементы системы безопасности предназначались для отражения агрессии со стороны других государств, а не для борьбы против немногочисленных, но весьма эффективно действующих отрядов религиозных экстремистов. Осознание данного факта привело к пересмотру подходов к формированию системы региональной безопасности.

По инициативе российской стороны ДКБ и "Шанхайская пятерка" почти одновременно предприняли ряд шагов для ответа на новые угрозы безопасности. На Минском саммите глав государств - участников ДКБ в мае 2000 г. был подписан ряд важных документов, среди которых можно выделить "Меморандум о повышении эффективности ДКБ и его адаптации к современной геополитической ситуации" и "Модель региональной системы коллективной безопасности"21. В соответствии с этими документами, существенно изменился характер деятельности организации. В частности, был сделан акцент на борьбу против международного терроризма и на формирование коллективных миротворческих сил быстрого реагирования. Кроме того, был создан Комитет секретарей Советов безопасности стран-участниц, который в дальнейшем достаточно эффективно обеспечивал координацию деятельности Советов безопасности и подготовку оперативных решений в данной сфере22.

Логическим продолжением усилий российской стороны в деле модификации системы региональной безопасности стали итоги юбилейного саммита глав государств ДКБ, состоявшегося 14 мая 2001 г. в Москве. На нем было принято решение о преобразовании ДКБ в Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ)23, то есть статус организации существенно повысился. Это означало расширение правовой базы и функций действующих органов управления организацией, а также создание в ее структуре новых "целевых" подразделений.

Борьбу с терроризмом и экстремизмом ввела в сферу своей деятельности и созданная в 2001 г. на основе "Шанхайской пятерки" Шанхайская организация сотрудничества. На первом, июньском саммите ШОС была подписана "Шанхайская конвенция по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом". А 7 июля 2002 г., на следующем саммите ШОС - в Санкт-Петербурге - главы всех стран подписали "Соглашение между государствами - членами ШОС о Региональной антитеррористической структуре"24.

Однако, несмотря на заметный прогресс в деле совершенствования системы региональной безопасности, одним из ключевых сегментов которой на сегодняшний момент является борьба с терроризмом и экстремизмом, существуют и определенные проблемы. Самые важные среди них - уже упоминавшееся выше дублирование функций ОДКБ и ШОС при слабой координации действий между ними и недостаточном использовании опыта друг друга.

В российской стратегии региональной безопасности, к сожалению, сохраняется акцент на экзогенном (транзитном) характере терроризма и экстремизма в ЦА в ущерб эндогенным, т.е. произрастающим внутри региона источникам данных угроз. В мае 2001 г. на заседании Совета министров обороны государств СНГ, состоявшемся в Баку, тогдашний глава военного ведомства России С. Иванов предложил проводить "единую оборонную (курсив автора. - С. С.) политику" под знаменем борьбы против терроризма25. Но только ли к "обороне" сводится борьба с терроризмом? Уверен, что в наши дни этого явно недостаточно.

Кроме того, хотел бы особо отметить, что российская сторона в рамках существующих договоров и организаций имеет и даже развивает отношения с такими политическими режимами центральноазиатских республик, которые по многим параметрам являются авторитарными. РФ во многих случаях опирается в борьбе с терроризмом и экстремизмом лишь на государственные структуры, игнорируя институты гражданского общества и местного самоуправления. Ни в одном из подписанных Россией договоров и соглашений, касающихся противодействия терроризму и экстремизму, не присутствуют положения о возможности сотрудничества с негосударственными участниками политического процесса. Курс Москвы на эксклюзивное сотрудничество в антитеррористической борьбе с государственными структурами стран ЦА стал еще более ясным после волны так называемых "цветных революций" на постсоветском пространстве, имевших антироссийский оттенок, и участниками которых были оппозиционные правящим режимам силы, представители региональных элит, а также неправительственные организации26.

Ставка российской стороны на сотрудничество в борьбе с терроризмом и экстремизмом исключительно на правящие режимы стран ЦА вряд ли может быть признана полностью оправданной. Из-за нее существенно сужается круг возможностей в борьбе с данными угрозами, а российские позиции в регионе в случае свержения существующих режимов, не везде имеющих широкую социальную поддержку, становятся чрезвычайно уязвимыми. На наш взгляд, пора разработать "вспомогательное направление" в центральноазиатской политике РФ в виде взаимодействия с оппозиционными этим режимам неэкстремистскими силами и негосударственными институтами стран ЦА.

СТРАНЫ - РАЗНЫЕ, УГРОЗЫ БЕЗОПАСНОСТИ - ОДИНАКОВЫЕ

...Человек, отправляющийся в Россию из Центральной Азии, обязательно пересекает Республику Казахстан. Равным образом, угрозы России, исходящие из ЦА, не могут миновать территорию РК. В этой "географической особенности" - залог сотрудничества наших двух стран в области безопасности. Кроме того, Россия - крупнейший торговый партнер Казахстана. А военно-техническое взаимодействие между Россией и Казахстаном следует рассматривать не только с позиций емкости казахстанского рынка оружия, но и в аспекте долгосрочной государственной стратегии.

Векторы и динамика политических и экономических реформ

стр. 46


в двух странах во многом совпадают. Наличие в Казахстане самой большой в ЦА русскоязычной общины также способствует взаимной заинтересованности стран в развитии дружественных отношений. Казахстан и Россия - государства цивилизационно близкие, и в этом заключается еще одна объективная составляющая их сотрудничества. По словам президента Н. А. Назарбаева, Казахстан и Россия "...солидарны и в стратегическом видении будущего. По самым принципиальным позициям положения "Стратегии развития Казахстана до 2030 г." и российской "Стратегии-2010" пересекаются"27.

По всем этим причинам следует ожидать, что исходящие из Центральной Азии экзогенные и эндогенные угрозы национальной безопасности Казахстана и России будут во многом идентичными, а поле совпадающих интересов двух государств в области борьбы с терроризмом и экстремизмом - широким. Это подтверждает нижеследующая таблица.

В таблицу включены только те угрозы, которые реально или потенциально подрывают/способны подорвать безопасность России и/или Казахстана и которые либо локализуются по источникам своего происхождения в ЦА, либо транзитом пересекают/могут пересечь территорию региона в направлении с юга на север. Поэтому в таблице отсутствуют, например, трафик оружия, который осуществляется в основном из России в Казахстан и через Казахстан в остальные государства ЦА, а не наоборот, а также такие глобальные по охвату и источникам угрозы, как пандемия СПИДа и оружие массового уничтожения.

Как видим, подавляющее большинство угроз -19 из 24 - либо реальны, либо потенциальны одновременно и для России, и для Казахстана. Из них 13 видов угроз в равной мере являются потенциальными для обеих стран, а 4 - в равной мере реальными. Причем все реальные угрозы так или иначе связаны с деятельностью в регионе ЦА организованных преступных групп.

Что касается различий, то они в основном обусловлены тем обстоятельством, что, будучи частью региона Центральной Азии, Казахстан по ряду угроз оказывается более уязвимым, чем Россия. Выражается это, во-первых, в том, что экзогенные и эндогенные угрозы экстремизма и религиозного фундаментализма в ЦА для России остаются пока потенциальными, а для Казахстана они уже стали реальностью. Об этом, как минимум, свидетельствуют уже упоминавшиеся выше факты обнаружения на его территории активистов и листовок "Хизб-ут-тахрир". Во-вторых, в том, что Казахстан потенциально находится в поле нескольких угроз его безопасности, которые для России, по крайней мере, в настоящее время, не могут считаться даже потенциальными. Таковы угрозы конфликтов по вопросам принадлежности приграничных территорий28, водных и энергетических ресурсов трансграничных рек29. А также угрозы конфликтов, которые могут возникнуть на почве сепаратистских устремлений националистических партий или движений этнических меньшинств30 вследствие, например, чрезмерной милитаризации какой-то из стран региона. Заметим, что неблагоприятное для Казахстана развитие политической ситуации в Центральной Азии может стать источником серьезных угроз и для России, причем не только потенциальных, но и более чем реальных.

Казахстан в настоящее время не является страной, с территории которой проистекают для России угрозы терроризма и экс-

Таблица

Области совпадения/несовпадения угроз, исходящих из Центральной Азии

Угрозы, создаваемые

Для России

Для Казахстана

терроризмом (включая ядерный и биологический)

+

+

экстремизмом

+

++

религиозным фундаментализмом

+

++

сепаратизмом/национализмом

-

+

локальными внутрирегиональными конфликтами

-

+

территориальными спорами с соседями

-

+

неурегулированностью проблемы Каспия

+

+

организованной преступностью

++

++

трансграничной контрабандой товаров

++

++

трафиком наркотиков

++

++

трафиком людей/нелегальной миграцией

++

+

эндемичными для региона болезнями

+

+

слабостью национальных вооруженных сил

+

+

обычными вооружениями национальных ВС

-

+

техногенными катастрофами

+

+

состоянием окружающей среды

+

+

проблемами водопользования

-

+

демографическими проблемами

+

+

энергетическими проблемами

+

+

политическими проблемами

+

+

"теневизацией" хозяйственной деятельности

+

+

коррупцией

+

+

безработицей

+

+

бедностью

+

+




(+) Наличие потенциальной угрозы

(++) Наличие реальной угрозы

(-) Отсутствие угрозы

Составлено по: Ашимбаев М. С. Вызовы и угрозы безопасности региона в первом десятилетии XXI века // ANALYTIC, 2003. N 2. С. 13 - 21.; Касенов У. Т. Безопасность Центральной Азии: национальные, региональные и глобальные проблемы. Ал маты, Университет "Кайнар", 1998. 279 с.; Лаумулин М. Казахстан в современных международных отношениях: безопасность, геополитика, политология. Алматы, 2001. 210 с.

стр. 47


тремизма. Но, по мнению многих аналитиков31, есть определенные предпосылки к утрате страной нынешней стабильности. Политический режим в Казахстане по многим характеристикам авторитарный. Широко распространены такие явления, которым государство не в состоянии эффективно противодействовать. Это чиновничий произвол, обширная теневая экономика, коррупция. В случае внезапного и резкого изменения к худшему ныне вполне благоприятной для Казахстана внешнеэкономической конъюнктуры все это может вызвать к жизни националистические движения, готовые взять на вооружение террористические и экстремистские методы. Среди задержанных членов террористических организаций уже встречались казахи, что можно интерпретировать как первые тревожные сигналы грядущих более или менее масштабных "аномальных политических явлений".

Ключевая особенность угроз терроризма и экстремизма - их "многосоставной" характер. Трудно назвать сферы общественно-политической жизни, к которым экстремисты всех мастей, в том числе адепты исламизма, не проявляли бы интереса, стремясь поставить их на службу своим авантюристическим целям. Их активисты проникают в СМИ, различные общественные организации, в учреждения образовательной сферы. Особенно беспокоят их попытки использовать в качестве источника для пополнения своих рядов населения самих стран ЦА. Отсюда - настоятельная потребность не только в борьбе с проявлениями угроз экстремизма и терроризма, но и в профилактике их возникновения, решении проблем, порождающих эти угрозы.

На сегодня нет более эффективной формы борьбы с международным терроризмом и экстремизмом в Центральной Азии и России, нежели взаимодействие всех государств на основе международных договоренностей, создание эффективной системы региональной безопасности. Казахстан и Россия в силу значительной экономической, военной и геополитической взаимозависимости, наличия тесных социокультурных связей, а также совпадения подавляющего большинства национальных интересов могут и должны играть ключевую роль в этой борьбе. Налицо объективные предпосылки к развитию казахстанско-российского сотрудничества в деле совместного противодействия этим угрозам. Как политические и общественные деятели двух стран, так и их народы в целом должны в полной мере использовать эти предпосылки.


1 Жатканбаев Е. Международный экстремизм и терроризм как угроза национальным интересам Казахстана // Саясат-policy, 2005, N 1. С. 26.

2 Там же.

3 Уразбаев А. З. К вопросу о роли превентивных мер в общегосударственной системе противодействия терроризму в Республике Казахстан в контексте региональной безопасности (2005 г.) - http://www.kisi.kz

4 Цит. по: Нурша А., Чукубаев Е. Исламский фундаментализм в свете геополитики. 2006 - http: www.kisi.kz

5 Стратегия национальной безопасности Республики Казахстан - http://www.auditorium.ru

6 Там же.

7 Сыздыков М. - http://news.central.kz

8 Жданова Н. А. Ядерный терроризм и безопасность Казахстана // Analytic, 2004. N 6. С. 20.

9 Дронзина Т. Террористки-смертницы: тендерное измерение феномена нового глобального терроризма // Вестник Евразии, 2005. N 1 (27). С. 162.

10 Дмитриенко Т. А. Обеспечение информационной безопасности и развитие информационной инфраструктуры Республики Казахстан // Analytic, 2003. N 5. С. 13.

11 Сидоров О. Н. Геополитические интересы Российской Федерации по отношению к сопредельным странам // Analytic, 2004. N 6. С. 8.

12 Безопасность и международное сотрудничество в зоне новых границ России. Москва - Волгоград, Научно-образовательный форум по международным отношениям (НОФМО), Волгоградский государственный университет. 2002. С. 432.

13 С середины 1990-х гг. военные победы талибов во многом объяснялись переходом на их сторону подавляющего числа этнических пуштунов, на долю которых приходилось около 60% населения страны и до 80 - 85% личного состава бывших вооруженных сил Афганистана.

14 О "Хизб-ут-тахрир" см. отчеты Международной Группы по предотвращению кризисов (International Crisis Group), например: Исламское движение Узбекистана и Хизб-ут-тахрир: воздействие афганской кампании / Международная Группа по предотвращению кризисов. Доклад по Центральной Азии. Ош/Брюссель, 30.01.2002.

15 К событиям на границах Узбекистана, Таджикистана и юга Киргизии. Сентябрь 2000 г. - http://www.iicas.org/articles/publ_16_11_00_1.htm

16 Уразбаев А. З. К вопросу о роли превентивных мер в общегосударственной системе противодействия терроризму в Республике Казахстан в контексте региональной безопасности // Сборник материалов международной конференции "III Ежегодная алмаатинская конференция по вопросам безопасности и регионального сотрудничества". Алматы, 2005. С. 81 - 88.

17 Текст Договора о коллективной безопасности - http://www.best-pravo.ru/fedl992/data02/texl3784.htm

18 Там же.

19 Официальный сайт ШОС - http://www.shos2007.ru/default.aspx?p_id-27

20 Там же.

21 Официальный сайт ОД КБ - http://www.dkb.gov.ru/start/in-dex.htm

22 Там же. 23 Там же.

24 Официальный сайт ШОС.

25 Шайхутдинов М. Эволюция российской политики в отношении Центральной Азии и Казахстана // Саясат-policy, 2004. N 6. С. 9.

26 Косвенным подтверждением этого может являться реакция России на поддержку Западом "цветных революций" посредством финансирования НПО. См. например: МИД РФ критикует Запад за силовую "демократизацию" СНГ - http://www.novopol.ru/article2921.html; Макаренко ИМ. "Цветные революции" в контексте демократического транзита - http://www.evrazia.org/modules.php7name=News&file=article&sid=2963

27 Назарбаев Н. А. Само время зовет страны и народы к объединению усилий - http://www.ng.ru/ideas/2000 - 06 - 21/8_nazarbaev.html.

28 На сегодняшний день у Казахстана существуют довольно острые споры из-за приграничных территорий с Узбекистаном. На протяжении 1990-х - начала 2000-х гг. фиксировались неоднократные попытки узбекской стороны в одностороннем порядке провести демаркацию казахстанско-узбекской границы - см.: Чеботарев А. Е. Конфликт интересов в системе отношений между Казахстаном и Узбекистаном // Саясат-policy, 2000. N 1. С. 16 - 17.

29 Имеются в виду острые споры Казахстана с Узбекистаном, Киргизией и Китаем по вопросам об объемах водосбора из трансграничных рек и искусственном изменении речных русел (Об этом подробнее см.: Нысанбек У. М. Безопасность водных ресурсов Республики Казахстан: региональные и национальные экологические проблемы // Analytic, 2005. N 1. С. 27 - 36.

30 Для Казахстана острой является проблема уйгурского сепаратизма, которая выражается в том, что часть его уйгурского населения подозревается если не в поддержке, то в сочувствии сепаратистам Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая, что может привести к осложнениям отношений Алматы с Пекином. (Об этом см.: Борисова Е. А. Казахстан: президент и внешняя политика. М., Наталис, 2005. С. 97.)

31 См. например: Грозин А. Что будет с Казахстаном? -http://arabeski.globalrus.ru/print_this/161339; Кузьмин Н. Дело Нурбанка - http://www.expert.ru/articles/2007/05/25/aliev/print


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/КАЗАХСТАН-И-РОССИЯ-ВМЕСТЕ-ПРОТИВ-ТЕРРОРИЗМА-И-ЗА-БЕЗОПАСНОСТЬ-В-ЦЕНТРАЛЬНОЙ-АЗИИ

Similar publications: LKazakhstan LWorld Y G


Publisher:

Цеслан БастановContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Ceslan

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. САХИЕВ, КАЗАХСТАН И РОССИЯ. ВМЕСТЕ - ПРОТИВ ТЕРРОРИЗМА И ЗА БЕЗОПАСНОСТЬ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 07.07.2023. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/КАЗАХСТАН-И-РОССИЯ-ВМЕСТЕ-ПРОТИВ-ТЕРРОРИЗМА-И-ЗА-БЕЗОПАСНОСТЬ-В-ЦЕНТРАЛЬНОЙ-АЗИИ (date of access: 26.02.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - С. САХИЕВ:

С. САХИЕВ → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Цеслан Бастанов
Atarau, Kazakhstan
207 views rating
07.07.2023 (234 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
"ИСЛАМСКОЕ ГОСУДАРСТВО" В ЛИВИИ
7 hours ago · From Цеслан Бастанов
ИСЛАМСКИЕ ФИНАНСЫ И ВЫЗОВЫ СОВРЕМЕННОСТИ
Catalog: Экономика 
3 days ago · From Цеслан Бастанов
ИСЛАМСКАЯ ФИНАНСОВАЯ МОДЕЛЬ: ПЛЮСЫ И МИНУСЫ
Catalog: Экономика 
5 days ago · From Цеслан Бастанов
ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ В ЯПОНИИ
6 days ago · From Цеслан Бастанов
XII СЪЕЗД КПВ В ОЦЕНКАХ ПОЛИТИКОВ И УЧЕНЫХ
7 days ago · From Цеслан Бастанов
XII CONGRESS OF THE CPV IN THE ASSESSMENTS OF POLITICIANS AND SCIENTISTS
Catalog: История 
7 days ago · From Цеслан Бастанов
СОВЕТСКИЕ ЛЕТЧИКИ В НЕБЕ КИТАЯ
9 days ago · From Цеслан Бастанов
АЗИАТСКИЙ БАНК ИНФРАСТРУКТУРНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ
Catalog: Экономика 
9 days ago · From Цеслан Бастанов
"ИСЛАМСКОЕ ГОСУДАРСТВО": ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ
11 days ago · From Цеслан Бастанов
"НОВЫЙ ВЗГЛЯД" - КОНФЕРЕНЦИЯ МОЛОДЫХ ЯПОНОВЕДОВ
13 days ago · From Цеслан Бастанов

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.KZ - Digital Library of Kazakhstan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

КАЗАХСТАН И РОССИЯ. ВМЕСТЕ - ПРОТИВ ТЕРРОРИЗМА И ЗА БЕЗОПАСНОСТЬ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: KZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Kazakhstan ® All rights reserved.
2017-2024, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android