Libmonster ID: KZ-1679

ЧАСТЬ ВТОРАЯ *

ПЕРЕВОД

Сяочэнь Дань Чжи 1

[У=]ван позже [все-таки] взбунтовался 2 и покорил Шан. [Затем он] находился в военном лагере в Чэн 3 . Чжон-гун 4 подарил сяочэню Даню десять связок раковин 5 . [Дань] воспользовался [этим случаем и] изготовил драгоценный жертвенный сосуд 6 .

КОММЕНТАРИЙ

1 Термин сяочэнь в период Восточного Чжоу (VIII-III вв. до н.э.) означал мелкого чиновника или евнуха, служившего во внутренних покоях дворца правителя. См. например: Чжоу ли Чжэн чжу ("Ритуал династии Чжоу" с комментарием Чжэн [Сюаня]). [Б.м.], 1934. Т. 1. Цз. 1. С. 6а, Цз. 2. С. 18Б-19а; 1934. Т. 4. Цз. 7. С. 4а, Цз. 8. С. 5б-6а.

Однако, если судить по надписям на гадательных костях и бронзовых сосудах, сяочэнь в шан-иньское время (XIV/XIII-XII/XI вв. до н.э.) был вторым лицом в государстве после вана, в западночжоуское - чаще всего тоже крупным придворным, но часть инскрипций позволяет предположить, что его позиция могла быть менее значительной. См.: Чжао Чэн. Цзягувэнь цзяньмин цыдянь. Буцы фэнь-лэй дубэнь (Краткий словарь языка надписей на щитках черепах и костях животных. Систематическое учебное пособие по гадательным текстам). Пекин, 1988. С. 58-59; Чжан Я-чу, Ли Юй. Си Чжоу цзиньвэнь гуаньчжи яньцзю (Изучение чиновничьей системы Западного Чжоу по инскрипциям на бронзовых сосудах). Пекин, 1986. С. 43-45, 86-88, 188. В рассматриваемой инскрипций речь идет о приближенном вана. Отмечу, что кроме нее, есть инскрипций и на других сосудах, в состав названия которых входит титул "сяочэнь". См., например: Го Мо-жо. Лян Чжоу цзиньвэньцы даси ту лу каоши (Воспроизведение, дешифровка и исследование ряда надписей на бронзовых изделиях периода династии Чжоу). Пекин, 1957. Т. 1. С. 106, N 77, 78; С. 196, N 165; Т. 2. С. 9б-11a, 12a, 156, 16а-16б, 29б; Т. 6. С. 23а-24б, 25б-26а, 32а-32б, 56б. Такие изделия, как правило, отливались по приказу высокопоставленных сяочэней. В данном случае им был человек по имени Дань.

Чжи - кубок для вина, похожий на амфору, но без ручек, на довольно высоком поддоне и с крышкой. Его высота около 20 см, диаметр устья менее 10 см. Шан-иньские чжи были круглыми, в западночжоуское время появились также квадратные, со скругленными углами, в период Чуньцю наметилась тенденция к удлинению их тулова. См. например: Чжунго мэйшу цюаньцзи вэйюаньхуэй (Редакционная коллегия "Полного собрания [шедевров] китайского искусства") / Гл. ред. Ли Сюэ-цинь // Чжунго мэйшу цюаньцзи. Гуньи мэйшу бянь 4. Цинтунци шан (Полное собрание [шедевров] китайского искусства. Художественное ремесло. Книга 4. Бронза. Том 1; далее - ПСШКИ-Б). Пекин, 1985. С. 53. N 57. Тубань шомин (Пояснения к иллюстрациям; далее - "Пояснения"). С. 19. N 57; Ду Най-сун. Чжунго гудай цинтунци сяо цыдянь (Краткий словарь древнекитайской бронзы). Пекин, 1980. С. 34. В списке 32-х разновидностей бронзовых сосудов, учтенных в известном словаре Жун Гэна и его соавторов, чжи занимает шестую позицию, т.е. такие сосуды были довольно распространенным изделием. См.: Жун Гэн, Чжан Чжэнь-линь, Ма Го-Цюань. Цзинь- вэнь бянь (Конкорданция знаков инскрипций на бронзовых изделиях). Пекин, 1985. С. 1397-1402.


* Часть первая см.: Восток (Oriens). 2001. N 2. С. 121-133.

стр. 145


Сяочэиь Дань чжи - сосуд времени У-вана, как и Да фэн гуй. В коллекции Го Мо-жо нет его изображения; вероятно, он был утерян уже в новое время или находится за пределами КНР. Факсимиле надписи и ее запись современными знаками см.: Го Мо-жо. Указ. соч. Т. 2. С. 16; Т. 6. С. 2б-3а.

2 Здесь довольно необычно использовано наречие хоу - "позже", "позднее", "после", "потом" (Большой китайско-русский словарь / Под ред. И. М. Ошанина. М., 1984. Т. 4. N 10862; далее - БКРС) в самом начале инскрипции, т.е. в ситуации, когда не было никакого "ранее". Го Мо-жо интерпретирует данный пассаж таким образом, что У-ван уже на 9-м: году правления Вэнь-вана и 2-м - собственного правления отправился с армией на восток и дошел до переправы Мэнцзинь (севернее Лояна в пров. Хэнань), где встретился с союзниками. Однако, несмотря на их уговоры, он не стал атаковать Шан-Инь, а сделал это лишь два года спустя, отсюда и выражение "хоу". См.: Го Мо- жо. Указ. соч. Т. 6. С. 26. Если не считать непонятной путаницы с хронологией (эти события происходили в 9-м и 11-м годах правления У- вана, т.е. и Вэнь-ван, и второй год царствования У-вана здесь ни при чем) пояснение Го Мо-жо может быть принято, поскольку оно соответствует описанию действий У-вана в "Ши цзи". См.: Сыма Цянь. Ши цзи (Записи историка). Пекин, 1982. Т. 1. Цз. 3. С. 108, Цз. 4, С. 118, 120-126; он же. Исторические записки ("Ши цзи"). Т. 1 / Пер. с кит. и коммент. Р. В. Вяткина и B. C. Таскина. Общая редакция Р.В. Вяткина. Вступит, ст. М. В. Крюкова. М., 1972. С. 177-178, 183-187.

Слово "взбунтовался", означающее здесь "выступил против", не имеет пейоративного значения по отношению к У-вану. Оно лишь подчеркивает, что после долгих раздумий и колебаний У-ван все-таки решился во исполнение воли Неба пойти походом против иньского Сына Неба - своего правителя с целью наказать его за развратную жизнь и безнравственную политику.

3 Указанный факт не отмечен в "Ши цзи", т.е. данная запись дополняет материал "Записей историка". Чэн - это Чэнгаогуань, важный стратегический пункт на пути с запада на восток, расположенный южнее Хуанхэ, в пределах современного уезда Синъян пров. Хэнань, к востоку от переправы Мэнцзинь. Его второе название - Хулаогуань, ибо, по преданию, чжоуский Му-ван (1001-947 или 947-928 гг. до н.э.) поймал здесь тигра (ху). См. Го Мо-жо. Указ. соч. Т. 6. С. 26; Цы хай. Дили фэньцэ. Лиши дили (Море слов. Отдельный том, посвященный географии. Историческая география). Шанхай, 1984. С. 87, 147; Фудань дасюэ лиши дили Яньцзюсо "Чжунго лиши димин цыдянь" бянь-вэй-хуэй (Институт исторической географии Фуданьского университета. Редакционная коллегия "Словаря китайских исторических топонимов"). Чжунго лиши димин цыдянь (Словарь китайских исторических топонимов). Наньчан, 1989. С. 294,492; Чжунго гуцзинь димин да цыдянь (Большой словарь китайских древних и современных географических названий) / Сост. Цзан Ли-хэ и др. Сянган, 1982, С. 386, 535; Чжунхуа Жэньминь Гунхэго фэнь-шэн дитуцзи (Атлас карт провинций КНР; далее - Атлас. 1974). Пекин, 1974. С. 69-70, С4, С5.

4 Чжоу-гун по имени Дань (? - 1104 гг. до н.э.) был младшим братом У-вана, крупным политическим и военным деятелем, впоследствии регентом Чэн-вана (1115-1079 гг. до н.э.) - малолетнего сына У-вана. Дань принимал активное участие в свержении династии Шан-Инь, поэтому вместе с У-ваном находился в Чэн. Конфуций являлся уроженцем Лу-владения, которое Дань получил от У-вана, и конфуцианцы прославили Чжоу-гуна как образцового цзюнь-цзы (благородного мужа), обладавшего незаурядными умственными и, прежде всего, морально-духовными качествами: "[Среди] поступков человека нет ничего больше сыновней почтительности; в сыновней почтительности нет ничего больше уважения к отцу; в уважении к отцу нет ничего больше сопричисления [его] к Небу, и таким человеком был Чжоу-гун. ...Итак, в [высокой] нравственности совершенномудрых разве может быть [что-нибудь, что] превосходило бы сыновнюю почтительность?" - написано в одной из конфуцианских классических книг. См.: Сяо цзин Тан Сюань-цзун юй чжу ("Каноническая книга о сыновней почтительности" с августейшим комментарием [императора династии] Тан Сюань-цзуна) // Сы бу бэй яо (Полное собрание важнейших текстов всех четырех разделов литературы; далее - СББЯ). Шанхай, [б.г.]. Цз. 5, С. 1а-1б, 2а.

5 Эта инскрипция показывает и значимость Чжоу-гуна, который совершает акт дарения, хотя рядом с ним находится сам ван, и высокое положение сяочэня Даня. Видимо, однако, заслуги Даня не были чрезмерно велики, ибо 10 связок раковин даже для того времени можно считать даром лишь средней величины. Кстати сказать, одинаково звучащие в транскрипции имена Чжоу-гуна и сяочэня в оригинале пишутся разными знаками. См.: БКРС. 1983. Т. 2, N 17, 4261.

6 Буквально: "драгоценный уважаемый (цзунь) сосуд". Цзунь - "уважаемый", "почитаемый", "досточтимый"; однако сочетание цзунь и, завершающее инскрипцию, означает "жертвенные сосуды", "ритуальная утварь". См.: БКРС. 1984. Т. 3, N 5352.

ПЕРЕВОД

И-юй гуй 1 .

И-юй сопровождал [Чжао-] вана в военном походе на юг. [Они] напали на Чу-Цзин 2 . [И-юй] захватил добычу 3 . Воспользовавшись [этим случаем, он] изготовил драгоценный жертвенный сосуд [в честь своего] отца Фу-у. "X" 4 .

стр. 146


КОММЕНТАРИИ

1 Название сосуда записано знаками, исходное звучание которых неизвестно, однако с помощью Большого словаря иероглифов китайского языка можно прочитать его таким образом. См.: Буи. Цзяньцзяыбяо (Дополнение. Иероглифический индекс). // Ханьюй да цзыдянь бяньцзи вэйюаньхуэй (Редакционная коллегия "Большого словаря иероглифов китайского языка" / Ханьюй да цзыдянь (Большой словарь иероглифов китайского языка; далее - БСИКЯ). Пекин, 1990. Т. 8. С. 22,43; 1986. Т. 1. С. 455; 1990. Т. 7. С. 4540. И-юй гуй был изготовлен во время правления Чжао-вана (1052-1002/966-948 гг. до н.э.); надпись на нем состоит всего из 19 знаков, т.е. принадлежит к самым коротким инскрипциям чжоуского периода, однако заслуживает внимания ее содержание. Факсимиле и запись текста см.: Го Мо- жо. Указ. соч. Т. 2. С. 26а; Т. 6. С. 53б-54а.

2 Транскрипция Чу-Цзин вместо возможной Чуцзин обоснована тем, что, будучи наименованием одной страны, т.е. Чу, данное название состоит из двух равноценных частей, каждая из которых может самостоятельно определять указанное царство. Цзин - сокращение от Цзиншань - горной цепи, которая тянется с северо-запада на юго-восток и расположена на западе современной провинции Хубэй, между реками Чанцзян и Ханьшуй, а также от Цзинчжоу - одной из девяти областей, на которые Великий Юй (2205-2198 гг. до н.э.) будто бы поделил тогдашнюю Поднебесную. Именно там была первоначальная территория Чу, поэтому его древнее название звучало Цзин. См.: Шан шу чжэн-и ("Записи о прошлом" с истолкованием их истинного смысла) // Шисань цзин чжу-шу (Тринадцать канонических книг с комментариями; далее - ШСЦЧШ). Пекин-Шанхаай, 1957. Т. 3. Цз. 6. С. 201-205; Мао Ши чжэн-и ("Книга песен и гимнов" в версии Мао Хэна, с истолкованием их истинного смысла) // ШСЦЧШ. Пекин-Шанхай, 1957. Т. 10. Цз. 20. С. 1884; Чунь-цю Цзо-чжуань чжэн-и (Летопись "Весны и осени", вместе с "Хроникой господина Цзо [Цю-мина]" и истолкованием их истинного смысла) // ШСЦЧШ. Т. 27. Цз. 8. С. 350; Чжунхуа Жэньминь Гунхэго фэнь- шэн дитуцзи. Ханьюй пиньиньбань (Атлас карт провинции КНР. Издание с записью китайских названий фонетическим латинизированным алфавитом). Пекин, 1983. С. 19. С4; С. 44, С3. Происхождение топонима Чу обычно не поясняется. Я полагаю, что в его основе могло лежать прямое значение соответствующего иероглифа - прутняк китайский. Данное растение иначе именуется муцзин и принадлежит к роду цзиншу, причем в обоих случаях цзин записывается тем же знаком, который входит в наименование Чу-Цзин. По свидетельству Шо- вэнь цзе-цзы, оба иероглифа являются просто синонимами. См.: Мао Ши чжэн и. 1957. Т. 5. Цз. 1, С. 101; Сюй Шэнъ, Дуань Юй-цай. Шо- вэнь цзе-цзы ("Толковый словарь иероглифов" с комментарием) / коммент. Шо-вэнь цзе-цзы. Гл. 6а. С. 271/676; Чжан Пин-цзы (Чжан Хэн). Нань-ду фу (Ода Южной столице) / Сост. Сяо Тун. Вэнь сюань (Свод литературы). Пекин-Шанхай, 1959. Т. 1. Цз. 4. С. 73.

Что касается похода против Чу, то информация о нем несколько противоречивая, но скорее всего их было два: на 16-м и на последнем годах правления Чжао-вана т.е. соответственно в 1037/951 и 1002/948 гг. до н.э. В инскрипции, предположительно, говорится о первом из них. Кстати, есть еще две коротких надписи об этом же событии, но с другими именами его участников. См.: Чунь-цю Цзо-чжуань. Т. 28. Цз. 12. С. 485; Сыма Цянь. Указ. соч. Т. 1. Цз. 4. С. 134; Фань Сян-юн. Гу- бэнь Чжу-шу цзи-нянь цзи-цзяо дин-бу (Древний текст "Погодовых записей на бамбуковых планках", сверенный и снабженный исправлениями и дополнениями). Шанхай, 1957. С. 25; Чжу-шу цзи-нянь (Погодовые записи на бамбуковых планках) // Сы бу бэйяо (Полное собрание важнейших текстов по всем четырем разделам литературы). Шанхай, [б. г.]. Цз. б. С. 4а; Люй-ши чунь-цю. Гао Ю чжу (Летопись весны и осени господина Люя с комментарием Гао Ю) // Чжу-цзы цзи-чэн (Полное собрание [трактатов] всех [древнекитайских] философов). Пекин, 1956. Т. 6. Цз. 6. Гл. 3. С. 58; Го Мо-жо. Указ. соч. Т. 6. С. 54а-54б.

3 В инскрипции прямо не указано, что добычу захватил И-юй, однако из контекста следует именно такой вывод.

4 Надпись завершается нерасшифрованным знаком, видимо подписью (ср. Восток. 2001. N 2. С. 128, примеч. 7 к тексту 1), графическая форма которого, с точки зрения современного исследователя, больше всего напоминает схематический рисунок человека, несущего поднос (последний элемент, взятый отдельно, на самом деле означает "рот" См.: Конкорданция... С. 57) на приподнятой левой руке. Схожую форму имеют иероглифы тянь - небо, но - детеныш, но более других - у, означающий название царства. См.: Конкорданция... С. 3, 700, 699-700; БКРС. Т. 3. 1984, N 8665, 8628, 8591.

ПЕРЕВОД

Лу-бо Дун гуй 1

В первом месяце вана, [когда] пятый [день месяца] пришелся 2 [на день] гэн-инь, ван так сказал: "Лу-бо Дун. Начиная с твоих дедов и покойного отца, [твои предки] имели заслуги перед царством Чжоу, помогали расширить [его границы на все] четыре стороны света, считали милостью волю Неба и возвеличивали [ее]. [Ныне] ты наследуешь [им], не оступаясь 3 . Я дарю тебе кувшин ароматного вина из черного проса 4 , колесницу, [украшенную] металлом 5 , [и к ней] боковые перекладины с разукра-

стр. 147


шенным покрывалом 6 , орнаментированную переднюю стенку 7 , алую кожаную попону для лошади 8 , тент для колесницы из тигровой шкуры 9 с алой подкладкой, металлические колокольчики 10 , расписные тяжи 11 , металлический хомут 12 , расписной кожаный хомут 13 , четверку лошадей, поводья и узды".

Лу-бо Дун осмелился встать на колени, отвесить земной поклон и, прославляя, выразить благодарность Сыну Неба за необычайную милость 14 : "[Я] воспользуюсь [этим случаем, чтобы] изготовить драгоценный жертвенный сосуд гуй [в честь] моего достославного покойного отца 15 Си-вана 16 . Я буду вечно, [в течение] десяти тысяч лет, пользоваться [этим сосудом как] драгоценностью. [Мои] дети и внуки, беря [с меня] пример, получат такие же милости" 17 .

КОММЕНТАРИИ

1 Дун - имя владельца сосуда. Оно записано знаком, которого нет в Шо-вэнь цзе-цзы и современных словарях (см.: Конкорданция... С. 829; БСИКЯ. Т. 2. С. 1403-1405; Буи. Цзяньцзыбяо. С. 22), поэтому его чтение имеет условный характер, по одному из составляющих его элементов (см.: БКРС. 1984. Т. 4, N 15497). Лу - название небольшого удела, находившегося в районе современного уезда Лу' ань на западе центральной части пров. Аньхуэй (см.: Чжунго лиши дитуцзи. С. 15-16, (4) 6; Атлас. 1983. С. 13, Е3). В период Чуньцю Лу подчинялся Чу, а в 623 г. до н.э. взбунтовался и вошел в союз с племенами восточных и, поэтому чуские армии ликвидировали его (см.: Чунь-цю Цзо-Чжуань. Т. 28. Цз. 19а. С. 738). В начале эпохи Чжоу Лу иногда враждовал с центральной властью. На Да-бао гуе записано: "[Чэн-]ван пошел [карательным] походом на Лу-цзы Шэна и подавил его сопротивление". См.: Го Мо-жо. Указ. соч. Т. 6. С. 27а. По-видимому, после этого Шэн (или его наследник) признал зависимость Лу от Чжоу, в связи с чем предки Дуна могли иметь заслуги перед Чжоу и повысить свой статус с цзы до бо.

Данное Лу пишется другим знаком, чем Лу - родина Конфуция. См.: БКРС. Т. 3. N 9502; Т. 4. N 13660; Т. 2. N 2616.

Лу-бо Дун гуй - сосуд периода правления Му-вана (1001-947 или 947-928 гг. до н.э.). Факсимиле надписи, запись текста современными знаками и его исследование см.: Го Мо-жо. Указ. соч. Т. 2. С. 35а; Т. 6. С. 62а-64б. В коллекции Го Мо-жо нет снимка самого изделия. В академическом собрании древнекитайской бронзы есть очень хорошие иллюстрации трех сосудов, связанных с именем Дун. См.: ПСШКИ-Б. С. 190-191, ил. 210-212, "Пояснения". С. 71-72, N 210-212; см. также: Го Мо-жо. Указ. соч. Т. 1, ил. 83, 173.

2 В оригинале - чэнь цзай. Перевод этого, казалось бы, простого выражения, сопряжен с немалыми трудностями, однако прежде чем приступить к их анализу, обратим внимание на три любопытных факта.

Таблица

Первая хронология западночжоуской бронзы

Годы до н.э.

Имена чжоуских ванов

Имена ванов и появление чэнь цзай

Итого

1122-947

У, Чэн, Кан, Чжао, My

Чэн, 2хКан, 5хМу

раз

1027-928

 

 

 

 

 

946-879

Гун, И, Сяо, И

Гун

раз

927-858

 

 

 

 

 

878-771

Ли, Гун-хэ, Сюань, Ю

2 хЛи

раза

857

 

 

 

 

 

Вторая хронология западночжоуской бронзы

1122-1002

У, Чэн, Кан, Чжао

 

 

 

 

1027-948

 

 

 

1001-895

My, Гун: И, Сяо

5 хМу, Гун

раз

947-888

 

 

 

 

 

894-771

И, Ли, Гун-хэ, Сюань, Ю

2 хЛи

раза

887

 

 

 

 

 

 

стр. 148


Во-первых, если, основываясь на восьмитомном труде Го Мо-жо, подсчитать частоту появления в надписях выражения чэнь цзай в сопоставлении с приведенными выше двумя хронологиями западно- чжоуской бронзы, то получится картина, отраженная в следующей помещенной выше таблице.

Из таблицы следует, что рассматриваемый оборот чаще всего встречается в инскрипциях времен Му-вана (пять раз) и в зависимости от того, к какому периоду отнести данного правителя, резко меняются показатели для первых двух периодов: восемь к одному или три к шести; для третьего же они остаются без изменений. Видимо, то явление, которое передано словосочетанием чэнь цзай, больше всего волновало людей, живших во время правления Му-вана, т.е. на рубеже ранне- и среднечжоуской эпохи.

Во-вторых, чэнь цзай состоит из циклического знака чэнь и глагола цзай - "жить", "обитать в", "находиться в", "быть расположенным в", "занимать (место, пост)". БКРС. Т. 3, N 9669. Т. 2, N 258. И вот загадочный феномен: только чэнь объединяется с цзай - ни один из остальных 11-ти циклических знаков, относящихся к земным ветвям (ди чжи) (см.: Восток. 2001. N 2. С. 127, примеч. 2 к тексту 1), в этой роли не выступает ни разу. Следовательно, чэнь, или чэнь цзай должны были иметь какой-то особый смысл, позже настолько основательно позабытый, что никто больше о нем не говорил и не пояснял его.

В-третьих, не прослеживается какая-либо связь между этим выражением и последующим обозначением дня. Из 11-ти случаев употребления чэнь цзай только 21-й день цикла повторяется дважды (явно случайное совпадение, поскольку соответствующие сосуды были изготовлены при разных ванах), в остальных речь идет о 26, 59, 4, 27, 24, 19, 15, 43, 31-м дне, и никакая закономерность тут не прослеживается.

Раскрытие смысла самого чэнь цзай наталкивается таким образом на практически непреодолимые препятствия. В согласии с обычным построением вводной части инскрипции, в позиции между месяцем и днем находится название части первого из них, типа чуцзи, цзишэнпо и т.п., рассмотренных выше (см. примеч. 15 к введению). Однако ни чэнь цзай, ни чэнь - "пятый циклический знак из двенадцати, знак Дракона, год Дракона, третий месяц (по лунному календарю), время от 7 до 9 часов утра. Весы" (БКРС. Т. 3, N 9669), такого значения не имеют. Более того, в 6-ти случаях из 11 чэнь цзай идет за: чуцзи, цзишэнпо, цзиван (три раза) и цзисыпо, т.п. после всех возможных наименований частей лунного месяца. См.: Го Мо-жо. Указ. соч. Т. 6. С. 35а, 43а, 58а, 656, 67а, 77а. Еще в одной надписи после выражения "В пятой луне" следует фраза: "Ван находился в х" и уж затем чэнь цзай и день дин- мао. См. там же. С. 59а. Нет также связи с конкретным месяцем, ибо перед чэнь цзай называются 7 разных лун, от первой и второй до 12-й и 13-й.

В надписях на гадательных костях иероглиф чэнь имеет форму человека с каменным серпом или другим сельскохозяйственным орудием (так в специальном исследовании его трактует Го Мо-жо) и выражает идею "вспахивать землю", однако используется только в качестве циклического знака. См.: Го Мо-жо. Цзягу вэньцзы яньцзю (Исследование надписей на гадательных костях). Шанхай, 1931. Т. 2. С. 246-266; Чжао Чэн. Указ. соч. С. 264, 269. Смысловая связь чэнь с третьей луной и земледельческими работами отмечена также в "Шо-вэнь цзе-цзы". Гл. 146. С. 745/ЗОа-б, но все эти значения никак не отвечают контексту бронзовых инскрипции.

Возможно еще одно толкование. Чэнь является вместе с тем наименованием Полярной звезды, а также звезд Альфа, Сигма и Тау Скорпиона, из чего можно вывести интерпретацию "созвездие", а рассматриваемый оборот переводить следующим образом: "Когда созвездие соответствовало дню..." См., например: В. Крюков. Ритуальная коммуникация в Древнем Китае. М., 1977. С. 116. Филологически это будет правильная передача оригинала, однако, с моей точки зрения, данная фраза лишена смысла, и прежде всего неизвестно, как понимать соответствие созвездия какому-то дню. Тем не менее я склонен полагать, что именно в астрономии следует искать начало (лишь начало!) разгадки. Первый такой поиск осуществлен в переводе, хотя объяснить, почему именно к пятому дню месяца был прикован повышенный интерес, я пока не могу. Этот вопрос остается без ответа и в том случае, если под чэнь понимать "циклический знак небесной эклиптики" или "пункт соединения Солнца и Луны" (см.: Сыма Цянь. Исторические записки. Т. 4. С. 287; С. 442. Примеч. 154) и соответственно переводить: [Когда] циклический знак небесной эклиптики [пункт соединения Солнца и Луны] пришелся [на день] гэн- инь... ". Вместе с тем можно предположить, что в любом из трех указанных случаев такое астрономически-календарное явление могло быть связано с какими-то обрядами, которые зашифрованным для нас образом зафиксированы в инскрипции. Иначе говоря, я бы в качестве рабочей гипотезы предложил такой вариант: "[когда обряд] чэнь цзай осуществлялся [в день] гэн-инь ...".

3 "Не оступаясь", т.е. не совершая плохих дел, не ошибаясь. Перевод данной фразы: "Ты тоже начинаешь действовать, не ошибаясь" ( В. М. Крюков. Указ. соч. С. 116), является неверным, хотя чжао среди прочих имеет значение "зачинать", "закладывать начало" (БКРС. Т. 2. N 4229). Однако здесь, по мнению Го Мо-жо, этот иероглиф выступает вместо шао - "наследовать", "продолжать" (БКРС.Т. 1. N 2217; Го Мо-жо. Лян Чжоу... Т. 6. С. 63а). Такое прочтение намного лучше сочетается с контекстом и с общей тональностью инскрипции.

стр. 149


4 Ароматное вино из черного проса и душистых трав - цзюй чан (см.: БКРС. Т. 2. N 1348; Т. 4. N 12014 употреблялось для жертвоприношений и приема достойных гостей.

5 В. Крюков переводит выражение оригинала цзинь цзюй как "металлическая колесница". См.: В. М. Крюков. Указ. соч. С. 116. Такие изделия появились значительно позже, да и то в виде небольших моделей, использовавшихся при захоронениях в качестве сопроводительного инвентаря. См., например: Ганьсу шэн боугуань (Ганьсуский провинциальный музей). Увэй Лэйтай Хань му (Могила периода Хань, обнаруженная в деревне Лэйтай уезда Увэй) // Каогу сюэбао. 1974. N 2. С. 90-97; Li Xueqin. The Wonder of Chinese Bronzes. Beijing, 1980. P. 42. Pt 36. Изготовление обычной колесницы из бронзы было бы вообще лишенным смысла, так как из-за ее тяжести она не могла бы передвигаться и служить по своему назначению. Одно из пояснений, согласно которому цзинь цзюй - это арестантская повозка (см.: Ли Цзин-чи. Чжоу и тунъи (Общий смысл Чжоуской книги перемен). Пекин, 1987. С. 94), естественно, тоже не подходит к рассматриваемому случаю. Правильную трактовку подсказывает сравнение этого словосочетания с параллельными терминами: той лу, цзинь лу и сян лу, - которые тоже не означают экипажей, сделанных из яшмы, золота и слоновой кости, а лишь украшенных перечисленными материалами, что четко сказано в специальном параграфе словаря Ши мин. См.: Лю Си. Ши мин (Толковый словарь названий) // Сы бу цункань" (Собрание произведений всех четырех разделов литературы; далее - СБЦК). Шанхай, 1937. Т. 2. Цз. 7; Ши цзюй ди эрши сы ([Часть] двадцать четвертая: толкование [терминов, связанных с] повозками). С. 55а; см. также: Чжоу ли Чзкэн чжу. ("Ритуал династии Чжоу" с комментариями Чжэн (Сюаня]). Т. 1. Цз. 6. [Б. м.], 1934. С. 326-ЗЗа. Там же поясняются и некоторые другие знаки, связанные с перечисленными в инскрипции дарами. Одну из таких украшенных бронзой колесниц, но более раннюю, шан-иньскую, китайские археологи нашли в 1972 г. в Сяоминьтуни вблизи Аньяна. См.: С. Кучера. Китайская археология 1965-1974 гг.: палеолит - эпоха Инь. Находки и проблемы. М., 1977. С. 133-138.

6 Дары вана Лу-бо Дуну, следующие после выражения цзинь цзюй, разделены Го Мо-жо таким же образом, как кувшин вина и колесница, иначе говоря, он их трактует как набор независимых друг от друга предметов. Их названия записаны необычными знаками и даже после изучения довольно путаных пояснений Го Мо-жо в них нелегко разобраться, а тем более передать по-русски. Проанализировав данную надпись в сопоставлении с другими инскрипциями, я пришел к выводу, что это действительно перечень элементов повозки, а не описание ее как таковой (т.е. перевод не должен строиться следующим образом: "...колесницу, [украшенную] металлом, с боковыми перекладинами... передней стенкой..." и т.д.). По сути, речь идет о деталях, приложенных ваном в дополнение к повозке, поэтому в квадратных скобках я добавил: "и к ней". Они, как мне кажется перечислены отдельно, чтобы подчеркнуть щедрость правителя, богатство дара и замечательные качества самих предметов. Необходимо еще пояснить, что в оригинале наименование каждого из них выражено одним иероглифом, однако в переводе порою приходится использовать несколько слов, которые являются передачей прямого смысла знака, а не подразумеваются и потому не поставлены в квадратные скобки. Например, в последнем пассаже имеется иероглиф цзяо, который означает: "перекладина на боковых стойках паланкина (колесницы)" (БКРС. Т. 4. N 10945), что в переводе сокращено до "боковые перекладины".

7 Верхняя балка передней стенки (в данном случае украшенной орнаментом) обтягивалась кожей и служила опорой для человека, который ехал в колеснице. См.: БСИКЯ. Т. 5. С. 3526; Т. 7. С. 4332; БКРС. Т 4, N 14984, 11497.

8 По-видимому, речь идет о выделанной из кожи передней части попоны, прикрывавшей и защищавшей грудь лошади. См.: БСИКЯ. Т. 7. С. 4327; БКРС. Т. 2, N 3253, Т. 3, N 7284.

9 В оригинале ху ме/ми. См.: БКРС. Т. 4. N 12894, 11763; Т. 3, N 6562, 6567, 6489.

10 В надписи, естественно, нет никаких формальных указаний, что цзинь чжун следует понимать во множественном, а не в единственном числе. Поскольку, однако, здесь явно имеются в виду колокольчики, прикреплявшиеся к повозке, а их бывало по меньшей мере два, в переводе использовано множественное число.

11 Это кожаный ремень, который продевался под дном кузова от передней до задней стенки для укрепления днища на оси.

12 Выражение "металлический хомут" (цзинь э) скорее всего тоже не следует воспринимать как цельнометаллическое изделие: оно было бы слишком тяжелым и ранило бы шею лошади (см.: БКРС. Т. 2. N 588; Т. 4. N 12091). Очевидно, это был хомут с какими-то частями (украшениями?), сделанными из бронзы.

13 Данный предмет свидетельствует в пользу нашего понимания выражения цзинь э: "хомут, украшенный металлом". Как видно из перечня, все дары вана отличались художественным исполнением, такими были и оба хомута: один из расписной (тисненой?) кожи, второй - с металлическими украшениями или элементами. См.: БСИКЯ. Т. 7. С. 4509, 4346; БКРС. Т. 2, N 102.

14 В следующем далее фрагменте нет формальных показателей прямой речи, однако наличие в нем местоимений чжэнь ("мой") и юй ("я") позволяет трактовать его предложенным образом. См.: БКРС. Т. 3, N 8664, Т. 4, N 14435.

15 Понятие "покойный отец" выражено иероглифом као, который имеет такое значение: "Отца (фу) [после] смерти называют као ". См.: Лю Си. Указ. соч. Цз. 8; Ши сан чжи диэрши ци ([Часть] двадцать седьмая: толкование [терминов, связанных с] установленным порядком траура и похорон). С. 62а.

стр. 150


16 Имя отца Лу-бо Дуна записано знаком, который имеет (без учета тонов) четыре чтения: ли, си, лай и тай. См.: БСИКЯ. Т. 6. С. 3684-3685; Ло Чжу-фэн. Т. 10. С. 420-421; БКРС. Т. 2, N 702). Среди них си обладает самыми благоприятными значениями: "радость", "счастье" - и к тому же используется как фамильный знак, поэтому я предположил, что именно так звали покойного. Косвенным аргументом может послужить имя чжоуского Си-вана (681-677 гг. до н.э.), в котором используется либо данный иероглиф, либо другой, звучание которого как си не подлежит сомнению. См.: Цы хай 1979. Т. 3. С. 4617; Т. 1. С. 598. В надписи на сосуде Лу Дун ю он назван И-гун. См.: Го Мо-жо. Лян Чжоу... Т. 6. С. 616. Го Мо-жо полагает, что И-гун было храмовым, посмертным именем отца Лу-бо Дуна, тогда как Си-ван - это прижизненный титул. См.: Там же. С. 646. Традиция использовать циклические знаки цзя, и, бин, дин и т.д. в храмовых именах предков сложилась в шан-иньском Китае и зафиксирована в многочисленных гадательных надписях. См., например: "Таблица имен правителей Инь" в "Исторических записках" Сыма Цяня (Т. 1. С. 378-379).

В этой связи заслуживает внимания еще один момент. В соответствии с возникшим в Шан-Инь и при Си Чжоу все еще прочно державшимся этикетом титул ван принадлежал только чжоускому Сыну Неба, о чем свидетельствует и переводимая инскрипция. Однако в ней же мы находим доказательство того, что уже тогда, в XI-X вв. до н.э., когда власть чжоуского монарха была еще крепкой и чжухоу ей послушно подчинялись, глава небольшого удела, в лучшем случае имевший право лишь на титул бо (вспомним информацию о Лу- цзы Шэне; см.: примеч. 1), пользовался более высокими титулами гун и даже ван, причем последний титул он, возможно, имел еще при жизни. В этой связи встает очередная интересная историческая проблема: знали ли правители Чжоу, чьи имена назывались и слова которых записывались в инскрипциях, об их содержании? На первый взгляд (если в поисках ответа ограничиться лишь переводимым текстом), здесь не возникает никаких сомнений, поскольку в надписи зафиксирован прямой разговор Му-вана с Лу-бо Дуном, т.е. чжоуский правитель, естественно, ведал, о чем шла речь, в том числе и об использовании титула вана в сочетании с Си - именем отца луского бо. В сущности, однако, вопрос не столь уж однозначен. Сосуд ведь не отливался по ходу их беседы или в присутствии Сына Неба. Его изготовление происходило некоторое время, возможно несколько недель, спустя после возвращения Дуна в родные пенаты и именно на территории его удела, почти в 800 км от столицы Чжоу (см. примеч. 1). Иначе говоря, объективные условия допускали возможность изменения в надписи содержания разговора и даже полной его фальсификации. Думается, однако, что это чисто теоретическая возможность. В действительности же Дун, как правитель Лу и вассал чжоуского вана, был связан чувством долга и официальными нормами, а как член правящей элиты и человек - моральными устоями и мировоззренческими принципами, которые не позволяли ему действовать таким образом. Иными словами, в инскрипции верно записаны детали происходившего, а также слова его участников, и Му-вану это было известно. Следовательно, он знал о наличии там титула вана и не наложил своего вето, хотя присвоение титулов являлось важной частью властных прерогатив именно Сына Неба, подтверждением и внешним проявлением его особой позиции: не primus inter pares, а высший среди высокопоставленных. Наблюдаемое здесь и в других инскрипциях (см., например: Го Мо-жо. Лян Чжоу... Т. 6. С. 36, 28а, 346, 59а, 61б, 62а; Т. 7. С. 1296, 1476) формально необоснованное использование титулов гуна и вана, как мне кажется, было связано с культовым назначением бронзовых сосудов, допускавшим и даже требовавшим особо уважительного отношения к предкам и поэтому оправдывавшим отмеченное явление. Не исключено также, что чжухоу в своих владениях имели право завышать свой титул, чтобы усилить позицию по отношению к подданным. См.: Ван Го-вэй. Указ. соч. Т. 4. С. 1152- 1153. В то же время, думается, нет оснований полагать, что периферийное расположение Лу могло бы оправдать его своеволие: если оно не находилось в состоянии войны с Чжоу, оно, несомненно, достаточно эффективно контролировалось центром, особенно во всем том, что как раз и касалось отношений с чжоуским Тянь-цзы, а титул правителя Лу играл здесь первостепенную роль.

17 К надписи на Лу-бо Дун гуе в целом необходимо сделать общий комментарий, чтобы отчетливее показать значимость инскрипции как исторического источника. В ее тексте зафиксировано любопытное проявление мышления и образа действий высших членов древнекитайского общества. Оно выражается в ряде последовательных актов или феноменов государственного, культово-этикетного и философского значения, образующих следующую цепочку.

Сначала предки Дуна помогли расширить границы Чжоу, т.е. обрели заслуги в военной и политической сферах. При этом они положительно проявили себя идеологически отношением к воле Неба, которую они почитали и возвеличивали. Затем им наследовал сам Дун и, видимо, хорошо выполнял свои обязанности, иначе вряд ли Му-ван одарил бы его столь щедро. Однако Дун, как и положено было воспитанному древнекитайскому аристократу (напомню, что все случившееся произошло за несколько веков до рождения Конфуция и сложения конфуцианской идеологи), воспринял дар вана не как получение определенных материальных ценностей, хотя перечисленные в инскрипции предметы, несомненно, имели немалую реальную стоимость, а как обретение неоценимой милости вана. Более того, он, в согласии со сложившимся обычаем, вообще отнес его не на свой счет, а на счет своих предков и именно в их честь отлил гуй и поместил на нем переведенную надпись.

Однако на этом временной, родовой и исторический континуум не заканчивается. В него втягиваются или втянутся и потомки Дуна: они тоже должны прилежно служить чжоускому дому - иметь заслуги, по-

стр. 151


лучать милости от вана и так вечно, в течение 10 тысяч лет. Напомнить им об этом и помогать в достижении цели должен и настоящий гуй с его надписью, и те сосуды, которые изготовят дети и внуки Дуна, помещая на них свои инскрипции - завещания, "Testaments of Ancient History", пo меткому определению Ли Сюэ-циня. См.: Li Xueqin. The Wonder of Chinese Bronzes. Beijing, 1980. P. 43). Когда сегодня мы наблюдаем и с исторической перспективы оцениваем необычайную историческую жизнестойкость китайцев, которые не только устояли перед лицом многочисленных катаклизмов - военных, религиозных, этнических и прочих, - но и стали самой многочисленной нацией мира, то, наверное, следует признать: одной лишь биологической витальности для этого было бы недостаточно. Необходима была и психическая сила, которая, с моей точки зрения, как раз и проявилась в широко понимаемой историчности бронзовых инскрипций.

ПЕРЕВОД

Мао гуй 1

В день дин-хай [периода] цзишэнпо 1 одиннадцатой луны 3 вана Жун Цзи 4 вошел [во дворец вана], сопровождая 5 Мао, и остановился в среднем дворе 6 . Жун-бо 7 огласил приказ, [предназначенный] Мао, [в котором] говорилось: "В прошлом 8 твои предки [до самой] кончины защищали 9 дом Жун-гуна. Когда-то 10 твой дед тоже приказал твоему отцу [до самой] кончины защищать людей, [живущих в] Фэн 11 . Безжалостное [Небо] забрало опору нашего дома, [и мы в] глубоком трауре. Ныне я не осмеливаюсь [даже] вообразить, [что] прежние гуны 12 действовали непоследовательно 13 . Я высоко ценю и беру на службу 14 чиновников прежних гунов. Я приказываю теперь тебе [до самой] кончины управлять 15 дворцом в Фэн и людьми, [живущими в] Фэн. Не смей [творить] недобрые дела. Дарю тебе четыре [яшмовых] ритуальных черпака для вина 16 , одну пару яшмы 17 и один жертвенный сосуд для вина - прими [их как] драгоценность! Дарю тебе десять лошадей и десять быков 18 . Дарю [тебе] одно поле в У 19 , одно - в "х1", одно - в Дуй и одно - в "х2" 20 "".

Мао, стоя на коленях, отвесил земной поклон 21 и осмелился 22 , прославляя, выразить благодарность Жун-бо за милость. [Он] воспользовался [этим случаем, чтобы] изготовить драгоценный жертвенный сосуд гуй. Мао [на протяжении] десяти тысяч лет [и его] сыновья и внуки 23 [будут] вечно пользоваться [им как] драгоценностью.

КОММЕНТАРИЙ

1 Маро гуй - сосуд времен И-вана (934-910 или 907-898 гг. до н.э.), т.е. он относится ко П периоду западночжоуской бронзы. См.: Го мо-жо. Лян Чжоу... Т. 1. N 91; Т. 3. С. 73а; Т. 7. С. 856-866. Мао - имя создателя сосуда. О нем, как и о Тянь У из инскрипции на Дафэн гуе (см.: Восток, 2001, N 2. С. 128), ничего неизвестно. В одном из словарей имеется информация, что в состав рода, царствовавшего в южном царстве Чу, входила семья, носившая фамилию Мао (см.: Синши каолюэ. С. 10), но эта информация вряд ли относится к настоящему Мао, хотя полностью исключить такой возможности нельзя. Царство Чу возникло в самом начале Чжоу, если не раньше, и, как пишет Сыма Цянь, выходцы из правящего дома Чу служили Вэнь-вану, Чэн-вану (1115-1079 или 1024-1005 гг. до н.э.) и, возможно, И-вану (894-879 или 887-858 гг. до н.э.; его имя пишется другим знаком, чем И-вана, упомянутого в начале данного примечания. См. соответственно: БКРС. Т. 4. N 14704; Т. 3. N 8816). См.: Сыма Цянь. Ши цзи. Т. 5. Цз. 40. С. 1691-1692. Среди упомянутых им в данной связи людей нет никакого Мао, но это еще ни о чем не говорит, так что вопрос остается открытым.

2 См.: Восток. 2001, N 2. С. 125-126.

3 T. e. 11-го месяца по лунному календарю.

4 Жун - название небольшого удела, находившегося неподалеку от чжоуской столицы в центре южной части современной пров. Шэньси, примерно в 35 км к юго-западу от ее главного города - нынешней Сиани, а также фамилия его владельцев См.: Синши каолюэ. С. 64; БКБС. Буи (Дополнение). С. 20; БКБС. С. 1356; БСИКЯ. Т. 2. С. 1269-1270; Цы хай 1979. Т. 3. С. 3719, 3720; см. также: Го юй (Повествования о государствах) // Госюэ цзибэнь цуншу (Собрание основных трудов китайской науки). Шанхай, 1958. Цз. 1. С. 4-5; Сюй Шэнъ. Дуань Юй- цай. Указ. соч. Гл. 6а. С. 247/186. Следовательно, возможна и иная версия перевода: "жунский Цзи". Какая из них правильнее, в данном конкретном случае сказать трудно; контекст инскрипции как будто говорит в пользу второй. Кем бы Жун Цзи, неизвестно. Его не следует путать с Жун

стр. 152


Цзи (пишется теми же знаками), подданным Чу, о котором говорится в Цзо чжуани См.: Чунь-цю Цзо-чжуань чжэн-и // ШСЦЧШ Т. 28. Цз. 18. С. 648.

Жун в надписях на бронзовых сосудах записывается знаком, которого нет в современных словарях; соответствующее отождествление можно, однако, найти в Конкорданции... (С. 392-393).

5 Буквально: "[находясь] справа [от него]" ( ю - "правый", "справа", "помогать", "поддерживать"). БКРС. Т. 4. N 1818. Два последних значения тоже могут быть использованы для перевода данного иероглифа.

6 Стоящий здесь оборот чжунтин - внутренний двор (см.: БКРС. Т. 2. N 4336; Т. 4. N 11329,11342) или средний двор (я выбрал последний вариант, поскольку слово "внутренний" обычно относится к женской половине дома или дворца, например чжункунь - женская часть дворца, гарем (БКРС. Т. 2. N 4336), довольно часто встречающийся в инскрипциях, свидетельствует, что уже в Х в. до н.э. в Китае сформировалась концепция строительства дворцовых комплексов из ряда главных зданий, "нанизанных" на центральную ось вперемежку с дворами, которая затем передавалась из поколения в поколение в течение всей истории традиционного Китая. Венцом ее воплощения является великолепный ансамбль Гугуна - Зимнего дворца в Пекине. См.: Чжунго лидай дучэн гунъюань (Столицы и дворцово-парковые комплексы Китая сквозь века) / Гл. ред. Янь Чун-нянь. Пекин, 1987. С. 38- 40, 50-51, 55, 74-76; Ащепков Е. А. Архитектура Китая. М., 1958. С. 71-72, ил. 65, 78, 121-123. Чжунтин находился перед большим дворцом и служил местом проведения разных государственных церемоний. Как ни странно, но этого популярного выражения я не нашел в современных китайских словарях, однако оно имеется в японских: наканива - внутренний двор. См.: Большой японско-китайский словарь в двух томах / Ред. Конрад Н. И. М., 1970. Т. 1. С. 665; Огава Тамаки и др. Кадокава син дзигэн (Новый иероглифический словарь [Издательства] Кадокава). Токио, 1979. С. 22.

7 Жун-бо, т.е. глава удела Жун (жунский бо ). Данная инскрипция показывает, что бо в период Западного Чжоу приобрело уже несколько иное значение, чем оно имело при Шан-Инь (ср. примеч. 16 к тексту N 3). Жун-бо - это другое лицо, чем Жун Цзи, хотя, наверное, они состояли в родстве. Он, очевидно, занимал высокий пост при дворе И-вана или его предшественника.

8 Строго говоря, цзай в прямом смысле не имеет значения "в прошлом", однако, будучи наречием времени, оно в инскрипциях обозначает события довольно отдаленного времени, о чем свидетельствует и контекст рассматриваемой надписи. См.: БКРС. Т. 4, N 11673; БСИКЯ. Т. 5. С. 3526-3528; Ло Чжу-фэн. Т. 9. С. 1242-1243; Конкорданция... С. 178. См. примеч. 10.

9 В оригинале здесь использован иероглиф, который Шо-вэнь, а вслед за ним и современные словари отождествляют с цы ("брать под защиту", "заступаться за". БКРС. Т. 2. N 3967; Сюй Шэнь, Дуань Юй-цай. Указ. соч. Гл. 146. С. 742/23а-б; БСИКЯ. Т. 3. С. 2037; Т. 6. С. 4043-4044). Однако в Конкорданции... этот знак поясняется как сы. ("управлять", "заведовать", "быть ответственным за"). БКРС. Т. 3. N 5550; Конкорданция... С. 976. Это вполне соответствует смыслу переводимого текста: "[до самой] кончины управляли...". Ср. примеч. 15.

10 Здесь использована графема, которая идентифицируется с си ("прежде", "раньше", "некогда", "в старину", "давно". См.: БСИКЯ. Т. 2. С. 1519; БКРС. Т. 2, N 2427). При сравнении с цзай (см. примеч. 8) и с учетом контекста можно заключить, что цзай указывало на более отдаленное, а си - на относительно недавнее прошлое.

11 В оригинале стоит сложный знак (назову его условно "х"), фактически не идентифицируемый, который Го Мо-жо отождествил с Фэн, одной из двух столиц Западной династии Чжоу, находившейся приблизительно в 25 км к юго-западу от Сиани, куда чжоусцы перебрались в 1136 г., после победы Вэнь-вана над чунским (Чун - удел, находившийся в пределах нынешней Сиани, бывший в подчинении Шан- Инь) хоу Ху. См.: Мао ши чжэн-и. Т. 9. С. 1407; Сыма Цянь. Ши цзи. Т. 1. Цз. 3. С. 106; Цз. 4. С. 116-118; Го Мо-жо. Лян Чжоу. Т. 7. С. 86а; Чжун-вай лидай. С. 4; Чжунго лиши диту цзи. Дии цэ. Юаньши шэхуэй, Шан, Си Чжоу, Чуньцю, Чжаньго ши ци (Атлас исторических карт Китая. Т. 1. Периоды первобытного общества, Шан, Западного Чжоу, Чуньцю и Чжаньго). Шанхай, 1975. С. 13-14, (3) 6; С. 15- 16, (2) 2; БКРС. Т. 2. N 901). Однако при такой интерпретации возникают некоторые проблемы.

Во-первых, Фэн встречается в инскрипциях не так уже редко - в Конкорданции... собрано 25 графем (см. с. 331-332) и ни одна из них абсолютно не похожа на "х", зато все легко ассоциируются с современной и с зафиксированной в Шо-вэнь формами фэн. См.: БКРС, N 901; Сюй Шэнь, Дуань Юй-цай. Указ. соч. Гл. 5а, С. 208/39а-40б. Этот материал как бы опровергает идентификацию Го Мо-жо.

Во-вторых, появление "х" на Мао гуе тоже не представляет собой единичного случая - в Конкорданции... (с. 41) отмечено его присутствие на 13 сосудах. Помимо того, в инскрипциях встречаются и другие близкие по форме знаки. Я же приведу пример, не указанный в названной публикации, а именно надпись на сосуде Юй гуй, в которой имеется интересная фраза: "В [период] цзишэнпо шестой луны Му-ван находился в "х" цзин (столице "х". - С. К. ). См.: Го Мо-жо. Лян Чжоу. Т. 6. С. 55а. Во время правления Му-вана (1001-947 или 947-928 гг. до н.э.) имелись, как уже говорилось выше, две столицы: Хао [цзин] и Фэн [цзин], расположенные неподалеку друг от друга (см.: Чжунго лиши диту... С. 15-16, (c)2), и только в них мог пребывать чжоуский правитель. Однако знак хао имеет в инскрипциях форму настолько непохожую на "х", что всякая попытка отождествить их обречена на провал. Таким образом, на мой взгляд, Юй гуй решаю-

стр. 153


щим образом подтверждает правомочность постановки знака уравнения между "х" и Фэн, что и было отражено в переводе.

Возможный вариант перевода рассмотренной фразы: "...управлять людьми, [живущими в] Фэн".

12 По-видимому, имеются в виду те правители Жун, которые назначили отца Мао на должность заведующего людьми из Фэн, благодаря чему он и стал "опорой нашего (т.е. правящего. - С. К. ) дома". Очевидно, что теперь эти обязанности должен был выполнять сам Мао, и поэтому Жун-бо зачитывает ему соответствующий приказ. Не исключено также, что выражение сянь гун здесь и ниже следует понимать в единственном числе: прежний гун.

13 В оригинале здесь использованы два иероглифа цзинь туй, имеющие противоположные значения: "продвигаться вперед" - "пятиться назад", "увеличивать" - "уменьшать", "подниматься" - "опускаться" и т.п. (см.: БКРС. Т. 4. N 11062; Ло Чжу-фэн. Т. 10. С. 986), чем выражается идея непоследовательности, колебаний, неуравновешенности, которую мы передали словом "непоследовательно". Смысл же фразы в данном контексте означает следующее: "Я абсолютно уверен, что прежние гуны отбирали на высокие чиновничьи посты действительно стоящих людей".

14 Жун-бо употребил тут два глагола: мао ("считать превосходным", "высоко ставить", "восхищаться") и чэн ("одобрять", "хвалить", "восхищаться", "выдвигать", "брать на службу"). БКРС. Т. 4. N 14713; Т. 3, N 6786. Как видно, значения обоих знаков частично совпадают, поэтому возможна их совместная трактовка: "Я высоко ценю чиновников прежнего гуна ". Однако последующий текст подсказал вариант, отраженный в переводе.

15 Здесь стоит тот же оборот сы цы/сы, что и выше (см. примеч. 9), однако в этом месте вариант "управлять" мне представляется более уместным, чем "защищать", ибо речь идет о других объектах, которыми должен заниматься Мао.

16 В оригинале: цзаньчжан. БКРС. Т. 4. N 13987; Т. 2. N 3670. Относительно чжан нет проблем, идентификация же цзань вызывает серьезные сомнения. Поскольку, однако, в рамках настоящей публикации их решить невозможно, я принял точку зрения Го Мо-жо. Отмечу все же, что акт дарения четырех черпаков, зафиксированный на другом сосуде того же времени, а именно на Ши- цзюй и (см.: Го Мо-жо. Лян Чжоу... Т. 7. С. 84а), на который Го Мо- жо ссылается в подтверждение своего отождествления, лишь усиливает неуверенность. Во-первых, соответствующий знак на Ши-цзюй и почти ничем не похож на графему, имеющуюся на Мао гуе. Ср.: Го Мо- жо. Лян Чжоу... Т. 2. С. 70а; Т. 3. С. 73а. Во-вторых, иероглиф на Ши цзюй и Жун Гэн и его соавторы с основанием отождествляют с хуань - "кольцо", "перстень", "круг" (БКРС. Т. 3. N 9810; БСИКЯ. Т. 2. С. 1140, в последнем приведены формы хуань с бронзовых инскрипций и именно такие, как на Ши-цзюй и. См.: Конкорданция... С. 25) и таким образом косвенно отвергают точку зрения Го Мо-жо. В-третьих, в БСИКЯ не отмечено наличие знака цзань в инскрипциях, не нашел я его и у Жун Гэна. См.: БСИКЯ. Т. 2. С. 1147; Конкорданция... С. 1495. Есть и другие моменты, но их рассмотрение завело бы нас слишком глубоко в дебри надписей на бронзе, поэтому я их оставляю в стороне.

Отмечу, однако, еще один любопытный факт, связанный с данным пассажем. Цифра "четыре" (сы), которая в согласии с нормами древнекитайского письменного языка должна была бы следовать за цзаньчжан, т.е. должно бы быть цзаньчжан сы, здесь написана сбоку справа от них и на высоте промежутка между ними. Можно бы предположить, что речь идет о дарении двух цзанов и двух чжанов, либо еще более обыкновенно - знаки цзанъ и чжан следует удвоить. Стандартная формула - она появится ниже - цзы цзы сунь сунь (дети и внуки) записывается именно таким образом: цзы и две черточки справа, сунь и тоже две черточки справа (см. примеч. 23). Однако в данном случае, судя по всему, речь действительно идет о четырех предметах, а странность записи объясняется, возможно, тем, что первоначально количество предметов не было указано (например, по ошибке резчика надписи), и цифру добавили, когда изготовление текста, или хотя бы данной его части, уже было завершено.

17 Яшма, особенно красивая, высоко ценилась древними китайцами - все регалии делались именно из нее. Среди предметов, которые правитель дарил своим приближенным, очень часто фигурируют цзюэ (БКРС. Т. 3. N 10491) - два куска обработанной яшмы, подобранных таким образом, что они составляли пару (см.: БСИКЯ. Т. 3. С. 2163; Ло Чжу-фэн. Т. 6. С. 1504) и воспринимались как единое целое.

18 Как можно судить по надписи на Ху дине - сосуде времен Сяо-вана (909-895/897-888 гг. до н.э.), наследника И-вана, тогда цена одной лошади равнялась цене пяти человек (рабов?). См.: Го Мо-жо. Лян Чжоу... Т. 7. С. 96). Если бы Мао получил только этих 20 животных, т.е. эквивалент не менее ста человек, то и так он бы был щедро одарен.

19 Выражения си юй ("дарю в") и и тянь ("одно поле") в оригинале повторены четыре раза; китайский язык это вполне допускает. Я же при переводе руководствовался нормами русского языка.

20 Оба односложных названия, обозначенных мною как "х1" и "х2", состоят из неизвестных знаков. Расположение всех названных местностей мне неизвестно. Здесь кончается речь Жун-бо.

21 В инскрипциях в описанной ситуации реципиент дара совершает церемонию, стандартно выраженную четырьмя знаками: байшоу цишоу. Первая пара означает: "встав на колени и сложив руки перед грудью так, что левая ладонь охватывала правую руку, сложенную в кулак", "совершить поклон, коснувшись рук головой"; вторая: "земной поклон на коленях, при котором голова касалась рук, положенных на землю". См.: Ло Чжу-фэн. Т. 6. С. 427; Т. 8. С. 119; БСИКЯ. Т. 7. С. 4369; БКРС. Т. 2. N 4191,

стр. 154


2593. Использование обоих выражений вместе было призвано подчеркнуть вежливость совершаемого обряда, который, впрочем, не зависел от социального положения исполнявшего его человека. См. примеч. 22.

22 Слово "осмелился" (гань) широко использовалось в Древнем Китае, когда один из собеседников хотел подчеркнуть свое уважительное отношение к другому. БКРС. Т. 3. N 10597. Характерным примером может служить беседа, описанная в Шан шу, двух высших лиц чжоуского государства: Чжоу-гуна (ум. в 1104 г. до н.э.), дяди Чэн-вана (1115-1079 гг. до н.э.) и регента во время его малолетства, и самого Чэн- вана, достигшего совершеннолетия и получившего бразды правления из рук Чжоу-гуна. В ходе этой беседы оба они неоднократно совершают церемонию байшоу цишоу, описанную выше, а говоря о своих действиях, почти всегда перед главным глаголом ставят вспомогательный - гань. См.: Шан шу чжэн-и // ШСЦЧШ. Т. 4. Цз. 15. С. 538-551.

23 Здесь как раз и появляется выражение цзы цзы сунь сунь и его особая форма записи, о которых говорилось в примеч. 16.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/ИНСКРИПЦИИ-НА-БРОНЗОВЫХ-ИЗДЕЛИЯХ-ОСОБЫЙ-ВИД-ИСТОЧНИКОВ-ПО-ДРЕВНЕЙ-ИСТОРИИ-КИТАЯ-2022-02-18

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Вступительная статья, перевод с древнекитайского и комментарии С. КУЧЕРЫ, ИНСКРИПЦИИ НА БРОНЗОВЫХ ИЗДЕЛИЯХ - ОСОБЫЙ ВИД ИСТОЧНИКОВ ПО ДРЕВНЕЙ ИСТОРИИ КИТАЯ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 18.02.2022. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/ИНСКРИПЦИИ-НА-БРОНЗОВЫХ-ИЗДЕЛИЯХ-ОСОБЫЙ-ВИД-ИСТОЧНИКОВ-ПО-ДРЕВНЕЙ-ИСТОРИИ-КИТАЯ-2022-02-18 (date of access: 04.10.2022).

Publication author(s) - Вступительная статья, перевод с древнекитайского и комментарии С. КУЧЕРЫ:

Вступительная статья, перевод с древнекитайского и комментарии С. КУЧЕРЫ → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
133 views rating
18.02.2022 (228 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЯПОНИЯ, ЯПОНЦЫ И ЯПОНОВЕДЫ
46 minutes ago · From Казахстан Онлайн
Королева песни
21 hours ago · From Казахстан Онлайн
Пустыня в стране, в душах людей и на страницах книг
Catalog: История 
21 hours ago · From Казахстан Онлайн
"КУЛИНАРНАЯ ДИПЛОМАТИЯ" В ДЕЙСТВИИ
Catalog: Лайфстайл 
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Калейдоскоп. КУВЕЙТ
Catalog: История 
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Похищение людей - преступление против человечества
Catalog: Право 
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Опыт "врастания" филиппинцев в американское общество
6 days ago · From Казахстан Онлайн
ПЕРСИДСКИЙ ЗАЛИВ. БОЛЬШАЯ НЕФТЬ -БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА
6 days ago · From Казахстан Онлайн
КИТАЙ. ДИСНЕЙЛЕНД - спаситель Сянгана
Catalog: Экономика 
8 days ago · From Казахстан Онлайн
ИСМАИЛИЗМ В ПОИСКАХ ИСТИНЫ
8 days ago · From Казахстан Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ИНСКРИПЦИИ НА БРОНЗОВЫХ ИЗДЕЛИЯХ - ОСОБЫЙ ВИД ИСТОЧНИКОВ ПО ДРЕВНЕЙ ИСТОРИИ КИТАЯ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2022, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones