BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: KZ-1450
Author(s) of the publication: А. В. Головнин

Share this article with friends

Увольнение князя Суворова от должности петербургского генерал-губернатора и его оправдательная записка (1866 год)

Некоторые лица из недоброжелателей петербургского генерал-губернатора князя Суворова воспользовались событием 4 апреля 1866 г., чтоб разными путями выставлять государю, что при слабом управлении слишком доброго князя Суворова составились в Петербурге обширные злоумышленные общества, которых полиция не преследовала и что сверх того самая должность генерал-губернатора в Петербурге есть должность совершенно лишняя и составляет тягость для городского бюджета, а полиция, особенно политическая часть оной, требует совершенного преобразования.

Вследствие этого в том же апреле должность генерал-губернатора была упразднена, князь Суворов уволен от должности без всякого знака монаршего благоволения или признательности (например, рескрипта), из Варшавы вызван тамошний генерал- полициймейстер Трепов и назначен петербургским обер-полициймейстером с подчинением по делам политической полиции новому шефу жандармов и начальнику тайной полиции графу Шувалову. Тогда же начались действия Следственной комиссии под председательством графа Муравьева для изыскания всех отраслей преступного замысла и обнаружения зла в самом корне.

Князь Суворов почувствовал себя весьма оскорбленным и не скрывал своего неудовольствия и огорчения, говоря открыто, что с ним было поступлено крайне несправедливо. Он дождался окончания действий помянутой Следственной комиссии и учрежденного вслед за нею Верховного уголовного суда и представил государю чрез императрицу в начале декабря 1866 г. записку, в которой доказывал неосновательность обвинений против бывшего городского начальства Петербурга в бездействии и в том, что оно будто не очистило столицу от накопившихся в ней вредных политических элементов. В этой записке князь Суворов указывает напротив, что действиями городского начальства и полиции с конца 1861 до весны 1866 г., т. е. во время его управления Петербургом, столица была именно очищена от этих элементов, проявившихся с силою в 1861 г., и очищена настолько, что комиссия графа Муравьева, которая действовала в самых обширных размерах и не стеснялась никакими законами и формами, ничего не могла найти заслуживающего сколько-нибудь внимания, Петербург оказался вовсе не заключающим в себе того накопления вредных политических элементов, тех многочисленных злоумышленников того вредного настроения, о которых с такою уверенностью говорил граф Муравьев и которые обещал раскрыть.

В записке князя Суворова есть некоторые весьма любопытные данные. Так например, из нее видно, что в 5 1 / 2 месяцев 1866 г. по распоряжению графа Муравьева:


Продолжение. См. Вопросы истории, 1996, NN 1 - 2, 4 - 6, 9 - 10; 1997, NN 1 - 7.

стр. 57


1) Преданы были Верховному уголовному суду из жителей Петербурга только трое, а именно: Кобылин, Никольский и Худяков. Из них первые два признаны судом невинными и освобождены от всякого преследования, а третий, Худяков, признан виновным в издании вредных книг, в знании о существовании в Москве тайного революционного общества и в сношениях с заграничными агитаторами.

2) Произведено было в Петербурге в течение одного апреля 450 обысков и привлечено к следствию из жителей Петербурга до 1200 лиц. Это доказывает в каких огромных размерах действовала комиссия и какую массу бумаг взятых у помянутых лиц пересмотрела.

3) Из числа означенных 1200 лиц комиссия арестовала 130, а все остальные были освобождены от следствия и дела о них прекращены.

Относительно этих 130 лиц в записке князя Суворова говорится: "При таковом положении дела весьма естественно является вопрос: какой же именно вредный элемент найден комиссией графа Муравьева в составе петербургского общества и кто такие 130 человек, которых признано было необходимым заарестовать? Первый вопрос разъясняется словами самого графа Муравьева, который заявил, что "комиссией обнаружены в столицах некоторые отдельные тайные деятели, которые под фирмою литературных занятий, были руководителями разных социалистических изданий, переводов, учебников для народа и иных книг в видах распространения социалистического учения. Они также были участниками в составлении разных обществ, читален, артелей, бесплатных школ и иных учреждений, имевших целию под видом благотворения соединять и объединять в социалистическом и противоправительственном направлении мысли молодого поколения".

Из сих отдельных деятелей граф Муравьев назвал более замечательных: Лаврова, Путяту, Константинова, Линева, Альбертини, Михайлова, Яковлева, Благо-светлова, Печаткина, Рождественского.

Таким образом, единственное открытое комиссией зло, таившееся в Петербурге, сводится на указание, что в нем существовали лица с социалистическими и нигилистическими направлениями, но это обвинение не может падать на один только Петербург. Социализм и нигилизм созрели не в тайне, а порождены были литературою и журналами, которые читались всей Россией. Если "Современник" и "Русское Слово" имели громадный успех, то это было не потому, чтобы один только Петербург признавал проповедываемые ими вздорные теории, а потому что внутри России на эти журналы было много подписчиков, что выражало степень сочувствия к ним провинциальных жителей.

Значит, зло это было не местное, а общее; поэтому обвинять в нем петербургское общество невозможно, да и во всяком случае подобное обвинение может падать столько же на него, сколько и на городские власти, если окажется по строгой проверке, что ими не было принимаемо никаких мер к предупреждению развития в обществе подобного направления. В этом отношении нельзя не упомянуть, что петербургское городское управление не ограничивалось одним только преследованием наружного проявления социализма и нигилизма в столице, но в двух случаях дало правительству возможность и законный предлог приступить к коренному расследованию этого зла. Один случай касается того кружка нигилистов, который был устроен г. Слепцовым в Надеждинской улице в доме Бекмана, а другой относится к увозу г. Ножиным своей сестры из дома родительского для обращения ее в нигилистку. Городское управление не может считать себя виновным в том, что обоим делам этим не дано серьезного значения. Точно так же городское управление не может принять на себя ответственность за то, что некоторые отдельные тайные деятели под фирмою литературных занятий были руководителями разных социалистических изданий, переводов, учебников для народа и других книг в видах распространения социалистического учения, потому что предмет этот не относился до городского управления.

Что же касается до существования в столице равных обществ, читален, артелей, бесплатных школ и иных учреждений социалистического и противоправительственного направления, то предмет этот требует нескольких слов для своего разъяснения.

Покойный граф Муравьев неоднократно выражал полное свое убеждение в сильной зловредности существования всех поименованных выше обществ и в особенности тех, которые образовались в последнее время в Петербурге, где, по словам его, был рассадник всех революционных попыток. Он обещал даже различным

стр. 58


депутациям, являвшимся к нему, разоблачить эти беспорядки и представить положительные о них факты. Поэтому нет основания предполагать, чтобы граф Муравьев при обширных своих расследованиях мог оставить без внимания какой-либо случай из тайной истории этих обществ, который прямо или косвенно служил бы подтверждением высказанных им мыслей о них. И, действительно, розыск был произведен самый тщательный; уставы всех устроенных в Петербурге обществ были просмотрены; агенты графа Муравьева строго проследили деятельность каждого из них, и со всем тем в результате оказалось только, что вследствие заявления покойного графа Муравьева, основанного на частных, безымянных указаниях, проверенных его агентами, закрыты были женская гимназия у Таврического сада, бесплатная школа, устроенная г-жою Европеус и читальня при библиотеке г. Яковлева. Этот факт, как кажется, указывает весьма положительно на то, что ни по розыску графа Муравьева, ни в огромнейшей массе бумаг, отобранных у частных лиц и пересмотренных Следственной комиссией, и ни в такой же массе переписки, образовавшейся от показания лиц, как заарестованных комиссией, так равно и лиц привлеченных к следствию, не встретилось ни одного обстоятельства, которое дало бы повод не только к обвинению устроенных здесь обществ в неблагонадежности, но даже и основания возбудить какое-либо по сему предмету расследование.

Но зато в особенности рельефно выказалось при этих розысках то обстоятельство, что ни одно из обществ, образовавшихся в последнее время в Петербурге не имело не только какой-либо связи с открытым в Москве тайным революционным обществом I , но даже и с теми ассоциациями, которые оно начало устраивать в Москве в оправдание Петербурга, на который граф Муравьев взводил столь резкое осуждение; нельзя не прибавить еще и следующего обстоятельства: при наименовании различных городов, куда московское революционное общество предполагало разослать своих агентов с преступными целями, о Петербурге не упомянуто ни слова. Из этого видно, что обществу этому было известно нравственное настроение Петербурга и что оно не могло рассчитывать в нем на какой-либо успех. Этот взгляд их на Петербург еще раз проявляется в показаниях Страдена и Ермолова, которые письменно заявили, что они опасались оставаться дома в Петербурге, боясь чтобы полиция не проследила за ними.

Затем остается разъяснить самый главный пункт, который может дать окончательное определение тому нравственно-политическому направлению, которое существовало в Петербурге в начале нынешнего года, т. е. определить степень виновности тех 130 человек, человек, которых комиссия нашла необходимым заарестовать.

Всех вообще лиц заарестованных в период существования Следственной комиссии графа Муравьева было 191 человек. Из них: лиц проживавших в Петербурге 130 чел. Привезенных из Москвы и других мест 61 чел.

Из лиц, проживавших в Петербурге: а) отданы под Верховный уголовный суд 3 чел. (Кобылин, Худяков и Никольский); б) отправлены в разные ведомства 13 чел.; в) освобождено от ареста 96 чел., г) осталось под следствием 18 чел.

Из лиц, привезенных в Петербург из Москвы и других мест: а) отданы под Верховный суд 33 чел.; б) освобождены от ареста 15 чел.; в) осталось под следствием 12 чел.; г) передан в III отделение Собственной его императорского величества канцелярии 1 человек.

Цифры эти указывают сущность дела, но для полноты его необходимо еще разъяснить какого рода обвинения падали на некоторых лиц из тех 13-ти человек, которые отправлены в разные ведомства, и из тех 18-ти человек, которые остались под следствием по закрытии Следственной комиссии графа Муравьева.

Из числа 13-ти человек, отправленных в разные ведомства, двое отданы были под военный суд - фельдъегерь Климов и полковник Лавров, и один переведен на службу в другой город - поручик Михайлов, распорядитель закрытой бесплатной школы; что же касается остальных, то все они были заарестованы или по оговорам, неподтвердившимся при следствии, или за произнесение в трактирах неуместных слов, или по подозрению в неблагонадежности. Вот имена их с обозначением за что были арестованы:

Из числа 18-ти лиц, оставшихся под следствием, было: - по Гейдельбергскому делу II - 6 чел. (Владимиров, Линев, Константинов, Михайлов, Альбертини, Нагель); по делу о сбыте фальшивых бумажек 10 чел.; (Киборт, Вингарт I, Вингарт 2, Заводовская, Стецкович, Лейнордт, Карпинский, Урбанович,

стр. 59


Виллисовский и Соколовский); Европеус, Никольский - производились дознания по поводу падавшего на них подозрения в неблагонадежности.

Имена

За что арестованы

Куда отправлены

Отставной прапорщик Бабковский

за неуместные слова в трактире

к шефу жандармов

Однодворец Ляскин

по оговору крестьянина

к шефу жандармов

Вольнослушатель Технологического института Выгановский

за найденные у него старые школьные сочинения

в Вильно

Канцелярский служитель Калинин

сам вызвался открыть тайну

в Тверь

Провизор Вильчевский

за неуместные выражения

к шефу жандармов

Вдова генерал-майора Таневская

по подозрению в неблагонадежности

к шефу жандармов

Поручик Главного интендантского управления Немиров

за неуместное поведение в гостинице

к военному министру

Мещанин Трофимов

за неуместные поступки в пьяном виде

к оберполицмейстеру

Поручик артиллерии Дьяченко

за выдачу пороха Каракозову

к военному министру

Студент Техн[ологического] ин[ститута] Валюжинин

по оговору в неблагонадежности

в Вильно

Общий вывод из всего изложенного здесь сводится на то, что в Петербурге после самого энергического расследования, произведенного комиссиею графа Муравьева, и после судебного следствия в Верховном уголовном суде, стремившегося раскрыть все нити обсуживаемого им дела, не нашлось решительно никакого зловредного элемента, который мог бы набросить на него неблаговидную тень или указать какую-либо солидарность с неслыханным и поразившим всю Россию событием 4 апреля. Между тем ввиду этого события до окончания еще следствия и суда и до приведения в ясность всех обстоятельств дела на С. -Петербург пало обвинение будто бы в создании той почвы, откуда могло выродиться столь тяжкое преступление.

Обвинение это весьма естественно должно было возникнуть в мнении пораженного и встревоженного общества уже потому, что событие совершилось в Петербурге; но вместе с тем нельзя не упомянуть, что оно возникло не на основании положительных фактов, которые не были известны в то время, а вследствие различных воззрений и предположений. Теперь же, когда следствие и суд окончены, когда виновники злодейского замысла обнаружены, когда гнездо или почва, на которой созрел нарыв столь страшного зла, обнаружено следствием и когда, стало быть, частные мнения и предположения не должны более иметь места в деле столь великой важности, остается решить вопрос: в какой мере Петербург заслуживал нарекание, взведенное на него и справедливо ли это нарекание? Для разрешения этих вопросов в настоящее время имеются положительные факты, добытые строгим следствием и судом, а потому на совокупности этих фактов может быть восстановлена истина и уничтожено всякое значение личных произвольных толкований насчет Петербурга. Если же к этим фактам присоединить еще беглый обзор того нравственном настроения Петербурга, которое было в нем назад тому 5 лет, то подобное сопоставление двух не очень дальних друг от друга эпох может содействовать разъяснению сущности дела.

Всем известно, что в конце 1861 ив начале 1862 гг. разволнованное и неестественное настроение в Петербурге доходило до крайних размеров. В то время университетская молодежь, в порывах своеволия и под влиянием некоторых тайных лжеучителей, могла решиться пройти весь город для истребования от своего начальника отчета в его действиях и могла даже решиться стать лицом к лицу с вооружен-

стр. 60


ною силою, которая была выслана для усмирения толпы студентов. В то время сыпались во всех сторон нелепые воззвания и прокламации, весьма ясно указывавшие на существование в городе не одних только отдельных личностей, проникнутых зловредными побуждениями, но и целых обществ, организовавшихся с намерением распространять во всех слоях городского населения противозаконные идеи. Преступная деятельность некоторых сформировавшихся в то время кружков и обществ, развиваясь в тайне, поражала все городское население неслыханной дерзостью, и за всем тем большинство городского населения, не разделяя нисколько преступного образа мыслей тогдашних политических деятелей, оставалось посторонним, равнодушным зрителем всех беззаконий, которые совершались перед ним и ввиду всех. Городская администрация того времени, несмотря на спокойное состояние большинства петербургского населения, действовала ввиду явных проявлений анархического начала между некоторой частью молодежи, более чем осторожно, потому что между ею и городским обществом не было той нравственной связи, основанной на взаимном доверии, которая дает силу, значение и поддержку всякому городскому управлению.

В таком ли виде является Петербург в начале нынешнего года? Где те зловредные политические деятели, которые наводняли когда-то Петербург и которых не нашло в нем самое строгое следствие? Затем можно ли допустить ту мысль, чтобы в начале нынешнего года уличные беспорядки молодежи могли дойти до тех размеров, до которых они доходили в 1861 году? И наконец, не есть ли самая сильная проверка нравственного настроения Петербурга та задушевная преданность и нелицемерная любовь, которые городское население Петербурга в минуты общей радости за спасение драгоценной жизни государя императора выказывало священной особе монарха на каждом шагу?

Таким образом, нельзя отвергать, что в течение последних 5 лет нравственное переобразование в Петербурге совершилось - и совершилось к лучшему; но здесь весьма важен другой вопрос - каким путем совершилось это перерождение и неужели городской администрации этого периода времени откажут в той доле, не говорю заслуге, но в той доле труда, который достался ей в удел в столь трудную эпоху, какой нельзя не признать последнее пятилетие.

Всем известно, что в этот период вырабатывались и приводились в исполнение почти в совокупности, такие переобразования, которые внесли в общество новую жизнь и дали ему иное направление и иной характер. От этого лицам, стоявшим в главе городского управления пришлось, независимо от лежавших на них обязанностей, нести еще новую двойственную службу, а именно: следить за преступными действиями политических и революционных деятелей, предотвращая их замыслы, и содействовать вместе с тем к нравственному и законному применению к делу благих предначертаний нынешнего царствования. В какой мере выполнило городское управление первую задачу видно, во- первых, из дела высочайше учрежденной в С. -Петербурге Следственной комиссии, где розыски полиции стоят на первом плане, и затем из результата расследований графа Муравьева, не обнаруживших в Петербурге каких-либо проявлений революционного направления.

Нельзя не упомянуть здесь, что очистка Петербурга началась с 1862 г., то есть с того времени, когда городская полиция напала на след политической заразы и когда розыски ее стали рассматриваться в высочайше учрежденной в Петербурге Следственной комиссии. Из сведений этой комиссии видно, что с 1862 г. к разбирательству ее было привлечено до 2 тыс. лиц. Одни из них были преданы в руки правосудия и получили должное взыскание, другие подвергались административным мерам, многие высланы из столицы в отдаленные места, иные взяты на особое замечание и состоят под надзором полиции. Независимо от сего означенная комиссия следила за направлением литературы, за проявлением польского элемента в лице служащих на железных дорогах, за стремлением некоторых личностей к распространению революционных начал и вообще за всем, что требовало особых мер, доводя об них каждый раз до высочайшего его императорского величества сведения. Ряд таких мероприятий и совокупные с ними действия городских властей не могли не очистить Петербурга от зародившейся в нем неблагонамеренности. Следствием таковой очистки Петербурга было то, что корень зла, породивший событие 4 апреля, и отростки его, выросли не на петербургской почве. Вот почему и следствие графа Муравьева встретило на петербургской расчищенной уже почве

стр. 61


только тех лиц, которые были уже известны и прежде городскому управлению и которые хотя и были арестованы графом Муравьевым, но впоследствии освобождены потому, что они не представляли ничего общего с делом по событию 4 апреля.

Городское полицейское управление при всей трудности лежавших на нем обязанностей могло достигать полезных результатов только единодушными и усиленными трудами всех своих чинов, которым нельзя не отдать в этом случае должной справедливости. Их деятельность и усердие заменяли недостаток средств, бывших в распоряжении городского управления, а постоянное наблюдение за лицами политической деятельности содействовало к очистке Петербурга от вредных элементов.

Что же касается до второй задачи, то есть до содействия к правильному применению к делу благих предначертаний нынешнего царствования, то достаточно упомянуть, что в последнее пятилетие уничтожена была крепостная зависимость, отменены телесные наказания и явилась свободная продажа удешевленного вина и за всем тем в самом пылу разгара страстей, порожденных на первое время этими благодетельными преобразованиями, были ли нарушаемы в городе спокойствие и порядок? Чтобы достигнуть этого результата, городские власти не прибегали к системе резких слов, грубого обращения и крутых мер, которые не были пригодны для этого времени, когда чувствовалась потребность умиротворения разволнованного настроения общества, а не возбуждения его. На этом основании, избрав себе систему сдержанности и отстранения всякого произвола и самоуправства, городская власть вошла в ближайшее знакомство с нуждами и потребностями народа и этим путем, водворив в обществе доверие и уважение к правительственным распоряжениям, привела нравственное настроение Петербурга к тем результатам, которые оказались из следствия графа Муравьева.

Из двух собственноручных отметок государя на записке князя Суворова должно заключить, что государь в декабре 1866 г. не считал в той мере, как полагал князь Суворов, Петербург очищенным от вредных элементов, а учащуюся молодежь чуждою политических стремлений.

Т. V. С марта 1867 года

[Март 1867 года]. Трудность для лиц, занятых текущими делами, видеть общее направление администрации

Из разговоров с нашими государственными деятелями нынешнего времени видно, что поглощенные множеством текущих дел, вопросами и предметами второстепенными, разными подробностями дел и обязанностями придворными и светскими, они вовсе не имеют времени отдохнуть от этой лихорадочной деятельности, войти в себя и взглянуть спокойно на общее положение дел, на общее направление законодательной и административной деятельности нашей. Нужно ли говорить о неудобствах и вреде, которые от этого происходят. Один князь Горчаков, по складу ли своего ума или потому, что он провел долгое время за границей вдали от нашего внутреннего управления и потому привык искать в нем не подробности, а общие результаты, старается обыкновенно стать на высшую точку зрения, объять взглядом более обширный горизонт и, как он выражается, более широко взглянуть на предмет 1 . Всех более теряется в подробностях и мелочах, кажется, Чевкин.

Положение того, кто еще недавно был сам в делах, а теперь стоит в стороне спокойным зрителем, едва ли не самое удобное для того, чтоб видеть общий ход дел, общее направление администрации, не развлекаясь подробностями и не придавая излишней важности предметам второстепенным.

Нынешнее направление администрации не соответствует великим реформам нынешнего царствования. Соображая с этой точки зрения то, что делается у нас по разным отраслям управления, приходишь к грустному убеждению, что нынешнее направление вовсе не соответствует тому, которое доставило бессмертную славу первой половине нынешнего царствования.

Император Александр II останется навсегда в истории и в благодарной памяти русских одним из величайших государей России вследствие следующих деяний своих: освобождения помещичьих крестьян от крепостной зависимости, упразднения сословия военных кантонистов; отмены телесных наказаний; отмены винных от-

стр. 62


купов как источника миллиона злоупотреблений и как средства развращения народа; судебной реформы; дарования большого простора печатному слову; попытки умиротворить Польщу системою льгот и милостей; созвания Финляндского сейма и введения в России земских учреждений.

К этому следует присоединить целый ряд распоряжений второстепенных сравнительно с вышепомянутыми, но тем не менее весьма благодетельных, как например, непроизводство рекрутских наборов в течение 6 лет, улучшение быта солдат и матросов, учреждение морской и сухопутной эмеритальных касс, проведение многих железных дорог и т. п.

Весь этот ряд мер, совершенных в короткое время и несмотря на сильное встреченное по некоторым из них противодействие, исполняет каждого, кто сознает их важность и пользу, чувствами удивления и признательности к совершителю этих подвигов государственной мудрости.

Общее значение реформ Александра II. Общее значение или общее последствие этих лет состояло главнейшее в даровании подданным императора Александра II большей свободы, в уменьшении тяготевшего над ними прежнего произвола и во введении большей законности, в возвышении личности человека и приближении подданного к степени гражданина, возбуждении его умственной деятельности от прежнего застоя и в устранении множества злоупотреблений прежнего времени.

Необходимые условия, чтоб эти реформы принесли всю ожидаемую от них пользу. Многие благие последствия этих реформ столь тверды, столь крепки, что не могут уже быть вырваны. Для сохранения и развития других нужен еще заботливый уход. Вообще же, чтоб означенные меры принесли всю громадную долю добра, которое можно было ожидать от них, необходимо, чтобы последующие распоряжения нашей высшей администрации происходили все в одном духе и направлении с означенными мерами. К несчастию, сочетание многих обстоятельств явилось сильным тому препятствием.

Противодействие оным при самом начале. В то еще время, когда большая часть означенных реформ обрабатывалась, они встретили уже сильное противодействие со стороны многих лиц, особенно со стороны некоторых членов высшей администрации, которые находили произвол весьма удобным средством управления и полагали, что опека правительства над всеми действиями общества, которое считали постоянно несовершеннолетним 2 , необходима и что было бы крайне вредно предоставлять обществу какую-либо свободу и какую-либо степень самоуправления. Власть помещиков над крестьянами находили нужною в видах полицейских и финансовых для охранения спокойствия края и для обеспечения исправного поступления государственных податей. Простор печатного слова казался этим лицам орудием революционным; в гласном суде они видели средство подрывать уважение к правительственным лицам, а в адвокатах видели прямых бунтовщиков. Все эти стремления прикрывались личиною консерватизма, благоразумия и преданности к престолу. Противодействие этих лиц благим предначертаниям императора Александра было сильное и тем казалось действительнее, что многие лица весьма ему близкие разделяли многие из помянутых убеждений.

Главная заслуга Александра II. Посему неоспоримою главною заслугою его остается факт, что несмотря на это противодействие, он осуществил задуманные реформы.

Неудовольствие по мере осуществления реформ. По мере приведения оных в действие, причем неминуемо стали являться и те невыгодные стороны, без которых не могло осуществиться переиздание вековых отношений и порядков, к числу вышеозначенных противников благодетельных реформ присоединилось огромное число лиц недовольных оными по разным причинам, как то: многие помещики, которые с освобождением крестьян теряли свое значение в крае и часть дохода; все лица, которые с отменой откупов теряли легкое средство скорого обогащения; разные начальствующие лица, которые с отменой телесных наказаний, с дарованием простора печатному слову, с введением гласного судопроизводства и земских учреждений, видели себя совсем в другом против прежнего положении и встречали беспрерывно множество неизвестных им в прежнее время стеснений своему произволу. Наконец, происшедшее по многим причинам расстройство финансов, которое отозвалось на доходах и состоянии каждого, весьма значительно увеличило общее неудовольствие.

стр. 63


Неудовольствие это высказывалось сильной критикой, направленной против многих государственных людей, которых считали главными виновниками всех совершенных преобразований, и особенно против великого князя Константина Николаевича, и домогательством многих дворянских собраний получить участие в высшем государственном управлении. Впрочем, должен сказать, что это неудовольствие, что желание остановить правительство на пути административных улучшений и дарования обществу простора имело мало влияния доколе не случились события, которые дали сильное оружие в руки лицам, домогавшимся восстановления произвола в администрации и введения полицейско-преследовательного направления.

События, которые врагам либеральных преобразований доставили силу и значение. Эти события были восстание в Польше, беспорядки в западных губерниях, и преступные, безумные действия русских крайних либералов или демагогов, социалистов, коммунистов, нигилистов, которые вздумали применять к делу и распространять бред своего больного воображения и болезненные, уродливые произведения извращенного ума и вредных преступных страстей.

Действия открытых бунтовщиков в Польше, противников правительства в Западном крае и проповедников анархии в разных губерниях вынудили правительство действовать и оружием и мерами полицейскими, и весьма натурально доставили высшим и низшим агентам его такую степень произвола, которая не должна быть допускаема в обстоятельствах мирных, в сколько-нибудь благоустроенном государстве. В то же время усилились и распространились необходимые спутники административного произвола и обыкновенные орудия его: шпионство, доносы и перлюстрация. Полицейско- преследовательный и часто весьма жесткий образ действия некоторых администраторов, самоуправство, которое напоминало времена татар, и презрение всякой законности было встречено - вследствие некоторых вопросов национальности - одобрением со стороны разных общественных кружков; это одобрение высказывалось весьма сильно в печати и тем самым ободряло и поддерживало государственных людей, которые явились деятелями в помянутом направлении, столь несходном с направлением великих реформ того же монарха.

Наконец, преступление 4 апреля 1866 г., которое возмутило не только каждого русского, благодарного за все, что император Александр совершил уже для России, но и всякого христианина и вообще человека честного, преступление это еще более вызвало деятельность полицейскую и административный произвол во всех отраслях государственного управления 3 .

Агенты правительства пошли слишком далеко в мерах репрессивных. Не подлежит сомнению, что ввиду польского восстания и попыток революционной пропаганды в России, правительство вынуждено было принять меры весьма энергические к подавлению первого военною силою и к раскрытию и остановке последней средствами полицейскими, но не подлежит также сомнению, что исполнители этих мер, высшие и низшие, пошли в своих действиях слишком далеко, что много было допущено непростительной жестокости и что полицейский произвол получил слишком обширный круг деятельности с полным презрением всякой законности. Будущему историку, который прочтет документы, касающиеся подавления польского восстания, документы, касающиеся действий генерала Муравьева в северо-западных губерниях и распоряжений Министерства внутренних дел, жандармского управления и III Отделения относительно злоумышлении в русских губерниях, легко будет в этом убедиться. Отличительная черта всех распоряжений по этим предметам есть жестокость, стремление избегать судебного разбирательства по невозможности собрать доказательства для законного осуждения обвиняемых, наказания административным порядком, полная вера доносам и шпионам и общие выводы из частных, отдельных случаев.

Последствия преступления 4 апреля 1866 г. Все сие усилилось после преступления 4 апреля 1866 г. и к этому присоединилось со стороны высших полицейских управлений: 1) стремление пугать государя, держать его в постоянном страхе, преувеличивать всякие признаки неблагонадежности разных лиц; 2) еще большее развитие шпионства, доносов и перлюстрации; 3) стремление очищать администрацию от людей, г. н. неблагонадежных, причем для определения степени неблагонадежности принимались донесения разных агентов политической полиции. Вследствие этого последовал целый ряд многоразличных распоряжений.

стр. 64


Характер правительственной деятельности в последнее время (начало 1867 года). Все сие совершенно изменило весь характер государственного управления, и вместо прежнего направления оного к административным улучшениям, законности, гласности, большему простору, увеличению самоуправления и уменьшению правительственной опеки и вмешательства явился характер полицейско-преследовательный, самоуправство, произвол, растлевающий элемент шпионства, доносов и перлюстрации 4 .

Нельзя видеть это прискорбное явление без глубокого сожаления. Нельзя не отдать полной справедливости всему великому и полезному, что было совершено в первые годы бессмертного царствования, и не чувствовать искреннего сожаления, что другие годы были омрачены другими явлениями, столь противными духу благих реформ благодетельного монарха.

Финансовые затруднения. В то же время (к началу 1867 г.) более, чем когда-либо, явилось расстройство финансов и сказалась вся несостоятельность нынешнего финансового управления вывести Россию из этого положения.

Финансовое расстройство было последствием двойного весьма вредного направления правительственной деятельности, которое продолжалось у нас издавна, а именно: 1) с одной стороны, постоянного расходования денег гораздо более, чем сколько получалось, и беспрерывных усиленных рекрутских наборов, которые брали безвозвратно из народа лучшие производительные силы. С 1832 года до 1867 г. было переиздержано более 1600 млн. руб. серебром 5 . Цифра взятых рекрут, считая только 50 000 каждые два года, составит в 35 лет 1 750 000 человек- цвета населения. В действительности, взято и погибло на войне, в госпиталях и переходах гораздо более. И 2) с другой стороны, почти совершенное отсутствие расходов производительных, имеющих следствием увеличение народного богатства и, напротив того, принятие множества крайне стеснительных мер, препятствующих этому развитию. В прошлое царствование только проведение нескольких шоссейных дорог и сооружение московской железной дороги можно считать расходами производительными. В нынешнее царствование к числу их должно отнести также издержки на проведение железных дорог и огромную финансовую операцию по выкупу крестьянского надела, в том смысле, что она содействовала разрешению крестьянского вопроса.

Таким образом, в продолжение многих лет истощались средства государства и почти ничего не делалось для увеличения народного богатства.

Для получения вышеупомянутых 1600 миллионов был заключен целый ряд займов за границей, были взяты частные капиталы, которые обращались в наших кредитных установлениях, и для привлечения туда этих капиталов правительство систематически противодействовало частным предприятиям, для которых понадобились бы деньги, в чем граф Канкрин открыто сознавался в Государственном совете; были взяты суммы из Государственной комиссии погашения долгов, суммы, которые предназначались на уплату долгов; были выпущены в огромном числе билеты Государственного казначейства (серии); заключались внутренние безнравственные лотерейные займы и было выпущено огромное количество кредитных билетов, которые не разменивались на монету, причем последние выпуски были произведены негласно и в противность закону, который ограничивал число их.

К этому следует присовокупить, что взимание постоянных доходов было основано на системе, вредной для государства. Главная часть дохода получалась с вина и притом до нынешнего царствования посредством откупов, которые систематически развращали народ, и для получения дохода правительство допускало сознательно множество злоупотреблений. Другой важнейший источник дохода заключался в подушном прямом налоге, который всею тяжестью падал также на самый бедный класс жителей.

Соображая вышесказанное о способе получения денег правительством, нельзя не прийти к грустному убеждению, что в продолжение многих лет оно расходовало не доход, но самый капитал народный, извлекая его притом самыми вредными и гибельными для народа средствами.

Этот капитал, подобными средствами получаемый, расходовался самым непроизводительным образом, преимущественно на войны и на содержание в мирное время колоссальной армии. Для постройки Исаакиевского собора в Петербурге, храма Спасителя в Москве, императорского Эрмитажа, дома

стр. 65


министра государственных имуществ и на уплату долгов театральной дирекции правительство занимало деньги в государственных кредитных установлениях, куда частные люди, доверяя правительству, несли свои сбережения. За это доверие было весьма дурно заплачено. Там же Государственное казначейство занимало деньги на 37 лет для постройки сосновых кораблей, которые служили не долее 10 лет.

Подобная система государственного хозяйства, которая продолжалась много лет, привела нас к нынешнему прискорбному положению, т. е. к началу несостоятельности правительства, которая является в том, что оно не в состоянии исполнять многие свои обязательства и что вследствие этого лица, которые, доверяя правительству, взяли помянутые обязательства, чувствуют, как постепенно уменьшается в их карманах их состояние.

Для уплаты процентов по внешним займам правительство принуждено заключать новые займы за границей, что дает ему отдых только на несколько месяцев. Все процентные бумаги и кредитные билеты упали в цене: 5% банковые билеты теряют 22 и 23 на сто капитальной стоимости и притом теряют так много при продаже их не на монету, в на кредитные билеты, которые сами теряют против металла 20 и 25%. Выкупные свидетельства продаются на кредитные билеты по 69 и 70 за сто. Очевидно, какие огромные суммы потеряли все владельцы государственных процентных бумаг, что теряют кредиты, получающие в уплату долгов кредитные билеты и служащие, получающие жалованье кредитными билетами. Нынешнее финансовое управление пробовало восстановить размен кредитных билетов и старалось привлечь иностранные капиталы для постройки южной железной дороги и для учреждения большого частного коммерческого банка, но эти попытки и старания не удались, и неудача восстановления размена лишила оное доверия людей знающих.

Недоверие это и неуважение увеличилось вследствие лотерейных займов, негласного выпуска кредитных билетов, лживого показания в разменном фонде Государственного банка несуществующих там публичных фондов, вместо коих лежит простое обязательство Государственного казначейства, и вследствие того, что министр финансов остался на своем месте, несмотря на его уверения, что он выйдет из министерства, если не будут исполнены требования, предъявленные им в особой записке осенью 1866 г. относительно сокращения расходов, и на заявление, что доколе он будет министром финансов, у нас не будет дефицитов. Требования его не исполнены и дефициты продолжаются. При всем этом Головнин еще не решается обвинять статс-секретаря Рейтерна, не зная подробно многих обстоятельств, и полагает, что из нынешних государственных людей Рейтерн еще более других заслуживает доверия в делах финансовых. Другие лица думают иначе.

В настоящее время ничто не подает надежды, чтоб финансовое положение исправилось, и остается только желать, чтоб государственная несостоятельность подвигалась, росла и увеличивалась медленно, а не обрушилась на нас катастрофой, не упала грозой на состояние всех, доверивших свои капиталы правительству. Едва ли все, чего можно ожидать от нынешнего министра финансов, в его положении и при его обстановке, не состоит в том только, чтоб он дал по возможности медленный ход государственному банкротству. При этом необходимо иметь в виду, что продолжающийся выкуп крестьянских наделов потребует выпуска еще на 100 миллионов выкупных свидетельств и что с 1868 г. начнется замена части выпущенных уже свидетельств 5% банковыми билетами, которые, следовательно, еще более упадут в цене и, наконец, что ежегодные дефициты и сверхсметные расходы продолжаются, несмотря на возражения министра финансов, который остается на своем месте, несмотря на то, что важнейшие его требования по сокращению расхода не исполняются. Говоря о финансах, нельзя не сказать о вредной системе полусекрета, полутайны, которая господствует в этом управлении и подрывает доверие к оному. Для финансовых людей, заинтересованных знать какую-либо финансовую операцию, она не остается тайною. Выпуски кредитных билетов сделались весьма скоро известны. Лживое показание публичных фондов в разменном фонде банка не осталось нераскрытым. Посему скрытничанье бесполезно. Между тем, оно крайне вредно, ибо часто заставляет предполагать даже зло несуществующее и побуждает неверие даже правдивым показаниям правительства.

стр. 66


Вредное направление молодого поколения. Нигилизм

Выше сего было сказано о полицейско-преследовательском направлении правительственной деятельности, о распространении шпионства, доносов и перлюстрации. Лица правительства, которые употребляют эти меры или считают их нужными, ссылаются на вредное направление молодого поколения и на распространение у нас так называемого нигилизма, и утверждают, что это явление оправдывает все помянутые меры. Посему следует рассмотреть, в чем состоит нигилизм и какие причины произвели его.

В нашем молодом поколении, понимая под этими словами молодых офицеров, чиновников, лиц духовного звания, литераторов, художников, учителей, студентов и учеников высших классов средних учебных заведений, также женщин образованных сословий, замечается в последние годы, конечно, не у всех, но у многих и в весьма различной степени: шаткость религиозных и нравственных убеждений и правил, отсутствие тех и других, иногда полное безверие и направление материалистическое, или спиритуализм, деизм III с полным отрицанием учения христианства и разные учения коммунистические, социалистические, так называемых свободомыслящих- libres penseurs solidaires, причем является даже у многих ученых, профессоров, учителей совершенно неуменье употреблять в деле науки, в исследованиях научных - процесс сомнения, неверования на слово, наблюдения фактов, оценки их, наведения и вывода. Эти обыкновенные необходимые приемы приводят многих к потере убеждений религиозных и нравственных вместо укрепления оных.

Все эти несчастные заблуждения человеческого ума проявляются весьма различно и составляют часто уродливую смесь, возбуждающую скорбь и особенно сожаление при виде даровитых иногда молодых людей и женщин, одержимых этою болезнью.

Иногда эти учения, это отрицание всего, что необходимо для поддержания человеческих обществ, остается в виде теории и тогда вредит только тому несчастному, кто верит в оную, но иногда он становится пропагандистом своих лжеучений и старается перенести их в практику, старается осуществить свои идеи относительно устройства обществ и правительств и тогда становится вредным для других и должен быть остановлен правительством.

Эта смесь заблуждений, это болезненное направление и называется нигилизмом или отрицательным направлением.

Главные причины появления у нас нигилизма IV следующие:

1) Крайне поверхностное образование молодых людей. Получив самые энциклопедические познания, не привыкнув к умственному труду, окончив ученье в те годы, когда только что должно начинаться серьезное и глубокое занятие наукою, наши молодые люди выходят из учебных заведений светских и духовных, военных и гражданских с разнокалиберным запасом не переваренных знаний с полузнанием и с большим запасом гордости и высокого мнения о своем уме и учености. Эти люди склонны обо всем судить, все критиковать, но не подчиняются никаким авторитетам. Не привыкнув работать серьезно умом, глубоко изучать предмет, они обо всем судят слегка, по поверхности, по некоторым наружным признакам и считают решения свои непогрешимыми. Подобные лица особенно склонны к восприятию тех ложных учений, которые особенно льстят их страстям и заманивают видом какой-то независимости и самостоятельности.

2) Православное духовенство, вследствие многих и разнообразных причин, является у нас отчужденным от общества и вовсе не проповедником истины, раскрывателем и обличителем заблуждений ума, но просто совершителем платно различных церковных церемоний и обрядов. Оно не проповедует в церквах, оно не входит в дома для поучения, оно не ищет, в чем заключаются господствующие заблуждения, и не старается им противодействовать, их раскрывать и опровергать. Таким образом все вышеупомянутые вредные учения не встречали отпора именно там, где следовало, и распространялись на свободе. Молодые люди не получали от своих законоучителей оружие против проповедников лжи и не слышали аргументов, которые могли бы противопоставить софизмам. Они оставались безоружными и с свойственной молодости восприимчивостью легко становились адептами нигилизма.

3) Отличительная черта нигилистов состоит в порицании всего, что делается

стр. 67


правительством, и затем в систематической оппозиции и вражде к оному. В этом отношении само правительство много виновато. В продолжение многих и многих лет оно хотело все делать само и до последнего времени не предоставляло обществу никакого права распоряжаться своими собственными делами. В местной администрации, в предприятиях промышленных и торговых, в школе, в литературе везде казна являлась или опекуном и попечителем, или ревнивым деятелем, не допускавшим или парализовавшим всякое соперничество со стороны частной деятельности. От этого произошло, что общество сделалось как бы зрителем и критиком, порицателем всего, что предпринимало правительство, и это критическое направление явилось с особенною силою у молодых людей, которые, не имея сами никакой опытности и не зная как иногда трудна административная работа, находили безусловно дурным все, что делали правительственные деятели.

Из всего это следует, что полицейско-преследовательными мерами искоренить нигилизм невозможно и что коренным средством для этого может служить перемена в системе воспитания, изменение в образе действия нашего духовенства и предоставление обществу в большой степени самоуправления и простора промышленной, педагогической, литературной деятельности частных лиц, с ограничением роли правительства чисто правительственною деятельностью, отбросив стремление быть опекуном и попечителем всех и каждого и оставив мысль, что правительство везде и все сумеет сделать лучше каждого частного человека.

Конечно, леченье нигилизма этими средствами будет леченье медленное, но зато коренное и прочное, тогда как полицейское преследование может только на время заставить скрываться и не высказываться ложным учениям, но не помешает тайному распространению оных.

К чему приведет продолжение нынешнего образа действия правительства

Предполагая, что нынешний образ действия правительства будет продолжаться, т. е, что будет продолжаться система полицейского преследования и отыскивания людей неблагонадежных по доносам шпионов и показаниям перлюстрации, наказания без суда, но административным путем; пренебрежение законности, стеснение всякого простора частной деятельности и печатного слова; расходование ежегодно больших сумм, чем сколько правительство получает, т. е. ежегодные дефициты, расходы большею частью непроизводительные, полумрак в финансах, - если все это будет продолжаться, то последствия будут самые гибельные. Всеобщее неудовольствие будет расти, доверие к правительству более и более уменьшаться и финансовая катастрофа приведет к перевороту политическому.

По разным особенностям России трудно предвидеть, скоро ли и в какой форме все это совершится, но известные причины произведут неминуемо известные последствия.

За сим естественно является вопрос: какими средствами возможно предотвратить гибельные последствия, или другими словами, что в настоящее время нужно сделать для нашего управления.

Что нужно в настоящее время в государственном управлении

Едва ли можно оспоривать мысль, что прежде всего нам нужно ясное сознание цели, к которой следует идти, единство в действиях на пути к этой цели и постоянство в стремлении к оной.

Цель, к которой должно стремиться, средства достижения оной и гарантии постоянства стремления. Для того, чтоб вторая половина царствования императора Александра была достойна великих реформ, совершенных им в первую половину и чтоб самые эти реформы могли принести всю долю ожидаемого от них блага, и чтоб он действительно был величайшим монархом своего времени, должно доставить России:

1. Законность и устранение административного произвола в управлении.

2. Полную веротерпимость и свободу совести с дозволения каждому открыто исповедовать ту религию, которую признает лучшею, и каждому вероисповеданию, в том числе и раскольникам, иметь свои церкви и открыто отправлять в них богослужение.

стр. 68


3. Простор и свободу действий каждого, насколько этот простор и свобода не вредят другому. Для сего нужна отмена многочисленных и разнообразных стеснений всякого рода, встречающихся в наших законах и полицейских постановлениях, которые следует пересмотреть с сею целию.

4. Предоставление обществу в возможно большей степени самоуправления с отменою везде, где можно, излишней опеки и попечительства правительства, и для сего значительное расширение круга деятельности земских учреждений.

5. Открытый, гласный, честный, правдивый образ действий правительства, необходимый для приобретения доверия и уважения общества. Для сего нужна отмена всякой тайны и полусекрета и обнародование программы правительства.

6. Отмену шпионства и доносов, и для сего упразднение жандармского управления и III Отделения и отмену перлюстрации в почтовом ведомстве;

7. Свободу печатного слова с наказанием по гласному суду с присяжными за употребление оной во зло и отменой административных взысканий.

8. Призвание в Государственный совет на правах членов оного представителей края, в виде депутатов от земских учреждений, с целию постоянно знать местные потребности и внушать обществу доверие к правительству, так как представители или выборные общества будут постоянно видеть действия правительства и сами в них участвовать.

9. Восстановить порядок финансов посредством целого ряда мер, из коих многие будут весьма болезненны, но к сожалению необходимые операции, и о коих будет сказать далее.

10. Принять целый ряд мер для увеличения богатства края и для сего делать разные производительные расходы, о коих будет также сказано дальше.

Таким образом, здесь указывается на цель, к которой должно идти, и средства, коими можно достигнуть оной, и гарантии искренности и постоянства усилий к достижению оной.

Цель эта - законность, свобода и вследствие того - нравственное возвышение и материальное благосостояние.

Средства: веротерпимость, самоуправление, отмена разных стеснений, отмена шпионства, доносов, перлюстрации, упразднение жандармов и III отделения, приведение в порядок финансов, производительные расходы, расширение круга действий земских учреждений, единство действий и для сего назначение первого министра с предоставлением ему выбора всех прочих министров и назначением для этой великой исторической роли князя Горчакова, причем в рескрипте на его имя следует изложить всю программу правительства.

Гарантии исполнения: призвание в Государственный совет депутатов от земских учреждений и свобода печати.

Финансовые меры и производительные расходы

Относительно финансовых мер и расходов производительных должно сказать подробнее.

Главная причина расстройства наших финансов есть господствовавшая в этом управлении до последних лет совершенная тайна, которая дозволяла распоряжаться средствами империи совершенно произвольно, оставляла общество в полном неведении всего, что делается в финансах, скрывала множество ошибок и отстраняла всякую возможность благодетельного противодействия со стороны общественного мнения.

В настоящее время, когда расстройство финансов сделалось столь важным и для каждого ощутительным, что скрывать того уже невозможно, господствующая в финансовом ведомстве полутайна есть главное препятствие для исправления финансов.

Эта полутайна, с одной стороны, также скрывает до времени или, лучше сказать, полускрывает ошибки финансового управления, а с другой, не показывая не только обществу, но даже правительственным лицам, за немногими исключениями, наше бедственное положение во всем действительно ужасающем виде его, тем самым не производит в них убеждения в необходимости самых энергических мер и пожертвований для выхода из этого положения.

Посему прежде всего, казалось бы, необходимым расстаться вполне с этой

стр. 69


гибельной обманчивой системой секрета, рассказать и правительственным лицам и обществу финансовое положение в настоящем его виде 6 и тем самым убедить их в необходимости больших пожертвований и откровенностью и прямотою действий заслужить доверие и уважение, без коих правительство не может быть прочно.

Вследствие этого полусекрета со стороны финансового управления сведения, которые здесь представляются, далеко неполны, но они достаточны, чтобы убедить каждого в необходимости прекратить секреты, высказать все вполне и откровенно и принять меры весьма энергические.

На 1867 г. исчислено Министерством финансов доходов (не считая Польши):

1) питейного

125 млн. [рублей]

2) податей

41.862 тыс.

3) оброка с государственных крестьян

34 млн.

Таким образом, с бедного населения -

200 млн.

4) таможенного

25 млн.

5) пособие Государственному казначеству земских сборов и из городских доходов

2,3 млн.

6) акциз с соли

11.972 тыс.

7) за право торговли

9.730 тыс.

8) акциз с табаку

7.153 тыс.

9) гербовых пошлин

5.326 тыс.

10) монетного дохода

4.605 тыс.

11) от железных дорог

4.292 тыс.

12) от лесов

4.002 тыс.

13) почтового

3.353 тыс.

14) оброчных статей

3.042 тыс.

15) с населенных имений

2.874 тыс.

16) крепостных и канцелярских поселений

2.362 тыс.

17) с паспортов

1.786 тыс.

18) от свеклосахарного производства

1 млн.

19) взысканий и штрафов

692 тыс.

20) за повышение чинами

680 тыс.

21) шоссейных сборов

637 тыс.

22) с судоходства

595 тыс.

23) горной подати

409 тыс.

24) от телеграфов

355 тыс.

25) сбора с киргизов и другие менее значительные

390 тыс. [рублей]

Здесь было показано, что собственно с бедного населения исходит до 200 миллионов рублей. Сумму эту следует еще увеличить, ибо многие другие доходы, как например, по статьям 5, 6, 15, 17, 25-й падают всего более на людей бедных. При этом, должно заметить, что способ взимания главной части дохода (питейного и прямых податей) есть самый тягостный и вредный для плательщиков. <...>

Всего более поражает: относительно дохода огромность сумм, взимаемых с самого бедного населения империи, безнравственный способ взимания главной части оного - с вина, а относительно расходов - страшное возвышение платежей по государственным займам, суммы коих пошли большею частью на расходы непроизводительные, огромные и постоянно возрастающие издержки по военному ведомству несмотря на мирное время, и ничтожность сравнительно с прочим расходов собственно производительных, к числу коих должно отнести почти только расходы на железные дороги.

Для приведения финансов в порядок необходим ряд мер весьма энергических и операций крайне болезненных, на которые, конечно, не решатся без какой-либо катастрофы, которая будет стоить дороже, и страданиями, которые причинит, и расходами, которые произведет.

Меры сии суть следующие:

1. Изгнание секрета из финансового управления и вследствие того: а) обнародование правдивого, откровенного и полного описания нынешнего состояния финансов; б) приглашение нескольких из наших политико-экономических писателей

стр. 70


заняться по подлинным документам в архивах Министерства финансов сочинением разных исследований о наших финансах и напечатании их трудов; в) объявление конкурса и назначение премии за лучшее сочинение по истории финансов; г) посылка нескольких лиц, доказавших свои способности финансовыми и политико-экономическими статьями в разные губернии для изучения на местах разных финансовых и экономических вопросов, влияния разных законов и систем платежей на благосостояние народа, изучение хода торговли и промышленности, частных банков и пр., сообщив им предварительно сведения по сим предметам, находящихся в центральном управлении; д) посылка нескольких лиц за границу для изучения финансов Германии, Франции и Англии и разных политико- экономических вопросов.

Эти меры раскроют правительственным лицам и обществу настоящее положение финансов, приведут к убеждению в необходимости мер энергических и пожертвований со стороны всех и каждого для приведения их в порядок, внушат доверие и уважение к правительству, доставят полезные сведения по разным финансовым вопросам и у нас и за границей и приготовят специалистов для нашего финансового управления по разным частям оного.

2. При составлении государственного бюджета принять систему противоположную нынешней. В настоящее время каждое министерство составляет расчет сумм, которые считает для себя нужными, и затем министр финансов должен отыскивать средства для удовлетворения требований разных ведомств. Следует действовать наоборот: министр финансов должен бы составить расчет сумм, которые Государственное казначейство может получить без отягощения народа, и этой цифрой все ведомства должны бы ограничиваться в своих требованиях по определению между ними пропорций.

3. В настоящее время сметы представляются в Государственный совет на следующий год, например, в конце 1866 г. на 1867 г., и рассматриваются нередко, когда сметный год уже начался. Так, например, в нынешнем 1867 г. смета на 1867 г. будет рассматриваться в общем собрании Государственного совета 27 марта. При таком порядке никакое сокращение расходов невозможно. Необходимо, чтобы смета представлялась, как делается в других государствах, за два года, т. е, чтобы в 1867 г. рассматривался бюджет 1869 года. Тогда каждый министр мог бы делать по своему ведомству значительные сокращения, что, конечно, невозможно, когда в марте 1867 г. рассматривается смета этого самого 1867 г. - на первый раз следовало бы потребовать представления одновременно бюджета на два года, т. е. в 1867 г. смет 1868 и 1869 годов, а с 1868 г. бюджета на один год, но за два вперед, т. е. в 1868 - бюджета 1870 г., в 1869 - бюджета 1871 г. и т. д.

4. При рассмотрении смет в Государственном совете и финансовых комитетах и комиссиях следует рассматривать оные не столько по министерствам или ведомствам, сколько по степени необходимости того или другого расхода, разделив их на категории, например: а) расходы неотложные, или совершенно необходимые; 6) расходы нужные и в) расходы только полезные, но которые нельзя признать необходимыми. При рассмотрении расходов на этом основании многие немедленно были бы сокращены, например, весь расход на ведомство Государственного коннозаводства, на гвардию, роскошные кавалерийские полки, огромное число генералов и офицеров, составляющих свиту и т. п., ибо очевидно, что мы не можем тратить деньги на улучшение породы скаковых и рысистых лошадей и на роскошные мундиры в то самое время, когда мы вынуждены занимать деньги у одного банкира, чтоб заплатить проценты по прежним займам, сделанным у другого (заем англоголландский 1866 года).

5. Затем следует сделать целый ряд сокращений в расходах, сокращений весьма болезненных, и для производства коих необходимо общее сочувствие как следствие ясного понимания затруднительности нашего финансового положения.

К числу подобных сокращений относятся следующие: а) уменьшение расходов по Двору; необходимо продать или употребить на предметы полезные разные дворцы, уменьшить число служащих, уменьшить жалованье, а некоторые должности сделать только почетными, не присваивая им никакого содержания; уменьшить число лиц, получающих придворные экипажи, что тем легче, что в числе их есть лица весьма богатые например, министр почт граф Толстой, шеф жандармов граф Шувалов, графиня Протасова и пр.; уменьшить число придворных праздников, отменить разные строительные работы, передав все театры частным предпринима-

стр. 71


телям и т. д.; б) в высших государственных учреждениях 7 уволить с пенсиями лиц, которые не могут считаться необходимыми для службы, уменьшить жалованье остающимся на службе, особенно уменьшить огромные оклады, например наместника варшавского, получающего 100 тыс. рублей, наместника кавказского - 100 тыс. руб., министра двора - до 85 тыс. руб., вице-канцлера - 40 тыс. руб. и т. д. До сих пор сокращения штатов касались только мелких чиновников, которых увольняли десятками и сотнями, не достигая сколько-нибудь значительных сокращений, ибо эти люди получают самое ничтожное жалованье, и упразднение одной из бесполезных высших должностей доставило б больше выгод, чем упразднение сотни мелких мест. К числу бесполезных должностей следует отнести некоторые министерские должности (начальники I, И, III и IV отделений Собственной канцелярии, генерал-губернаторы в Риге, Вильне, Киеве, Одессе, Москве и т. д.); в) прекратить назначение аренд, ссуд и пособий богатым людям, что случалось весьма часто; г) предоставление гораздо больше дел и власти земским учреждениям и соответственно тому уменьшение разных административных учреждений.

6. В то же время необходимо делать разные производительные расходы и особенно отменить множество стеснений, которые препятствуют развитию промышленности и торговли. К числу таких стеснений следует отнести, например, паспорты, а к числу нужных производительных расходов издержки на железные дороги и на школы и особенно на приготовление учителей для училищ всех разрядов и степеней.

7. Полная свобода печати и с наказаниями не иначе как по суду за употребление оной во зло, и

8. Публичное рассмотрение государственного бюджета в Государственном совете с приглашением представителей всех губернских земских собраний.

Совокупность этих мер, несомненно, весьма скоро водворит порядок в наши расстроенные финансы и предотвратит от нас большие бедствия.

Перечитав все вышеизложенное, написанное мною после долгих размышлений в марте сего 1867 г., я прихожу к убеждению, что предлагаемые по всем отраслям государственного управления главные казенные меры принесли [бы] истинную пользу России и что в этом смысле они соответствовали бы намерениям государя, для которого благо России составляет всю цель его жизни. Я убежден также, что эти меры, соответствующие вполне великим, совершенным уже им преобразованиям, доставили бы ему прочную славу и заставили бы забыть то, что в его царствование было содеяно недостойными советниками и превратными истолкователями и исполнителями его благонамерений и желаний.

В дополнение всему вышесказанному о положении наших финансов следует указать на то, что сравнительно с другими странами Европы Россия есть государство весьма бедное, страдающее особенно недостатком капиталов и отсутствием материального благосостояния огромного большинства ее жителей. Здесь полезно иметь в виду слова французского экономиста L.Say, сказанные для Франции, но применимые и к России V . "Что нам необходимо, так это свобода торговых операций, прочно основанная на свободе политической. Соотношение между свободой торговли и свободой политической гораздо более тесное, чем это думают обычно. Политическая свобода является основным началом всех остальных свобод, она одновременно есть и источник и гарантия их... Нация без свободы находится как под опекой, а закон запрещает подопечным подписывать вексель.

Весьма распространенная ошибка наших дней- полагать возможным заменить свободу материальным производством. Полное развитие национального богатства бывает только при свободном правлении. Обсуждение финансовых дел, которое совершенно необходимо в нашу эпоху, являясь единственным средством исцеления при международных кризисах, ничего не значит при ограниченном праве обсуждения политических дел.

Связь, которая существует между развитием общественного богатства и политической свободой, не может оспариваться теми, кто изучал Англию. Пресса в Англии обсуждает все, она обнажает, часто даже сурово, слабости лиц самых высокопоставленных. Она не отступает ни перед расследованиями, ни даже перед скандалами. Общественное мнение немилосердно и часто осуждает ошибку или преступление. Эти безжалостные расправы имеют, может быть, свою неприятную сторону, но они имеют своим результатом здоровое и возвышенное понятие о долге в общественной и частной жизни и силу более действенную, с точки зрения подавле-

стр. 72


ния некоторых деяний, чем правительственное вмешательство, самое громогласное и изощренное. Наше политическое устройство является тем серьезным препятствием, которое надо преодолеть, чтобы благополучно вести крупные дела. Самое меньшее, что необходимо - это пресса, освобождения от пут и, следовательно, имеющая силу бороться против невежества публики". (Л. Сэй).

(Продолжение следует)

Примечания автора

1. Вообще Головнин должен сказать, что из всех министров, которых он слышал, князь Горчаков более всех, смелее всех говорил в пользу справедливости, свободы, законности и милосердия. Напротив того, военный министр Милютин и министр государственных имуществ Зеленый более других являлись на стороне произвола и жестокости.

2. Это напоминает слова одного прусского министра: "Beschrankter Untertanen Verstand". ("Ограниченный разум подданных". - Сост.).

3. Подобные события везде почти вызывают одинаковые последствия. Достаточно вспомнить действия французского правительства после убийства герцога Беррийского, когда министр Пакье вскричал: "Oui, je demande l'arbitraire. ("Да, я требую суда". - Сост.).

4. Замечательно, что расход по Корпусу жандармов с 1861 по 1867 г. увеличился почти на 50%, а именно: на 871 909 руб. и составлял в 1867 г. - 1 712 000 руб. Какое колоссальное развитие одного из орудий политической полиции, не говоря о суммах III Отделения и Министерства внутренних дел на тот же предмет.

5. Из этой суммы на период времени с 1860 по 1867 г. приходится почти треть всей суммы, а именно 536 000 000 руб. Следовательно, в 28 лет переиздержано только вдвое более, чем в последние семь лет.

6. Государственные росписи, которые представляются Государственному совету и печатаются во всеобщее сведение, многого не содержат в себе, например, действительного поступления доходов, цифры недоимок, расходов сверхсметных, расходов авансовых, употребления, сделанные из сумм, получаемых займами и пр.

7. Государственный совет, Комитет Министров, Сенат, Комиссия прошений. Послы и посланники.

Примечания публикаторов

I. Речь идет о тайном обществе, основанном в Москве Н. А. Ишутиным в сентябре 1863 г. с целью подготовки крестьянской революции. Сначала ишутинцы создали переплетную и швейную мастерскую на началах ассоциации, ватную фабрику в Можайском уезде, подготавливали устройство железоделательного завода в Калужской губернии (идеи Н. Г. Чернышевского, побег которого готовили). После покушения Д. В. Каракозова в 1866 г. на Александра II многие члены общества были арестованы, а Каракозов казнен.

II. В 1866 г. по делу о русской читальне в Гейдельберге, в которой находилась нелегальная литература, была арестованы: Н. П. Владимиров, доктор философии (присужден к высылке в Уфимскую губ.), А. Л. Линев, отставной штабс-ротмистр (привлекался и по делу Каракозова, выслан в Тотьму Вологодской губ.), С. Т. Константинов, пом. инспектора классов Училища правоведения (выслан в Обвинск Пермской губ.), П. В. Михайлов, инженер путей сообщения (переведен на службу в Вологду под надзор полиции), Н. В. Альбертини, бывший преподаватель Московского кадетского корпуса (выслан в Мезень Архангельской губ. под строгий надзор полиции), В. Нагель, шведский подданный, вольнослушатель Петербургского университета (выслан за границу с воспрещением въезда в Россию).

III. Деизм (лат. deus, бог) - религиозно-философское учение, согласно которому бог, сотворив мир, больше не принимает никакого участия и не вмешивается в закономерное течение событий.

IV. Здесь автор приводит цитату из Ж. Фавра на французском языке, которая опускается. Ее перевод: "Материализм - это доктрина, которая иссушает душу, которая заставляет человека довольствоваться удовлетворением материальных потребностей. Она отвратительна. Но знаете ли Вы, каково ее происхождение? Это рабство и опустошение душ". Жюль Фавр. Умному понятно.

V. Тексты Л. Сэя на французском языке опущены. Приводится их перевод.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/ЗАПИСКИ-ДЛЯ-НЕМНОГИХ-2021-06-03

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. В. Головнин, ЗАПИСКИ ДЛЯ НЕМНОГИХ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 03.06.2021. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/ЗАПИСКИ-ДЛЯ-НЕМНОГИХ-2021-06-03 (date of access: 24.09.2021).

Publication author(s) - А. В. Головнин:

А. В. Головнин → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
69 views rating
03.06.2021 (113 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
UP HILL AND DOWN DALE
23 hours ago · From Казахстан Онлайн
"DENISOVETS", THE STONE AGE MAN
3 days ago · From Казахстан Онлайн
BIOPHOTONICS AND FREE RADICALS
Catalog: Физика 
3 days ago · From Казахстан Онлайн
COSMONAUT NUMBER ONE
3 days ago · From Казахстан Онлайн
SOURCE OF LIFE
Catalog: Биология 
4 days ago · From Казахстан Онлайн
GEOPHYSICAL MONITORING IN NORTHERN CAUCASIA
Catalog: Физика 
8 days ago · From Казахстан Онлайн
Место встречи - Эдинбург
16 days ago · From Казахстан Онлайн
КАНАДСКИЕ НАВЫКИ БИЗНЕС-ПРОЕКТА
Catalog: История 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
Первый выпуск профессиональных менеджеров
16 days ago · From Казахстан Онлайн
КВАРТИРЫ - В ДОЛГОСРОЧНЫЙ КРЕДИТ
16 days ago · From Казахстан Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ЗАПИСКИ ДЛЯ НЕМНОГИХ
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2021, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones