BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: KZ-1401

Share this article with friends

N 291. 20 ноября 1913 года

Отклонение законопроекта о налоге с городских недвижимых имуществ не перестает быть темою оживленного обсуждения во всех думских фракциях. Крайние левые фракции согласны, что они некоторым образом подвели и октябристов и умеренную оппозицию, но продолжают настаивать, что для них, как для убежденных социалистов, немыслимо голосовать за какие бы то ни было налоги в пользу полицейского государства. Умеренная оппозиция считает, что в данном деле либеральный центр Гос. думы потерпел некоторый конфуз, и полагает, что явился он результатом недостаточной законченности переговоров между октябристами и умеренной оппозицией: относительно 4% столковаться успели, а обо всем остальном не подумали. Теперь остается только три выхода: или правительство вновь внесет отклоненный законопроект, или внесет его в порядке думской законодательной инициативы какая-либо группа членов Думы, или, наконец, правительство проведет этот законопроект в порядке ст. 87 Осн. зак. Из всех этих возможностей наиболее благоприятной для Думы было бы вторичное внесение законопроекта правительством. Эта мера и сгладила бы ту неловкость, в которой очутилось большинство Гос. думы, и всего быстрее и нормальнее восстановила бы правильный ход вещей. Вторая мера хотя и разумна, но, во-первых, нельзя отрицать, что она сопряжена с большей затратой времени, а во-вторых, внесение законодательного предположения, устанавливающего известную налоговую тяготу, как- то зазорно для представителей оппозиции. Наконец, третья мера была бы совершенно одиозна в отношении народного представительства и ее можно было бы рассматривать лишь как желание подчеркнуть неловкость, невольно совершенную Гос. думой, тем более что в данном деле ст. 87 неприменима и по точному ее разуму, так как никакой чрезвычайной спешности в установлении налога с городских имуществ в действительности не существует. Октябристы почти целиком разделяют соображения умеренной оппозиции, с тою лишь разницею, что считают вполне приемлемым для себя внести законодательное предположение об установлении 5% налога с городских недвижимых имуществ и с изъятием от обложения имуществ, облагаемых в сумме менее 1 рубля. Решение в этом смысле, по словам Арефьева, уже принято соответствующей группой октябристов, входящих в состав думской городской группы, собирающихся внести это законодательное предположение председателю Гос. думы в пятницу 22 ноября. По


Продолжение. См. Вопросы истории, 1999, NN 1 - 9.

стр. 3


словам Арефьева и многих других октябристов, внесением этого законодательного предположения октябристы ясно подчеркнут неприменимость к данному случаю ст. 87. Дело правительства - обратит ли оно внимание на эту сторону дела или нет, желает ли оно идти по пути раздражения или миролюбивой совместной работы. Среди националистов группа так называемых ортодоксальных националистов во главе с Демченко и Савенко вполне солидарна с октябристами. Остальная же часть национальной группы вместе с фракцией правых считает, что сильное и твердое правительство при таком маразме думского большинства не может не прибегнуть к ст. 87. Впрочем, основанием для соображений подобного рода служит то обстоятельство, что правое крыло Думы считает неудачу октябристов в проведении закона о городском налоге "тем мощным ударом", который нанесен октябристам правым крылом Гос. думы и после которого октябристы в предвидении новых таких же ударов должны прийти просить прощения у правого крыла и всячески стараться о восстановлении того блокового начала, которое существовало между октябристами и правым крылом в III Думе и при котором были невозможны случаи вроде происшедшего.

При таких условиях, когда проекту о налоге с недвижимых городских имуществ силою вещей пришлось приобрести политическую окраску, началось стремление узнать намерения по этому вопросу со стороны Министерства финансов. Переговоры были поручены председателю Финансовой комиссии Дерюгину, который сообщил, что из Министерства финансов ему заявили, что правительство, опасаясь вторичного отклонения законопроекта, не намерено до Рождественских каникул вносить его в Гос. думу.

Большинством депутатов это заявление было принято как намерение правительства во время Рождественского перерыва провести означенный законопроект в порядке ст. 87. Должно заметить, что такое толкование уже вызывает некоторое раздражение, и даже такой центральный октябрист, как Е. П. Ковалевский, заявляет, что проведением этого чисто финансового закона в порядке ст. 87 правительство рискует снова создать уже принципиально отрицательный вотум против него со стороны огромного большинства народного представительства.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л, 240 - 241.

N 292. 22 ноября 1913 года

Из кулуаров окружного суда в Гос. думу дошло известие, что производящий предварительное следствие по делу о принятии собранием петербургских присяжных поверенных резолюции по делу Бейлиса судебный следователь Середа привлекает за участие в этом собрании по ст. 279 и члена Гос. думы Керенского и что вследствие сего Министерство юстиции сообщит председателю Гос. думы о состоявшемся привлечении Керенского на предмет временного устранения его из Гос. думы.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 257.

N 293. 22 ноября 1913 года

По вопросу о выборах недоизбранного товарища председателя Гос. думы в течение всего дня и первой половины вечера состоялся ряд фракционных совещаний.

В 1 час дня состоялось заседание фракции Союза 17 октября, в котором Н. И. Антонов, считая, что члены бюро, которым было поручено путем переговоров с представителями различных фракционных течений подготовить кандидатуру Варун-Секрета, выполнили возложенную на них миссию, предложил с места наметить записками кандидата в товарищи председателя. При подсчете записок оказалось, что 26 из них поданы за Варун-Секрета и 26 за гр. Беннигсена. Н. И. Антонов обратился к фракции с кратким словом, предлагая объединиться на одном кандидате.

Варун-Секрет заявил, что он категорически отказывается от баллотировки, так как не считает себя технически подготовленным для выполнения сложных и ответственных обязанностей, лежащих на заменяющем председателя Гос. думы старшем его товарище.

стр. 4


Гр. Беннигсен также заявил, что, будучи до чрезвычайности занят ответственной работой в комиссиях, он не видит для себя возможности принять избрание в товарищи председателя Гос. думы.

После вторичной подачи записок кандидатом от фракции на пост товарища председателя Гос. думы оказался избранным гр. Беннигсен.

Решение фракции было сообщено прогрессистам, кадетам, группе центра, националистам и правым.

Умеренная оппозиция заявила, что, принимая участие в выборах Совещания Гос. думы, она предоставила октябристам право отвода против кандидатов оппозиции, которые могли показаться октябристам слишком левыми, и таким путем сохранила и за собою право отвода против тех кандидатов конституционного центра, которых умеренная оппозиция признает слишком правыми. Исходя из этих соображений и не нарушая состоявшегося соглашения, умеренная оппозиция не считает для себя возможным поддерживать своими голосами кандидатуру гр. Беннигсена, памяту его поведение при проведении многих, а в особенности финляндских зконопроектов.

В группах правого крыла повторился прежний разлад между лидерами и фракционными массами. Лидеры стояли на той точке зрения, что октябристы попали в безвыходное положение, надо воспользоваться случаем и заставить их придти в Каноссу и просить прощения за все былые прегрешения перед правым крылом, а потому надлежит остаться на непримиримой позиции и объявить, что правое крыло, не принимая участия в образовании Совещания Гос. думы, голосует против всех кандидатов октябристов, кто бы они ни были. Наоборот, фракционные массы считали, что теперь не время сводить партийные счеты и что прежде всего надо обеспечить Думе возможность продуктивной работы, а раз оппозиция против гр. Беннигсена, то тем скорее правое крыло должно поддержать его кандидатуру. Обе стороны стояли каждая на своем, и в результате была объявлена свобода голосования у группы центра, у националистов и у правых.

Прогрессисты дружески обратили внимание октябристов, что при таких условиях всего лучше выборы отложить, тем более что результаты фракционного голосования октябристов явились в этом случае не принципиальным расхождением во взглядах на кандидатов в лице Варун-Секрета и гр. Беннигсена, а лишь следствием того, что члены бюро Союза 17 октября не успели ввиду праздничного дня провести необходимые переговоры и члены фракции голосовали враздробь лишь потому, что не были объединены руководящими указаниями своего бюро.

Вновь была собрана фракция Союза 17 октября, которая по выслушании доклада о положении дел решила поддержать предложение прогрессистов об отложении выборов, а своему бюро поручила к следующему заседанию общего собрания Гос. думы изыскать наиболее приемлемый выход из создавшегося положения вещей.

В заключение состоялось заседание бюро фракции Союза 17 октября, в котором после продолжительного обмена мнений было решено путем переговоров с представителями различных фракционных течений попробовать добиться, чтобы фракция в отмену своего первоначального постановления, напр., ввиду "категорического отказа гр. Беннигсена" или ввиду "совершенной невозможности потерять гр. Беннигсена как незаменимого человека в комиссионной работе", постановила выдвинуть кандидатуру Варун-Секрета, только во внимание к затруднительному положению своей фракции "согласившегося вопреки собственному желанию подвергнуться баллотировке".

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 258 - 259об.

N 294. 22 ноября 1913 года

Правые и национальные крестьяне с большою примесью крестьян из центра и оппозиции, ввиду недовольства политиканством своих лидеров даже в таких организационных вопросах, как выборы должностных лиц

стр. 5


Гос. думы, собрались в совещание, чтобы обсудить вопрос, как сохранить Думу и обеспечить ей планомерную работу. В совещании этом, под председательством с. -д. Тулякова, решено, что единственный для этого выход - создать особую крестьянскую группу, которая "будет сидеть сзади октябристов и смотреть вправо от среднего прохода, чтобы все было по закону".

Затем было признано, что для образования такой крестьянской группы необходимо выработать политическую ее платформу, дабы каждый вступающий в группу знал, на что он идет. При обсуждении "платформы" основной мыслью всех ораторов было убеждение, что не надо никаких переворотов, "а чтобы все было так, как написано в Основных Законах и Царских Манифестах".

Исходя из этого мотива, совещание единогласно признало, что "платформа" вновь образуемой крестьянской группы может ограничиться тремя, но "нерушимыми" правилами: 1) неограниченное Самодержавие; 2) законодательная Гос. дума и 3) увеличение крестьянского землевладения, но без принудительного отчуждения.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 260.

N 295. 23 ноября 1913 года

Переговоры, ведомые между представителями фракций по поводу выборов недоизбранного товарища председателя Гос. думы, за истекшие сутки дали лишь два новых течения.

Во-первых, среди членов бюро фракции Союза 17 октября начала циркулировать мысль, что провал выставленной бюро кандидатуры Варун-Секрета, с одной стороны, а во-вторых, неудача, постигшая кандидатуру гр. Беннигсена, свидетельствующая лишь о крайне плохой осведомленности членов бюро фракции Союза 17 октября о тех течениях, какие существуют в соседних фракциях, - являются фактами столь существенными, что не мешало бы бюро в полном составе сложить свои полномочия и, таким образом, с одной стороны, поставить вопрос о доверии со стороны фракции к своему бюро, а с другой стороны, более или менее прилично ликвидировать историю провалов кандидатур Варун-Секрета и гр. Беннигсена.

Во-вторых, из переговоров с фракциями, образующими правое крыло, намечается возможность, что фракции эти пойдут на уступки и выставят кандидатуру гр. Мусина-Пушкина. Эта идея, как возможность вовлечения правого крыла в состав Совещания Гос. думы, вызывает сочувствие среди подавляющего большинства октябристов, которые видят в этом, во-первых, невозможность для правого крыла перехода в безответственную оппозицию, во-вторых, считают в этом акте его выгодной стороной возможность ссылаться на отсутствие тесного блока с оппозицией и возможность большей свободы действий, так как правое крыло утратит право отказывать в поддержке центра.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 253.

N 296. 23 ноября 1913 года

Совещание Гос. думы с участием представителей фракций по предложению председателя Гос. думы вошло в обсуждение вопроса относительно непредъявления правительством затребованных отделами Гос. думы подлинных выборных производств. В целях ознакомления представителей фракций с положением дела была оглашена вся переписка секретаря Гос. думы с министром внутренних дел и председателя Гос. думы с председателем Совета министров.

По ознакомлении с этой перепиской представители фракций единогласно признали, что дальнейшая переписка является совершенно излишней, ибо обе стороны вполне определенно выяснили свои взгляды и соглашение их является невозможным. В частности Шингарев предложил всю означенную переписку отпечатать и раздать членам Думы на предмет предъявления правительству запроса, так как любезное предложение председателя Совета министров, чтобы председатель Гос. думы, если он находит постановление Совета министров незаконным, обжаловал это постановление перед прави-

стр. 6


тельствующим Сенатом, к сожалению, неприемлемо, так как, по точному разуму Учреждения Гос. думы, такая жалоба выходила бы за пределы компетенции правительствующего Сената. М. В. Родзянко, соглашаясь с Шингаревым, полагал, что остается еще возможность предъявления Гос. думой вопроса правительству в порядке ст. 40 Учр. Гос. думы.

Чихачев 1-й считает необходимым отпечатать оглашенные материалы, дабы члены Думы на основании точных данных могли сообразить дальнейший образ действий.

Марков 2-й заявил, что предъявление вопроса он считает путем обходным. Рассматриваемый вопрос является вопросом принципиальной важности, и потому полагающие, что правительство поступило незакономерно, должны внести не вопрос, а запрос. Лично Марков 2-й полагает, что правительство поступило совершенно правильно, но если большинство думает наоборот, то ему надлежит путем предъявления запроса применить ст. 60 Учр. Гос. думы и обратиться к Его Императорскому Величеству, являющемуся Верховным Судьей в спорах между правительством и народным представительством.

Председатель Гос. думы, резюмируя прения, предложил довести до сведения отделов Гос. думы, по инициативе которых возник настоящий вопрос, о суждениях, имевших место в Совещании Гос. думы, дабы желающие члены могли реагировать по поводу сих суждений предъявлением вопроса или запроса министру внутренних дел.

Вторым на обсуждение Совещания Гос. думы был поставлен вопрос о времени прекращения занятий Гос. думы перед Рождественским перерывом, причем председатель Гос. думы полагал, что ввиду назначения земских собраний следовало бы днем прекращения сессии указать 7 декабря. Однако представители фракций единогласно признали наиболее целесообразным последнее перед перерывом деловое заседание назначить 5 декабря, с тем чтобы 7 декабря состоялось общее собрание Думы в уменьшенном составе лишь для выслушания Высочайшего указа о перерыве в занятиях Гос. думы.

Третьим заслушан был вопрос о принятии мер к более ускоренному поступлению дел из комиссий в общее собрание Гос. думы, так как при существующем порядке общее собрание работает быстрее, чем комиссии. Определенных постановлений по этому вопросу не вынесено, но решено довести о его возникновении до сведения председателей комиссий.

В заключение Совещание заслушало и приняло к сведению заявление Малиновского об образовании в составе Гос. думы новой фракции под наименованием "российская рабочая социал- демократическая фракция".

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 255 - 256.

N 297. 24 ноября 1913 года

Членом Гос. думы Рыслевым передана корреспондентам следующая полученная им из Благовещенска телеграмма:

"5 июля 1912 г. политический ссыльный Георгий Бердиев добровольно явился губернатору Благовещенске заявлением самовольном уходе Иркутской ссылки. Был арестован и вопреки закону судимости по месту задержания отправлен Иркутск, где жандармским управлением содержался только две недели. Благовещенске 25 апреля был заочно судим приговорен трем месяцам зачетом предварительного и скидкой трети Манифесту. Подлежал немедленно освобождению, но ввиду перечисления Якутскую область был задержан июньской партией. Семья и сам Бердиев тем временем усиленно ходатайствовали иркутским приамурским генерал- губернаторами замене Якутской ссылки Амурской областью. Соглашение состоялось. Бердиев в июле доставлен Благовещенск приписан Красноярской волости. Водворение задержано вмешательством Департамента полиции, чиновник особых поручений которого имел Иркутске личные счеты Бердиевым. Давлением Департамента Гондатти (приамурский генерал-губернатор) не решается оставить Бердиева Амурской и не перечисляет обратно Якутскую. Упорно молчит на ходатайство. Осужденный на три месяца Бердиев сидит уже с 17 июля незаконно. Доведенный до отчаяния

стр. 7


неизвестностью, тяжелым материальным положением семьей, 18-го начал голодовку целью добиться ответа Гондатти оставляет или перечисляет обратно Якутскую. Положение серьезное. Решил лучше умереть, чем оставаться прежней неизвестности. Очень прошу обратиться немедленно министрам юстиции, внутренних дел просить, чтобы расследовали экстренно дело, проверили сведения Департамента. Если можно, оставили Амурской области. Постарайтесь опровергнуть наветы Департамента, дающего слова вместо фактов. Суд не нашел возможным считаться его сведениями. Подчеркните министрам, что Бердиев, уйдя ссылки, прожил Благовещенске нелегально год и не только не совершил никакого террористического акта, а сам явился властям. Якутка заставит снова бежать. Изнуренный многомесячным заключением, голодает седьмые сутки. Гондатти по-прежнему молчит".

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 369.

N 298. 25 ноября 1913 года

Фракция Союза 17 октября, рассмотрев заключение Финансовой комиссии о невозможности выделить в самостоятельный законопроект отдел VIII законопроекта об улучшении земских и городских финансов и признавая принципиально нежелательным внесение от имени фракции законодательных предположений налогового характера, остановилась на том убеждении, что Финансовая комиссия не выполнила данного ей общим собранием Гос. думы поручения. По мнению фракции, Финансовая комиссия должна была исполнить поручение, данное ей Гос. думой, и, лишь выделив отдел VIII в самостоятельный законопроект, она могла сопроводить его самостоятельным положительным или отрицательным заключением. Противодействие Финансовой комиссии является первым случаем неисполнения думскими комиссиями постановлений общего собрания. Поэтому случай этот должен быть особенно подчеркнут, заключение комиссии не должно быть принято к обсуждению, а комиссии должно быть вновь поручено выполнить постановление Гос. думы, разрешение которого по существу выходит за пределы компетенции комиссии и может быть произведено только общим собранием Гос. думы.

Появившиеся в "Новом времени" комментарии по поводу постановлений, принятых вновь образуемою крестьянскою группою, вокруг членов Думы - крестьян подняли очень усердную агитацию, в результате которой крестьяне решили оставить обсужденные ими пункты своей будущей программы открытыми и в программу их не вносить. В дальнейшей выработке программы решено ограничиться лишь вопросами экономического характера. Приняты постановления о полном уравнении крестьян в правах с другими сословиями, об отмене всех личных натуральных повинностей, о скорейшем проведении проекта волостной земской реформы, о распространении земского самоуправления на местности, в которых оно не введено, и реформе земского избирательного закона.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 247 - 247об.

N 299. 25 ноября 1913 года

Бюро фракции Союза 17 октября, а затем и фракция Союза 17 октября, обсудив вопрос об избрании недоизбранного товарища председателя Гос. думы, постановили выставить кандидатуру Варун-Секрета. Основанием к такому постановлению явились следующие соображения, вытекшие из переговоров членов бюро с представителями соседних фракций. Фракции правого крыла, гарантируя лишь свободу голосования, требует в обмен за часть своих голосов в пользу гр. Беннигсена заключение делового блока чуть ли не до конца легислатуры. Умеренная оппозиция, наоборот, без всяких дополнительных требований готова голосовать за Варун-Секрета, но заявляет право отвода против кандидатуры гр. Беннигсена. Представители правого крыла октябристов возражали против признания за умеренной оппозицией права отвода, но бюро разъяснило правым октябристам, что такое право, несомненно, существует как у умеренной оппозиции, так

стр. 8


и у октябристов, и на основании этого права в прошлом году октябристы заявили отвод против кандидатуры Некрасова.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 248.

N 300. 25 ноября 1913 года

Прогрессивная группа в вечернем заседании постановила поддержать кандидатуру Варун-Секрета в товарищи председателя Гос. думы, исходя из того соображения, что октябристы, согласившись отвести кандидатуру гр. Беннигсена, выполнили желание умеренной оппозиции и дальнейшее противодействие намерениям октябристов было бы и нецелесообразным, и некорректным. Наоборот, известная благожелательность со стороны умеренной оппозиции будет оценена октябристами и поспособствует дальнейшему развитию добрых международных отношений.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 267. Отсутствует гриф "Секретно", проставлен номер 902.

N 301. 25 ноября 1913 года

Фракция народной свободы в вечернем заседании постановила голосовать за кандидатуру в товарищи председателя Гос. думы Варун-Секрета, считая, что отпадение кандидатуры гр. Беннигсена является такой ошибкой со стороны фракций, образующих правое крыло, которую необходимо закрепить голосованием в пользу Варун-Секрета, избрание которого явится, несомненно, большим тактическим успехом оппозиции.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 268. Отсутствует гриф; N 901.

N 302. 25 ноября 1913 года

Состоялось заседание совета фракции правых. Решено внести составленное Шечковым законодательное предположение о запрещении ритуального убоя евреями скота. Совет фракции убежден, что внесение и дальнейшее направление означенного законодательного предположения будет сопровождаться "бурными явлениями, не чуждыми большого политического значения".

Русская национальная группа в вечернем заседании после продолжительных и бурных прений не могла придти к единомышленному решению по вопросу о кандидатуре в товарищи председателя Варун-Секрета и оказалась вынужденной по-прежнему объявить свободу голосования. ...[Далее опущен текст, дублирующий содержание документов NN 300 и 301.]

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 227. Первый абзац донесения продублирован отдельной сводкой без грифа, с номером 900 (там же, л. 269).

N 303. 25 ноября 1913 года

Комиссия о путях сообщения, заслушав письмо С. -Петербургского городского головы, ходатайствующего о приостановлении рассмотрения законопроекта об электрификации пригородных участков Северо-Западных железных дорог впредь до представления в комиссию заключения столичного городского самоуправления, постановила рассмотрение законопроекта отложить.

Принятие подобного постановления является противоречащим точному смыслу закона, в силу которого просить о приостановке рассмотрения правительственного проекта или представлять дополнительные к нему соображения может лишь министр, данный проект внесший, а не общественные или частные учреждения, хотя бы интересы их и оказывались затронутыми тем или иным правительственным проектом.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 270. Отсутствует гриф; N 899.

N 304. 26 ноября 1913 года

В кулуарах распространился, в качестве совершенно достоверного, слух, что председатель Совета министров вопрос о порядке замещения должности Московского городского головы сделал "из ведомственного - правительственным" и что по всеподданнейшему докладу статс-секретаря В. Н. Коковцова последовало Высочайшее соизволение на утверждение кан-

стр. 9


дидата, избранного Московской городской думой. Слух этот рассматривается как доказательство стремления статс-секретаря В. Н. Коковцова избегать излишнего раздражения широких общественных кругов и ввести взаимоотношения органов местного самоуправления и администрации в нормальную колею "Шипят лишь лидеры правых и националистов, утверждая, что "подобная политика не есть проявление твердой власти". За исключением их, мнение всей Гос. думы наиболее выпукло выражается в следующих словах Н. И. Антонова: "Я приветствую факт утверждения Катуара московским городским головой. Это доказывает что правительство действительно считается с общественным мнением, которое совершенно справедливо находило немыслимым назначение в Москву лица, не имеющего никакого отношения к городскому самоуправлению и не являющегося его избранником. Если утверждение г. Катуара является симптомом, знаменующим поворот в политике, то тем более будем мы приветствовать такую перемену, ибо с ней связывается взаимное понимание и взаимное доверие общества и власти".

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 245.

N 305. 26 ноября 1913 года

По инициативе членов Гос. думы Ветчинина, гр. Бобринского, Алексеева и др. с нового года будет издаваться националистическая газета "Голос Руси". Редактором ее приглашен нынешний редактор "Рижского вестника" Высоцкий. Мотивом к изданию газеты служит то, что "Киевлянин", как выражаются националисты, "пошатнулся" и что "большой национальной партии нужен в С. - Петербурге свой собственный политический орган". Для издания газеты образовано товарищество с основным капиталом в 100 000 рублей. Председателем правления состоит Ветчинин, товарищами его - Дерюгин и Алексеев, а официальным издателем будет гр. Бобринский.

В группу центра частью ее членов внесено было предложение об исключении из состава группы старшего товарища ее председателя П. Н. Крупенского ввиду проявленных им совершенно недостойных приемов агитации при выборах должностных лиц Гос. думы, и притом приемов, противодействовавших несомненным желаниям большинства группы, а также ронявших достоинство группы как политической организации и ослаблявших ее положение в Гос. думе ухудшением добрых отношений с руководящей фракцией. Обсуждение этого заявления должно было состояться сегодня. Поданное П. Н. Крупенским заявление о сложении им звания товарища председателя группы центра отсрочило обсуждение этого заявления.

В кулуарах сегодня передавали, что председатель Совета министров далеко не разделяет мнения некоторых членов кабинета о необходимости усиления группы правых в Гос. совете. В связи с этим растет уверенность, что с нового года группа правых не будет усилена новыми членами Совета по назначению. Отсюда выводится возможность, при желании со стороны председателя Совета министров, склонения верхней палаты к совместной работе с Гос. думой.

Бюро фракции Союза 17 октября приступило к рассмотрению составленного Каменским по данным, собранным Центральным комитетом Союза 17 октября, запроса четырем министрам - внутренних дел, юстиции, военному и обер-прокурору Св. Синода по поводу событий, имевших место на Афоне при выдворении оттуда православных иноков.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 282 - 282об.

N 306. 28 ноября 1913 года

Члены Думы Савенко и Демченко были приняты председателем Совета министров: первый - от 6 с половиной до 7 с половиной часов, а второй - от половины 9-го почти до половины 11-го. Названные члены Думы свидетельствуют, что статс-секретарь беседовал с ними на многие злободневные как экономические, так и политические темы. Члены Думы вынесли впечатление, что председатель Совета министров считает возможным совместную с умеренными партиями Гос. думы работу и что председатель Совета

стр. 10


министров одобрительно относится к тактике так называемых левых националистов, желающих своими голосами облегчить октябристам создание умеренно-консервативного центра.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 237.

N 307. 29 ноября 1913 года

После вчерашнего посещения председателя Совета министров Савенко и Демченко имели ряд собеседований с отдельными видными националистами.

По окончании дневного заседания общего собрания Гос. думы состоялось закрытое заседание Совета Русской национальной группы. На совещании этом решительное большинство оказалось на стороне левых националистов, к которым примкнули гр. Бобринский, Чихачев 1-й и о. Дроздовский.

Совет русской национальной фракции большинством голосов решил, что дальнейшая работа должна вестись совместно с октябристами. Официальным аншлагом для начала этой совместной работы избран вопрос о земской реформе. Решено с этой целью устроить совместные заседания членов бюро Союза 17 октября и членов Совета русской национальной группы.

По вопросу о взаимодействии с фракцией правых большинство встало на ту точку зрения, что возможен однородный образ действий с отдельными членами фракции правых, но не с фракцией в ее целом.

Постановления Совета подлежат еще рассмотрению в национальной фракции. Ожидается отчаянная самозащита со стороны Балашова и его ближайших друзей.

Несмотря на эти ожидания, А. И. Савенко предполагает, что после рождественского перерыва, когда его софракционеры возвратятся после разговоров со своими избирателями, ему удастся испросить у председателя Совета министров прием для доклада об образовании в Гос. думе прочного работоспособного центра в составе всех умеренных элементов Гос. думы IV созыва.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 234 - 234об.

N 308. 29 ноября 1913 года

Состоялось заседание фракции Союза 17 октября по вопросу об обязательности для фракции постановлений партийной конференции, имевшей место в ноябре текущего года.

Первоначально левым крылом фракции были предложены на обсуждение и голосование следующие два пункта:

1. Фракция признает необходимым принять к руководству в своей деятельности постановления, сделанные совещанием Союза 10 ноября сего года, и

2. Фракция устанавливает для своих сочленов единство голосования в общих собраниях, причем лица, несогласные с фракционными постановлениями, обязаны уклоняться от голосования.

После продолжительных и горячих прений большинством всех против 18 голосов левого крыла принято следующее постановление:

Фракция Союза 17 октября, обсудив в заседании 29 ноября свое отношение к постановлениям ноябрьского совещания Союза, приняла следующую резолюцию:

Признавая, 1) что деятельность фракции в IV Гос. думе не расходилась с постановлениями совещания Союза 17 октября, принятыми в заседании 10 ноября,

2) что в этих постановлениях фракция может и должна почерпать поддержку для дальнейшей своей деятельности,

3) что фракция, идя вперед по пути, которым она до сих пор шла, будет осуществлять постановления совещания и

4) что принятие предлагаемых совещанием тактических мер в каждом частном случае должно определять отдельными решениями фракции - переходит к очередным делам.

стр. 11


После принятия этой резолюции Алексеенко заявил, что он выходит из состава фракции.

Возможен выход всего левого крыла в составе до 23 человек.

После заседания состоялось частное совещание, в котором уговаривали Алексеенко не предпринимать столь решительного шага. Н. И. Антонов уверяет, что ему удастся отговорить Алексеенко.

Тем не менее положение нельзя не признать серьезным.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 246 - 246об.

N 309. 30 ноября 1913 года

Социал-демократическая фракция в заседании 30 ноября обсуждала вопрос об участии во вновь образуемых комиссиях для рассмотрения правительственных законопроектов об обязательственном праве и о новом общепенсионном уставе. С. -д. фракция постановила вступить в соглашение с шестью куриальными депутатами, предоставив им место в одной из этих комиссий и сохранив за собою место во второй из этих комиссий. Кандидатом на комиссионное место назначен Чхенкели, сегодня вернувшийся с Кавказа и еле оправившийся после полуторамесячной болезни.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 154. Имеется помета: "N 31. Спец."

N 310. 30 ноября 1913 года

На квартире председателя Гос. думы состоялось вечером частное совещание членов бюро фракции Союза 17 октября, созванное по инициативе М. В. Родзянко.

М. В. Родзянко указал, что открытый раскол во фракции Союза 17 октября чреват многими серьезными политическими осложнениями, и прежде всего изменением соотношения сил, обеспечивающих поддержку только что избранного президиума Гос. думы.

Частный обмен мнений затягивается за полночь, но все участники совещания единогласно высказались за необходимость принятия всех мер к предотвращению раскола в составе фракции.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 228.

N 311. 30 ноября 1913 года

Кн. В. М. Волконский ведет очень планомерно кампанию, сущность которой заключается в следующем.

Если раскол у октябристов еще и не состоялся, то с принятием в угоду левым октябристам второго пункта их предложения об обязательности фракционного голосования раскол этот станет неизбежным, так как фракция в ее большинстве станет принимать такие постановления, что уклоняться от обязательного голосования придется левым октябристам.

Как только раскол у октябристов станет совершившимся фактом, неминуемо вырастет во весь рост неизбежность образования умеренно-правого большинства.

В этот момент при нынешнем составе Совещания Гос. думы, несмотря на страстное желание М. В. Родзянко сохранить свой пост, левые члены Совещания потребуют создания президентского кризиса.

Кн. В. М. Волконский признает, что этот момент явится для него вполне благоприятным, чтобы выставить свою кандидатуру в председатели Гос. думы. Успеху его кандидатуры в значительной мере способствовать будут не лишенные почвы слухи об его добрых отношениях со всеми членами кабинета, не исключая и председателя Совета министров, с которым он сейчас поддерживает взаимные самые доброжелательные отношения.

Однако, по имеющимся у кн. В. М. Волконского сведениям, этого же момента с большим нетерпением ждет и П. Н. Балашев, который считает единственно почетным для себя выходом из создавшегося у него во фракции положения замену кресла председателя фракции креслом председателя Гос. думы, которое к тому же, по мысли П. Н. Балашева, облегчит последнему сведение его личных счетов с председателем Совета министров.

стр. 12


Таким образом, обе кандидатуры из-за этой нелепой конкуренции окажутся поколебленными и председательское кресло придется уступить октябристам, но во фракциях, образующих правое крыло, возникнет известный одиум против П. Н. Балашева и наряду с этим станет вопрос о компенсации обиженного кн. В. М. Волконского.

Параллельно возникнет и вопрос о лидерстве в объединенном правом крыле и о необходимости устранения от участия в нем эксцессивных правых элементов.

Эта роль фактического руководителя ходом думской работы до изменения общей политической конъюнктуры внутри Думы может быль предложена только кн. Волконскому, который к тому же является единственным человеком, способным привлечь в состав умеренно-правого крыла значительное большинство членов фракции правых.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 229 - 229об.

N 312. 30 ноября 1913 года

Состоялось заседание левых октябристов. Большинство во главе с Шидловским, Хомяковым, Годневым и Опочининым находило, что нет больше сил терпеть иго правого октябризма, пора перестать идти в поводу политики господ Шубинских и Скоропадских, пора снять чехлы и распустить октябристские знамена. Пора образовать самостоятельную политическую группу, не запятнанную политикой уступок и компромиссов, пора выступить с открытым забралом, чтобы не потерпеть нового постыдного поражения на будущих выборах.

По поручению этой группы Аносов составил уже от имени 24 левых октябристов коллективное заявление, которое оставалось только подписать.

В этот момент совершенно неожиданно и к всеобщему изумлению с большой речью выступил М. М. Алексеенко, вчера первым заявивший о своем выходе из фракции.

М. М. Алексеенко заявил, что происходящие события в рядах фракции отзываются на нем, вероятно, гораздо болезненнее, чем на всех его единомышленниках. Однако, как реальный политик, тщательно взвесив в течение минувшей ночи все за и против, он с математической точностью выяснил, что открытый раскол в настоящий момент является для фракции несвоевременным. Совершенно неизвестно, сколько в данный момент левых и сколько правых октябристов. Не приведет ли слишком поспешное выделение в самостоятельную группу лишь к тому, что в группе этой окажется слишком мало членов, а правые октябристы, теперь все-таки признающие открыто моральный авторитет левого крыла своей фракции, тогда ясно восчувствуют свою силу и решат, что и они умеют "бюджеты провалить". Открытый раскол силою вещей кинет центр и правое крыло октябристов в объятья националистов, создаст сильный правый центр и в конечном счете лишь послужит на пользу реакции. Все резолюции, как конференции так и фракции, в конце концов являются только словами. Благоразумнее всего не придавать слишком большого значения всем этим словоизвержениям. Будущее покажет, какое значение имеет вчерашняя резолюция, как ее в действительности станет толковать то большинство, голосами которого она принята. Теперь решать этот вопрос преждевременно. Надо выждать первых реальных шагов в январе, феврале. Если октябристы в своих голосованиях действительно уйдут в сторону реакции, тогда можно будет и выйти из фракции. Тогда этот выход будет обоснован, будет ясен и понятен стране.

Речь М. М. Алексеенко произвела огромное впечатление. Хомяков, Качиони, Опочинин, Звегинцев, Гримм, Годнев и Шидловский заявили, что, отдавая должное доводам Алексеенко, они все-таки лично для себя считают обязательным теперь же уйти из фракции.

Тем не менее после речи М. М. Алексеенко выяснилось, что настроение в левом крыле не в пользу раскола. Окончательное решение этого вопроса

стр. 13


отложено до понедельника, когда перед заседанием фракции состоится частное совещание членов левого крыла на квартире у Н. А. Хомякова.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 230 - 230об.

N 313. 30 ноября 1913 года

Председатель Гос. думы беседовал сегодня с В. Я. Демченко, стараясь узнать у него отношение статс-секретаря В. Н. Коковцова к М. В. Родзянко.

В. Я. Демченко заверял М. В. Родзянко, что статс-секретарь В. Н. Коковцов не только не настроен враждебно против М. В. Родзянко, но весьма доброжелательно отзывался о нем и даже рассказал, что он попросил у Его Величества остаться лишний день в Ливадии, чтобы в Ливадии же иметь возможность ознакомиться с речью М. В. Родзянко, сказанной им по избрании в председатели Гос. думы, причем речь, по словам статс-секретаря В. Н. Коковцова, вполне оправдала его ожидания.

Воспользовавшись случаем, В. Я. Демченко доказывал, что в интересах дела и М. В. Родзянко должен отрешиться от личных взглядов и постараться наладить добрые отношения с председателем Совета министров, без которых то огромное государственное дело, которое вверено Гос. думе, без нужды будет тормозиться.

Тем не менее М. В. Родзянко отнесся довольно скептически к словам В. Я. Демченко и, по впечатлению последнего, продолжал фрондировать, утверждая, будто статс-секретарь В. Н. Коковцов враждебно настроен против М. В. Родзянко и что из умеренно-правого центра все равно ничего не выйдет, а нарушится только правильность соотношения между Президиумом и большинством Гос. думы.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 235.

N 314. 30 ноября 1913 года

Прения в заседании фракции Союза 17 октября 29 ноября по вопросу об обязательности постановлений ноябрьской конференции октябристов совершенно планомерно разбились на три течения.

Группа левых октябристов считала необходимым принятие постановлений конференции к руководству, считая, что необходимо, наконец, занять вполне определенную политическую позицию, а такая позиция вполне выпукло очерчена в постановлениях, принятых конференцией.

Группа правых октябристов указывала, что постановления конференции могут быть приняты лишь к сведению, но не к руководству, так как безответственные политики могут, конечно, принимать какие угодно постановления без всякой от того опасности для народного представительства; в ином положении находятся политические деятели, на которых лежит ответственность за ход законодательной работы; нельзя людей ответственных заставлять подчиняться постановлениям людей безответственных.

Центральная группа находила, что, несомненно, постановления партийной конференции имеют обязательную силу, но постановления эти являются лишь общими лозунгами, определяющими лишь общие контуры фракционной деятельности; принятие таких лозунгов вполне естественно и целесообразно со стороны партийной конференции, обсуждающей общие принципиальные вопросы, но принятие таких же лозунгов со стороны ведущей практическую работу фракции, не имея реального значения, давало бы повод думать, что фракция переголосовывает обязательные для нее постановления конференции; задача фракции заключается вовсе не в этом, а в том, чтобы, считаясь с постановлениями конференции, в каждом отдельном случае разрешать вопрос, как надлежит фракции поступить, чтобы решение ее было координировано с постановлениями конференции.

Под влиянием изложенных суждений гр. Беннигсен предложил тут же им разработанный текст компромиссной резолюции.

Резолюция левого крыла была отклонена большинством 45 против 26.

Резолюция гр. Беннигсена была принята большинством 41 против 18.

Левое крыло громко заявляло о своем недовольстве, которое в конце концов может заставить левое крыло выделиться из состава фракции.

стр. 14


Это недовольство вызвало и вчера ночью и сегодня днем оживленный обмен мнений между представителями всех трех внутрифракционных течений. Сущность высказанных при этом мыслей может быть сведена к следующей общей схеме.

Предложение левой группы заключалось в двух пунктах. Первый из них касался значения для фракции принятых партийной конференцией постановлений. Второй говорит об обязательности голосований для членов фракции. Второй пункт не обсуждался. Принятая по первому пункту резолюция не отрицает обязательности для фракции постановлений конференции. Если резолюция эта требует обсуждения в каждом отдельном случае того способа, которым должно быть проведено в жизнь постановление конференции, то в этом нет ни малейшего расхождения с конференцией. Ни конференция, ни фракция при всем желании не могут предугадать тех казусов, которые возникнут в практическом обиходе. С точки зрения обеспеченности выполнения постановлений конференции, гораздо важнее вопрос об обязательности голосования. Если бы этот вопрос был разрешен отрицательно, тогда и только тогда возможен был бы вопрос о недовольстве и о выходе из фракции. Однако этот вопрос не только не разрешен, но, наоборот, все данные говорят за то, что он будет разрешен в смысле положительном. Нет, при таких условиях, основания ни к недовольству, ни к выходу из фракции.

Левые октябристы в ответ на эти уверения заявляют, что окончательного ответа, остаются ли они во фракции или выходят из нее, они пока дать не могут, так как вопрос этот настолько серьезен, что может быть разрешен только в их сепаратном совещании. До сих пор, однако, в бюро фракции не поступило ни одного заявления о выходе из состава фракции Союза 17 октября, и только октябрист Гримм заявил кадету Иванову, что он выйдет из состава фракции Союза 17 октября.

В понедельник назначено следующее заседание фракции, в котором предположено обсуждение вопроса об обязательности голосований.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 291 - 292об.

N 315. 30 ноября 1913 года

Состоялось совещание левых националистов во главе с Савенко и Демченко для обсуждения разномыслии, имеющих место во фракции Союза 17 октября. Выяснилось, что добытые левыми националистами информационные сведения не дают основания признать раскол октябристов совершившимся фактом. Возник вопрос, чему должны содействовать левые националисты - сохранению ли единства во фракции октябристов или, наоборот, способствовать углублению раскола. Большинство левых националистов склоняется к убеждению, что нет основания гнаться за арифметическим большинством. Достаточно образовать многочисленный, но однородный центр, и он всегда найдет себе поддержку, в зависимости от характера данного дела, или слева или справа. Такой многочисленный однородный центр мог бы образоваться в составе 70 октябристов (без левого крыла), 33 членов партии центра, 88 националистов и нескольких правых. Этот центр будет насчитывать до 200 голосов. При таком течении событий останется лишь приступить к "обработке правых, которые давно уже напрашиваются на раскол".

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 293.

N 316. 1 декабря 1913 года

В заседании русской национальной фракции 1 декабря принята единогласно следующая резолюция:

"По обсуждении вопроса об отношении националистов к другим политическим группам и к правительству Русская национальная фракция признала необходимым:

1. Сохранение фракцией полной самостоятельности.

2. Деловое соглашение с другими фракциями, но не левее октябристов в целях образования работоспособного большинства для проведения важнейших законопроектов.

стр. 15


3. Энергичную поддержку фракциею правительства в комиссиях и в общем собрании Гос. думы в тех случаях, когда действия правительства являются закономерными и поскольку политика правительства соответствует программе национальной фракции.

Фракция полагает, что единогласное ее постановление по вопросу, предрешающему ее будущую деятельность, служит лучшим опровержением всех слухов и толков о якобы существующем разладе среди ее членов и служит доказательством, что национальная фракция даст энергичную поддержку всем тем, кто в Гос. думе стремится к разумной и плодотворной работе на благо страны и для укрепления начал народного представительства.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 290.

N 317. 2 декабря 1913 года

П. Н. Балашев в конце святок уезжает за границу и до конца сессии не появится в Гос. думе.

Представители группы центра обратились к членам совета русской национальной фракции с заявлением, что после принятия националистами их вчерашней резолюции группа центра не видит препятствий к воссоединению обеих фракций.

Умеренная оппозиция решила по вопросу о размере налога с городских недвижимых имуществ остаться на прежней точке зрения и голосовать за обложение названных имуществ в размере 4%.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 286.

N 318. 2 декабря 1913 года

Гр. В. А. Бобринский по поручению большинства русской национальной группы передал П. Н. Балашеву, что после принятия вчерашней резолюции ведение необходимых переговоров и с главою правительства и с лидерами соседних фракций ввиду особых отношений, которые созданы П. Н. Балашовым, неудобно было бы ему поручать. В то же время неудобно, при наличии председателя фракции, выступать от имени фракции кому-либо другому, а поэтому не соберется ли П. Н. Балашев, чтобы избавить себя и фракцию от неловкого положения, хотя бы временно отдохнуть за границей.

Соглашение, с одной стороны, между центральными фракциями Гос. думы между собою, а с другой стороны, между лидерами этих фракций и главою правительства по вопросу об образовании правительственного центра, лидерским совещание центральных групп считается состоявшимся.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 287.

N 319. 2 декабря 1913 года

В заседании фракции Союза 17 октября Н. И. Антонов заявил, что принятая в прошлом заседании резолюция, как составленная наспех, не исчерпала подлежавшего обсуждению вопроса, а главное, не внесла определенности. Этим объясняется, что в немногие протекшие с последнего заседания дни уже появились превратные толкования, будто фракция совершенно игнорирует постановления партийной конференции. Эти превратные толкования вызывают необходимость не столько разъяснения, сколько дополнения принятых тезисов новыми положениями, которые внесли бы определенность в ранее принятые постановления.

Поэтому Н. И. Антонов от имени пяти лиц огласил проект резолюции, выработанной в бюро фракции согласно постановлению, состоявшемуся в частном совещании на квартире М. В. Родзянко.

Присутствовавший в заседании М. В. Родзянко усиленно агитировал в пользу принятия проектируемого дополнения.

Скоропадский и Шубинский доказывали, что проектируемое дополнение в сущности является пересмотром уже принятой резолюции и потому недопустимо.

Гр. Беннигсен в качестве автора принятой резолюции заявил, что он

стр. 16


сам признает неясность составленного им текста, открывающего возможность различных толкований. Поэтому он присоединяется к предложению Антонова и просит фракцию поддержать это предложение.

Ковалевский и Протопопов развивали мысль Антонова и гр. Беннигсена.

Н. И. Антонов огласил предложение двух членов, подписанное Шубинским и Алексеенко.

Взрыв аплодисментов.

Сущность этого предложения заключалась в том, чтобы слова "к руководству" заменить словами: "как руководящие начала". С этою поправкою фраза, к которой она относится, будет читаться "фракция принимает как руководящие начала постановления совещания Союза 17 октября", вместо прежнего текста "фракция принимает к руководству постановления совещания Союза 17 октября".

Предложение Шубинского и Алексеенко принимается большинством всех против трех воздержавшихся - Шидловского 2-го, Хомякова и Арефьева.

В голосовании участвуют 72 человека. Отсутствуют 12 фракционеров, заявивших о выходе своем из фракции.

Дальнейший пункт дополнительной резолюции принимается с оговоркою, что обязательность голосования устанавливается лишь как общий принцип, правила же об обязательных голосованиях имеют быть поставлены на обсуждение в ближайшем заседании. Пункт этот принимается тем же большинством.

Таким же большинством принимается и пункт 3-й о постановке в 1-ю очередь проектов, имеющих целью осуществление начал Манифеста 17 октября.

Вносится предложение об исключении пунктов 2 и 3 резолюции, принятой в прошлом заседании.

Предложение это вызывает бурю негодования и отклоняется.

После заявления Антонова об освобождении его от обязанностей председателя фракции заседание объявлено закрытым.

Общее настроение - неудовлетворенное.

По общему впечатлению, 12 вышедших членов во фракцию не возвратятся. Возможно, что за ними уйдут и воздерживавшиеся сегодня от голосования. Таким образом, по общему признанию, раскол во фракции является не устраненным.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 288 - 289.

N 320. 2 декабря 1913

Последние данные о расколе среди октябристов.

По сведениям, имеющимся в "Речи", из октябристской фракции еще до каникул уйдет всего 23 человека. И вернется из ушедших еще до каникул двое. То есть, кроме Аристарова, который уже вернулся, - еще один. Называют совсем странную (и, думается, невероятную) фамилию Клюжева.

После рождественских каникул октябристская фракция, по тем же сведениям, распадется на два крыла: в правом останется 19 человек, в левом - все остальные.

Ни о каких "вступлениях" ушедших в другие фракции не может быть и речи. Все усилия Мейендорфа и Караулова в данном направлении не дадут никаких результатов. Это и не нужно, потому что за время каникул соберется экстренно всероссийский съезд представителей октябризма, который вынесет резолюцию, что "настоящие октябристы" - ушедшие.

Ни о каких соглашениях или общих действиях с правительством ушедшие октябристы не помышляют. Но не исключают возможности поддерживать правительство в каждом отдельном случае.

После Рождества образуется, наконец, не аморфный, а вполне прочный Центр. Это будет "Центр левосторонний", за которым, по тем же сведениям, упрочено настоящее большинство.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 358.

стр. 17


N 321. 2 декабря 1913

Исполняя поручение частного совещания, состоявшегося в субботу вечером на квартире у председателя Гос. думы, бюро фракции Союза 17 октября - после обмена мнений с представителями различных фракционных течений - в заседании, предшествовавшем вечернему заседанию фракции Союза 17 октября, выработало следующий компромиссный текст резолюции, которая имеет быть предложена на обсуждение в вечернем заседании фракции:

Фракция принимает к руководству постановления совещания Союза 17 октября, состоявшиеся 10 ноября с. г. и устанавливающие для своих сочленов единство голосования в общих собраниях, причем лица, не согласные в отдельных случаях с фракционным постановлением, обязаны уклоняться от голосования.

Фракция признает необходимым постановку на первую очередь рассмотрение [так в документе. - Ред.] законопроектов, имеющих целью осуществление основ Манифеста 17 октября с тем, чтобы в случае невнесения их правительством таковые были бы внесены фракцией в порядке законодательной инициативы.

Фракция правых постановила голосовать по проекту налога с городских недвижимых имуществ согласно заключению Финансовой комиссии.

В том же заседании фракция решила разработать вопрос об улучшении быта железнодорожных служащих.

М. В. Родзянко заявил Стемпковскому и Протопопову, что в случае действительного раскола во фракции Союза 17 октября он откажется от звания председателя Гос. думы.

Национальная группа постановила голосовать по проекту налога с городских недвижимых имуществ согласно заключению Финансовой комиссии.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 359.

N 322. 3 декабря 1913

М. В. Родзянко категорически опровергает слухи о своем намерении сложить с себя полномочия председателя Гос. думы.

Прогрессисты в частном Совещании решили, что события, происходящие во фракции октябристов, лишают оппозицию необходимых гарантий, что работа Гос. думы удержится в пределах того соглашения, на основании которого произведено избрание должностных лиц Гос. думы, а потому обязывают умеренную оппозицию поставить вопрос о доверии членам Совещания Гос. думы и настаивать после рождественского перерыва на производстве новых выборов должностных лиц Гос. думы.

А. И. Гучков заявил, что мириться с создавшимся во фракции положением невозможно и что поэтому необходимо собрать ЦК, а затем и партийный съезд, которые явятся единственно правомочными органами для разрешения вопроса о том, которая из двух групп является действительной представительницей Союза 17 октября в Гос. думе.

Раскол октябристов - центральная тема кулуарных разговоров. Оценка этого события - двоякая.

По одной версии, в течение рождественского перерыва страсти улягутся, отколовшиеся возвратятся и все пойдет по-прежнему.

По другой версии - октябристы разобьются на три обособленные группы: левых, центральных и правых октябристов, которые будут работать самостоятельно на принципе коалиции.

Составить список отколовшихся очень трудно, так как некоторые из подавших заявление о выходе из фракции, берут эти заявления обратно, а некоторые снова возбуждают вопросы и вносят заявления о своем выходе из фракции. Таким образом, процесс выделения нельзя признать завершившимся.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 285.

стр. 18


N 323. 4 декабря 1913

Состоялось заседание социал-демократической думской фракции, на котором вырабатывались поправки к законопроекту о праздничном отдыхе ремесленников, рассматриваемому в Рабочей комиссии Гос. думы.

В Лондоне состоялось многолюдное собрание русской эмиграции, на котором заслушан доклад Семковского о национальном вопросе. Председателем собрания был избран председатель с. -д. фракции Н. С. Чхеидзе, встреченный собранием аплодисментами. Чхеидзе со своей стороны и от имени фракции приветствовал эмиграцию и благодарил за оказанную ему честь.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 264. Имеется помета: "N 32 спец."

N 324. 4 декабря 1913

Однодневная общеимперская конференция партии народной свободы обнаружила среди съехавшихся членов фракции наличность трех течений. Течение наиболее левое во главе с А. А. Стаховичем находило, что парламентская фракция народной свободы не только влачит бледное и жалкое существование, но и явно манкирует своими обязанностями, доходя до того, что не только не исполняет долга безответственной оппозиции, но и просто не посещает ни заседаний комиссий, ни общих собраний Гос. думы. А. А. Стахович внес даже предложение выразить порицание парламентской фракции народной свободы. Предложение это было отклонено большинством 32 против 3 голосов.

Центральное течение во главе с Милюковым и Шингаревым отмечало полную невозможность, ввиду отсутствия какого бы то ни было большинства в Гос. думе IV созыва, сколько-нибудь планомерной работы в области политической и даже широко культурной, ибо если даже идти на соглашение с октябристами, несмотря на всю неопределенность этой партии, то все-таки даже минимальные желания не только в области политики, но и в области культурных мероприятий будут подавлены Гос. советом. При таких условиях, когда неопределенность положения и неизвестность реального соотношения партийных сил для каждого данного голосования являются единственными стимулами думской работы, фракции народной свободы не остается ничего иного, как охранять свое собственное лицо и отстаивать чистоту своей партийной программы. Так как планомерная работа невозможна, то единственно, чем могла бы выдвинуться фракция, это некоторое оживление тактических приемов. Фракции надлежит усилить обличительный тон речей своих ораторов; фракции, как предлагает Центральный комитет партии, надлежит с большею осмотрительностью голосовать за отпуск денежных ассигнований, особенно по тем ведомствам, во главе которых стоит заведомо антиконституционный министр. Так, например, по Министерству народного просвещения фракция совершенно напрасно голосовала за отпуск средств на увеличение содержания чинам центрального управления Министерства народного просвещения. Деньги эти пойдут не на созидание, а на разрушение школы. Вообще, поддерживая кредиты, ассигнуемые на развитие школьного образования, фракции надлежит безусловно голосовать против всех ассигнований, предназначенных на усиление Кассовской школьной администрации.

Наконец, правое течение во главе с профессором Гредескулом указывало, что ввиду отсутствия определенного, национального большинства, как в III Думе, где кадетам приходилось вести систематическую борьбу против правых идеалов, в Гос. думе IV созыва следовало бы использовать примирительную тактику и совместно с октябристами добиться хотя бы минимальных уступок, реальные результаты которых были бы высоко учтены в стране, бесплодно томящейся в ожидании хотя бы какого-нибудь движения вперед. Взгляды правого крыла не встретили, однако, сочувствия.

Победу одержало центральное течение, взгляды которого конкретизированы в опубликованной в утренних газетах резолюции конференции. Резолюция эта исходит из того общего положения, что в стране ничто не изменилось и потому сохраняют силу постановления осенней конференции,

стр. 19


провозгласившей необходимость в первую очередь введения всеобщего избирательного права, коренной реформы Гос. совета и установления ответственного министерства. Кроме того, в резолюцию эту введено постановление о применении более активных тактических мер парламентской борьбы. Под более активными мерами разумеются здесь более резкие выступления членов фракции народной свободы и отклонения отдельных кредитов.

Не введено в резолюцию принятое конференцией постановление о необходимости широкой поддержки всех культурных мероприятий, а особенно тех из них, которые имеют в виду удовлетворение местных культурных потребностей.

По мнению видных членов фракции народной свободы, все постановления конференции являются праздной фразеологией, так как при современной неопределенности положения вещей в Думе трудно, даже невозможно, связывать фракцию какими бы то ни было директивами.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 283 - 284об.

N 325. 4 декабря 1913

По распоряжению А. И. Гучкова, от имени Центрального комитета Союза 17 октября членам Гос. думы октябристам разослана повестка заседания Центрального комитета, назначенного на пятницу 6 декабря, в которой предмет занятий означен так: "Об изыскании мер для подчинения фракции Союза 17 октября директивам партийной конференции".

Повестка эта не только среди правых, но и среди центральных октябристов вызывает большое раздражение и достигает целей, обратных тем, которые преследует А. И. Гучков.

В Национальном клубе состоялся обед, на котором присутствовали члены Гос. думы - националисты и члены Гос. совета - нейдгартцы. Произнесены речи, призывавшие к совместной работе участников обеда в обеих законодательных палатах.

В бюро фракции Союза 17 октября поступило всего 14 заявлений о выходе из фракции. Центральные октябристы надеются, что при таких условиях в количественном отношении раскол не будет слишком глубок. Наряду с этим существует предположение, чтобы в целях сохранения наибольшего количества голосов объявить запись желающих войти в состав фракции центральных октябристов. По мысли авторов этого предположения, каждый желающий войти в группу центральных октябристов должен подвергнуться баллотировке. Предполагается, с одной стороны, забаллотировать Шубинского и Скоропадского, а с другой стороны, Звегинцева. Таким образом центральные октябристы надеются сохранить численный состав фракции почти в нынешнем его количестве.

Гр. В. А. Бобринский и А. И. Савенко в целях парализовать агитацию М. В. Родзянко, направленную к возвращению во фракцию отколовшихся левых октябристов, посетили председателя Гос. думы в его служебном кабинете и доказывали ему, что возвращение левых октябристов лишь затормозит образование работоспособного центра; если же М. В. Родзянко связывает вопрос об изменении соотношения сил в общем собрании с председательским кризисом, то они готовы его заверить, что и при новом центре кандидатура М. В. Родзянко в председатели Гос. думы встретит поддержку со стороны фракций, этот центр образующих.

М. В. Родзянко заявил, что идея образования нового центра - утопия, что работать вместе с В. Н. Коковцовым невозможно и что его пребывание на председательском месте или отказ от него зависит, главным образом, от того приема, которым он будет удостоен со стороны Его Величества.

Дальнейшие переговоры привели лишь к тому, что М. В. Родзянко не создаст председательского кризиса, не предуведомив об этом гр. Бобринского и Савенко.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 360 - 360об.

стр. 20


N 326. 10 декабря 1913

В центральную земскую группу Союза 17 октября в Гос. думе вошли: 1. Родзянко Михаил Владимирович. 2. Алексеенко Михаил Мартынович. 3. Савич Никанор Васильевич. 4. Шидловский Николай Илларионович. 5. Ростовцев Николай Александрович. 6. Ковалевский Евграф Петрович. 7. Капнист гр. Ипполит Ипполитович. 8. Капнист гр. Дмитрий Павлович. 9. Протопопов Александр Дмитриевич. 10. Герценвиц Дмитрий Иванович. 11. Стемпковский Виктор Иванович. 12. Симонов Михаил Ильич. 13. Неклюдов Петр Алексеевич. 14. Арефьев Михаил Иванович. 15. Родзянко Сергей Николаевич. 16. Фирсов Георгий Андреевич. 17. Лукашевич Степан Владимирович. 18. Тимирев Константин Николаевич. 19. Величко Сергей Вадимович. 20. Киндяков Михаил Львович. 21. Лодыженский Александр Александрович. 22. Полунин Василий Николаевич. 23. Марковников Владимир Владимирович. 24. Каразин Борис Иванович. 25. Смирнов от. Александр Васильевич. 26. Акалелов Михаил Степанович. 27. Коняхин Александр Андреевич. 28. Гамалея Аполлон Александрович. 29. Рычков Николай Николаевич. 30. Теренин Дмитрий Степанович. 31. Беннигсен гр. Эммануил Павлович. 32. Унковский Георгий Сергеевич. 33. Ракович Андрей Андреевич. 34. Мазуренко Григорий Григорьевич. 35. Пилипенко Никифор Емельянович. 36. Макагон Павел Матвеевич. 37. Бажанов Илья Алексеевич. 38. Варун-Секрет Сергей Тимофеевич. 39. Лелюхин Александр Георгиевич.

Кроме того заявили о своем выступлении в группу, но не подали еще официальных заявлений:

40. Энгельгардт бар. Оттон Маврикиевич. 41. Бреверн Карл Юльевич. 42. Бергман Берман Абрамович. 43. Блажков Николай Иванович. 44. Браше Оскар Рудольфович. 45. Вольф бар. Николай Борисович. 46. Дрибинцев Василий Саввич. 47. Дмитрюков Иван Иванович. 48. Качиони Иван Петрович. 49. Ковзан Александр Иванович. 50. Котляров Александр Осипович. 51. Люц Людвиг Готлибович. 52. Милютин Владимир Васильевич. 53. Потулов Василий Александрович. 54. Сомов Николай Николаевич. 55. Хохлов Павел Акинфиевич. 56. Ярцев Николай Николаевич.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 143 - 143об.

N 327. 10 декабря 1913

В состав группы левых октябристов вошли:

1. Аносов Александр Николаевич. 2. Волконский Сергей Сергеевич, князь. 3. Годнев Иван Васильевич. 4. Гримм Оскар Андреевич. 5. Звегинцев Александр Иванович. 6. Зиновьев Лев Александрович. 7. Каншин Иван Анатольевич. 8. Клюжев Иван Семенович. 9. Марков 3-й Николай Гурьевич. 10. Миляков Григорий Михайлович. 11. Мазохин Иван Кузьмич. 12. Опочинин Николай Николаевич. 13. Тучков Николай Николаевич. 14. Хомяков Николай Алексеевич. 15. Шидловский Сергей Илларионович. 16. Мейендорф Александр Феликсович, барон.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 261.

N 328. 10 декабря 1913

Члены фракции Союза 17 октября, не сделавшие никаких заявлений о своем желании записаться в какую-либо группу:

1. Алехин Александр Иванович. 2. Аристаров Михаил Гаврилович. 3. Бычков Павел Федорович. 4. Киршин Василий Алексеевич. 5. Котляров Макар Карнеевич. 6. Крамарев Анатолий Петрович. 7. Кудрявцев Николай Дмитриевич. 8. Мансуров Николай Александрович. 9. Охлябин Николай Иванович. 10. Смелов Павел Галактионович. 11. Фелькерзам Гамилькар Евгеньевич барон. 12. Фильгин Василий Сергеевич. 13. Черносвитов Александр Михайлович. 14. Юхтанов Алексей Степанович.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 262.

N 329. 10 декабря 1913

В группу правых октябристов вошли:

стр. 21


1. Шубинской Николай Петрович. 2. Скоропадский Георгий Васильевич. 3. Расторгуев Константин Иванович. 4. Папчинский Иван Иванович. 5. Марков 1-й Николай Львович. 6. Танцов Александр Захарович. 7. Ягодынский Павел Николаевич. 8. Викторов Георгий Владимирович. 9. Коваленко Георгий Алексеевич. 10. Будилович от. Александр Семенович. 11. Остроумов от. Стефан Иоаннович. 12. Мирошниченко Николай Андреевич. 13. Воронов Василий Иванович.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 263.

N 330. 10 декабря 1913

М. В. Родзянко очень удручен, что на возвращенном ему из Ливадии всеподданнейшем его докладе о новом избрании его председателем Гос. думы положена лишь краткая Высочайшая отметка "Читал".

Имея в виду прецедент, когда на таком же докладе Н. А. Хомякова Его Величеству угодно было начертать: "Желаю Вам успеха. Помните всегда только об одном - о благе России", М. В. Родзянко считает плохим предзнаменованием для предстоящей ему у Его Величества аудиенции вышеприведенную лаконичную Высочайшую отметку.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 281.

N 331. 10 декабря 1913

Почти готовая наличность правительственного центра вызывает среди его будущих руководителей заботу о том, в какую реальную форму должно воплотиться то взаимодействие, которое предполагается необходимым между правительством и поддерживающими его в Гос. думе партиями для придания законодательной работе интенсивности, планомерности и успешности.

По общему признанию, соглашение между правительством и большинством Гос. думы должно покоиться не на общих, отвлеченных принципах, а на вполне конкретной деловой программе, заключающей в себе перечень известных законопроектов, необходимых, с одной стороны, правительству, а с другой - Гос. думе и имеющих шансы быть проведенными и через верхнюю палату и действительно превратиться из законопроектов в законы.

По общему же мнению, во второй сессии положение правительства для соглашения с ним на почве деловой программы является гораздо более благоприятным, так как теперь в портфеле Гос. думы действительно имеются крупные законопроекты, отнимающие возможность поддерживать ложное убеждение будто правительство не хочет реформ, не хочет осуществления Манифеста 17 октября и искусственно питает Гос. думу одною только законодательною вермишелью.

Внесение правительством таких крупных законопроектов, как, напр., полицейская реформа или проект закона о печати, хотя и не могут быть предметом соглашения на ближайшее же время, но во всяком случае являются [так в документе. - Ред.] тою бронею, которая, с одной стороны, надежно защищает правительство от обывательских упреков в сознательном стремлении не давать стране реформ, а с другой стороны, под защитою этой же брони члены Думы получают возможность открыто говорить избирателям, что соглашение с правительством идет по пути реформ и соглашение с ним заключается не во имя законодательного топтания на месте, а во имя действительного обновления государственного строя.

Остается лишь, следовательно, установить тот способ действий, при помощи которого такое соглашение могло бы быть осуществлено.

По мнению П. Н. Балашева и его ближайших друзей - правых националистов, инициатива выработки законодательной программы должна принадлежать председателю Совета министров, ибо в противном случае, если инициативу эту предоставить думскому большинству, то достигать уступок со стороны уже выработанных этим большинством требований будет неизмеримо труднее, чем получить согласие на уже составленную правительственную программу. В частности П. Н. Балашев полагает, что

стр. 22


предметом соглашения должны были бы служить не такие законопроекты, как, напр., полицейская реформа, которая, по его мнению, интересует лишь причастных к ней полицейских чинов, и не законопроект о печати, важный лишь для заинтересованной в нем группы журналистов, а такие действительно важные проекты, как земская реформа или национализация кредита, которые действительно захватывают жизненные интересы весьма широких кругов населения.

Октябристы, наоборот, полагают, что составление программы законодательных работ должно принадлежать народным представителям, которым по самой природе их гораздо более ведомы те реформы, осуществление которых встретит наибольшее сочувствие в стране.

Компромиссным является мнение левых националистов во главе с Демченко, который полагает, что законодательная программа должна быть установлена путем предварительных переговоров между правительством, с одной стороны, и правительственными партиями, с другой стороны. От такта посредников, ведущих эти переговоры, зависит выработка такой программы, которая в равной мере удовлетворила бы обе стороны. По существу в программу эту должны войти такие проекты, осуществление которых прежде всего удовлетворило бы наиболее влиятельные круги избирателей, из среды которых вышли члены правительственных партий. Ясно, что такими проектами являются прежде всего проекты земской реформы и городской реформы и проект улучшения земских и городских финансов.

Если бы, однако, почему-либо достигнуть соглашения относительно законодательной программы с председателем Совета министров не удалось бы, то тогда законодательная работа пошла бы по пути отдельных соглашений с отдельными членами кабинета. Такой порядок установился теперь в отношении Министерства внутренних дел. Ни для кого не секрет, например, что каждому заседанию Комиссии по преобразованию полиции предшествуют совещания докладчика по законопроекту гр. Капниста 2-го с товарищем министра внутренних дел ген. Джунковским. За этими "чашками чаю" у ген. Джунковского предопределяется в главных частях ход комиссионной работы, и заседания комиссии являются лишь формальным закреплением уже предрешенных вопросов.

Однако такой порядок соглашений представляется весьма мало желательным, так как он нарушает и единство политической идеи, которая должна пронизывать всю совокупность законодательных мер в целом, и единство самой законодательной работы, так как она не согласуется с одним общим планом, и, наконец, единство власти и сношений с нею, так как вместо единого правительства необходимо достигать соглашений с рядом отдельных лиц.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 361 - 362.

N 332. 10 декабря 1913

В политическом отношении истекшая часть второй сессии Гос. думы IV созыва открылась и закрылась при всеобщем со стороны членов Гос. думы искании путей к созданию работоспособного большинства, обеспечивающего планомерный ход законодательной работы и практическое осуществление тех реформ в духе Манифеста 17 октября, отсутствие которых вызывает повсеместное раздражение, переходящее в открытое недовольство, напоминающее состояние умов в годы, предшествовавшие революции.

В этом отношении с самого открытия сессии, если не считать крайних крыльев, где "безответственная оппозиция и справа, и слева" одинаково убеждёна, что с нынешним главою правительства работать невозможно ни при каких условиях, наметились два течения.

Умеренная оппозиция в тесном единении с левым крылом октябристов стремилась к образованию левого центра в составе группы центра, октябристов и прогрессистов при поддержке кадетов. Левый центр имел выставить свою законодательную программу, и за ним под угрозою конституционной борьбы должно было пойти правительство.

стр. 23


Левое крыло националистов, учитывая опасность образования левого центра, ведущего к изоляции всего правого крыла Гос. думы, стало работать в пользу создания правого центра в составе октябристов, группы центра, националистов и части правых, объединенных общей законодательной программой и осуществляющих ее во взаимно доброжелательной совместной работе с правительством.

В начале сессии все внешние обстоятельства, видимо, складывались, однако, в пользу создания левого центра.

Вернувшиеся с мест члены Думы привезли с собою провинциальные толки, что правительство сознательно не хочет осуществлять Манифест 17 октября, что Россия стоит накануне реставрации, что в составе правительства полный раскол, что ведомственность достигла наивысшего предела, что ожесточенная борьба между членами кабинета делает в конце концов поколебленным положение каждого министра и т. д. Эти провинциальные толки по приезде членов Думы в Петербург еще более осложнились столичными сплетнями о непрочности положения председателя Совета министров, о явно враждебном отношении к Гос. думе министра внутренних дел, о всеподданнейших докладных записках относительно приостановки деятельности представительных учреждений и т. д.

Отсутствие в Петербурге председателя Совета министров и одиозное настроение "к реставратору" - министру внутренних дел, сдержанное отношение остальных членов кабинета и затянувшийся конфликт правительства с Гос. думой создавали атмосферу полной отчужденности народного представительства от правительства и питали горделивые замыслы о необходимости борьбы с антиконституционным правительством, о необходимости взять в свои руки дело государственного строительства, о необходимости положить конец бездействию власти, непотизму законодательства и эксцессам административной власти.

Хотя и по разным мотивам, но вся Дума оказалась объединенной одним чувством - чувством оппозиционности по отношению к данному составу правительства.

Однако первый же реальный шаг - избрание должностных лиц Гос. думы, требующий наличности определенного большинства, сразу выяснил, что мотивы при данном составе Думы преобладают над конечными целями и хотя чувство оппозиционности в равной мере присуще всем без исключения фракциям, но даже такой формальный акт, как избрание должностных лиц, не имеет за собою большинства и требует создания сложных комбинаций, гарантирующих образование этого большинства.

В этот момент группировки фракционных сил выступил П. Н. Крупенский с его агитацией против М. В. Родзянко, основанной будто бы на Высочайшей воле, и состоялось заявление кн. Волконского, что в товарищи председателя Гос. думы он баллотироваться не будет.

Эти два фактора были как нельзя лучше использованы умеренной оппозицией и левыми октябристами к объединению фракции Союза 17 октября с прогрессистами и кадетами пока для совместного избрания должностных лиц Гос. думы, но с обещаниями, что при таких условиях начинаемая работа дальше пойдет в плоскости, одинаково приемлемой для всех групп, давших своих представителей в руководящий орган, ответственный за ход думской работы.

Это предрешение того курса, по которому должна будет идти дальнейшая законодательная работа, в свою очередь, не только покоробило нелевых октябристов, но и перед фракциями, образующими правое крыло, поставило вопрос об их собственной роли в дальнейшей жизни Гос. думы данного состава.

Лидеры правых и националистов, мыслящие возможной законодательную работу лишь под знаком правого большинства, сразу решили, что образование левого блока - на их "мельницу вода". Они при этом имели неосторожность объяснить и логический ход своих мыслей. Образуется левый блок с участием в нем кадетов. С таким блоком правительство Его Императорского Величества работать не может. Задача правого крыла

стр. 24


первым показать опасность красного блока и резко и окончательно отмежеваться от октябристов, отдав их на растерзание кадетам. Пусть законодательство окрасится в ярко-кадетский характер. Пусть левый блок конституционно отклоняет незабронированные кредиты. Чем ярче проявится эта конституционная деятельность, тем скорее состоится роспуск Думы. Правительство увидит свою ошибку, поймет необходимость реально поддержать на будущих выборах национально- правые организации, чтобы составить в V Думе действительное, а не фиктивное национально- правое большинство, и будет вынуждено войти с ними в соглашение и относиться к нему более внимательно, чем теперь.

Эти "откровенности" лидеров фракций правого крыла произвели на фракционные массы обратное действие. В этих массах быстро созрело и формулировалось убеждение, что и оппозиция, и их собственны лидеры путем создания оппозиционной правительству Думы ведут народное представительство к неминуемому роспуску.

Среди фракционных масс и у националистов, и у правых идея стремления к роспуску Гос. думы вызвала не только резкое осуждение, но и решительное противодействие. Боязнь роспуска в силу предыдущих слухов о реставрационных намерениях правительства приняла гипертрофированные размеры и привела к тому, что лидеры правых и националистов впервые столкнулись с строго организованной и непреклонной волей фракционных масс, категорически заявивших, что "против политики на срыв Думы" они всячески будут бороться, и потому примут участие в выборах должностных лиц, и не только не желают отмежевываться от октябристов, но, наоборот, примут все меры, чтобы удержать октябристов от объединения с оппозицией, наладить совместную работу не только с октябристами, но и, в меру возможности и сил, и с правительством.

Лидеры правых и националистов не сумели правильно учесть всю глубину решимости своих фракционных масс, сразу на уступки не пошли и окончательно обособились от своих фракций, в свою очередь с ними бесповоротно разошедшихся и отстоявших, вопреки воле лидеров, свое право на свободу голосования. Это фракционное настроение правильно учли Демченко и Савенко, за свой собственный страх и риск отважившиеся на переговоры с отдельными членами кабинета и, наконец, с председателем Совета министров.

Параллельно изменились внутренние течения и в составе фракции Союза 17 октября. И здесь под влиянием тревожных расспросов справа, до какой степени тесен блок октябристов с кадетами, все ярче начал обозначаться дух недовольства политикой легально-конституционной борьбы. Все громче стали раздаваться голоса, что октябристам действительно с кадетами не по пути, что тактика отказов в кредитах и натягивания ремней от развязки государственного кошелька при нынешнем соотношении реальной силы правительства и народного представительства заранее обречена на неуспех. Все настойчивее стали высказываться сомнения - не целесообразнее ли вместо бесплодной борьбы сперва попытаться наладить добрые отношения с правительством, а если действительно из этих отношений ничего не выйдет, то тогда уже переходить в оппозицию, ибо все равно другого выхода нет.

Голоса эти раздавались, однако, не среди тех политических людей, которые стояли во главе фракции и образовывали ее громко выражаемое фракционное мнение. Голоса эти были слышны лишь среди рядовых октябристов, руководствующихся в своей деятельности не теоретическими отвлеченными доктринами политической тактики, а обычными обывательскими соображениями.

В результате во фракции Союза 17 октября появилась страшная двойственность. Мозг фракции - ее бюро, и Центральный комитет Союза 17 октября открыто шли в сторону оппозиционной тактики, фракционная масса - считала ее преждевременной, но об этом дипломатически молчала.

Вожди фракции, или вернее, вожди партии, в лице А. И. Гучкова, Н. А. Хомякова и др., совершенно не учитывали положения вещей и некоторые

стр. 25


заминки и нерешительность в составе фракционной массы объясняли себе тем противодействием, которое оказывает их планам ничтожная кучка правых октябристов во главе с Шубинским и Скоропадским. Рассматривая фракционное настроение под этим углом зрения, вожди октябризма решили настаивать на принятии оппозиционной тактики, не только не останавливаясь перед возможным уходом из фракции правых октябристов, но и всячески будируя этот вопрос во имя достижения наиболее однородного состава фракции. Остановившись на этом решении, вожди октябризма стали готовить партийную конференцию, призванную легализировать для фракции их замыслы.

Об эту же пору последовала внезапная ликвидация конфликта между правительством и Гос. думою.

Поразив в первый момент своею неожиданностью, ликвидация этого конфликта в первые дни не вызвала никаких практических результатов, но с течением времени, после выяснения тех обстоятельств, при которых она последовала, значение этого события в думской жизни стало получать новую оценку, которая довольно выпукло обрисовалась в получившей большое распространение в кулуарах фразе Савенко "правительство бережет Думу больше, чем сама Дума".

Все более укреплявшееся убеждение, что правительство изменило свои отношения к Гос. думе, привело к тому, что чем больше партийные вожди натягивали оппозиционные струны, тем плотнее в составе фракционной массы образовывалось ядро противодействующих замыслам партийных вождей. Наряду с правыми октябристами, открыто вступавшими против домогательств партийных вождей, начала сорганизовываться вокруг члена Думы Лелюхина, не выступая пока открыто ни с какими реальными заявлениями, новая центральная группа.

К концу партийной конференции и после принятия ею [в оригинале: "его". - Ред.] ноябрьских резолюций в группе Лелюхина насчитывался 41 член.

Начавшиеся вслед за партийной конференцией выборы должностных лиц Гос. думы со всеми сопровождавшими их последствиями привели к полному поражению вождей националистов.

Открытая П. Н. Крупенским агитация против М. В. Родзянко привела к полному крушению его личного положения даже в составе его собственной фракции, в которой этот политический деятель являлся фактическим лидером.

Таким образом, в трех соседних фракциях - у октябристов, в группе центра и у националистов - создалось совершенно однородное положение: фракционные вожди открыто шли в одну сторону, фракционные массы, скрывая свои истинные намерения, шли в противоположном направлении.

На этой почве, помимо фракционных вождей, между отдельными членами фракционных масс начался оживленный обмен мнений, весьма быстро установивший однородность не только положения, но и стремлений фракционных масс.

Оказалось, что фракционные массы и октябристов, и группы центра, и националистов, и даже правых, исполняя волю своих избирателей, решительно не согласны с замыслами партийных вождей и желают не ярких оппозиционных лозунгов, а спокойной деловой работы, желают не конституционной бесплодной борьбы с правительством, а совместной с ним работы для осуществления хотя бы части залежавшихся, но неотложно назревших реформ.

Оказалось, что фактическая сила голосов не на стороне партийных вождей, а на стороне фракционных масс. Оказалось, что, по подсчету голосов, имеется арифметическое правительственное большинство, которое не может, однако, конструироваться исключительно из- за партийных шор. Не хватает только человека, который взял бы на себя общую организацию дела. Не хватает еще и осведомленности, как отнесется правительство к идее совместной и взаимно доброжелательной работы.

В этот момент на сцене появляется "всеобщий любимец" кн. В. М. Волконский, только что ушедший "из состава Гос. думы, потому что

стр. 26


ему было физически противно работать в удушливой атмосфере дешевого политиканства и сведения мелких личных счетов с правительством, которое между тем в полном своем составе весьма доброжелательно относится к Думе и вполне готово с нею работать".

Слова кн. Волконского явились откровением, и сам кн. Волконский показался именно тем человеком, вокруг которого не только можно объединиться, но и который сумеет провести в жизнь всеобщие желания.

С согласия фракционных масс, отдельные их представители начали неофициальные переговоры с председателем Совета министров, которые и завершились принципиальным согласием статс- секретаря В. Н. Коковцова на образование правительственного центра, выраженным в состоявшемся на квартире председателя Совета министров 1 декабря частном совещании, в котором участвовали кн. В. М. Волконский, гр. В. А. Бобринский, В. Я. Демченко, А. И. Савченко и А. Г. Лелюхин.

Вслед за этим совещанием оставалось только констатировать, что националисты, устраняя от активного руководительства фракционной политикой своего вождя П. Н. Балашева, и группа центра, аннулируя значение в своей фракционной жизни П. Н. Крупенского, вполне готовы вступить в состав правительственного центра.

На очереди стояли лишь вопросы о привлечении в состав центра фракционной массы правых и о ликвидации событий, возникших среди октябристов на почве противодействия фракционной массы замыслам своих более левых, чем фракционное большинство, лидеров.

Вопрос о правых весьма просто разрешился заявлением кн. Волконского, что когда понадобится привлечь фракционную массу правых к участию в правительственном центре, то им достаточно будет серьезно указать, что неучастие их в голосованиях правительственного центра и проведение политики их партийных лидеров ведет к роспуску Думы, чтобы эти господа даже выли из состава фракции правых.

Вопрос же об октябристах принял значительно более сложную форму. В частном совещании представителей националистов и представителей Лелюхинской группы октябристов было решено, что в деле ликвидации раскола во фракции Союза 17 октября всецело целесообразнее стремиться не к примирению и сохранению фракции в ее полном составе, а к уходу из фракции левых октябристов и к приданию фракции большей однородности, ибо участие в ее жизни таких политических деятелей, как Годнев, Хомяков и др., лишь осложняет осуществление правительственного центра.

Сообразно с этим решением, несмотря на отчаянное противодействие со стороны М. В. Родзянко, грозившего в случае раскола председательским кризисом, фракционное большинство отстояло свою независимость и не приняло резолюции, предложенной левыми октябристами.

Раскол состоялся. Левые октябристы из фракции ушли. Число их, как и учитывалось заранее Лелюхинской группой, выразилось в цифре 14 человек. Эта группа уже начала организовываться под именем "думской фракции Союза 17 октября" и уже вступила в переговоры с прогрессистами об изыскании способов координировать свою деятельность с деятельностью прогрессивной группы.

В прежней фракции Союза 17 октября осталось, таким образом, 84 человека, из которых 13 составляет собственно правое крыло фракции, 41 составляют Лелюхинскую группу и остальные 30 человек относятся к так называемым центральным октябристам, которые Не посвящены в сущность дела. К числу их принадлежат М. В. Родзянко, М. М. Алексеенко, гр. Капнист 1-й, гр. Капнист 2-й, А. Д. Протопопов, Родзянко 2-й, Савич и др.

Во главе этой группы 30 встали М. В. Родзянко, М. М. Алексеенко и Савич. Прежде чем посвящать группу 30 в существующее соглашение, решено было позондировать почву, как отнесется к идее образования правительственного центра М. В. Родзянко, который присвоил себе в этой группе 30 наиболее активную руководящую роль.

Переговоры с М. В. Родзянко вели не Лелюхин и не члены его группы,

стр. 27


а Демченко, гр. Бобринский и Савенко, чтобы не выдавать значения в соглашении Лелюхина и его группы.

Представители националистов доказывали М. В. Родзянко необходимость образования правительственного центра и даже заверили его, что если М. В. Родзянко связывает вопрос об изменении соотношения сил в общем собрании Гос. думы с председательским кризисом, то они обещают ему и при новых выборах единогласную поддержку всех фракций, которые войдут в состав правительственного центра. Однако М. В. Родзянко все-таки категорически заявил, что идея образования правительственного центра - утопия; что работать вместе с В. Н. Коковцовым невозможно и что его, М. В. Родзянко, пребывание на посту председателя Гос. думы зависит не от образования правительственного центра, а от того приема, которым он будет удостоен со стороны Его Величества.

После столь категорического ответа со стороны М. В. Родзянко было решено, что Лелюхинская группа должна соблюдать величайшую осторожность и не выдавать своих истинных стремлений.

М. В. Родзянко устраивал у себя собрание за собранием, стал проповедовать мысль, что раз левые октябристы ушли, то фракция Союза 17 октября должна поддержать свое достоинство и обеспечить себя от упреков, что ее моральную силу составляли только левые октябристы и что с уходом их она окончательно потеряла свое лицо и пошла на поводу у правого крыла. Поэтому, по мысли М. В. Родзянко, надо образовать в Гос. думе центральную земскую группу Союза 17 октября, которая будет высоко держать партийное знамя. Для придания ей моральной чистоты необходимо устранить из ее состава правых октябристов. Достигнуть этого можно лишь путем принятия в новую группу желающих членов по баллотировке. В количественном отношении от этого способа центральная группа потеряет весьма немного, а в то же время, отдав 14 голосов левых октябристов в пользу оппозиции да 13 голосов правых октябристов в пользу правого крыла, центральная земская фракция Союза 17 октября и в своем уменьшенном составе все-таки сохранит в Гос. думе свое руководящее значение, так как от ее 71 голоса по-прежнему будет зависеть перевес или левого, или правого крыла Гос. думы.

После этого предложения М. В. Родзянко перед Лелюхинской группой встали две возможности: 1) открыто заявить о своем переходе в состав правительственного центра и порвать с группой 30 или 2) скрыть свои желания и войти в центральную группу, не отказываясь от проведения в жизнь своих намерений.

При обсуждении этого вопроса Лелюхинская группа нашла, что 13 голосов правых октябристов при всяких условиях останутся в составе правительственного центра и потому выделение этой группы ущерба идее образования правительственного центра не нанесет, идти же на разрыв с группой 30 нежелательно, ибо потеря 30 голосов - потеря существенная, да и не вызывается она необходимостью, так как в составе 71 члена новой земской группы Союза 17 октября 41 члену Лелюхинской группы будет принадлежать абсолютное большинство и деятельность земцев- октябристов будет зависеть от Лелюхинской группы, а за время Рождественского перерыва удастся и еще кое-кого из группы 30 перевести в состав Лелюхинской группы. По совокупности этих соображений Лелюхинская группа решила активно не противодействовать предложению М. В. Родзянко, а наоборот, в полном составе войти в организуемую им группу.

5 декабря на квартире М. В. Родзянко состоялось частное совещание, на котором предложение его было принято, и новая земская группа Союза 17 октября в Гос. думе была организована.

Таким образом, на 6 декабря из состава прежней фракции Союза 17 октября вышли все члены, за исключением нескольких правых октябристов во главе с Шубинским и Скоропадским. В этот же день перестало существовать и фракционное бюро за выбытием из состава фракции всех его членов во главе с председателем и его товарищами. Фракция Союза 17 октября оказалась окончательно дезорганизованной и превращенной в небытие.

стр. 28


Вечером 6 декабря состоялось устроенное А. И. Гучковым заседание Центрального комитета Союза 17 октября для изыскания мер к приведению парламентской фракции Союза 17 октября к подчинению директивам партийной конференции. Но А. И. Гучков опоздал. Фракции уже не существовало, и в заседание Центрального комитета явились представители новых октябристских фракций, от которых, в лице М. В. Родзянко и М. М. Алексеенко, А. И. Гучкову пришлось услышать, что Центральный комитет не правомочен руководить фракцией, руководящим же органом является даже и не конференция, а лишь партийный съезд, созванный на началах равномерного представительства всех местных организаций Союза 17 октября, а по настроению всех присутствовавших членов Думы А. И. Гучков усмотрел, что его попытка взять на себя руководство парламентской фракцией потерпела полное поражение среди всех без изъятия представителей фракций левых, центральных и правых октябристов.

Именной Высочайший Указ о перерыве занятий Гос. думы с 7 декабря 1913 г. до 14 января 1914 г. и массовый разъезд членов Думы приостановили дальнейшее течение процесса перегруппировки фракционных сил.

Таким образом, вся истекшая часть второй сессии Гос. думы IV созыва в политическом отношении была целиком посвящена выяснению вопроса о возможности совместной работы с правительством.

Путем очень длительной и сложной внутрипартийной работы вопрос этот к, концу сессии разрешен утвердительно для большинства фракции правых (приблизительно 40 из 64 членов фракции правых), для националистов, группы центра, правых и центральных октябристов, за исключением из последних группы 30, привлечение которых в состав правительственного центра создаст не только сильный центр, но и обеспечит за правительством абсолютное арифметическое большинство в 232 голоса.

Для привлечения группы 30 в состав правительственного центра необходимо, кроме М. В. Родзянко, заручиться согласием М. М. Алексеенко, Н. В. Савича и таких влиятельных в группе членов, как Д. И. Герценвиц, гр. Капнист 1-й, гр. Капнист 2-й, Н. Е. Пилипенко, Н. И. Антонов и отчасти П. А. Неклюдов. Перед отъездом члены Думы, входящие в состав правительственного центра, выражали надежду, что и председатель Совета министров, ознакомившись с положением вещей, предпримет в помощь организаторам правительственного центра некоторые реальные шаги для привлечения в состав центра таких людей, как, например, М. М. Алексеенко, гр. Капнист 1-й, гр. Капнист 2-й, Савич, Герценвиц, Антонов, для которых самое обыденное, но непосредственное к ним обращение главы правительства имеет значение гораздо большее, чем доводы их товарищей по Думе.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 363 - 368.

N 333. 13 декабря 1913 года

Председатель Гос. думы, возвратившись на 2 суток из деревни в Петербург, дал представителям печати следующее интервью:

"Вас интересует знать мое мнение о деятельности минувшей сессии Гос. думы. С удовольствием могу исполнить Ваше желание.

Характерной чертой минувшей сессии была крайне напряженная деятельность комиссий и рассмотрение сравнительно малого количества дел в общем собрании Гос. думы. С начала второй сессии рассмотрено в комиссиях 194 дела. Внесено в общее собрание 49, а остальная часть находится на заключении других комиссий, согласно постановлению Гос. думы. Это является неизбежным, так как сущность данного законопроекта обнимает собою часто компетенцию двух, а иногда даже и трех комиссий. Отсутствие материала для общих собраний Гос. думы объясняется еще и тем, что все дела, внесенные из комиссий в общее собрание в минувшую сессию, были Гос. думою рассмотрены и, таким образом, к началу второй сессии в портфеле общего собрания осталось незначительное количество дел, готовых к слушанию. По возобновлении сессии будут внесены в общее собрание первостепенной важности законопроекты, уже готовые к слушанию, как напр., реформа Сената (не рассмотрена в комиссии) и др.

стр. 29


Рассмотрение бюджета на 1914 г. начнется и закончится, несомненно, значительно раньше, чем в прошлом году. Часть докладов и смет уже готова к напечатанию и слушанию, но более быстрому прохождению его мешают два обстоятельства: 1) роспуск Гос. думы на Рождественские каникулы по Указу, что лишает Бюджетную комиссию права иметь пленарные заседания, и 2) несколько удлиненный срок каникул.

Совещанием Гос. думы было признано желательным прекращение занятий на каникулы с 7 декабря по 8 января, т. е. месяц, но засим этот срок был удлинен сначала по 10, а затем по 14 января. Какими соображениями руководствовалось правительство, удлинив этот срок, вопреки мнению Гос. думы, - мне неизвестно, но думаю, что за эти дни можно было бы значительно подвинуть вперед рассмотрение бюджета в комиссии.

Другим тормозом к скорому прохождению бюджета является то обстоятельство, что некоторыми ведомствами до сих пор не доставлены еще ответы по многим вопросам Бюджетной комиссии, что также очевидно задерживает окончательное рассмотрение подлежащих смет.

Как вы видите, с начала сессии в распоряжении Гос. думы будут серьезные вопросы, имеющие крупный политический интерес и значение, а засим начнется рассмотрение бюджета.

Вас также интересует вопрос, какие могут произойти последствия из раскола октябристов.

Давать вам определенное заключение по этому поводу, мне, как председателю, было бы преждевременно, на том простом основании, что перегруппировка октябристов и взаимоотношение сил имеющих образоваться групп еще не выяснено окончательно. Однако по сведениям, имеющимся в моем распоряжении, я могу вам указать, что выделяющиеся в земскую группу октябристов члены Думы прежде всего остаются, как и были, убежденными октябристами, непоколебимыми поборниками начал Манифеста 17 октября. В этом отношении сомнений для меня нет никаких. В основание организации эта группа, состоящая в огромном большинстве из земских и городских деятелей, привыкших к борьбе за свои убеждения, положит прежде всего полную самостоятельность и независимость суждений, отсутствие каких бы то ни было стесняющих эту самостоятельность соглашений и твердую решимость употребить все свое влияние к облегчению проведения в жизнь основных положений программы Союза 17 октября и устранение всего того, что может затемнить, тормозить или мешать осуществлению сего начала.

При этих условиях назвать нарождающуюся земскую группу октябристов правительственною партиею или склонною войти с правительством в длительный компромисс, - я полагаю, вряд ли возможно. И как бы ни сорганизовалась эта партия, я думаю, что она будет поддерживать только те начинания ведомств, которые будут отвечать вышеуказанной руководящей программе и всеми законными средствами бороться против тех законопроектов, которые ей не отвечают".

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 279 - 280.

N 334. 19 декабря 1913 года

Среди всяких разговоров о падении престижа Гос. думы своеобразным и любопытным пятном выделяется приветствие Гос. думе со стороны Новгородского земства, о котором много идет толков в настоящий момент среди депутатов.

Во время очередного губернского земского собрания имели место следующие события: земское собрание единогласно приняло следующее постановление:

"Ввиду прибытия в Новгород М. В. Родзянко, многообразная и полезная деятельность которого всем известна, и желая почтить в его лице и председателя Гос. думы и его самого, - избрать для этой цели депутацию из трех лиц в составе председателя управы Прокофьева, гласных: Буткевича и Лутовинова для принесения приветствия".

15 декабря депутация эта явилась к М. В. Родзянко и председатель

стр. 30


управы Прокофьев выразил от лица Новгородского земского собрания приветствие председателю Гос. думы, подчеркнув в своем приветствии ту мысль, что они приветствуют старого земца, избранника избранных, и особенно остановившись на связи местных самоуправлений с народным представительством.

М. В. Родзянко благодарил депутацию за глубоко тронувшее его приветствие, а затем на имя председателя губернского земского собрания, члена Гос. совета кн. П. П. Голицына было получено от председателя Гос. думы письмо следующего содержания:

"Многоуважаемый князь Павел Павлович. Новгородское очередное губернское земское собрание через избранных собранием лиц постановило приветствовать меня, как председателя Гос. думы, по случаю приезда моего в г. Новгород.

Я не имею возможности, ввиду закрытия земского собрания, лично высказать гг. губернским гласным мою искреннюю благодарность за выраженную ими, в моем лице, дань уважения Новгородского губернского земства к народному представительству и прошу Вас принять на себя труд быть выразителем этих чувств перед ним.

Горжусь, что при моем посредстве Новгородское губернское земское собрание определенно указало на органическую связь, долженствующую существовать между местными самоуправлениями и государственным представительным строем, дарованным России великодушной Волей Державного ее Повелителя.

Выраженная в словах глубокоуважаемого М. А. Прокофьева мысль, что только тесное взаимоотношение органов местного самоуправления и законодательных учреждений страны может обеспечить плодотворность законодательной работы, является глубоко справедливою по существу, ибо без целесообразно организованного и достаточно самостоятельного местного самоуправления не может быть точно согласованного с местными пользами и нуждами и вполне удовлетворяющего население законодательства.

Позволяю себе еще просить Вас, многоуважаемый князь Павел Павлович, выразить гг. губернским гласным, что меня глубоко тронули и польстили те добрые слова, которые касались меня лично и которые я считаю высокой наградой за мои посильные труды на поприще моей земской и общественной деятельности.

Примите и т. д.

Народное представительство в лице председателя Гос. думы оказалось неожиданным именинником не только в среде новгородских земцев, но и также в среде новгородского дворянства.

После выборов (между прочим крестецким уездным предводителем дворянства избран сын М. В. Родзянко - Н. М. Родзянко) состоялся обед, на котором после обычных официальных тостов член Гос. совета кн. Васильчиков поднял здравицу за присутствовавшего на обеде председателя Гос. думы. Среди нас, сказал он между прочим, присутствует дворянин, который благодаря своей выдающейся деятельности достиг высокого положения - председателя Гос. думы. Выпьем за его здоровье и в его лице за укрепление того нового строя, который был дарован нам Всемилостивейшим Нашим Монархом.

М. В. Родзянко ответил на это тостом за новгородское дворянство и сказал, что дворянство всегда бескорыстно работало в учреждениях местного самоуправления, теперь для приложения его сил и способности открыто новое поприще в представительных учреждениях, куда и должны быть направлены энергия и силы дворянства.

В частных разговорах, как на собрании земства, так и дворян, немало места было уделено Гос. думе и тем партийным перегруппировкам, которые в ней происходят. Среди новгородских земцев большинство принадлежит к октябристскому лагерю. Но происшедший среди октябристов раскол не вызывает среди новгородских земцев никакой тревоги. Они считают совершенно нормальным выделение из фракции октябристов тех

стр. 31


элементов, которые не являются коренными октябристами. Такими новгородцы считают октябристов-земцев, исходя из того взгляда, что октябристы как партия вышли из земских кругов и впервые знамя октябризма было поднято на общеземских съездах как знамя убежденных конституционалистов, но приверженцев строго государственного порядка в противовес вышедшим также из земской среды кадетам, слишком склонным к безудержному государственному радикализму.

Наибольшие симпатии были высказаны по отношению к организующейся группе земцев- октябристов, как наиболее отражающей господствующие октябристские течения среди местных земских деятелей.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 276 - 277.

N 335. 20 декабря 1913 года

Председатель Гос. думы в беседе со своими секретарями подробно остановился на вопросе об участии Гос. думы в праздновании земского юбилея.

М. В. Родзянко высказал при этом, что среди проектируемых празднеств предстоят и такие, которые, несомненно, носят правительственный характер и хозяином которых, конечно, является правительство. Между тем правительство совершенно игнорирует в этом деле вопрос об участии в праздновании земского юбилея Гос. думы. По крайней мере до последнего момента председатель Совета министров ни одним словом не предуведомил об этом председателя Гос. думы, хотя, конечно, статс-секретарь В. Н. Коковцов прекрасно понимает, что ввиду роспуска Гос. думы члены оной разъехались, на днях отбудет и председатель Думы, а следовательно, если и допустить, что в последний момент будут разосланы приглашения, то ими воспользоваться никто не будет в состоянии, и таким образом Гос. дума будет фактически устранена от участия в юбилейных торжествах.

Правда, - продолжал далее М. В. Родзянко, - я мог бы обратиться по этому вопросу непосредственно к статс-секретарю В. Н. Коковцову. Но этому мешают обстоятельства и личные и общественные.

По личным причинам я не могу принимать не себя инициативу в этом деле, так как между мною и статс-секретарем В. Н. Коковцовым нет того личного общения, которое одно только могло бы дать мне право выступить с подобной инициативой. В качестве иллюстрирующего примера достаточно сказать, что прежде при каждом моем переизбрании в председатели Гос. думы обыкновенно председатель Совета министров первым звонил ко мне и приветствовал с избранием. Нынче первый шаг сделал я. После моего переизбрания я первый позвонил к статс-секретарю В. Н. Коковцову. Однако он не счел нужным поздравить меня с новым избранием. Мои вызываемые ходом деловой работы Гос. думы телефонные переговоры с председателем Совета министров носят всегда исключительно формальный характер. Много раз после разрешения конфликта между правительством и Гос. думою я ждал, что статс-секретарь В. Н. Коковцов воспользуется такой нейтральной почвой, как общее собрание Думы, и приедет в Гос. думу. Здесь я легко и удобно мог бы завязать с ним столь необходимые для дел сношения. Однако ожидания мои были напрасны. Вы видите, что при таких условиях брать на себя ответственность за первый шаг и поехать к председателю Совета министров я не могу.

По причинам общественным проявлять в этом деле собственную инициативу мне еще труднее. Памятуя двукратный отказ в ходатайствах членов Думы о праве присутствовать на Высочайших выходах в Москве, я рискую в случае неблагоприятного ответа на мое ходатайство поставить в смешное положение не только себя, но и всю Гос. думу, которая-де просилась и которую не пустили на земские торжества. Нет, уж пусть лучше справляют сами свой правительственный праздник и пусть еще раз подчеркивают, что Гос. совет для них гость дорогой, а Гос. дума гость незваный и нежеланный.

Секретари председателя Гос. думы удостоверяют, что, по их впечатлениям, если бы М. В. Родзянко получил от председателя Совета министров

стр. 32


хотя бы самое лаконичное и строго официальное письмо с запросом о том, в какой мере, ввиду Рождественского перерыва сессии, могло бы выразиться участие Гос. думы в предстоящих земских юбилейных торжествах, то М. В. Родзянко был бы очень обрадован и увидел бы в этом возможность принять на себя организацию представительства от Гос. думы на земском юбилее, чего ему особенно хочется.

На основании ряда дополнительных переговоров, действительно, создается впечатление, что, с одной стороны, в получении подобного письма М. В. Родзянко склонен видеть почву для того, чтобы положить начало сближению с председателем Совета министров и в вопросах, выходящих за пределы земского юбилея, а с другой стороны, несомненно, что М. В. Родзянко при сохранении существующего положения вещей склонен использовать неучастие Гос. думы в земских юбилейных торжествах как новый повод к агитации на тему о том, что правительство не только игнорирует Гос. думу, но и фактически лишает ее возможности участвовать в таком особенно ей близком и дорогом торжестве, как полувековой земский юбилей.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 274 - 275.

N 336. 21 декабря 1913 года

Монгольская миссия, посетив председателя Гос. думы, изложила перед ним цели своего приезда в столицу русской Империи и результаты, ею достигнутые. Члены миссии выразили надежду, что своим обращением к председателю русского народного представительства, отражающего русское общественное мнение, они закрепят сочувствие и поддержку русского общественного мнения в пользу сближения Монголии с Россией и ожидаемого монголами покровительства со стороны России.

В заключение члены монгольской миссии выразили желание иметь материалы по организации русского народного представительства, ввиду предположений создать и в Монголии управление на началах представительства.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 271.

N 337. 24 декабря 1913 года

Установлено, что всеподданнейший доклад М. В. Родзянко состоял из двух частей.

В первой части своего всеподданнейшего доклада М. В. Родзянко говорил о деловой работе Гос. думы, исходя из того основного положения, что если мало сделано в общем собрании Гос. думы, то зато весьма большая работа произведена и ведется в думских комиссиях. Эта работа в скором будущем перейдет на рассмотрение общего собрания. Ввиду серьезности предстоящей общему собранию законодательной работы необходимо образование в нем определенного большинства. Стремление к образованию такого большинства ощущается и слева и справа, но цели, для достижения которых такое большинство образовывается, различны. На этом различии тактических заданий произошел раскол в центральной думской фракции октябристов. Однако фактического изменения в соотношение партийных сил в Гос. думе раскол этот не внес, так как небольшие фланги фракции октябристов, отошедшие вправо и влево, почти одинаково усилили правое и левое крылья Гос. думы, решение же всякого вопроса по-прежнему будет зависеть от оставшейся на своем месте центральной группы октябристов в зависимости от того, какому крылу - правому или левому - группа эта отдаст свои голоса.

Его Величеству, по словам М. В. Родзянко, угодно было проявить глубокий интерес к этой части доклада председателя Гос. думы и задавать ряд наводящих вопросов, на основании которых М. В. Родзянко считает себя в праве констатировать вполне благожелательное отношение Его Величества к Гос. думе.

Это высокомилостивое отношение Его Величества к Гос. думе дало М. В. Родзянко, по его словам, основание перейти ко второй части его

стр. 33


всеподданнейшего доклада, основным тезисом которого была мысль о том, насколько затрудняет положение центральной группы октябристов, силою вещей ответственных за ход думской работы, инертность правительства, упорно тормозящего осуществление великих реформ, возвещенных 17 октября 1905 г. священной волею Его Императорского Величества.

Правительство как будто всецело поглощено текущей работой государственного механизма, путем вермишельного законодательства оно лишь питает государственную машину, поддерживая ее безостановочный ход, но оно вовсе не заботится о проведении в жизнь тех реформ, которые действительно могли бы обновить устаревшие, обветшавшие части государственного механизма. Однако центральная группа октябристов, наблюдая, с одной стороны, эту инертность правительства и его нежелание идти навстречу Гос. думе, должна, с другой стороны, с глубокою грустью констатировать, что на местах это топтанье на одном месте и отсутствие давно жданных реформ вызывает глубокое нестроение, открывающее в перспективе тяжелые возможности повторения тех взрывов, которые омрачили печальной памяти 1905 год.

Его Величеству, по словам М. В. Родзянко, угодно было не только без неудовольствия выслушать эту "тяжелую" часть доклада, но, наоборот, весьма участливо отнестись к опасениям председателя Думы и в общих чертах признать нежелательность дальнейшей задержки в осуществлении реформ.

"Ласковость", с которой Его Величество отнесся к М. В. Родзянко во время обрисовки им внутреннего положения России, побудила М. В. Родзянко пойти до конца и заявить о той боли, какую все верноподданные Его Величества испытывают от тех неудачных дипломатических шагов нашего Министерства иностранных дел, в результате которых умаляется за рубежом и престиж Русского Монарха и престиж русского имени вообще.

Государь и это заявление М. В. Родзянко изволил принять с благодарностью за те чувства, которыми оно вызвано.

Резюмируя свои впечатления, М. В. Родзянко заявляет, что таким милостивым приемом он удостоен впервые. Этот факт побуждает его в отмену своего прежнего намерения не уезжать на время Рождественского перерыва, а наоборот, считать своим долгом принимать участие во всех придворных празднествах, поскольку это участие ему обеспечено званием председателя Гос. думы.

РГИА, ф. 1276, оп. 8, д. 10, л. 294 - 295. (Продолжение следует)


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/ДОНЕСЕНИЯ-Л-К-КУМАНИНА-ИЗ-МИНИСТЕРСКОГО-ПАВИЛЬОНА-ГОСУДАРСТВЕННОЙ-ДУМЫ-ДЕКАБРЬ-1911-ФЕВРАЛЬ-1917-ГОДА

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ДОНЕСЕНИЯ Л. К. КУМАНИНА ИЗ МИНИСТЕРСКОГО ПАВИЛЬОНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ДЕКАБРЬ 1911 - ФЕВРАЛЬ 1917 ГОДА // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 05.05.2021. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/ДОНЕСЕНИЯ-Л-К-КУМАНИНА-ИЗ-МИНИСТЕРСКОГО-ПАВИЛЬОНА-ГОСУДАРСТВЕННОЙ-ДУМЫ-ДЕКАБРЬ-1911-ФЕВРАЛЬ-1917-ГОДА (date of access: 19.06.2021).


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
61 views rating
05.05.2021 (45 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЕВРОПЕЙСКИЕ РЕВОЛЮЦИИ 1848 года. "ПРИНЦИП НАЦИОНАЛЬНОСТИ" В ПОЛИТИКЕ И ИДЕОЛОГИИ. М., 2001
Catalog: История 
ПОЧЕТНЫЙ АКАДЕМИК И. В. СТАЛИН ПРОТИВ АКАДЕМИКА Н. Я. МАРРА. К ИСТОРИИ ДИСКУССИИ ПО ВОПРОСАМ ЯЗЫКОЗНАНИЯ В 1950 г.
Catalog: История 
5 days ago · From Казахстан Онлайн
О СОВРЕМЕННЫХ УНИВЕРСИТЕТСКИХ УЧЕБНИКАХ ПО НОВОЙ И НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ
Catalog: История 
5 days ago · From Казахстан Онлайн
СТРОИТЕЛЬСТВО СОЦИАЛИЗМА С КИТАЙСКОЙ СПЕЦИФИКОЙ
Catalog: История 
5 days ago · From Казахстан Онлайн
Высшее дистанционное образование в Казахстане
8 days ago · From Казахстан Онлайн
ВОЗВРАЩЕНИЕ К ВОРОТАМ НЕБЕСНОГО СПОКОЙСТВИЯ
Catalog: История 
8 days ago · From Казахстан Онлайн
ИСТОРИЯ КИТАЙСКИХ ГРАНИЦ
Catalog: География 
8 days ago · From Казахстан Онлайн
ЗАМЕТКИ РУССКОГО КОНСЕРВАТОРА
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
ДНЕВНИК НИКОЛАЯ МИХАЙЛОВИЧА ДРУЖИНИНА
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
ЗАПИСКИ ДЛЯ НЕМНОГИХ
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ДОНЕСЕНИЯ Л. К. КУМАНИНА ИЗ МИНИСТЕРСКОГО ПАВИЛЬОНА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ДЕКАБРЬ 1911 - ФЕВРАЛЬ 1917 ГОДА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2021, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones