BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: KZ-1456

Share this article with friends

1936 год

13.VIII.

Утром составлял заметки и выписки к "Петрашевцам". После обеда в диетстоловой - занятия в архиве. Работалось вяло и скучно, может быть, в связи с общим состоянием здоровья. В 7 ч. - снова в столовую. После ужина поехал в парикмахерскую и за хозяйственными покупками. Вечером читал "Историческое обозрение".

Применил новую процедуру - пока безрезультатно. Настроение "безжизненное", плохое.

14.VIII.

Утром написал письмо Н. и две открытки - А. Д. и в Д[ом] у[ченых] о гонораре за лекции. Сделал кое- какие хозяйственные покупки, заказал лекарства. Пообедал, как всегда, в диетстоловой, условился с врачом о переходе на овощную диету. В архиве работал над тем же делом. Неожиданно узнал в одном из посетителей архива Е. Ф. Дюбюка, своего старшего соратника по партийной работе, когда-то саратовского статистика, потом преподавателя Костромского университета, теперь ему 60 лет, он на пенсии, работает над историей полотняной промышленности, сделал мне важное указание на подворные переписи государственных] кр[естьян] 1840 гг. (это, очевидно, кадастр, произведенный во внутренних губерниях).

Все то же затяжное состояние нездоровья, которое отражается на занятиях.

Около 7 ч. поехал за лекарством и ужинать в диетстоловую. В саду вывешен приказ о предстоящих тренировочных учениях по воздушной тревоге. В Александр[овском] саду и против биржи - аэростаты, вечером они поднялись над городом. На улицах многие с сумками через плечо; кое-где санитарные посты, дома я основательно затемнил окно - одеялом, бумагой, пальто - в ожидании маскировки. Но ничего не было. Пил чай, читал Schiemann?a и Шильдера. Потом опять - процедура, согревающий компресс.

15 . VIII.

Серый, прохладный день. На улицах клубы зловонного дыма, мчащиеся пожарные команды, кучки любопытных - тренировка воздушной обороны. В вечерней газете - сообщение прокуратуры о террористической деятельности Зиновьева и Каменева и о предстоящем процессе.

По-прежнему в состоянии длящегося нездоровья провел день в занятиях. Утром, дома, продолжал занятия над заметками и выписками из "Петрашевцев". После обеда в архиве продолжал изучение проекта Киселева. Вечером - после


Продолжение. См. Вопросы истории, 1995, NN 9 - 12; 1996, NN 1 - 4, 7, 9 - 10; 1997, NN 1 - 2.

стр. 87


ужина занялся в Публ[ичной] б[иблиоте]ке и дома - "Историческим обозрением". Кончил день процедурой.

16.VIII.

Утром - затянувшиеся заметки к "Петрашевцам". Обед - на овощной диете. Архивные занятия были интересны и вдумчивы: волость и ее "регулирование" Киселевым; ряд новых мыслей, которых не было в 1913 г. Ужин - не совсем удачный: не то, что полагается по диете. Заехал к парикмахеру и в "Гастроном". Вечером была К. Вас., рассказывала о стариках-народовольцах в Детском селе; эпизод с Дейчем, похороны Прибылева, жизнь Фигнер. Кончил день Schiemann?ом.

Отправил открытки сестрам.

17. VIII.

После утреннего чая поехал в архив. Занимался все над тем же проектом. Новое осложнение - простуда, страшнейший насморк. Раздумался над ходом своей работы. То, что сделано, кажется мне маленькой частицей целого. Киселевская ревизия еще не кончена, крестьянские волнения еще не кончены, реформа только начата, деятельность Министерства почти не затронута (а это - самый большой, можно сказать, необходимый, необъятный материал!), данные кадастра и люстрации - еще впереди, муравьевская ревизия - тоже. Если так обстоит дело с архивами, то не лучше - с литературой. Непосредственно о госуд[арственных] кре[стья]нах написано мало, и это мне почти все известно или будет использовано теперь же, до отъезда. Мемуарная литература в основном тоже знакома. Зато не тронута огромная часть побочной - экономической и политической - литературы, не проработаны Полное собрание законов и Журнал Министерства госуд[арственных] имуществ. Словом, работы на несколько лет. А тут снова - дамоклов меч диссертации. Ну что же, качество научного исследования - выше всех "внешних" соображений и мотивов. Университет не так для меня важен, как важно основное дело моей жизни. И нужно твердо держаться на этой позиции. Лишь бы успеть закончить, оформить и напечатать свой труд до смерти. Тогда, умирая, я смог бы сказать, что моя жизнь была прожита недаром, что все усилия подготовительной работы нашли себе оправдание, что я не разменялся на одни лекции и собрания.

После архива, как всегда, диетстоловая. Едва успел окончить обед, - тревога. Улица сразу опустела, промаячили отдельные задержавшиеся прохожие, промчались автомобили. Все остановилось. Затем, через полчаса, зажужжали бомбовозы. Час пробыли "арестованные". Около Публ[ичной] б[иблиоте]ки, уже по окончании ученья, - снова заграждение: "зараженная зона", остерегающие флажки, милиция, люди в масках, перчатках и непроницаемых костюмах.

Около 3 часов почитал Кавелина, затем, по дороге, - за покупками. Дома старательно затемнил окно, выпил только что купленного вкусного какао и кончил день Шильдером. Открытка от Зинаиды. От Н. - ничего!..

18. VIII.

Весь день- недомогание: насморк, головная боль, тяжесть. Решил сегодня "отдыхать", хотя из-за состояния здоровья не могу никуда ехать. Да и не хочется... После утреннего чая писал карточки на изученные архивные документы - на это ушло 3 часа. После обеда поехал в кино - посмотреть прославленный фильм "Новые времена" Чарли Чаплина. Много забавных сцен, которые заставляют смеяться, но в общем - бессюжетно, режущее противоречие между содержанием (страдание безработицы) и нормой (веселая комедия) и чисто внешний грубый комизм. Но много любопытных сцен и типов из американской жизни, ряд остроумных кинообразов (аналогия - стадо баранов и толпа рабочих, изломанный водоворот уличной жизни). Есть сатира на буржуазное общество и буржуазное государство, но сатира легковесная и двусмысленная, а сами герои несмотря на свою "симпатичность" - какие-то авантюристы и кандидаты в бандиты.

На сеансе почувствовал боли. Вернулся домой и два часа провозился с процедурой. Безрезультатно!..

Читал Шильдера, нужно отдать ему справедливость- несмотря на свою наивную, полу беллетристическую, умиленно-патриотическую форму (а может быть, благодаря именно такой манере) он заинтересовывает; его легко читать, и его интимная, хотя и сдержанная, конкретика погружает в эпоху. Открытка из Педаг[огического] института - по истории СССР назначено 2 лекции в неделю.

Кончил день мыслями о Н. Две недели - никакого известия.

стр. 88


19. VIII.

Беспокойство о Наташе. Послал ей письмо и телеграмму с оплаченным ответом. Послал открытки А. Д. и Зинаиде. Утром - за письмами. После обеда энергичное штудирование проекта (близко к окончанию!). В Архиве застала воздушная тревога, на этот раз - полтора часа. После отбоя успел поужинать в диетстоловой. Заехал за покупками в "Гастроном". Вечером читал Шимана и "Историческое обозрение". Взял билет на "Пиковую даму" в Мал[ую] Оперу.

Кишечник действовал очень слабо. Снова записался к врачу, физическое состояние крепче. На ночь - п[режняя] процедура.

20. VIII.

От Наташи ни письма, ни телеграммы. Все время - душевная тревога и самые тяжелые мысли.

Утром продолжал замечания к "Петрашевцам". После обеда, по дороге в архив, взял билет на "Дон Карлоса" (гастроль Моск[овского] Малого театра). Почти закончил проект Киселева. Во время занятий обнаружились снова признаки недомогания. Не пошел ужинать. Отправился прямо в лечебницу к врачу. Предложила пить парафин и, по моей мысли, пройти курс нервного лечения. Дома выпил чаю, читал Шильдера.

Опубликовано обвинительное заключение по делу Зиновьева, Каменева и пр. Особенно поражает связь с германскими фашистами и отсутствие принципиальной точки зрения. Это - последний сокрушительный удар по троцкизму.

21.VIII.

Тяжелый день. Встал с опухшим глазом и болью, - очевидно, результат попавшей хинной воды вчера в парикмахерской. Насморк и головная боль усилились. Парафин не дал никакого эффекта. Это соединение разных недугов и тяжелое моральное состояние от отсутствия известий действовали угнетающе. Так же угнетающе подействовали газетные отчеты о процессе. Какой-то политический маразм. В этой компании оказалась знакомая фигура - истфаковского Эмеля, который всегда производил на меня странное и подозрительное впечатление. Фридлянд сделал его своим помощником декана (не по рекомендации ли Каменева?). Он читал лекции по древнему Востоку, выдавая себя за "ученого историка", ученика Эд. Мейера и создавая неописуемый сумбур в головах студентов. К счастью, после декабрьского события его убрали - и с должности помощника декана, и с чтения курса, но он изредка появлялся и весною этого года подал заявление о принятии его в СНР. Я очень рад, что на основании его показаний о "научных трудах" (перевод Достоевского на немецкий яз[ык] и мифические исследования о государстве) я задержал его дело. Он предъявлял претензии, но потом исчез и теперь выплыл на процессе в качестве агента Троцкого. "Вы же историк, Моисей Ильич" ...Неужели Фридлянд входил в эту компанию?..

Моральное падение и капитулянтская позиция на процессе у всей этой группы коренится в той же причине, что и поведение всех прежних антисоветских группировок (Промпартия и пр.), - в полном социально-политическом бессилии. Жизнь - не за них, не за ними массы.

Утром кончил выписки из "Петрашевцев". После обеда кончил в архиве проект Киселева, перешел к конспектированию записки. После ужина зашел к окулисту, дала примочку. Дома нашел письмо от Наташи - наконец-то! Читал "Истор[ическое] обозрение". На ночь дома занимался лечением.

22. VIII.

Утром - час за Schiemann?ом. В диетстоловой. В архиве конспектировал объяснит[ельную] записку Киселева. Читал отчет о процессе - кошмарно! Оглушающе подействовало показание Тер-Ваганяна о Фридлянде. Итак - он тоже!.. С трудом мог заниматься. Весь вечер был во власти этих впечатлений. Присоединялась головная боль, недомогание и боль в глазах. Дома вечером читал Шильдера. Получил письмо от А. Д-ны. Парафин, наконец, подействовал.

23.VIII

С утра - в архиве. Не удалось закончить дело N 98. Все еще - во власти вчерашних впечатлений. После обеда был у окулиста - нашел закупорку железы и улучшение. Прописала капли, но нигде нельзя достать пипетки. В Публ[ичной] б[иблиоте]ке - за Кавелиным.

Читал речь Вышинского, есть ссылки на выступления подсудимых, не попавшие в отчет. Он требует расстрела - иного быть не может.

стр. 89


Получил коротенькое письмо от Гайсиновича, он заболел и уехал, прервав работу в архиве. Пишет, что Панкратова уехала в Киев. Недомогание продолжается.

24. VIII.

Утром, без чая, поехал в лабораторию. Славная молодая лаборантка без труда опустила мне тонкий зонд в желудок. Пришлось высидеть 2 часа - через каждые 15 минут брали порцию сока. Только в 1 час дня освободился и вернулся домой. Выпил чая и сел писать письма - А. Д. и Наташе. В 5 ч. смерил температуру - 36,3.

К 6 ч. поехал в диетстоловую, а оттуда в дождь на прием к пр. Нарбуту. Он оказался старым учеником Платонова, историком и философом одновременно. Принял меня очень любезно как коллегу, прописал соляно-хвойные ванны, спермокрин и еще что-то.

Приговор вынесли - всех расстрелять. Неужели помилуют? Последние слова - сплошное покаяние. Эмель остался верен себе - вымаливал себе жизнь.

Вечером читал Шильдера. Дождь - непрерывно. Ощущение болезни. Глазная опухоль спала, но воспаление. Палец все-таки нарывает.

25. VIII.

Утром температура - 36,2. После чая отвез в Университет книги, заказал новые. Начинается учебное оживление. В Институте истории получил успокоительное заверение от секретаря, что рукопись А. А. Сергеева цела и после 1.IX будет у меня в руках. Зашел в Водолечебницу, но не решился начать ванны: дождь.

После диетстоловой занимался в архиве личными делами мемуаристов (Карнеева, Заблоцкого, Иксарского, Бродке) и немного Сел[ьским] полицейским] уставом. Снова подействовал парафин, но были боли. Начал пить "нервную микстуру" и спермокрин.

Вечером читал "Истор[ическое] обозрение". Глаза лучше, но насморк и недомогание - по-прежнему. Получил коротенькое письмо от Н-ши и 3 открытки - от сестер и А. Д.

26. VIII.

Утром после чая поехал в кассы Мариинского и Александрийского театров - взял билеты на "Руслана и Людмилу" и "Платон Кречет". Час позанимался в Публичн[ой] библиотеке. После диетстоловой - в архиве; закончил Сельский полиц[ейский] устав Киселева. В 6 ч. 30 мин. поехал поужинать и - в театр.

"Пиковая дама" в Малом оперном театре, в постановке Мейерхольда, больше потеряла, чем выиграла. Купюры изъяли тот живой многообразный красочный фон (Летний сад, подруги Полины, любовь Елецкого, бал), на котором оттененно-резко выступала трагедия Германа и Лизы. Мейерхольд оказался в противоречии с собственными принципами и, вдаваясь в реставраторство ("ближе к Пушкину!"), не посчитался с различиями повести и оперы как двух творческих жанров. Дополнения режиссера (итальянская пантомима, толпа игорного дома) неоправданны и ненужны. Пастораль скучна и пропадает в камерной обстановке салона. Выход Николая - эффектен, его образ подан блестяще (серьезно-сатирически!), но это - тоже привесок. Безумие Германа (взамен его смерти) делает трагедию как-то прозаичнее.

Но Герман дан ярко, насыщенно, сильно (и Ковальский, при его скромных голосовых средствах, играл сильно), но в нем ничего чарующего, он только отталкивает. Прекрасны отдельные мизансцены (у подъезда Нарумова, на Зимней Канавке), динамизирующие лестницы, хороша игра (только гвардейские офицеры никуда не годны!). И, как всегда, чудесна музыка, которая волнует и захватывает на фоне нашей трагической эпохи. В общем, это был хороший вечер глубоких художественных впечатлений.

16 расстреляно - иного исхода быть не могло; только один не просил о помиловании. Что будет с остальными и сколько их?.. В великой социалистической революции вскрываются те же закономерности, та же трагическая диалектика противоречий, какая характеризовала 1793 год.

Получил еще открытку от Н-ши: ответ на телеграмму. Парафин снова подействовал, хотя я не принимал его с 21.VIII, но были в течение дня боли. Глаз - лучше. Насморк - меньше. Состояние несколько бодрее.

27.VIII.

Утром - за Schiemann?ом. В Университетской] библиотеке - за книгами. В аптеке заказал лекарство. В водолечебнице взял первую ванну (насморк еще

стр. 90


сильный, но день сухой и ясный). Как всегда, после ванны - состояние приятной расслабленности. Пообедал тоже обыкновенно, только в 3 ч. 30 м. попал в архив. Работал недостаточно продуктивно: мешало состояние сонливости - до головной боли. После ужина заехал в аптеку и - домой. Нашел заказное письмо А. Д. с передачей плана занятий в МГУ, довольно невразумительного. Немного посидел над Schiemann?ом и Шильдером. Лег рано - в начале двенадцатого часа. Первый день без болей и с некоторым естественным действием кишечника.

28.VIII.

Утром написал письмо Игумновой и открытки - Н., А. Д., З. П. Базилевой. В аптеке взял лекарство, в сберкассе - 300 р., сделал покупки, отправил 50 р. на расходы А. Д., 52 р. - Зинаиде на протез. В Публ[ичную] б[иблиоте]ку не успел, хотя встал рано.

В архиве занимался, охваченный состоянием сонливости, слабости и равнодушия. Насморк, голова- плохо! Тяжелые мысли. После ужина - в лечебнице, у окулиста. Глаз - лучше. Дома читал немного Шевченко и немного "Ист[орическое] обозр[ение]". Где моя сила, бодрость, энергия?..

29.VIII.

Утром, сейчас же после завтрака, - в ЛОЦИА. Занимался продуктивно, но быстро утомлялся. По- прежнему мучает насморк, временами головная боль.

Окончил Сел[ьский] суд[ебный] устав. Теперь нужно перейти к предшествующим приступам. К реформе, к Комитету 1828 года, к павловским и екатерининским законам, к проектам Канкрина и Гурьева. После обеда в Публ[ичной] биб[лиоте]ке закончил конспект к Кавелину и начал брошюру Вешнякова о вольных хлебопашцах - элементарно! Дома размышлял над темой. Решил, что для диссертации ее необходимо ограничить и назвать: "Реформа Киселева". Вечер - немного почитал Шильдера.

30. VIII.

День отдыха. Встал поздно. Рано утром получил телеграмму от Н. об ее отъезде из Цен. Написал ей письмо и открытку Гайсиновичу. Зашел к Перовским и побеседовал с Ксенией Васильевной о злобе дня, о недавнем троцкистском процессе. После обеда вернулся домой и полтора часа спал. Выпил чаю и - в театр.

Место - в ложе бельэтажа Александрийского театра, любовался архитектурой и отделкой зала. На сцене - "Платон Кречет" молодого украинского драматурга Корнейчука. Пьеса современная, разыгранная живо и технически хорошо, много общего с "Чудаком" Афиногенова (энтузиаст- беспартийный среди отсталых и невежественных руководителей) и с "Хорошей жизнью" Амаглабели (интимно-домашняя обстановка, дружеский кружок советских работников, комедийные сцены). Так же, как в "Гибели эскадры", которую я видел в харьковском "Березили", очень сценично, политически выдержано, непрерывно заинтересовывает и волнует. Конечно, построение примитивно (личный роман никак не раскрыт, дан внешне в виде привеска, характеры очерчены одноцветно и предвзято - по линии "положительных" и "отрицательных" персонажей), но насколько эта пьеса содержательнее, шире, интереснее, чем старые буржуазные драмы и комедии, быстро сменявшиеся на сценах Александрийского, Малого, Суворинского, Коршевского и других театров! "Барабаны эпохи", над которыми смеются Корнейчук и его зрители, все-таки "бьют, бьют, бьют" и в его пиесе. И это хорошо, а не плохо. Театр освежил и доставил огромное удовольствие.

31.VIII.

Настроение - бодрое, состояние - лучше. Утром с удовольствием работал над Schiemann?ом. По дороге в диетстоловую заехал за анализом, заказал лекарство, вернул книгу в Унив[ерситетскую] биб[лиоте]ку. В архиве закончил дело N 269 - 270 о Судебном и Полицейском уставах, работалось хорошо, приходили собственные мысли. Большую часть времени проверял материал, переписанный машинисткой. После ужина два часа работал в Публ[ичной] биб[лиоте]ке: начал изучение Закавказского Сейма 1918 г., в связи с руководством аспирантом Миносьяном. Сделал покупки, наблюдал "сахарную панику", охватившую сегодня Ленинград. Вечером за чаем читал "Гайдамаков" Шевченко. Получил открытку от З. П.

Хотя кишечник немного действовал, но вечером, в связи с тяжестью, прибег к процедуре. Бесплодно!

1.IX.

стр. 91


Осенний дождливый, слякотный день. Утром после своих хозяйственных мелочей, читал "Ист[орические] обозрения". Как всегда, около 1 ч. дня поехал в диетстоловую. В архиве начал новое дело о введении Положения 1826 г. в разных губерниях, а в присланной описи Б. Сов. обрел целый массив новых, нужных для меня материалов - как раз тех, по которым я тосковал за последнее время. Во время занятий ко мне подошел молодой человек - как оказалось, аспирант Института истории, Степ. Конст. Хворостин и сообщил, что он приступает к работе над историей гос[ударственных] кр[естья]н, именно - над реформой Киселева. Его задача - в год написать диссертацию под руководством Кашина. Мы побеседовали с ним полчаса. По-видимому, он дельный. Я старался убедить его, что надо избежать параллелизма, и предложил ему сосредоточиться на одной из частных тем, напр., реформе Канкрина в Пб. и Псковской губ., тем более, что общая тема не для одного года. Да, молодежь нас обгоняет - надо спешить!

Из архива вышел на улицу, заполненную волнами демонстрации: сегодня - 22-й праздник Мюда 1 . Музыка, песни, знамена, плакаты, цветы. Сквозь массовые колонны, пешком пробрался в столовую, а оттуда, не без некоторого труда - в Кировский Дом культуры, на гастроль Малого Московского театра.

"Дон Карлос" Шиллера в постановке Марджанова и декорациях Арапова. Красивый, яркий, хотя сильно затянувшийся спектакль. Вспоминаются образы и настроения юности, подарок и напутствие Г. К. Шлезингера, увлечения молодого Герцена. Но Шиллер, при всей его художественной силе, кажется уже наивным с его благородным, но ограниченным, мирно-бюргерским гуманизмом. И прогрессивные истины XVIII века, которые прокламирует со сцены благородный Поза, вскрываются во всей своей относительности, в мечтательной дымке недоношенного буржуазно-революционного мировоззрения. Когда-то эта трагедия звучала в унисон со временем, она потрясала сердца и возбуждала к действию. В наше железное время неумолимой и беспощадной борьбы она утратила свою политическую актуальность. Правда, Филипп, Альба, святейшая инквизиция сейчас же ассоциируются с фашизмом, но этой силе хочется противопоставить не юношески мечтательные речи, а настоящую мужественную силу Шиллера, и его герои не годятся для этой роли, они - благородны, у них - великие сердца, но у них нет сильной крепкой руки, они выросли в отсталой полуфеодальной Германии XVIII в., с ее культом мирного буржуазного прогресса и незрелым мечтательным либерализмом. Правда, Маркиз Поза и Карлос рвутся к восстанию, к союзу с Оранским, к открытой борьбе, но дальше бессильной прекраснодушной мечты и глупой неоправданной гибели они не пошли - и не могли пойти. Зачем Поза вернулся из Фландрии и пожертвовал собой? Зачем Карлос раскрыл королю все карты и стал играть "в поддавки"? Перевес личного над общественным, непосредственность чувства, отсутствие внутренней цельности и действенной целеустремленности, так характерные для Шиллера, проникают собой всю трагедию.

И все-таки она увлекала и держала в непрерывном напряжении до конца действия. Анализ приходил после, в перерывах, после спектакля. Спектакль - прекрасный, но действительно хорошо играли далеко не все: замечательна Гоголева - Эболи, хороши инквизитор, Сан Доминго, королева - Белевцева. Но Филипп и Альба - недостаточно сильны (особенно - первый), а в Карлосе больше крика, чем темперамента.

Вернулся поздно, в 2 ч. ночи, и нашел 2 письма - от Наташи (оба - тревожные и зовущие в Кутаис) и открытку от А. Д. Кишечник как-будто лучше.

2.IX.

Утром - письма А. Д. и Гайсиновичу; запрашиваю об Истфаке. После диетстоловой - 5 часов в архиве, кончил проекты Канкрина, проверял переписку. Не пошел ужинать: в столовой по ошибке съел молочного супу, и начались боли. Заехал в аптеку, в парикмахерскую, за хлебом и - домой. Читал Шильдера, немного побеседовал с Лашиным. От Н-ши - открытка, снова о Кутаисе.

На ночь поставил согревающий компресс.

3.IX.

Дождливо. Настоящая осень, желудок - ничего. После чая отправился в сберкассу, взял сумму с аккредитива, купил ж. д. билет на 10-е. После обеда - занятия в архиве; начал изучение проекта Гурьева - интересно! После ужина был у Глинер, ничего нового ("катаральное состояние"). Вечером читал Шильдера, окончил 1 том. Писал письмо Н-ше - объяснил, почему я не могу приехать в Кутаис.

стр. 92


Из Москвы спешное письмо с Истфака - Игумнова просит читать 11-го лекцию и провести организационное собрание семинара. Сестры запрашивают телеграммою о здоровье.

4.IX.

Утром написал письмо Игумновой, сестрам, отправил им ответную телеграмму. После обеда снова начались боли, которые усилились вечером. В архиве работалось плохо, сделал мало, Мариинский театр ("Руслан и Людмила" с Андреевым) оставили меня равнодушным. Да, музыка Глинки ясна и звучна, певуча, декорации Головина и Коровина выдержаны в стиле "Мира Искусства", танцы Фокина - эстетны, голос и манеры Андреева - прекрасны; но все это - так внешне, так пережито, так наивно- деланно. Стилизация чуждой эпохи, далекая от всякого реализма, связанная со штампами императорской оперы.

Настроение снова пониженное.

5.IХ.

Встал с опозданием. В архив попал только в 11 ч. Работал бодро. Ясный день и отсутствие обострения недуга рассеяли тоскливое настроение. После обеда занимался в Публ[ичной] б[иблиоте]ке. Закавказским сеймом 1918 г. Читал Аркомеда, Ставровского. Обдумывал план семинара.

Дома нашел письмо Базилевича - он чуть не погиб в Киеве, в водах Днепра.

6.IX.

Встал поздно. До обеда делал выписки из Шильдера. Составил план университетского практикума. Предстоит собственная большая работа. После обеда, при солнечном свете, поехал в Детское село - погулять в парке.

Парк произвел на меня впечатление настоящего очарования. Я обошел весь пруд, прогулялся по галлерее Камерона, спустился по главной аллее, впервые осмотрел Эрмитаж (какая прелесть! Это - лучшее создание Растрелли), мавританский павильон, колоннаду, ворота Орлова, Китайский домик, снова полюбовался баллюстрадой и памятником Ланскому. Взбирался на башню 1768 г. и к китайской беседке. Сидел на чудесных лужайках и не мог надышаться прекрасным воздухом чуть-чуть задетых осенью дубовых листьев. Ходил по аллеям, охваченный историческими воспоминаниями, образом Пушкина, трагедией недавнего прошлого. Кончил пушкинским памятником. Вернулся в город к 11 часам ночи. Это - одно из лучших впечатлений моей ленинградской поездки.

7.IX.

Утром делал выписки из Шильдера. По дороге в столовую заехал в Институт истории (получил, наконец, рукопись Сергеева), в парикмахерскую, в аптеку. В архиве работал над проектом Гурьева. Клонило ко сну. Сидел до конца занятий. По дороге домой записался на прием к окулисту, взял и заказал лекарство, сделал хозяйственные покупки. Дома делал выписки и заметки из "Исторического] обозрения". Получил открытки от сестер.

Ноющая боль в зубах. Утром ощущалась легкая простуда, вечером - сильная тяжесть на желудке.

8.IX.

Утром делал выписки из "Ист[орического] обозр[ения]". Под дождь отвез в починку чемодан. После обеда, как всегда, в архиве. Работал над проектом Гурьева, намечаются контуры борьбы вокруг проектов преобразования. Работал бодро, энергично. Вечером был у окулиста - констатировала улучшение. Заехал в аптеку, за печеньем и домой.

Вечером у меня была моя старая костромская слушательница Слободская с мужем, сотрудником Института истории. Говорили о Костром[ском] университете, вспоминали студентов и преподавателей, я убеждал ее пойти по научной дороге.

Настоящая осень. Резкий холодный ветер. Вечером на фоне темных сгустившихся облаков Исаакий, Сенат и памятник Петру были необычайно красивы. Настроение бодрое. Получил с Истфака программу, - очевидно, Ванаговскую.

9.IX.

Утром делал выписки из "Исторического] обозрения"; всего не успел, использовал только 1-ю и 1-й вып. 2-й части. Отнес все книги в Университетскую библиотеку. Бесплодно искал чашку в посудных магазинах - такой, какую я разбил, нет. После обеда - в архиве; закончил инструкцию Канкрина, подобрал материалы для подготовки к 1-й лекции. После занятий заехал за исправленным чемоданом. Вечером готовился к лекции.

стр. 93


10.IX.

День отъезда из Ленинграда. Сборы, укладка вещей, последнее посещение архива (просмотрел Мартенса, Азбучный указ ПСЗ - для семинара, взял копии, расплатился с машинисткой, сдал все изученные и неизученные дела). Последнее посещение Публ[ичной] биб[лиоте]ки (просмотрел Шильдеровского "Павла", сдал книги). Отъезд. Купе мягкого вагона. Мысленная подготовка лекции.

11. IX.

В 10 ч. утра - в Москве, около 11 ч. у. - дома. Неприятные эпизоды с ключом от шкафа (оставил его в Ленинграде) и перелицованным костюмом (целый ряд изъянов). В 1 час дня был в Университете. Целый ряд оглушающих новостей, трудное положение на факультете.

Лекция прошла хорошо, студенты проводили меня горячими аплодисментами. Имел беседу с Игумновой и парторгом Венгер по поводу создавшегося положения. На 18 меня вызывает директор Университета Бутягин, - по-видимому, в связи с делами кафедры. Беседовал с Нечкиной, - главным образом, об ее учебнике.

Пообедал в Доме ученых. Записался к врачу в поликлинике и к В. Н. Скляренко. Вечером был у Базилевича - говорили о положении вещей в Университете, о наших задачах.

12.IX.

Утром наводил порядок в своей комнате. Днем ездил в Лосиноостровскую к сестрам. Было ясно, но ветрено и холодно. Обедал в Доме ученых. Вечером составлял план учебных занятий на полугодие и в течение часа готовился к лекции. Лег поздно.

13.IX.

Утром - лекция в Пединституте. Студенты встретили меня горячими аплодисментами. Я поблагодарил их и сказал, что вижу в выражении их симпатии залог дружной и успешной работы. Лекция была на экономическую тему и прошла хорошо. С деканом беседовал о числе часов - хотят навязать мне 128 часов, без всякого смысла.

После Пединститута зашел в парикмахерскую к С. Р. Жернову, оттуда поехал в Музей Революции, взял книги и осмотрел новую экспозицию. Очень хорошо: значительное сокращение материала, никакой фанеры, просторно, светло, спокойно для глаза, с большим художественным вкусом; много картин и скульптуры. Однако местами сохранилась загрузка печатными экспонатами; не удовлетворяют 1900-е годы и особенно декабрьское восстание, нет эмоционального удара. Из колонного зала сделали комнату отдыха. Совершенно исчезли бесконечные цитаты и лозунги. И содержание - на уровне научных требований, с сохранением выводов прежней многолетней работы.

После Музея был в Университете, консультировал с Миносьяном, он привез с Кавказа много сырого материала о закавказском сейме 1918 г., условились с ним о дальнейшей работе.

Пообедал в Доме ученых, видел И. Е. Л. По телефону говорил с Людмилой Васильевной Крестовой 2 , М. Ю. Барановская нашла портрет "Нонушки" Муравьевой и хотела показать мне. Вечером был М. И. Мустафин.

14.IX.

Утро убил на бесплодные усилия купить материю и ботинки. В 1 час дня был у директора Университета Бутягина; он просил меня помочь Игумновой - взять на себя работу в деканате и на кафедре. Я отклонил от себя первое и должен был согласиться на второе: временно, до выяснения положения, буду руководить работой нашей кафедры. Затем, после беседы с директором, вернулись с Игумновой на Истфак и проверяли планы аспирантов нашей кафедры. Беседовал с С. В. о работе нашей кафедры. С 4 до 7 ч. экзаменовали вступающих аспирантов; двое отвечали сносно, одна - слабо.

Обедал поздно. Дома весь вечер писал заметки в БСЭ.

15.IX.

Утром - лекция в Пединституте, среди слушателей видел прошлогодних студентов. После лекции вместо АОР?а отправился в Университет, беседовал с Игумновой - об аспирантах, с Вальцевым и В. - о предстоящем профсоюзном собрании. Был в почт[овом] отделении - уплатил за радио, подал заявление о газете. Зашел в книжный магазин и здесь отобрал на 75 р. книг по истории России. Консультация

стр. 94


Л. После обеда писал письмо Н-ше. Вечером составлял список литературы для практикума.

16.IX.

Провел первое организационное собрание практикума II курса. Был представитель Комитета по высшей школе Новиков, беседовал с ним о методах занятий и о свободном посещении лекций. Продолжал составление списка литературы. Экзаменовал в Комиссии одного поступающего аспиранта. Консультировал Линкова.

Первый раз был у В. Н., начал свое зуболечение. Думаю, что с зубами - хуже.

Вечером составлял список литературы. Намечал план беседы с Игумновой и заседания кафедры.

17.IX.

Утром готовился к лекции. Лекция в Университете - в новой, менее удобной аудитории: приходилось формировать голос. После лекции состоялся летучий митинг II курса, посвященный обращению к испанским женщинам; меня избрали в президиум и просили сказать небольшую речь. И то и другое сопровождалось оживленными аплодисментами.

После лекции провел консультацию с Вальцевым и Аронович. Имел большую беседу с Игумновой о кафедре. Едва-едва успел пообедать. С 6 до 10 ч. вечера было первое заседание нашей кафедры в Университете; я проводил его строго деловым образом, но, может быть, несколько нервно. Большую часть вопросов разрешили; самое больное место - аспиранты. Нечкина сидела насупившись, как сыч; по-видимому, она не очень довольна моим временным назначением.

Возвращались с К. В. Свалился спать усталый.

18.IX.

Днем читал работу Крывелева и писал о ней отзыв. После обеда был у зубного врача. Прочел рецензию на книгу К. В. Базилевича и его ответ. Вечером был с А. Д. и В. А. в "Художеств[енном]" кинотеатре: смотрели трогательный фильм Чарли Чаплина "Огни большого города". Конец дня готовился к лекции.

19.IX.

Утром - лекция в Пединституте. У парикмахера. В Университете - дополнение перечня литературы и беседа с Игумновой о заседании кафедры. Обед в Доме ученых. Зуболечение. Посещение Зандберг. Немного - за Иванюковым. Получил документы из Ленинграда.

20.IX.

Снова - обострение моего недуга. Письмо к Маклецкой. Занятия в АОР?е. В Университете относительно карточки поликлиники. Дома - диетический обед. Консультация в Университете. Заседание кафедры в Пединституте. Утвержден мой тематический план лекций. День закончил подготовкой к лекции.

21 .IX.

Утром - лекция в Пединституте (ошибка с Перовским). В Университете - беседа с Игумновой об аспирантах, удостоверение, кабинет). В АОР?е. Обед - дома. Состояние лучше. Вечером читал Иванюкова. Отказался по телефону от лекций в НТП.

22.IX.

Утром - у С. Р-ча. Четыре часа провел на факультете - с чиновниками НКП, давал им разъяснения, показывал кабинеты - по просьбе Игумновой. Едва поспел к В. К. на прием. Днем - первый обед в диетстоловой, помещение чистенькое, народу мало, приготовление удовлетворительное, цены достаточно высокие. После обеда было неприятное состояние. Получил карточку поликлиники и записался на прием к Обакевич. Вечером сидел над схемой программы. Лег поздно. Отказался по телефону от лекций в Доме Кр[асной] Армии.

23.IX.

Утром был на приеме у Обакевич, она подбодрила меня, но убеждала обедать дома, не слишком связывая себя диетой, употребляя даже зелень. По дороге, в трамвае, и дома просмотрел материалы к лекции. Лекцию прочел удачно, особенно ее вторую половину - о войнах с Наполеоном. Речь была свободная, образная и звучная. Студенты покрыли мое заключение громом аплодисментов. После лекции был митинг, посвященный испанским событиям, но я не остался, рассчитывал успеть в М. Р. Дома пообедал и отдохнул.

стр. 95


Вечером в Кабинете Истории АН читал Гаджи-Апи о Шамиле. Заказал книги в Л[енинской] б[иблиоте]ке. Дома - за схемой программы. Телеграмма от Н. из Тбилиси.

24.IX.

С утра - за схемою программы лекци[онного] курса XIX века. После обеда - зуболечение. У М. В. Нечкиной - передал ей схему и список литературы. Дома кончил Гаджи-Али. Вечер - у Е. П. Отвратительное впечатление от реконструированной Садовой. Конец дня до 3 ч. ночи - подготовка лекции о Кавказе.

25.IX.

Лекция о Кавказе в Пединституте прошла с подъемом, но не следует слишком много цитировать. Приглашали на вечер в Дом учителя, но я предпочел пойти в баню. Днем 3 часа ушло на Университет - спорили с Нечкиной о содержании программы. В АОР не успел.

Бодрость в связи с работой, в общении с людьми, в сознании своего роста.

26.IX.

Утром к Б. Р. В Музее Револ[юции] "отшлифовывал" список литературы из источников для практикума. Зуболечение. Обед дома. Заезжала Н. Л. Волпян. На консультации в Университете был асп[ирант] Миносьян, рассказывал мне о впечатлениях своей военно-революционной работы в Армении.

27.IX.

Утром 3. П. Игумнова рассказывала о вчерашнем разносе Истфака в Наркомпросе; от нас требуют изменения системы практических занятий, чиновники НКП грозят сорвать всю начатую работу. Под тяжелым впечатлением пошел в Пединститут. Лекция о течениях 30-х - 40-х годов прошла хорошо. В АОР?е начал новое дело - о Пр[иготовительных] комиссиях.

После обеда - отдых в постели. В Ленинск[ой] б[иблиоте]ке читал и конспектировал статьи Маркса о кр[естья]нской реформе. Дома готовился к завтрашнему практикуму.

28.IX.

Утром - практикум II курса (распределение тем, начало моего лекционного введения). Университетские дела. В Ленинской б[иблиоте]ке. Обед. Отдых. Подготовка к лекции.

29.IX.

Утром - С. Рн. В Университете - лекция о Сперанском. Проводили аплодисментами, но в заключение у меня было длинное объяснение по поводу понятия "народовластие" с одним из слушателей (по- видимому, не студентом). Он считал, что я недостаточно подчеркнул буржуазно-ограниченный смысл этого понятия у Сперанского и, абстрагируя понятие "народовластия" давал основание для неправильного отождествления народовластия в буржуазном и нашем, социалистическом, понимании этого термина. Нужно быть точнее в формулировках, особенно - при аналогиях и соприкосновении с современностью!

Вместо обеда и зубоврачевания застрял на факультете: было испытание вновь поступившего аспиранта, согласование схемы программы с Лебедевым, деловые беседы с Нечкиной, Игумновой, аспирантами. Асп[ирант] Тейвель рассказывал мне о вчерашнем заседании кафедры новой истории, посвященном прошлогоднему лекц[ионному] курсу; предложил мысль о проработке лекционного курса нашей кафедры- в форме такого же критического доклада. Надо поговорить с Игумновой. Узнал печальные вести об асп[ирантке] Аронович. Тревожат вопросы о практикумах и работе аспирантов.

После обеда - отдых в постели. Вечер - на именинах у Л[юдмилы] В[асильевны]. Моя "дочка" 3 тяготеет преимущественно к истории. По дороге заходил к Луцкому за списком XX века. Письмо от Наташи об ее болезни. День огорчений.

30.IX.

Днем - составление плана практикума III курса, чтение Лемке. В Доме ученых - беседа с Каном о заседании кафедры истории нов. времени. В Лен[инской] б[иблиоте]ке - чтение Руновского.

У Пузановых. Подготовка к лекции, проверка схемы программы, подготовка программы для ГПИ. 1.Х.

Лекция в ПИ об интервенции в Венгрии (вполне удовлетворительно!). Зачет

стр. 96


студ[ентки] Виноградовой. Соглашение о методах практич[еских] занятий с деканом Кожевниковым. Четыре часа на Истфаке Университета: беседы с Нечкиной - о литер[атуре], с Игумновой - о делах кафедры, с аспирантами - о темах и методах практикума и т. д. Ужасная погода: снег, дождь, ветер, холод. После обеда - отдых. Вечером - чтение Иванюкова. Боль в ноге.

2.X.

Утром зашел в Университет (мелкие дела по кафедре). По дороге в АОР заехал в Б. М. за О. Иегером; беседовали о его личных делах и положении на Истфаке. В АОР?е просматривал делопроизводственную переписку Приуготовительных комиссий. Сильная зубная боль. После обеда был на консультации в Университете, вводил в темы двух студентов, довольно "зеленых". Начал - в Кабинете кафедры и дома - готовиться к лекции об Украине и Белоруссии. Сцена по телефону, устроенная А. И. Яковлевым.

3.X.

Свободный день! Первый день не был в Университете. Утром, после кофе, послал Н-ше спешную открытку в Тифлис. Был у С. Р. В АОР?е кончил дело Приуг[отовительных] комиссий, начал дело о Белоруссии. После обеда - мучительное зуболечение. Неудачная попытка открыть шкаф с помощью слесаря. Отдых. Занятия Белоруссией.

4.Х.

Утром - практикум II курса (вводная лекция о I половине XIX века, говорил слишком напряженно и громко). 3 часа провел в Университете - хлопотал о книгах, схемах, списках и пр. После обеда готовился к заседанию кафедры. Заседание кафедры было длинное, я вел его слишком нервно, но мы решили много вопросов и оказались единодушны в своем отношении к вопросу о практикумах.

Было сказано немало горьких слов по адресу Наркомпроса. После чая читал биографию Пушкина Вересаева.

5.Х.

Утром - дома и в Музее - подготовка к лекции. Лекция в Университете о 1812 г. была неравномерна; присутствие асп[иранта] Дмитриева на второй половине лекции стесняло меня и снизило уровень моего изложения; я говорил слишком быстро и "мазал". После лекции - хлопоты в Университете. После обеда - отдых. Вечером - заседание месткома, опять мое нервное выступление. После ужина - занятия Украиной и Белоруссией.

6.Х.

Утром приводил в порядок комнату. Была сестра Зинаида. Читал об Украине, составлял карточки. После обеда пошел за покупками в писчебум[ажные] магазины. Был у З. П. Базилевой, беседовали об университетских и музейных делах. Около 12 ч. ночи сел за конспект предстоящей лекции. Кончил в 3 ч. ночи. Получил днем письмо от Н.

7.Х.

Утром была лекция об Украине и Белоруссии в ГПИ. Прозвучала хорошо. Зашел в новый магазин учебных пособий (прекрасно оборудованный!) в Ветошном пер. и приобрел там контурные карты и политическую карту мира. Зашел к С. Р. Дома кончил залежавшиеся дела: выяснил судьбу моей рецензии о "Вопросах гражд[анской] истории" (она не пошла "по независящим обстоятельствам" как сказал Эрде), вычислил расходы на электроэнергию, справился о сроке получения дров, починил часы, купил портмоне, сдал в прописку паспорт А. Д. После обеда отдохнул. Вечером был в Кабинете истории СССР Ак[адемии] наук (просматривал библиографию по Украине) и Лен[инской] б[иблиоте]ке (читал статью о Финляндии).

Боль в ноге прошла. Бодрость, жажда работы, сознание своей ценности.

8.X.

Утром был В. А. Домбровский, просил характеристики от профорганизации. В АОР?е нашел интереснейшую записку о положении Белоруссии. В Университете, в течение часа, вместе с Нечкиной и Аронович, обработали текст тезисов о практикумах. У В. Н. пришлось свести к минимуму зуболечение. Наскоро пообедал. Опоздал на консультацию в Университет. Было трое студентов, хорошее впечатление произвела студентка Ааронова. С Вальцевым и З. П. Базилевой консультировал о ведении практикума в Пединституте; с Вальцевой и Анисимовой - об общественных делах Истфака. Дома после ужина, в постели, читал Тынянова. Немало

стр. 97


разговоров пришлось выдержать по телефону - с Арнович и Кафенгаузом о практикуме и проч.

9.Х.

После кофе отправился в АОР; работал над ревизией гос[ударственных] им[ений] Витебской губ., описания имений этой губернии оказались менее полными и содержательными, чем описание Киевской, Подольской, Волынской губ. Заехал в Университет, на лету поговорил с Игумновой, с Н. М., навел библиогр[афические] справки в Кабинете, договорился со Сказкиным и Ципкиной о собраниях по перевыборам профоргов. Дома - обед и отдых. Вечером - за работой Лемке о Чаадаеве.

10.Х.

Утром - у С. Р-ча. В АОР?е просматривал описание имений Полоцкого уезда. Около 3 часов был на аудиенции у пом[ощника] директора Университета Кадека; говорили о практикумах, о пушкинском юбилее, о лекциях в пользу Испании. На Истфаке беседовал со Сказкиным, Конюшей - об общественных делах. После обеда готовился к заседанию кафедры. Заседание было длинное в нервное; я несколько раз путался, Бахрушин резко реагировал на мнение Нечкиной и на мои предложения; аспиранты тоже выступали нервно. Утверждали аспирантские планы и выработали план н[аучно]-иссл[едовательской] работы. Вернулся поздно. Готовился к практикуму.

11.Х.

Встал рано. С 9 до 11 ч. был практикум в Университете: первый раз собрались студенты и студентки III курса. Были мои старые участники военные групп - Орлов, Величанский, Богатов, Смоляков, были студентки. Я объяснил задачи, план и тематику практикума. Нашел руководителя Морозовой - Хвостова. Дома успел наскоро подготовиться к лекции. Лекция - о Священном Союзе - прозвучала достаточно удовлетворительно, но я не уложился в два часа. Была консультация со студенткой.

12.Х.

Утром письмо Н-ше. Пришли "китайцы", потом А. Б. Закс, которая принесла свою карту "Кавказские войны" (очень хорошую), советовалась по ряду вопросов. После обеда - зуболечение. Вечером читал работу Д. Л. Зандберг и повторял конспект лекции.

13.Х.

Лекция в Пединституте прозвучала хорошо ("Восточная война"), была только досадная оговорка относительно Тютчева. После лекции - С. Р. В Университете имел длинную и неприятную беседу с М. В. Нечкиной, ее истерия и мания преследования. После обеда - зуболечение. В Доме ученых оставил темы и конспекты лекций в Лект[орском] бюро. В Лен[инской] б[иблиоте]ке читал о Финляндии. Вечер провел у К. В. Базилевича.

14.Х.

Утром - исправлял текст тезисов о практикумах. В Университете - организационные мелочи. В АОР?е над витебским материалом. Снова в У[ниверситете]. Обед. Консультация в Университете. После ужина - о Прибалтике.

15.Х.

Утром - в Университете (кабинет, деканат, студ[енческая] библиотека). В АОР?е - над витебскими делами. Снова Университет. Обед. В Ленинск[ой] б[иблиоте]ке - о Финляндии. После ужина - составление конспекта практич[еских] занятий. Телеграмма от Н. Перевод денег (300 р.) Н-ше в Цхалтубо. Вечером длительная беседа с профоргом аспир[анткой] Анисимовой.

16.Х.

Утром взял в сберкассе и перевел 400 р. в Тифлис Тагеру. Практические занятия на II курсе (окончил лекц[ионное] введение). После занятий в деканате и кабинете. УСР. Обед. Зуболечение. Подготовка к заседанию кафедры. Заседание кафедры истории СССР, отчеты Базилевича и Нечкиной, щекотливое положение. Похвалы Бахрушина моему председательствованию.

17.Х.

Утром - практикум 3-го курса. Подготовка к лекции. Лекция в Универ[ситете], первый час присутствовала Игумнова, Финляндия вышла неважно - незаконченно, скомканно, быстро. Был митинг, посвященный испанским событиям,

стр. 98


студенты выступали довольно слабо. Нечкина возмущена и оскорблена вчерашним заседанием. После обеда - заседание профгруппы кафедры нового времени, мое выступление было квалифицировано как "пессимистическое" и "пораженческое", хотя я призывал к активизации и восстановлению расшатанной дисциплины. После короткого захода домой пошел к З. П. Базилевой на ее именины; провел вечер среди друзей и знакомых. Были оживленные беседы и изысканное угощение. Вернулся во втором часу.

18.Х.

Подготовка к консультации с Вальцевым (в связи с его практикумом в Пединституте). Консультация (об источниках, их анализе и пр.). Беседа о положении на Истфаке, о выставке и проч. После обеда - зуболечение. В библиотеке Дома ученых. Вечером - дела кафедральные: приготовление к печати аспирантского списка, составление докладной записки и проч. Подготовка к лекции в Пединституте.

19.Х.

Лекция в Пединституте (о револ[юционной] ситуации 1890гг.). В студенческой библиотеке Университета - пересмотр литературы, подлежащей изъятию. На Истфаке Университета - в канцелярии, в деканате, в кабинете, беседы с Бахрушиным и Базилевичем. Узнал, что еще в ноябре 1935 г. мне была присуждена степень кандидата без защиты диссертации - на основании звания и. о. профессора. Дома после обеда - мирное объяснение с Нечкиной по телефону. Отдых. Чтение работы Зандберг. Беседа о Д. Г. Зандберг. Чтение. Лемке.

20.Х.

Утром - письмо Наташе. В АОР?е - витебские дела. После обеда - отдых. Консультация в Университете. Заседание кафедры СССР в Пединституте. Ужин. Чтение Гершензона.

Взял А. Д. билеты в Худож[ественный] театр на "Дни Турбиных". Записался на Сочинения Маяковского - для Н-ши.

21.Х.

Утром приходил комиссионер, продал мне за 75 р. Рожкова. Немного почитал Гершензона. Записался в научном кабинете "Истор[ической] б[иблиоте]ки (ГИМ), чистенько и уютно. В АОР?е кончил витебские материалы. На Истфаке беседовал с Игумновой, в канцелярии, в кабинете. Обед. Занятия над Сводом законов в "Истор[ической] б[иблиоте]ке. Заседания профгруппы кафедры ср[едних] веков, перевыборы профоргом Сказкина. После ужина - подготовка к практикуму.

22.Х.

Утром - подготовка к практикуму. Практикум II курса: первый доклад, не слишком удачный, студента Обезьянина - о крепостном праве в перв[ой] половине XIX в. Студенты выступали прекрасно. Дома беседовал с Аронович об ее командировке, писал о мероприятиях кафедры в связи с постановлением 23/VI о высшей школе, имел беседу с Игумновой и пр. Был представитель ИФЛИ с предложением, обращенным ко мне, - взять на себя курс XIX века; конечно, я отказался. После обеда был на заседании профгруппы нашей кафедры, был доклад профорга Анисимовой и много выступлений наших и аспирантов с резкой самокритикой, работу профгруппы признали слабой. После некоторой пикировки выбрали профоргом Сафар Галиева. После ужина до поздней ночи готовился к практикуму и к лекциям.

23.Х.

Утром - практикум III курса. Распределил все темы, за исключением одной первой (боятся сроков). В перерыве между практикумом и лекцией - наскоро заканчивал подготовку по Финляндии. Лекция прозвучала удовлетворительно, но материал не уложился в рамки времени. После лекции - новая сцена с Нечкиной: группа студентов I курса стала, в ее присутствии, наседать на меня по поводу розданной программы. Поведение самой Н. было двусмысленное, а возбуждение студентов, по-видимому, вызвано ее тоном полемики с Бахрушиным и Базилевичем - о периодизации эпохи феодализма. Мы с К. В. [Базилевичем] указали ей на это, но в результате нашей беседы отношения только обострились.

В 5 ч. в помещении Университетского клуба состоялось общефакультетское собрание с докладами о конституции (И. Д. Удальцова) и об учебной работе факультета (Игумновой). Из профессуры выступали Бахрушин, Базилевич, я и Сергеев. Собрание носило сугубо деловой характер, преобладали призывы к совместной

стр. 99


дружной работе, подчеркивалась ответственность профессуры и студенчества за исполнение постановления о высшей школе.

После собрания, в 9 ч. вечера, пообедал и несколько почитал Гершензона. Сильно утомленный, заснул крепким сном. Ночью были сильные желудочные боли, полтора часа возился с грелкою.

24.Х.

Утром - расписание. Беседа с С. С. Димонт об университетской аспирантуре. Поездка в Лосиноостровскую - на именины к сестре. Поздняя осень за городом. По возвращении - подготовка к лекции. Заявление Сов[етского] пр[авительст]ва об Испании.

25.Х.

Проснулся рано и встал невыспавшийся. Неприятная беседа по телефону с А. И. Яковлевым (по поводу его библиографии). Лекция в Пединституте (голова была в тумане и говорилось с трудом). После лекции - у С. Р. В Лен[инской] б[иблиоте]ке составлял сводный план научной работы кафедры. В Университете - беседа с Игумновой о Нечкиной, с Бахрушиным - об очередных делах кафедры, в Кафенгаузом - о кабинете. Обед. Подготовка к лекции в Болшеве. Поездка в Болшевскую Трудовую коммуну на присланном (весьма трясучем!) автомобиле. Впечатление от трудкоммуны - залитого электричеством города с высокими корпусами домов, большим универмагом, столовой, кафе, учебным комбинатом, асфальтированными улицами, парком, памятником Дзержинского. Дегенеративная внешность коммунаров. Лекция о декабристах перед небольшой разнородной аудиторией. (Учителя и коммунары). После лекции - в кафе. Возвращение электропоездом. Чтение "Евгения Онегина".

26.Х.

Встал поздно. Звонил по телефону в Университет. В АОР?е начал белостокские материалы. После обеда - подготовка к консультации. Консультация в Университете: 7 студентов и 1 аспирантка. Хвалебные отзывы о моем курсе Берелевич. Вечером - подготовка к практикуму.

27.Х.

Утро - над материалами о Кр[естья]нских волнениях. Заседание универс[итетской] Пушкинской комиссии в кабинете директора Университета, выступления студентов, в частности химика Элькина. Беседа с Кадеком о факультетских делах. Длительный тяжелый разговор с Нечкиной. Обед. Зуболечение у В. Н. Чтение доклада Задоровой о "Кресть[янских] волнениях". В Художественном театре - на "Грозе". Неудачный состав, мало нового в толковании пиесы, слабые Катерина и Дикой, хороший Кулибин, красивые декорации, в общем - малоинтересный, трафаретно-реалистический спектакль.

28.Х.

У С. Р. Практикум в Университете - в течение 4 часов, оценка доклада Обезьянина, чтение доклада Задоровой, начало прений. Берелевич в качестве ассистентки выступила очень хорошо. Мое выступление по докладу было большое - почти около часа, Берелевич нашла, что оно было очень ценное. После занятий - разговоры о кафедр[альных] делах с Игумновой, с Кафенгаузом, Базилевич, Аронович и пр. Статья Ярославского о троцк[истко]-зинов[ьевском] центре и историческ[ом] фронте в "Историке-марксисте". (Упоминание о наших выставках с резкой оценкой их.) После обеда и отдыха - занятия в Истор[ической] биб[лиоте]ке. Дома. Заезжал фоторепортер из "Красного воина" снимать мой портрет для газеты (в связи с моими удачными лекциями в лагерях).

29.Х.

Утром - практикум III курса, объяснение тем, источников, литературы. В перерыве между занятиями - беседа с В. И. Лебедевым; его сообщение об установочном заседании в Инст[итуте] истории Акад[емии] наук; ориентация на историю народов СССР и проект новой периодизации русского исторического процесса на древнюю, среднюю и новую историю. Спешная подготовка к лекции. Лекция о Прибалтике и частью - о Кавказе; читал сначала свободно, потом - с напряжением, мешали духота, плохая акустика зала, некоторая рассеянность аудитории. Присутствовали Игумнова и, как потом оказалось, аспирант Вальцев. После лекции - кафедральные дела. Поздний обед. Покупки. Вечером были Лина и Елиз. Евг. Мензбир.

Телеграмма от Н. об ее выезде.

стр. 100


30.X.

С утра - дневники, расписание, приведение в порядок вещей. Починка ботинок. Поездка на вокзал (справка относительно поезда N 29 из Тифлиса). Обед. У Мензбир. В бане (вес - 64 кило). Ужин. В ожидании А. А. Вахромеева - чтение Гершензона. Приезд гостей.

31.Х.

Гости - А. А. и его помощник, их рассказы об арктическом плавании и о Севере. В сберкассу за деньгами. В Санд[уновские] бани - за оставленными часами. На Ленингр[адском] вокзале - покупки ж.-д. билета А. Д-не. У парикмахера. В АОР?е за белостокскими материалами. На Истфаке - дела кафедральные. Обед. Отдых. В Ленинской библиотеке - за чигиринскими документами. Дома - подготовка к лекции.

1.XI.

Утром - лекция в Пединституте (о реформе 1861). Недостаточно полно, четко и интересно, а главное - не уложился в отведенное время. На Истфаке Университета - кафедр[альные] дела, беседы с профессурой, консультация. Обед. Поездка на Курский вокзал; четыре часа в ожидании поезда, в "читальном зале", за чтением Гершензона. Наташа не приехала, - очевидно, она ошиблась в числах.

2.XI.

Днем - в Ленинской биб[лиоте]ке за чигиринскими материалами. Обед. Собрание, посвященное Октябрьской годовщине, на Истфаке. Упоминание о моей работе в военных частях в речи Игумновой, взрыв аплодисментов студентов. Встреча Н-ши.

3.XI.

После кофе - критический просмотр выставки по истории народов СССР. Обед в диет[ической] столовой. Зуболечение. Заседание в деканате Истфака. Консультация. Проводы А. Д.

4.XI.

Утром - у парикмахера. В "Истор[ической] биб[лиоте]ке за ПСЗ и составлением заключения о выставке по истории народов СССР. В Лен[инской] б[иблиоте]ке за чигиринскими документами. У Е. П. - заседание кафедры на Истфаке; тяжелые прения о выставке, неудачное выступление Морозовой.

5.XI.

Консультация с Желоховцевой и Синяевой. Спешная подготовка к лекции. Лекция о Кавказе. На Истфаке. Обед в диетстоловой. Отдых. В Ленинской б[иблиоте]ке - за чигиринскими документами.

6.XI.

Консультация с Вальцевым (о плане его доклада). После обеда - в сберкассе, у Лины. В Лен[инской] б[иблиоте]ке - за чигир[инскими] документами. Бои на улицах Мадрида.

7.XI.

Рано утром пошел на Истфак для участия в демонстрации. Были на Кр[асной] площади в 2 часа дня. Дома - обед, отдых. Просматривал дело Черносвитова. С Н. прошлись по Тверской и центру. Письмо от А. Д.

8.XI.

Днем - материалы по Черносвитову (выписки). Кончил "Чаадаева" Гершензона. Был Д. И. Шаховской - беседовали о Чаадаеве. Вечером с Н. - в гостях у доктора Коровиной, ее сын Леонардо.

9.XI.

Утром - хлопоты с кофе и пр. Письмо к А. Д. Переговоры о книжной полке. К парикмахеру. В Ленинской биб[лиотеке]ке - за чигиринскими документами. Обед в диетстоловой. Зуболечение. У Сыроечковского (не застал). В Доме ученых. Снова в Ленинск[ой] б[иблиоте]ке. Ужин.

10.XI.

После кофе - в сберкассе. Занятия в АОР?е. Дома - обед. Произв[одственное] совещание по аспирантуре III курса (о диссертации). Вечером - Щеголев.

11.XI.

Проспал. В Университет попал на полчаса позже. На консультации никого не было. Дома готовился к лекции. Лекция о декабристах затянулась, в два часа не кончил. Я сам ею недоволен. После лекции с Н. отправились на открытие выставки Рембрандта. Огромная толпа приглашенных, сухая и бессодержательная речь Кер-

стр. 101


женцева, плохая организация открытия, ослепляющие "юпитеры" и темнота в течение 10 - 15 минут. Из картин - 29 полотен; прекрасные офорты, рисунки, репродукции. Реализм, моментами переходящий в натурализм.

Обедали в Д[оме] у[ченых]. Вечером читал газету и Лемке. Прочел в стенной универс[итетской] газете посвященную мне статью - в панегирическом тоне.

12.XI.

Утром - тяжелое объяснение с Н. Асп[ирантка] Аронович и студ[ент] Яшунский принесли свои доклады. Много времени потратил на переговоры со столяром - относительно полок. Был Г. С. Арефьев - просил поддержать его ходатайство об увеличении пенсии.

Весь день сидел над докладом Аронович. Слабо! Обедал в Д[оме] у[ченых]. Зуболечение. Тяжелая тоска.

13.XI.

Утром в Пединституте. Зачет студентки Николаевой. Лекция - неважно! Зачет студ[ента] Голынтейна (отослал готовиться вновь). Переговоры с зав. учебн[ой] частью Г. П. Вейсбергом и деканом факультета Забицкой (о содействии Кабинету и проч.). Был у парикмахера. Заехал домой - за деньгами и лекарствами. В Университете - по делам кафедры. Обед в диетстоловой (грязно, плохо!) В "Истор[ической] биб[лиоте]ке (ПСЗ). На заседании месткома в Университете. Дома - за докладами Аронович и Яшунского. Слушал по радио монтаж из "Вассы Железновой" Горького. По телефону - с Сыроечковским и пр.

Душевная смута.

14.XI.

Утром был Г. С. Арефьев - за справкой. День - "вермишельный", писал докладную записку в деканат (в ответ на критику наших курсов), был на Истфаке - в деканате, в кабинете; в кабинете директора было заседание пушкинской комиссии. В магазине купил книг. Обедал в Д[оме] уч[еных]. Дома готовился к консультации. Консультация на Истфаке длилась 3 часа (со студ[енткой] Мещериновой, с асп[ирантом] Миносьяном и пр.). Беседа с Эвенчик о выставке, с Дрекелер - о совещаниях. Дома - ужин и просмотр серии "Декабристы" с С. И. Лившицем.

15.XI.

Утром - Г. С. Арефьев. На Истфаке - список для аспирантов, исправление протоколов и пр. В АОР?е- 2 1/2 часа за статистическими описаниями. В кооперативе "Научный работник". Обед в Д[оме] уч[еных]. Дома - отдых. В Малом театре на "Славе" Гусева. Современность пьесы, прекрасная игра, бодрое настроение. Подготовка к завтрашнему практикуму.

16.XI.

Практикум в Университете: прения по докладу Задоровой, мое заключение (хорошо). Посещение моего практикума проф. Грозным (из Чехословакии). Ознакомление с планом выставки по Советской] Конституции, устройство всяких дел факультетских. Обед. Зуболечение. Заседание кафедры по истории СССР - с участием Горина. Мой отчет о лекционном курсе. Хорошая оценка со стороны студентов и деканата ("широкий размах", внимание к истории народов СССР, насыщенность фактами, живость, красочность), ряд критических замечаний (недостаточное внимание к историографии, недостаточное акцентирование отдельных проблем, недостаточное цитирование классиков марксизма, желательность подчеркивания дат и оглашение темы). Принятие коллективного социалистического] обязательства кафедрой. Обсуждение плана выставки. Решение организовать дополнительную лекцию о принятии христианства и устроить научный доклад Бахрушина на ту же тему. Ликвидация инцидента с выставкой, провокационное выступление Нечкиной. Дома - ужин и отдых.

17.XI.

Утром в У[ниверситете] - консультация по практикуму III курса. Дома - подготовка к лекции. Лекция о декабристах - снова не уложился, читал не вполне уверенно, в конце волновался и немного сбивался с тона; угар и бессонная ночь все время давили на сознание. Обед. Отдых. Вечер декламации Шварца, посвященный Пушкину ("Пиковая дама", "Деревня", "Чаадаеву", "Будрыс и его сыновья" и пр.); так же умело, выразительно и тонко, как и раньше. Дома - Щегодев.

18.XI.

За Лемке. Была Зинаида, вечером В. В. Несмеянова. Столяр делал полку. Зуболечение. Дом ученых. Подготовка к лекции.

стр. 102


19.XI.

Лекция в Пединституте (удовлетворительно). В Кабинете Истории ПИ просматривал каталог, карты. У парикмахера. В Университете - по делам кафедры. Обед в Доме ученых. Вечером делал выписки из Лемке.

20.XI.

Утром - раздражающая беседа с Нечкиной о моей докл[адной] записке. В Университете - по делам кафедры. В Ленинск[ой] биб[лиоте]ке - за чигиринскими документами. Обед в новой диетстоловой (хорошо!). Консультация на Истфаке Университета. На заседании кафедры по истории СССР в Пединституте.

21 .XI.

Утром - отвез пальто. В АОР'е- за описаниями Нововольского. Обед в диетстоловой. В Ленинск[ой] б[иблиоте]ке. Дома - за историогр[афией] декабристов.

22.XI.

Утром - практикум в Университете; по окончании - разнообразные факультетские дела. В Лен[инской] б[иблиоте] - за чигиринскими документами. Обед в диетстоловой. Заседание кафедры (доклад Аронович). Моя ошибка - с оценкой. После ужина - подготовка к лекции до 4 ч. 30 мин. ночи (историография декабристов).

23.XI.

Встал рано, в 9 ч. у[тра] был в Университете. Давал консультацию Овчинникову. В промежутке - подготовка к лекции. Лекция прошла хорошо (реванш за прошлую!). После лекции было небольшое производственное совещание со II курсом (о приемах подготовки); обед в диетстоловой. Заседание месткома, мой отчет.

24.XI.

Дома. Чтение "Великой реформы". Столяр и полка. Долгое сидение в диетстоловой. Зуболечение. Вечер Гюи де Мопассана (чтение К. - неважно!). С Левиными.

25.XI.

Утром подготовка к лекции. Лекция в Пединституте (сносно). В Лен[инской] б[иблиоте]ке - засыпал. Диетстоловая. Дома - Съезд Советов по радио (доклад Сталина). Полка. Выписки из Гершензона. Чтение "Пролога").

26.XI.

Весь день - в Университете. Днем - хлопоты о выставке, политический митинг (мое выступление), проверка протоколов и пр. После обеденного перерыва - консультация (в том числе с Берелевич и Вальцевым). Вернулся в первом часу ночи. Отдал анкету СНР Саракеевой. Сильное впечатление от речи Ушаковой.

27.XI

На Истфаке Университета - выставка и проч. В АОР?е всего час! После обеда - немного дома. Весь вечер - на заседании Комитета Высшей Школы (по вопросу об учебниках для высшей школы). Увернулся от обработки своих лекционных стенограмм.

28.XI.

Утром - консультация с Берелевич (по поводу доклада Яшунского). Занятия практикума II курса (прения и мое заключение по докладу Яшунского). У парикмахера. Обед. Отдых. Зуболечение. Подготовка к практикуму.

29.XI.

Утром - практикум III курса: докладчик Овчинников, строгие, но правильные возражения участников практикума, высокий тон занятий. В перерыве - подготовка к лекции. Лекция в Университете о разложении крепостного хозяйства - удачная. После лекции - на Истфаке. Обед. Дома - отдых. Выписки о Чаадаеве. Чтение "Пролога" Чернышевского.

30.XI.

Выписки о Чаадаеве. Обед. Последние хлопоты с полкой. Консультация с аспирантом ГИМ'а Ивановым на тему о госуд[арственных] кр[естья]нах (он кончает диссертацию о реформе в Московской] области). В гостях у Б. Ю. Айхенвальда. Позднее возвращение.

1.ХII.

Утро - в Гор[одском] пединституте: зачет студ[ента] Гольдштейна (слабо), моя лекция о разв[итии] капитализма (ничего!). У парикмахера. В Университете - прием

стр. 103


карты у А. Б. Закс ("Завоевание Кавказа"). Обед в диетстоловой. Зуболечение. Вечером возился с расстановкой книг на полке. Новая домработница.

2.XII.

Весь день - вместо архива - расставлял книги и приводил в порядок комнату. После обеда - длиннейшее общее собрание на Истфаке Университета: отчет о работе месткома, перевыборы нового месткома. Мое самокритическое выступление. Тяжелая атмосфера.

3.ХII.

Начало дня - за привидением в порядок книг и письм[енного] стола. Немного больше часа провел в АОР?е (проверял копии документов). После обеда - на Истфаке Университета (консультация, прием выставки по Советской Конституции). Час просидел в Лен[инской] б[иблиоте]ке за "Письмами без адреса" Чернышевского.

4.XII.

Утром - практикум (доклад Аароновой - довольно слабый), прения - пассивные). Кафедральные дела. Обед. Заседание кафедры с подробным разбором выставки конституции. Критика оформления. Напряженное положение. Усталость. Подготовка к практикуму.

5.ХII.

Утром - практикум III курса (прекрасное выступление Альтшулер о Кавелине, пассивность участников). Отсутствие части студентов (подготовка к вечеру - балу). Подготовка к лекции. Лекция о монархии Николая (неважно!). Митинг, посвященный принятию Конституции. Обед. На выставке Истфака (последние усилия). В бане. Вес - 64 кг.

6.ХII.

Днем - демонстрация в честь принятия Конституции. Обед в диетстоловой. Зинаида. Отдых. На вечере Истфака; студенческое празднество, веселый кабачок. Дома - в 3 ч. ночи.

7.XII.

Утром - лекция в П. И. У парикмахера. В сберкассе N 72. На Истфаке (заседание комиссии). Обед. Отдых. У Лины. На Истфаке (прием выставки).

8.ХII.

Утром - за шубой. В Университете. В АОР?е. Дома - обед. Немного - на конференции профсоюзной. Консультация. После ужина - чтение. Составление характеристик студентов.

9.XII.

Утром - телефоны. На Истфаке Университета. В АОР?е. В Институте Национальностей - переговоры с Гордановым и Зевекиным. Дома обед. Отдых. В Лен[инской] б[иблиоте]ке - за докладом и Чернышевским. Дома - Менжинские и В. А.

10.ХII.

Утром - переговоры по телефону, составление отношения в К[омитет по] В[ысшей] Школе. В Университете. В АОР?е за документами. Мысль о годовом отпуске. Дома - обед и отдых. Вечер - за подготовкой к практикуму и к лекции.

11.XII.

Практикум III курса: в отсутствие докладчицы Бейлихис (больна!) прочел ее доклад; была консультация с несколькими студентами. В перерыве готовился к лекции. Лекцию о монархии Николая I закончил трагическую судьбою Пушкина. Дела кафедры - в деканате. После обеда и отдыха - заседание Комиссии по историографии, приняли ряд постановлений. В Лен[инской] б[иблиоте]ке читал Чернышевского. Дома были Н-ны гости.

12.XII.

Снова столкновение с Н. Читал доклад Шилекевича о Полтаве. Были Зинаида, Н. И-новна. Вечером - у Левиных слушали резюме работы Б. Ю. Айхенвальда о мировоззрении лицейской лирики Пушкина.

13.XII.

Лекция о народничестве в ГПИ прошла оживленно. В Музее Революции просматривал комплект "Историка-марксиста". В Университете - комиссия по документам и сборникам. После обеда - общее профессорское собрание. Дома - за дневником Пушкина.

14.ХII.

стр. 104


С 11 до 1 ч. - на лекции Луцкого о Русско-японской войне в аудитории военной группы III курса. С. 1 ч. до 2 ? - на выставке справочников по истории СССР. У парикмахера. На телеграфе отправил заказное письмо в Диафото. Дома - газеты, чтение статьи Ш. В Университете долгая консультация (опрос Берелевич). За сочинениями Пушкина - к Базилевичу. Дома - А. М. Составление проекта революции, проверка протокола.

15.XII

Утром - за Чернышевским. Беседа с Терешковичем в кафе "Спорт". Ликвидация задолженности на телеф[онной] станции. В АОР?е. Обед. Зуболечение. Вечером - за Чернышевским. Подготовка к практикуму. Динцес.

16.XII

Утром - практикум II курса, мое большое заключительное слово. Совещание в кабинете Игумновой - о практикумах. В Ленинской библиотеке - за Чернышевским. Обед. Отдых. Открытое заседание кафедры с большим докладом Бахрушина о крещении Киевской Руси, выступление Нечкиной, мое краткое заключение. Подготовка к практикуму и лекции.

17.XII.

Утром - практикум III курса; бледные выступления. Подготовка к лекции. Лекция в Университете - о Польском восстании 1830 г., зачет студ[ента] Новикова. Обед. Отдых. За подготовкой к докладу о Пушкине.

18.ХII.

Весь день - за "дневником" Пушкина и другими материалами - в связи с подготовкой к предстоящей лекции. Обедал в диетстоловой, после заезжал к Л. В. Голубцовой за книгами. Сидел до 3 ч. ночи.

19.XII.

Лекция в Пединституте - удовлетворительно. Все остальное время - за подготовкой к лекции о Пушкине. Лекция ("Пушкин и Николай I") состоялась на Истфаке, собрались только наши студенты, и то - в небольшом числе (человек 30), студенты Химфака заняты лабораторными занятиями, а интересующиеся Пушкиным - отправились на вечер Яхонтова; ("Пушкин в Лицее"). Лекция прозвучала как будто хорошо. Получил записку с благодарностью "за правдивую и блестящую лекцию". Присутствовала М. В. Нечкина, которая сделала мне ряд мелких замечаний, поспорили с ней о "компромиссе" Пушкина. Сильно устал, но был морально удовлетворен проделанной работой.

20.ХII.

Днем - 4 часа в АОР?е, встречи со знакомыми. В Институте истории А[кадемии] наук - по поводу лекций, докладов и статей, беседа с Б. А. Гардановым. В Доме ученых получил за лекцию в Болшеве 100р., после обеда и посещения Лекц[ионного] бюро отправился в Университет. Была консультация (в том числе с Вальцевым). Вечер - за докладом Мещериной о Герцене.

21.XII.

Днем - за делами кафедры (отношение в Комитет по высш[ей] школе, беседа с Игумновой и пр. АОР). После обеда и отдыха - чтение Герцена, подготовка к практикуму.

22.XII.

Практикум II курса. Дела кафедры. После обеда - к Людм. Вас. Голубцовой (рождение Вадима), не застал ее дома. Большое собрание в Доме Союзов - доклад вице-презид[ента] А. Н. Комарова о съезде Советов. Дома - подготовка к завтрашнему практикуму к лекции.

23.ХII.

Утром - практикум III курса; большой % отсутствующих; умное выступление Альтшулер. Подготовка к лекции. Лекция по Вост[очной] политике Н. I. У парикмахера. Обед. Отдых. В Доме ученых - консультация по выставке "Пушкин - ученый") Д. И. Шаховской, его трогательная энергия. У Б. Е. Сыроечковского - беседа об исторических делах. Получил 150р. за редакцию серии "Декабристы". Чтение "Литер[атурного] насл[едия]".

24.XII.

Днем - просмотр "Пушкинианы" (в связи с выставкой Дома ученых). Заходил в сберкассу и получил выигрыши на облигации (147 р.). Купил книг. Обед в диетстоловой. В еврейском театре на "Короле Лире". Чтение "Литер[атурного] насл[едия]".

стр. 105


25.XII.

Лекцию читал без конспекта и очков; прошло благополучно. Делал выписки из Пушкинианы. После обеда составил план выставки "Пушкин - историк". Отдых. В Доме ученых - отдал выставке материал. Зашел посмотреть на засед[ание] Ак[адемии] наук. Купил книг. Был у Шетлер. Дома - за Пушкиным.

26.XII.

Утром - за Пушкиным. Заседание Пушкинской комиссии в Университете. Обед. Отдых. Большое собрание в Университете, посвященное 5-летней годовщине письма Сталина в "Пролетарскую революцию"; доклад Лурье, обвинительное выступление Нечкиной, мое выступление, стычки Стоклицкой с Косминск[им], резкие выпады Лурье.

27.XII.

Составление библиографии статей для Комитета по высшей школе. Комиссия по учеб[ному] плану в Университете. Обед. Шестичасовое заседание в Комитете по высшей школе с участием акад. Грекова и Струве. Зарезали стенограммы Базилевича и Шестакова. Составление заключения к практик[уму].

28.XII.

Практикум II курса, хорошие выступления по Герцену. У парикмахера. Купил "Граж[данскую] войну". Неожиданное сообщение от Лебедева о получении 500 р. по ГПИ. Консультация в Университете. Лен[инская] б[иблиоте]ка. Подготовка к практикуму (чтение доклада Каплуновой). Произв[одственное] совещание на лекц[ионном] курсе Луцкого ("без шуму и крику").

29.XII.

Практикум III курса, доклад Каплуновой. Подготовка к лекции. Лекция о народах Кавказа (на 2 часе присутствовал представитель "Известий"). Объяснение с Нечкиной по поводу ее выступления. Обед. Отдых. Заседание Ученого совета. Ужин.

30.ХII.

Утром лекция в ГПИ (не подготовился и допустил фактические ошибки). В Университете - с Нечкиной, Базилевич, Кафенгаузом, Пичетою и т. д. Дома - за Пушкиным и переработкой плана выставки. Вечером - длительное заседание, посвященное обсуждению плана выставки "Пушкин - ученый". Участвовали Винокур, Дурылин, Шаховской, Шнейдер, Миллер и др.; председательствовал Н. Г. Тарасов. Мой план был единодушно одобрен. После заседания беседовал с Тарасовым, осматривал стеллажи. За письмами Пушкина.

31.ХII.

У парикмахера. Занятия в АОР?е. За покупками. Обед. Отдых. В "Истор[ической] биб[лиоте]ке - за "Экономич[еским] указателем". Встреча Нового года у Левиных.

Примечания

1 . МЮД - Международный юношеский день.

2 . Она же встречается под фамилией Голубцовой (по мужу).

3 . В семье Голубцовых решено было считать дочку Елену "крестницей" Н. М. Дружинина.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/ДНЕВНИК-НИКОЛАЯ-МИХАЙЛОВИЧА-ДРУЖИНИНА-2021-06-10

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ДНЕВНИК НИКОЛАЯ МИХАЙЛОВИЧА ДРУЖИНИНА // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 10.06.2021. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/ДНЕВНИК-НИКОЛАЯ-МИХАЙЛОВИЧА-ДРУЖИНИНА-2021-06-10 (date of access: 19.06.2021).


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
60 views rating
10.06.2021 (9 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЕВРОПЕЙСКИЕ РЕВОЛЮЦИИ 1848 года. "ПРИНЦИП НАЦИОНАЛЬНОСТИ" В ПОЛИТИКЕ И ИДЕОЛОГИИ. М., 2001
Catalog: История 
ПОЧЕТНЫЙ АКАДЕМИК И. В. СТАЛИН ПРОТИВ АКАДЕМИКА Н. Я. МАРРА. К ИСТОРИИ ДИСКУССИИ ПО ВОПРОСАМ ЯЗЫКОЗНАНИЯ В 1950 г.
Catalog: История 
5 days ago · From Казахстан Онлайн
О СОВРЕМЕННЫХ УНИВЕРСИТЕТСКИХ УЧЕБНИКАХ ПО НОВОЙ И НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ
Catalog: История 
5 days ago · From Казахстан Онлайн
СТРОИТЕЛЬСТВО СОЦИАЛИЗМА С КИТАЙСКОЙ СПЕЦИФИКОЙ
Catalog: История 
5 days ago · From Казахстан Онлайн
Высшее дистанционное образование в Казахстане
8 days ago · From Казахстан Онлайн
ВОЗВРАЩЕНИЕ К ВОРОТАМ НЕБЕСНОГО СПОКОЙСТВИЯ
Catalog: История 
8 days ago · From Казахстан Онлайн
ИСТОРИЯ КИТАЙСКИХ ГРАНИЦ
Catalog: География 
8 days ago · From Казахстан Онлайн
ЗАМЕТКИ РУССКОГО КОНСЕРВАТОРА
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
ЗАПИСКИ ДЛЯ НЕМНОГИХ
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
ГИБЕЛЬ МАЙСУРСКОГО ГОСУДАРСТВА
Catalog: История 
10 days ago · From Казахстан Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ДНЕВНИК НИКОЛАЯ МИХАЙЛОВИЧА ДРУЖИНИНА
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2021, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones