BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-1111

Share with friends in SM

В XVIII-XIX вв. хивинские ханы находились в некоторой зависимости от туркменской родоплеменной знати, поставлявшей им войска и оказывавшей сильное влияние на внутреннюю политику. После установления российского протектората1 ситуация изменилась. Ханы стали меньше прибегать к помощи туркмен, опираясь на царские войска.

В рамках своего вассального статуса ханство сохранило формальную независимость в устройстве внутренней жизни, но политические и социально-экономические проблемы периода первой мировой войны не обошли его стороной.

В начале 1912 г. в Хиве было решено провести налоговую реформу. Она заключалась в значительном увеличении налогов с туркменских племен2, что вызвало их недовольство, вылившееся к осени 1912 г. в вооруженное восстание. Ханским войскам не удалось подавить это движение. Хива обратилась за помощью к России и для усмирения восставших были присланы войска Туркестанского военного округа. Мятеж продолжался вплоть до 1915 г. и был подавлен только при помощи русских войск3.

Летом 1915 г. в Хиву прибыл помощник военного губернатора Сыр-Дарьинской области генерал-майор Г. А. Геппенер4, наделенный широкими полномочиями и призванный разобраться в ситуации. Министр иностранных дел С. Д. Сазонов5 писал: "...необходимо во что бы то ни стало действовать умиротворяющим образом, чтобы избежать волнений и беспорядков, которые в настоящую минуту более чем когда-либо нежелательны"6.

Деятельность Геппенера послужила основанием для обращения Туркестанского генерал-губернатора Ф. В. Мартсона7 в Военное министерство с предложением учредить должность постоянного представителя русского правительства в Хиве с правами военного губернатора.

После военной кампании в Хиве 1873 г. и подписания мирного договора из земель, расположенных на правом берегу Амударьи, в 1874 г. был образован Амударьинский отдел, с центром в городе Петро-Александровске, введенный в состав Сыр-Дарьинской области. Одной из основных задач начальника отдела был контроль за политической ситуацией в Хиве. Он осуществлял связь между Россией (через Туркестанского генерал-губернатора) и Хивинским ханом. Для этих целей в ханстве была создана специальная канцелярия8.

стр. 3

Чтобы сохранить свою власть Асфендиар-хан9 должен был делать регулярные так называемые "добровольные пожертвования" начальнику Аму-Дарьинского отдела. От степени "сердечности" личных отношений хана и начальника отдела зачастую завесило решение многих первоочередных для ханства вопросов. В описываемый период начальником отдела был полковник В. П. Колосовский10, который неоднократно упоминается в публикуемом документе.

Военный министр отказался от предложения Мартсона, стоя на позициях невмешательства в хивинские дела11.

В январе-феврале 1916 г. волнения в ханстве возобновились. Под руководством Джунаид-хана12 туркмены начали наступления на города Хивинского ханства, захватив 13 февраля его столицу. В этой ситуации в Хиву были введены дополнительные русские войска, но даже после этого правительство осталось на позициях сохранения внутренней самостоятельности ханства.

Публикуемый документ содержит интересное и достаточно подробное описание туркменского восстания в Хивинском ханстве в начале 1916 г. и его причин, с комментариями. Автор "Записки" А. М. Кисляков13 крайне негативно оценивает действия русской администрации в Аму-Дарьинском отделе и ее влияние на ханское правительство. В конце он задает главный вопрос - нужна ли самостоятельность такого "бутафорского государства" как Хива? И тут же дает на него однозначный ответ - оно должно прекратить свое существование и слиться с империей.

"Записка" была адресована П. Н. Милюкову14. Сложно ответить на вопрос, почему именно к нему обратился служащий отделения Русско-Азиатского15 банка Кисляков. Возможно, причиной могло быть то обстоятельство, что Милюков, будучи одним из известнейших политических лидеров России того времени, много занимался российской региональной, то есть "окраинной политикой" и национальным вопросом.

Публикуемый документ хранится в Российской национальной библиотеке, Архиве Дома Плеханова. Текст воспроизводится с учетом современных требований орфографии и пунктуации.

Вступительная статья, публикация и примечания подготовлены Т. В. Котюковой.

Примечания

1. Военный поход против Хивинского ханства был совершен в 1873 г. и закончился его вхождением на правах вассалитета с сохранением внутренней автономии в состав Российской империи, при этом от ханства была отторгнута значительная часть территорий. 12 августа 1873 г. между Россией и Хивой был подписан Гендемианский мирный договор.

2. В Хивинском ханстве жили в основном два крупных туркменских племени - иомуды и чаудоры. В этот период они уже в основном вели оседлый образ жизни и занимались земледелием.

3. ПОГОРЕЛЬСКИЙ И. В. Очерки экономической и политической истории Хивинского ханства. Конец XIX - начало XX в. Л. 1968, с. 91.

4. Состоял в распоряжении командующего войсками Туркестанского ВО (1890), военного губернатора Ферганской области (1890). Делопроизводитель канцелярии Туркестанского генерал-губернатора (1905 - 1908). Помощник военного губернатора Сыр-Дарьинской области (1908 - 1916).

5. Сазонов С. Д. - член Государственного Совета, министр иностранных дел (1910 - 1916).

6. Международные отношения в эпоху империализма. Документы из архивов царского и временного правительств 1914 - 1917 гг. Серия III. Т. 8. М. -Л. 1935, с. 193.


Котюкова Татьяна Викторовна - кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института военной истории МО РФ.

стр. 4

7. Мартсон Ф. В. - генерал от кавалерии. Участник русско-японской войны (1904 - 1905). Член Военного совета (1913). Туркестанский генерал-губернатор (1914 - 1916).

8. Документы этой канцелярии отложились в фонде И-125. Канцелярия хана хивинского, в Центральном государственном архиве Республики Узбекистан (ЦГА РУз).

9. Сейид Асфендиар-хан - генерал-майор Свиты Его Императорского Величества. Числился по Оренбургскому казачьему войску. Убит в 1918 г. Джунаид-ханом, захватившим Хиву и ставшим единовластным диктатором Хивинского ханства.

10. Колосовский В. П. - полковник. Занимал должность и.д. штаб-офицера для поручений военного губернатора Сыр-Дарьинской области (1899 - 1904). Участник русско-японской войны (1904 - 1905). Начальник полиции туземной части города Ташкента, затем - начальник Чимкентского уезда. В 1916 г. - начальник Аму-Дарьинского отдела. Осенью 1916 г. Колосовский был обвинен во взяточничестве. По поручению Туркестанского генерал-губернатора А. Н. Куропаткина против него было начато служебное расследование, которое, однако, ни к чему не привело.

11. БАХТУРИНА А. Ю. Окраины Российской империи: государственное управление и национальная политика в годы первой мировой войны (1914 - 1917 гг.). М. 2004, с. 330.

12. Джунаид-хан (настоящее имя Мухаммет-курбан-сердар) (1857 - 1938), выходец из племени иомудов, предводитель туркмен в ходе восстания против Хивинского хана в 1916 году. После подавления восстания ушел на территорию Афганистана. В 1918 г. хан потребовал от большевистского правительства Туркестана возвращения стратегически важного Амударьинского отдела. После дворцового переворота в октябре 1918 г. ханом стал Сейид Абдулла, но вся реальная власть сосредоточилась в руках Джунаид-хана. 5 ноября 1918 г. им была предпринята неудачная попытка осадить Петро-Александровск. После переговоров с большевистским правительством 9 апреля 1919 г. был подписан мирный договор, в котором оговаривалось "признание советским правительством за народами Хивы права на самоопределение". 2 февраля 1920 г. Сейид-Абдулла-хан отрекся от престола. В 1931 г. эмигрировал в Афганистан.

13. Биографические сведения выявить не удалось.

14. Милюков П. Н. - российский политический деятель, историк, публицист, теоретик и лидер партии кадетов, депутат Государственной думы. В 1917 г. министр иностранных дел Временного правительства 1-го состава.

15. Отделение Русско-Азиатского банка было открыто в Новом Ургенче в 1910 году.

N 1

Его высокородию

Павлу Николаевичу Милюкову

г. Петроград

А. М. Кисляков

г. Новый Ургенч

Хивинское ханство

Милостивый государь, глубокоуважаемый Павел Николаевич.

В настоящее время в Хивинском ханстве совершаются события, которые, имея не малое политическое значение, едва ли известны членам Законодательных палат даже в слабом их освещении, а в широкой публике может быть и совсем не известны. И все это, конечно, потому, что мы отдалены и изолированы от центров, а представительства от всего Туркестанского края в Государственной думе не имеется1. Вот почему интересы Туркестанской окраины не трогают даже государственных деятелей, а тем более во тьме абсолютной неизвестности протекает жизнь людей и деятельность власти в таких глухих уголках, как Хива, которая считается даже "иностранным государством".

Однако, на мой взгляд, разделяемый и всем нашим обществом, хивинские события настолько важны, а главное - причины, их вызвавшие, настолько серьезны для характеристики бесконтрольной русской власти, что я решил познакомить с ними и Вас, Глубокоуважаемый Павел Николаевич, как лучшего борца против политических российских неурядиц, выражая надежду, что прилагаемая при сем "Записка о туркменском восстании в 1916 г." может быть послужит Вам полезным осведомительным материалам, каковой и даст толчок к представлению с Вашей стороны запросов к соответствующему ведомству или вообще - правительству.

стр. 5

К сожалению, мой материал не может быть исчерпывающим для всестороннего освещения роли администрации в Хиве, ибо это составило бы солидное исследование. Но может быть Вам, в случае признания серьезности вопроса, удастся побудить сферы к серьезному и всестороннему расследованию событий на месте. Чрезвычайно желательно было бы, если бы в этом расследовании принял действенное участие кто-нибудь из членов Думы. Здесь было бы дано ему очень много весьма важного материала, не вошедшего в мою "Записку".

Вас, конечно, должна интересовать достоверность сообщаемых в "Записке" фактов и данных, а имя мое Вам ничего в этом отношении не говорит. К сожалению, как заурядный обыватель, я не сумею рассеять подобных Ваших сомнений. Могу, впрочем, для этого указать на своего брата, известного статистика, Николая Михайловича Кислякова, который в данный момент работает с уполномоченным сев[еро]-зап[адного] фронта Зубчаниновым по "беженской" части, и находится теперь, по полученным мною сведениям, в Петрограде. От него Вы могли бы узнать все обо мне, да и отчасти и о Хиве, так как он был участником Паленской сенаторской ревизии2 Туркестана в 1909 году.

Так как это письмо с "Запиской", вследствие цензурных условий, пересылается Вам частным порядком, то я очень прошу Вас не отказать в любезности сообщить мне кратко о получении письма и "Записки".

С глубоким уважением, готовый к услугам Вашим А. Кисляков

12 марта 1916 г.

N 2

Записка о туркменском восстании в Хивинском ханстве в начале 1916 г. и причинах его возникновения

Невероятные, поистине чудовищные события совершаются в настоящее время в Хивинском ханстве. Фактически покаранная более сорока лет тому назад, колонизуемая русскими, вкладывающими в ее промышленность и торговлю многомиллионные капиталы, Хива ныне стала ареною искусственно созданных бесконтрольной администрацией военных действий и полной общественной и экономической разрухи.

К сожалению, далеко не все знают, что такое Хива, и для того, чтобы понятна была сущность современных хивинских событий и их причинная зависимость от действий русских властей в крае, необходимо коснуться общей современной истории ханства.

Политическое положение Хивы.

29-го мая 1873 года русские войска вступили в город Хиву и овладели всем Хивинским ханством, а 12-го августа того же года были приняты хивинским ханом предложенные ему командующим войсками, фон Кауфманом I3, "Условия мира России с Хивой"4. С этого момента началась современная история Хивы.

Этими условиями предоставлялось русским подданным полное право повсеместной в Хиве и беспошлинной торговли, равно как и заселение свободных земель, с правом приобретения недвижимого имущества. Для русских подданных, следовательно, предоставлялась в Хивинском ханстве полная и беспрепятственная колонизаторская деятельность, как в стране завоеванной, но политически все же сохранившей самостоятельность. Управление Хивою по-прежнему оставалось за ханом и его правительством, законы империи ни единой своей буквой не были распространены на территорию Хивы, и власть русская совершенно не вмешивалась в дела управления ханством, за

стр. 6

исключением случаев, касающихся непосредственных интересов русских колонизаторов.

Входило ли такое странное невнимание к Хиве со стороны империи в сферу высоких политических соображений, или, как нередко это можно было слышать даже от представителей русской администрации, российское правительство просто не желало брать на себя лишней обузы в деле управления, я этого вопроса, конечно, разрешить не могу. Но если бы в данном случае отпадали особые политические причины, (будто бы существует какая-то связь с влиянием на этот вопрос Англии)5, то нельзя с горьким изумлением не признать за всеми другими причинами отсутствия каких бы то ни было серьезных оснований, и нельзя не видеть в этом грандиозной политической ошибки, каких, впрочем, русское правительство делало во все времена бесчисленное множество.

Результатом такого отношения империи к Хиве было то, что страна осталась на той же почти степени культурного состояния, если не считать некоторого расширения хлопкового производства, вызванного усилиями русского капитала, а колонизация края носила характер совершенно случайный, непланомерный, бессистемный.

При сем прилагаю текст "Условий мирного договора с Хивой"6.

Культурная ценность Хивинского оазиса.

А между тем Хива заслуживала бы гораздо более серьезного внимания со стороны русских, чем это было ей оказываемо до сих пор.

Как известно Хивинское ханство расположено по левобережью Аму-Дарьи. Культурные земли ее, площадью примерно на 50 верст в ширину и 300 верст в длину, покрыты густою сетью водных магистралей, исходящих из русла Амударьи, с миллионами вспомогательных разной емкости каналов (по местному - "арыки"). Этими магистралями и каналами и орошаются эксплуатируемые земли, между которыми не мало степных, нетронутых обработкой пространств (по местному - "майданы").

Какое количество в ханстве собственно эксплуатируемых, возделываемых земель, никаких точных данных для суждения об этом я не имею, ибо нет для того надлежащих источников. Соображаясь с хлопковой культурой, имеющей сравнительно точное определение, можно сказать предположительно, что, эта площадь составляет не менее 300 - 400 тысяч верст. Пустопорожних земель останется еще примерно двойное количество. Почвы всюду чрезвычайно плодородные, лессовые.

Сельскохозяйственная культура разнообразна, но она направлена на удовлетворение потребительных потребностей, прежде всего. В полеводстве издавна привилось традиционное, но едва ли правильное многополье7. Как ценная культура в хозяйстве занимает видное место хлопок, достигающий, однако же, не более 8 - 10% земель, занятых культурами. В общем же Хива дает теперь московскому рынку до 11,5 миллионов пудов готового волокна, что составляет 10% всего хлопкового производства империи.

Скотоводство развито относительно слабо, но все же на вывоз в Россию идет много сырья и каракулевых шкурок.

Заводская промышленность направлена к очистке хлопка, выработке хлопкового масла и кож.

Русская колонизация.

Но русская колонизационная волна на Хиву была чрезвычайно слаба. Появившиеся прежде всего разного рода торговцы - армяне и русские татары - осели главным образом в городах северо-западного угла, близ Аму-Дарьи и Аральского моря. Но за последние два с половиною десятка лет начинает нащупывать здесь себе почву промышленный капитал, привлекав-

стр. 7

мый хлопковой индустрией. Единичные попытки капитала, нашедшего для себя здесь золотую почву, постепенно привлекли подражателей, и, в конце концов, Хива покрывается многими хлопкоочистительными заводами (преимущественно паровыми), привлекает большие капиталы на торговые обороты с хлопком, и русская колония получает с того времени толчок к постепенному расширению, основавшись в городе Новом Ургенче8, ставшем центром торгово-промышленной жизни Хивы. Влившийся широкой волной русский капитал дал толчок к расширению хлопковой культуры и развитию заводского строительства в среде туземного населения, так что в данное время Хива покрыта более чем сотней разной технической силы хлопкоочистительных заводов с моторными двигателями.

В самом же Новом Ургенче имеется пять больших таких заводов, четыре конторы транспортных обществ, конторы нескольких хлопковых фирм, отделение Коммерческого банка (Русско-Азиатского) и несколько разных торговых предприятий. А вся колония до войны численностью достигала примерно 500 человек.

Интересно отметить, что русские почти не стремились завязывать здесь имущественные интересы. Немногие предприятия и фирмы имеют свои участки и дома, но элемент служащий, как наиболее подвижный и непостоянный, совершенно не имеет собственности. Поэтому колония не имеет под собой определенно очерченной территории и разбрасывается по значительной площади Ургеньчского кишлака9. При таких условиях обихода чисто общественная жизнь колонии почти не проявляется в каких-либо организованных формах, если не считать Общественного собрания, общества потребителей и только что организованного православного прихода, вызванного к жизни постройкой простенькой церкви. Даже не имеется общественной школы для столь многочисленной колонии.

Пути сообщения.

Причины слабости русской колонизации, в сущности, сходятся в одном главнейшем факторе - отсутствии удобных сообщений с Хивой. Хива лежит оазисом среди пустыни на расстоянии 500 - 1000 верст во все стороны от усовершенствованных путей. Водная артерия - река Аму-Дарья - до сего времени мало судоходна и в грузодвижение обслуживалась и обслуживается примитивными каюками10. Переведенная на Аму-Дарью с Сыр-Дарьи казенная Аральская флотилия, переименованная в Амударьинскую11, обслуживала лишь верховой плес - от линии Среднеазиатской жел[езной] дороги (ст[анция] Чарджуй12 до г. Термеза (Паттагиссар)13, где область примыкания к границе Афганистана. В среднем же плес, между Ср[едне]азиатской жел[езной] дорогой и гор[одом] Петро-Александровском14 (противолежащим городам Новому Ургенчу и Хиве) поставлен был лишь один пароход, рейсировавший дважды в месяц в целях исключительно пассажирских.

Впрочем, по многим недостаткам технического свойства, эта флотилия и в значительно увеличенном составе паровых и вспомогательных судов (баржей) не могла бы удовлетворять грузовым потребностям.

Так за все четыре десятка лет российское правительство не приложило в отношении развития судоходства по Аму-Дарье решительно никаких стараний и внимания. Даже не постаралось поощрить к тому частную инициативу, ибо известно, что все попытки такого рода самым исправным манером тормозились нашим военным министерством.

Только в 1907 году пробила себе путь одна компания волжских судовладельцев, основавшая Общество пароходства и торговли "Хива", которая и открыла рейсы от станции Ташкентской жел[езной] дор[оги] Аральское море по этому морю и далее по реке Аму-Дарья до нашего Нового Ургенча. Обще-

стр. 8

ство это только вышло из периода организации и теперь (приблизительно 2 - 3 года) работает исправно, хотя и недостаточно оборудовано судами. Во всяком случае, только в заслугу этому Обществу может быть поставлен факт чрезвычайно быстрого развития хлопководства в районе дельты Аму-Дарьи, где до того времени оно было в зачаточном состоянии.

В зимнее время, с ноября по март, Хива сообщается с миром только караванными путями.

С постепенным ростом интересов русской промышленности возникал неоднократно и вопрос железнодорожный. Представлялись ходатайства, производились рекогносцировки, но все добрые намерения в этом направлении безвозвратно гибли и глохли где-то в административных дебрях. Впрочем, в последнее время разрешение нашего железнодорожного вопроса на очереди, и дело по-видимому тормозится событиями военного времени, хотя может быть это именно время должно было бы побудить к скорейшему разрешению вопроса.

При такой изолированности Хивы, конечно, не мог проникать в нее истинный культурный элемент, который подготовил бы почву к будущей политической ассимиляции края с империей, а русская власть совершенно ни о чем не заботилась.

Отношения с туземным населением.

Отношение туземцев к русским приняло сразу же вполне дружественный характер, даже с оттенком признания за русскими известных сторон превосходства. Впрочем, это и определялось Мирным статутом15, а с другой стороны - само собою устанавливалось характером русской колонизации: занимаясь лишь торговлей и внося большие капиталы на развитие хлопковой промышленности, русские, естественно, и не могли вызывать к себе враждебных отношений. Имя русского человека для туземца было почетно, неприкосновенно, уважаемо, и такое отношение складывалось совсем непринужденно. Фактически создавалось за русскими безусловно господствующее положение прямых завоевателей.

В свою очередь и русские ни мало не злоупотребляли своим преимущественным положением, но, наоборот, благодаря своей сравнительной малочисленности и разобщенности, русские по внешности сами более приспособлялись к местным условиям. Так, все поголовно русские принуждены усваивать туземный язык, тогда как между туземцами знающих русский язык совсем нет, если не считать немногих купцов, ежегодно путешествующих в Москву и на Нижегородскую ярмарку.

Права русских.

Юридические права русских в Хиве определялись исключительно условиями Мирного трактата16, ибо никакие законы империи на Хиву не были распространены. Частично это имело место только уже в 1912 году, при издании закона "О русской юрисдикции в Хивинском ханстве"17. Мирным трактатом определялись эти права в чрезвычайно кратких и сжатых формулах, которые естественно не могли лишь служить основанием правовых норм. При первоначальной ограниченности и узости интересов русской колонизации могло быть достаточно и этих основных формул, тем более, что гражданские правоотношения между русскими и туземцами определялись обычаями страны (шариат и проч.).

Но с течением времени, когда требования жизни стали усложняться, основ Мирного трактата оказалось недостаточно. И если преимущественные права русских не затрагивали непосредственно интересов туземного населения, то само ханское правительство постоянно стремилось к ограничению прав русских, в особенности в отношении беспошлинной, безналоговой торговли и промысла. Конечно, ханскому правительству этого достигать обыкновенно не удавалось, ибо русские все же умели отстаивать свои права. Но

стр. 9

важно отметить, что русская администрация проявляла к интересам русских самый преступный индифферентизм. Мало этого, администрация нередко попирала эти права в угоду ханству, милостями и щедротами не оставлявшему таких верных своих слуг.

Попытка инструировать общие основы Мирного трактата была сделана в 1898 году бывшим начальником отдела18 (ныне Сыр-Дарьинский губернатор) генералом Галкиным19. Эта инструкция служила чем-то вроде кодекса прав русских в Хиве, но исключительно в области фискальной. Вторично вопрос возбуждался при генерал-губернаторе Субботиче20, по посещении им в 1905 году Хивы. Но так как генерал Субботич скоро сошел с административной сцены, то и вопрос заглох навсегда.

Роль русской администрации в сношениях с Хивой.

Чем и как определялись политические взаимоотношения между империей и Хивой, и существуют ли в нашей дипломатии на этот счет какие-либо акты, об этом я судить не могу. Но, оставаясь непосредственным свидетелем этих отношений на пространстве полутора десятка лет, наблюдая растерянность администрации в разрешении самых, казалось бы, обыденных вопросов, вытекавших из области прав русских в Хиве, я нахожу, что русское правительство не имело на этот счет никаких писаных основ, и все решительно в этой сфере базировалось на личном усмотрение правящих сфер, в частности военного министерства, в ведении коего находится Туркестанский край21.

Непосредственные сношения с ханством и соблюдение интересов русских в Хиве возлагается на начальника Аму-Дарьинского отдела, но без консульских прав. Бутафорское государство, ханство Хивинское, очевидно, не удостаивалось такого почетного к себе внимания. Оставаясь на положении особого государства, ханство сумело сохранить свое архаическое внутреннее устройство, пренебрегая политической зависимостью от империи. Когда требовалось, оно весьма удачно откупалось от власти, идя навстречу всем ее вожделениям, начиная от начальников отдела и кончая военным министерством. И власть была верна себе: она совершенно закрывала глаза на хаос хивинского управления, на недостатки в сфере прав русской колонии и ее многочисленные нужды. Она решительно не обращала внимания на злобное, презрительное отношение ханского правительства к русским. Но поразительнее всего то, что русская власть поощряла в ханстве междоусобную племенную вражду, что красной нитью проходит по истории туркменских волнений.

Начальники Аму-Дарьинского отдела, оставаясь как бы посредствующей инстанцией в сношениях между высшей русской властью и ханством, не обладали самостоятельностью почина в этом отношении и могли показываться при ханском дворе лишь по поручениям свыше. Эти моменты, конечно, бывали истинными праздниками власти. За мое время здесь сменилось шесть начальников отдела, и народная молва (что подтверждаю и я своими личными наблюдениями) четверых из них наделяет особенным пристрастием к взяточничеству. Трое из них были настоящими прислужниками ханства, и последнее, благодаря этому, нередко наглело до полного игнорирования прав русских. Особое, исключительное место по личной бездарности и способности к темным делам занимает ныне благополучно сатрапствующий полковник Колосовский, о доблестях коего будет сказано ниже.

"Набеги" на ханство изредка устраивались и генерал-губернаторами и разными представителями военного министерства. Из последних оставил по себе неизгладимую память ныне находящийся не у дел генерал Цель22 (бывший начальник Азиатской части Главного Штаба). В министерское хозяйничанье Сухомлинова23 генерал Цель вообще играл роль "доброго гения Хивы", благодаря чему в Хиве могло твориться немало всяких подлостей. Между

стр. 10

этими деяниями известно, между прочим, убийство (в 1913 г.) первого ханского министра Сеид-Ислам-Ходжи24, человека весьма умного, энергичного новатора и искреннего сторонника русских. Убийство это было совершено не только по попустительству, но и прямому приказанию хана. Это блестящее деяние бутафорского властелина, всем здесь прекрасно известное, было отлично прикрыто обильным золотым дождем, направленным к Сухомлинову через Целя. Впрочем, один из ханских сановников не раз цинично говаривал, что он мог бы "замазать" в военном министерстве любую мерзость, которую способны были бы совершить сам хан и его правители. Недаром во время официальных путешествий в Петроград, для представительства или участия в торжествах и церемониях, отсюда отвозились подарки в министерство целыми вагонами.....25.

Такая интимность русской власти с ханством совершенно заслонила от нее интересы русских. Блестящим представителем особенного неглижерства в этом отношении и является полковник Колосовский. Бывший кавалерийский офицера из числа "мукденских героев"26, набивший руку на разных полицейских должностях, галантный кавалер, этот администратор представляет из себя полнейшую и феноменальную бездарность, доходящую до цинизма. Он выказал себя совершенным невеждой в области познания законов, относясь к ним свысока, признал всех русских в Хиве самозванцами, лишенными всяких прав, и своим фанфаронством вызвал, наконец, в Хиве туркменское восстание.

Туркменский вопрос в связи с отношением к нему русской власти.

Еще в момент покорения Хивы в 1873 году некоторые туркменские роды, входящие в состав ханства, не пожелали подчиниться законному хану, оставленному у кормила правления страны, за что были русскими наказаны и приведены к повиновению. Этот факт указывает на давнее существование вражды между туркменами и ханством, вражды, главнейшим образом вызываемой экономическими факторами, а частью и политическими. Вражда эта, по-видимому, была так сильна и глубока, что упомянутое выше усмирение туркмен и подчинение их ханству оказалось совершенно фиктивным, как показала сама жизнь.

Не могу с точностью говорить о времени, следующем непосредственно за покорением Хивы, но знаю, как очевидец и наблюдатель, что за последние 15 лет недоразумения с туркменами были беспрерывны, прекращаясь лишь временно, на короткие промежутки в 1 - 2 года. На этом можно основать предположение, что предыдущее время протекло таким же образом во вражде, не даром на северной окраине Хивы, в городе Кунграде27, была расквартирована на всякий случай казачья сотня.

Хивинские туркмены это часть тех многочисленных туркменских племен и родов, которые вошли в состав империи с присоединением всей Закаспийской местности и Мервского оазиса28. Отважный, энергичный, воинственный народ, они играли в ханстве издавна роль вольной конницы, как наше вольное казачество. За это они пользовались известными льготами, как самые надежные защитники отечества (например, освобождались от обязательной арычной повинности по очистке арыков). Но как первое служилое войско, туркмены всегда были поголовно вооружены. Возможно, лучшее вооружение, вместе с хорошим конем, это болезненная страсть туркмена, и для достижения этого они употребляли все усилия и средства, платя, например, по нескольку сот рублей за какую-нибудь обыкновенную кавалерийскую винтовку старого образца. За последнее же время туркмены почти поголовно перевооружились на наши русские трехлинейки новейшего образца. Не редкость встретить у них и десятизарядные винчестеры и прочее вооружение германского изделия.

стр. 11

Такое совершенное вооружение стоило туркменам хороших денег, но по-видимому не стоило особенного труда, ибо открытая молва утверждает, что вооружение и снаряжение целыми караванами доставлялось из Оренбурга и Асхабада или Кизил-Арвата29 (станция Закаспийского уч[астка] среднеазиатской жел[езной] дор[оги]). Конечно, наша местная русская власть хорошо знала о вооружении туркмен, хорошо знала источник этого вооружения, но не обращала на это решительно никакого внимания.

Характер туркменских восстаний.

Лихорадочно вооружаясь, туркмены, очевидно, готовились к решительному натиску на ханство и время от времени пытали свои силы в открытых столкновениях с ним.

Но в этой борьбе с ханством самым существенным и знаменательным является полнейшее отсутствие вражды туркмен к русским. Туркмены ставили своей задачей борьбу с ханством, с произволом ханских властей, с непорядками. Борьба идеализировалась благородными целями справедливости и, что в особенности знаменательно, выявила в себе искреннее стремление к отторжению от ханства и переходу в русское подданство. Идея перехода в русское подданство привилась в них настолько прочно, что ими неоднократно возбуждались в этом направлена ходатайства. Но власть российская ко всему была глуха, а туркмены, озлобляясь, подымали смуты, желая, хотя этим, обратить на себя и хивинский гнойник внимание русских.

Озлобление туркмен нередко и проявлялось в массовых восстаниях. Следует заметить, что туркмены, делясь на роды, часто враждующие между собой, редко проявляли единодушие в подобных выступлениях против ханства, хотя те общие идеи, о которых было сказано выше, исповедовались всеми родами одинаково. Поэтому ханству, снаряжавшему против них экспедиции, иногда удавалось побеждать восстававших и, наказывая главарей, усмирять восстания. Но чаще туркмены осиливали ханские рати, набираемые из местных жителей, все же вооруженных русскими берданками. Из своих побед над ханством туркмены, однако же, не извлекали особенных выгод, стараясь примириться на каких-либо подачках или посулах, тем более, что в таких случаях ханство всегда цеплялось, как за якорь спасения, за русскую власть, которая обыкновенно угрожала туркменам применением военной силы.

В 1910 году умер старый хан30, при котором была покорена Хива русскими. Воссел на его бутафорский престол человек болезненный, жалкий дегенерат, мелочной и бездарный, но ярый русофоб31. При занятии родительского престола новый хан торжественно объявил своему народу о желании произвести в ханстве коренные реформы. Но виновником этого милостивого акта был не хан, а его первый министр, Сеид-Ислам-Ходжа, которого ровно через три года хан снял с дороги через наемных убийц, предав забвению почти все возвещения реформы.

При ханском дворе в среде сановников после того не осталось приличных и способных к управлению делами людей, остались одни жалкие интриганы, мелочники, готовые на всякие подлости и преступления. Вот с этой то бандой заведомых негодяев и интриганов вступила в истинное супружество русская администрация с назначением на пост начальника Аму-Дарьинского отдела полковника Колосовского.

Начало современного восстания.

В последние два года туркменские волнения приняли затяжно-хронический, безостановочный характер. Первое серьезное столкновение с ханством произошло у них осенью 1914 года, которое окончилось неудачно для туркмен32. Последние поплатились каким-то откупом, обещая прекратить смуту. Но банда интриганов ханского двора не пожелала остаться вер-

стр. 12

ной заключенному миру: пылая воинственным духом и опираясь на подкупленную русскую власть, ханство вздумало нарушить налаженное с туркменами отношение и вновь снарядило весной 1915 года экспедицию, которая была туркменами блестяще разбита. Подступив затем к городу Ташаузу33 (один из крупнейших по торговым оборотам город ханства), где засела часть ханских нукеров (ханские солдаты), они через 2 - 3 дня осады приступом взяли этот город, предав его беспощадному грабежу. Но при занятии города туркмены, однако же, немедленно объявили об абсолютной неприкосновенно русских и их жилищ. Хотя этот приказ и был в точности исполнен, все же семьи русских поспешили оставить Ташауз. Туземное же население города и его окрестностей разграблено было до основания.

Начало распространения туркменской власти по Хиве.

С этого момента в туркменском движении наступает какой-то решительный поворот в сторону распространения своей власти. Ханское правительство пришло в полное смятение, не способно уже было ничем реагировать на факт разгрома целого громадного торгового города и обратилось за помощью, как и всегда, к русской власти. Последняя поспешила на помощь: прибыл помощник Сыръ-Дарьинского военного губернатора, генерал Геппенер, который, вместе с полковником Колосовским и поселился в городе Хиве. Вызвана была из Туркестана дружина солдат, половина которой также была расквартирована в городе Хиве, вместе с сотней казаков и полубатарей артиллерии.

Началось поистине идиллически-приятное сожительство русской власти с ханским двором, и под мирный тон этого сожительства туркмены, осмелевшие после разгрома Ташауза, начали уже распространять по Хиве и свое политическое влияние. И пока наша власть проводила в Хиве приятное время, утверждая, что "на Шипке все спокойно", туркмены незаметно, шаг за шагом, подчинили своему влиянию добрую половину территории Хивы.

Наибольшим почетом и влиянием в туркменской среде этого момента, как герой событий и виновник успехов, пользовался предводитель одного рода, именуемый ханом Джунаидом (или Дженавудом). Хан Джунаид и начал деятельно распространять свое политическое влияние на Хиву, а так как сила и мощь туркменская в представлении мирного хивинца рисовались значительно выше ханской, то население доброй половины Хивы фактически перестала подчиняться ханству. Ханская власть почти покончила свое существование в этой части Хивы, но хан Джунаид, восстанавливая порядок, однако же не возлагал на себя всего бремени управления, делясь в этом отношении с законным ханом.

Образовалось в Хиве своеобразное двоевластие, приведшее к полной общественной деморализации. Участились разбои, грабежи, убийства, чего раньше совсем не наблюдалось. Нормальная жизнь, промышленная и торговая деятельность расшатались в этой части Хивы, отражаясь конечно и в центре торгово-промышленной импульсации ханства, нашем городе Новом Ургенче.

Как и следовало ожидать, на почве своевластия и необузданной свободы скоро возник раскол и среди самих туркмен, вследствие чего на крайнем севере Хивы откололось новое туркменское ханство, с новым ханом, новыми порядками и делами.

Обращения русской колониальной власти.

Русская колония, наблюдая начавшуюся общественную разруху и справедливо опасаясь чреватых нежелательными последствиями событий, к чему последняя неуклонно и направлялась, обратилась к власти с просьбами о восстановлении в Хиве мирной жизни и нормальной экономической деятельности а также и о защити интересов русских подданных. Но власть, обнаруживая изумительное невежество, дерзко отклонило все просьбы. По ее

стр. 13

мнению, русские селились в ханстве "никого не спрашиваясь", "без чьего бы то ни было разрешения", как самозванцы, и заводили свои предприятия "на свой риск и страх", а поэтому они "ни на какую помощь или содействие власти рассчитывать не могут".

Отдавшие ханству много своего труда и энергии, вложившие в страну миллионные капиталы, все русские люди в этом бутафорском государстве, покоренном Россией, в мгновение ока оказались лишенными едва ли не всех прав состояния одним невежеством русской власти. Может ли быть что-либо чудовищнее этой наглой выходки и этого фанфаронства бесконтрольных российских властей?!

Для характеристики такого отношения власти к русским интересно отметить случай, когда власть, на просьбу одной заводской фирмы о возмещении убытков, причиненных ей во время разгрома гор[ода] Ташауза, отсылала эту фирму с ее претензией к... тем же туркменам!

Так проходило время в тревожном ожидании чего-то важного, серьезного, ибо мы, русские, ясно видели надвигавшуюся впереди грозу. Ждать долго не пришлось: она разразилась в феврале текущего года.

Генерал Геппенер, обильно насыщенный двухмесячным пребыванием в Хиве, как-то незаметно соскользнул с нашего горизонта, и единоличным русским хозяином в Хиве остался полковник, Колосовский, этот новоявленный герой "второй Хивинской войны".

Начало восстания.

Я уже сказал, что туркменский хан Джунаид в серьезных случаях управления делился властью с законным ханом. Как-то в январе текущего года он несколько человек явившихся к нему челобитчиков направил к самому хану, в Хиву. Здесь, по проискам некоторых сановников, они были арестованы Колосовским и засажены в тюрьму. Так как на все просьбы Джунаида освободить арестованных Колосовский не обращал никакого внимания, то хан Джунаид объявил поход на остальную часть ханства, не исключая и самого города Хивы, с целью предать все население городов ханства грабежу. Так как прямыми виновниками ареста упомянутых челобитчиков Джунаид считал не Колосовскаго, а наиболее влиятельных ханских сановников, то гнев его и обрушился только на ханских подданных.

Джунаид быстро собрал вокруг себя рать из нескольких тысяч хорошо вооруженных всадников, а для грабежей привлек из местных жителей много тысяч людей пеших и с арбами.

Вероятно только тут Колосовский понял всю опасность затеянной им буффонады и поспешил вызвать из Петро-Александровска две роты дружины для защиты Нового Ургенча, а из Ташкента потребовал присылки целого отряда войск для борьбы с туркменами,

Осада Нового Ургенча.

8-го февраля хан Джунаид со своими полчищами подошел к Новому Ургенчу, занял его отдельными отрядами в разных пунктах, объявив, между прочим, всех русских подданных абсолютно неприкосновенными, и потребовал от туземных жителей города выкуп, взамен грабежа. Выкуп назначен был в сумме 110 тысяч рублей, а жители объявлены подданными хана Джунаида. Так как никаких насилий ни над кем туркмены не производили, то наши две роты и не вступали с ними в борьбу, тем более, что борьба была бы и неравна, а в случай победы туркмен (что не оставляло сомнения) чрезвычайно опасна для русской колонии, которая вероятно подверглась бы не только грабежу, но возможно и резне.

10-го февраля туркмены снялись из под Нового Ургенча, двинувшись на Хиву. В это время они сорвали еще почти такой же откуп с другого большого

стр. 14

торгового города, Ханкове34, жители которого тоже были объявлены подданными хана Джунаида.

Осада Хивы и разграбление ее.

Под городом Хивой туркмены были встречены русским гарнизоном боем. А так как ничтожный гарнизон бороться с многочисленной ордой не мог в целях защиты всего города, то туркмены на другой же день овладели городом, осадив и гарнизон в помещении больницы и почты. Город был предан беспощадному грабежу, какого себе трудно представить. У жителей отнималось все имущество, товары, деньги, скот, арбы, в домах и магазинах выламывались двери, рамы, полы. Громоздкие товары распродавались желающим на месте, также продавались товары целыми магазинами, караван-сараями35, и т.д. и т.д.

Хан остался неприкосновенным, хотя грабили также и в помещениях дворца, но те два сановника, которых туркмены считали виновниками всех не счастий в ханстве, были расстреляны.

Над жителями никаких насилий не чинилось, но грабители не пощадили здесь и русских, разграбив их магазины и домашнее имущество. Мало этого, одного из русских водили по улицам с веревкой на шее и раздетого, как поступают в ханстве с преступниками, обреченными на казнь или заподозренными в чем-либо неблаговидном.

Четыре дня хозяйничали туркмены в Хиве, ведя в то же время борьбу с гарнизоном. По общему утверждению самих осажденных, гарнизон уже выбивался из сил, и туркмены уже намеревались подавить его своею массою. Но спасли положение дел подоспевшие вовремя 2 роты, бывшие в Новом Ургенче, под начальством только что прибывшего к тому времени из Ташкента Сыр-Дарьинского военного губернатора, генерала Галкина. Удачным маневром этих рот туркмены были обмануты в определении численности, подошедшего подкрепления, считая таковое чрезвычайно сильным, и в ночь на 16-е февраля бежали из Хивы. Нечего и говорить о том, как расправлялись солдаты и даже сами жители города с теми, кто, увлекшись грабежом, замешкался в городе до утра, а в особенности оказывался без оружия: очевидцы передают, что значительно более тысячи голов полегло на улицах Хивы.

Между солдатами оказалось убитых 5 и раненых 20 человек.

Организация карательной экспедиции.

Пока туркмены собирались вновь в группы после столь неожиданного удара, разрушившего все или многие их планы и стремления, к Хиве стали подходить войска всех родов оружия, вызванные из Туркестана. Необходимо отметить, что в разгар хивинского грабежа и борьбы с хивинским гарнизоном телеграф от Хивы к Новому Ургенчу и далее от последнего к Чарджую был прерван туркменами. Очевидно, у туркмен сам собою созревал уже план нового нападения на наш город, в случае их победы, специально для разгрома русской колонии, что фактически и подтверждалось из рассказов сведущих людей. В Ташкенте же это обстоятельство произвело целый переполох, так что генерал-губернатор, в предположении полного разгрома ханства и всех русских, будто бы распорядился значительно увеличить просимое первоначально количество воинской силы, предполагая довести таковую до целого корпуса. Однако, генерал Галкин настоял потом на отмене этого решения.

И до сего времени, вот уже почти месяц, тянутся в Хиву войска, преодолевая все трудности маршевого перехода по пустынной, совершенно почти незаселенной четырехсотверстной дороге от Чарджуя до Хивы. Вся Аму-Дарьинская флотилия была также поднята для целей передвижения войск и провианта, и эта работа не закончилась еще и теперь. Организуется, таким образом, целая карательная экспедиция против туркмен, в состав которой войдет много тысяч войска разного рода оружия.

стр. 15

Готовятся к чему-то и туркмены, точные намерения которых неизвестны. По одним версиям они решили организовать отпор русским, надеясь подавить их своей численностью. С этой целью они будто бы собирают отовсюду, где еще имеют силу власти, возможно большее число разных, и пеших и конных, людей. По другим версиям они растерялись, спешат рассеяться по отдаленным местам соседних пустынь и степей, куда прежде всего эвакуируются их семейства.

Но во всем их поведении любопытно и знаменательно одно, их благожелательное отношение к русским обывателям. Во многих городах, где и теперь туркмены полные хозяева, русские беспрепятственно продолжают свои дела. По всем дорогам проезжают русские, встречаются и с отдельными группами туркмен, и с целыми их отрядами, и все таки не подвергаются никаким насилиям. Но идет лишь молва, что если они одержат верх над русскими войсками, то русские будут и разграблены и даже вырезаны, до той же поры насилия над русскими в их расчеты входить не должны.

Наивные мечты, полные заблуждения! Но не напрашивается ли от сюда сам собою тот логически вывод, который объясняет такое миролюбивое отношение туркмен к русским их действительным нежеланием борьбы с ними и не менее действительным желанием бороться до конца против ненавистного ханского режима, поддерживая идею перехода в русское подданство? Этот вывод является не только прямым следствием изложенная очерчивающего еще слишком кратко туркменский вопрос, но, при более всестороннем знакомстве с делом, несомненно получит полное подтвержден ее.

Заключение.

Итак, безответственная, продажная, не способная русская власть совершенно сознательно и преднамеренно разыграла грандиознейшую политическую драму, заключительным актом которой является новая война, туркменская, война с лояльнейшим по отношению к России народом. Конечно, власть будет искать между пораженными уже морально туркменами каких-нибудь немецких или турецких агитаторов, чтобы свалить на них свою вину, но это будет новой ложью власти.

Как видно из изложения, власть бездействовала, попустительствовала, совершенно игнорировала всеми русскими интересами к стране, доведя, в конце концов, русских людей до грубого унижения перед дикой ордой полукочевников. В политическом сожительстве с Хивой власть как будто видела исключительно объект приятных и полезных вожделений, потворствуя бутафорской самостоятельности Хивы в ущерб общегосударственным интересам. Подкупленная щедро ханством, власть создавала в нем может быть и невольно, широкое антирусское течение, способствовала всевозможным интригам, приведшим управление ханством к полному развалу, широкому недовольству масс и открытым восстаниям.

Преступное бездействие русской власти и ее поголовная продажность вызвали в стране тот грандиозный пожар, в котором сгорят миллионы народного достояния, и для прекращения которого понадобилось поднять десятки тысяч русских войск в такой важный для России момент, как ныне переживаемый. Подумать даже страшно, чего будет стоить эта буффонада власти, бросающей полки, для собственной своей забавы, через непроходимые пустыни и в край, совершенно необорудованный ни дорогами, ни продовольствием. Об этом ведь тоже власть никогда не заботилась. А несчастная Хива уже разорилась, вся экономическая жизнь в ней перестала биться, торговля почти прекратилась, брошены поля, арычная повинность выполняется кое-как, с пропуском дорогого времени.

Конечно, русские войска восстановят здесь попранное было имя и честь русских людей, но какой ценой и к каким результатам это приведет? Опять для

стр. 16

отдачи на произвол той же власти и издевательство кучки ханских насильников, интриганов и всякого рода негодяев? О, это было бы чудовищным насилием над русскими, это было бы горечью, переполняющей и без того чашу терпения!

Говорят, генерал Галкин, устраивающий теперь в Хиве парады для дегенерата-хана, объявил по стране, что он призван "восстановить управление законного хана, поставленного Белым Царем36". Но неужели для того будут принесены все жертвы несчастной страны и чудовищные расходы на ее оккупацию русскими войсками, чтобы Хива вновь страдала под игом собственных и пришедших из недр российской власти хищников? Кому нужна самостоятельность этого бутафорского государства, кроме всех таких хищников. Ведь оно оказалось неспособным самостоятельно управляться и развиваться экономически, а поэтому оно должно без малейшего промедления прекратить свое существование и слиться с империей.

Доверенный Русско-Азиатского банка в Новом Ургенче А. М. Кисляков

Город Ургенч, 12 марта 1916 г.

Российская национальная библиотека.

Архив Дома Плеханова (РНБ АЦП), ф. 482, П. Н. Милюков, ед. хр. 144, л. 21. Машинопись. Подлинник.

Примечания

1. Население Туркестанского края лишилось избирательных прав 3 июня 1907 г. и не имело своих представителей в III и IV Государственной думе.

2. В 1909 г. в Туркестане была проведена ревизии под руководством сенатора К. К. фон Палена.

3. Кауфман фон К. П. - русский инженер-генерал (1874), генерал-адъютант (1864). Окончил Главное инженерное училище (1839), служил на Кавказе. Участник Крымской войны (1853 - 1856). С 1867 г. - командующий войсками Туркестанского военного округа и туркестанский генерал-губернатор, руководил военными действиями против Бухарского эмирата (1868), Хивинского ханства (1873) и подавлением Кокандского восстания (1874 - 1876).

4. Имеется в виду Гендемианский мирный договор между Россией и Хивой.

5. В марте 1873 г. в С.-Петербурге посла Великобритании лорда Спенсора заверили, что Россия не будет занимать хивинское ханство. Спустя несколько месяцев, в августе 1873 г., между Россией и Хивой был подписан Гендемианский мирный договор по которому Хива становилась российским протекторатом.

6. С современным переизданием текста договора можно ознакомиться: История Средней Азии. М. 2003, с. 231 - 236.

7. Многополье, устаревшее название севооборота с 7 - 8 и более полями.

8. Новый Ургенч - город, основанный русскими недалеко от древнего (старого) Ургенча на территории Хивинского ханства.

9. Имеется в виду территория, прилегающая к Ургенчу.

10. Каюк - тип парусной лодки.

11. Аральская флотилия была создана на реке Сыр-Дарье в 1853 г. для предотвращения грабительских набегов со стороны Хивинского ханства и развития торговли. В 1883 г. с окончанием военных экспедиций в Среднюю Азию флотилия была ликвидирована, а часть имущества переведена на реку Амударью, в город Петро-Александровск, где в 1886 г. была создана Амударьинская флотилия, просуществовавшая до 1917 года.

12. Чарджуй (Чарджоу) возник в 80-е гг. XIX в, как русское укрепление на территории Бухарского ханства, пристань на левом берегу Амударьи, при пересечении ее железнодорожной ветки Красноводск-Ташкент. С 1886 г. (под названием Новый Чарджуй) - торговый и транспортный центр Средней Азии. Ныне территория Республики Туркмения.

13. Термез - город, расположенный у границы с Афганистаном, на правом берегу Амударьи. Близ современного Термеза, у Амударьи, находится городище древнего Термеза, существовавшего уже при греко-бактрийских царях (III-II вв. до н. э.). К середине XIX в. у устья Сурхандарьи, у переправы через Амударью, возникло селение Паттагиссар, а в конце века неподалеку от него - русский пограничный пост. Ныне территория Республики Узбекистан.

14. Петро-Александровск основан в 1873 г, как центр Амударьинского отдела Сырдарьинской области Туркестанского генерал-губернаторства. Ныне город Турткуль на территории Республики Узбекистан.

стр. 17

15. Имеется в виду Гендемианский мирный договор.

16. Имеется в виду Гендемианский мирный договор.

17. 28 июня 1912 г. был принят закон "О русской юрисдикции в Хивинском ханстве". В соответствии с ним, все гражданские дела, в которых фигурировали русские подданные и иностранные подданные христианского вероисповедания на территории Хивинского ханства, передавались для судопроизводства мировым судьям Амударьинского отдела и Самаркандского окружного суда. Если по делу проходили подданные хана или иностранцы-нехристиане, то начальник Амударьинского отдела должен был информировать хивинское правительство о предпринимаемых судом действиях. ПСЗ. Собрание III. Отделение I. Т. XXXII. Пг. 1915, с. 988 - 989.

18. Имеется в виду Амударьинский отдел.

19. Галкин А. С. - генерал-лейтенант. Командирован в Кашгар (1885), в Китай (1887). Штаб-офицер для поручений при командующем войсками Туркестанского военного округа (1889 - 1891). Начальник штаба войск Самаркандской области (1891 - 1893). Делопроизводитель Азиатской части Главного Штаба (1893 - 1896). Член комиссии для разграничения русских и афганских владений на Памире (1895). Начальник Амударьинского отдела (1896 - 1903). Военный губернатор Семипалатинской области (1903 - 1908). Военный губернатор Самаркандской области (1908 - 1911), военный губернатор Сыр-Дарьинской области (1911 - 1916). После 1917 г. проживал в Сочи. Убит бандитами на глазах семьи.

20. Субботич (Суботич) Д. И. - генерал-лейтенант, командовал 2-м Туркестанским армейским корпусом, был военным губернатором Закаспийской области в 1900 - 1902 годах. Туркестанский генерал-губернатор в 1905 - 1906 годах. В 1906 г. обвинен в либерализме и отправлен в отставку.

21. После создания Туркестанского генерал-губернаторства в 1867 г. был утвержден проект управления Туркестаном. Основным принципом являлся принцип концентрации административной власти в руках военных, а не Министерства внутренних дел, как в подавляющем большинстве губерний России. Генерал-губернатор назначался непосредственно императором. Этот принцип был сохранен и в Положении об управлении Туркестаном 1886 года.

22. Цейль (в документе - Цель) С. В. - генерал-лейтенант. Участник русско-японской войны 1904 - 1905 годов. Начальник Азиатской части Главного штаба (1907 - 1913). С 1911 г. - сотрудник редакции "Военной энциклопедии". Во время революции 1917 г. вышел в отставку и занял пост директора Ферганско-Бухарской железной дороги. Одно время занимал должность председателя Временного правительства Закаспийской области. В связи с переходом войск Закаспийской области под командование ВСЮР в 1919 г. был командирован в штаб ВСЮР в Таганроге. В эмиграции с 1920 года. Служил при штабе командующего чехословацкими войсками. Одновременно состоял председателем Фонда спасения Родины в Братиславе. Выполнял секретные поручения генерала А. П. Кутепова.

23. Сухомлинов В. А. - генерал-адъютант, генерал от кавалерии, начальник Генерального Штаба (1908 - 1909), военный министр (1909 - 1915).

24. Сеид-Ислам-ходжа - везир-экбер (старший министр) в период правления Сейид Мухаммед-Рахим-хана. Был одним из немногих ханских сановников, понимавших необходимость серьезных изменений в ханстве, связанных с изменением и ростом его экономических сил. Убит в 1910 году.

25. Так в документе.

26. Имеется в виду Мукденское сражение 1905 г. - крупная наступательная операция японских войск во время русско-японской войны 1904 - 1905 годов.

27. Кунград - город, расположенный в дельте Амударьи, на левом берегу реки. Ныне территория Республики Узбекистан.

28. Мервский оазис (Мерв) - один из древнейших городов Средней Азии, существовавший на берегу р. Мургаб. Наименование "Мерв" носила также историческая область по р. Мургаб (древнеперсидское - Мургаш, греко-римское - Маргиана). Ныне территория Республики Туркмения.

29. Кизил-Арват - город, возник в связи с постройкой железной дороги Ташкент - Красноводск в конце XIX века. Ныне территория Республики Туркмения.

30. Имеется в виду хивинский хан Сейид Мухаммед-Рахим-хан (1865 - 1910).

31. Имеется в виду хивинский хан Сейид Асфендияр-хан (1910 - 1918).

32. В 1914 - 1916 г. на территории Хивинского ханства и Бухарского эмирата произошел ряд народных восстаний.

33. Ташауз - город, железнодорожная станция, расположен недалеко от Амударьи. Основан в начале XIX в, как хивинская крепость на границе с туркменскими землями. В 1873 г. в составе Хивинского ханства принят под протекторат Российской империи.

34. Ханка - город на территории современной Республики Туркмения.

35. Караван-сарай, постоялый и торговый двор для караванов на дорогах и в городах Переднего Востока, Средней Азии и Закавказья.

36. "Белый царь" - так народы Средней Азии называли русского императора.



Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/Восстание-туркмен-в-Хивинском-ханстве-в-1916-г-2020-07-22

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Т. В. Котюкова, Восстание туркмен в Хивинском ханстве в 1916 г. // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 22.07.2020. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/Восстание-туркмен-в-Хивинском-ханстве-в-1916-г-2020-07-22 (date of access: 27.11.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Т. В. Котюкова:

Т. В. Котюкова → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
126 views rating
22.07.2020 (128 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Окна. Пластиковые или деревянные?
Какие преимущества у пластиковых окон перед металлическими и деревянными?
Абдельазиз Бутефлика
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
Тевтонский орден на Ближнем Востоке в XII-XIII вв.
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
В. БЕНЕКЕ. Военное дело, реформы и общество в царской России. Воинская повинность в России. 1874-1914
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
Обычай взаимопомощи в Дагестане в XIX - начале XX в.
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
Дагестан и отношения России с Турцией и Ираном во второй половине 70-х гг. XVIII в.
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
"Пражская весна" и позиция западноевропейских компартий
Catalog: История 
14 days ago · From Казахстан Онлайн
Эссад-паша Топтани
Catalog: История 
14 days ago · From Казахстан Онлайн
Становление и развитие народного образования в Саудовской Аравии в XX в.
14 days ago · From Казахстан Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·1242 days ago

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Восстание туркмен в Хивинском ханстве в 1916 г.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2020, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones