BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: KZ-1200
Author(s) of the publication: К. Асмолов

Share this article with friends

Не секрет, что нынешнее экономическое положение Республики Корея продолжает оставаться достаточно зыбким. Хотя, по мнению экспертов, страна оправилась от последствий кризиса 1997 года, она разделилась на 20% богачей и 80% бедняков, что вызвало к жизни новый блок социальных проблем.

В ходе безусловных подвижек в сторону демократизации, которые произошли в правление нынешнего президента Ким Дэ Чжуна, в мозгу среднего корейца произошло укоренение комплекса "демократических ценностей" западного образца, вследствие чего массы во многом осознали свое правовое положение по сравнению с гражданами развитых стран и перестали быть образцовыми подданными, готовыми перенести еще один год лишений ради светлого завтра. Однако при ограниченном количестве ресурсов нельзя вытащить страну из болота, не поражая в какой-то мере прав ее рядовых граждан.

Естественно, народ не безмолвствует, но лицо основного участника массовых демонстраций или иных форм протеста сменилось. Столь известное (и изучаемое нами) в предшествующие времена студенческое движение претерпело значительные изменения и пошло на спад, и сейчас основную роль во всех формах протеста играет движение профсоюзное, анализом которого в посткризисные времена пока еще никто специально не занимался.

Общие сведения о положении корейских рабочих

Вначале составим себе представление о том, как в принципе живется корейскому рабочему. В 2000 г. РК занимала 13-ое место в мире по объему ВНП и 37-ое по размерам доходов на душу населения, но по продолжительности рабочей недели она стоит на седьмом месте в мире. Средняя продолжительность рабочей недели рабочих производственной сферы - 50 часов, то есть более 8.3 часа в день. Статистические данные Международной Организации Труда (МОТ) показали, что корейцы в течение года в среднем работали 2612 часов, в то время как их коллеги в большинстве государств - членов Организации экономического сотрудничества и развития - от 1400 до 1900 часов. Даже в Японии, по аналогичным официальным данным, число рабочих часов в год составляет 2200, то есть на 412 часов меньше.

Это объясняется как официальной 44-часовой рабочей неделей (суббота - короткий день), так и практически обязательными сверхурочными. Согласно данным независимых профсоюзов, еще в 1996 г. рабочие производственной сферы в РК работали сверхурочно в среднем 366 часов в год - гораздо больше, чем в Соединенных Штатах (250) или на Тайване (196).


Асмолов Константин Валерианоевич, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ИДВ РАН. 1

стр. 54


Заработная плата на этом фоне не так уж и велика. В 1997г. минимальная заработная плата в Корее равнялась 335610 вонам ($ 302), составляя только 30 % от средней заработной платы по стране. Для сравнения - минимальные уровни заработной платы в других государствах - членах Организации экономического сотрудничества и развития составляют более 40 % средней заработной платы. Почасовая минимальная заработная плата в РК - вообще около $ 1.05, что ниже всякой критики, ибо Ена потребительская корзина в сегодняшней Южной Корее составляет минимум $ 1000 на семью из четырех человек с двумя детьми.

Об отдыхе. Номинально кореец имеет 40 свободных дней в году (без учета воскресений), фактически - 25, то есть 7 дней оплаченного отпуска (составляющего 10 календарных дней, включая выходные) и 18 дополнительных нерабочих дней за счет праздников. Отпуск невелик, но большинство рабочих не могут использовать и его из-за требований начальства. И в 1998 г. корейские рабочие отдыхали в среднем, включая 52 воскресенья, 78.8 дней в году, тогда как в США рабочие отдыхают 126, в Англии 136 и в Японии 132 дня. 1

Кроме этого, по тем же данным МОТ, в 2000 году РК имела самый высокий показатель смертности от несчастных случаев на производстве, косвенной причиной которых тоже можно считать как повышенную утомляемость работающих из-за увеличенного рабочего дня, так и рост числа рабочих- контрактников, имеющих слабый уровень профессиональной подготовки. На 10000 рабочих в год в РК приходится 3.33 травмы, в то время как в США - 0.05, в Японии - 0.1 и в Сингапуре - 1.56. 2 По сведениям одного из источников, в результате производственных травм в среднем суммарно в месяц происходят одиннадцать случаев потери пальцев на руках.

Особенно тяжелое положение у "нерегулярных" рабочих, то есть тех, кто работает не в штате компании, а нанят по контракту на относительно короткий срок. После кризиса 1997 г. число таких рабочих значительно выросло. По данным на февраль 2000 г., число частично занятого населения и рабочих-контрактников составляло 52.3% от общего числа занятого населения (12.8 миллионов). Помимо более низкой оплаты, они страдают от ненадежности своего положения, так как по истечении срока контракта (а он может длиться как год, так и меньше), они могут быть уволены. Еще хуже условия иностранных чернорабочих. Их права часто игнорируются, их вынуждают работать много дольше обычного за меньшую плату.

Структура профсоюзного движения и основные объединения профсоюзов

Структура движения достаточно аморфна, профсоюзов много, и потому стандартные методы "сортировки" помогают не всегда - разделение по профессиональному признаку может сочетаться с участием в профсоюзной организации одной конкретной компании, где ячейка по месту работы объединяет представителей различных профессий. По сути, такая ячейка или профсоюзная организация представляет собой просто объединение рабочих компании для защиты собственных прав, а число ее членов может колебаться от нескольких сотен до нескольких десятков тысяч.

Многочисленные и разномастные профсоюзы объединены в две основные организации - это Корейская конфедерация профсоюзов (KCTU), и Федерация корейских профсоюзов (FKTU). Обе организации являются как бы "надпрофсоюзами", и в англоязычной прессе для их обозначения часто применяется термин "umbrella labor group". Они являются скорее представительными органами для переговоров с правительством или выполнения общекоорди-

стр. 55


национных функций, и хотя их лидеры весьма часто мелькают на ТВ или дают интервью в прессе, окончательные решения об участии профсоюза в той или иной акции принимаются не руководством конфедерации или федерации, а на собрании его рядовых членов или активистов - прямым голосованием.

KCTU - более молодое образование, которое было официально признано властями только в конце 1999 г., причем с пятой попытки. Первая была в ноябре 1995 г., когда конфедерация только образовалась, но и эта попытка, и последующие были отклонены правительством по различным причинам, включая выбор в качестве представителей профсоюза уволенных рабочих.

Ранее конфедерацию возглавлял Ли Кап Ен, а сейчас - 50- летний Чон Бен Хо, который ранее руководил Федерацей рабочих металлургической промышленности Кореи, одним из наиболее мощных филиалов KCTU. Он неоднократно задерживался полицией, считается способным лидером, готовым и идти на конфликт, и вести переговоры, и власти надеялись, что с его приходом курс KCTU станет менее радикальным. Пока, однако, признаков резких перемен нет.

FKTU претендует на основное представительство, и ее позиция отличается меньшей воинственностью и большей ориентацией на диалог с властями. Некоторые средства массовой информации даже называют ее консервативной. На текущий момент ее руководителем является Ли Нам Сун.

Каждая из федераций имеет свою группу "вассальных" профсоюзов. Так, в состав KCTU входят Союз корейских преподавателей и работников образования (KTEWU, 15 000 членов); Корейская федерация профсоюзов промышленности и строительства (KFCITU, 25000 членов из 90 фирм), куда входят профсоюзные организации различных предприятий; Союз медицинских работников (KHMWU, 35 тысяч членов, 140 общественных и частных больниц); Федерация рабочих металлургической промышленности (KMWF) и профсоюзная организация Кореи (более 40000 членов).

Под эгидой FKTU находятся профорганизация Корпорации электроэнергии Кореи (КЕРСО) и большинство остальных организаций. Низовые организации могут, по-видимому, переходить из-под одного "зонтика" под другой. Так, например, Союз преподавателей KTEWU сначала отмечался как профсоюз при FKTU, а потом перешел под покровительство KCTU.

Хочется обратить внимание на то, что в каждой из федераций есть союзы, объединяющие как "белые", так и "синие" воротнички, хотя когда речь идет о мероприятии, успешно организованном отраслевым профсоюзом без помощи вышестоящей федерации (как правило, это более организованные "белые воротнички" - учителя, врачи, банковские служащие, отчасти - работники сферы обслуживания), действия которых привлекают большее внимание СМИ, или рабочие, которых уж совсем не удовлетворяет тяжелое положение (например, работники метро).

Существуют и "неприсоединившиеся" - например Корейская ассоциация медиков (КМА), насчитывающая 45000 членов.

Министерство труда и сами профсоюзы приводят несколько отличающиеся друг от друга данные относительно их численности. Так, FKTU утверждает, что имеет в своих рядах 1.03 миллиона членов, в то время как данные Министерства труда предполагают, что их - 890 тысяч. Точно так же с KCTU. В этом случае общее число составляет приблизительно 600000 членов - по данным Конфедерации и 582000 членов - по правительственным данным. Невзирая на протесты, Министерство труда пояснило, что не имело намерения что-то утаить, но его данные базировались на информации, полученной не от руководителей "надпрофсоюзных групп", а от собственно профсоюзов.

стр. 56


Основные требования профсоюзного движения

Анализируя блок основных требований профсоюзов, посмотрим на то, что планировала каждая из федераций на 2000 год. С того времени их набор претензий к власти принципиально не менялся.

Программа KCTU включала в себя три основные цели: сокращение продолжительности рабочей недели до 40 или хотя бы до 42 часов, остановка реструктурирования экономики, преобразование налоговой системы и увеличение государственных инвестиций в социальный сектор. Планировалось начинать переговоры о повышении заработной платы в марте, добиться политических успехов в предвыборной кампании в апреле и организовать в мае всеобщую забастовку, если требования не будут приняты.

FKTU тоже сформировала годовую повестку дня, которая будет включать требования сокращения продолжительности рабочей недели, выплаты предпринимателями жалованья профсоюзным руководителям, и 13.2%-ного увеличения заработной платы. Основные переговоры о повышении заработной платы тоже планировалось начать в марте, месяцем ранее, чем обычно, а в случае отказа правительства должностные лица профсоюза намеревались обратиться в апреле в государственный арбитражный суд и начать в мае всеобщую забастовку. 3

Таким образом, можно заметить, что принципиального отличия в требованиях двух федераций нет. Основной фронт борьбы связан с переходом на стандарты рабочего дня, принятые в мире. Согласно проведенному KCTU в мае 2000 г. телефонному опросу, 4 из 5-ти корейцев (77.8%) поддерживают идею пятидневки и сокращения рабочей недели до 40 часов. Дополнительный свободный день опрошенные предполагали потратить на проведение времени в кругу семьи (30%), хобби или путешествие (28.6%), занятия самообразованием (15.4%) или просто на отдых (5.9%).

Более 77 % из них также высказали мнение, что, несмотря на сокращение продолжительности рабочей недели, зарплата должна остаться без изменений, а более 70 % - что рабочая пятидневка должна сочетаться с пятидневкой в школе. В опросе принимало участие 700 человек старше 20 лет. Естественно, наиболее активно защищали идею молодые (83- 88% из них). Более половины опрошенных хотели бы, чтобы такой переход состоялся в 2001 году 4 .

Национальному собранию было представлено ходатайство о пересмотре 49-ой статьи Закона о труде с целью сократить рабочую неделю с 44 до 40 часов и снизить допустимое сверхурочное время с 12 часов в неделю до 7, но вопрос до сих пор остается в стадии рассмотрения 5 .

Любопытно, что, по мнению предпринимательского лобби, рабочие имеют достаточно свободного времени - один свободный день каждую неделю (воскресенье) плюс еще свободный день каждый месяц (одна суббота красная, хотя обычно на работу ходят и в этот день). Кроме того, есть десятидневный отпуск (фактически 7 рабочих дней), а, учитывая 17 национальных праздников, введение пятидневки приведет к тому, что один день отдыха будет приходиться на три рабочих дня. Корейская федерация предпринимателей заявила в официальном сообщении для печати, что при 40- часовой рабочей неделе число нерабочих дней превзойдет число свободных дней даже в развитых странах. Дескать, в сочетании с большим числом праздников при пятидневке число свободных дней, которое сейчас составляет 92-102, возрастет до 144-154. Снова сравним: в США число нерабочих дней в году составляет 142, в Японии - 129-138, в Германии - 140 6 .

стр. 57


Профсоюзы возражают, что потерянное время можно было бы наверстать за счет найма новых рабочих, что дало бы около миллиона новых рабочих мест.

Министерство труда ищет меры для быстрого перехода на 40- часовую рабочую неделю, которого требовали в течение ряда лет. Однако если ввести пятидневку на производстве, это окажет влияние и на рабочий день в школе или правительственных учреждениях, к чему власти пока не готовы. Поэтому ищутся промежуточные варианты вроде разрешения рабочим не работать две субботы вместо одной, как раньше, или превращения субботы хотя бы частично в рабочий день (более жестко закрепить то, что этот день - короткий), что сократило бы рабочую неделю хотя бы до 42-44 часов. Федерация предпринимателей Кореи, например, предлагала, чтобы рабочие могли получать дополнительные 50% их ежедневной заработной платы в дни, когда они работают вместо отпуска или выходных. На это последовал резонный ответ, что если бы рабочие приняли это предложение, то не было бы необходимости сокращать неделю (напомним, что в РФ, за работу в выходные положена двойная оплата, а не полуторная, как предлагают сделать в Южной Корее).

Другой вопрос касается зарплаты. По требованиям активистов минимальная заработная плата должна составлять 50 % от средней заработной платы по стране с тем, чтобы действительно обеспечить лицам с низким доходом приемлемый жизненный уровень. Лоббисты же утверждают, что уже было сделано достаточно, и что хватит того, что в 2000 году зарплата увеличилась в среднем на 7.1%.

Важное направление борьбы - выходные пособия. Интересно, что государство в принципе осуждает такое явление, как выплата более высоких, чем положено, денежных компенсаций выходящим в отставку. Правительственный указ 1998 г. был направлен на пересмотр системы выходных пособий, но некоторые фирмы, особенно коммерческие банки, выплачивают уходящим после 20 лет службы эквивалент жалованья за 75 месяцев. Для сравнения: в обычных фирмах с сопоставимым уровнем зарплаты служащие обычно получают эквивалент жалованья за 20 - 30 месяцев. По утверждениям министерства, банки не отменили прогрессивные схемы начисления пособия исключительно из- за сильной оппозиции профсоюзов 7 .

Еще одна проблема - кто должен платить жалование тем рабочим, которые из-за активной работы в профсоюзных структурах уже не занимаются производственной деятельностью. Дело в том, что хотя в профсоюзах платят членские взносы, они не являются обязательными отчислениями от зарплаты, а фиксированной суммой, процесс сбора взносов не структурирован, полученные средства уходят в основном на оплату работы центрального аппарата.

Поэтому с финансовой точки зрения профсоюзы пока не самодостаточны. Корейские компании традиционно платят жалованье "освобожденным" профсоюзным руководителям, которые вместо фактической работы в компании занимаются делами профсоюза. Однако два года назад Национальное собрание провело пересмотр трудового законодательства, введя запрет на выплату жалования профсоюзным работникам, не занятым на производстве, и наказание тем предпринимателям, которые делают это. Нарушение этого закона чревато штрафом до 10 миллионов вон.

Профсоюзы, естественно, выступили против, так как большинство из них в стране испытывает недостаток финансовых средств и не может само оплачивать работу своих сотрудников. Отказ платить жалованье профсоюзным руководителям означал бы конец рабочего движения во многих отраслях.

стр. 58


На сей раз "играть мускулами" стали уже представители деловых кругов, которые угрожали покинуть комиссию, если принцип "кто не работает, тот не ест" не будет принят как основа для разрешения этого спора.

Трудовые активисты реагировали не менее резко, особенно FKTU. Дюжина профсоюзных лидеров, включая председателя Пак Ин Сона, организовала сидячую забастовку в штабе правящей партии.

В попытке уладить кризис члены комиссии, состоящей из представителей профсоюзов, предпринимателей и правительства, составили проект закона, который позволил бы предпринимателям оплачивать жалованье представителям профсоюзов, но устанавливал бы предельное число освобожденных профсоюзных руководителей. Однако эта полумера была отклонена обеими сторонами и повлекла за собой очередной выход представителей профсоюзов из Трехсторонней комиссии.

Формы и методы борьбы

Можно сказать, что "надпрофсоюзы" занимаются в основном выработкой соглашений между руководством компании, ее профсоюзной организацией и правительством. Важную роль в этом играет практика трехсторонних консультаций, введенная нынешней администрацией. Теоретически эти консультации проходят между представителями правительственных структур, профсоюзными группами и предпринимателями, которые тоже объединены в несколько организаций лоббистского типа. Например, Федерация предпринимателей Кореи (KEF), которая, кстати, также часто угрожает отказаться от участия в консультациях.

Как правило, обсуждаются вопросы о количестве сокращаемых рабочих мест или проектах правительства, которые могут затронуть интересы работающих, однако эти обсуждения часто заходят в тупик или утопают в словопрениях. Отказ от сотрудничества такого типа и последующее возвращение к нему бывают достаточно часто. Так, в течение 1999 г. и FKTU, и KCTU покидали комиссию в знак протеста против массовых сокращений производства из- за продолжающегося реструктурирования. 9

Потому основной формой протеста остаются массовые шествия или забастовки. Пик выступлений происходит обычно в середине или конце зимы - начале весны (декабрь-март) и именуется "зимним наступлением" по аналогии с традиционным "весенним наступлением" профсоюзов в Японии. В обеих странах выбор весны связан с тем, что обычно именно в это время начинаются переговоры по реструктуризации заработной платы, а на рынок труда выбрасывается новое поколение выпускников учебных заведений.

В митингах принимает участие в среднем 10-15 тысяч человек, что свидетельствует о достаточно высоком уровне социальной активности масс, и проходят они, как правило, около Сеульского вокзала или Мендонского кафедрального собора, в котором наиболее активные участники традиционно ищут убежища от полиции. Они могут носить характер как относительно мирной демонстрации, так и бурных потасовок с полицией. Кроме столицы, основными центрами такой активности являются Ульсан - фактически штаб-квартира компании "Хендэ", Чханвон, Кванджу и Тэджон, где сосредоточено значительное количество промышленных предприятий.

Шествия или демонстрации происходят достаточно стереотипно: знамена, лозунги, головные повязки с требованиями и ритмичное скандирование, сопровождаемое "ударами кулаков в воздух". Естественно, набор лозунгов, характерных для каждого такого мероприятия, можно разделить на две груп-

стр. 59


пы - общие, вроде "Сократите часы работы" или "Остановим реструктурирование", и частные конкретные требования.

Забастовка, как правило, бывает сидячей и проходит в том же здании, где бастующие работают, или в местах традиционного укрытия типа вышеупомянутого Мендонского собора. Бастующие дисциплинированно сидят там или ходят туда, как ходили бы на работу, подчеркивая тем самым, что их борьба не имеет ничего общего с прогулами. Число участников акции может разниться, и профсоюзы часто завышают данные о количестве бастующих.

Далеко не всегда забастовку "видно". Для того, чтобы ее последствия не были ощутимы, руководство компании привлекает на ее время к работе не-членов профсоюза, а также рабочих, ушедших на пенсию или специалистов частного сектора, в результате чего предприятие не останавливается полностью, а работает, хоть и с перебоями. Подобная практика характерна и для метро, и для коммерческих банков.

Далеко не всегда широко обещанные забастовки действительно происходят. Гораздо чаще встречается вариант, когда, доведя ситуацию до определенного уровня нервного напряжения, профсоюз в решающий момент все-таки откладывает забастовку и тем самым добивается необходимого.

В течение мая 2000 г. обе федерации планировали прибегнуть к всеобщей забастовке, но демонстрации 1 мая показали, что в условиях самого высокого уровня безработицы рабочие не столько поддерживали профсоюзы, сколько боялись, что их участие в организованных забастовках может стоить им рабочих мест. На митинг перед Сеульским вокзалом вместо обещанных 100 тысяч пришло только 25.

Относительно новой формой борьбы является борьба с помощью судебных исков с требованием возмещения ущерба. За несколько месяцев 2000 года, в течение которых внутренняя экономика быстро развивалась, было подано несколько подобных исков.

Типичным примером было дело, когда 1025 прежних служащих филиала LG Industries, уволенных в период спада 1998 г., обратились в Сеульский суд с иском, требуя от компании деньги, которые они потеряли в результате экономического кризиса два года назад.

Истцы утверждали, что фирма, ссылаясь на трудности управления, оплатила им только половину их премий и не заплатила за сверхурочные. Они также заявили, что сверхурочная плата была исключена при начислении им пенсий.

Так как размер иска - самый большой в истории подобного судопроизводства в Корее, юридические эксперты высказали опасения, что это породит целую серию требований компенсации за снижения заработной платы во время кризиса, однако обе федерации профсоюзов поддержали истцов. А в январе 2000 г. национальный финансовый профсоюз потребовал привлечь к суду МВФ за умышленный урон, нанесенный корейской экономике. Суд отклонил иск, заявив, что Фонд не может нести гражданскую или уголовную ответственность за результаты своей политики. 10

Повышенное внимание экспертов привлек случай в Пусане, где женщина - служащая требовала через суд компенсацию за сексуальное преследование со стороны начальника. Несмотря на тот факт, что этот человек был арестован и уволен компанией, KCTU заявила, что женщина имеет право на компенсацию от своего работодателя, так как инцидент случился на работе. Это - первый случай, когда сексуальное домогательство со стороны начальства рассматривалось как "несчастный случай на производстве" (именно в такой формулировке), и решение по этому делу создало бы прецедент 11 .

стр. 60


Профсоюзы, партии и правительство

Общий курс властей по отношению к профсоюзам можно выразить фразой министра юстиции на встрече с руководящим звеном прокуратуры: "Гарантировать юридически законные трудовые действия и наказывать за незаконные". Это значит, что они должны пресекать как несправедливые действия предпринимателей, включая произвольные сокращения на производстве, так и нелегальные акции профсоюзов. Нелегальной считается забастовка, прошедшая без предварительных переговоров с правительством в качестве посредника.

Против организаторов нелегальных забастовок часто проводится судебное преследование. Чон Бен Хо неоднократно задерживался и осуждался. Теоретически против забастовщиков вполне допустимо применение Закона о национальной безопасности, который до сих пор не отменен и позволяет рассматривать забастовщиков как пятую колонну, коммунистических агентов и т. п. - с понятными для тех последствиями. Однако с момента его принятия времена изменились, и существует определенная практика, согласно которой от применения данного закона сейчас воздерживаются. Эта тенденция стала еще более заметной: правительство даже предложило компенсации тем членам профсоюзного движения, которые подвергались "политическим" репрессиям до прихода к власти Ким Дэ Чжуна.

Обычно правительство ограничивается объявлением предупреждений, озвученных на разных уровнях (от главы полиции Сеула до премьер-министра) или разгоном нелегальных демонстраций или митингов, вызвавших большие общественные беспорядки. Такие предупреждения, с одной стороны, являются признаком гнева властей, с другой стороны, к ним прибегают не так уж редко, и иногда это выглядят как "последнее корейское предупреждение".

Поэтому оппозиция часто обвиняет правительство в том, что всякий раз, когда повестка дня реформы сталкивается с сопротивлением тех или иных заинтересованных кругов, оно имеет тенденцию "поощрять их (этих кругов) эгоистичные действия", занимая популистскую позицию или игнорируя принципы реформы. "Правительство должно восстановить доверие общества, уважая принципы реформы, боль которой должны разделить все. Только так экономика может выжить". 12

Впрочем, когда речь заходит о необходимости противостоять забастовкам, политические партии выступают единым фронтом, и уговаривать забастовщиков вернуться на работу ходят в Мендонский собор и представители правящей партии, и депутаты от оппозиционных "Ханнара" и Объединенных Либеральных демократов (ОЛД). Как сказал представитель одной из них, "прискорбно, когда наши рабочие принимают участие в забастовках на фоне тех трудностей, которые стоят перед нацией".

Сам Ким Дэ Чжун вмешивается в ситуацию лишь в экстраординарных случаях. Для президента это и вопрос престижа, ибо, обеспечив успех "на внешнем фронте", за что он получил Нобелевскую премию мира, он считает долгом посвятить себя решению внутренних проблем.

Перед выборами обе федерации активно заявляют о своей поддержке одних кандидатов и неприятии других. Каждая группа объявила, что обнародует список тех кандидатов, которых она считает недостойными (то есть, занимающих антирабочую позицию). У FKTU, например, есть пять критериев оценки того, насколько тот ил иной политический деятель соответствует ее стандартам: дружелюбие по отношению к рабочим и их проблемам, озабоченность процессом реформ, честность и искренность, партийность и перспектива быть избранным.

стр. 61


Профсоюзы занимаются сбором средств в помощь своим кандидатам или иными формами их поддержки. В отличие от, допустим, Японии, где у каждой значительной политической партии есть своя "прирученная" профсоюзная организация, в Корее профсоюзы организовались как сила несколько позже и не имеют четких "партийных привязок". Впрочем, можно сказать, что если FKTU тяготеет к поддержке правящей партии, Демократической партии нового тысячелетия (ДПНТ), то KCTU склоняется к оппозиции и поддержке независимых кандидатов.

Поддержка ДПНТ, кстати, даже несколько поколебала позиции FKTU после того, как ее лидер Пак Ин Сан, возглавлявший федерацию в течение четырех лет, объявил о переходе на работу в аппарат ДПНТ. Многие члены федерации открыто критиковали его за то, что, начав заниматься политикой, он нарушил обещание "быть верным рабочему делу". Кроме того, такой шаг как бы косвенно подталкивал федерацию к союзу с ДПНТ, в то время как часть ее сотрудников склонялась к поддержке Демократической трудовой партии (ДТП). О последней чуть подробнее. Партия эта была сформирована Квон Ен Гилем, бывшим журналистом и активистом профсоюзного движения, а тогдашний председатель KCTU стал и сопредседателем партии 13 .

Созданная как попытка левых профсоюзов основать собственное представительство в политике, ДТП потерпит фиаско, ибо сложившаяся структура политических партий не дает новому образованию возможности "вклиниться". Хотя партия претендовала на 24 места в Национальной Ассамблее и была уверена в том, что в рабочих районах ее кандидаты пройдут, ей не удалось получить ни одного депутатского кресла - даже в промышленных регионах массы голосовали по традиционной схеме.

В этом смысле очень хороший пример - результат голосования на выборах в Ульсане. Там соперничали сам Квон Ен Гиль, как лидер трудящихся данного района, и сын Чон Джу Ена, хозяин "города "Хендэ", которому фактически принадлежало большинство предприятий. Хотя накануне выборов ДТП была уверена в своей победе, Квон проиграл.

Профсоюзы в действии, или наиболее громкие акции

На мой взгляд, есть несколько ситуаций, которые хорошо показывают обстановку. Одной из них можно назвать цепь событий вокруг забастовки служащих отеля Lotte - весьма известного пятизвездочного отеля. Забастовка началась 9 июня 2000 г. после того, как управление односторонне прекратило ежегодные коллективные переговоры относительно заработной платы и других условий, продемонстрировав таким образом нежелание считаться с мнением рабочих. После этого приблизительно 1000 рабочих, или треть служащих гостиницы, организовала сидячую забастовку.

Ситуация ухудшилась ранним утром 29 июня, когда около 4:30 утра примерно 3000 омоновцев устроили налет и арестовали почти всех активистов. Эта акция вызвала всплеск недовольства. К тому же столкновения между полицией и членами профсоюза были переданы по телевидению во всем мире, и нанесли, как считают, серьезный урон имиджу страны. Жестокое столкновение между полицией и сопротивляющимися забастовщиками привело к большому количеству пострадавших, госпитализированных с повреждениями разной степени тяжести. Более того, широко распространились слухи о том, что омоновцы избивали раненых и беременных женщин, а часть их при этом была еще и пьяна.

В конце июля KCTU провело целую серию мероприятий, посвященных разгону полицией бастующих рабочих гостиницы, и требовало от властей официальных извинений и увольнения главы Национального полицейского агент-

стр. 62


ства 14 . Международные организации также откликнулись на призыв KCTU:

Международная конфедерация свободных профсоюзов направила по этому поводу письмо протеста Корейскому правительству.

После семи дней напряженных переговоров управление отеля, наконец, согласилось на требования союза: прекращение репрессий по отношению к участникам забастовки, 10%-ное повышение зарплаты и продление возраста отставки до 56 лет. Позитивно был решен и наиболее важный вопрос - управление дало добро на зачисление в штат контрактников и частично занятых рабочих, которым через три года занятости будет предоставлен официальный статус.

Другой пример - апрельская забастовка 1999 г. в сеульском метро. Профсоюз подземки считался одним из наиболее боевитых, печать писала, что "в то время, как прочие профсоюзы понимают сложность ситуации, союз подземки отклоняет идею о сокращении хотя бы одного рабочего и требует дополнительных платежей, включая даже плату за обучение детей в школе". 15

Так как профсоюз рабочих подземки почти ежегодно организовывал забастовки либо угрожал ими, власти организовали для обслуживания новых линий метро отдельную компанию - "Столичную корпорацию скоростного транспорта", специалисты которой использовались при необходимости для замены бастующих. Поэтому требования забастовщиков стали включать не только улучшение условий труда, но и слияние старой и новой компаний 16 .

Согласно данным профсоюза подземки, во всеобщей забастовке участвовало 8859 человек, или 82 % членов союза. Правда, забастовка не означала полного прекращения деятельности метро: мобилизовав рабочих, не являющихся членами профсоюза, и отчасти военных инженеров, компания отделалась увеличенными интервалами движения. Незначительные неудобства наблюдались только в течение утреннего часа пик.

На пятый день забастовщики получили предупреждение - ультиматум от правительства: или возвратитесь к работе, или будете уволены. Президент сравнил положение с забастовкой профсоюза авиадиспетчеров в США в годы правления Рональда Рейгана и предупредил, что корейских забастовщиков постигнет та же участь. На 66 лидеров профсоюза и его главу Сок Чи Суна были выписаны постановления об аресте. Перед лицом бескомпромиссной позиции правительства и низкой общественной поддержки, рабочие прекратили забастовку на восьмой день.

В заключение хотелось бы рассказать о забастовке служащих Гражданского ("Кунмин") и Домостроительного ("Чутхэк") банков, организованной Корейским союзом работников финансовой отрасли (KFIU) , включающим в себя 23 союза и 80 тысяч членов. Забастовка была направлена как против слияния этих банков (решение о котором было принято их правлениями не без рекомендаций правительства), так и против реформы банковского сектора в принципе. Эта история достаточно яркая и типичная, она около недели держала в напряжении всю страну.

Профсоюзы утверждали, что слияние обернется потерей рабочих мест примерно для трети сотрудников, и сразу же взяли курс на жесткое противостояние. В "Кунмин" за стачку высказалось 90% служащих в ранге менеджера и ниже (профсоюз охватывает 2/3 сотрудников). Похожая ситуация была и в "Чутхэк", где из 8900 служащих 7200 состояли в профсоюзе.

К тому же, забастовка, которая началась накануне Рождества 2001г., была уже второй акцией профсоюза двух банков - первая состоялась в начале июля и закончилась соглашением между правительством и профсоюзами, в котором последним были обещаны некоторые льготы для сокращаемых: ранний выход на пенсию с подыскиванием приемлемого нового места работы. От-

стр. 63


части потому правительство сразу объявило стачку незаконной и заняло жесткую позицию. На стороне правительства выступали и президенты банков, утверждая, что сокращения рабочих и филиалов не будет, что стачка ничем не оправдана.

Бастующие приняли решение не выходить на работу до тех пор, пока оба президента банков не сделают публичного заявления о том, что не пойдут на слияние. Правление банков сразу же пригрозило забастовщикам репрессиями (увольнение служащих - контрактников, снижение зарплаты и т. п.), если после праздников те не выйдут на работу. Параллельно были использованы стандартные способы замены сотрудников - привлечение пенсионеров, служащих из других банков и т.п. В ответ профсоюзы призвали работников руководящего звена присоединиться к ним и пригрозили, что в случае жестких мер речь может пойти о забастовке всех банков, входящих в ассоциацию.

Правительство немедленно собралось на специальное заседание, на котором председательствовал премьер и присутствовали министры финансов и экономики, труда и внутренних дел. Члены кабинета твердо дали понять, что намерены поступить с забастовщиками в соответствии с законом о нелегальных забастовках.

Между тем, после Рождества ситуация для властей не улучшилась. Была парализована деятельность почти всех 1140 филиалов банков. В "Кунмин" были открыты только 20 из 512, а в "Чутхэк" - 79 из 559 филиалов. На работу не вышло 2/3 от общего числа 20 тыс. служащих, и нанесенный забастовкой удар обещал быть действительно серьезным. К утру 27-го декабря в банковских автоматах закончилась наличность, возникли проблемы с перечислением денег.

Все это стало вызывать широкие протесты со стороны населения, так как стачка происходила как раз в то время, когда большинство людей снимает со счетов деньги для рождественских расходов. Трехчасовые ожидания в очередях в тех случаях, когда работа в банковских филиалах еще шла, лишь усиливали недовольство клиентов, тем более что были опасения, что необученные работники, занявшие места бастующих, станут совершать серьезные ошибки. Поэтому еще до праздников на профсоюзы посыпался поток обвинений в "эгоизме", "неуважении к простому народу" и т.п. 17 .

26 декабря предупреждение бастующим последовало лично от президента, а на следующий день лагерь забастовщиков разогнали, причем для Кореи это прошло необычно мирно. Особого сопротивления не было, раненых - тоже, отчасти потому, что забастовка проходила под контролем FKTU, отчасти потому, что бастующие с самого начала были настроены на то, что их цель - не конфронтация с полицией. Некоторые (приблизительно 600 чел.) нашли укрытие в тренировочном центре FKTU.

Выводы

Подводя итог, можно сказать, что деятельность южнокорейских профсоюзов выглядит двояко. С одной стороны, на фоне необходимости выхода страны из кризиса и неизбежности "жертвенных мер" профсоюзное движение часто оказывается в роли палки в колесе развития страны - многие либеральные специалисты считают, что объективно сопротивление профсоюзов замедляет реформу экономики. С другой - условия жизни корейского рабочего безусловно нуждаются в улучшении. Поэтому сейчас профсоюзы являются как бы смягчающим средством или противовесом, который позволяет сделать процесс реструктуризации в РК менее болезненным для трудящихся масс.

По оценке Кан У Рана, главного исследователя в экономическом научно-исследовательском институте компании "Самсунг", "если трудовые споры

стр. 64


до кризиса 1997 г. могли бы быть охарактеризованы как борьба за заработную плату, то текущие конфликты - это "борьба за выживание" 18 . Именно развитие отношений между правительством, капиталом и рабочим классом в лице профсоюзов будет во многом влиять на динамику национального благосостояния в ближайшем будущем, причем в его нынешнем виде рабочее движение не угрожает правительственному плану реструктурирования экономики РК.


1. Korea Herald. 11 December 1999.

2. Korea Herald. 26 April 2000.

3. Korea Herald. 18 January 2000.

4. Korea Herald. 9 May 2000.

5. Korea Herald. 6 июня 2000.

6. Korea Times. 27.November 2000

7. Korea Herald. 20 October 2000

8. Korea Herald. 8 December 1999

9. Korea Herald. 21 April 1999.

10. Korea Herald. 28 January 2000.

11. Korea Herald. 16 May 2000.

12. Тонъа Ильбо. 2000. 27 ноября.

13. Korea Herald. 2 February 2000.

14. Korea Herald. 27-31 July 2000.

15. Хангыре Синмун. 1999. 4 декабря.

16. Korea Herald. 24 April 1999.

17. Korea Herald. 23 December 2000.

18. Korea Herald. 18 November 2000.

стр. 65


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/Профсоюзное-движение-в-Республике-Корея

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

К. Асмолов, Профсоюзное движение в Республике Корея // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 20.01.2021. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/Профсоюзное-движение-в-Республике-Корея (date of access: 27.09.2021).

Publication author(s) - К. Асмолов:

К. Асмолов → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
207 views rating
20.01.2021 (250 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
UP HILL AND DOWN DALE
4 days ago · From Казахстан Онлайн
"DENISOVETS", THE STONE AGE MAN
6 days ago · From Казахстан Онлайн
BIOPHOTONICS AND FREE RADICALS
Catalog: Физика 
6 days ago · From Казахстан Онлайн
COSMONAUT NUMBER ONE
6 days ago · From Казахстан Онлайн
SOURCE OF LIFE
Catalog: Биология 
7 days ago · From Казахстан Онлайн
GEOPHYSICAL MONITORING IN NORTHERN CAUCASIA
Catalog: Физика 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
Место встречи - Эдинбург
19 days ago · From Казахстан Онлайн
КАНАДСКИЕ НАВЫКИ БИЗНЕС-ПРОЕКТА
Catalog: История 
19 days ago · From Казахстан Онлайн
Первый выпуск профессиональных менеджеров
19 days ago · From Казахстан Онлайн
КВАРТИРЫ - В ДОЛГОСРОЧНЫЙ КРЕДИТ
19 days ago · From Казахстан Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Профсоюзное движение в Республике Корея
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2021, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones