BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-1006

Share with friends in SM

Роль Екатерины II в развитии Российского государства трудно переоценить. Известный русский историк А. Г. Брикнер отмечал: "Личность императрицы была как бы создана для престола: в истории мы не встречаем другой женщины, столь способной к управлению делами"1. Не случайно 34 года ее правления (1762 - 1796) названы "золотым веком" в истории империи. Это был период не только упрочения самодержавия, "просвещенного абсолютизма" и ряда умелых реформ в области законодательства и администрации, образования, религии, экономики, но и успехов во внешней политике, военных побед, расширения территории, ее освоения и включения в хозяйственный оборот. Последнее достигалось, в частности, посредством иностранной земледельческой колонизации, которая изначально была вызвана экономической потребностью. Исходя из определения "мы нуждаемся в населении", императрица стремилась, опираясь на европейский опыт, насаждать свободный труд крестьян, как более производительный. Исторический опыт России по заселению малонаселенных южных просторов и освоению огромных земельных ресурсов с привлечением иностранцев был успешен и значим в европейском масштабе.

Фактически сразу после вступления на престол Екатерина занялась вопросом приглашения в страну иностранцев. Манифестом от 4 декабря 1762 г. императрица благосклонно объявляла, что не только "иностранных разных наций" (кроме евреев) на поселение в России приемлет. Также позволялось возвращаться своим подданным, бежавшим из Отечества, но теперь прощенным государыней. "Где же, и в которых местах" им селиться, было, однако, недосказано, отсутствовали и гарантии, так что этот призыв не вызвал ожидаемого отклика в Европе2.

С целью пояснить свое императорское "соизволение", Екатерина II издала Манифест от 22 июля 1763 г., конкретизируя в 10 пунктах условия поселения в России, "в городах или колониями и местечками". К Манифесту был приложен реестр "свободным и удобным к населению землям" в 4-х губерниях: Тобольской (Сибирской), Астраханской (Поволжье), Оренбургской и Белгородской. Однако он не совпал с реальностью заселения. Манифест "О дозволе-


Чернова-Дёке Тамара Николаевна - доктор исторических наук. Москва-Берлин.

стр. 83

нии всем иностранцам, в Россию въезжающим, поселяться в которых губерниях они пожелают и о дарованных им правах", как и другие законодательные акты (об учреждении в С. -Петербурге Канцелярии опекунства иностранных, о размежевании назначенных для поселения земель, о форме договора с вызывателями, об организации вербовки и отправки желающих, о расходах по доставке колонистов, отводе им земель и др.)3 послужили юридической основой стратегии иноземной аграрной колонизации, непосредственным результатом которой стало создание в Поволжье 104 немецких колоний.

Усилиями князя Г. А. Потемкина было положено начало колонизации южных новоприобретенных территорий. Так, в 1787 г. в Херсонскую губернию были переведены шведские крестьяне с острова Даго, 904 души, основавшие Шведскую колонию (этим русским подданным и пленным шведам, основавшим всего 4 колонии, Павел I присвоил права иностранных колонистов)4. В 1787- 1788 гг. под Херсон были доставлены и спонтанно расселены 910 данцигских переселенцев (успех вызывательской практики эмиссара правительства Г. фон Траппе). Часть из них разошлась, а 21 семейство составило Немецкую колонию. По Указу от 7 сентября 1789 г. в Екатеринославский уезд были привлечены 228 семей прусских меннонитов, которые основали 8 колоний на правом берегу Днепра в районе о. Хортица5.

Колонизационная стратегия стала важной составной внутренней политики императрицы и была продолжена Павлом I и Александром I. В контексте проводимой Екатериной иноземной колонизации на южных окраинах империи находится и стратегия в отношении Северного Кавказа. В силу своего геополитического положения регион стал важным опорным пунктом в противоборстве с Оттоманской Портой (Турцией). Первоначальный опыт привлечения иностранцев в Предкавказье предстает как часть целостной картины.

Территория края постепенно "прирастала" к империи. С падением Астраханского ханства (1556 г.) государственная граница достигла реки Терек. Для закрепления границы в 1763 г. была построена крепость Моздок и создана Моздокская оборонительная линия. Особенность переселенческой политики здесь изначально заключалась в том, что она проводилась в условиях противостояния с Оттоманской Портой. Но в результате исхода войны, "неправедно" объявленной ею в 1768 г., Порта потеряла былое влияние на Кавказе. По Кючук-Кайнарджийскому мирному договору в 1774 г. Россия приобрела выход к Черному морю, Азов, земли до рек Ея и Кубань и долину р. Терек; была присоединена Северная Осетия и подтверждено возвращение Кабарды под сюзеренитет империи. Образно говоря, граница уперлась в горы.

Занимаясь вопросом экономического значения расширения пределов империи до берегов Черного моря, на Кавказ обратил внимание князь А. Г. Потемкин, астраханский генерал-губернатор. В мае 1776 г. императрице был подан его доклад "О заселении приграничных по Тереку земель Волгским войском..."6. С одобрения Екатерины на границу было переселено Волжское войско, возникло 6 укрепленных станиц. Все находившиеся здесь войска были сведены в один корпус - Астраханское казачье войско. Но огромная территория требовала освоения. Сказывался дефицит людских ресурсов, требовалась защита от "хищнических" набегов горских народов.

Весной 1777 г. астраханский, новороссийский и азовский генерал-губернатор кн. Потемкин представил императрице доклад "Об учреждении линии от Моздока до Азова", содержавший описание линии между Тереком и Доном, план создания военных поселений и свое видение экономического развития7. Вдоль новой южной границы длиною в 500 верст было построено 10 крепостей. Так, к 1780 г. появилась линия укреплений, правый фланг которой пере-

стр. 84

ходил на р. Кубань, левый - до крепости Моздок. Сюда была переведена часть казачьих войск с Дона. Создавались станицы.

Поскольку казакам приходилось быть в полной боевой готовности для защиты от набегов на станицы и кордоны линии, неотложной стала организация массового переселения крестьян из центральных губерний и малороссов (ставка на крепостных не оправдала себя на практике). Формально эта акция носила добровольный характер, но главной причиной этого была нужда крестьян в земле. Правительство изначально стремилось придать процессу казачье-крестьянской колонизации организованный характер. Важной вехой в данном направлении стал рескрипт Екатерины II от 22 декабря 1782 г. "О раздаче желающим под поселение земель, составляющих обширную степь по линии Моздокской". Активно, "без различия рода и звания тех желающих", шла раздача земель помещикам, чиновникам, военным, однодворцам. Сенатским указом от 17 декабря 1784 г. казенным палатам предписывалось уведомлять о желающих переселиться в Кавказскую губернию "заблаговременно тамошнее начальство"8. Таковы были первые шаги к заселению кавказского фронтира - "пограничья" империи.

В Екатерининской программе заселения и экономического развития южных территорий заметная роль отводилась иностранной колонизации. Князь Потемкин усердно приступил к ее реализации в Новороссии.

Правильно оценив стратегическое и экономическое значение присоединения Предкавказья, заинтересованная в скорейшем его освоении Екатерина II дала разрешение на поселение иностранцам, расширяя ареал иностранной колонизации. Так, в мае 1779 г. была пожалована Грамота на переселение из Крыма в Азовскую губернию христианам Греческого закона. Далее, 14 ноября 1779 г. дана была "Жалованная грамота" христианам Армянского закона (на их запрос от 16 июля 1778 г. идти в подданство) и христианам Римско-Католического закона для поселения в Азовской губернии на льготных условиях. Им было даровано 15000 дес. земли и выгоны; часть р. Дона "для рыбных ловел"; право на переезд с имуществом за счет казны; право быть "без всяких податей и служб" на 10 лет, вступить в купечество, цеховые, мещанство; свобода вероисповедания, право строить церкви. Имущим разрешалось строить все - "домы, лавки, анбары, фабрики и все, что сами пожелают". Земледельцам выделялось по 30 дес. земли9. Эти переселения без "вызывателей" стали пробными в реализации екатерининской стратегии в регионе.

После занятия Азова императрицу занимала мысль о создании на Азовском море сильного русского флота. Но более всего устремлены были усилия к завладению Крымом. Манифестом от 8 апреля 1783 г. Екатерина II объявила о присоединении Крыма, территории о. Тамань и Кубанского правобережья10. Желая сохранить мир, "не меньше же и в замену и удовлетворение убытков Наших решились Мы взять под державу Нашу полуостров Крымский, остров Тамань и всю Кубанскую сторону". Жителям тех мест манифестом было обещано "свято и непоколебимо... содержать их наравне с природными нашими подданными, охранять и защищать их лица, имущество, храмы и природную веру, коей свободное отправление со всеми законными обрядами пребудет неприкосновенно". Ожидалось, "что они в счастливом своем превращении из мятежа и неустройства в мир, тишину и порядок законный" заслужат верностью, усердием и благонравием наравне со всеми подданными "монаршую милость и щедроту". Границей с Портой особым актом от 29 декабря закреплялась река Кубань. Часть Приазовья вошла в состав Таврической области (указ Сенату об учреждении ее от 2 февраля 1784 г.); "что же касается Кубанской стороны, оная по удобности имеет вступить в составление Кавказской губернии, о которой не умедлим мы дать Сенату нашему повеления"11.

стр. 85

27 февраля 1784 г. последовала Грамота Дагестанскому владетелю о принятии его и "подвластных ему земель и народов под Российскую державу". Ему давались "монаршия милость и покровительство"12.

В том же 1784 г. для "единообразного управления кавказскими делами" северокавказский регион был объединен с Саратовской губернией в наместничество под управлением командующего Кавказской линией П. С. Потемкина (двоюродного брата кн. ГА. Потемкина-Таврического) - генерал-губернатора Саратовского и Кавказского. Однако этой, скорее формальной мерой, оказалось невозможно реально решить задачу установления общероссийского управления на столь обширной территории.

Чтобы скорее включить кавказские земли в единую административную систему, Екатерина II указом от 5 мая 1785 г. учредила Кавказское наместничество в составе двух областей - Кавказской и Астраханской (резиденция наместника была перенесена из Астрахани в Екатериноград). Именным указом от 9 мая 1785 г. "О устройстве Кавказской губернии и области Астраханской" генерал-поручик П. С. Потемкин назначался главой наместничества13. Отметим, что Кавказская область, несмотря на малочисленность населения, была названа губернией. Но насаждение административного аппарата управления Кавказом как бы опережало время. Требовалось форсировать заселение степных просторов и развитие городов.

В указах по наместничеству очевидна тактика приглашения иноземцев. Так, императрица обратила внимание на поселение в Кавказском наместничестве немцев. Уже в указе от 9 мая 1785 г. она повелевала (п. 4): "Желающим из иностранных поселившихся в Саратовском наместничестве, для удобнейшего отправления торгов и ремесел их, поселиться в городах Кавказской губернии, дать в том дозволение на основании Городового Положения" ("Грамота на права и выгоды городам Российской империи" была принята 21 апреля 1785 г.)14. Это "Положение" рассматривалось "основанием и для новозаводимых городов в Кавказском наместничестве". Грамотой подтверждались права иностранцев в городах по всей империи на свободное отправление веры, "судить дела на своем языке", заводить фабрики и мануфактуры и заводы и содержать их (пункт К "О иногородних и иностранных гостях", ст. 124 - 130). Таким образом, в отношении кавказского региона действовал общеимперский подход. Интересно, что обращение было адресовано "желающим из иностранных поселившихся в Саратовском наместничестве", то есть поволжским немцам-колонистам, принявшим подданство.

В том же рескрипте (п. 5) предусматривалось дозволение "выходящим из-за Кавказских гор селиться в Кавказской губернии". Уместно упомянуть, что в июле 1783 г. был подписан Георгиевский трактат о протекторате России над Восточной Грузией. Согласно ст. 10 договора, уроженцы Картли-Кахетинского царства "могут в России селиться, въезжать и паки возвращаться безвозбранно"; купечество имеет право "отправлять торги", как все подданные в России15. В этом явно проявлялась региональная специфика.

Вскоре императрица уточнила программу колонизации. 14 июля 1785 г. последовал Манифест "О дозволении иностранцам селиться по городам и селениям Кавказской губернии и отправлять беспрепятственно торги, промыслы и ремесла свои"16. В нем заверялось, что край этот имеет все выгоды, "каковых только можно ожидать от плодоносия земли и удобства в торговле", что он "представляет надежное убежище и пользу для всех иностранных, кои по городам и селениям сея губернии пожелают основать свое жительство". Повелевалось всем местным "начальствам подавать им надлежащую защиту и пособие". Императорским словом было обещано освобождение в новых поселениях от всякой государственной подати на 6 лет. А если кто потом пожелает выехать из

стр. 86

государства, он имеет на то свободу, заплатив однажды подать за три года. Манифест гарантировал всем свободу вероисповедания и отправления обрядов. (Однако разрешение селиться "выходящим из-за Кавказских гор" конкретно не прозвучало). Как видим, расширялся "радиус" расселения иностранцев - "по городам и селениям" - со всеми правами и выгодами наравне с прочими подданными "равного им звания". Правовой акт четко определял положение поселенцев, давая зеленый свет для их торгово-ремесленной деятельности на льготной основе. Предпринимательство в области торговли, промыслов и ремесел, бесспорно, было необходимо для развития городов и несло прогрессивные тенденции в селения.

Но в этом призыве к колонизации не были определены конкретно места для поселения, не указывались нормы наделов и т.п. Манифест был сравнительно узок (в масштабах региона), условия его явно уступали данным в известном Манифесте от 22 июля 1763 г.  судьба оказалась схожей с Манифестом императрицы от 4 декабря 1762 г.). Но Манифест, зовущий на Кавказ, был опубликован за границей, где его заметили и услышали. Так известный исследователь проблем иностранной колонизации Г. Писаревский отмечал, что "ближайшим толчком" для обращений обездоленной части пролетариата, ремесленников к русскому резиденту в Данциге (Гданьске) Петерсону, с просьбой отправить их для водворения в Херсон, послужил именно Манифест Екатерины от 14 июля 1785 г., "незадолго перед тем обнародованный в иностранных газетах", даже в Италии, по распоряжению Коллегии иностранных дел. Факт, что эмигранты пожелали переселиться не на Кавказ, а в Новороссию, по мнению украинских исследователей, был его "неожиданным последствием"17. Остается неясным, что помешало сразу ориентироваться на Кавказскую губернию: возможно, недостаток информации о ней, недосказанность условий поселения или усиливавшиеся слухи о неизбежности войны между Россией и Портой. Узнав о возникшем среди местных жителей настрое к переселению в Россию (согласно письму Петерсона к вице-канцлеру графу Остерману от 2(13) марта 1786 г.), князь Г. А. Потемкин перехватил инициативу. В ходе реализации его договора с коллежским асессором Георгом Траппе об условиях вербовки крестьянских семейств для водворения в Новороссии, в 1787 г. сюда было доставлено 735 данцигских переселенцев. Обещание им 30 дес. земли и освобождения на 10 лет от податей сыграло свою роль. Кроме того, не только слухи, но и многолетняя война с Портой (1787 - 1791) явно не способствовала притоку иностранцев из Европы на Кавказ.

Все же в земледельческой колонизации кавказской окраины при Екатерине прослеживается "немецкий компонент". Появление в степном Предкавказье немцев с Поволжья относится к концу XVIII века. Идея об их переселении была изложена генерал-прокурором князем А. А. Вяземским (по согласованию с ГА. Потемкиным) в докладе от 27 октября 1778 г. "О переселении колонистов с луговой стороны Волги на линию, заводимую между Моздоком и Азовым"18. Одобренный и утвержденный Екатериной резолюцией "Быть по сему" доклад стал первым правовым актом о поселении немцев на Кавказе. Реальное положение Караманских и Тарлыцких колоний было представлено Канцелярией опекунства иностранных (по рапортам Саратовской конторы). В докладе предусматривалось, если последует Высочайшее соизволение, уточнить число желающих переселиться на линию, испросив также у "прочих иностранцев, в других колониях живущих". Астраханскому губернатору надлежало "сочинить ведомость о числе душ" переселенцев и сделать "вычисление о потребных на провоз и на строение домов расходах", на прокормление до собственных хлебов, на обзаведение скотом и т.д. План и сметы следовало представить императрице "на апробацию". А после их утверждения предполагалось возложить

стр. 87

все расходы по переселению колонистов на Канцелярию опекунства иностранных, "не задолжал денег из доходов государственных". Но поскольку в дальнейшем не последовало ни ожидавшегося указа императрицы, ни распоряжений Сената о программе переселения и т.п., документ можно охарактеризовать как декларацию о намерениях, как пролог к будущей аграрной "немецкой колонизации". По всей видимости, в конфликтной зоне приоритет имела задача переселения казаков и крестьян и укрепления границы путем "приласкания" и усмирения местных народов.

Однако усилиями наместника во исполнение Манифеста от 14 июля 1785 г. в Кавказской губернии все же появилось первое поселение поволжских немцев. Причины зарождения среди них миграционных настроений многообразны и были вызваны назревшими внутренними проблемами в колониях19. Их тяжелое экономическое положение накануне срока выплаты казенного долга вследствие малоземелья, "пугачевщины", разорений, неурожая и т.д., а также фискальные интересы государства привели к ревизии колоний. Именной, данный Канцелярии опекунства иностранных, Высочайший указ от 18 апреля 1775 г. "О разборе поселенных около Саратова колонистов и об учинении им ссуды" регламентировал процедуру увольнения из колоний признанных "неспособными" к землепашеству20. При проведении тщательной ревизии хозяйств, в частности и самими сельскими обществами, было выявлено 224 семьи, ремесленная специальность которых не находила спроса в колониях. Решено было дать им возможность либо выехать из России, заплатив долги, либо "упражняться по городам в разных по их способностям работах". Так возникли предпосылки для их миграции в Кавказскую губернию. После отбора были отпущены 318 "неспособных" к сельскому труду семейств. Указ предусматривал выдачу отходникам паспорта сроком на 1 год. Ранее Саратовская Контора иностранных неохотно отпускала колонистов в города по временным паспортам сроком до полугода.

Для улучшения контроля за ушедшими Сенат 9 февраля 1776 г. издал указ "О недержании колонистов сверх прописанных по паспортам сроков". Колонистам требовалось заблаговременно запрашивать новые паспорта. А "без оных нигде им не жить и никому их не держать, под штрафом, какой за держание беглых и беспаспортных положен...", и чтобы никто из "оных иностранцев" не был выпускаем за границу, пока не будет иметь от Канцелярии письменных, с печатью "уверениев"21.

Роспуск "неспособных" колонистов продолжался вплоть до 1797 г. (год подчинения колоний Экспедиции государственного хозяйства, опекунства иностранных и сельского домоводства и воссоздания 2-й Саратовской конторы)22. К тому времени было отпущено еще около 300 семей. Из них на призыв "перейти в новые заводимые города Кавказской губернии в купечество, в мещанство, цеховые" при условии, чтобы долг их был выписан и сообщен в эту губернию, откликнулось 50 семей23. Фактически колонистам предлагалось оставить свой статус, но следовало выплатить казенный долг. Заметим к тому же, что Канцелярия опекунства иностранных, на которую возлагались бы расходы по переселению и обустройству, была уже упразднена весной 1782 года. Так что проблемы переселения немцев-колонистов однозначно ложились на плечи генерал-губернатора П. С. Потемкина.

Известен факт компактного проживания в Кавказской губернии 347 немцев из саратовских колоний. Сенатский указ от 1 июля 1794 г. (к сожалению, он не представлен в современных сборниках документов по истории российских немцев) проливает свет на положение колонии этих первых переселенцев24.

На призыв Саратовской казенной палаты (по предписанию П. С. Потемкина) летом 1785 г. явилось из разных колоний хлебопашцев и ремесленни-

стр. 88

ков 74 семьи (184 души мужского пола и 164 - женского пола). Они были отправлены для поселения на земли в урочище Можары Моздокского уезда (в районе современного г. Буденновска). В Кавказскую казенную палату были даны сведения о числе душ, их возрасте, о семьях и состоящем на них казенном долге около 32 692 руб. и 7043 руб. "без возврату". Очевидно, это было организованное переселение.

Но при осмотре (контрольные ревизские поездки) казенных поселений на Кавказской линии в июне 1791 г. директор экономии (при казеной палате) никого не нашел в поселении саратовских колонистов. Оказалось: одни из них вернулись на прежнее жительство, другие ушли в "посторонние губернии", так как на назначенном месте "по неудобности расположения" не смогли обзавестись домоводством. Иные пребывали по городам Кавказской губернии "на промыслах по даваемым билетам". Уже в 1787 г. 20 семей (72 чел.) из прибывших, затем еще и еще, объявили о желании вернуться. Пока шло разбирательство дела и чиновничья волокита, некоторые семьи без официального разрешения вернулись "домой". В итоге, самовольно вернувшихся 109 чел., которые успели вновь обустроиться и уже выплачивали недоимку, решено было оставить "в соблюдение казенной пользы". Остальные находились в розыске. Казенная палата Саратова просила их исключения из наместничества, поскольку в ряде колоний недоимки ушедших пали на оставшихся. Кавказская казенная палата, не имея таких полномочий, была озабочена о "сыску разбежавшихся" около 250 чел. и настаивала на их возврате в губернию. Ввиду расхождения мнений этот вопрос был передан на рассмотрение и решение в Правительствующий Сенат. Сенатский указ от 1 июля 1794 г. "О воспрещении находящимся в Кавказском наместничестве колонистам, без ведома начальства и без письменного вида, отлучаться от своих жилищ в другие места или губернии" фактически утвердил здесь правила поведения, соответствовавшие их статусу. С целью предотвратить дальнейшее возвращение "домой" поволжских переселенцев, Кавказскому правлению требовалось подтвердить, что впредь "без уведомления начальства и без письменного виду" колонисты не смогут отлучаться от места проживания "под опасением в противном случае строгого за то взыскания"25.

Не основав колоний, саратовские немцы покинули выделенные им земли по прошествии ряда лет. Такова история первой попытки переселения на Кавказ немецких колонистов с Волги, отразившая стремление правительства пресечь и удержать под контролем самовольные отлучки. Она отразила воплощение в жизнь идеи управляемой внутренней миграции в империи иностранных поселенцев-колонистов, которую фактически "благословила" императрица. Глобальная стратегия иностранной колонизации не сработала в отношении Предкавказья по ряду причин, связанных с геополитической обстановкой. Затяжная война (Ясский мир был заключен лишь 29 декабря 1791 г.) изменила атмосферу в регионе и отяготила казну. Указом генерал-прокурора от 24 февраля 1788 г. было даже временно "по военным обстоятельствам" приостановлено переселение крестьян казенного ведомства в южные пограничные губернии "до будущего повеления"26. О какой вербовке или иммиграции иноземцев могла идти речь в такой ситуации. При данных обстоятельствах во времена Екатерины явно происходила трансформация стратегии иностранной колонизации. Резолюцией "Быть по сему" был инициирован новый этап: от вызывательского движения (приостановленного уже в 1766 г.) к организованным переселениям подданных иностранцев-колонистов внутри страны - своеобразное расширение колонизации за счет внутренних ресурсов. Однако в действительности от одобрения Екатериной II доклада Вяземского до реалий образования немецких колоний в регионе был весьма долгий путь. (Поволжские колонисты попыга-

стр. 89

лись в 1809 - 1810 гг. подселиться в Шотландскую колонию Эдинбургских миссионеров, основанную в 1802 - 1806 гг. близ горы Железная. Однако вскоре возник внутренний конфликт, который вынудил часть немцев переселиться в окрестности г. Святой Крест). Лишь в 20 - 40-е гг. XIX в. были основаны первые 9 колоний на казенных землях. Но факт, что этому предшествовало возбуждение на высшем уровне вопроса о переселении поволжских колонистов и одобрение его императрицей, важен как предыстория проблемы.

Своеобразие становления немецких колоний в регионе состояло в том, что их основали самовольно переселившиеся с Волги, а затем - из причерноморских и бессарабских колоний. Как показала дальнейшая практика создания в XIX в. самоиницированных поселений, в основном на арендованных и купленных землях, колонизация стала результатом стихийного движения на Кавказ немцев-колонистов. Именно внутренняя миграция колонистов определила характер "немецкой колонизации" на Северном Кавказе. (Особенностью ее была незначительная иммиграция, переселение из Германии группы "движение Исхода" на рубеже 1870 - 1880-х гг.). Фундамент этому был заложен при Екатерине II.

Таким образом, уже в ходе обустройства и укрепления кавказской границы в планах заселения и освоения края предусматривался иностранный, в частности немецкий, "компонент". Но в политике и практике иностранной земледельческой колонизации проявились новые черты. Принятие выходцами из немецких княжеств подданства не означало утраты ими европейского происхождения (особенно прибывшими на Волгу с 1764 г., в первом поколении). В глазах императрицы, правящих кругов и окружающих они оставались "иностранными". В этой связи понятие "немецкая колонизация" Северного Кавказа как иностранная остается логичным и живучим в исторической науке. Опыт миграции колонистов в Предкавказье в конце XVIII в. свидетельствовал о гибкости статегической линии у истоков колонизационной политики.

Как символ признания личности Екатерины II в июле 2010 г. был установлен первый в Германии памятник соотечественнице - Российской императрице. На высоком постаменте стоит прекрасная юная княжна. Так она "вернулась" в г. Цербст, откуда 10 января 1744 г. урожденная принцесса Ангальт-Цербстская навсегда выехала в Россию. Бронзовая статуя высотой в 4,7 м - дар городу московского скульптора М. В. Переяславца - возвышается в Дворцовом парке как олицетворение исторической памяти потомков, традиционных династических связей Дома Романовых и незримо ощутимых нитей российско-германского социокультурного взаимодействия.

Примечания

1. БРИКНЕР А. Г. История Екатерины Второй. Т. 3. М. 1996, с. 155.

2. Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ). Собр. I. СПб. 1830, т. XVI, N 11720.

3. Там же, N 11880, 11879, 12095, 12109, 12283.

4. Там же, т. XXVI, N 19372; ПИСАРЕВСКИЙ Г. Г. Избранные произведения по истории иностранной колонизации в России. М. 2011, с. 84 - 89.

5. Очерки истории немцев и меннонитов Юга Украины (конец XVIII - первая половина XIX в.). Д. 1999, с. 40 - 41; ПИСАРЕВСКИЙ Г. Г. Из истории иностранной колонизации в России в XVIII в. (По неизданным архивным документам). М. 1909, с. 319.

6. ПСЗРИ-1, т. XX, N 14464.

7. Там же, N 14607.

8. Там же, т. XXI, N 15619, т. XXII, N 16113, 16114.

9. Там же, т. XX, N 14879, 14942, 14943.

стр. 90

10. Там же, т. XXI, N 15708.

11. Там же, N 15901; т. XXII, N 15920.

12. Там же, т. XXII, N 15942.

13. Там же, N 16193, 16194.

14. Там же, N 16187, 16194.

15. Там же, т. XXI, N 15835 (именной указ Сенату от 29.09.1783).

16. Там же, т. XXII, N 16226.

17. ПИСАРЕВСКИЙ Г. Г. Избранные произведения..., с. 126 - 127; Очерки истории немцев и меннонитов Юга Украины..., с. 27.

18. ПСЗРИ-1, т. XX, N14814.

19. Подробнее см.: ПЛЕВЕ И. Р. Немецкие колонии на Волге во второй половине XVIII века. М. 2008, с. 132 - 148.

20. ПСЗРИ-1, т. XX, N 14302.

21. Там же, N 14432.

22. Там же, т. XXIV, N 17865, 18021.

23. ДИТЦ Я. Е. История поволжских немцев-колонистов. М. 1997, с. 125 - 226; ПЛЕВЕ И. Р. Ук. соч., с. 153 - 155.

24. ПСЗРИ-1, т. XXIII, N 17230.

25. Там же.

26. Там же, т. XXII, N 16631.

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/У-истоков-колонизационной-политики-Екатерины-II

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Т. Н. Чернова-Дёке, У истоков колонизационной политики Екатерины II // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 20.02.2020. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/У-истоков-колонизационной-политики-Екатерины-II (date of access: 29.03.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Т. Н. Чернова-Дёке:

Т. Н. Чернова-Дёке → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
72 views rating
20.02.2020 (38 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
No one doubts the existence of the electronic current, and there is no need to prove it, although the theory of alternating current, based on the assumption that electrons can run in one direction and then in the reverse direction, is clearly erroneous and requires a refutation. To prove the existence of a positron current, it is sufficient to pass the current rectified by the semiconductor bridge through the frame of the magnetoelectric galvanometer in one direction and then in the opposite direction. Both currents will deflect the arrow towards the south pole of the magnet, which corresponds to the charge of the positron.
Catalog: Физика 
Маскат (Маскут) - политическое образование Восточного Кавказа
Catalog: История 
12 days ago · From Казахстан Онлайн
Туркменские воины на фронтах первой мировой войны
12 days ago · From Казахстан Онлайн
Япония и Россия в 1914-1918 гг.: сотрудничество на фоне "большой" политики
13 days ago · From Казахстан Онлайн
Революция 1911-1912 гг. в Китае в освещении российской печати
13 days ago · From Казахстан Онлайн
Английский колониализм в эпоху Тюдоров и первых Стюартов
14 days ago · From Казахстан Онлайн
Генерал Н. Ф. Ртищев на Кавказе
Catalog: История 
14 days ago · From Казахстан Онлайн
Помощь СССР Китаю в разработке ядерного оружия в 1950-х гг.
14 days ago · From Казахстан Онлайн
Столыпинские переселенцы в Тургайских степях
Catalog: История 
14 days ago · From Казахстан Онлайн
О нашествии Батыя на Северо-Восточную Русь в 1237-1238 гг.
Catalog: История 
14 days ago · From Казахстан Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·999 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·999 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·999 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·999 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·999 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·999 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·999 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·999 days ago

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
У истоков колонизационной политики Екатерины II
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2020, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones