BIBLIO.KZ - цифровая библиотека Казахстана, репозиторий авторского наследия и архив

Зарегистрируйтесь и создавайте свою авторскую коллекцию статей, книг, авторских работ, биографий, фотодокументов, файлов. Это удобно и бесплатно. Нажмите сюда, чтобы зарегистрироваться в качестве автора. Делитесь с миром Вашими работами!

Libmonster ID: KZ-183
Автор(ы) публикации: Г. И. СВЯТОВ

поделитесь публикацией с друзьями и коллегами

Проблемы строительства вооруженных сил являются частью внешней, военной и экономической политики США. В то же время они представляют собой и самостоятельный круг вопросов, тесно связанных с приоритетами и альтернативами государственной политики США, их внешнеполитической доктриной и. военно-политической стратегией, оценкой американскими правящими кругами изменений в расстановке сил на мировой арене, а также с эволюцией советско-американских отношений. При принятии правительством и конгрессом США решений относительно политики в области вооружений определяющим фактором считается проблема обеспечения "достаточного" военного потенциала в современных условиях и в перспективе. Вместе с тем наращивание и модернизация вооружений осуществляются с учетом возможной регламентации этого процесса на основе двусторонних и многосторонних соглашений об ограничении вооружений.

В 70-х годах в военной политике США на смену стратегии "гибкого реагирования" пришла стратегия "реалистического сдерживания", несколько сократилась численность американских вооруженных сил, внесены изменения в концепции строительства стратегических сил и сил общего назначения1 . Особую актуальность приобретает поэтому анализ политики США в области строительства вооруженных сил и ограничения вооружений в 60-е и 70-е годы. Методологической основой такого анализа являются выводы основоположников марксизма-ленинизма о примате экономических интересов над политическими, о соотношении между войной и политикой, о войне как о специфическом инструменте классовой политики2 и принципиальные оценки, содержащиеся в документах КПСС и Советского правительства, в докладах и выступлениях Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнева.

В речи на Всемирном конгрессе миролюбивых сил в Москве 26 октября 1973 г. Л. И. Брежнев указывал, "что и в условиях разрядки международной напряженности продолжается и даже усиливается процесс, который представляет собой материальную подготовку мировой войны. Военные бюджеты стран Североатлантического блока увеличиваются на 2 - 3 миллиарда долларов ежегодно, а за этими цифрами стоят все но-


1 К стратегическим ядерным силам США относятся межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), ракетные атомные подводные лодки и стратегические бомбардировщики, а также системы противовоздушной обороны (ПВО), противоракетной обороны (ПРО), раннего предупреждения. К силам общего назначения относятся сухопутные силы армии, морская пехота, оперативно-тактическая авиация ВВС, корабли и авиация ВМС.

2 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 20, стр. 164; В. И. Ленин. ПСС Т. 26, стр. 224; "Ленинский сборник" XII, стр. 409.

стр. 66


вые типы орудий истребления - новые, все более разрушительные ядерные бомбы и снаряды, новые, все более мощные ракеты, танки и самолеты, военные корабли и подводные лодки. Качественное совершенствование оружия приобрело невиданные ранее масштабы". Л. И. Брежнев указывал, что гонка вооружений и разрядка международной напряженности не могут развиваться на параллельных курсах3 . На встрече с избирателями Бауманского избирательного округа Москвы 13 июня 1975 г. Л. И. Брежнев выдвинул идею, предусматривающую заключение соглашения о запрете создавать новые виды и системы оружия массового уничтожения, "еще более страшного оружия, чем даже ядерное"4 . На заключительном этапе Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе он еще раз подчеркнул, что суть дела сводится к материализации разрядки, наполнению ее конкретным содержанием, дополнению политической разрядки военной, реальными мерами по сокращению вооружений.

Проблемам сдерживания опасной для дела мира гонки вооружений и разоружения, углубления военной разрядки в советско-американских отношениях уделено большое внимание в Отчетном докладе ЦК КПСС XXV съезду партии и в речи Л. И. Брежнева на Берлинской конференции коммунистических и рабочих партий Европы. Генеральный секретарь ЦК КПСС еще раз подчеркнул, что Советский Союз стремится претворить в жизнь владивостокскую договоренность 1974 г. и не допустить начала новой фазы гонки вооружений, что свело бы на нет уже достигнутое. Л. И. Брежнев заявил, что Советский Союз не увеличивает из года в год своих военных расходов и добивается общего согласованного сокращения военных бюджетов, что он готов договориться об отказе от создания новых, еще более разрушительных типов оружия5 .

Выработанная XXV съездом КПСС Программа дальнейшей борьбы за мир и международное сотрудничество, за свободу и независимость народов требует "добиваться прекращения растущей, опасной для дела мира гонки вооружений и перехода к сокращению накопленных запасов оружия, к разоружению"6 .

В речи на Пленуме ЦК КПСС 25 октября 1976 г. Л. И. Брежнев вновь подчеркнул, что Советский Союз готов "хоть завтра приступить к мерам по разоружению, либо крупным, радикальным, либо для начала хотя бы частичным"7 . Все это свидетельствует о настойчивом стремлении Советского государства добиться закрепления разрядки международной напряженности путем реального сдерживания гонки вооружений.

Иным был американский подход к этим проблемам. Политика США в области строительства вооруженных сил и ограничения вооружений уже не раз обстоятельно рассматривалась советскими учеными8 . Су-


3 См. Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Т. 4. М. 1974, стр. 332 - 334.

4 Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Т. 5. М. 1976, стр. 320.

5 См. там же, стр. 472 - 475; "За мир, безопасность, сотрудничество и социальный прогресс в Европе". К итогам конференции коммунистических и рабочих партий Европы. Берлин, 29 - 30 июня 1976 г. М. 1976, стр. 5 - 8.

6 Л. И. Брежнев. Ленинским курсом. Т. 5, стр. 476.

7 Л. И. Брежнев. Речь на Пленуме Центрального Комитета КПСС 25 октября 1976 года. М. 1976, стр. 40 - 41.

8 См., например, работы последних лет: Г. А. Арбатов. Идеологическая борьба в современных международных отношениях. М. 1970; его же. О советско-американских отношениях. "Правда", 2.IV.1976; его же. Советско- американские отношения сегодня. "Правда", 11.XII. 1976; его же. Советско- американские отношения сегодня. "Правда", 3.VIII.1977; "Вооруженные силы капиталистических государств". М. 1971; В. С. Зорин и др. США: проблемы внутренней политики. М. 1971; А. Каренин. Философия политического насилия. М. 1971; "Доктрина Никсона". М. 1972; Ю. В. Катасонов. Военное программирование. М. 1972: "Американская историография внешней политики США. 1945 - 1970". М. 1972; "Научно-технический прогресс и революция в военном деле". М. 1973; М. А. Мильштейн, Л. С. Семейко. Ограничение стратегических вооружений: проблемы и перспективы. "США: экономика, политика, идеология", 1973, N 12; А. Н. Громыко, А. А. Кокошин. Внешнеполитическая страте-

стр. 67


шествует по данной проблеме и обширная американская литература9 . В ней нашла отражение острая политическая борьба в США между сторонниками реалистического курса, направленного на разрядку международной напряженности, мирное сосуществование и взаимовыгодное экономическое сотрудничество стран различных социальных систем, и его противниками, выступающими за политику "с позиции силы", за продолжение и наращивание гонки вооружений.

В 60-х годах на строительство вооруженных сил США повлиял переход от стратегии "массированного возмездия" к стратегии "гибкого реагирования". Для первой были характерны балансирование на грани ядерной катастрофы, упор на возможность "первого удара", наносимого стратегической авиацией, ударными авианосцами и превосходящими ядерными силами передового базирования. Вторая же исходила из концепции "сдерживания" посредством гарантированного уничтожения "противника" "вторым ударом", "существенного ядерного превосходства" и готовности сил общего назначения к "двум с половиной" войнам: одновременно с Советским Союзом в Европе, с КНР в Азии и еще с каким-либо противником в другом регионе земного шара ("полвойны") 10 . Идеологической базой стратегии "гибкого реагирования" был антикоммунизм и переоценка Соединенными Штатами своих возможностей в борьбе с национально-освободительным движением и социальными изменениями, происходящими в мире.

Как указывал министр обороны Р. Макнамара, возглавлявший Пентагон с 1961 по 1968 г., подход США к наращиванию вооруженных сил определялся, согласно инструкциям, полученным от президентов Кеннеди и Джонсона, задачей установить и обеспечить все необходимое для реализации стратегических планов США "без каких-либо определенных бюджетных ограничений, но с максимальной экономической эф-


гия США на 70-е годы. "Международная жизнь", 1973, N 9; Н. Н. Иноземцев. О новом этапе в развитии международных отношений. "Коммунист", 1973, N 13; "Стратегия империализма и борьба СССР за мир и разоружение". М. 1974; Ю. А. Шведков. США середины 70-х годов. М. 1974; Ю. Н. Листвинов. Обычное оружие в ядерном веке. М. 1975; А. А. Кокошин. Прогнозирование и политика. М. 1975; В. В. Журкин. США и международно-политические кризисы. М. 1975; его же. Эволюция "кризисной политики" и "кризисной дипломатии" США. "Вопросы истории", 1975, N 4; К. Георгиев. Кто же подхлестывает гонку вооружений. "Правда", 4.VIII.1976; В. Исраэлян. Путь к военной разрядке. "Правда", 11.VIII.1976; Г. А. Трофименко. США: политика, война, идеология. М. 1976; его же. Эволюция военно-политической стратегии США после второй мировой войны. "Вопросы истории", 1976, N 9; Д. Устинов. Страж мирного труда, оплот всеобщего мира. "Коммунист", 1977, N 3; "Ограничение стратегических вооружений - проблема, которая может и должна быть решена". "Правда", 14.IV.1977.

9 Н. Baldwin. Strategy for Tomorrow. N. Y. 1970; S. Possony, J. Pournell. The Strategy of Technology. Cambridge. 1970; H. Scoville. Toward я Strategis Arms Limitation Agreement. N. Y. 1970; H. Alheldt, P. Sonntag. Stability and Strategic Nuclear Arms. N. Y. 1971; E. Bottom. The Balance of Terror. Boston. 1971; A. Enthoven, K. Smith. How Much is Enough? Shaping Defense Program. 1961 - 1969. N Y. 1971; M. Halperin. Defense Strategies for the Seventies. Boston. 1971; F. Ikle. Every War Must End. N. Y. 1971; S. Melman. The War Economy of the United States. N. Y. 1971; R. Barnet. Roots of War. N. Y. 1972; R. Garwin. Antisubmarine Warfare and National Security. "Scientific American", July 1972; H. Kahn, В. Bruce- Briggs. Things to Come. N. Y. 1972; R. Tacker. A New Isolationism: Threat or Promise? N. Y. 1972; B. Brodie. War and Politics. N. Y. 1973; А. Buchan. Power and Equilibrium in the 1970's N. Y. 1973; W. Kintner, R. Foster. National Strategy in a Decade of Change. An Emerging U. S. Policy. Lesington. 1973; R. Lapp. The Arms and Strategy. L. 1973; J. Newhouse. Cold Down: The Story of SALT. N. Y. 1973; A. Quanbeck, В. Blechman. Strategic Forces: Issues for the Mid-Seventies. Washington. 1973; К. Tsipis. Strategic and Tactical Antisubmarine Warfare. Stockholm. 1973; H. Kissinger. American Foreign Policy. N. Y. 1974; N. Polmar. Strategic Weapons: An Introduction N. Y. 1975; "Current Issues in U. S. Defense Policy". Ed. by D. Johnson, B. Schneider. N. Y. 1976; "Setting National Priorities. The Next Ten Years". Ed. by H. Owen, C. Schultze. Washington. 1976.

10 Об эволюции стратегического курса США см. упомянутые выше работы В. В. Журкина и Г. А. Трофименко.

стр. 68


фективностью"11 . Главным в развитии вооруженных сил США этого периода было резкое наращивание (особенно в первой половине десятилетия) стратегических ракетно-ядерных сил, создание, по существу, их двух новых компонентов: баллистических ракет на подводных лодках-ракетоносцах и твердотопливных МБР во взрывостойких подземных шахтах, а также увеличение почти в 1,5 раза (до 3,5 млн. человек) численности американских вооруженных сил общего назначения12 . Все это привело к значительному росту военных ассигнований, особенно после 1964 г., когда США стали принимать непосредственное участие в агрессивной войне в Юго- Восточной Азии. В целом же для 60-х годов были характерны более сбалансированный подход к развитию различных видов вооруженных сил и повышение внимания к обычным вооружениям и средствам ведения локальных войн.

В строительстве и модернизации наземного, подводного и авиационного компонентов стратегических наступательных ядерных сил США основное внимание уделялось повышению их выживаемости. В то время - с 1961 по 1968 г. - количество средств доставки стратегических ядерных зарядов выросло с 1762 до 2358 за счет увеличения количества стратегических ракет при одновременном уменьшении численности стратегических бомбардировщиков. Количество стратегических ядерных зарядов возросло с 3900 до 4200. Были созданы ракетные атомные подводные лодки (656 ракет), около 40% стратегических бомбардировщиков несли боевое дежурство на аэродромах в состоянии 15-минутной готовности, 1054 ракеты "Титан-2" и "Минитмен" были развернуты во взрывостойких подземных шахтах с возможностью запуска через несколько минут после получения команды. Вследствие этого число стратегических ядерных зарядов, доставка которых обеспечивалась малоуязвимыми дежурными средствами, увеличилось в три раза 13 .

Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в области провелись в США с 1956 года. В начале 60-х годов проводились эксперименты по перехвату боеголовок межконтинентальных ракет "Атлас" с помощью противоракет "Найк-Зевс". В 1967 г. было принято решение о развертывании действующей системы ПРО США и выделены соответствующие ассигнования для развертывания "разреженной" (ограниченной) системы ПРО "Сентинел", предназначенной, по официальным заявлениям Пентагона, для "защиты населения и промышленного потенциала США" от гипотетической угрозы со стороны КНР в 70-е и 80-е годы, уменьшения степени ущерба в случае ракетно- ядерной войны с СССР и защиты территории США от случайных и несанкционированных запусков ракет. Впоследствии эти же задачи с некоторыми изменениями возлагались на систему ПРО "Сейфгард", предназначенную для защиты подземных комплексов МБР, а также территории США от ограниченных ракетно-ядерных ударов и случайных и несанкционированных запусков ракет.

В 60-е годы в США велась острая борьба между сторонниками обезоруживающего "первого удара" по "потенциальному противнику" и сторонниками "гарантированного обеспечения ответного удара". К сторонникам второй точки зрения принадлежал и Макнамара. В середине 60-х годов, будучи министром обороны США, он начал проводить ее в жизнь. Макнамара считал, что достаточно эффективную систему ПРО, ориентированную на СССР, создать невозможно. При решении вопроса о целесообразности создания системы ПРО от будущих китайских ракетно-ядерных возможностей Макнамара стремился главным образом к обеспечению "ядерных гарантий" союзникам США в Азии и западной ча-


11 R. MacNamara. The Essence of Security. N. Y. 1968, p. 87.

12 A. Enthoven, K. Smith. Op. cit., p. 269.

13 R. MacNamara. Op. cit., p. 74.

стр. 69


сти Тихого океана, учитывая, очевидно, что в случае их войны в этом регионе с КНР даже при непосредственном участии американских вооруженных сил (как в корейской и вьетнамской войнах) США и их союзникам трудно рассчитывать на победу без использования оперативно-тактического ядерного оружия на поле боя. Однако при существовании даже ограниченной угрозы ответного удара китайскими МБР и баллистическими ракетами подводных лодок (БРПЛ) по городам США применение такого оружия становится маловероятным. В этом, по мнению ряда американских специалистов, и состояло главное назначение системы ПРО "Сентинел" с ее примерно 1400 пусковыми установками противоракет 14 . Кроме того, сторонники развертывания в США системы ПРО, ориентированной против Советского Союза, рассчитывали на увеличение таким путем степени своего "стратегического превосходства", на создание в последующем плотной системы ПРО и приобретение возможности нанесения "первого обезоруживающего удара" и защиты от ответного удара.

Что же касается боевых возможностей сил общего назначения, то в 60-е годы в 1,5 раза увеличилось количество регулярных дивизионных эквивалентов армии и морской пехоты (с 17 до 24). Количество авиакрыльев 15 ВВС и ВМС возросло с 40 до 46, а кораблей - с 819 до 932, была реализована крупная программа производства нового вооружения и техники со значительно более высокими тактико-техническими характеристиками 16 . Большое внимание уделялось повышению возможностей сил обеспечения стратегической мобильности армии США: авиационных и морских, военно- транспортных средств, предназначенных для стратегических перебросок крупных контингентов армии на отдаленные театры военных действий. Число регулярных и резервных танковых и механизированных соединений армии США увеличилось на 110%. Если в 1961 г. в армии и морской пехоте США насчитывалось 3100 вертолетов, из которых только 200 были турбовинтовыми, то к середине 1970 г. в составе этих сил насчитывалось 7500 турбовинтовых вертолетов, в результате чего их общая грузоподъемность выросла на 300%. ВВС США в 1968 г. имели около 3 тыс. самолетов оперативно-тактического назначения - примерно столько же, сколько и в 1961 г., однако их полезный груз (вес оружия, доставляемого к целям) увеличился на 50%. Продолжалось строительство ударных авианосцев, а количество многоцелевых атомных подводных лодок выросло с 13 до 33 17 .

Важным моментом строительства вооруженных сил США в 60-е годы наряду с наращиванием числа стратегических ракет и увеличением удельного веса обычных вооружений было количественное увеличение и качественное усовершенствование ядерного оружия сил общего назначения - оперативно- тактического ядерного оружия, создание и принятие на вооружение носителей как с ядерными, так и обычными зарядами. Так, в Европе количество оперативно-тактических ядерных зарядов увеличилось в три раза и к середине 60-х годов составило более 7 тысяч 18 .

Понимая, что главным назначением стратегических ядерных сил должно быть предотвращение всеобщей ядерной войны, но в то же время стремясь сохранить определенную степень "ядерного превосходства" на более низких уровнях эскалации, Макнамара в начале 60-х годов выступил с концепцией "контрсилы", суть которой он изложил следующим образом: "Соединенные Штаты пришли к выводу, что... принципы воен-


14 Ibid., p. 165.

15 Крыло - основная организационная и тактическая воинская часть американских ВВС, она включает в себя две-пять эскадрилий. Два-три крыла составляют авиадивизию.

16 R. MacNamara. Op. cit., p. 82.

17 Ibid., pp. 82 - 83.

18 См. А. Enthoven, К. Smith. Op. cit., p. 184.

стр. 70


ной стратегии в гипотетической ядерной войне должны быть в некотором роде близкими к принципам обычных военных операций прошлого. Это означает, что главной военной задачей в ядерной войне... должно быть уничтожение вооруженных сил врага. Посредством резервирования ударной мощи для уничтожения общества противника, если это потребуется,.. мы даем вероятному противнику самые сильные побудительные мотивы воздержаться от нанесения удара по нашим городам" 19 . Основные задачи в этой концепции отводились ядерным силам оперативно-тактического назначения и стратегическим бомбардировщикам. В дальнейшем в 1974 - 1975 гг. министр обороны США Дж. Шлесинджер подключил к решению этих задач и часть стратегических ракет, что вносит дополнительный дестабилизирующий фактор в проблему сдерживания ядерной войны 20 .

Стратегия "гибкого реагирования", задуманная как инструмент политики "с позиции силы", как средство борьбы с национально-освободительными движениями и социальными преобразованиями в мире, не оправдала себя. Это признают и многие американские политологи. Об этом же свидетельствует поражение американского империализма во Вьетнаме. Последующим развитием ее стала объявленная республиканской администрацией Р. Никсона в конце прошлого десятилетия стратегия "реалистического сдерживания", принятая на 70-е годы. В ее основе лежит более реалистическая оценка роли США на мировой арене, чем это было при формулировании Дж. Кеннеди курса "глобальной ответственности". Это видно, в частности, из доктрины "разделенной ответственности" ("доктрины Никсона"). Ее главная идея была сформулирована следующим образом: "Соединенные Штаты будут участвовать в обороне и развитии союзников и друзей, но Америка не может - и не будет - разрабатывать все планы, все программы, осуществлять все решения и обеспечивать все оборонные меры свободных наций мира"21 . В соответствующих документах американской администрации на первое место выступают изменения в оценке расстановки сил на мировой арене. В послании конгрессу Никсон писал в 1970 г., что после второй мировой войны мир изменился, изменились противники и союзники США. В послании учитывался благоприятный для американского империализма "китайский фактор" и подчеркивалось, что нынешние союзники США (особенно это относится к ФРГ и Японии) за четверть века восстановили и развили свою экономику, и США вправе рассчитывать на увеличение их доли в обеспечении общего военного потенциала капиталистического лагеря. Собственно, эти два фактора и легли в основу американской военно-политической стратегии "реалистического сдерживания" и развития вооруженных сил в США в 70-е годы.

В результате анализа важнейших внешнеполитических и внутренних факторов в начале текущего десятилетия было определено, что численность регулярных вооруженных сил и доля валового национального продукта США, выделяемого на военные цели в 70-е годы, должна быть на уровне несколько более 2 млн. человек и 6% по сравнению с 3,5 млн. человек и 9,5% (соответственно) в 1968 году22 . На смену концепции "превосходства" стратегических ядерных сил пришла концепция "достаточности", а концепцию подготовки сил общего назначения к "двум с половиной войнам" заменила концепция "полутора войн" (либо с СССР, либо с Китаем и еще где-то).


19 Цит по: F. S. Boylan, D. G. Brennan, Н. Kahn. An Analisis of Assured Destruction. N. Y. 1972, p. J5.

20 J. Schlesinger. Annual Defense Department Report. FY 1975. Washington. 1975, p. 44.

21 "U. S. Foreign Policy for the 1970's". A Report by President Nixon to the Congress. Washington. 1970, p. 5.

22 "Final Report to Congress of Secretary of Defense M. Laird". Washington. 1973, p. 17.

стр. 71


Исходя из общих положений этой стратегии, формулировались региональные стратегические задачи применительно к СССР, КНР, Европе, Ближнему Востоку, Восточной Азии и западной части Тихого океана, Индийскому океану, Африке и Латинской Америке. По отношению к Европе и Азии министр обороны США М. Лэйрд определил их следующим образом: "Применительно к НАТО, включая северный и южный фланги, стратегия национальной безопасности США на 70-е годы должна включать цель: поддержание в Западной Европе сильных и в широком диапазоне средств сдерживания возможных инициатив Советского Союза и стран Варшавского Договора в пределах находящихся ниже уровня стратегических ядерных обменов: ...от пограничных конфликтов и поддержанных военной силой политических угроз до полномасштабного обычного или оперативно-тактического ядерного нападения, включая конфликт на море"23 . Применительно к Азии военно-политическая стратегия США в начале текущего десятилетия теоретически носила преимущественно антикитайскую направленность. Она предусматривала обеспечение ядерного превосходства по отношению к Китаю, "укрепление, - как говорил Лэйрд, - обычных сил наших азиатских друзей и союзников как для обороны от некитайских нападений, так и для создания региональных оборонных возможностей", сохранение "адекватных сил" для выполнения "американских обязательств" в Азии24 . Однако в последующем антикитайские акценты азиатской политики США стали постепенно сглаживаться, что проявилось в "тихоокеанской доктрине" Дж. Форда и формировании, по выражению бывшего министра обороны США Дж. Шлесинджера, "квазисоюзнических отношений" США и КНР.

Приход к власти в 1974 г. администрации Дж. Форда вначале не внес принципиальных изменений во внешнеполитическую доктрину и военно- политическую стратегию США. В то же время термины "доктрина Никсона" и "стратегия реалистического сдерживания" стали употребляться значительно реже. В конце 1974 г. Дж. Форд объявил свою "тихоокеанскую доктрину", подчеркнув, что США "имеют важные интересы в Азии" и будут сохранять там свое военное присутствие, укреплять военные союзы с Японией и Южной Кореей и развивать там "новые связи" с КНР. В 1974 - 1975 гг. возросла роль министра обороны США Дж. Шлесинджера, который выступил с рядом новых стратегических концепций и внес некоторые изменения в строительство вооруженных сил. В его докладах о военном бюджете и строительстве вооруженных сил США на 1975 - 1976 финансовые годы большой акцент был сделан на рост внешнеэкономических интересов США (обращено было внимание на то, что американские капиталовложения за границей составляют в современных условиях более 180 млрд. долл.), на зависимость экономики США и особенно их союзников от импорта нефтепродуктов, нестабильность ситуации на Ближнем Востоке и в Юго-Восточной Азии и рост военных возможностей Советского Союза 25 .

Стратегические концепции Шлесинджера, который ранее в течение ряда лет был одним из ведущих сотрудников "Рэнд корпорейшн", охватывали весь диапазон военной стратегии США, хотя в 1974 - 1975 гг. наибольшим вниманием пользовалась концепция частичного перенацеливания стратегических ракет, получившая в печати название "доктрины


23 М. Lair d. Statement before the House Armed Services Committee on the FY 1972 - 1976 Defense Program and the 1972 Defense Budget, March 9, 1971, p. 19. Washington. 1971.

24 Ibid.

25 J. Schlesinger. Annual Defense Department Report FY 1975. Washington. 1974; ejusd. Report of the Secretary of Defense to the Congress on the FY 1976 and Transition Budgets, FY 1977 Authorization Request and FY 1976 - 1980 Defense Program. Washington. 1976.

стр. 72


Шлесинджера". Суть ее сводится к повышению гибкости и, следовательно, вероятности использования стратегических ядерных сил, а значит, и ядерной войны при одновременном повышении неядерных возможностей (как качественных, так и количественных) американских сил общего назначения. "Вот уже более десятилетия, - заявлял Дж. Шлесинджер, - считается признанным, что надежное сдерживание должно обеспечиваться (с учетом других факторов) триадой: стратегическими ядерными силами, ядерными силами на театрах и неядерными силами. Каждый ее компонент служит сдерживанием для соответствующего компонента сил вероятного противника, и все они взаимодействуют, усиливая сдерживание во всем спектре возможных конфликтов"26 . Несколько уменьшив упор на тактическое ядерное оружие в Европе, Шлесинджер усилил акцент на так называемое "контрсиловое" применение стратегического ядерного оружия (на театре военных действий и в глубине территории противника) и на повышение боевых возможностей обычных вооруженных сил общего назначения США и их союзников по НАТО. В результате начиная с 1974 финансового года наметилась тенденция увеличения военных расходов США в постоянных ценах как по категории стратегических сил, так и особенно по силам общего назначения.

Толчком к дополнительному пересмотру внешнеполитической доктрины и военно-политической стратегии США послужила победа национально- освободительных сил в Камбодже и Южном Вьетнаме. Эти события наряду с неблагоприятными для США изменениями на южном фланге НАТО - событиями в Португалии, конфликтом на Кипре, выходом Греции из военной организации Североатлантического союза, ухудшением отношений США с Турцией - легли в основу корректировки американских стратегических концепций. При этом, как отмечалось в прессе, центры внимания американской региональной стратегии переместились на Ближний Восток, в район Средиземноморья, в Корею и Японию. В президентском послании о положении страны (январь 1975 г.) отмечалась важность для США укрепления американских позиций в этих регионах, а Шлесинджер подчеркнул в ежегодном докладе о военной программе США в феврале 1975 г., что американские союзники испытывают различной степени экономические и политические трудности и "в этих условиях требуется сформулировать общие цели от Азорских островов через Европу, Средиземноморье до Японии" 27 . Выступая в нью-йоркском пресс-клубе перед иностранными корреспондентами, Шлесинджер заявил: "Соединенные Штаты не собираются вмешиваться всюду и платить любую цену, но будут продолжать играть соответствующую роль в поддержке тех государств, которые эффективно продемонстрируют свою волю и возможность оказывать помощь самим себе" 28 .

В интервью журналу "U. S. News and World Report" Шлесинджер несколько конкретизировал военно-стратегические концепции Пентагона. Начав с демонстрации жесткости американской военной политики в Камбодже (инцидент с судном "Майагез") и отметив относительно малое влияние событий в Юго-Восточной Азии на общий военный баланс в мире, он сконцентрировал внимание на том, что, с его точки зрения, было главным, - сохранении "американского присутствия" за границей и увеличении военных бюджетов США и их союзников. Применительно к Европе и Ближнему Востоку были подчеркнуты стремление США сохранить и усилить свою роль в НАТО, готовность продолжать оказывать


26 J. Schlesinger. Report of the Secretary of Defense to the Congress on the FY 1976 and Transition Budget, FY 1977 Authorization Request and FY 1976 - 1980 Defense Program, 1975, pp. 1 - 12.

27 J. Schlesinger. Annual Defense Report FY 1976, pp. 1 - 4.

28 J. Schlesinger. Remarks before the Overseas Press Club in New York. April 15, 1975.

стр. 73


военную помощь Израилю и предпринять экономические, политические и военные санкции против эмбарго на поставки нефти странами Ближнего Востока, а также увеличить американское военное присутствие в Индийском океане. США призывают западноевропейских союзников усилить военно- политический блок НАТО, включив в его состав Испанию. В отношении Азии военно-политическая стратегия США предусматривает усиление военных связей с Южной Кореей и Японией и использование благоприятного отношения пекинского руководства к американскому военному присутствию в Восточной Азии и зоне Тихого океана. "Один из уроков вьетнамского конфликта состоит в том, что вместо простого сдерживания давления противника необходимо наносить удар в сердце его мощи: уничтожить его вооруженные силы, а не вовлекаться в бесконечные второстепенные военные операции", - заявил Шлесинджер, характеризуя американскую позицию по отношению к Корее29 .

Приход к власти в Пентагоне Д. Рамсфельда во второй половине 1975 г. не внес существенных изменений в стратегические концепции США. В его докладе о военной программе и военном бюджете на 1977 финансовый год подтверждена линия на использование стратегических сил в ограниченной ядерной войне (их "гибкость") и рост боевой эффективности и численности сил общего назначения. Пожалуй, единственное, в чем Д. Рамсфельд пошел дальше Дж. Шлесинджера, - это в степени завышения пресловутой "советской военной угрозы", советского оборонного бюджета, численности вооруженных сил и темпов их модернизации. По его "подсчетам", выходит, что если бы США поддерживали такой же уровень вооруженных сил, как СССР, то их военный бюджет составил бы 200 млрд. долларов. Все это делалось с одной определенной целью оправдать финансовые полномочия Пентагону в сумме более 113 млрд. долл. в 1977-м и 123,2 млрд. долл. - в 1978 финансовых годах30 .

В целом же представляется, что с учетом настроений американской общественности, уставшей от интервенционализма США в послевоенный период, озабоченной внутренними социально-экономическими трудностями (инфляцией, безработицей, ростом преступности), с которыми страна сталкивается в последние годы, американские правящие круги корректируют свою военно-политическую стратегию "реалистического сдерживания", пытаясь придать ей более селективный (выборочный) и в то же время более жесткий характер на уровне так называемых локальных конфликтов. Однако такой курс, направленный на наращивание военного потенциала США и их союзников, на использование американских вооруженных сил в конфликтных ситуациях в мире, противоречит политике разрядки международной напряженности и взаимовыгодного сотрудничества стран с различными социальными системами и создает дополнительные трудности на пути обеспечения длительного и устойчивого мира на планете.

Развитие вооруженных сил США в конце 60-х - первой половине 70-х годов может быть охарактеризовано изменениями, которые произошли в важнейших характеристиках их состава и численности, а также в ассигнованиях на вооруженные силы (см. таблицы 1 - 2).

В пропагандистском арсенале Пентагона широко используется тезис, что доля военных расходов в валовом национальном продукте США снизилась с 9,5% в 1968 г. до 5,7% в 1976 финансовом году, общее число занятых в военной сфере - с 8 до 4,4 млн. человек, а бюджет министерства обороны в постоянных ценах - примерно на 30% 31 .


29 "U. S. News and World Report", May 26, 1975, p. 25.

30 D. Rumsfeld. Annual Defense Department Report FY 1977. Washington. 1976; ejusd. Annual Defense Department Report FY 1978. Washington. 1977.

31 D. Rumsfeld. Annual Defense Department Report FY 1977. Washington. 1976, pp. 31, A-9.

стр. 74


Таблица 1

Некоторые показатели состава регулярных вооруженных сил и военных расходов США в 1964 - 1977 гг.32

Показатели

1964

1968

1974

1975

1976

1977

Стратегические силы

 

 

 

 

 

 

Межконтинентальные баллистические ракеты:

 

 

 

 

 

 

"Минитмен"

600

1000

1000

1000

1000

1 000

"Титан"

108

54

54

54

54

54

Баллистические ракеты подводных лодок

336

656

656

656

656

656

Эскадрильи стратегических бомбардировщиков

78

40

28

27

26

25

Эскадрильи истребителей-перехватчиков

40

26

7

6

6

6

Силы общего назначения

 

 

 

 

 

 

Наземные силы:

 

 

 

 

 

 

дивизии армии

16

19

13

14

16

16

дивизии морской пехоты

3

4

3

3

3

3

Оперативно-тактическая авиация:

 

 

 

 

 

 

эскадрильи ВВС

85

103

75

69

68

68

эскадрильи ВМС

85

80

70

70

65

65

эскадрильи морской пехоты

28

27

26

25

25

25

Военно-морские силы:

 

 

 

 

 

 

авианосцы

24

23

14

15

13

13

многоцелевые атомные подводные лодки

19

33

61

64

68

70

надводные боевые корабли

368

387

187

189

185

188

десантные корабли

133

157

65

64

63

64

Силы мобильности

 

 

 

 

 

 

Эскадрильи стратегических транспортных самолетов:

 

 

 

 

 

 

С-5А

0

0

4

4

4

4

С-141

0

14

13

13

13

13

Войсковые транспорты

101

130

37

51

48

47

Численность вооруженных сил (млн.)

 

 

 

 

 

 

Регулярных

2,69

3,15

2,16

2,13

2,03

2,10

Резервных

1,05

1,00

0,93

0,91

0,88

0,81

Служащих

1,04

1,29

1,01

0,99

0,97

0,94

Военный бюджет в текущих ценах (млрд. долл.)

 

 

 

 

 

 

Полные финансовые полномочия

50,7

75,6

85,1

87,9

98,3

112,7

Фактические расходы

50,8

78,0

78,4

86,0

91,2

100,1

Военный бюджет в ценах 1976 финансового года (млрд, долл.)

 

 

 

 

 

 

Полные финансовые полномочия

103,6

135,0

104,4

95,5

98,3

105,0

Фактические расходы

105,2

140,0

94,4

93,3

91,2

93,0

Таблица 2

Обобщенное распределение военного бюджета (полных финансовых полномочий) на стратегические силы и силы общего назначения (млрд. долл.) 33

Категории силы

Финансовые годы

1964

1968

1974

1975

1976

1977

В текущих ценах

 

 

 

 

 

 

Стратегические силы

16,1

14,4

15,4

17,7

17,9

20,1

Силы общего назначения

34,6

61,2

69,7

70,2

80,4

92,6

Вооруженные силы в целом

50,7

75,6

85,1

87,9

98,3

112,7

В ценах 1976 фин. года

 

 

 

 

 

 

Стратегические силы

32,2

25,4

18,9

18,2

17,9

18,6

Силы общего назначения

71,4

109,6

85,5

77,3

80,4

86,4

Вооруженные силы в целом

103,6

135,0

104,4

95,5

98,3

105,0


32 J. Schlesinger. Annual Defense Department Report FY 1976 and FY 1977, p. D-2; D. Rumsfeld. Annual Defense Department Report FY 1977, p. A-19.

33 В. Blechman, E. Gramlich, R. Hartman. Setting National Priorities. The 1976 Budget. Washington. 1975.

стр. 75


Однако для правильного понимания перемен в распределении государственных приоритетов и строительстве вооруженных сил США следует учесть модификации американских оценок расстановки сил в мире и общее изменение международного климата в первой половине текущего десятилетия. Во-первых, американский монополистический капитал борется за лидирующее положение в мире не только военными, но и экономическими средствами. Высвобождение какой-то части валового национального продукта из военной сферы в гражданскую на определенном историческом этапе может быть более важным делом, обеспечивающим монополиям США более благоприятные условия в конкурентной борьбе на мировых рынках, а администрации - возможность решения некоторых неотложных внутренних проблем. Во-вторых, уменьшение численности вооруженных сил связывается с тем, что соответствующих внешнеполитических целей, по мнению американских правящих кругов, можно достичь, имея вооруженные силы меньшей численности, особенно с учетом раскольнической политики пекинского руководства, за счет лучшего оснащения армии, а также увеличения военных бюджетов и численности вооруженных сил союзников США. Так, в рассматриваемый период военные бюджеты западноевропейских союзников США по НАТО, Канады и Японии в текущих ценах возросли вдвое, а в сопоставимых ценах - более чем в 1,5 раза34 . Наконец, если сравнить общую международную обстановку начала 60-х годов с современной обстановкой, то снижение военных расходов и численности вооруженных сил США окажется не столь значительным, как это пытается представить Пентагон.

Приведенные в табл. 1 - 2 данные показывают, что в 1977 финансовом году уровень военных ассигнований США (по категории полных финансовых полномочий - порядка 105 млрд. долл.) по их реальной "покупательной" способности примерно соответствует уровню военных расходов 1964 финансового года, хотя численность регулярных вооруженных сил и общая численность "рабочей силы", занятой в военной сфере, на 22 - 23% ниже. В оставшуюся часть текущего десятилетия предполагалось увеличивать военные расходы США в сопоставимых ценах на 2 - 3% в год с доведением их в 1980 финансовом году до 116 млрд, долл. в ценах 1975 г. и до 148 млрд. долл. в текущих ценах. Кроме того, в связи с увеличением количества регулярных дивизий армии США с 13 до 16, авиакрыльев ВВС с 22 до 26 и количества кораблей ВМС с 450 до 500 - 600 намечается и некоторое увеличение общей численности американских вооруженных сил35 .

В соответствии с общими тенденциями во внешней политике США в последние годы с 1976 финансового года началось наращивание военных расходов США и в сопоставимых показателях. Доля бюджета Пентагона в федеральном бюджете увеличилась с 24,4% до 25,4%. Главное направление увеличения американских военных приготовлений - это рост ассигнований на заказы вооружения и научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (с 29,7 млрд. долл. в 1975 финансовом году до 40,3 млрд. долл. в 1977 финансовом году в ценах 1977 года)36 .

Стратегические ядерные силы США с 1968 по 1976 г. в количественном отношении практически остались неизменными, (за счет вывода из боевого состава некоторого числа стратегических бомбардировщиков суммарное количество стратегических средств доставки уменьшилось


34 "The Military Balance 1975 - 1976". The International Institute for Strategic Studies. L. 1975, pp. 76 - 77.

35 J. Schlesinger. Annual Defense Department Report FY 1976, pp. 1 - 26, D- 2; D. Rumsfeld. Annual Defense Department Report FY 1977.

36 D. Rumsfeld. Annual Defense Department Report FY 1977, pp. A-8 - A- 14.

стр. 76


примерно с 2400 до 2200 при постоянном количестве стратегических ракет- 1710). В то же время в результате качественного совершенствования- оснащения средств доставки многозарядными системами МИРВ и СРЭМ37 - более чем удвоилось количество обеспеченных доставкой стратегических ядерных зарядов (с 4200 до 8500). Силы общего назначения после наращивания их численности в 60-е годы (с 2,5 до 3,5 млн. военнослужащих в составе регулярных войск) сократились примерно до 2 млн. с одновременным сохранением и даже усилением стремления к качественному превосходству. На вооружение поступило большое количество нового оружия и техники. Так, количество современных многоцелевых атомных подводных лодок увеличилось с 33 до 68, эскадрилий сверхтяжелых транспортных самолетов С-5А - с 1 до 4, полезный груз оперативно-тактической авиации ВВС, ВМС и морской пехоты, несмотря на сокращение ее численности, увеличился с 29,8 тыс. т в 1968 г. до 33,9 тыс. т в 1974 г., а грузоподъемность авиационных сил стратегической мобильности - с 15,9 тыс. т до 19,6 тыс. т соответственно38 .

В конце 60-х - первой половине 70-х годов возрос удельный вес американской помощи в мероприятиях по обеспечению военного потенциала капиталистических государств, при этом в последние годы резко увеличился объем продажи американского оружия за наличный расчет. Делается это в соответствии с концепцией "партнерства" и разделения военных приготовлений во внешнеполитической доктрине США и военно-политической стратегии "реалистического сдерживания" (табл. 3).

Таблица 3

Некоторые показатели концепции "партнерства" в стратегии "реалистического сдерживания" (в млрд. долл.) 39

 

Финансовые годы

1968

1974

Расходы США, связанные с войной в Юго-Восточной Азии

19,3

1,6

Программа военной помощи министерства обороны США

0,8

4,1

Прочие программы военной помощи

2,3

1,5

Продажа оружия за наличный расчет

0,8

8,5

С начала текущего десятилетия до 1975 г. США продали за границу оружия на 20 млрд. долл. и сверх этой суммы поставили его безвозмездно еще на 8 млрд. долларов. В последние годы основной поток его направляется в район Ближнего Востока и Персидского залива. В 1974 г. странам этого района было продано вооружения и военной техники на сумму почти 7 млрд. долларов. Кроме того, Израиль после войны 1973 г. получил от США оружия почти на 2 млрд. долларов. В 1975 г. заключен контракт с Бельгией, Голландией, Норвегией и Данией на поставку им американской фирмой "Дженерал дайнемикс" 350 истребителей F-16 общей стоимостью около 3 млрд. долларов. В 1975 и 1976 гг. годовая продажа оружия США превысила


37 МИРВ - многозарядная головная часть с раздельным нацеливанием боеголовок; СРЭМ - авиационная сверхзвуковая ракета ближнего радиуса действия.

38 "Setting National Priorities. The 1974 Budget". Washington. 1973, p. 294.

39 В. Blechman, E. Gramlich, R. Hartman. Op. cit.

стр. 77


10 млрд. долл., в то время как в 1970 г. ее объем не превышал 1,5 млрд. долларов40 .

Все это свидетельствует о том, что в военной политике США происходит смещение акцентов: "исключение" из сферы американских интересов таких партнеров, как Южный Вьетнам (расходы США на войну в Юго-Восточной Азии оцениваются в 150 млрд. долл.), при сохранении и увеличении вклада основных западноевропейских союзников США по НАТО, Канады и Японии и попытках подключения новых партнеров с большими финансовыми возможностями, таких, как, например, Саудовская Аравия или Иран.

В основу развития стратегических ядерных сил США положена концепция стратегической "достаточности", которая была введена в обиход еще администрацией Никсона и непосредственно связана с пропагандистским аргументом Пентагона о ненаращивании с 1968 г. количества средств доставки стратегического ядерного оружия. Но еще Макнамара признавал, что не количество средств доставки, а число доставляемых ядерных зарядов является определяющим критерием стратегических ядерных возможностей. Он считал, что наиболее значащей и реалистической мерой таких возможностей является не мега-тоннаж, а число боеголовок, способных с достаточной точностью поразить конкретные цели. По мнению Макнамары, в 1967 г. США превосходили СССР по этому показателю по крайней мере в три-четыре раза. "В дальнейшем, - писал он, - мы будем обеспечивать в обозримом будущем превосходство над Советским Союзом по этому же реалистическому критерию"41 . Из этого видно, что Макнамара не скрывал стремления Пентагона к стратегическому ядерному превосходству, хотя и понимал, что оно с политической и военной точек зрения имеет ограниченное значение. Вот почему в дальнейшем американское военно-политическое руководство, осознав недостижимость этой цели, ввело в оборот термин "достаточность", а в последние годы даже понятие "примерный паритет".

Однако при равенстве в количестве средств доставки делается попытка как можно дольше сохранить превосходство США по количеству обеспеченных доставкой стратегических ядерных зарядов. В конце 60-х - первой половине 70- х годов выделены средства на замену 550 однозарядных ракет "Минитмен-1" на многозарядные ракеты "Минитмен-3" (увеличение количества боеголовок на 1100), 496 ракет "Поларис" на ракеты "Посейдон" (увеличение количества поражаемых целей на 4500 - 6500) и на оснащение 250 стратегических бомбардировщиков ракетами ближнего действия СРЭМ (то есть увеличение количества их ядерных зарядов на несколько тысяч) 42 .

Заключенное в 1972 г. временное соглашение между СССР и США о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений в принципе наложило косвенные потенциальные лимиты и на увеличение количества ядерных зарядов стратегических ракет, поскольку США разрешено иметь не более 1054 МБР и 656 БРПЛ (или не более 1000 МБР и 710 БРПЛ), то есть не более 1710 стратегических ракет наземного и морского базирования43 . В соответствии с владивостокской договоренностью 1974 г. дополнительное ограничение количества стратегических ракет с многозарядными головными частями


40 Е. Luck. Arms Transfers and Conventional Arms Control. A Paper Prepared for the United National Association, February 14, 1975. [W. a. and p.]; "Does the U. S. Have a Conventional Arms Sales Policy?". "Army Control Today", May 1976, pp. 1 - 8.

41 R. MacNamara. The Essence of Security, p. 87.

42 "Annual Defense Department Report FY 1977". Washington. 1976, pp. 74 - 87.

43 "Arms Control and Disarmament Agreements. U. S. Arms Control and Disarmament Agency". Washington. 1975, pp. 137 - 141.

стр. 78


должно быть установлено новым долгосрочным советско-американским соглашением44 .

По оценкам американских специалистов, к концу текущего десятилетия количество обеспеченных доставкой стратегических ядерных зарядов США может превысить 10 тыс. даже при условии некоторого сокращения современного суммарного количества стратегических средств доставки. Такое увеличение количества стратегических ядерных зарядов обеспечивается продолжением оснащения стратегических носителей многозарядными ракетными и авиационными системами и разработкой и строительством новых стратегических систем (БРПЛ "Трайдент", стратегических бомбардировщиков Б-1 и межконтинентальных баллистических ракет MX) с большей грузоподъемностью и более высокой точностью. При этом стоимость содержания и модернизации стратегических ядерных сил США в сопоставимых показателях будет находиться примерно на современном уровне (порядка 20% от общих военных расходов), что в постоянных ценах примерно в полтора раза меньше, чем в первой половине 60-х годов.

Самое непосредственное отношение к проблеме количественной и качественной гонки стратегических вооружений имели усилия Пентагона по развертыванию системы ПРО. До 1973 финансового года на ее разработку и развертывание было израсходовано около 6 млрд. долл. и ассигновано еще 2 миллиарда. Этими ассигнованиями были полностью обеспечены разработка всей системы "Сейфгард" и развертывание первых четырех ее комплексов в северо-западной и центральной частях США, а также подготовка к развертыванию пятого комплекса в зоне Вашингтона. Строительство двух первых комплексов этой системы в Гранд-Форксе и Малстроме в 1972 г. было близко к завершению45 .

Договор об ограничении системы ПРО США и СССР в 1972 г. и протокол к Договору об ограничении систем ПРО 1974 г. свели систему "Сейфгард" до одного комплекса (100 пусковых установок противоракет) в районе Гранд- Форкса и положили конец, во всяком случае в обозримом будущем, попыткам развертывания в США системы ПРО, ориентированной против СССР, а также созданию, испытанию и развертыванию систем или компонентов ПРО морского, воздушного или мобильного наземного базирования. В этих условиях военно-техническая политика США в области ПРО переориентирована на проведение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, не лимитированных упомянутыми соглашениями, и на поиски путей обеспечения защиты территории США от ограниченных ракетно-ядерных возможностей "третьих ядерных стран" в 80-е годы. Одним из путей обеспечения этого считается совершенствование космических средств сверхраннего обнаружения запусков МБР и БРПЛ и определения примерных параметров их траекторий и создание управляемых противоракет сверхдальнего перехвата МБР ("Суперспартан") на расстоянии до 3 тыс. км от территории США46 .

В соответствии с решением конгресса США, принятым при рассмотрении военного бюджета 1976 финансового года, разрешенный договором о ПРО и протоколом к нему комплекс системы "Сейфгард" в Гранд-Форксе законсервирован. Остался в действии лишь радиолокационный комплекс дальнего кругового обнаружения, который вошел в систему НОРАД (систему ПВО Североамериканского континента) и предназначен для получения более точной информации в системе раннего обнаружения ракетных боеголовок и определения их траекторий.


44 "Правда", 25.XI.1975.

45 М. Laird. Annual Defense Department Report FT 1973. Washington. 1972, p. 76.

46 "The New York Times", 26.II.1972.

стр. 79


Такое решение было принято в связи с тем, что с точки зрения защиты территории и МБР США от советских стратегических ракет этот комплекс не играет практически никакой роли, а в плане создания тонкой ("разреженной") системы ПРО, предназначенной для защиты территории от "третьих ядерных стран", случайных и несанкционированных запусков ракет по территории США при существующих противоракетах дальнего перехвата "Спартак" он не может выполнять таких функций. Поэтому на нынешнем этапе главные усилия в области ПРО США сосредоточены на проведении соответствующих научно- исследовательских и опытно-конструкторских работ, ориентированных главным образом на проблему создания тонких систем обороны от ограниченных ракетно-ядерных ударов47 .

Существенным моментом строительства вооруженных сил и военно- технической политики США явилось принятое в 1974 г. решение относительно снятия с вооружения в системе ПВО НОРАД на континенте США зенитных ракетных комплексов "Найк-Геркулес" и "Бомарк". Это решение официально обосновывалось тем, что нет необходимости иметь ракетные системы ПВО при почти полном отсутствии системы ПВО континента Северной Америки. Однако представляется, что не менее важную роль играли при этом и соображения экономии средств путем снятия с вооружения устаревших систем и выделения ресурсов на более перспективные разработки систем ПВО, обладающих одновременно и некоторыми возможностями ПРО (ближнего перехвата), а также использования дислоцированных на территории США мобильных систем ПВО (типа "Патриот") сил общего назначения.

Большие финансовые ресурсы выделяются ежегодно в США на развитие систем противолодочной обороны (ПЛО), которые, по мнению ряда американских ученых, оказывают дестабилизирующее влияние на стратегический ядерный баланс США и СССР. Так, в 1976 финансовом году на эти цели запрошено более 4,5 млрд. долл., из них порядка 0,7 млрд. - на противолодочную авиацию, более 0,1 млрд. - на стационарные подводные системы обнаружения и около 3,7 млрд. долл. - на надводные корабли, подводные лодки и противолодочное оружие48 .

Анализ развития сил общего назначения США в 60-е и 70-е годы показывает, что в современных условиях их численность примерно на 40% ниже, чем в 1968 г., и на 20% ниже, чем в 1964 г" однако стоимость их содержания и модернизации в сопоставимых ценах на 10 - 15% выше, чем в 1964 году. При этом главной тенденцией их развития до 1974 г. было сокращение количества дивизий, кораблей и самолетов и т. п. с целью выделения относительно больших ресурсов на модернизацию вооружения. С 1974 г. наметилась явная тенденция увеличения численности сил общего назначения и особенно количества дивизий армии (с 13 до 16) с доведением его до уровня 1964 года 49 . Другими словами, в самые последние годы наметился некоторый, пока еще не совсем ясный сдвиг от концепции "полутора войн" к концепции, которую условно можно было бы назвать концепцией "одной и двух третей войны" ("одна война" в Европе с СССР или в Азии с КНР и "две трети войны" где-то еще на Ближнем Востоке, на Дальнем Востоке, в Африке, Латинской Америке и т. п.).

В целом же в 1970 - 1976 финансовых годах военные расходы США в текущих ценах составили около 600 млрд. долл. (595 млрд. по категории полных финансовых полномочий, 561 млрд. долл. по категории фактических расходов), а в ценах 1976 финансового года по категории полных финансовых полномочий превысили 700 млрд. долл., что в со-


47 D. Rumsfeld. Annual Defense Department Report FY 1977, pp. 91 - 92.

48 J. Schlesinger. Annual Defense Department Report FY 1976, pp. 111 - 76 - 111 - 97.

49 D. Rumsfeld. Annual Defense Department Report FY 1977, p. A-19.

стр. 80


поставимых ценах примерно на 15% меньше, чем за предшествующие семь лет (1963 - 1969 финансовые годы) 50 . Такое уменьшение обусловлено главным образом учетом благоприятного для США "китайского фактора", выходом США из войны в Юго-Восточной Азии и сокращением численности сил общего назначения.

В 70-е годы еще больший акцент стал делаться на качественное превосходство вооруженных сил США и обеспечение "широкого диапазона научно- технических инициатив". Эта линия прослеживается в докладах министров обороны М. Лэйрда, Э. Ричардсона, Дж. Шлесинджера, Д. Рамсфелда, а также в ежегодных докладах начальников управления научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) министерства обороны США. В 1976 и 1977 финансовых годах на исследования, разработки, испытания и оценки, проводимые этим управлением, было выделено 9,5 и 10,6 млрд. долларов51 .

Бюджетное обеспечение такого качественного превосходства идет главным образом по линии двух программ: заказы (закупки) вооружения и техники и НИОКР. На эти цели в 1970 - 1976 финансовых годах ассигновано около 200 млрд. долл. (в текущих ценах), из них на производство нового вооружения и техники - более 140 млрд. долл. и на НИОКР - около 60 млрд. долларов. За этот период выделены средства на перевооружение 27 ракетных атомных подводных лодок с ракет "Поларис" на ракеты "Посейдон" (средства на переоборудование еще четырех подводных лодок были отпущены до 1970 финансового года), на постройку четырех атомных подводных лодок системы "Трайдент", на замену ракет "Минитмен-1" ракетами "Минитмен-3" и повышение взрывостойкости их шахт, на переоборудование стратегических бомбардировщиков Б-52 под ракеты СРЭМ и на производство 1140 таких ракет. В этот же период заказано около 3800 танков, более 2200 армейских вертолетов к 1200 десантно-высадочных средств морской пехоты, около 1400 самолетов ВВС и более 1 тыс. самолетов ВМС, 12 авиационных систем "Авакс" для управления средствами ПВО на театрах, более 120 крупных кораблей (в том числе 2 атомных авианосца, 5 атомных крейсеров, 26 многоцелевых атомных подводных лодок, 30 эсминцев и 10 ракетных сторожевых кораблей), а также 3 малых ракетных корабля на подводных крыльях, 310 противолодочных самолетов и 89 сверхтяжелых военно-транспортных самолетов С-5А. В результате было заменено или модернизировано более половины стратегических систем оружия (носителей) и порядка трети вооружения и техники сил общего назначения. К наиболее крупным и дорогостоящим программам НИОКР в области стратегического оружия 1970 - 1976 финансовых годов относятся подводная стратегическая система увеличенной дальности стрельбы "Трайдент" (более 3,3 млрд. долл.), стратегический бомбардировщик Б-1 (около 0,7 млрд. долл.), новая межконтинентальная баллистическая ракета MX (0,1 млрд. долл.), новые стратегические крылатые ракеты (0,2 млрд. долл.), новые головные части баллистических ракет (более 0,6 млрд. долл.), новые средства ПРО и системы управления стратегическими силами (более 1,3 млрд. долл.) 52 .

Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по


50 Ibid., p. A-9.

51 М. Laird. Statement before the Senate Armed Services Committee on the FY 1973 Defense Bubget and FY 1973 - 1977 Program. 1972, p. 8; М. Currie. The Department of Defense Program Research, Development, Test and Evaluation FY 1976. Washington. 1975, pp. 1-1, 1-3; D. Rumsfeld. Annual Defense Department Report FY 1978, Washington. 1977, p. A-l.

52 M. Laird. Annual Defense Department Reports FY 1970 - 1973. Washington. E. Richardson. Annual Defense Department Report FY 1974; Washington. 1973; J. Schlesinger. Annual Defense Department Reports FY 1975 - 1976. Washington. 1974 - 1975.

стр. 81


созданию вооружения и техники для сил общего назначения армии, ВВС и ВМС велись в этот период широким фронтом, и на них расходовалось 60% средств, выделенных на НИОКР министерства обороны. Особое внимание уделялось разработкам нового танка ХМ-1, противотанковых управляемых снарядов "Toy" и "Дракон", армейских вертолетов, мобильной ракетной системы ПВО армии и морской пехоты "Патриот", авиационной оперативно-тактической системы управления ПВО "Авакс", многоцелевого истребителя ВМС F-14 и его противовоздушной ракетной системы "Феникс", истребителей ВВС F-15 и F-16, штурмовика ВВС А-10, авиационной ракеты класса "воздух - земля" "Мейверик", противокорабельных ракет "Гарпун" для надводных кораблей, подводных лодок и самолетов, корабельной системы ПВО "Иджис", торпеды МК-48, палубного противолодочного самолета S-ЗA, легкого многоцелевого авианосца, ракетного сторожевого корабля, кораблей на подводных крыльях и воздушной подушке и большого количества других систем, подсистем и компонентов нового вооружения и техники53 . Кроме того, министерство обороны США проводит большое количество НИОКР совместно со своими союзниками по НАТО и использует результаты их научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, ежегодные ассигнования на которые сопоставимы с расходами США на НИОКР по созданию вооружения и техники для сил общего назначения (союзники США по НАТО ежегодно расходуют на эти цели более 3 млрд. долл.) 54 .

Установка на качественное превосходство продолжает быть основой военной политики США. Однако в современных условиях силовые возможности американского империализма резко ограничены благодаря росту экономического и оборонного потенциала СССР и всего социалистического содружества. Как писал профессор Гарвардского университета С. Хантингтон: "Наша глобальная гегемония рушится... Главная цель состоит... в поддержании баланса сил"55 . Ради этого американский империализм пытается в большей степени, чем раньше, привлекать людские и материальные ресурсы своих союзников в Европе, Азии, Америке и Африке, с тем чтобы увеличить общий военный потенциал капиталистического мира.

*

Политика США в области ограничения вооружений носит сложный и противоречивый характер. В ней отражается борьба между силами, выступающими против разрядки международной напряженности и улучшения американо-советских отношений, и силами, поддерживающими эти здоровые тенденции, к которым, кроме подавляющей части американского народа, принадлежат и трезвомыслящие представители правящих кругов.

В первой половине 60-х годов правительство США ответило на единогласно принятое ООН советское предложение о всеобщем и полном разоружении, по существу, тем, что поставило во главу угла лишь вопрос о контроле над вооружениями, что фактически было равносильно саботированию решения этой важнейшей проблемы, а на проведенное Советским Союзом в одностороннем порядке значительное сокращение численности вооруженных сил - наращиванием в полтора раза численности своих вооруженных сил и военных расходов. Однако и в этих условиях в 1963 и 1968 гг. были подписаны договоры о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом простран-


53 "Army", March 1976, pp. 12 - 17.

54 М. Currie. Op. cit., pp. X-1 - X-7.

55 Цит. по: J. Collins. Grand Strategy. Annapolis. 1973, p.

стр. 82


стве и под водой и о нераспространении ядерного оружия. Эти важные документы положили начало сдерживанию гонки ядерных вооружений, что явилось результатом согласия, достигнутого между правительствами СССР, США и Великобритании. Был положен конец периоду интенсивных ядерных испытаний в атмосфере и под водой и тем самым уменьшена опасность радиоактивного заражения природной среды и наложены некоторые ограничения на распространение ядерного оружия. В 1965 г. СССР и США заявили на Генеральной Ассамблее ООН о необходимости предпринять надлежащие шаги, с тем чтобы не допустить распространения гонки вооружений на космическое пространство, а в 1967 г. в Москве, Вашингтоне и Лондоне был подписан договор о принципах, определяющих деятельность государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, согласно которому государства обязались не выводить на орбиту вокруг Земли любые объекты с ядерным оружием или другими видами оружия массового уничтожения, не устанавливать такое оружие на небесных телах и не размещать его в космическом пространстве каким-либо иным образом.

В первой половине 70-х годов наметилась тенденция к улучшению советско- американских отношений, что явилось следствием миролюбивой внешней политики Советского Союза, всего социалистического содружества, изменения соотношения сил на мировой арене. Важную роль сыграли советско- американские встречи на высшем уровне, переговоры об ограничении стратегических ядерных вооружений, о сокращении вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе, а затем и общеевропейское совещание по безопасности и сотрудничеству, а также другие переговоры по вопросам разоружения, которые ведутся как на двусторонней, так и на многосторонней основе. В сентябре 1971 г. вступило в силу соглашение о мерах по уменьшению риска возникновения ядерной войны между США и СССР и предотвращения случайного или несанкционированного использования ядерного оружия. Соглашение предусматривает обязательства по быстрому установлению связи при опасности возникновения таких ядерных инцидентов или обнаружения неопознанных объектов и заблаговременное оповещение о запусках ракет определенной категории 56 .

В этот период на политику США повлияли переоценка американскими правящими кругами расстановки сил на международной арене и выход США из войны в Юго-Восточной Азии. Ограничения охватили стратегические ядерные вооружения (в рамках двусторонних советско-американских переговоров), а сокращения - силы общего назначения США. Подписание в 1972 г. советско- американских соглашений об ограничении стратегических вооружений (Договор об ограничении систем противоракетной обороны, дополненный протоколом 1974 г., и временное соглашение об ограничении стратегических наступательных вооружений) сыграло важную роль в сдерживании гонки ядерных вооружений.

Однако, несмотря на наличие соглашений об ограничении стратегических ядерных вооружений и переговоры о дальнейшем их ограничении, которые ведутся в соответствии с владивостокской договоренностью 1974 г., некоторые представители научных кругов в США утверждали, будто подписанные и ратифицированные в 1972 г. советско-американские соглашения не влияют на процесс наращивания вооружений и что фактически и после их подписания каждая сторона вольна делать в этой области то, что она хочет. Между тем московские соглашения предусматривают остановку в количественном наращивании самых ди-


56 "Правда", 1.Х. 1971.

стр. 83


намичных и новейших компонентов стратегических ядерных вооружений - систем ПРО, межконтинентальных баллистических ракет и баллистических ракет подводных лодок. Они установили определенные пределы для размеров, а следовательно, и мощности зарядов МБР, не говоря уже о жестких ограничениях на системы ПРО.

В основу подписанных соглашений положен принцип равной безопасности США и СССР. Выступать открыто против этого принципа не решаются даже такие противники улучшения американо-советских отношений, как сенатор Г. Джексон. Другое дело - искаженное толкование этого принципа, намеренная фальсификация сути стратегического баланса вроде утверждений о том, что Советский Союз получил якобы односторонние преимущества в области стратегического ядерного оружия. В качестве главного аргумента против заключенного временного соглашения Г. Джексон приводил тезис о якобы трехкратном превосходстве СССР по мегатоннажу стратегических ракет и на этом основании делал вывод о нарушении принципа равной безопасности, паритетности стратегического ядерного баланса США и СССР 57 . При таком подходе намеренно фальсифицируется действительность. При сравнении стратегических сил искусственно исключаются многие важные компоненты, такие, например, как стратегические бомбардировщики. В этом плане примечательно заявление государственного секретаря США Г. Киссинджера, сделанное им во время обсуждения в конгрессе советско-американских соглашений: "Наше современное военно-стратегическое положение надежно. Большая часть критики направлена на различия в количестве ракет между США и СССР. Однако такой подход учитывает лишь один аспект проблемы. Для оценки общего баланса необходимо учитывать те силы, которые не вошли в соглашение: наши силы стратегических бомбардировщиков" 58 .

Заключенные в 1972 и 1974 гг. советско-американские соглашения об ограничении стратегических вооружений оказали в целом сдерживающее влияние на расходы США, связанные с содержанием и развитием стратегических сил. Но при этом следует иметь в виду, что, ограничив системы ПРО только одним из 12 комплексов системы "Сейфгард" и тем самым уменьшив расходы на этот компонент стратегических сил более чем на 10 млрд. долл., Пентагон в 1973 и 1974 гг. увеличил темпы модернизации вооружения, обратив особое внимание на разработку и развертывание таких систем, как подводные лодки "Трайдент", стратегические бомбардировщики Б-1. Тем не менее в эти годы расходы на стратегические ядерные силы не увеличивались (в постоянных ценах), а их доля в военном бюджете США даже несколько снизилась 59 .

Владивостокская договоренность (ноябрь 1974 г.), достигнутая во время рабочей встречи Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева и президента США Дж. Форда, относительно дальнейшего ограничения стратегических и наступательных вооружений США и СССР занимает особое место на пути решения этой проблемы. Было договорено: обе стороны получат право располагать определенными согласованными суммарными количествами носителей стратегического оружия - не более чем по 2400 стратегических средств доставки ядерных зарядов (пусковых установок МБР, БРПЛ и стратегических бомбардировщиков) 60 . Это соответствует принципу равенства и одинаковой безопасности. Тем самым был выбит козырь из рук тех кругов в США,


57 "U. S. News and World Report", July 3, 1972, p. 60.

58 "Hearings before Committee on Foreign Relations. U. S. Senate, 92 Congress, 2nd Session". Washington. 1972, p. 400.

59 В. Blechman, E. Gramlich, R. Hartman. Op. cit., pp. 111 - 118.

60 "Правда", 25.ХI.1974; 1.IV.1977.

стр. 84


которые по политическим соображениям искаженно толковали временное соглашение 1972 г., исключая из стратегического уравнения многие важные компоненты, в частности стратегическую авиацию. В соответствии с владивостокской договоренностью СССР и США обладают правом располагать определенными согласованными суммарными количествами (не более чем по 1320) пусковых установок МБР и БРПЛ, оснащенных разделяющимися головными частями индивидуального наведения. Это положение накладывает существенные качественные ограничения на гонку стратегических вооружений. Наконец, новое соглашение будет включать в себя положение о последующих переговорах по вопросу о дальнейших ограничениях и возможном сокращении стратегических вооружений на период после 1985 года.

В США вокруг владивостокской договоренности развернулась острая политическая борьба. Министр обороны М. Лэйрд пытался поставить под сомнение добросовестность Советского Союза в выполнении подписанных им соглашений. К нему присоединился сенатор-республиканец Дж. Бакли. Подобные обвинения, естественно, не имеют под собой почвы. Директор Агентства по контролю над вооружениями и разоружению Ф. Икле и государственный секретарь Г. Киссинджер заявляли в этой связи, что у Соединенных Штатов нет данных, которые бы подтверждали нарушение Советским Союзом соглашений об ограничении стратегических вооружений61 . Большинство американцев поддерживает владивостокскую договоренность, политику разрядки и улучшения американо- советских отношений.

Осуществление этой политики не наносит какого-либо ущерба безопасности договаривающихся сторон. Но хотя реалистически мыслящие американские политики понимали это, позиция США в отношении советско-американских переговоров в Женеве характеризовалась созданием проблем, по существу, выходящих за рамки владивостокской договоренности. К ним относится вопрос о так называемых "стратегических крылатых ракетах", которые, даже по мнению Г. Киссинджера, разрабатывались в основном в качестве козырей для торга, а также советского бомбардировщика, именуемого на Западе "Бэкфайр", который вообще не может быть отнесен к межконтинентальным бомбардировщикам 62 . В то же время, как это неоднократно подчеркивалось в выступлениях президентов, государственных секретарей, большинства сенаторов и конгрессменов США, не существует другой альтернативы, кроме ограничения и сокращения стратегических ядерных вооружений США и СССР на принципе равенства и одинаковой безопасности. Подписанные одновременно в Москве Л. И. Брежневым и в Вашингтоне Дж. Фордом договор о подземных ядерных взрывах в мирных целях, а также протокол к этому договору свидетельствуют о том, что при наличии доброй воли можно двигаться к решению проблемы ограничения и сокращения стратегических ядерных вооружений 63 .

Советский Союз ведет переговоры по дальнейшему ограничению и сокращению стратегических вооружений, стремясь претворить в жизнь владивостокскую договоренность, достигнутую на принципе равенства и одинаковой безопасности, и не допустить открытия нового канала гонки вооружений, который свел бы на нет имеющиеся достижения. Как не раз отмечал Л. И. Брежнев, советская сторона настойчиво и неоднократно предлагала не останавливаться на одном только ограничении существующих видов стратегического оружия, а пойти дальше и договориться о запрещении создавать новые, еще более раз-


61 "Aviation Week and Space Technology", September 8, 1975, p. 11; "Press Department of State", December 9, 1975. N 596.

62 "Правда", 1.IV.1977; "International Herald Tribune", 18.II.1976.

63 "Правда", 29.V.1976.

стр. 85


рушительные системы оружия, в частности новые ракетные подводные лодки типа "Трайдент", новые стратегические бомбардировщики типа Б-1 в США и аналогичные системы в СССР.

К сожалению, США на переговорах в Москве государственного секретаря С. Вэнса с советскими руководителями в конце марта 1977 г. внесли предложения об ограничении и сокращении стратегических вооружений, в основу которых была положена ревизия владивостокской договоренности и получение для США односторонних преимуществ. Такая политика не отвечает интересам сдерживания гонки ядерных вооружений и уменьшения угрозы ядерной войны. Тем не менее стороны условились продолжить обмен мнениями по ряду обсуждавшихся вопросов, и прежде всего связанных с заключением нового соглашения об ограничении стратегических вооружений64 . 18 - 20 мая 1977 г. в Женеве состоялась очередная встреча министра иностранных дел СССР А. А. Громыко с С. Вэнсом, на которой было детально рассмотрено положение дел с подготовкой нового соглашения об ограничении стратегических наступательных вооружений на основе владивостокской договоренности и с учетом результатов последующих переговоров. Стороны согласились в том, что переговоры в Женеве были необходимыми и полезными и что был достигнут прогресс в определении общих рамок для дальнейших переговоров. В результате обмена мнениями наметилось сближение позиций сторон по некоторым вопросам из числа ранее не согласованных. Стороны договорились продолжать обсуждение всех несогласованных вопросов с целью быстрейшего заключения нового соглашения, которое заменит временное соглашение о некоторых мерах в области ограничения стратегических наступательных вооружений65 .

Итоги Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе открыли новые перспективы для дополнения политической разрядки разрядкой военной. Материализовать политическую разрядку на европейском континенте призваны проходящие в Вене переговоры о сокращении вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе.

Советский Союз несколько лет назад внес совместно с ГДР, Польшей и Чехословакией проект соглашения о взаимном сокращении вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе, в соответствии с которым уже в 1975 г. предлагалось в качестве первого шага сократить в обусловленном районе по 20 тыс. военнослужащих (с вооружениями) из армий обеих сторон, то есть СССР, ГДР, Польши, Чехословакии, а также США, Англии, ФРГ, Голландии, Бельгии, Канады и Люксембурга; в 1976 г. осуществить дальнейшее сокращение войск каждого из участников будущего соглашения на 5% и в 1977 г. - еще на 10%. В соответствии с этим проектом сокращению должны подлежать как иностранные, так и национальные войска и вооружения в этом районе, включая сухопутные войска, военно-воздушные силы и ядерное оружие66 . Другими словами, социалистические страны в целом внесли предложение о равнопроцентном сокращении вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе без ущерба для безопасности сторон. Западные страны, в свою очередь, внесли предложение о поэтапном сокращении, причем только сухопутных войск. На первом этапе сокращению должны подлежать лишь войска СССР и США, находящиеся в Центральной Европе. При этом Советский Союз, согласно западной схеме, должен сократить в несколько раз больший контингент войск, чем США. Предложение западных стран не предусматривало сокращения ВВС и оперативно-тактического ядерного оружия.


64 "Правда", 31.III; 1.IV.1977.

65 "Правда", 22.V.1977.

66 В. Викторов, А. Столешников. Венские переговоры: два с половиной года спустя. "США: экономика, политика, идеология", 1976, N 4, стр. 27.

стр. 86


Позиция США по вопросу сокращения вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе характеризуется тем, что, с одной стороны, они заявляют о своей готовности произвести взаимные сокращения, а с другой - в процессе переговоров ими предпринимаются меры по усилению военного потенциала их союзников по НАТО в Центральной Европе, увеличению их военных бюджетов, а также росту численности американских вооруженных сил в этой зоне. В 1975 г., например, за счет изменения соотношения между боевыми частями и подразделениями поддержки боевой состав американских сухопутных войск в Центральной Европе был увеличен на две бригады 67 . Такую позицию США оправдывают тем, что в зоне Центральной Европы существует будто бы превосходство сухопутных войск стран - участниц Варшавского Договора. Однако такой подход правительства США подвергается сомнению рядом американских ученых, которые считают, что если в какой-то рассматриваемой области сокращения вооруженных сил и вооружений (например, в Центральной Европе) в течение достаточно длительного времени сложился паритетный (как правило, несимметричный) баланс, то, во-первых, в уравнении этого баланса следует учитывать все его компоненты, а во-вторых, равнопроцентное сокращение этих компонентов в принципе не нарушит сложившегося баланса. Собственно именно эта посылка и легла в основу предложения социалистических стран о сокращении вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе.

В 1975 г., руководствуясь согласованными во время подготовительных консультаций принципами ненанесения ущерба безопасности какого-либо государства, равенства прав и взаимности обязательств, страны Варшавского Договора внесли поправки и дополнения к своему проекту соглашения 1973 года. В них учтена позиция западных стран на венских переговорах. Было предложено в 1975 г. сократить вооруженные силы с соответствующим вооружением и боевой техникой: в первом полугодии - Советскому Союзу и США по 10 тыс. человек, а во втором полугодии - ФРГ и ПНР по 5 тыс., далее по 5 тыс. сокращали бы Англия, страны Бенилюкса и Канада - с одной, и ГДР и Чехословакия, с другой стороны. В 1976 г. предлагалось сократить всем странам-участницам свои вооруженные силы на 5% (в первом полугодии- СССР и США, а во втором - все остальные). На третьем этапе, в 1977 г., все участники переговоров должны были сократить вооруженные силы и вооружения одновременно на 10% 68 . В этих предложениях учтены пожелания западных участников переговоров относительно последовательности и объема сокращений. Социалистические страны выдвигали на венских переговорах и другие предложения, в частности о замораживании существующих уровней вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе.

В своем подходе к сокращению войск в центре Европы социалистические страны, как указал в выступлении на конференции коммунистических и рабочих партий Европы Л. И. Брежнев, исходят из факта существования примерного равенства между размерами вооруженных сил стран Варшавского Договора и НАТО69 . Стремясь к достижению прогресса на переговорах и учитывая позицию западных государств, в феврале 1976 г. социалистические страны предложили выработать первое соглашение о сокращении вооруженных сил и вооружений СССР и США с принятием на себя остальными странами - участницами переговоров обязательств о неувеличении численности вооруженных сил в пе-


67 D. Rumsfeld. Annual Defense Department Report FY 1977, p. 117.

68 В. Викторов, А. Столешников. Указ. соч., стр. 34.

69 См. "За мир, безопасность, сотрудничество и социальный прогресс в Европе", стр. 6.

стр. 87


риод ведения переговоров, а также общего, но четко сформулированного обязательства о сокращении ими своих вооруженных сил и вооружений на втором этапе. С целью продвинуть переговоры вперед и перевести их в практическое русло социалистические страны выступили в июне 1976 г. с новой инициативой, представив данные об общей численности вооруженных сил стран Варшавского Договора в Центральной Европе, в том числе о численности расположенных там сухопутных войск 70 .

Выступая в Туле, Л. И. Брежнев подчеркнул, что "мы хотели бы по возможности скорее прийти к соглашению и о сокращении вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе. У нас нет возражений против того, чтобы обсуждать относящиеся сюда вопросы на любом уровне и в любом месте: в Вене, в Бонне, в Вашингтоне, в Москве - где угодно" 71 .

В результате инициативы стран - участниц Варшавского Договора и проявленной ими гибкости западные участники переговоров, в том числе и, пожалуй, прежде всего США, имеют широкую возможность показать, действительно ли они заинтересованы в существенном сокращении вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе и готовы ли они ответить взаимностью на конструктивные инициативы социалистических стран.

На октябрьском (1976 г.) Пленуме ЦК КПСС Л. И. Брежнев, подчеркивая важность борьбы за прекращение гонки вооружений и за разоружение, указывал, что агрессивные круги капиталистического лагеря, не желая примириться со своими поражениями в социальных битвах, с потерей колониальных владений, отходом от капитализма все новых и новых стран, с успехами мирового социализма и ростом влияния компартий в буржуазных государствах, лихорадочно форсируют военные приготовления. "Разбухают военные бюджеты, создаются новые виды вооружений, строятся базы, предпринимаются военные демонстрации. Опираясь на эту "позицию силы", империализм надеется удержать ускользающую из его рук возможность командовать другими странами и народами"72 . Однако в современных условиях, когда сложились реальные предпосылки для того, чтобы остановить рост милитаризма, предотвратить угрозу мировой войны, силы мира и социализма, обладающие достаточным влиянием и возможностями, могут сорвать замыслы империалистических кругов и обеспечить продвижение по пути решения кардинальной для всего человечества задачи - прекращения гонки вооружений и перехода ко всеобщему разоружению.

Президентские выборы в США 1976 г. показали, что американский народ выступает за более решительный курс в пользу ограничения вооружений и разоружения. Однако реакционные круги, военно-промышленный комплекс "США усматривают в разрядке международной напряженности опасность для своих позиций внутри страны и на мировой арене. Идеологические и политические концепции этих кругов больше соответствуют климату "холодной войны" и международной напряженности.

Нынешняя американская администрация пренебрегла многими важными положениями накопленного в советско-американских отношениях опыта. Присвоив совершенно безосновательно право поучать другие страны относительно их внутренних порядков, назойливо пытаясь распространить и навязать свои идеологические принципы под лозунгом борьбы "за права человека", правительство США пошло, по суще-


70 "Правда", 23.VII.1976.

71 "Правда", 18.I.1977.

72 Л. И. Брежнев. Речь на Пленуме Центрального Комитета КПСС 25 октября 1976 г., стр. 40.

стр. 88


ству, на поводу у американских реакционных правящих кругов и серьезно затруднило решение стержневой проблемы советско-американских отношений - военной разрядки, взаимного ограничения и сокращения вооружений. Большой вред советско-американским отношениям наносит пресловутая политика создания "козырей для переговоров", попытка оказать силовое давление на партнера при обсуждении проблем, которые могут быть решены только на основе принципа равенства и одинаковой безопасности. Примером таких "козырей" в последнее время могут служить американские крылатые ракеты. Начав их интенсивную разработку, военно-промышленный комплекс США пытается открыть еще один канал гонки стратегических вооружений, хотя, по мнению ряда западных специалистов, США, по существу, не нуждаются в таких ракетах.

Другой пример стремления США оказать давление на партнера по переговорам, нарушить стратегический ядерный баланс и получить односторонние военные преимущества - это дебаты вокруг нейтронной бомбы. Речь идет о ядерных боеголовках оперативно-тактического назначения, у которых примерно в 10 раз уменьшен эффект взрывной волны и теплового излучения и резко увеличен радиационный эффект нейтронного излучения. На нынешнем этапе речь идет о выделении в бюджете 1978 финансового года 144 млн. долл. на производство таких ядерных боеголовок для оперативно-тактических ракет "Ланс" с дальностью стрельбы около 100 км и артиллерийских установок калибром 152 и 203 мм, находящихся на вооружении дивизий США, дислоцированных на Европейском континенте 73 . Этот вопрос непосредственно затрагивает другую, не менее важную проблему военной разрядки - сокращение вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе. Предлагая на переговорах в Вене некоторое сокращение количества зарядов оперативно- тактического ядерного оружия и средств их доставки в Европе и пытаясь выторговать на этой основе сокращение большего количества советских войск, американская сторона в то же время открывает еще один крайне опасный канал гонки ядерных вооружений в то время, как задача состоит в запрещении создавать новые виды и системы оружия массового уничтожения.

К категории нового вида оружия массового уничтожения, обладающего невиданными ранее антигуманными, бесчеловечными свойствами, несомненно, относится с точки зрения международного права нейтронное оружие. Применение его было бы актом исключительной жестокости. Оно опрокинуло бы сложившиеся правовые нормы, зафиксированные в ряде международных договоров. Это означало бы безграничное увеличение страданий пораженных им людей. Поэтому нейтронные заряды, безусловно, подпадают под действие существующих международно-правовых запрещений 74 . Как заявил председатель Советского Пагуошского комитета акад. М. А. Марков, "нейтронная бомба - варварское оружие агрессора. Все рассуждения о ее чистоте и гуманности имеют одну цель - облегчить применение этой бомбы, облегчить переход от обычного оружия к атомному и ядерному"75 . На состоявшейся в Брюсселе в декабре 1977 г. сессии совета НАТО представители США настойчиво добивались от своих партнеров согласия на размещение этого нового оружия массового уничтожения на территории Западной Европы. Убедившись, что их ссылки на якобы гуманный и "чистый" характер нейтронной бомбы не обманули западноевропейскую общественность, американцы прибегли к излюбленным аргументам относительно создания "козырей для торга" на переговорах, утверждая, что


73 "Известия", 15.VII.1977.

74 См. "The Law of War and Dubious. Weapons". Stockholm. 1976, pp. 1 - 14.

75 "Правда", 13.ХII.1977.

стр. 89


это оружие может служить средством для достижения успеха на переговорах о разоружении. Совершенно очевидно, что размещение нейтронных боеголовок в Западной Европе явилось бы шагом, идущим вразрез с тенденциями к упрочению разрядки, укреплению международной безопасности, шагом, в корне противоречащим духу Хельсинки. Такой шаг мог бы лишь подхлестнуть гонку вооружений и серьезно осложнить венские переговоры о взаимном сокращении вооруженных сил и вооружений в Центральной Европе, а также переговоры между делегациями СССР, США и Великобритании в Женеве по выработке договора о полном запрещении испытаний ядерного оружия. Он неизбежно дестабилизировал бы стратегическую ситуацию в Европе, так как размещение нейтронного оружия на территории западноевропейских государств означало бы увеличение опасности ядерного конфликта в Европе со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Не менее поучительна и история с новым стратегическим бомбардировщиком Б-1. Несмотря на критику со стороны сторонников сдерживания гонки вооружений в США, администрации Никсона и Форда выделили и израсходовали на эту программу более 3 млрд. долларов. Во время предвыборной кампании Картер избрал этот бомбардировщик своей политической мишенью. Однако, придя к власти, новая американская администрация заняла колеблющуюся позицию по этой проблеме. Решение, которое было ею принято, состоит в следующем: в 1978 фин. г. отказаться от производства пяти серийных самолетов (средства на производство опытно- конструкторских образцов бомбардировщиков Б-1 были выделены ранее), продолжить научно-исследовательские и опытные конструкторские работы, испытания и оценки новых стратегических бомбардировщиков и форсировать программу модернизации и вооружения существующих бомбардировщиков Б- 52 авиационными стратегическими крылатыми ракетами дальнего действия 76 . Такое решение преследует несколько целей: демонстрируя стремление выполнить предвыборное обещание о сокращении военного бюджета, создать впечатление об отказе от одной из важнейших стратегических программ (хотя речь идет лишь о замедлении темпов ее реализации) и тем самым нажить политический капитал внутри страны и на международной арене, а одновременно форсировать программу производства крылатых ракет.

В феврале 1977 г. министр обороны США Г. Браун выступил в конгрессе с поправками к военному бюджету на 1978 фин. г., представленному в январе предыдущей администрацией. В итоге было предложено сократить этот бюджет на 2,8 млрд. долл. (со 123,2 до 120,4 млрд. долл.). Летом 1977 г. было объявлено, что в связи с отказом от производства пяти бомбардировщиков Б-1 по бюджету 1978 фин. г. его размеры уменьшатся еще примерно на 1 млрд. долларов77 . Изменения, внесенные администрацией Картера и конгрессом США в военный бюджет (такие, как отказ от строительства пяти бомбардировщиков Б-1 или от начала производства межконтинентальных баллистических ракет MX), сопровождались форсированием разработки авиационных стратегических крылатых ракет, новых, более мощных головных частей для МБР "Минитмен-3" типа МК-12А, выделением средств на начало строительства четвертого атомного авианосца, на производство нейтронных ядерных зарядов и т. п.78 . Кроме того, следует учитывать и тот факт, что предыдущая администрация предложи-


76 "Правда", 10.VII.1977.

77 Statement of Secretary of Defense H. Brown to the Congress. February 22, 1977, p. 18.

78 "Aviation Week and Space Technology", May 23, 1977, pp. 26 - 27; "Armed Forces Journal", May 1977, p. 8.

стр. 90


ла увеличить военный бюджет за один год (с 1977 по 1978) сразу на 13% (со 110,2 до 123,2 млрд. долл.), что даже с учетом инфляции означает увеличение более чем на 6%. Важен и еще один момент. Сокращение военного бюджета 1978 финансового года на 2,8 млрд. долл., предложенное министерством обороны США, касается "полных финансовых полномочий", носящих в большей степени теоретический характер и соответствующих долгосрочным тенденциям развития вооруженных сил. По планируемым же фактическим расходам в 1978 финансовом году разница между запросом администраций Форда и Картера составляет всего 0,4 млрд. долл. (110,1 и 109,7 млрд. долл.)79 . Кроме того, представители двух палат конгресса США на совместном заседании одобрили законопроект о дополнительных ассигнованиях 480 млн. долл. на разработку и производство стратегических вооружений, в том числе крылатых ракет и новой модификации стратегического бомбардировщика ФВ-111 с целью увеличения его радиуса действия и грузоподъемности, а также на модернизацию существующих бомбардировщиков Б-52 с тем, чтобы они могли быть вооружены крылатыми ракетами 80 .

Проект нового бюджета на 1979 г. предусматривает дальнейший рост военных расходов. Общие военные расходы возрастут до 128,4 млрд. долл. против 116,7 млрд. в текущем году. На разработку и развертывание новых систем ядерного вооружения, в том числе боеголовок для крылатых ракет, выделяется 1,39 млрд. долларов. Особый упор делается на расходы, связанные с усилением военных приготовлений НАТО. И это не считая ассигнований на военные нужды по линии других министерств и ведомств81 .

Во второй половине 1977 г. администрация Дж. Картера выступила с некоторыми инициативами, характеризующими ее взгляды на военно- политическую стратегию США и их союзников. Выражая готовность к некоторому количественному сокращению стратегических наступательных вооружений, президент и министр обороны США продолжают делать упор на увеличение вклада западноевропейских союзников в НАТО и Японии в общий потенциал сил общего назначения, а также на повышение возможностей быстрого селективного реагирования вооруженных сил США в локальных войнах. Принято решение о ежегодном 3-процентном увеличении военного бюджета стран НАТО и расходов на американские вооруженные силы в Европе. На новую пятилетнюю программу наращивания военного потенциала Японии в 1977 - 1978 гг. выделено в 2,5 раза больше средств, чем на предыдущую. В директиве Дж. Картера по национальной стратегии обращается внимание на подготовку к "малым войнам", в том числе в районе Ближнего Востока, и говорится о том, что высокомобильные части армии и морской пехоты должны обладать способностью наносить быстрые удары в отдаленных районах, в частности в районе Персидского залива 82 .

Все это говорит о том, что борьба мировой прогрессивной общественности за ограничение и сокращение вооружений и военных бюджетов, за запрещение создавать новые виды и системы оружия массового уничтожения продолжает оставаться самым насущным делом нашего времени. В докладе, посвященном 60-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнев,


79 Statement of Secretary of Defense H. Brown to the Congress. February 22, 1977, p. 18.

80 "Правда", 29.Х.1977; "Красная звезда", 22.IX.1977.

81 "Правда", 24.I.1978.

82 "Правда", 4.IX.1977; "Известия", 21.IX.1977; "Красная звезда", 3.IX.1977.

стр. 91


подчеркнув, что главная задача состоит ныне в предотвращении новой мировой войны и обеспечении прочного мира, предложил сделать радикальный шаг: договориться об одновременном прекращении всеми государствами производства ядерного оружия - любого такого оружия - атомного, водородного и нейтронного - с целью постепенного сокращения уже накопленных его запасов и полного всеобщего ядерного разоружения83 . Новые советские инициативы в области разоружения положительно встречены международной общественностью и трезвомыслящими политическими деятелями капиталистических стран. Президент США Дж. Картер и государственный секретарь США С. Вэнс особо отметили готовность СССР к достижению прогресса в области прекращения всех испытаний ядерного оружия и заключения нового советско-американского соглашения об ограничении стратегических наступательных вооружений. Реальный прогресс на пути к разоружению зависит от конкретных шагов, которые будут предприняты США и их союзниками на ведущихся переговорах, от их готовности решать вопросы на принципе равенства, одинаковой безопасности и недопущения односторонних военных преимуществ.


83 "Коммунист", 1977, N 16, стр. 18.

Orphus

© biblio.kz

Постоянный адрес данной публикации:

http://biblio.kz/m/articles/view/О-ПОЛИТИКЕ-США-В-ОБЛАСТИ-СТРОИТЕЛЬСТВА-ВООРУЖЕННЫХ-СИЛ-И-ОГРАНИЧЕНИЯ-ВООРУЖЕНИЙ

Похожие публикации: LRussia LWorld Y G


Публикатор:

Казахстан ОнлайнКонтакты и другие материалы (статьи, фото, файлы и пр.)

Официальная страница автора на Либмонстре: https://biblio.kz/Libmonster

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир)GoogleYandex

Постоянная ссылка для научных работ (для цитирования):

Г. И. СВЯТОВ, О ПОЛИТИКЕ США В ОБЛАСТИ СТРОИТЕЛЬСТВА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ И ОГРАНИЧЕНИЯ ВООРУЖЕНИЙ // Астана: Цифровая библиотека Казахстана (BIBLIO.KZ). Дата обновления: 24.12.2017. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/О-ПОЛИТИКЕ-США-В-ОБЛАСТИ-СТРОИТЕЛЬСТВА-ВООРУЖЕННЫХ-СИЛ-И-ОГРАНИЧЕНИЯ-ВООРУЖЕНИЙ (дата обращения: 10.12.2018).

Автор(ы) публикации - Г. И. СВЯТОВ:

Г. И. СВЯТОВ → другие работы, поиск: Либмонстр - РоссияЛибмонстр - мирGoogleYandex

Комментарии:



Рецензии авторов-профессионалов
Сортировка: 
Показывать по: 
 
  • Комментариев пока нет
Свежие статьиLIVE
Публикатор
Казахстан Онлайн
Астана, Казахстан
241 просмотров рейтинг
24.12.2017 (351 дней(я) назад)
0 подписчиков
Рейтинг
0 голос(а,ов)

Ключевые слова
Похожие статьи
И. Я. ЯКОВЛЕВ. Письма. Чебоксары. Чувашское книжное изд-во. 1985. 366 с.
Каталог: История 
20 дней(я) назад · от Казахстан Онлайн
Рецензии. ЗД. ВЕСЕЛЫ. ЧЕХОСЛОВАКИЯ И "ПЛАН МАРШАЛЛА" (К ПРОБЛЕМАТИКЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ОБУСЛОВЛЕННОСТИ РЕВОЛЮЦИОННОГО ПРОЦЕССА В ЧЕХОСЛОВАКИИ В 1945 - 1948 ГГ.)
Каталог: Политология 
20 дней(я) назад · от Казахстан Онлайн
Рецензии. ИЗУЧЕНИЕ ИСТОРИИ АФРИКИ. ПРОБЛЕМЫ И ДОСТИЖЕНИЯ.
Каталог: История 
20 дней(я) назад · от Казахстан Онлайн
КРЕСТЬЯНСКИЕ НАЧАЛЬНИКИ В СИБИРИ (1898 - 1917 ГГ.)
Каталог: История 
20 дней(я) назад · от Казахстан Онлайн
Рецензии. Н. И. ПАВЛЕНКО. ПТЕНЦЫ ГНЕЗДА ПЕТРОВА
Каталог: История 
20 дней(я) назад · от Казахстан Онлайн
КУЛЬТУРА В ОБЩЕСТВЕННОЙ СИСТЕМЕ СОЦИАЛИЗМА. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
Каталог: Культурология 
20 дней(я) назад · от Казахстан Онлайн
В. В. СОГРИН. МИФЫ И РЕАЛЬНОСТИ АМЕРИКАНСКОЙ ИСТОРИИ
Каталог: История 
20 дней(я) назад · от Казахстан Онлайн
Рецензии. Л. М. СПИРИН, А. Л. ЛИТВИН. НА ЗАЩИТЕ РЕВОЛЮЦИИ. В. И. ЛЕНИН, РКП(Б) В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
Каталог: Политология 
20 дней(я) назад · от Казахстан Онлайн
РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ XVII В. Б. М. ХИТРОВО
Каталог: История 
20 дней(я) назад · от Казахстан Онлайн
ПОЗДНЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ ИЛИ РАННЯЯ НОВАЯ ИСТОРИЯ?
Каталог: История 
20 дней(я) назад · от Казахстан Онлайн

ОДИН МИР - ОДНА БИБЛИОТЕКА
Либмонстр - это бесплатный инструмент для сохранения авторского наследия. Создавайте свои коллекции статей, книг, файлов, мультимедии и делитесь ссылкой с коллегами и друзьями. Храните своё наследие в одном месте - на Либмонстре. Это практично и удобно.

Либмонстр ретранслирует сохраненные коллекции на весь мир (открыть карту): в ведущие репозитории многих стран мира, социальные сети и поисковые системы. И помните: это бесплатно. Так было, так есть и так будет всегда.


Нажмите сюда, чтобы создать свою личную коллекцию
О ПОЛИТИКЕ США В ОБЛАСТИ СТРОИТЕЛЬСТВА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ И ОГРАНИЧЕНИЯ ВООРУЖЕНИЙ
 

Форум техподдержки · Главред
Следите за новинками:

О проекте · Новости · Отзывы · Контакты · Реклама · Помочь Либмонстру

Цифровая библиотека Казахстана ® Все права защищены.
2017-2018, BIBLIO.KZ - составная часть международной библиотечной сети Либмонстр (открыть карту)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK