BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-867

Share with friends in SM

Вся жизнь этого человека была отдана борьбе за дело рабочего класса и его партии, за национальное и социальное освобождение китайского народа. В его непростой судьбе слились воедино и самоотверженная революционная борьба, и трагизм сложной и противоречивой эпохи. Ему - профессиональному революционеру, активному участнику многих ключевых событий новейшей истории Китая пришлось испытать преднамеренную травлю и жестокие преследования со стороны не только классовых врагов, но и бывших друзей и соратников.

Лю Шаоци родился 24 ноября 1898 г. в зажиточной крестьянской семье в деревне уезда Нинсян провинции Хунань. Он был младшим в многодетной семье, где было еще три сестры и два брата. Учился он в частной школе в своей деревне, очень любил читать, особенно газеты, книги, журналы, которые ему удавалось найти в деревне. Затем стал брать литературу в книжной лавке. Ему было 13 лет, когда умерла мать. 14-летним юношей он поступил в начальную школу родного уезда и был одним из самых талантливых ее учеников.

Это были годы, когда после спада революционного движения власть в Китае захватила реакционная северная милитаристская (бэйянская) группировка, возглавленная крупным феодалом генералом Юань Шикаем, намеревавшимся при поддержке империалистических держав стать императором. В разгар бурного ликования реакции, когда Юань Шикай готовился к восшествию на "трон дракона", в стране вспыхнуло мощное антимонархическое движение. На юге страны началось вооруженное восстание, получившее название "третьей революции". Юань Шикай надеялся быстро подавить мятежные войска с помощью японских империалистов и опираясь на превосходящие вооруженные силы. Однако это ему не удалось.

Антимонархическая кампания в стране в 1916 г. развертывалась все шире. Военный совет, фактически выполнявший функции военного правительства на юге Китая, потребовал ухода Юань Шикая с президентского поста. Генерал Тан Сянмин в Хунани отказался повиноваться Юань Шикаю и объявил о независимости этой провинции. 6 июня 1916 г. Юань Шикай скоропостижно скончался. Вскоре из эмиграции вернулся Сунь Ятсен. Начал выходить прогрессивный журнал "Синь циннянь" под редакцией Чэнь Дусю, в котором публиковались произведения многих крупных представителей интеллигенции, в том числе популярного педагога и публициста Ли Дачжао и талантливого студента Юнь Дайина. Журнал пользовался огромным влиянием в среде передовой интеллигенции и студенческой молодежи.


ТИТОВ Александр Семенович - специалист по новейшей истории Китая; УСОВ Виктор Николаевич - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института Дальнего Востока АН СССР.

стр. 76


Демократические идеи дошли и до уезда Нинсян. Лю Шаоци стал принимать участие в демонстрациях; как один из самых рослых среди учеников, он часто нес транспаранты. На выпускных экзаменах он занял первое место. В 1916 г. поступил в среднюю школу своего уезда сразу на второй курс. Весной 1917 г. Лю Шаоци в столице Хунани г. Чанша поступил на военные курсы этой провинции. Однако через полгода курсы расформировали. Он вернулся домой и стал самостоятельно заниматься по программе средней школы. Весной 1919 г. он, поступив в выпускной класс училища г. Чанша, продолжил учебу.

Между тем до Китая донеслись отзвуки Великой Октябрьской социалистической революции. Горячо приветствуя Октябрь, Сунь Ятсен писал: "Революция в России породила у всего человечества великую надежду"1 . В 1918 г. он послал приветственную телеграмму Советскому правительству и лично В. И. Ленину, в которой поздравлял его с победой революции в России. В 1919 г. в Китае возникло массовое движение протеста против грабительских условий Версальского мирного договора, предусматривающего передачу Японии бывших германских колониальных владений в Китае. В это патриотическое движение, получившее название "Движение 4 мая", активно включилась студенческая молодежь. Лю Шаоци принял в нем самое непосредственное участие.

В это время по всему Китаю ширилось движение за отъезд молодежи, стремившейся вырвать страну из рамок отсталости, применив опыт передовых европейских стран, на учебу и работу в страны Европы. Лю Шаоци успешно закончил подготовительные курсы при Баодинском высшем индустриальном училище (в 150 км южнее Пекина), которые готовили молодых людей для поездки во Францию, однако выехать туда ему не удалось и он вернулся в столицу Хунани. Весной 1920 г. он узнал, что в Шанхае действует общество по изучению иностранных языков, готовящее молодежь для поездки на учебу в Советскую Россию. Лю Шаоци немедленно выехал в Шанхай. Сяо Цзиньгуан2 позднее вспоминал: "Я познакомился с Шаоци очень рано. Летом 1920 г. шестеро человек, включая меня, Жэнь Биши, Жэнь Юэ, Чжоу Чжаоцю, Ху Шилянь и Чэнь Циво, познакомившись друг с другом в "Хунаньском обществе изучения России", поехали в Шанхай изучать русский язык и, совмещая учебу с работой, готовились выехать в Россию. В Шанхае мы стали учиться в школе иностранных языков в Юйанли по ул. Сяфэй, д. 6. Руководителем школы иностранных языков был Ян Минчжай, посланный Коминтерном (до этого руководитель китайских эмигрантов во Владивостоке)". Эта "группа труда и учебы" была прообразом Союза социалистической молодежи Китая (ССМК). Лю Шаоци стал одним из ее руководителей. "Он одевался очень скромно, держался степенно, был всегда честен, исполнен революционных идеалов, выполнял все дела очень добросовестно и учился очень настойчиво"3 . Лю Шаоци вспоминал, что он поехал в Шанхай, уже зная, что "социализм - дело хорошее... Слышал о Марксе, Ленине, об Октябрьской революции, о партии большевиков". "Однако тогда я не имел четкого и полного представления о том, что такое социализм и как осуществить социализм"4 .


1 Новая история Китая. М. 1972, с. 579.

2 Сяо Цзиньгуан (род. в 1903 г.), уроженец г. Чанша. В 1920 г. в Шанхае вступил в Социалистический союз молодежи Китая, в 1922 г. - в КПК, учился в Коммунистическом университете трудящихся Востока и военной академии в СССР. После основания КНР занимал посты командующего Хунаньским военным округом, командующего Военно-морскими силами Народно-освободительной армии Китая, зам. министра обороны КНР, был кандидатом в члены ЦК КПК 7-го созыва, член ЦК КПК 8-го - 11-го созывов, советник ЦК КПК, член постоянного комитета советников ЦК КПК.

3 Хунци пяопяо, Пекин, 1980, N 20, с. 1 - 2.

4 Правда, 8.XII.1960.

стр. 77


Лю Шаоци решил отправиться в Советскую Россию, где впервые в мире было создано правительство рабочих и крестьян, началось строительство нового социалистического общества. По свидетельству Сяо Цзиньгуана, в Шанхае Лю Шаоци "с головой ушел в учебу и работу. До обеда он вместе с нами учил русский язык, во второй половине дня участвовал в общественной деятельности: печатал и распространял листовки, осуществлял связь с заводами и фабриками, вел пропагандистскую работу... Его можно было встретить на юбилеях и днях памяти, в рядах демонстрантов; большинство идущих впереди были наши люди. Кроме изучения русского, языка мы каждое воскресенье изучали марксизм-ленинизм".

Часто выступал перед членами "группы труда и учебы" профессор Фуаньского (Шанхай) университета Чэнь Вандао. В своих лекциях он познакомил слушателей с "Манифестом Коммунистической партии", который сам перевел на китайский язык. "Здесь мы увидели первую марксистско-ленинскую книжку. На обложке был напечатан портрет К. Маркса... Лю Шаоци не тратил время на пустые разговоры и не болтался без дела по улицам... Чаще всего он учил русский язык, либо читал "Манифест Коммунистической партии" или размышлял над проблемами китайской революции"5 . Вместе с Сяо Цзиньгуаном и Жэнь Биши Лю Шаоци вступил в ССМК зимой 1920 года.

В начале 1921 г. Лю и его друзья, собрав свои скромные пожитки, сели на пароход в Шанхае и через Нагасаки направились во Владивосток, в те дни еще оккупированный Японией (Хабаровск был уже в руках Красной Армии). Из Владивостока в Хабаровск добирались, разделившись на мелкие группы, а из Хабаровска в Благовещенск - двумя группами. В Благовещенске Лю Шаоци с товарищами были приняты представителями Красной Армии. Здесь же находился и вооруженный отряд китайских интернационалистов, слава о доблести которых уже разнеслась по всей округе. Эти бойцы пользовались доверием у командования Красной Армии.

От Благовещенска до Москвы Лю Шаоци и его товарищи добирались на поезде. Они собственными глазами увидели разруху, которую принесли России первая мировая, а затем гражданская война и антисоветская интервенция. Не работали заводы и фабрики, деревни были разграблены, повсюду ощущалась острая нехватка материальных ресурсов. В стране царил голод. По всей дороге были видны следы от снарядов, разрушены мосты. Умерших от голода некому было хоронить, и трупы оставались на обочинах. Дрова для паровоза заготавливались по пути следования самими пассажирами. Поезд часто останавливался, так как был необходим ремонт пути. К лету 1921 г. прибыли в Москву, где в это время собирались делегаты III конгресса Коминтерна. Китайцы были поселены вместе с делегатами конгресса в гостинице "Люкс" (ныне "Центральная"). Несколько раз им вручали гостевые билеты на заседания конгресса, Лю Шаоци также бывал на них.

В начале 1921 г. ЦК РКП(б) принял решение об организации при Наркомнаце восточных курсов, а 21 апреля 1921 г. ВЦИК издал декрет о реорганизации курсов при Наркомнаце в Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ) "для подготовки политических работников из среды трудящихся Восточных договорных и автономных республик, автономных областей, трудовых коммун и национальных меньшинств"6 . Двери КУТВ с первых дней его существования были широко открыты не только для трудящихся советского Востока (хотя их было большинство), но и для революционеров-эмигрантов из Китая, Кореи, Монголии, Ирана, Турции, Афганистана, Индокитая. Хо Ши Мин, ко-


5 Хунци пяопяо, 1980, N 20, с. 2 - 3.

6 Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства. М. 1921, N 36, с. 194.

стр. 78


торый учился, а затем преподавал в КУТВ, писал: "Революционная Россия, ни на минуту не задумываясь, пришла на помощь народам, которые она уже самим фактом своей победоносной революции пробудила от летаргического сна. Одним из ее первых начинаний было создание Университета народов Востока... Можно без преувеличения сказать, что университет приютил под своей крышей будущее колониальных народов"7 .

К концу 1921 г. в КУТВ числилось 662 слушателя, представлявших 44 национальности. В их числе было 36 китайских студентов, включая Лю Шаоци, которые были зачислены в КУТВ в июле 1921 года. В первые годы занятия в КУТВ проходили в тяжелых условиях. Не хватало учебных материалов, не был укомплектован штат преподавателей, программы были слабо отработаны и довольно часто не увязаны между собой, остро ощущался недостаток марксистской литературы на восточных языках, студенты университета с трудом приспосабливались к непривычным для них климату и бытовым условиям. "Наша жизнь в период учебы в СССР была очень трудной, - вспоминал Сяо Цзиньгуан. - В то время еще существовали социалисты-революционеры и анархисты, творящие свои грязные дела и несущие разрушения. Мы днем ходили на занятия, вечером дежурили на улицах, а по воскресеньям еще и работали. Все, кто дежурил на улицах, ежедневно получали от 250 до 500 граммов черного хлеба, иногда он был покрыт зеленой плесенью, иногда в нем попадались веревки, когда эту веревку выдернешь, то внутри остается большая дыра. Мы - все иностранные студенты - получали паек красноармейца. В Советской России в то время паек красноармейца был самым высоким во всей стране... в день он составлял один кусок черного хлеба, равный двум кулакам, и несколько картошек. Днем во время обеда похлебка - капуста, вареная картошка, иногда давали селедку. Во время раздачи обеда каждому давали по одному черпаку. Это были очень голодные дни"8 .

КУТВ находился на Страстном бульваре, д. N 5. Комната для занятий китайской группы, где учился Лю Шаоци, была на четвертом этаже, куда голодные студенты добирались с большим трудом. Одежда и обувь "были подарены нам рабочим классом Европы. Кожаная обувь - рабочими Англии, каждый получал по одной паре, эта обувь была очень тяжелой, одеваешь размер, который тебе велик, нос ботинка загибается вверх. Зимой носили одежду, сшитую из тонкой холщовой ткани желтого цвета, каждому полагалось также по военной шинели, комплекту кожаной обуви, остроконечной буденовке с красной звездой. Ложились спать, прижавшись друг к другу, все скучивались, чтобы согреться, так как на каждого было по шинели и одеялу"9 . Некоторые студенты, в том числе ряд китайцев, не выдержали трудностей и решили уехать домой. Лю Шаоци решил продолжать учебу. Вместе с Лю Шаоци учились в КУТВ Жэнь Биши, Ло Инун (Бухаров), Ли Цихань, Юй Сюсун, дети Чэнь Дусю - братья Чэнь Цяонянь и Чэнь Яньнянь, Сяо Цзиньгуан, Пэн Шучжи, У Фан.

В КУТВ Лю Шаоци вступил в партию, он состоял на учете в объединенной партячейке КУТВ, затем была основана особая партячейка китайских студентов, которая работала под руководством объединенной. Лю Шаоци был выбран членом партийного комитета, в который вошли также Ло Инун, Пэн Шучжи и У Фан. Основными учебными предметами, по воспоминаниям китайцев, были политика, история международного рабочего движения и русский язык. Они изучали работу Ленина "Задачи союзов молодежи", "Азбуку коммунизма" Н. И. Бухарина, тру-


7 Хо Ши Мин. Избранные статьи и речи. М. 1959, с. 95, 98

8 Худци пяопяо, 1980, N 20, с. 7.

9 Там же, с. 7 - 8.

стр. 79


ды по политической экономии А. А. Богданова, а также "Манифест Коммунистической партии".

С 21 января по 2 февраля 1922 г. в Москве и Петрограде проходил Съезд народов Дальнего Востока. В составе китайской делегации, одной из самых многочисленных (44 человека), были члены КПК Чжан Готао, Цюй Цюбо, Чжан Тайлэй, Ван Цзиньмэй, Дэн Эньмин, Кэ Цинши. На Лю Шаоци и других китайских студентов были возложены перевод выступлений и документов съезда и работа по делопроизводству. Пребывание Лю Шаоци в Советской России и учеба в КУТВ помогли ему многое уяснить в марксизме, в частности учение о национально-освободительном и революционном движении в колониальных и полуколониальных странах, в том числе и в Китае, о всемирно- исторической миссии пролетариата и его авангарда - коммунистической партии, о научном социализме. Изучая опыт социалистической революции в России, он пришел к выводу, что этот опыт послужит для Китая поучительным примером.

Весной 1922 г. в связи с развитием революционной обстановки в Китае Лю Шаоци, по указанию руководства КПК, одним из первых студентов КУТВ выехал на родину. Прибыв в Шанхай, он вместе с Ли Циханем несколько месяцев работал во Всекитайском рабочем секретариате профсоюзов. В сентябре 1922 г. Лю Шаоци был направлен партией для работы на Аньюаньских угольных копях, расположенных недалеко от г. Пинцзян на границе провинций Цзянси - Хунань. Там он организовал и возглавил стачку аньюаньских углекопов и железнодорожников Пинцзяна. Стачечники предъявили администрации 17 требований10 , которые не ограничивались повышением заработной платы, но включали введение шкалы выплат пособий по болезни, при несчастных случаях, в случае смерти, требование ликвидации системы "частного труда" (бао гун) в пользу надсмотрщиков и мастеров11 . Представителям стачечного комитета удалось добиться от Ханьепинской компании принятия большинства требований аньюаньских горняков, в том числе и о полном пересмотре системы "бао гун". Отраслевое объединение профсоюза в Аньюане превратилось после успешной забастовки в подлинную власть на угольных копях.

В 1923 г. Лю Шаоци продолжал возглавлять профсоюз аньюаньских углекопов. В 1924 г. Лю Шаоци - заведующий рабочим клубом, в котором Сяо Цзиньгуан, приехавший в 1924 г. в Аньюань, отвечал за пропаганду и художественную самодеятельность. Лю Шаоци работал очень много, вспоминал последний, часто спускался в шахты, изучал положение и настроения рабочих, представлял их интересы перед администрацией и предпринимателями. К обсуждению вопросов - как улучшить условия труда рабочих, повысить зарплату - он привлекал некоторых служащих. В то время немало рабочих профсоюзов подверглись разгрому, а союз в Аньюани работал живо и интересно, став одним из известных центров рабочего движения в Китае (его называли "маленькой Москвой")12 .

На втором Всекитайском съезде профсоюзов в мае 1925 г. Лю Шаоци был избран заместителем председателя Всекитайской федерации профсоюзов (ВФП), основанной на данном съезде по рекомендации первого съезда профсоюзов, состоявшегося в 1922 году. Тогда же был принят устав ВФП и решение о вступлении в Профинтерн, с которым китайское рабочее движение было тесно связано уже несколько лет.

15 мая 1925 г. на одной из японских текстильных фабрик Шанхая был убит молодой рабочий коммунист Гу Чжэнхун. Это вызвало заба-


10 Подробнее см.: Лю Шаоци и рабочее движение Аньюаня. Пекин. 1981, с. 9 - 10 (на кит. яз.).

11 Жан Шэно. Китайское рабочее движение в 1919 - 1925 гг. М. 1969 с. 257.

12 Хунци пяопяо, 1980, N 20, с. 9.

стр. 80


стовки и волнения в городе. Похороны рабочего переросли в "Движение 30 мая". По призыву КПК шанхайские студенты организовали антиимпериалистическую демонстрацию. Они протестовали против убийства Гу Чжэнхуна и учиненной японцами расправы в Циндао, во время которой было убито 2 и ранено 16 человек, а многие патриоты арестованы. В демонстрации приняло участие несколько тысяч человек. На центральной улице Наньцзинлу демонстрация была расстреляна полицейскими. 10 человек было убито и более 50 ранено, в большинстве своем - рабочие. Уже 31 мая организовался шанхайскргй совет профсоюзов во главе с коммунистами Ли Лисанем, Лю Шаоци, Лю Хуа и другими, ставший одним из самых влиятельных органов руководства забастовкой. Для КПК "Движение 30 мая" было первым крупным испытанием ее боевых качеств как политического вождя и организатора общенационального выступления китайского пролетариата, и она, несмотря на все ее слабости, выдержала это испытание. Секции Профинтерна в различных странах по просьбе ВФП собрали крупные суммы для финансирования забастовок, в частности советские профсоюзы направили 400 тыс. рублей13 . События в Шанхае получили широкий отклик на юге Китая. Прямым следствием "Движения 30 мая" явилась Сянган-Гуанчжоуская забастовка, которая длилась 16 месяцев. Ею руководили Гуандунский комитет КПК и коммунистическая фракция ВФП. Наиболее активную роль в руководстве забастовкой играли Су Чжаочжэн (председатель стачкома), Дэн Чжунся, Лю Шаоци, Сян Ин и др.

Осенью 1926 г. Лю Шаоци переехал в Ханькоу, куда было переведено главное управление ВФП. Он был заведующим отделом и секретарем генсовета профсоюзов Хубэя, руководил выступлениями рабочих в Ухане, где вследствие резкого падения реальной заработной платы поднялось массовое забастовочное движение. Пролетарии Уханя добились значительного повышения зарплаты и улучшения условий труда, особенно на иностранных предприятиях. Руководимые Лю Шаоци и другими коммунистами, они приняли активное участие в развернувшейся в конце 1926 г. - начале 1927 г. антибританской и антиимпериалистической кампании. 3 января 1927 г. отряды уханьских рабочих в результате героической борьбы заняли английскую концессию в Ханькоу и добились ее возвращения китайскому народу.

В суровые годы гоминьдановского террора, последовавшие за поражением китайской революции в 1927 г., Лю Шаоци по указанию партии перешел на подпольную работу, руководил рабочим и профсоюзным движением в Шанхае, Тяньцзине, Северо-Восточном и Северном Китае. На V съезде КПК, проходившем весной 1927 г., он был избран членом ЦК КПК, а на VI съезде КПК, проходившем в 1928 г. под Москвой, Лю Шаоци заочно был избран членом Центральной ревизионной комиссии (сам он, по имеющимся данным, на съезде не присутствовал). В июле 1929 г. он был направлен в Маньчжурию в качестве секретаря провинциального комитета КПК14 . 22 августа Лю Шаоци схватила местная полиция. Его бросили в тюрьму, где он провел около месяца, однако следственным и тюремным властям так и не удалось установить его личность, доказать его принадлежность к КПК и в конце концов он был освобожден.

В 1930 г. Лю Шаоци назначают руководителем китайской профсоюзной делегации на V конгресс Профинтерна в Москве, где он был избран в состав президиума конгресса, а затем членом Исполнительного бюро Профинтерна. 21 августа он выступил в прениях по докладам А. Лозовского, возглавлявшего тогда Профинтерн, и Ф. Геккерта "Мировой кризис, экономическая борьба и наши задачи", рассказал о внутрипо-


13 Жан Шэно. Ук. соч., с. 338.

14 Подробнее см.: Товарищ Лю Шаоци в провинциальном комитете КПК Маньчжурии. Шэньян. 1981 (на кит. яз.).

стр. 81


литическом положении Китая, о борьбе рабочего класса и крестьянства своей страны, о китайской революции, проходившей под лозунгом Советов, подчеркнув при этом, что революционное движение в Китае находится на более высоком уровне по сравнению с другими странами. 30 августа Лю Шаоци выступил на Комиссии Международной организации помощи революционерам (МОПР) с отчетом о деятельности организации МОПР в Китае.

Осенью 1931 г. он вернулся из Москвы на родину и был назначен заведующим отделом профдвижения ЦК КПК и секретарем партийной фракции в ВФП. В этот период он сыграл важную роль в преодолении левацкого курса Ли Лисаня в партийном строительстве, в профсоюзном и рабочем движении, в борьбе за массы. Работая в подполье в районах, находившихся под властью Гоминьдана (белых районах), Лю Шаоци боролся против политического авантюризма и путчизма, сектантской замкнутости и догматизма. Он призывал партию трезво и правильно учитывать обстановку, не забегать вперед, не отрываться от масс, предостерегал от недооценки сил противника.

Учитывая неблагоприятную для КПК обстановку, сложившуюся после поражения революции в 1927 г. в районах господства Гоминьдана, разгул террора и реакции, Лю Шаоци считал, что акцент партийной работы необходимо перенести на завоевание на сторону КПК миллионных масс рабочих, крестьян, городской мелкой буржуазии, на их политическое просвещение и организацию. Он предлагал коммунистам и ячейкам КПК всемерно использовать легальные возможности, вступать в гоминьдановские реформистские и желтые профсоюзы и другие организации, сочетать легальную и нелегальную работу, крепить связи с массами, накапливать революционные силы, использовать противоречия в стане противника, для борьбы с главным врагом вступать во временные блоки с теми элементами, которые могут пойти на сотрудничество с КПК, идти на уступки и привлекать к совместным действиям, оказывать на них влияние, завоевывать их на свою сторону. Однако эти в принципе правильные взгляды Лю Шаоци относительно работы в районах и городах, находящихся под гоминьдановским господством, были расценены тогдашним руководством КПК как "правый уклон", "правый оппортунизм" и длительное время не находили практического применения.

Зимой 1932 г. Лю Шаоци прибыл в Центральный советский район (провинция Цзянси), где возглавил бюро ВФП и работал в качестве секретаря Фуцзяньского провинциального комитета КПК. Он был также членом ЦИК Китайской Советской Республики. Во время Великого Северо-Западного похода Красной армии Китая в 1934 - 1935 гг. Лю Шаоци был направлен представителем ЦК КПК в 8-й и 5-й корпуса, а затем начальником политотдела в 3-ю армейскую группировку Красной армии, которой командовал Пэн Дэхуай. Впоследствии, уже будучи министром обороны КНР, Пэн Дэхуай вспоминал, что Мао Цзэдун представил ему Лю Шаоци во время совещания в Цзуньи, заявив, что последний очень рано вступил в партию и является сейчас членом ЦК КПК15 . Как утверждает современная китайская историография, Лю Шаоци на совещании в Цзуньи "решительно поддержал линию Мао Цзэдуна" и в дальнейшем "выступил против раскольнической линии Чжан Готао"16 . Тем не менее, Чжан Готао в своих воспоминаниях писал о Лю Шаоци с большой теплотой, как о порядочном, умном и способном человеке.

Весной 1936 г. Лю Шаоци был направлен ЦК КПК на подпольную работу в Тяньцзинь в качестве секретаря Северокитайского бюро ЦК КПК. Под его руководством оно, возглавив в 1935 г. патриотическое студенческое "Движение 9 декабря", добилось дальнейшего развития


15 Мемуары Пэн Дэхуая. Пекин. 1981, с. 196 (на кит. яз.).

16 Справочник материалов до истории КНР (1949 - 1985). Пекин. 1986, с. 766 (на кит. яз.).

стр. 82


массового антияпонского движения на гоминьдановской территории, восстановило во многих местах разгромленные и организовало новые партийные органы, развернуло энергичную работу по созданию единого национального антияпонского фронта в соответствии с линией, выработанной на основе решений VII конгресса Коминтерна. В Тяньцзине Лю Шаоци был вновь арестован, но через некоторое время его отпустили.

Под руководством Лю Шаоци коммунисты, комсомольцы и их организации в Северном Китае широко использовали сочетание легальных и нелегальных методов борьбы и очень много сделали для развертывания массового антияпонского национально- освободительного и революционного движения, охватившего города не только Северного, но и Центрального Китая. В "Движении 9 декабря" патриотическое и революционное студенчество по инициативе и под руководством Лю Шаоци стало объединяться с широкими массами рабочих и крестьян, с деятелями культуры и искусства, с ремесленниками, торговцами, служащими и военными. Во всех крупных городах страны, в провинциальных и уездных центрах, на отдельных предприятиях и в учебных заведениях создаются различные патриотические организации, главным образом ассоциации национального спасения. В апреле 1936 г. в Шанхае была создана Всекитайская студенческая лига национального спасения, а в мае 1936 г. - Всекитайская ассоциация национального спасения, руководители которой, в частности вдова Сунь Ятсена Сун Цинлин, были связаны с коммунистами и координировали с ними свою деятельность. Эти организации сыграли важную роль в пропаганде идей единого национального антияпонского фронта, прекращении гражданской войны между Гоминьданом и КПК, в развертывании массового антияпонского движения во всей стране и в подготовке китайского народа к вооруженному отпору японской агрессии17 .

В начале 1936 г. пекинскими и тяньцзиньскими коммунистами и комсомольцами, в соответствии с решением ЦК КПК от 1 ноября 1935 г. "О работе среди молодежи", была создана вместо прежнего комсомола более широкая революционная молодежная организация "Авангард борьбы за национальное освобождение Китая" (сокращенно - "Авангард народа"), сыгравшая важную роль в подъеме национально-освободительного движения. По инициативе и под руководством Коминтерна, Коммунистического интернационала молодежи, а также коммунистических и рабочих партий разных стран во всем мире была развернута кампания солидарности с патриотическим движением китайского студенчества, Лю Шаоци писал, что это движение "началось и продержалось в городах в условии господства реакции в течение 19 месяцев, с декабря 1935 г. по 7 июля 1937 года" (т. е. до начала антияпонской войны). Революционное студенчество, отмечал Лю Шаоци, получило возможность объединиться с широкими массами рабочих и крестьян. В результате патриотическое движение "быстро развилось и превратилось в могучее всекитайское движение за отпор Японии и спасение родины"18 .

В апреле 1936 г. Лю Шаоци написал "Тезисы о рабочем движении в белых районах", где обобщил опыт рабочего движения в гоминьдановских районах начиная с 1927 года. Отметив исключительно слабую работу КПК среди рабочих в крупных городах и промышленных центрах, он указал на необходимость ее усиления с тем, чтобы завоевать большинство рабочих на сторону партии и, "опираясь на эту огромную силу рабочего класса, готовиться к решительной борьбе в будущем"19 . Забастовки в Шанхае и Циндао в ноябре-декабре 1936 г. были самыми


17 Подробнее см.: Титов А. С. Борьба за єдиний национальный фронт в Китае 1935 - 1937 гг. М. 1981; Овчинников Ю. М. Становление и развитие единого национального фронта сопротивления Японии в Китае. М. 1985.

18 Жэньминь жибао, 9.XII.1950.

19 Лю Шаоци. Избранное. Т. I. Пекин. 1981, с. 34 - 40 (на кит. яз.).

стр. 83


крупными выступлениями китайского пролетариата со времени поражения революции 1927 года.

Еще весной 1936 г. по инициативе и под руководством Лю Шаоци пекинские и тяньцзиньские студенты, учитывая прояпонские настроения некоторых солдат и офицеров, начали вести активную патриотическую антияпонскую пропаганду среди военнослужащих 29-й гоминьдановской армии, дислоцированной в районе Пекина и Тяньцзиня. Японцы намеревались добиться переброски 29-й армии на юг. Студенты выступили против этого, они активизировали антияпонскую пропаганду среди ее личного состава. Между солдатами и офицерами 29-й армии, с одной стороны, и японцами - с другой, стали происходить стычки. Для работы среди личного состава в гоминьдановских войсках и приобретения военных навыков студенты добровольно вступали в армию. Около 200 студентов, главным образом Дунбэйского университета, отправились в армию маньчжурского генерала Чжан Сюэляна, дислоцировавшуюся на Северо-Западе Китая в провинциях Шаньси и Ганьсу. В октябре 1936 г. в административном центре провинции Шаньси г. Тайюань для подготовки к вооруженному отпору японской агрессии по инициативе КПК и при согласии местного губернатора Янь Сишаня была создана антияпонская организация, носившая название "Презирающая смерть ассоциация национального спасения" (позднее она стала называться "Шаньсийская лига самопожертвования"). После "инцидента" 7 июля у моста Лугоуцяо под Пекином, явившегося началом крупномасштабных военных действий Японии в Северном Китае, в боях за Пекин и Тяньцзинь в июле 1937 г. участвовало свыше тысячи студентов, прошедших военную подготовку в 29-й армии; многие из них погибли в боях.

Патриотическое антияпонское "Движение 9 декабря" положило начало новому этапу не только национально-освободительной борьбы китайского народа, но и революционного движения в стране. "После поражения китайской революции в 1927 г., - писал Лю Шаоци, - в истории Китая наступил период мрачной реакции... "Движение 9 декабря"... совместно с революционным вооруженным движением народа является в истории Китая рубежом, открывшим начало нового этапа революции"20 . Возглавив Северокитайское бюро ЦК КПК, Лю Шаоци много внимания уделял партийному строительству, росту рядов КПК, восстановлению разгромленных реакцией парторганизаций и парторганов и созданию новых. Почти во всех крупных городах Северного Китая были восстановлены или созданы заново нелегальные парторганизации. Под руководством Лю Шаоци работали люди, ставшие впоследствии видными деятелями КПК (Пэн Чжэнь, Бо Ибо, Ань Цзывэнь, Лю Ланьтао, Линь Фэн, Ли Сюэфэн, Лю Жэнь, Уланьфу, Дэн То, Ян Сяньчжэнь, Оуян Цинь, Си Чжупсюнь и др.).

После начала японо-китайской войны в тылу японских войск в провинциях Хэбэй, Чахар, Шаньси уже с августа 1937 г. стали формироваться партизанские отряды и отряды самообороны, положившие начало партизанскому движению в Северном Китае. 8-я армия, которая подключилась к партизанскому движению в конце 1937 - начале 1938 г., опиралась на уже существовавшие партизанские отряды и создавала новые, внесла в партизанскую борьбу организованность и направленность. Особое значение в организации вооруженного сопротивления японским захватчикам имела деятельность значительной группы руководимых Лю Шаоци коммунистов (Бо Ибо, Хань Цзюнь, Го Диньи, Лэй Жэньминь и др.). Из 105 уездов провинции Шаньси 60 возглавлялись коммунистами либо лицами, сочувствующими им. Дэн Сяопин, характеризуя деятельность Лю Шаоци в качестве секретаря Северокитайского бюро ЦК КПК, отмечал, что он "правильно претворял в жизнь в Северном Китае партий-


20 Жэньминь жибао, 9.XII.1950.

стр. 84


ную политику единого антияпонского фронта, способствовал развертыванию борьбы против японских захватчиков за спасение родины, с успехом руководил работой по формированию новой антияпонской армии в Шаньси и созданию опорных баз сопротивления японским захватчикам в Северном Китае"21 .

В октябре 1937 г. Лю Шаоци прибыл в Тайюань, где находилось командование 8-й армии и куда перебралось Северокитайское бюро ЦК КПК. Для развития партизанского движения в Северном Китае важное значение имела конкретная программа, изложенная в работах Лю Шаоци "Некоторые основные вопросы партизанской войны сопротивления Японии" (опубликована под псевдонимом Тао Шансин в октябре 1937 г. в журнале "Чанчэн", а затем отдельной брошюрой) и "Относительно политических вопросов партизанской войны сопротивления Японии" (февраль 1938 г.). В них указывалось, что партизанская война в Северном Китае есть часть и один из видов войны сопротивления во всем Китае. Лю Шаоци призывал создаваемые на местах органы власти и народные правительства осуществлять всеобщее вооружение народа, поднимать его на непосредственное участие в вооруженном сопротивлении, в восстановлении и развитии экономики.

Первоначально партизанские опорные базы сопротивления Японии создавались на территории, уже оставленной гоминьдановскими войсками и еще не занятой японцами. Одной из таких первых крупнейших баз в Северном Китае был Пограничный район Шаньси - Хэбэй - Чахар, в него входило 39 уездов с населением около 10 млн. человек. Он находился в центре горного массива на стыке горных хребтов Тайханьшань, Утайшань и Хэншань. К моменту создания правительства в январе 1938 г. в этом районе не было ни гоминьдановских, ни японских войск. Пограничный район сыграл очень важную роль в вооруженном сопротивлении, японцы так и не смогли ликвидировать его до конца войны. 17 апреля 1938 г. Лю Шаоци выступил с докладом на первом съезде профсоюзов Пограничного района в г.Янвань, проходившем под лозунгом мобилизации рабочих на освободительную войну. Съезд и его решения имели большой резонанс в стране, особенно среди рабочих.

Много внимания уделял Лю Шаоци вопросам идейного, политического и организационного укрепления партии. Он часто выступал на эти темы с лекциями в Институте марксизма-ленинизма в Яньани, опубликовал работу "Сделаться хорошим коммунистом, создать хорошую партию", книгу "О работе коммуниста над собой" и другие труды, которые, по словам Дэн Сяопина, "воспитали широкие массы членов нашей партии, составляют ее ценное духовное богатство"22 .

В 1939 г. Лю Шаоци был направлен в районы Центрального Китая секретарем вновь созданного регионального бюро ЦК КПК Центральной равнины. В январе 1941 г. произошел инцидент с Новой 4-й армией. 6 января во время привала штабная колонна (примерно 9 тыс. человек) была атакована и разбита сильной группировкой гоминьдановских войск. Заместитель командующего Сян Ин, а также начальник штаба Чжоу Дзыкунь и начальник политотдела Юань Гопин погибли. Осуществлявший общее командование Е. Тин был предательски схвачен, когда прибыл в штаб гоминьдановских войск, чтобы договориться о прекращении боевых действий. Удалось спастись лишь 1 тыс. человек. 20 января Реввоенсовет ЦК КПК назначил Чэнь И исполняющим обязанности командующего, Лю Шаоци - политкомиссаром, а Дэн Дзыхуэя - начальником политуправления Новой 4-й армии.

Одновременно Лю Шаоци возглавил Центральнокитайское бюро ЦК КПК, образованное в результате объединения Юго-Восточного бюро


21 Китайская энциклопедия. Пекин. 1980, с. 33 (на кит. яз.).

22 Там же.

стр. 85


и бюро Центральной раввины. Новое бюро сыграло важную роль в укреплении и расширении партийных организаций в Центральном Китае, в подготовке партийных, военных и административных кадровых работников. Город Яньчзн, место пребывания бюро ЦК, превратился во второй Яньань. В нем действовала антияпонская военно- политическая академия Центрального Китая, в которой обучалось до 2 тыс. курсантов (политкомиссаром ее был Лю Шаоци); партийная школа, филиал академии искусств Лу Синя, другие учебные заведения, издавались газеты, брошюры, книги.

С 1943 г. Лю Шаоци работал в Яньани (столице Особого района), занимая посты секретаря ЦК КПК и заместителя председателя Реввоенсовета. В это бремя он часто встречался со связным Коминтерна при руководстве ЦК КПК П. П. Владимировым, который в своих мемуарах отметил как Достоинство Лю Шаоци его близость к рабочему движению23 .

С 23 апреля по 11 июня 1945 г. в Яньани проходил VII съезд КПК. Ему предшествовала длительная "кампания по исправлению стиля работы", которая началась в Особом районе еще в 1941 году. В 1942 - 1943 гг. она приняла характер массовой чистки рядов КПК. В ходе ее все кадровые работники и партийные активисты, включая руководство, должны были заниматься "марксистско-ленинской учебой" по программе, составленной Мао Цзэдуном и включавшей в основном статьи и выступления самого Мао, а также несколько работ И. В. Сталина. Постепенно главным в этой кампании становится! искоренение всякого инакомыслия и политическое уничтожение противников Мао. Во внутрипартийной борьбе утверждаются чуждые коммунистическому движению методы. Широко практиковались демагогия, шантаж, шельмование, запугивание, подавление любых критических выступлений в адрес руководства, вплоть до физической расправы с неугодными лицами. В широких масштабах применялись психологические пытки, унизительные самобичевания, у "провинившихся" вырывали "признания и "покаяния". Начальник контрразведки Мао Цзэдуна Кан Шэн под предлогом выявления гоминьдановских и японских "агентов" проводил массовые необоснованные репрессии. Повсеместно насаждается культ личности Мао, взгляды которого выдаются за образец "китаизированного марксизма". Как отмечал член Политбюро ЦК КПК Ху Цяому, преувеличенной оценкой роли Мао, данной в "Решении по некоторым вопросам истории партии" (1945 г.), было положено начало культу его личности24 .

С основным политическим докладом "О коалиционном правительстве" на VII съезде КПК выступил Мао Цзэдун, а с докладом "О новом Уставе КПК" - Лю Шаоци. На I пленуме ЦК КПК 7-го созыва 19 июни 1945 г. Лю Шаоци был вновь избран членом Политбюро (как член Политбюро он уже присутствовал на совещании в Цзуньи в 1935 г.)25 и секретарем ЦК КПК.

После капитуляций Японии, когда Чан Кайши при Поддержке США начал гражданскую войну в стране, Лю Шаоци работал в ЦК КПК, активно участвовал в освобождении Китая и в народно-демократической революции. После захвата в марте 1947 г. гоминьдановскими войсками Яньани Лю Шаоци по поручению партии в качестве секретаря Рабочего комитета ЦК КПК направляется в Пограничный район, где работает вместе с главнокомандующим Чжу Дэ. С 17 июля по 13 сентября 1947 г. в дер. Сибайпо (Хэбэй) была проведена Всекитайская аграрная конференция, решения которой рассматривались как важное средство поддержки начавшегося контрнаступлений Народно-освободительной


23 Владимиров П. П. Особый район Китая. 1942 - 1945 М. 1973 с 280.

24 Данши яньцзю, 1982, N 1, с. 28.

25 Разъяснение терминологии Решения по некоторым вопросам истории КПК со времени основания КНР. Пекин. 1981, с. 90 (на кит. яз.).

стр. 86


армий Китая (НОАК). Конференция была проведена Рабочим комитетом ЦК КПК под руководством Лю Шаоци. В заключительном слове он указал на три причины, метавшие проведению аграрной революций: нерадикальный характер политических установок по руководству аграрной реформой; засорённость партийных рядов; бюрократическое руководство. Он подверг суровой критике стиль "голого администрирования", когда требуют "немедленного и строжайшего исполнений", подчеркнул, что "бюрократизм и отсутствие чистоты в партийных рядах взаимосвязаны, причем засоренность партийных рядов страшнее бюрократизма"26 . 13 сентября конференция приняла "Основные положения земельного закона Китая", предусматривающие полную ликвидацию помещичьего землевладения и уравнительный передел земли по едокам.

В мае 1948 г., когда Мао Цзэдун, Чжоу Эньлай и Жэнь Биши прибыли из провинции Шаньси, где они находились после захвата гоминьдановцами Яньани, в дер. Сибайпо, Рабочий комитет ЦК КПК прекратил свое существование, и Лю Шаоци вновь был назначен секретарем Северокитайского бюро ЦК КПК, в которое входили также Пэи Чжэнь, Во Ибо, Лю Ланьтао, Хуан Цзин. В преддверии освобождения всей страны, сознавая необходимость готовить кадровых партийных работников и пропагандистов, ЦК КПК в июле 1948 г. принял решение о создании Высшей партийной школы в Северном Китае, названной Институтом марксизма-ленинизма, назначив Лю Шаоци по совместительству ректором данного института.

14 декабря 1948 г. Лю Шаоци выступил перед первой группой слушателей института, составлявшей более 100 человек. Он уделил много внимания изучению революционного опыта в различных странах мира, что было особенно актуально, поскольку в КПК бытовало мнение о ненужности иностранного опыта, как и изучения марксизма- ленинизма. "Некоторые считают, - говорил Лю Шаоци, - зачем изучать всю эту иностранщину, когда еще не изучены все книги о Китае, еще не полностью изучены работы председателя Мао, или, по крайней мере, сначала надо изучить книги о Китае, затем уже изучать иностранные книги! Это неправильное рассуждение... Необходимо учитывать революционный опыт, исторический опыт разных стран". Далее Лю Шаоци указывал на то, что недостаточный культурный уровень слушателей тормозит изучение теории, подчеркивал, что всей партии "свойственны недостатки в области повышения теоретической подготовки", что большинству коммунистов свойственны многие недостатки "в овладении марксистско-ленинской теорией"27 .

Когда в 1949 г. НОАК освободила Тяньцзинь, сюда прибыл Лю Шаоци. Одному из авторов данной статьи, бывшему в то время исполняющим обязанности генконсула СССР в Тяньцзйне, довелось встретиться с Лю Шаоци 1 мая. Поздоровавшись, он сразу задал вопрос, видел ли и слышал ли собеседник Ленина? А когда узнал, что, к сожалению, нет, сказал, что он неоднократно и слушал и видел Ленина, когда учился в КУТБ в 1921 - 1922 годах. "Я был очевидцем и свидетелем того, с каким воодушевлением, вниманием и любовью люди слушали каждое Публичное выступление Ленина, на которых мне удалось присутствовать, - продолжал Лю Шаоци. - Мы, учась в КУТВ, внимательно следили за всем, что происходило в молодой Советской Республике, изучали выступления Ленина, материалы II и III конгрессов Коминтерна. Особенно меня заинтересовала статья Ленина "К четырехлетней годовщине Октябрьской революции", опубликованная в "Правде". Когда она была переведена на китайский язык, я выучил ее наизусть и многие ее положения помню до сих пор... За сравнительно недолгое пребывание в Со-


26 Лю Шаоци. Избранное. Т. I, с. 385 - 387 (на кит. яз.).

27 Там же, с. 415, 417, 410.

стр. 87


ветской России я получил такую закалку, которая помогла и помогает мне до сих пор в революционном движении в Китае". Прощаясь, Лю Шаоци сказал, что "очень хорошо, что мы сейчас находимся вместе со страной великого Ленина!".

21 сентября 1949 г. в Пекине открылась сессия Народной политической консультативной конференции Китая (НПКК). Она была организационной формой народно- демократического единого фронта трудового крестьянства, рабочего класса, городской мелкой буржуазии, национальной буржуазии и прочих патриотических элементов во главе с коммунистами. Первая сессия НПКК взяла на себя роль Учредительного собрания. На сессии были приняты организационный статус НПКК, закон об организации Центрального народного правительства Китайской Народной Республики, а также решения о столице, гимне и флаге КНР. В последний день работы, 30 сентября 1949 г., НПКК избрала свой постоянный рабочий орган - Всекитайский комитет и Центральное народное правительство КНР, председателем которого был избран Мао Цзэдун, его заместителем - Лю Шаоци; последний одновременно становился заместителем председателя Народно-революционного совета.

1 октября 1949 г. на многотысячном торжественном митинге в Пекине, на площади Тяньаньмынь, была оглашена Декларация Центрального народного правительства о создании КНР. Лю Шаоци стал членом Бюро Всекитайского комитета народного политического консультативного совета. После создания в ноябре 1949 г. Общества китайско-советской дружбы Лю Шаоци являлся председателем его центрального правления и оставался им до 1954 года. В 1949 г. он стал также почетным председателем Всекитайской федерации профсоюзов и вице-председателем Всемирной федерации профсоюзов.

На всех занимаемых им постах ярко проявились организаторские способности Лю Шаоци. С его деятельностью вплоть до начала "культурной революции" в 1966 г. тесно связаны основные этапы народнохозяйственного строительства КНР, развитие науки и образования, корректировка пятилетних планов, выправление ошибок в экономической и политической жизни. Он неоднократно представлял свою страну за рубежом, уделял много внимания развитию всесторонних отношений с Советским Союзом, другими социалистическими странами. Выступая на торжественном заседании актива, посвященного празднованию 1 Мая в 1950 г., Лю Шаоци подчеркнул: "С заключением китайско-советского Договора о дружбе, союзе и взаимопомощи (от 14 февраля 1950 г. - Авт .) мы приобрели могучего союзника... Мы также получили от СССР заем по низкому проценту и помощь специалистами. Вместе мы пустим в ход некоторые отрасли нашего хозяйства, чего не смогли бы сделать сами в короткий срок. Это также уменьшит наши трудности, заключающиеся в недостатке капитала и опыта"28 .

На VIII съезде КПК 15 сентября 1956 г. Лю Шаоци говорил, что "в революционной борьбе китайский народ получил поддержку со стороны лагеря мира, демократии и социализма, возглавляемого Советским Союзом... Факты истекших лет показывают, что великий союз Китая и Советского Союза является важным оплотом мира на Дальнем Востоке и во всем мире. Советский Союз оказал огромную помощь делу социалистического строительства в нашей стране. Единство и дружба Китая с великим Советским Союзом и другими странами социализма, основанные на общих целях и взаимопомощи, вечны и нерушимы. Дальнейшее укрепление и усиление этого единства и дружбы является для нас наивысшим интернациональным долгом и основой внешней политики нашей страны"29 .


28 Там же. Т. II. Пекин. 1985, с. 18.

29 Материалы VIII Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая. Кн. 1, Документы. Пекин. 1956, с. 93.

стр. 88


На съезде в поддержку решений XX съезда КПСС, осуждавших культ личности, наиболее активно выступили Пэн Дэхуай, Лю Шаоци и Дэн Сяопин. Арестованный в годы "культурной революции" Пэн Дэхуай говорил на допросе: "В 1956 г. на VIII съезде КПК я предложил исключить [из Устава партии] "идеи Мао Цзэдуна" и сразу же получил согласие Лю Шаоци, который сказал: "Лучше все же исключить! Я против культа личности". "Состоявшийся в феврале текущего года XX съезд Коммунистической партии Советского Союза является важнейшим политическим событием, имеющим мировое значение, - подчеркивал Лю Шаоци. - Съезд не только разработал грандиозный план шестой пятилетки, но и целый ряд важнейших политических установок, направленных на дальнейшее развитие дела социализма, и осудил культ личности, который привел внутри партии к серьезным последствиям, но также выдвинул предложения по дальнейшему развитию мирного сосуществования и международного сотрудничества, внес выдающийся вклад в дело разрядки международной напряженности"30 .

Китайский историк Ши Шаньюань в статье "Товарищ Лю Шаоци о вождях" писал: "В 1958 г. Лю Шаоци подверг критике склонность некоторых товарищей считать партию "автомобилем", а себя "шоферами"... Еще в конце 50-х - начале 60-х гг. Линь Бяо выдвинул лозунг "высоко держать знамя идей Мао Цзэдуна", беззастенчиво отнес победы китайской революции на счет одного товарища Мао Цзэдуна и тем создал путаницу в идейной и теоретической областях, умышленно начал пропаганду по созданию культа личности. Товарищ Лю Шаоци тогда решительно воспротивился подобной неверной линии". Далее тот же автор пишет: "Даже в 1959 г., когда многие товарищи в партии были охвачены лихорадкой поспешности, когда у них затуманились головы, Лю Шаоци на одном из важных партийных совещаний поднял вопрос, что "и в Китае надо бороться с поклонением личности"... Лю Шаоци доказывал, что выступать против личности вождя вовсе не означает выступать против партии, поэтому нельзя только на этом основании объявлять кого-то контрреволюционером. "Мы подчиняемся партии, Центральному Комитету, но не личности", - говорил Лю Шаоци... Даже в начальный период "культурной революции", когда обожествление Мао расцвело пышным цветом, Лю Шаоци продолжал убеждать, что марксизм-ленинизм должен развиваться, а не останавливаться на идеях Мао"31 .

Когда партия поставила вопрос о "воспитании преемников дела революции", Лю Шаоци подверг критике склонность кадровых работников "бесполезно прозябать на занимаемом месте" (хунвэйбины в период "культурной революции" утверждали, что эти слова Лю Шаоци относил непосредственно к Мао). Лю Шаоци заявлял: "Уступить кресло способному трудиться человеку, а самому стать помощником - вещь не постыдная, авторитет от этого не упадет. А вот если вцепиться зубами и не отпускать место, авторитет пошатнется. Коли сам не отдашь, в конце концов заставят отдать"32 .

Лю Шаоци признавал, что и сам способствовал созданию не только авторитета, но и культа личности Мао, полагая, что это будет способствовать росту авторитета партии. На расширенном совещании Военного совета ЦК КПК в августе 1959 г. он говорил: "Я - человек, который издавна активно поощрял культ личности, хотя можно сказать, что термин "культ личности" не слишком подходящий, я лучше скажу, что я поднимал авторитет председателя Мао. Причем я делал это довольно долго. Перед VII съездом я уже прославлял председателя Мао, в докладе об изменениях в Уставе партии на VII съезде я также прославлял,


30 Там же, с. 87.

31 Лилунь юй шицзянь, 1980. N 6, с. 22, 23.

32 Там же, с. 23 - 24.

стр. 89


и сейчас еще я это делаю, я создаю культ личности товарищам Линь Бяо и [Дэн]Сяопину. Хотя вы и не одобряете того, что я делаю, но я продолжаю это делать... если нет авторитета личности... то нельзя создать авторитет и партии"33 .

В начале 60-х годов Лю Шаоци своей властью, ссылаясь на "недостаток бумаги" сократил тираж произведений и портретов Мао. Его поддержал кандидат в члены Политбюро, секретарь ЦК КПК, зав. отделом пропаганды ЦК Лу Диньи. Лю Шаоци предлагал авторам работ, выпускаемых для членов партии, "не ссылаться на работы председателя Мао", і августа 1962 г. вышло новое издание работы Лю Шаоци "О работе коммуниста над собой". В ней была заменена восьмая часть текста. Однако в главе "Быть достойными учениками Маркса и Ленина" имя Мао в числе этих учеников не было упомянуто. Одновременно в книге осуждался культ личности. В обстановке нараставшей в стране, хотя часто и в завуалированной форме, критики претензий Мао на культ его личности, особенно актуально и остро звучали сохраненные в работе Лю Шаоци замечания о позиции "некоторых товарищей", которые "ничего не смысля в марксизме-ленинизме или жонглируя марксистско-ленинской терминологией, мнили себя "китайским Марксом" либо "китайским Лениным"... Более того, они без зазрения совести требовали от членов нашей партии, чтобы их уважали как Маркса и Ленина, чтобы их поддерживали как "вождей", чтобы к ним питали верность и любовь"34 . Самого Лю Шаоци отличали такие качества, как честность, скромность, любовь к детям, простота в одежде и быту. В доме его была довольно скромная обстановка. Он был очень трудолюбив, часто говорил, что у него нет выходных дней.

Лю Шаоци возглавлял созданную 13 января 1953 г. комиссию по выработке проекта первой конституции КНР. От ее имени 15 сентября 1954 г. он выступил на сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), где отметил, что комиссия изучила конституции СССР и стран народной демократии. "Огромные преобразования, проведенные в стране в течение последних пяти лет, - подчеркнул он, - дали убедительный ответ на вопрос: наша страна определенно и неизменно пойдет по социалистическому пути, другого пути нет"35 . В соответствии с новой конституцией КНР высшим органом власти стало ВСНП, а в период между его сессиями - Постоянный комитет ВСНП, председателем которого был избран Лю Шаоци.

Лю Шаоци был сторонником реалистического подхода к перестройке китайского общества, постепенного перехода к социалистическим преобразованиям. Он был против курса, принятого по инициативе Мао VI расширенным пленумом ЦК КПК в октябре 1955 г. и рассчитанного на форсирование темпов кооперирования деревни и создание сельскохозяйственных производственных кооперативов путем обобществления земли и важнейших средств производства. Как известно, при проведении этого курса широко применялись административные меры для ускорения кооперирования, внедрялись уравнительные принципы в распределении материальных благ, ущемлялись интересы крестьян-середняков. Поспешность была проявлена и при кооперировании кустарей и ремесленников. В 1956 г. были допущены серьезные промахи в экономическом строительстве: произошло необоснованное увеличение капиталовложений в капитальное строительство, начато сооружение нескольких сот новых объектов, крестьяне в большом числе привлекались для работы на промышленных предприятиях и стройках, что резко обострило проблему


33 Данши яньцзю, 1982, N 2, с. 28.

34 Лю Шаоци. О работе коммуниста над собой. Пекин. 1965, с. 57.

35 Лю Шаоци. О проекте конституции Китайской Народной Республики Пекин. 1954. с. 7 - 9.

стр. 90


снабжения городского населения продовольствием, ухудшились финансово- экономические показатели36 .

Левацкие тенденции и отклонения от генеральной линии партии были подвергнуты критике в докладе Лю Шаоци на VIII съезде КПК. Они заключались в требовании построить социализм "в одно прекрасное утро", ликвидировать национальную буржуазию методом экспроприации или же привести капиталистическую промышленность и торговлю к экономическому краху путем вытеснения, а также в отказе признать, "что переход к социализму нужно осуществлять, двигаясь вперед постепенно, в неверии, что мы сможем достичь целей социалистической революции мирным путем37 . В борьбе "против забегания вперед" Лю Шаоци поддержали Чэнь Юнь и Чжоу Эньлай. VIII съезд КПК принял в основном правильные решения относительно социалистического строительства в стране.

Однако выполнение их было сорвано навязанной по инициативе Мао политикой "большого скачка". Сторонников генеральной линии партии, утвержденной VIII съездом КПК, объявляли в то время "правыми уклонистами", "консерваторами". Началась кампания "по упорядочению партии", целью которой была чистка "правых элементов". Все это, видимо, вынудило Лю Шаоци и его сторонников отступить, занять примиренческую позицию к политике "большого скачка".

В мае 1958 г. в обстановке, когда "скачок" практически начался, была созвана вторая сессия VIII съезда КПК. С отчетным докладом о работе ЦК КПК выступил Лю Шаоци. На сессии, по инициативе Мао, была официально пересмотрена генеральная линия партии и приняты новые установки: "Напрягая все силы, стремясь вперед, строить социализм по принципу больше, быстрее, лучше, экономнее", заменившие программу планомерного строительства социализма. Новая генеральная линия не имела под собой научной основы, ее появление не диктовалось конкретной обстановкой. В докладе Лю Шаоци задачи партии были сформулированы следующим образом: "Упорно бороться три года и добиться перемены в основном облике большинства районов страны", "перенести в деревню тяжесть работы по развитию промышленности", "быть сторонником прогресса, а не регресса", "догнать и перегнать Англию за 15 лет", и т. д. Более того, докладчик дал высокую оценку "скачку" 1955 - 1956 гг. и критиковал недовольных, которые якобы "преувеличивали... недостатки, недооценив достигнутые тогда успехи, рассматривали скачок 1956 г, как своего рода слепое забегание вперед". Под "большой скачок" была подведена "теоретическая база" Мао Цзэдуна - принцип "седлообразного развития".

Одновременно в докладе Лю Шаоци акцентировалось внимание на изучении и применении марксизма-ленинизма как "теоретической основы всей работы" КПК. Лю Шаоци призывал членов КПК, партийных работников сосредоточить внимание на социалистическом строительстве, на технической и культурной революции, на овладении научными и техническими знаниями. "Мы не должны быть пустыми политиками, не имеющими специальных знаний и навыков, не должны быть также и заблуждающимися практиками", - говорил Лю Шаоци. В докладе намечались и такие конструктивные задачи, как ликвидация неграмотности, осуществление всеобщего начального образования, расширение сети средних школ, вузов и научно-исследовательских институтов, завершение работы по созданию или реформе письменности для национальных меньшинств, проведение реформы китайской письменности, ликвидация наиболее распространенных болезней, развитие физкультуры и спорта, со-


36 Краткая история социалистической экономики Китая (1949 - 1983). Харбин. 1985, с. 152 (на кит. яз.).

37 Материалы VIII Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая. Кн. 1, с. 18.

стр. 91


здание многомиллионной армии интеллигенции, рабочего класса и т. д. Лю Шаоци подчеркивал также важность укрепления отношений с Советским Союзом и изучения его опыта: "Давайте неуклонно крепить сплоченность с Советским Союзом и странами социалистического лагеря, с народами стран мира в общем деле борьбы за мир, демократию и социализм"38 .

Оценивая сегодня "большой скачок", китайские авторы подчеркивают "недостаток опыта в социалистическом строительстве", "отсутствие ясного представления о закономерностях развития экономики", зазнайство многих руководителей, их самодовольство, стремление к скороспелым решениям. "Это привело к широкому распространению левоуклонистских ошибок, которые характеризовались главным образом установлением завышенных показателей, бестолковым командованием, очковтирательством и "коммунистическим" поветрием"39 . Дэн Сяопин в 1980 г. вспоминал о позиции большинства руководителей КПК в период "большого скачка": "Товарищи Лю Шаоци, Чжоу Эньлай и я не выступали против проводившегося курса, молчал и товарищ Чэнь Юнь"40 .

На VI пленуме ЦК КПК, проходившем в ноябре - декабре 1958 г. в Учане, были высказаны мнения о необходимости нормализовать экономическое положение в стране и покончить со "скачком". Участники пленума, осудив преждевременные попытки отказа от социалистического принципа "каждому по труду" и замены его принципом "каждому по потребностям", охарактеризовали их как утопичные41 . И тем не менее, было принято решение о продолжении политики "большого скачка".

В последний день работы пленум "согласился с просьбой" Мао Цзэдуна не избирать его Председателем КИР на следующий срок (видимо, здесь сказалась и критика в адрес Мао на совещании перед и во время пленума, когда его "обвинили в приверженности к большим скачкам", и в том, что "без больших скачков он не может жить"). Решение мотивировалось необходимостью дать Мао Цзэдуну возможность "полностью переключиться на работу председателя ЦК партии" и "высвободить больше времени для работы в области марксистско-ленинской теории" при сохранении за ним "руководящей роли в государственных делах"42 . На пост Председателя КНР пленум рекомендовал Лю Шаоци. Он был избран на этот пост сессией ВСНП в конце апреля 1959 г. и занимал его до "культурной революции". Одновременно Лю Шаоци возглавил Государственный комитет обороны. С этого времени Мао Цзэдун, по его собственному выражению, отошел на вторую линию43 и пребывал на ней до 1966 года.

Продолжение политики "большого скачка" вызвало резкую критику со стороны видных деятелей КПК Пэн Дэхуая, Чжан Вэньтяня, Хуан Кэчэна и Чжоу Сяочжоу на совещании и проходившем вслед за ним VIII пленуме ЦК КПК в июле - августе 1959 г. в Лушани. Они обратили внимание участников совещания на удушающую атмосферу культа личности, на нарушение принципов коллективного руководства в партии, поставили вопрос о недопустимости подмены экономической работы игрой в политические лозунги, выступали против навешивания ярлыков на членов партии, что не дает возможности последним открыто и правдиво высказывать свое мнение; они критиковали мелкобуржуазный фанатизм, процветающий в стране. Однако их не поддержали ни Лю Шаоци,


38 Вторая сессия VIII Всекитайского съезда Коммунистической партии Китая. Пекин. 1958, с. 37, 38, 46 - 47, 66 - 67, 26.

39 Решения по некоторым вопросам истории КПК со времени образования КНР Пекин. 1981, с. 29.

40 Хунци, 1983, N 13, с. 4.

41 Материалы VI пленума Центрального Комитета Коммунистической партии Китая 8-го созыва. Пекин. 1959, с. 24 - 26.

42 Там же, с. 55 - 56.

43 Данши яньцзю, 1984, N 5, с. 76.

стр. 92


ни Чэнь Юнь, ни Дэн Сяопин. Раскритикованные как "правые уклонисты" и "антипартийный блок", Пэн Дэхуай, Хуан Кэчэн, Чжан Вэньтянь и Чжоу Сяочжоу были сняты со своих постов.

На рабочем совещании ЦК КПК в январе 1962 г. Лю Шаоци высказался за реабилитацию Пэн Дэхуая, который практически жил под домашним арестом, назвав борьбу против него "ошибкой" и "перегибом". "Из некоторых конкретных замечаний, которые Пэн Дэхуай высказал в своем письме на Лушаньском совещании, многое соответствовало фактам, - заявил Лю Шаоци. - Член Политбюро пишет письмо Председателю, но даже если в письме имеются неверные взгляды, это не повод считать, что он совершил ошибку"44 . Однако Мао Цзэдун высказался против реабилитации Пэн Дэхуая.

От авантюристической политики "большого скачка" пострадало все народное хозяйство Китая. Выполнение второго пятилетнего плана было сорвано, национальный доход и производительность труда на промышленных предприятиях ежегодно падали, сбор зерновых с 1959 по 1961 г. снижался, поголовье свиней сократилось. Реальная заработная плата рабочих и служащих упала, процветала инфляция, росли цены. Усилился голод, в результате которого возросла смертность в Китае, а рождаемость упала45 .

В обстановке кризисного состояния экономики, стихийных бедствий и голода в некоторых районах страны, растущего недовольства населения ЦК партии стал искать выход из создавшегося положения и уделять основное внимание вопросам экономики. Лю Шаоци был одним из тех, кто внес серьезный вклад как в организационно-практическую, так и идейно-теоретическую работу, поскольку он был не только Председателем КНР, но и заместителем Председателя КПК. В выработке политики партии по руководству урегулированием экономики46 принимали активное участие Лю Шаоци, Чжоу Эньлай, Чэнь Юнь, Дэн Сяопин, Бо Ибо.

На расширенном рабочем совещании ЦК КПК в январе 1962 г. Лю Шаоци, выступивший с основным докладом, подвел итоги "большого скачка", обобщил его отрицательный опыт и уроки и признал, что "экономика находится на грани краха". "Причины создавшихся серьезных трудностей в народном хозяйстве многочисленны, однако в большей степени эти трудности вызваны ошибками и недостатками в нашей работе и ее стиле". Лю Шаоци акцентировал внимание собравшихся на том, что "немалому числу китайских руководителей не хватает скромности и осмотрительности", у них "много зазнайства и самодовольства", ими нарушаются принципы демократического централизма и коллективного руководства47 .

Как вспоминал Сюэ Муцяо, который был на этом совещании, Лю Шаоци сделал упор на просчетах и недостатках в работе партии, подчеркнув, что их основная причина кроется не в стихийных бедствиях, а в ее деятельности. Мао остался недоволен этим выступлением48 . Под руководством Лю Шаоци была разработана серия документов по сельскому хозяйству, промышленности, науке и технике, образованию, литературе и искусству, торговле, кустарным промыслам и др. В результате их реализации стала меняться ситуация в стране, к 1966 г. экономика ее стабилизировалась и достигла уровня 1956 - 1957 гг., народное хозяйство снова встало на рельсы поступательного развития.


44 Имеется в виду письмо Пэн Дэхуая Мао Цзэдуну и ЦК партии, написанное 14 июля 1959 г. и содержавшее критику "большого скачка" (Мемуары Пэн Дэхуая, с. 281 - 287); Лекции по истории КПК. Кн. 2. Цзилинь. 1983, с. 156 - 157 (на кит. яз.).

45 Современная экономика Китая. Пекин. 1986, с. 348 - 349; Краткая история социалистической экономики Китая (1949 - 1983). Харбин. 1985, с. 267 - 271 (на кит. яз)

46 Данши яньцзю, 1986, N 1, с. 1, 6, 7.

47 Лекции по истории КПК. Т. 2. Цзинань, 1982, с. 232 (на кит. яз.); Жэньминь яшбао, 24.XI.1983.

48 Гуанмин жибао, 24.XI.1988.

стр. 93


Будучи Председателем КНР, Лю Шаоци поддерживал постоянный контакт с Мао Цзэдуном, ездил к нему, обсуждал и согласовывал с ним различные вопросы экономического, политического и культурного развития страны. Отношения между ними внешне были вполне нормальными. Однако на самом деле Мао был недоволен действиями Лю Шаоци, между ними шла скрытая борьба по основным вопросам внутренней и внешней политики49 . Во внутренней - вокруг "большого скачка" и методов и форм осуществления курса на урегулирование народного хозяйства, во внешней - вокруг проблем международного коммунистического движения и КПСС, которую обвиняли в "ревизионизме". В ноябре - декабре 1960 г. Лю Шаоци во главе делегации КПК принимал участие в работе Совещания представителей коммунистических и рабочих партий в Москве и подписал его Заявление, выработанное коллективным разумом марксистско-ленинских партий и фактически отвергавшее обвинение КПСС в ревизионизме.

Весной 1966 г. Мао высказался против присутствия делегации КПК на XXIII съезде КПСС, хотя на заседании Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК большинство вместе с Лю Шаоци высказалось за поездку в СССР. Мао выступал против точки зрения Лю Шаоци, считавшего, что необходимо с помощью переговоров и компромиссов урегулировать пограничный вопрос между СССР и КНР50 .

Именно тогда Мао Цзэдун пришел к выводу о необходимости не только вести борьбу с Лю Шаоци, но и добиться смещения его со всех постов в партии и стране как "главного ревизиониста в КПК", "китайского Хрущева", "самого главного, стоящего у власти и идущего по капиталистическому пути". Начало широкой политической кампании против Лю Шаоци и его сторонников, травле их положил XI пленум ЦК КПК 8-го созыва, состоявшийся в августе 1966 г., официально провозгласивший "культурную революцию", и написанная Мао во время пленума 5 августа дацзыбао "Огонь по штабу!", которая призывала "открыть огонь" по руководящим товарищам в центре и на местах".

18 декабря 1966 г. была Создана "спецгруппа по расследованию преступлений" Лю Шаоци, в состав которой входили жена Мао Цзян Цин, Кан Шэн, министр общественной безопасности Се Фучжи. Уже через несколько дней, в конце декабря, Цзян Цин заявила в пекинском университете Цинхуа, что преступление Лю Шаоци "уже определено". Оно заключается в "выступлении против партии, против социализма". Начались митинги "борьбы и критики" Лю Шаоци и его жены Ван Гуанмэй в Чжуннаньхае, которые продолжались несколько месяцев. Лю Шаоци успевает передать родным завещание - похоронить его, как и Ф. Энгельса, бросив урну с прахом в море (это завещание позже будет выполнено его женой). 5 августа 1967 г. он последний раз видится с женой и детьми. Встреча эта происходит следующим образом: жена Кан Шэна привела к Лю Шаоци и Ван Гуанмэй, которые стояли на коленях перед хунвэйбанами в Чжуннаньхае, их четверых детей. "Обвиняемых" избивают кулаками и ногами. Между побоями Лю Шаоци поднимают за волосы для фотографирования, бьют "цитатником Мао Цзэдуна" по голове, оставляют в одном нижнем белье.

7 августа Лю Шаоци направил письмо Мао Цзэдуну, в котором опроверг обвинение в том, что он выступает против партии и социализма, просил об отставке с поста Председателя КНР и сообщил, что "лишен свободы"51 . Ответа не последовало.


49 Данши яньцзю, 1984, N 5, с. 76; Обсуждение через 10 лет. Сборник по истории "великой культурной революции". Пекин. 1987, с. 222 - 225 (на кит. яз.).

50 Акахата, 4.I.1971; Данши яньцзю, 1984, N 5, с. 76.

51 Здесь история остановилась в раздумье. Факты 1966 - 1976 гг. Т. I. Пекин. 1986, с. 30, 31 (на кит. яз.).

стр. 94


13 сентября 1967 с Вав Гуанмэй была арестована и заключена в тюрьму. Она провела в заключении 11 лет, в тюрьме оказались и трое сыновей Лю Шаоци, двое из которых там погибли, три его дочери также были репрессированы. Группа, занимавшаяся "делом" Ван Гуанмэй, утверждала, что она "американская шпионка". Хунвэйбины дошли до того, что назвали Председателя КНР "шпионом" и "резидентом разведки США на Дальнем Востоке"52 . К лету 1968 г. его кабинет превращен в тюремную камеру строгого режима. А в это время уже состряпан доклад "спецгруппы по расследованию преступлений изменника, провокатора и штрейкбрехера Лю Шаоци", который она вскоре представляет на XII пленум ЦК КПК 8-го созыва, проходивший в октябре 1968 года. На основании этого "доклада" Лю Шаоци был "навсегда исключен из рядов партии, снят со всех должностей внутри и вне партии"53 . О решении пленума Лю Шаоци сообщают в день его 70-летия.

17 октября 1969 г. вечером тяжелобольного Лю Шаоци на самолете по приказу из Пекина доставляют в тюрьму Кайфэна (Хэнань), где он 12 ноября 1969 г. скончался.

Делом о реабилитации Лю Шаоци по решению ЦК КПК от февраля 1979 г. занялась комиссия по проверке дисциплины, возглавляемая Чэйь Юнем, и организационный отдел ЦК КПК. О результатах расследования дела Лю Шаоци на V пленуме ЦК КПК 11-го созыва был представлен доклад в 1980 году. Первые четыре его раздела посвящены деятельности Лю Шаоци до 1949 г., последний - его деятельности после образования КНР54 . Комиссия пришла к выводу о необоснованности обвинений, предъявленных Лю Шаоци. Пленум постановил: 1. Аннулировать документ под N 152 (68) (Коммюнике XII пленума ЦК КПК 8-го созыва. - Лег.), аннулировать документ под N 155 (68) ("доклад спецгруппы". - Авт. ). Восстановить доброе имя товарища Лю Шаоци как великого марксиста и пролетарского революционера, одного из главных руководителей партии и страны. 2. В надлежащее время от имени ЦК КПК и Постоянного комитета ВСНП провести траурную церемонию захоронения товарища Лю Шаоци как бывшего заместителя Председателя ЦК КПК и Председателя КНР55 . Было снято обвинение и с жены Лю Шаоци Ван Гуанмэй.

17 мая 1980 г., выступая на траурном митинге, посвященном памяти Лю Шаоци, Дэн Сяопин говорил: "В течение длительного времени Лю Шаоци был одним из главных руководителей и организаторов рабочего движения нашей страны... У него слово не расходилось с делом. Он не скрывал своих взглядов, смело отстаивал истину и боролся с ошибками. Он всегда подчинял себя партии, уважая коллективное руководство и решения организации. В борьбе с врагами он проявлял большую находчивость, выдержку и несгибаемость... В критические моменты революции он, не боясь трудностей, всегда шел в опасные места и брал на себя самую тяжелую ношу"56 . Превращение Китая в современную социалистическую державу было целью всей его жизни. Имя его и дело навсегда вошли в историю великого китайского народа.


52 Там же. Т. II. Пекин. 1986, с. 93.

53 Жэньминь жибао, 1.XI.1968.

54 После III пленума ЦК КПК, Сборник важнейших документов. Кн. 1. Пекин. 1982, с. 393 - 413 (на кит. яз.).

55 Там же, с. 413.

56 Китайская энциклопедия, с. 32 - 33.

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/ЛЮ-ШАОЦИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. С. ТИТОВ, В. Н. УСОВ, ЛЮ ШАОЦИ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 17.10.2019. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/ЛЮ-ШАОЦИ (date of access: 27.11.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. С. ТИТОВ, В. Н. УСОВ:

А. С. ТИТОВ, В. Н. УСОВ → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
293 views rating
17.10.2019 (407 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Окна. Пластиковые или деревянные?
Какие преимущества у пластиковых окон перед металлическими и деревянными?
Абдельазиз Бутефлика
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
Тевтонский орден на Ближнем Востоке в XII-XIII вв.
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
В. БЕНЕКЕ. Военное дело, реформы и общество в царской России. Воинская повинность в России. 1874-1914
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
Обычай взаимопомощи в Дагестане в XIX - начале XX в.
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
Дагестан и отношения России с Турцией и Ираном во второй половине 70-х гг. XVIII в.
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
"Пражская весна" и позиция западноевропейских компартий
Catalog: История 
14 days ago · From Казахстан Онлайн
Эссад-паша Топтани
Catalog: История 
14 days ago · From Казахстан Онлайн
Становление и развитие народного образования в Саудовской Аравии в XX в.
14 days ago · From Казахстан Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·1242 days ago

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ЛЮ ШАОЦИ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2020, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones