Libmonster ID: KZ-1799

Советские историки достаточно подробно осветили предательскую роль американского империализма, оказывавшего поддержку Японии в её агрессивных планах и действиях против Кореи накануне и во время японо-китайской войны 1894 - 1895 гг. и в русско-японской войне 1904 - 1905 годов1 . Известно также, что в эти годы Россия оказывала противодействие японской агрессии в Корее.

Сравнительно слабее освещен в советской историографии вопрос о роли США и других империалистических держав в тот период, когда Япония проводила последние подготовительные мероприятия к аннексии Кореи, что было осуществлено ею в 1910 году.

Установление японского протектората над Кореей было предрешено ещё в самый разгар русско-японской войны, в январе 1905 г., в двух - трёх весьма лаконичных телеграммах, которыми обменялись с ведома Японии Т. Рузвельт и британский министр иностранных дел Лэнсдоун2 .

Рузвельт заявил английскому послу, что "если Япония будет и в дальнейшем противостоять России, то ей (Японии) должно быть разрешено, удержать Порт-Артур и приобрести преобладающее влияние в Корее". Англия подтвердила своё согласие, лишь несколько перефразировав слова Рузвельта, а Япония "уточнила": "Корея должна быть в сфере исключительно японского влияния, и никакие специальные интересы России не должны там признаваться". Англия сообщила о японской точке зрения Рузвельту, указав, что эти условия не кажутся ей (Англии) "чрезмерными"; Рузвельт ответил, что он не думает, что Россия примет эти японские условия, но в предварительном порядке не возражает против них. Как увидим далее, мнения России он и не запрашивал и оказал полное содействие Японии в подчинении Кореи.

Более детальная формулировка японских "прав" в Корее была дана в секретном соглашении (протоколе беседы) Кацура - Тафт от 27 июля 1905 года3 . В этой беседе было сказано следующее: "Князь Кацура указал, что корейский вопрос, являясь непосредственной причиной войны с Россией, представляет для Японии предмет чрезвычайной важности, что полное разрешение вопроса о полуострове должно быть логическим результатом войны. Если после войны Корея сохранит самостоятельность, то она, бесспорно, вернётся к своей политике соглашений или договоров с другими державами, тем самым, порождая те же международные ослож-


1 См. статью А. Л. Нарочницкого ("Известия Академии наук". Серия истории и философии N 3 за 1950 г.); А. Добрынин. США и независимость Кореи (1904 - 1905 гг.) (там же, N 4 за 1947 г.).

2 "British documents on the origins of the war. 1898 - 1914". Vol. IV, p. 156.

3 T. Dennet. T. Roosevelt and the russo-japanese war, p. 112 - 114. New York, 1924.

стр. 12

нения, которые существовали до войны. Ввиду этого Япония вынуждена провести определённые мероприятия с тем, чтобы предотвратить возможность для Кореи вернуться к прежнему состоянию и вновь поставить Японию перед необходимостью начать новую войну с третьим государством".

Американский представитель Тафт "полностью соглашается с убедительностью соображений князя Кацура и замечает, что, по его личному мнению, установление японскими военными силами такого сюзеренитета над Кореей, при котором Корея не могла бы также заключать договоры с иностранными государствами без согласия Японии, было бы логическим результатом современной войны и прямо содействовало бы постоянному миру на Востоке". Признав японское господство над Кореей, США в том же протоколе беседы (Тафт - Кацура) оформили признание Японией американского господства над Филиппинами и отказ Японии от попыток нарушить империалистические интересы США на этих островах. Рузвельт, как известно, слово в слово одобрил заявления Тафта, и протокол этой беседы стал, таким образом, официальным документом.

Этот документ и был первым официальным международным актом, признавшим японский протекторат над Кореей. Он сохранялся в секрете до 1924 г., т. е. в течение двадцати лет.

В известном заявлении министра иностранных дел Корейской народно-демократической республики Пак Хен Ена, сделанном вскоре после того, как США начали агрессивную войну против корейского народа, говорилось по поводу событий 1905 г.: "Американские империалисты издавна мечтают об установлении своего господства на Дальнем Востоке. Однако раньше им приходилось считаться с империалистическими интересами Англии, Японии и других держав и расширять свои позиции на Дальнем Востоке путём сделок с этими державами за счёт порабощенных народов Азии. Корейский народ не забудет, в частности, того факта, что в 1905 году Соединённые Штаты в целях укрепления своего господства на Филиппинах вступили в предательскую сделку с Японией и содействовали установлению японского протектората над Кореей"4 .

В буржуазной исторической литературе и даже в некоторых работах советских авторов принято было связывать объявление японского протектората над Кореей с Портсмутским мирным договором или со вторым англо-японским союзным договором 1905 г., заключённым в тот момент, когда лишь началась Портсмутская конференция. Между тем не только хронологически соглашение Тафт - Кацура было заключено раньше англо-японского союзного и Портсмутского договоров, но именно данная в этом соглашении санкция США на установление протектората Японии над Кореей легла в основу первого из серии так называемых японо-корейских "соглашений", которым Япония подготовляла и оформляла превращение Кореи в свою колонию. Этот "договор" был заключён 17 ноября 1905 г. под давлением японских вооружённых сил. Ещё задолго до заключения этого "договора", во время портсмутских переговоров, в Корее стали циркулировать слухи о предстоящем отозвании из Сеула всех иностранных миссий5 . Корейские правящие круги во главе с императором возлагали, однако, надежды на то, что державы, и главным образом США, не допустят лишения Кореи её самостоятельности, поскольку они ранее признали её независимость.

Надежды на поддержку со стороны США основывались на американо-корейском договоре 1882 г., в котором было записано: "Если какое-либо третье государство будет действовать несправедливо или применит насилие к какой-либо из двух договаривающихся сторон, то другая договаривающаяся сторона, будучи об этом поставлена в известность,


4 Газета "Правда" от 3 июля 1950 года.

5 См. А. Добрынин. Указ. соч.; см. также McKenzie. The tragedy of Korea, p. 130. London. 1908.

стр. 13

окажет добрые услуги с целью мирного урегулирования, проявив тем самым своё дружеское отношение". Правда, почти такая же формула была включена и в англо-корейский договор 1883 г.6 , но корейское правительство не возлагало на Англию никаких надежд, так как последняя была официально связана с Японией союзным договором, и поэтому трудно было рассчитывать на её помощь.

Однако корейскому правительству лучше, чем кому-либо было известно, что США с момента заключения ими первого договора с Кореей неизменно вероломно его нарушали, оказывая содействие Японии в осуществлении её политики в Корее гораздо более активно, чем даже Англия. Несмотря на это, корейские правящие круги продолжали надеяться на помощь Америки и на выполнение ею своих обязательств по договору 1882 года. Это можно объяснить только тем влиянием, которое оказывала на эти круги (и не только в Корее, но и в Китае) американская пропаганда, искусно прикрывавшая действительные захватнические цели американского империализма обманными лозунгами о территориальной целостности, административной неприкосновенности и т. д. Не исключено также, что часть правящих кругов Кореи, опасаясь народного восстания против Японии, которое могло представить угрозу для корейской правящей верхушки, намеренно муссировала версию о возможности американской помощи, чтобы ослабить и расколоть народное движение. О предательской деятельности многих представителей тогдашнего корейского правящего лагеря, ориентировавшихся то на Японию, то на США, имеются многочисленные сведения7 . Предав Корею, США продолжали держать там свою агентуру в лице американских миссионеров; кроме того они имели своих агентов среди корейцев как в самой Корее, так и вне её; в числе их уже в 1905 г. был небезызвестный Ли Сын Ман, злейший враг корейского народа, проживавший тогда на Гаваях и обратившийся к Рузвельту с письмом, в котором он просил содействия против японцев8 .

Подготовка мирной конференции в Портсмуте, состоявшейся более 45 лет тому назад, до сих пор окутана туманом, хотя за эти годы было опубликовано много американских, и английских, и даже японских документов. Ясно только то, что японская дипломатия с самого начала войны методически подготовляла такую обстановку для мирной конференции, которая обеспечила бы ей полную поддержку Англии и США. С этой целью в самом начале войны в Англию и США были посланы специальные уполномоченные японского правительства ("посланцы доброй воли") Суэмацу и Канэко; последний не раз беседовал с Рузвельтом о будущем мирном договоре; по японским данным, подтверждаемым и другими источниками, Рузвельт уже в июне 1904 г. заявил Канэко, что Корея должна стать японской9 . Рузвельт, по словам Канэко, сказал ему. "Корея должна войти в японскую сферу влияния, иначе развитие этого государства окажется, в конце концов невозможным. Но явится ли она, Корея, достаточным вознаграждением (Японии. - А. Г. ) за эту войну?" Примерно то же заявил несколько ранее Рузвельт немецкому послу Штернбургу.

В октябре того же года японское правительство, подготовив проект будущего мирного договора, решило просить Рузвельта о посредничестве, когда настанет для этого благоприятный момент. Для укрепления японо-


6 § 2, ст. 1-й англо-корейского договора 26 ноября 1883 г.: "В случае возникновения конфликта между одной из договаривающихся сторон и третьим государством другая договаривающаяся сторона, если к ней будет обращена такая просьба, окажет добрые услуги для мирного урегулирования".

7 См., например, Лим Кван-чоль. Тёсэн Рэкиси Токухон (Учебник по истории Кореи, стр. 242 - 245. Токио. 1949. На японском языке).

8 McKenzie. Указ. соч., стр. 311, 312.

9 См. Хаясида Каметаро. Мэйдзи Тайсё сэйкай сокумэнси (Политическая история Мэйдзи и Тайсё). Т. I, стр. 465. Токио. 1926. "Grosse Politik". Bd. XIX. T. I, S. 114.

стр. 14

американской дружбы в ноябре в США был направлен принц Фусими, под предлогом посещения им Луизианской выставки, а также для передачи Рузвельту некоего послания японского императора.

Японские авторы не скрывали, зачем Японии нужен был Рузвельт как посредник: Япония не могла выступить с прямым предложением мира или открыто обнаружить желание заключить мир, так как военная партия в России сочтёт это за признак слабости Японии10 . Поэтому и понадобился Рузвельт, который, в нужный момент, обратившись к России от своего имени, скрыл бы от неё, что Японии, во что бы то ни стало, нужен был мир, что она больше не могла воевать, и тем самым избавил бы Японию от возможного поражения. Так и случилось на самом деле, когда в июне 1905 г. Рузвельт выступил посредником, скрыв от России, что мира просит Япония. Это была одна линия дипломатической подготовки Японией мирной конференции.

Вторая её линия заключалась в досрочном возобновлении англо-японского союза. Такое возобновление естественно укрепило бы положение Японии на конференции, обеспечило бы ей полную поддержку Англии. Японцы весьма торопились с пересмотром договора и настаивали на его заключении до мирной конференции11 . Вместе с тем японцы не теряли надежды при возобновлении союза привлечь к нему и США. Однако в этом последнем вопросе они натолкнулись на противодействие Англии12 .

Когда в марте 1905 г. Япония обратилась к Англии с предложением возобновить союз, английский министр иностранных дел Лэнсдаун, не дав определённого ответа на это предложение, вполне ясно выразил своё отношение к участию США в союзе, сказав: "Правительство США, как известно, против связывания себя союзами с иностранными державами, и, хотя я полагаю, что США будут действовать в контакте с нами, я сомневаюсь, согласятся ли они на что-нибудь большее".

Японская дипломатия и вслед за ней японская литература выдвигали лишь одну основную и главную причину, почему Япония добивалась досрочного возобновления союзного договора. Министр иностранных дел Комура прямо заявил английскому посланнику Макдональду, что главная цель возобновления союза - стремление Японии установить протекторат над Кореей. В первом англо-японском договоре (1902 г.) во введении декларировалась территориальная неприкосновенность Китая и Кореи. Вот почему Япония стремилась пересмотреть этот договор и вставить в него новую формулировку по корейскому вопросу, развязывающую Японии руки в Корее. С этой целью Япония согласилась помогать Англии в обороне её индийских границ13 .

Японский автор Хори Макото, разбирая причины досрочного возобновления англо-японского договора, пишет: "Основная цель союза - обеспечить полную свободу рук Японии в Корее"14 .


10 Хори Макото. Нитиро сэнсо дзэнго (Русско-японская война). Токио. 1935. Подготовка проекта мирного договора ещё в октябре 1904 г., менее чем через семь месяцев после начала войны, и попытки добиться посредничества Рузвельта отражали всё возраставшие трудности, вызванные тяжёлой войной. "Японские военные силы по своей численности были слабее русских. Это знали даже враги. В сражении под Ляояном и Шахэ (начало сентября и середина октября 1904 г. - А. Г. ) японские войска не могли из-за этого преследовать врага" - (Кёдзава Рэцу. Ниппон гайко си. Т. I. Токио. 1942). О трудностях, вызванных войной и обнаружившихся уже во второй половине 1904 г., пишут многие японские авторы. Огромные потери при осаде Порт-Артура, невозможность нанести русской армии решительное поражение (Ляоян не Седан, не Ватерлоо, - из японского журнала "Тайо" за октябрь 1904 г.), огромное финансовое напряжение, неизбежность длительной войны при ограниченных людских, материальных и финансовых ресурсах - все эти обстоятельства вызывали настойчивое стремление Японии добиться посредничества Рузвельта при заключении мирного договора.

11 "British documents on the origins of the war. 1898 - 1914". Vol. IV, p. 120 - 183.

12 Там же, стр. 121.

13 См. там же, стр. 142.

14 Хори Макото. Указ. соч., стр. 243.

стр. 15

Другой японский автор, Акаги Хидэмити, утверждает, что самый блестящий дипломатический успех был, достигнут Японией накануне Портсмутской конференции. Он заключался в том, что Япония возобновила договор с Англией, достигнув нового соглашения о корейских делах15 .

Из опубликованных в Англии документов об этих переговорах с Японией явствует, что вопрос о Корее был одним из главных спорных моментов. Дело было не в том, что Англия не решалась дать санкцию на японскую формулировку о протекторате над Кореей. Признание японских специальных интересов в Корее легло в основу ещё первого союзного договора между Англией и Японией, и уже тогда было ясно, что англичане готовы предоставить Корею Японии, а Япония, в свою очередь, должна драться за английские империалистические интересы на Дальнем Востоке.

В новом союзном договоре Англия готова была пойти на вторичное предательство корейского народа, при условии, если японцы согласятся посылать свои войска для обороны Индии. Англия опасалась, что Россия, лишившись после Цусимы флота на Дальнем Востоке, будет искать реванша не на Дальнем Востоке, а против Англии, как союзника Японии, на индийских границах. Затруднения с формулировкой статьи о протекторате над Кореей в союзном договоре были вызваны опасением Англии, как бы эта формулировка не встретила возражений со стороны США, интересы которых в Корее были большими, чем английские. Английская дипломатия не хотела допускать США к участию в англо-японском союзе, но вместе с тем в силу обстановки в Европе (первый марокканский кризис) не хотела быть втянутой в японо-американские противоречия на Дальнем Востоке. Как известно, к концу войны 1904 - 1965 гг. японо-американские отношения стали ухудшаться. Несмотря на это, Рузвельт продолжал, оказывать полную поддержку Японии против России, так как считал более опасным конкурентом американскому империализму на Дальнем Востоке Россию, против которой и после войны нужно будет направить главное остриё японской агрессии.

В те дни, когда Тафт был в Японии (конец июля), английскому послу в Вашингтоне было поручено информировать лично Рузвельта о проекте нового англо-японского договора16 . Послу были сообщены лишь два - три основных положения, проект же статьи о Корее приводился полностью. Указывалось также, что Англия ещё не дала окончательного согласия на эту статью, но полагает, что она соответствует взглядам президента, высказанным им ещё в январе 1905 года17 .

Таким образов, судьба англо-японского договора также оказалась в зависимости от позиции США. Рузвельт, лишь незадолго до этого одобривший протокол беседы Тафта - Кацура, одобрил и корейскую статью в англо-японском договоре.

Статья гласила: "Ввиду того, что Япония имеет преобладающие политические, военные и экономические интересы в Корее, Великобритания признаёт право Японии принимать такие меры руководства, контроля и покровительства в Корее, какие она сочтёт соответствующими и необходимыми для охраны и развития этих интересов, с тем условием, чтобы эти меры не противоречили принципу равных возможностей для торговли и промышленности всех наций".

К началу Портсмутской конференции Япония, таким образом, уже располагала вполне удовлетворявшими её соглашениями о Корее и с Англией и с США, признавшими полное господство Японии в Корее и предававшими интересы корейского государства и народа в угоду империали-


15 См. H. Akagi. Japan's foreign relations, стр. 271. Tokyo. 1936. Примерно ту же трактовку о том, что Япония подняла вопрос о новом договоре с Англией, чтобы закрепить в нём свои права на Корею и поставить Россию перед свершившимся фактом, см. у Кёдзава. Указ соч. Т. I.

16 "British documents on the origins of the war. 1898 - 1914". Vol. IV, p. 155 - 156.

17 См. выше.

стр. 16

стическим интересам Японии, Англии и США. Царское правительство, отправляя свою делегацию на мирную конференцию в США, и военные власти России были из рук вон плохо информированы о положении в Японии. Им не было известно сколько-нибудь достоверно, что людские и особенно офицерские кадры японской армии были истощены, что вся верхушка военного командования страны (Ямагата, Ояма, Тэраути)18 ещё во время мукденских боёв требовала скорейших переговоров о мире19 . "Мирный посредник" Т. Рузвельт всячески старался убедить русских делегатов, что Япония ещё очень сильна, что России, если она не согласится сейчас на мир, угрожает потеря Владивостока и всей Восточной Сибири. Так Рузвельт запугивал Россию и вместе с тем подстрекал её начать подготовку к новой реваншистской войне против Японии.

В апреле 1905 г., беседуя с царским послом Кассини и убеждая его согласиться на мир, Рузвельт говорил о том, что он обеспокоен "тем поворотом, который произошёл в военных операциях на Дальнем Востоке, и как он хотел бы, чтобы война окончилась до того, как новый успех японской армии способствовал бы расширению аппетитов Японии и увеличил её требования". Рузвельт заключил беседу словами: "Если бы он был на месте русских, то он не колебался бы при данных обстоятельствах заключить мир и одновременно стал бы немедленно и всерьёз готовиться к реваншу через несколько лет"20 .

Правда, некоторые русские дипломаты сомневались в искренности заявлений Рузвельта. Розен, сменивший Кассини в июле 1905 г., отнёсся с недоверием к словам Рузвельта о том, что "Япония весьма неохотно вообще согласилась на вступление теперь с Россией в мирные переговоры"21 . Однако о действительном положении вещей в Японии и той тщательной дипломатической подготовке, которую она проводила в США и Англии, царская делегация не имела представления. На запросы Витте русские послы за границей, в том числе и в Англии, не могли ничего ответить о ходе и содержании англо-японских переговоров о союзе: им был известен лишь самый факт переговоров22 .

Что касается условий мирного договора, которые предложат японцы, то всякие догадки об этом широко публиковались задолго до мирной конференции самыми различными органами мировой прессы. Во всех почти сообщениях неизменно фигурировало, как одно из главных, требование протектората Японии над Кореей.

К этому требованию Японии российская делегация была подготовлена; по словам Витте, в инструкции министерства иностранных дел вопрос о Корее был предусмотрен.

На втором заседании конференции (10 августа) японцы передали русской делегации свой проект мирного договора; первая его статья говорила о Корее: "Россия, признавая, что Япония владеет в Корее преобладающими политическими, военными и экономическими интересами, обязуется не противодействовать и не вмешиваться в те меры руководства, покровительства и контроля, которые Япония найдёт необходимым применять в Корее"23 .


18 Ямагата - начальник генерального штаба; Ояма - главнокомандующий войсками в Маньчжурии; Тэраути - военный министр.

19 Японская литература даёт обширный материал по этому вопросу. Так, например, Кёдзава (Указ. соч. Т. I, стр. 327 - 328) приводит выдержки из обращения маршала Ямагата к премьеру Кацура в марте 1905 г.: "Во-первых, враг имеет на своей территории ещё значительные воинские силы, наши силы истощены; во-вторых, враг ещё не имеет недостатка в офицерах, мы же с начала войны имеем огромную убыль офицеров и сейчас восполнить этот дефицит не сможем".

20 Архив внешней политики. Министерство иностранных дел (АВП. МИД), д. 620, ВД, японский стол, л. 33.

21 Там же, канцелярия, д. 121. Донесения из Вашингтона, л. 97.

22 См. "Красный архив". Т. VII. "Портсмут".

23 Там же.

стр. 17

Японский проект этой статьи был весьма сходен с корейской статьёй второго англо-японского союзного договора, который был официально подписан 12 августа, но полностью согласован уже в самом начале этого месяца.

Следует отметить, что японский проект мирного договора в Портсмуте предоставлял Японии ещё большие права и возможность произвола в отношении Кореи, чем даже англо-японский договор. Окрылённые успехом переговоров с США и Англией, японцы в портсмутском проекте не сделали даже оговорки, что их мероприятия в Корее не должны наносить ущерба коммерческим интересам других иностранцев в Корее. Российская делегация, приняв японский проект, всё же сделала к нему несколько добавлений.

Одно из этих добавлений оговаривало, что русские граждане в Корее должны пользоваться теми же правами, которые имеют и другие иностранцы. Другое добавление касалось военных мероприятий Японии в Корее, которые не должны были создавать угрозы пограничным с Кореей русским владениям. С некоторыми оговорками и изменениями оба эти добавления были приняты японской стороной и вошли в текст Портсмутского договора (ст. 2).

Русская делегация внесла, однако, ещё одно добавление к первоначальному японскому тексту, которое звучало следующим образом: "Согласовано, что упомянутые выше меры Японии (меры руководства, покровительства и контроля. - А. Г. ) не будут наносить ущерба суверенным правам императора Кореи". Будь это положение принято японской стороной, оно явилось бы серьёзным препятствием на пути установления японского господства в Корее, ибо суверенные права императора, по существу, обозначали суверенитет корейского государства.

Естественно, что вокруг этого добавления возник спор, который нашёл весьма скупое отражение в официальном протоколе конференции. Судя по этому протоколу, российская делегация объяснила включение этого добавления в свой проект тем, что суверенитет Кореи признан державами, что Россия и Япония не могут, не затрагивая интересов других держав, подписать соглашение об уничтожении корейской независимости. Уполномоченные Японии, как гласит протокол, заявили, что не могут допустить в договоре такого пункта, ибо независимости Кореи на деле в полной мере уже не существует.

Конечно, аргументация российской делегации имела целью завуалировать резко отрицательное отношение России к захвату Кореи Японией" сославшись на международное признание корейской независимости. Не следует забывать, что царская Россия потерпела поражение в войне с Японией и наглые требования Японии, поддержанные США, касались не только Кореи, но и всего Сахалина, огромной контрибуции, и т. д., и т. п. В этих условиях раскрывать свои карты и показывать, что захват Кореи Японией противоречит интересам России, когда можно было изыскать и другие доводы, было нецелесообразно. Что российское правительство и тогда и в последующие годы было заинтересовано в сохранении самостоятельности Кореи, мы будем иметь случай показать не раз в дальнейшем.

В конце концов, по настоянию японской стороны было согласовано, что в договоре не будет упомянуто вовсе "о суверенитете корейского императора", но в протокол конференции было внесено следующее решение: "Уполномоченные Японии заявляют, что согласовано, что меры, которые Япония может признать необходимым, принять в Корее в будущем, и которые наносят ущерб суверенитету этой страны, будут приняты в согласии с правительством Кореи"24 .

Конечно, достижение российской делегации на Портсмутской конференции по корейскому вопросу было невелико. Указанная оговорка, не


24 Протоколы Портсмутской мирной конференции и текст договора между Россией и Японией, заключённого 23 августа (5 сентября) 1905 г. СПБ. МИД. 1906.

стр. 18

включённая даже в договор и оставшаяся в протоколе, не могла служить существенным препятствием на пути к аннексии Кореи Японией, тем более что Япония в этой аннексионистской политике опиралась на помощь и содействие США и Англии.

Основной причиной того, что японцам понадобилось, пять лет (1905 - 1910) для превращения Кореи в свою колонию, было сопротивление корейских народных масс, глубокая ненависть корейских трудящихся к японским империалистам.

Нельзя не отметить, однако, что США и Англия, обладавшие многочисленными средствами воздействия на Японию (займы и пр.), не пытались отстоять суверенитет корейского государства, а Россия, только что потерпевшая тяжкое поражение в войне с Японией, поставила этот вопрос и, хотя не добилась успеха, всё же вышеприведённой оговоркой в протоколе создала некоторое затруднение для Японии в её безудержной агрессии в Корее.

Согласно этой оговорке в протоколе, японцы, проводя то или иное мероприятие в Корее, наносившее ущерб корейскому суверенитету, должны были предварительно согласовывать такое мероприятие с корейским правительством, иными словами, оформлять каждое такое мероприятие специальным японо-корейским договором.

Если бы США и другие империалистические государства заняли в этом вопросе такую же позицию, как Россия, то насильственно вырванные японцами у корейского правительства договоры не получили бы международной санкции. Но США, как будет показано ниже, заняли иную позицию. Дело было, конечно, не в том, что для царского правительства играли какую-либо роль интересы корейского народа. Дело было в том, что сохранение независимости пограничной Кореи при создавшейся ситуации отвечало насущным интересам обороны русского Дальнего Востока. И это обстоятельство определяло тактику российской делегации в Портсмуте по корейскому вопросу. Японцы отчётливо понимали, что из империалистических государств не США и не Англия, а Россия может оказать известное противодействие аннексионистским планам Японии в Корее.

Руководитель японской политики в Корее князь Ито Хиробуми как до войны, так и после неё продолжал считать корейский вопрос главным в русско-японских отношениях; в последующих переговорах с Россией (1907 г.) он выдвигал на первое место именно этот вопрос25 . Ни в переговорах с Англией, ни в переговорах с США после 1905 г. Япония не поднимала вопроса о Корее, ибо не ожидала противодействия с их стороны.

В течение всей войны в Петербурге находился корейский посланник; русское правительство рассчитывало продолжать дипломатические сношения с Кореей и после войны. На особом совещании министров 21 сентября (3 октября) 1905 г., на котором рассматривались вопросы, вытекавшие из договора с Японией, Витте заявил, что "суверенитет Кореи договором нисколько не поколеблен", и предложил запросить другие державы, прежде всего США, об их позиции в этом вопросе. Предложение Витте было принято совещанием26 . Запрашивать Англию не имело смысла, ибо


25 См. Мацумото Тадао. Кинсэй Нихон Гайкоси Кэнкью (Исследование по новейшей истории Японии), стр. 139 - 140. Токио. 1942.

26 "Красный архив". Т. VII. "Портсмут". В отношении Кореи царское правительство ещё во время войны получало сведения о позиции США. Вот, например, одно из них. Кассини сообщал 6 (19) апреля 1905 г., что США, по достоверным слухам, решили предоставить японской промышленности и торговле полную свободу рук в Корее, "уступив за деньги приобретённые в этой стране концессии". Далее он пишет, что, как он уже сообщал ранее, "вашингтонский кабинет всегда благосклонно относился к желанию японцев обосноваться на Корейском полуострове и занять там привилегированное положение, не допуская, однако, полного поглощения этой империи Японией" (АВП. МИД, д. 121, канцелярия, л. 70). Даже при наличии этой последней оговорки обрисованная им позиция США в корейском вопросе должна была дать понять царским чиновникам, что США всячески покровительствовали захвату Кореи Японией.

стр. 19

её позиция была ясна из опубликованного второго союзного договора. Позиция США официально не была известна.

Получив признание своего протектората над Кореей в соглашениях с США, Англией и в вынужденном для России Портсмутском мирном договоре, Япония приступила немедленно к реализации этих "прав". Своей главной задачей на первых порах японцы считали прекращение дипломатических сношений Кореи со всеми другими государствами, - иными словами, реализацию соглашения Кацура - Тафт.

В нашей литературе уже подробно излагалось, как корейское правительство в течение октября - ноября 1905 г. настойчиво и тщетно добивалось от США защиты от японского давления. Основываясь на букве договора 1882 г., согласно которому США должны оказать добрые услуги Корее, если какая-либо другая держава будет оказывать на неё давление и США будут об этом поставлены в известность, госдепартамент принял все меры к тому, чтобы никакая официальная информация из Кореи до него не дошла, и не оказал никакой помощи Корее27 .

Когда же 17 ноября 1905 г. Ито Хиробуми, используя наличие в императорском дворце вооружённой японской охраны, угрожая оружием и шантажируя корейских министров, добился подписания нужного ему договора28 , США уже на следующий день после получения японского извещения об этом отозвали свою дипломатическую миссию из Кореи. Государственный департамент сообщил личному представителю императора Кореи в Вашингтоне, который безуспешно добивался приёма его президентом или государственным секретарём, что договор Кореей подписан и тем самым вопрос исчерпан. Отметим при этом, что США были первой из империалистических держав, согласившихся отозвать свою миссию из Кореи29 , и этим своим актом предопределили аналогичные акты других держав30 . "Миротворческое" маклерство Рузвельта в Портсмуте значительно усилило позиции американского империализма и побудило все европейские правительства в связи с обострением в 1905 г. противоречий в Европе учитывать в своей политике на Дальнем Востоке позицию США.

Установление японского протектората вызвало сопротивление корейского народа. Народ требовал отмены договора 17 ноября 1905 г., кото-


27 См. А. Добрынин. Указ. соч.

28 Корейские император и премьер отказались подписать договор; он был подписан министром иностранных дел; государственная печать была также силой отобрана ввиду сопротивления её корейского хранителя. См. описание этих событий у McKenzie. Указ. соч. На японском языке: "Ито Хиробуми Дэн" ("Биография Ито Хиробуми"). Т. III, стр. 679 - 704. Токио. 1940, где подробно изложены переговоры Ито и японского посла Хаяси с корейским императором и корейскими министрами, многие из которых оказались предателями и приняли японские требования.

29 Papers relating to the foreign relations of the United States 1905, стр. 614 - 615, подробнейшим образом излагают как самый "договор" 17 ноября 1905 г. (приводят его текст), так и официальное сообщение, посланное японским правительством 22 ноября и полученное в США 23 ноября. На следующий же день, 24 ноября, США дали распоряжение об отзыве американской миссии из Кореи. Японский премьер и временно исполняющий обязанности министра иностранных дел Кацура просил через поверенного в делах США в Токио передать государственному секретарю. США глубокое удовлетворение японского правительства "в связи с быстрым отозванием американской миссии из Сеула". Это мероприятие США было воспринято в Японии как "выражение желания США принять порядок дипломатических отношений, установленный новым японо-корейским соглашением, и тот факт, что правительство США было первым правительством, сделавшим этот шаг, оценён в Японии как проявление дружбы".

30 Русский посол в США барон Розен сообщал 14 (27) ноября 1905 г.: "Известие о состоявшемся между Японией и Кореей "соглашении" было встречено здешним общественным мнением вполне сочувственно, причём в комментариях прессы замалчиваются все сведения, приписываемые, впрочем, русским источникам о явном наси-

стр. 20

рый лишал Корею самостоятельных внешних сношений и устанавливал в Корее власть японского генерального резидента как непосредственного советника императора. Крупные народные восстания произошли на юге Кореи, в провинциях Северная Чолла и Южный Чунчон.

*

Корейский вопрос вновь стал объектом международных переговоров в 1907 г., прежде всего в связи с подготовкой русско-японского политического соглашения 1907 года. Портсмутский мирный договор, заключённый при содействии Рузвельта и в значительной мере в соответствии с его планами, не привёл к установлению сколько-нибудь прочного мира на Дальнем Востоке.

Приводим некоторые из заявлений Рузвельта о желательном для Америки характере будущего мирного договора. В марте 1904 г. он говорил немецкому послу в Вашингтоне: "В наших интересах (США и Германии. - А. Г. ), чтобы война между Россией и Японией тянулась до тех пор, пока оба государства добьются максимально возможного истощения друг друга, чтобы территории, где сталкиваются их интересы, продолжали и после заключения мира служить тем же целям, и чтобы границы их сфер влияния скрещивались таким же образом, как и до войны"31 .

В октябре 1904 г. Рузвельт заявил французскому послу в Вашингтоне: "С моей точки зрения, следовало бы радоваться, если в результате войны русские и, японцы стояли бы лицом к лицу, сдерживая друг друга. И те, и другие были бы ослаблены"32 .

С этими планами Рузвельта необходимо связать настойчивое стремление США обеспечить Японии господство в Корее, благодаря чему японские и российские владения стали граничить на суше, а также акцию США в пользу Японии в предоставлении ей южной половины Сахалина33 . После заключения Портсмутского договора Япония продолжала бряцать оружием. По словам Ито Хиробуми, в Европе считали, что японцы готовятся ко вторичной войне с Россией, что японцы не признают Портсмутского договора, считают его лишь соглашением о перемирии34 .

Переговоры о русско-японском политическом соглашении и самый текст соглашения 1907 г. обнаруживали, что со времени Портсмута обстановка на Дальнем Востоке не улучшилась, а ухудшилась для России. Основные военные силы царской империи были сосредоточены на Западе, что было вызвано усилившимися во время войны русско-германскими противоречиями, но главным образом давлением Англии и Франции, настойчиво втягивавшими царизм в Антанту. С целью подавления революции


лии, употреблённом японцами для установления этого так называемого соглашения". Розен считал, что американская политика слишком далеко зашла "на пути солидарности с англо-японской политикой на Дальнем Востоке". Крайне японофильски настроенное общественное мнение в США считает японский протекторат благом для Кореи. Государственный секретарь США, Рут, заявил Розену на его запрос, что США отзовут своего дипломатического представителя из Кореи (АВП. МИД, д. 121 канцелярия, 1905 г., л. 139 - 140). Насчёт насильственного характера соглашения и того, что эти сведения якобы шли только из русских источников, известный интерес представляет статья в японском официозе "Гайко дзихо" ("Дипломатическое обозрение" за май 1906 г.) известного в то время японского международника Арига Нагао. Статья, озаглавленная "Японо-корейский договор и проблема насилия", начинается следующими словами: "Есть люди, утверждающие, что Япония достигла подписания договора о протекторате с Кореей, употребив насилие, поэтому этот договор является недействительным. Это мнение высказывают не только простые люди, но и видные учёные в своих работах". Далее автор пытается опровергнуть такого рода мнение одного из французских международников тем, что французские "договоры" с Мадагаскаром, Тунисом и Аннамом такие же насильственные, как и японо-корейский.

31 "Grosse Politik der europaischen Kabinetten". Bd. XIX, Teil I. S. 112.

32 Documents diplomatiques francais, 2 ser. Vol. V, p. 456 - 457.

33 См. К. Исии. Дипломатические комментарии. М. 1942.

34 K. Hamada. Prince Ito, стр. 214. Tokyo. 1936.

стр. 21

царизм прибегнул к новым иностранным займам, усилив свою зависимость от этих двух государств.

Ослабление России на Дальнем Востоке сказывалось в том, что в соглашении с Японией 1907 г. царское правительство пошло на уступку Японии своей сферы влияния в районе Сунгари - Куанченцзы. В Портсмуте Япония также требовала уступки ей железной дороги до Харбина, потом до станции Сунгари. Но тогда царская делегация сумела отвергнуть эти домогательства японцев, а в 1907 г. уступила, передав японцам район, прилегающий к участку КВЖД Сунгари - Куанченцзы, в качестве японской сферы влияния, сохранив за собой лишь железную дорогу. Эта "жертва" вызывалась серьёзными опасениями повторного нападения Японии на Россию и стремлением этой уступкой отсрочить, если не ликвидировать, такую опасность.

При переговорах между Россией и Японией в 1907 г. японцы вновь потребовали свободы рук в Корее. Россия настаивала на признании Японией преимущественных русских интересов в Монголии и в других пограничных районах Китая, отказа японцев предпринимать меры, могущие нарушить эти интересы, не добиваться в этих районах железнодорожных, телеграфных и горных концессий, не посылать туда научных или торговых экспедиций, офицеров, миссионеров " т. п.35 .

В русских журналах того времени не раз появлялись сообщения об активном проникновении японцев в Монголию. Вот на выдержку одно из них: "С весны 1906 года Монголия буквально наводнялась японскими экскурсантами, старавшимися объехать все монгольские хошуны с целью прежде всего исследования рынков сбыта36 . Японские авторы также признают, что ещё до русско-японской войны в Монголии подвизался некий "монгольский князь по имени Сасаки Аигоро, т. е. японец". В своих предложениях, касающихся Монголии, Россия требовала только отказа японцев от всяких происков в этой стране, представлявших серьёзную угрозу границам России в Сибири. В документах министерства иностранных дел так и говорится о происках японцев в Халхе и Урге37 . Россия имела большие экономические интересы в Монголии, признанные Китаем ещё по договорам XIX в., и продолжала бороться, против японских попыток нарушить эти интересы.

Японцы подготавливали аннексию Кореи. Эта акция не была предусмотрена Портсмутским договором. Японии нужна была на "её санкция России. На русские предложения о Монголии японцы ответили, что они не могут согласиться с русской формулировкой проекта, поскольку в этом районе, где нет японских интересов, не может быть конфликтов между Россией и Японией. Тем не менее, Япония изъявила готовность заявить в секретной ноте, что с её стороны не будет возражений против мирной активности России во Внешней Монголии, поскольку такая активность не будет угрожать целостности и независимости Китая38 . Ссылка в японской ноте на целостность и независимость Китая была лишь удобным предлогом, чтобы отклонить русские предложения, ибо сама Япония нарушала в те годы независимость и целостность Китая в большей мере, чем любая другая империалистическая держава.

Что же касается Кореи, то японцы предлагали, чтобы пункты, её касающиеся, "были оставлены в гласной части соглашения. Это было бы большим преимуществом, ибо демонстрировало перед всем миром и осо-


35 АВП. МИД, д. 202. ВД, японский стол, л. 37 - 38.

36 См., например, "Вестник финансов, промышленности и торговли" N 21 за 1909 г., см. также N 17 за тот же год.

37 АВП. МИД, д. 202, л. 6 - 8.

38 Там же, л. 41 - 42, 14 (27) апреля 1907 года.

стр. 22

бенно перед самой Кореей полное согласие между Японией и Россией по корейскому вопросу"39 .

В министерстве иностранных дел России внимательно изучали переговоры по корейскому вопросу в Портсмуте, когда японцы так же настойчиво, как и в 1907 г., требовали, чтобы Россия дала санкцию на любые их действия в Корее вплоть до аннексии. Нои в 1907, как ив 1905 г., Япония этой санкции не добилась.

Российская дипломатия не пошла на этот шаг, несмотря на то, что Япония готова была взамен сделать значительные уступки по вопросу о Внешней Монголии40 . Извольский настоял также на том, чтобы пункт о Корее вошёл не в гласное, а в секретное соглашение. Как расценили японцы эту позицию России, будет показано несколько ниже, при освещении переговоров 1909 - 1910 годов.

Считаем необходимым, подчеркнуть тот факт, что в 1907 г. русское министерство иностранных дел не согласилось дать санкцию на аннексию Кореи даже при условии получения взамен полной свободы действий в Монголии. Подчёркиваем это обстоятельство потому, что спустя несколько месяцев после подписания русско-японского соглашения 1907 г. военный министр США Тафт, который в 1905 г. (раньше Англии и России) от имени своего правительства признал господствующее положение Японии в Корее, в октябре 1907 г. в своём официальном выступлении в Токио толкал Японию на осуществление полного подчинения Кореи. Речь Тафта, как указывал японский журнал41 , произвела в Японии хорошее впечатление. Тафт вспомнил своё посещение Японии в июле 1905 г., говорил о давней японо-американской дружбе, упомянул имена Перри, Гарриса, Гранта, Т. Рузвельта; указывал, что дружба омрачена событиями в Сан-Франциско (антияпонские выступления), но что это только ничтожный эпизод.

Перейдя к вопросу о Корее, Тафт сказал: "Япония на законном основании предприняла реформы в соседней стране, являющейся древним государством, управляемым или дурно управляемым на основе методов XV века. Его величество император (японский. - А. Г. ) показал, что он понимает трудности этой задачи, тем, что послал в Корею самого крупного японского государственного деятеля, который проявил патриотизм, приняв это тяжёлое бремя, хотя по своим летам и напряжённой работе для своей родины он и заслуживает отдыха. Независимо от тех сведений, которые будут получены, независимо от той критики, которая может иметь место по этому поводу, мир доверяет тому, что князь Ито и японское правительство проводят в Корее политику, имеющую целью обеспечение справедливости, цивилизации и благополучия отсталого народа. Мы живём в эпоху, когда вмешательство более сильного государства в дела народа, неспособного создать правительство, устанавливающее закон и порядок, с целью помочь этому народу создать лучшее правительство, становится национальным долгом и служит прогрессу"42 .

Это заявление было сделано Тафтом в тот период, когда в Корее развернулось мощное освободительное движение против новых аннексионистских мероприятий Японии, лишавших Корею её уже и без того призрачной независимости.

Летом 1907 г. корейский император сделал последнюю попытку прибегнуть к международному посредничеству. Хотя японская стража строго


39 Несомненно, желание японцев включить пункт о Корее в гласное соглашение было вызвано тем, что они хотели получить открытую поддержку России в этом вопросе.

40 АВП. МИД, д. 202, л. 80 - 81.

41 "Тайо" от 1 ноября 1907 г. (английский текст).

42 Там же.

стр. 23

охраняла императорский дворец, всё же императору удалось втайне от японцев послать в Гаагу на международную конференцию трёх корейских представителей с целью получить помощь держав в восстановлении независимости Кореи. Делегация, разумеется, не была допущена на Гаагскую мирную конференцию, поскольку империалистические державы не хотели осложнять своих отношений с Японией. Японские оккупационные власти, генеральный резидент Ито и командующий японскими войсками в Корее генерал Хасэгава заставили корейский кабинет министров, который с 1906 г. фактически подчинялся им, а не императору, добиться отречения императора. После его отречения и назначения императором его наследника был немедленно подписан новый "договор" (24 июля 1907 г.), продиктованный корейцам Японией. По этому "договору", весь корейский государственный и административный аппарат полностью был подчинён японцам; назначение и увольнение чиновников, издание новых законов могли происходить только с санкции японского генерального резидента; по его рекомендации назначались японские чиновники корейской администрации.

Спустя несколько дней, 1 августа, по распоряжению "обновленного" корейского правительства была распущена корейская армия. Все эти мероприятия явно говорили о том, что аннексия Кореи подготовляется в спешном порядке. Август - сентябрь 1907 г. были месяцами, когда в ответ на японские мероприятия антияпонское восстание охватило всю страну, особенно Южную Корею (от Фузана до Сеула). К концу сентября японская оккупационная армия, значительно усиленная (около двух дивизий), и жандармерия, применяя самые зверские методы подавления, вплоть до уничтожения целых городов и поселений, - методы, которые бледнеют только перед современными американскими зверствами в Корее, - разбили крупные, но плохо вооружённые отряды восставших. Однако мощное партизанское движение не прекращалось и в последующие годы. Судя по официальным, явно преуменьшенным данным японского генерального резидента, с июля 1907 по конец 1908 г. потери японской армии и жандармерии при подавлении восстания составили 179 убитыми и 277 ранеными, а среди повстанцев было убито 14566 человек. В Корее шла настоящая народная война43 .

И вот в те-то дни, когда японцы силами войск и жандармов подавляли народное движение, выступает официальный представитель США, - хорошо знавший о японских зверствах, информация о которых частично просачивалась в газеты44 , - и отзывается с полным одобрением о японском кровавом терроре, о варварских действиях японской администрации как вполне соответствующих американским империалистическим представлениям о справедливости, цивилизации и прогрессе. В оправдание японской агрессии Тафт выдвигает наглый американский тезис (он же и японский) о мнимой "неспособности" корейского народа к самостоятельному управлению, - тезис, ранее многократно повторенный Т. Рузвельтом и теперь повторяемый всеми американскими империалистами.


43 The second annual report on reforms and progress in Corea (1908 - 1909). Seoul. 1909 (официальный отчёт японского генерального резидента в Корее). Приводим некоторые выдержки из отчёта: "Главная причина восстания - это, несомненно, борьба против нового режима, устанавливаемого корейским правительством под японским протекторатом" (стр. 77). "Если бы корейские инсургенты были кадровыми солдатами, которые ведут регулярную войну, то восстание было бы уже давно подавлено. Но не такова обстановка, с которой пришлось столкнуться японской армии. Основная трудность заключается в беспорядочном (т. е. в партизанском. - А. Г. ) характере передвижения повстанцев".

44 McKenzie (Указ. соч., гл. XIX) приводит многочисленные выдержки из издававшейся в Сеуле газеты "Corea Daily News", в которой печатались сведения о японских зверствах.

стр. 24

Правда, отношения между США и "Японией в 1907 г. были напряжёнными. Циркулировали слухи о войне, о возможном японском нападении на Филиппины. Однако вряд ли найдётся хотя бы один даже американский автор, который взялся бы утверждать, что японское нападение представляло тогда такую же серьёзную угрозу для США, как для России, уже раз потерпевшей поражение от японцев. И всё же российская дипломатия отказалась санкционировать аннексионистские планы Японии (см. выше о переговорах России и Японии в 1907 г.), в то время как дипломатия американской "демократии", по существу, санкционировала эти планы, одобряла японский кровавый полицейский террор в Корее и толкала Японию на осуществление аннексии этой страны.

*

В конце 1909 г. японцы, обеспокоенные соглашением между США, Англией и Китаем о постройке Цзиньчжоу-Айгунской железной дороги в Маньчжурии, а также первыми слухами об американском проекте Нокса об интернационализации КВЖД и ЮМЖД, предложили России заключить второе соглашение о Маньчжурии.

Упорное стремление США утвердиться в Маньчжурии на всей её территории (вплоть до русско-китайской, границы) побудило царское правительство принять японское предложение. Кроме того, к новому соглашению толкала Россию и угроза новой войны с Японией. Чтобы избежать этой войны, царское правительство готово было на новые уступки. Даже Извольский, всегда в розовом свете изображавший японские планы и намерения и, безусловно, доверявший заявлению японского посла Мотоно, что главная цель Японии - Китай, а не Россия, в своём выступлении на особом совещании в декабре 1909 г. несколько раз подчёркивал мысль, что соглашение с Японией необходимо, чтобы избежать войны45 .

С Дальнего Востока, из Японии, Маньчжурии, Кореи поступали многочисленные сообщения от русских военных и дипломатических агентов о военных приготовлениях Японии, что вызывало беспокойство в военном и морском министерствах России. Гадали, против кого же готовятся такие огромные морские и сухопутные вооружения: против Китая, США или России? Указывалось, что такая огромная армия не нужна ни для войны против Китая, который слишком слаб, ни для войны против США.

Вот одно из многочисленных донесений, в котором делается попытка разобраться, против кого вооружалась Япония: "Некоторые особенности японских вооружений заставляют предполагать близко осведомлённых с делом лиц, что Япония главным образом готовится к войне с Россией. Осадный парк в 2 тыс. орудий может понадобиться только для взятия Владивостока. Замена в дивизиях горных орудий полевыми указывает на приспособление армии к действиям в Северной Маньчжурии, т. е. в русской зоне, ибо для Южной Маньчжурии и Кореи нужны именно горные орудия"46 .

Во время русско-японских переговоров 1909 - 1910 гг. японцы, предложив России заключение союзного договора, не ставили вопрос о Ко-


45 АВП. МИД, д. 206, л. 100 - 106. Протокол Особого совещания. Из выступления Извольского. "Америка нам войны по этому поводу (если будет отклонено предложение Нокса. - А. Г. ) не объявит и флота в Харбин не пришлёт, тогда как Япония в этом отношении гораздо опаснее, и нам весьма важно считаться с этим обстоятельством" (там же, л. 102; цитируется у Аварина "Империализм в Маньчжурии". Т. I, стр. 123, но без последних слов).

46 АВП. МИД, д. 206, л. 108 - 113.

стр. 25

рее. Они, очевидно, рассчитывали в дальнейшем, когда Россия примет их предложение о союзном договоре, поставить и корейский вопрос. Однако Россия к предложению о союзном договоре отнеслась сдержанно и, к явному неудовольствию японцев, сама выдвинула корейский вопрос. Это обстоятельство, по нашему мнению, предопределило то, что японцы в последующих переговорах сняли предложение о союзе, настаивая лишь на подтверждении и некотором расширении политического соглашения 1907 года.

Извольский так передаёт свою первую беседу в ноябре 1909 г. с Мотоно о новом соглашении: "Сам он, барон Мотоно, желал бы не только расширения и развития уже существующих между Японией и Россией соглашений, но превращения их в формальный союз". Мотоно заявил, что он готов обсудить "всякую формулу развития русско-японского сближения, которая могла бы показаться мне (Извольскому. - А. Г. ) целесообразной". Извольский упомянул о тревоге в России, вызванной постройкой японцами новых железных дорог в Маньчжурии и созданием огромной сухопутной, армии, которая "может, очевидно, иметь своим объектом лишь Россию, ибо она не нужна для... (слово неразборчиво. - А. Г. ) против Китая, "и для борьбы с морскими державами... Он (Извольский. - А. Г. ) лично вполне верит Мотоно, но российское общество не верит Японии и не поверит ей, пока она будет вооружаться... Политическое сближение России и Японии - это также моя политика, - сказал далее Извольский, - но в осуществлении её могут возникнуть препятствия... Прежде всего, разногласия между нами и Японией могут опять возникнуть из-за Кореи в тот день, когда Япония захотела бы превратить нынешнее положение в окончательное присоединение"47 (разрядка моя. - А. Г. ).

Таким образом, корейский вопрос был, выдвинут Россией в самом начале переговоров.

Извольский вернулся к этому вопросу в марте 1910 г., когда Мотоно после длительного отсутствия вновь возвратился в Петербург. Об этой беседе Извольский писал царю: "Я не скрыл от барона Мотоно тревожного чувства, вызываемого здесь настойчивыми слухами о намерении Японии приступить к присоединению этой страны (Кореи. - А. Г. ). Подобный шаг со стороны японского правительства, сказал я, может вызвать острое возбуждение нашего общественного мнения, вновь создать, но с ещё большей силой, убеждение в агрессивных замыслах Японии по отношению к нам и нанести непоправимый удар политике русско-японского соглашения и сближения". Мотоно, как и в прошлой беседе, пишет далее Извольский, но ещё более решительно заявил, что хотя японское правительство не приняло ещё решения по этому вопросу, однако он уверен, что "присоединение это в более или менее близком будущем совершенно неизбежно. Этого требует как внутреннее положение самой Кореи, так и национальное чувство Японии". Мотоно сказал, что аннексия - это только формальность, корейский вопрос в сравнении с китайским ничтожен, но "если бы мы захотели поставить в зависимость от него (корейского вопроса. - А. Г. ) заключение предполагающегося соглашения, то Японии пришлось бы отказаться от подобных соглашений"48 .

Извольский вынес впечатление, как он пишет, что присоединение Кореи будет осуществлено весьма скоро, и надо решить вопрос об отношении России к этому событию: "Событие это будет критическим моментом не только в? отношениях наших с Японией, но во всём ходе дальневосточных дел".


47 Там же, л. 68 - 70.

48 Там же, л. 202 - 203. Всеподданнейшая записка г. министра иностранных дел. С. -Петербург, 23 марта 1910 года.

стр. 26

Извольский сообщил свои опасения по поводу аннексии Кореи также английскому представителю. В связи с этим английский посол в Токио Макдональд беседовал на эту тему 12 мая 1910 г. с Комура и указал ему, что такой шаг (аннексия) может неблагоприятно отразиться на русско-японских переговорах, и не вполне удобен сейчас, когда Япония только что отказалась от интернационализации ЮМЖД. Аннексия Кореи в данное время создаст затруднения даже для английского правительства. Таким образом, английская дипломатия (не без напоминаний со стороны России) указывала лишь на несвоевременность аннексии, а уже в июле Грей сказал, что Англия не будет противодействовать аннексии, если будут урегулированы вопросы торговли и экстерриториальности49 .

Вопрос о Корее не был снят с повестки дня русской дипломатией. 6 (19) мая посол в Токио Малевский-Малевич посетил премьера Кацура с целью, как он пишет, узнать некоторые подробности о новом японском займе в Лондоне. Разговор, конечно, перешёл к вопросу о русско-японском соглашении. Тему эту, как пишет Малевский, затронул Кацура. Кацура интересовался, можно ли рассчитывать, что это дело "двинется ускоренным шагом" после возвращения Извольского в Петербург. Малевский вновь повторял, что правительственные круги России стоят за заключение соглашения, но трудно ещё сказать о позиции в этом вопросе руководящей партии Государственной думы и русского общественного мнения. И в этом отношении очень важна политика Японии в корейском вопросе. "Слово "амальгамация", - продолжал Малевский, - под которым следует понимать присоединение, не сходит со столбцов ежедневной прессы. Конечно, аннексия Кореи произведёт неблагоприятное впечатление в России и окрылит шовинистов, чем немало может быть затруднено достижение политического соглашения"50 .

Кацура ответил, что корейский вопрос уже решён, "но как и когда это сделается, ещё не выяснилось, нужно действовать постепенно и осторожно, чтобы не возбудить зависти или нареканий и не повредить проведению нашей финансовой реформы (конверсии), откровенно признался он.

Японский автор Мацумото, уже цитировавшийся нами ранее, посвящает в своей книге специальный раздел вопросу о Корее в русско-японских отношениях. "В связи с этими переговорами (о соглашении 1910 года. - А. Г. ), - пишет Мацумото, - Россия обнаружила известное сопротивление в корейском вопросе. В то время японский кабинет генерала Кацура уже принял в принципе решение об аннексии Кореи51 , постепенно осуществляя подготовку к этому. Ещё со времени первого русско-японского соглашения стоял вопрос, имела ли Россия какие-либо решительные возражения против аннексии. В действительности позиция России внушала беспокойство: заявит ли она о своём согласии с тем положением, которое отныне займёт Япония в Корее? Князь Ито в первом русско-японском соглашении, поэтому и сделал корейский вопрос центральным. Однако в первом русско-японском соглашении формула относительно Кореи - была той предельной формулой, на которую согласилась Россия. Японская сторона считала, что эта формула, конечно, включала в себя понятие "вплоть до аннексии". Россия как будто не собиралась давать на это согласия. Создавшееся в силу этого положение оценивалось тогда японским и русским правительствами по-разному. К этому времени Япония пришла окончательно к решению и необходимости продвинуть вопрос об аннексии. При переговорах о втором русско-японском соглашении этот вопрос под-


49 "British documents on the origins of the war. 1898 - 1914" Vol. VIII, p. 487 - 488.

50 АВП. МИД, д. 208, л. 17.

51 А. Гражданцев ("Корея", стр. 153. М. 1948) указывает, что решение об аннексии Кореи было принято японским кабинетом 6 июля 1909 г. и утверждено императором.

стр. 27

няла Россия". Далее Мацумото, извращая позицию России, пишет: "По существу, царское правительство не было против аннексии Кореи. Оно только хотело осторожного, постепенного осуществления этого акта. В противном случае вознегодовал бы русский народ, и поднялись бы враждебные Японии настроения. О возможности такого отношения русского народа к аннексии Кореи власти судили по тому, какое возмущение вызвало у русского народа известие об аннексии Боснии и Герцеговины Австрией. Посол Мотоно указывал в связи с такого рода суждениями русских властей, что слова "дальнейшее развитие" в первом договоре подразумевают и аннексию"53 .

Такое изложение японским автором позиции России в корейском вопросе явно расходится с приведёнными нами документальными данными. Не подлежит никакому сомнению, что документы правильно излагают вопрос. Россия не давала согласия на аннексию Кореи, и вопрос для неё состоял не в том, произойдёт ли она сразу или постепенно, а в том, что аннексия Кореи Японией противоречила интересам России.

Натолкнувшись на решительное заявление японцев о том, что вопрос о Корее уже решён и что если Россия будет упорствовать в этом вопросе, то второе соглашение с Японией не будет заключено, царское правительство, опасаясь усиления японской и американской агрессии на Дальнем Востоке, заключило второе соглашение с Японией. В этом соглашении, однако, ничего не было сказано о Корее. Протесты России против подготовляемой Японией аннексии были единственными. Ни Англия, ни тем более США, владения которых не подвергались такой угрозе японского нападения, как русский Дальний Восток, не только не заявили аналогичных русскому протестов против аннексии Кореи, но потворствовали ей. Американский историк Грисуолд писал, что аннексия Кореи была осуществлена Японией "без единого даже слабого возражения западных государств"54 . Грей по тому же поводу заявил, что если бы Англия возражала против аннексии, то это не соответствовало бы духу англо-японского союза55 . Ответственность зга аннексию Кореи Японией целиком падает на США и Англию, в течение многих десятилетий толкавших японских милитаристов к агрессивной политике на Дальнем Востоке и, особенно в Корее56 .

*

Аннексия Кореи была осуществлена Японией в августе 1910 года. Для создания соответствующей обстановки в Корею был послан военный министр генерал Тэраути, назначенный генеральным резидентом Кореи; были


53 Мацумото Тадао. Указ. соч., стр. 139 - 140.

54 A. Griswold. The Far Eastern policy of the United States, p. 146. New York. 1938.

55 См. мою работу "Англо-японский союз", стр. 292. М. 1947.

56 В связи с этим очень любопытно замечание американского историка Деннета по поводу соглашения Кацура - Тафт (Т. Деннет. Указ. соч., стр. 115). Пытаясь опровергнуть обвинение, выдвигавшееся иногда в буржуазной печати против Рузвельта в том, что он пожертвовал Кореей из-за Филиппин, автор пишет: "Наоборот, в ответ на заявление об американской политике по отношению к Корее, которая была установлена более шести месяцев тому назад (см. в тексте нашей статьи обмен телеграммами в январе 1905 г. - А. Г. ) и которая соответствовала американской политике на протяжении более двадцати лет японское правительство обеспечило Америку официальным и совершенно определённым отказом от каких-либо агрессивных действий против Филиппин". Деннет, конечно, ничего не опроверг, но выболтал то, что американские политики и дипломаты пытаются и посейчас скрыть. Его указание на то, что в 1905 г. в соглашении Кацура - Тафт американская дипломатия проводила лишь ту линию, которой она придерживалась в Корее в течение 20 с лишком лет, подтверждает тот вывод, к которому пришла советская историография, а именно, что с 1882 г. (свыше 20 лет, считая до 1905 г.), со времени заключения первого неравноправного договора между США и Кореей, США последовательно проводили политику содействия японской агрессии, превращения Кореи в японскую колонию.

стр. 28

отправлены крупные жандармские пополнения, началось "искоренение крамолы". Акт отречения корейского императора в пользу японского императора сопровождался циничным заявлением о том, что это сделано "для блага обеих наций" (японской и корейской) и "сохранения мира на Дальнем Востоке". Всё это уже знакомые слова, сказанные Тафтом премьеру Кацура в 1905 г. и произнесённые в 1907 г. в Токио. По части демагогической фразеологии японские дипломаты оказались способными учениками американцев.

Хотя в 1908 - 1910 гг. японо-американские отношения и продолжали ухудшаться, ни дипломатия Т. Рузвельта, ни дипломатия Тафта, ни разу не осудила японской агрессии в Корее. Наоборот, в 1908 г. в обмене нот между США и Японией (известном под названием "Соглашение Рут - Такахира") хотя Корея не была упомянута, но обе стороны договорились "уважать территориальные владения, принадлежащие каждой из них" на Тихом океане, а под такими владениями надо, конечно, понимать и Корею и Филиппины.

Спустя год, в сентябре 1909 г., на банкете, данном президентом Тафтом в честь японской торговой делегации, Тафт, не упоминая Корею, дал понять японцам, что США не собираются мешать Японии, пожинать "плоды" русско-японской войны. Он превозносил успехи японских военных сил в период войны 1904 - 1905 гг., когда "страна боролась с целью обороны своих прав и сохранения своего престижа на поле брани. Но сегодня Япония, по его словам, борется для побед на мирном поприще, и мы все надеемся, что она будет иметь успех"57 .

Единственный вопрос, который в связи с аннексией Кореи интересовал правительства империалистических государств, - это сохранение прежних, выгодных для них таможенных пошлин и привилегированного положения иностранных торговцев и предпринимателей в Корее. Эти требования империалистических государств в известной, мере были удовлетворены Японией.

Аннексия Кореи вызвала серьёзное сопротивление лишь со стороны корейского народа. При всей отсталости корейского крестьянства того времени, находившегося под двойным гнётом - корейского феодала и японского торгово-ростовщического капитала, - при отсутствии рабочего класса в стране, предательстве корейских феодалов, небывалом по жестокости японском военно-полицейском террористическом режиме, пресекавшем малейшее проявление народного протеста, корейский народ (в основном крестьянство), из рук вон плохо вооружённый, никем не руководимый, отчаянно боролся за свою свободу и независимость, против японских захватчиков. Отчёты японского генерального резидента в Корее в период протектората (1905 - 1910) и японского генерал-губернатора в первые годы после аннексии пестрят сообщениями о карательных экспедициях японской армии и жандармерии против народных отрядов в различных провинциях Кореи.

По данным корейского историка, основанным на официальных японских сведениях, в 1909 г. корейская народная армия составляла около 70 тыс. человек58 . Борьба была неравной. Японская армия, жандармерия и возглавляемая японцами корейская полиция59 сумели временно подавить народное движение, которое, однако, вспыхивало вновь и вновь с большей и большей силой, создавая реальную угрозу японскому господству в Корее.


57 "Тайо", ноябрь 1909 г. (английский текст).

58 Лим Кван-чоль. Указ соч., стр. 247.

59 Annual report on reforms and progress in Corea (1908 - 1909). В созданной японцами корейской полиции, а затем и жандармерии на каждых двух корейцев приходился один японский полицейский или жандарм.

стр. 29

*

Освобождение Кореи советскими войсками в 1945 г. и капитуляция Японии в результате победы Советской Армии впервые обеспечили корейскому народу независимость и необходимые условия для демократического развития.

Но агрессивный американский империализм, оказавший в прошлом столь решающую помощь Японии в захвате Кореи, в наше время, став фактическим хозяином в Японии, стремится стать таким же хозяином и в бывших японских колониях, и, прежде всего в Корее.

Выступивший на заседании Совета Безопасности 28 ноября 1950т. представитель Китайской народной республики У Сю-цюань сказал: "В 1895 году империалистическая Япония вторглась в Корею и на Тайван. В 1931 году империалистическая Япония оккупировала весь Северо-Восточный Китай. В 1937 г. империалистическая Япония начала агрессивную войну против всего Китая. В 1941 году она начала войну с целью завоевания всей Азии. Как это каждому известно, японский империализм потерпел крах, не осуществив этот план. Американский империализм своей агрессией против Тайвана и Кореи на деле... следует по проторённому пути японских империалистических агрессоров"60 . Нет сомнения в том, что планы американских империалистов также потерпят провал.


60 "Правда" от 2 декабря 1950 года.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/КОРЕЙСКИЙ-ВОПРОС-В-МЕЖДУНАРОДНЫХ-ОТНОШЕНИЯХ-НАКАНУНЕ-АННЕКСИИ-КОРЕИ-ЯПОНИЕЙ-1905-1910

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. ГАЛЬПЕРИН, КОРЕЙСКИЙ ВОПРОС В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ НАКАНУНЕ АННЕКСИИ КОРЕИ ЯПОНИЕЙ (1905-1910) // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 19.09.2022. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/КОРЕЙСКИЙ-ВОПРОС-В-МЕЖДУНАРОДНЫХ-ОТНОШЕНИЯХ-НАКАНУНЕ-АННЕКСИИ-КОРЕИ-ЯПОНИЕЙ-1905-1910 (date of access: 01.12.2022).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. ГАЛЬПЕРИН:

А. ГАЛЬПЕРИН → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
66 views rating
19.09.2022 (73 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
РОЛЬ РГНФ В РАЗВИТИИ ИЗДАНИЯ НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И ПОДДЕРЖКЕ ИССЛЕДОВАНИЙ В ОБЛАСТИ КНИЖНОЙ КУЛЬТУРЫ
Catalog: Разное 
19 hours ago · From Казахстан Онлайн
СЕРИЯ БИБЛИОГРАФИЧЕСКИХ УКАЗАТЕЛЕЙ "КАЗАХСТАН И МИРОВОЕ СООБЩЕСТВО"
19 hours ago · From Казахстан Онлайн
Перед главным севом
Catalog: Экономика 
7 days ago · From Казахстан Онлайн
ДОРЕВОЛЮЦИОННАЯ ПЕЧАТЬ КАЗАХСТАНА В БИБЛИОГРАФИЧЕСКИХ ИЗДАНИЯХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКИ МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
9 days ago · From Казахстан Онлайн
Советы по обустройству гардеробной от профессионалов
10 days ago · From Казахстан Онлайн
Uzbekistan, intl consortium ink deal on exploring Aral Sea
12 days ago · From Казахстан Онлайн
NORTHERN MESOPOTAMIA: NEW FINDS
Catalog: География 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
HIGH-ENERGY WONDER OF LARS
Catalog: Физика 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
ACADEMIC SCIENCE ZEROES IN ON METALLURGY
21 days ago · From Казахстан Онлайн

Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
КОРЕЙСКИЙ ВОПРОС В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ НАКАНУНЕ АННЕКСИИ КОРЕИ ЯПОНИЕЙ (1905-1910)
 

Contacts
Watch out for new publications: News only: Chat for Authors:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2022, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones