BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-874
Author(s) of the publication: А. В. АНТОНОВ-ОВСЕЕНКО

Share with friends in SM

Истребительная война Сталина против собственного народа не могла не затронуть армию. Он опасался командования Красной Армии. Откладывать его разгром, значило рисковать всем достигнутым. Массовые аресты ветеранов партии могли поколебать даже самых преданных командиров. Одно дело, когда вмешиваются Горький, Бухарин или Крупская. И совсем другое, если начнут роптать военные. Пришло "время наконец дать волю и застарелой зависти к талантливым стратегам. Тухачевский, он, видите ли, на скрипке играет, посмотрим, как он на Лубянке запоет...

Операция началась с ареста в июле 1936 г. командира единственной тогда тяжелой танковой бригады Д. А. Шмидта, который якобы планировал... поход на Москву. На всякий случай на Лубянке из Шмидта выбили и другие показания: будто он приказал незаметно приводить в негодность материальную часть. Все это никак не вязалось с биографией проверенного в боях командира червонного казачества. Шмидт вступил в партию еще до революции, храбро сражался на фронтах гражданской войны и питал вполне естественное уважение к председателю РВСР Троцкому. Когда того накануне XV съезда ВКП (б) исключили из партии, Шмидт примчался в Москву. Обругав при всех генсека, он, сделав привычный кавалерийский жест правой рукой, добавил с яростью: "Смотри, Коба, уши обрублю!"1 .

Кроме Шмидта, тогда же, в тридцать шестом, взяли начальника штаба авиасоединения Б. Кузьмичева, комдива Ю. Саблина и еще нескольких соратников И. Якира. Тут уже действовал план. Но Шмидт еще не терял надежды на спасение, он сумел послать записку Ворошилову и тот зачитал, ее на заседании Военного совета 1 июня 1937 года. Заседание открыл Ворошилов. Рассказав о "заговоре", он упомянул о записке Шмидта. Боевой комбриг, кавалер двух орденов Красного Знамени, писал: "Помогите мне, ведь Вы, Климент Ефремович, меня знаете лучше всех, я не совершал никаких преступлений".

Ворошилов: "Я звоню Ежову и прошу доложить подробно, что вышло у Шмидта. Через три дня я узнал, что Шмидт готовил на меня покушение в театре оперы и балета в Киеве, когда мы смотрели концерт для участников больших киевских маневров. Теперь подумайте - как я могу вмешиваться в аресты, которые проводятся НКВД...". На заседание вызвали 120 командующих и комиссаров. Каждого при входе обыскивали, оружие оставляли в проходной. Каждому вручали синюю папку с копиями показаний, обличающих в предательстве Тухачевского, Уборевича, Якира, Корка, Путну, Примакова... Из этих синих папок многие узнали о своем собственном участии в... шпионаже и заговоре против Кремля...


Продолжение. Начало см. Вопросы истории, 1989, NN 1 - 4, 6 - 8.

1 Рапопорт В., Алексеев Ю. Измена родине. Лондон. 1988, с. 293.

стр. 134


В президиуме - члены Политбюро во главе со Сталиным. Рядом с вождем Ворошилов и Ежов. Ораторы по очереди клеймят позором изменников. По ходу спектакля-заседания сотрудники НКВД подносят новые папки со свежими показаниями арестованных. Ежов наклоняется к хозяину и шепотом называет имена только что разоблаченных изменников. Еле заметный величавый наклон головы, и вот уже очередного "предателя" выводят из зала. Еще одного. И еще... Оставшиеся горячо клянут новоявленных врагов и не менее горячо клянутся в верности вождю!

Кто следующий? Все спешат записаться в очередь к трибуне. Лицо хозяина строго-торжественно. Где они, те мягкотелые интеллигентики, что корили его за жестокость? Все видят: заговорщики свили свое гнусное гнездо в самом сердце армии. Да, сегодня его, Сталина, день. Коварный враг будет уничтожен праведной рукой народа. Хозяин как будто углубился в свои мысли... Но нет, он все видит, все замечает. Зашевелились усы, и он сказал: "Товарищи, я вижу на ваших лицах мрачность и какую-то растерянность. Понимаю, что тяжело слушать о тех, с которыми мы десятки лет работали и которые теперь оказались изменниками Родины. Но омрачаться не надо. Это явление закономерно. Почему иностранная разведка должна интересоваться областью сельского хозяйства, транспорта, промышленности и оставить в стороне Красную Армию? Надо думать, наоборот, иноразведка всегда интересовалась вооруженными силами нашей страны, засылала шпионов, расставляла резидентов, чтобы знать наши уязвимые места...

Вот тут выступил Кулик и говорил, что Тухачевский врагом народа оказался потому, что он был помещик. Эта точка зрения неправильная, она биологическая. Возьмем, например, заместителя Кагановича по наркомату путей сообщения Лившица. Этот Лившиц, потомственный кадровый рабочий ленинградских заводов, оказался в стане врагов. Главное в том, что здесь сказалось перерождение... Тухачевский является шпионом в пользу Германии. Он был завербован тогда, когда учился в Академии Генштаба в Германии, лучшей разведчицей, красавицей Жозефиной. Или вопрос о борьбе с троцкистами, о необоснованном обвинении Центрального Комитета в преследовании их за идеологические расхождения. Всем известно, что А. А. Андреев - старый троцкист, но он разоружился, честно работает, и мы оказываем ему полное доверие. Кто бы мог подумать, что бывший член Военного Совета ОКДВА Аронштам окажется изменником, а сегодня - это факт... Теперь оказалось, что за спиной Аронштама стояла японская разведка2 . Она требовала убрать Блюхера и назначить Уборевича или Якира - из заговорщиков".

Сталин сделал паузу, медленно прошелся вокруг стола президиума, пристально оглядел примолкший зал. "Что-то я не вижу среди записавшихся товарищей Булина и Славина..." Антон Степанович Булин, старый питерский коммунист, заместитель начальника ПУРа, и Иосиф Еремеевич Славин, начальник политотдела управления учебных заведений, армии, - оба они никак не могут пересилить себя и принять участие в шельмовании полководцев.

Тягостное молчание вновь покрыл назидательно-отеческий голос генсека: "Военные заговорщики нами разоблачены вовремя. Они корней в низ армии не пустили. Этот заговор государственного переворота является заговором верхушки. Но нельзя думать, что враги не пытались кого-либо из вас, сидящих здесь, завербовать и вовлечь в свои коварные замыслы. Имейте мужество подняться на трибуну и сказать об этом. Вам будет даровав жизнь и сохранено положение в армии"3 . В заклю-


2 Армейского комиссара II ранга Л. Н. Ароиштама, начальника политуправления ОКДВА, незадолго До ареста переведи на равноценную должность в Московский военный округ и здесь арестовали в мае 1937 года.

3 Воспоминания Н. Г. Конюхова. Рукопись.

стр. 135


чение Сталин предупредил участников заседания, что все здесь услышанное является государственной тайной.

...Новые выступления, новые проклятья, новые клятвы. Слово берет Павел Дыбенко. Он обрушивается на вчерашних товарищей, оказавшихся шпионами. Вместе с ними бывший балтийский моряк, председатель революционного Центробалта, а потом нарком Дыбенко защищал Советскую власть в годы гражданской войны. Теперь - никакой пощады врагам! "А этот Гамарник! - негодует Дыбенко. - За Иисуса Христа себя выдавал, лишнего стула у себя дома не держал... Мы давно говорили, что это белая косточка собирается. Они нам ходу не давали!"

И года не пройдет, как Сталин уничтожит громогласного моряка, такого преданного и легковерного. Уничтожит, невзирая на столь актуальную ненависть к "белой косточке". "Мудрейший" применил привычную схему, славно послужившую ему в 20-е годы. Тогда он руками Зиновьева и Каменева оттеснил Троцкого, потом с помощью других партлидеров сверг Зиновьева, чтобы впоследствии уничтожить всех. Теперь генсек руками одних военных уничтожит других командующих, в коих он усмотрел угрозу своей диктатуре.

В состав суда, которому предначертано отправить на казнь Тухачевского, Уборевича, Якира, Примакова, Путну, Корка, Эйдемана, Фельдмана, назначены Блюхер, Белов, Алкснис, Дыбенко, Каширин, Горячев, Шапошников, Буденный. Лишь двум последним было суждено умереть в своей постели. Остальных диктатор велит казнить: сперва - "предателей", потом - "судей".

Против Тухачевского было все: его личные данные - интеллигентность, воля, ум. И военная слава. Это уже, если хотите, вызов, как в случае с Михаилом Фрунзе. Таких людей Сталин рядом с собой не терпел, его устраивали только Ворошиловы. Вот почему генсек не поставил Тухачевского во главе наркомата обороны. Но и на посту начальника штаба РККА Тухачевского Сталин вместе с Ворошиловым третировали на каждом шагу.

Красная Армия значительно отставала от сильнейших армий Запада, особенно в техническом вооружении, в механизации. Однако Сталин и Ворошилов старательно блокировали любые дельные предложения Тухачевского. Не выдержав "прессинга" матерых интриганов, Тухачевский попросил отставки. Три года он командовал Ленинградским военным округом. Маршал подружился с Сергеем Кировым - это ему еще зачтется...

Международные амбиции Сталина требовали сильной, современной армии. Но кто осуществит реорганизацию Вооруженных Сил? Пришлось Иосифу- Строителю снова назначать Тухачевского заместителем наркома. Когда же под умелым руководством Тухачевского армия была перевооружена и получила хорошо подготовленные командные кадры, пришло время избавиться от него. Замыслив казнь видного деятеля, генсек по обычаю перемещал его на менее заметный пост. Для Тухачевского последним местом службы стал Приволжский военный округ. 11 мая он был назначен командующим войсками округа. 26 мая последовал арест.

В группу М. Н. Тухачевского зачислили командармов 1-го ранга И. Э. Якира (командующий войсками Киевского военного округа) и И. П. Уборевича (Белорусский военный округ), командарма II ранга А. И. Корка, начальника Военной академии имени М. В. Фрунзе, а также четырех комкоров: Р. П. Эйдемана (председатель Центрального совета Осоавиахима), Б. М. Фельдмана (начальник одного из Главных управлений Красной Армии), В. М. Примакова и В. К. Путну.

11 июня в печати Прокуратура СССР объявила о раскрытии органами НКВД военно-фашистского заговора во главе с маршалом Тухачевским. В чем же обвиняли полководцев, организаторов Красной Армии, героев гражданской войны? Трудно перечислить, еще труднее понять ход мыслей главного сценариста. Это шпионаж в пользу "одного из

стр. 136


иностранных государств" и подготовка поражения Красной Армии, расчленение Советского Союза и восстановление на его земле буржуазного строя, вредительство и приверженность троцкизму... Кроме этого заговорщикам инкриминировали отстаивание концепции ускоренного формирования бронетанковых соединений при одновременном сокращении кавалерийских частей. Что касается намерения полководцев и строителей армии ходатайствовать перед правительством об отстранении Ворошилова, то оно в кабинетах следователей трансформировалось в готовность устранить сталинского наркома. Значит, террор...

Организаторы экзекуции не затруднялись поисками улик. За неимением таковых положились на фантазию следователей. Иона Якир в 1929 г. учился в Академии Генерального штаба Германии, читал там же лекции о Красной Армии. Август Корк тоже побывал в Берлине, где исполнял обязанности военного атташе. Михаил Тухачевский участвовал в беседах с представителями немецкого Генштаба. Беседы были официальными, но ведь были...

13 мая 1937 г. арестовали начальника 4-го управления (разведка) Наркомата обороны А. Х. Артузова. Ранее этот заслуженный чекист возглавлял иностранный отдел ОГПУ. Именно тогда, в начале 30-х, из Германии поступила информация о наличии заговора в Красной Армии. Возглавил группу "изменников" Тухачевский, который, как удалось установить, ездил в Берлин под личиной некоего Тургаева. Нетрудно догадаться, каким способом были добыты эти показания Артузова. И кому они понадобились. Готовый "материал" тотчас доложили Ежову, а тот поспешил к хозяину.

Второе "свидетельство" сфабриковал по заданию заместителя наркома внутренних дел Фриновского следователь Радзивиловский. К нему в лапы попал комбриг Медведев, уволенный из Генштаба как "бывший троцкист". Он дал под пытками показания о наличии в недрах Красной Армии заговора. На радостях нарком затребовал комбрига к себе. Но Медведев заявил Ежову в присутствии Фриновского, что отказывается от прежних показаний. В конце концов следователь Радзивиловский сообщил прокурору, что в тот день "Ежов приказал вернуть Медведева любым способом к прежним показаниям, а его заявление об отказе не фиксировать. Протокол же с показаниями Медведева, добытыми под физическим воздействием, был доложен Ежовым в ЦК"4 .

Сталин счел "свидетельства" Артузова и Медведева достаточными для обвинения Тухачевского. Последовали аресты, скоропалительное следствие и экстренный суд. В этой спешке сталинские подручные забыли заручиться санкцией на арест группы командующих. Забыли о процессуальных нормах, о соблюдении элементарной законности. Впрочем, нет, закон от 1 декабря 1934 г., состряпанный генсеком тоже экстренно, вслед за убийством Кирова, был соблюден до мелочей. Этот "закон" исключал участие в судебном процессе адвоката и предписывал применение к "террористам" и прочим контрреволюционерам только смертной казни. Приговоры по этой категории считались окончательными и не подлежали обжалованию. Что касается применения пыток, то о них закон умалчивал, но хозяин обеспечил лубянских костоломов особой инструкцией, разрешавшей "физические меры воздействия". Спустя 20 лет после казни Тухачевского специальная группа военных прокуроров и следователей Главной военной прокуратуры, исследуя материалы дела "О военно-фашистском заговоре", обнаружила на листах протоколов допроса следы крови...

Таким было следствие. А судилище длилось всего один день - 11 июня. Казнили "заговорщиков" поутру... Готовя этот кровавый спектакль, Сталин, как и в "деле Пятакова", поставленном за полгода до


4 Правда, 29.IV.1988.

стр. 137


того на сцене Октябрьского зала Дома Союзов, не мог довольствоваться банальной казнью. Ему хотелось унизить славных полководцев, на колени поставить. И поставил. В последнем слове семь "заговорщиков" как один клялись в преданности делу революции и лично товарищу Сталину. Каялись, сами не зная в чем, и просили снисхождения. О восьмом, комкоре Примакове, речь особая. Взяли его на год раньше Тухачевского и успели в ходе "следствия" превратить волевого командира, героя гражданской войны, в послушное орудие диктатора. Читать текст его "последнего слова" тяжко.

Вот что сказал на суде Примаков. "Я должен сказать последнюю правду о нашем заговоре. Ни в истории нашей революции, ни в истории других революций не было такого заговора, как наш, ни по целям, ни по составу, ни по тем средствам, которые заговор для себя выбирал. Из кого состоит заговор? Кого объединило фашистское знамя Троцкого? Оно объединило все контрреволюционные элементы, все, что было контрреволюционного в Красной Армии, собралось в одно место, под одно знамя, под фашистское знамя Троцкого. Какие средства выбрал себе этот заговор? Все средства: измена, предательство, поражение своей страны, вредительство, шпионаж, террор. Для какой цели? Для восстановления Капитализма. Путь один - ломать диктатуру пролетариата и заменять фашистской диктатурой. Какие же силы собрал заговор для того, чтобы выполнить этот план? Я назвал следствию больше 70 человек - заговорщиков, которых я завербовал сам или знал по ходу заговора..."5

И это не все, но нам уже ясно, что крестьянский сын, отважный кавалерист Виталий Примаков вещал с чужого голоса. Вопрос - ответ, вопрос - ответ... И примитивная дидактика... Как это напоминает стиль недоучившегося семинариста. Заслуженный заплечных дел мастер Ушаков "работал" с Примаковым и внушил ему, что признание, высказанное на суде, облегчит его участь. Таким же манером он пытался обмануть комкора Фельдмана, сочетая посулы с пытками. Медведеву, чьи лживые показания сработали детонатором в этом деле, тоже обещали жизнь. Он пережил группу Тухачевского лишь на четыре дня. Конвейер Ульриха Медведев прошел в одиночестве и перед концом все ' же распрямился, не признав никакой вины ни за собой, ни за погибшим маршалом Тухачевским.

...Обещать жизнь в обмен на самооговор и предательство, гарантировать благополучие родным и близким и не пощадить никого - разве не так поступал Сталин со всеми соратниками Ленина, брошенными в тюрьму. Яму под Тухачевского генсек принялся рыть еще в 20-е годы. Сохранились показания двух офицеров старой армии, в которых Тухачевский фигурирует как вдохновитель антисоветской организации. Копии протоколов допросов генсек направил Орджоникидзе вместе с запиской: "Прошу ознакомиться. Поскольку это не исключено, то это возможно. И. Сталин"6 . Иезуитская логика. К "делу" приобщили еще один донос на Тухачевского, состряпанный секретарем парткома Западного военного округа и отвергнутый в свое время Михаилом Фрунзе.

Когда судили И. Якира, он потребовал вызвать Сталина. Командарм никак не мог освоиться со страшной истиной. За день до гибели Якир писал: "Я честен каждым своим словом, я умру со словами любви к партии и к стране, с безграничной верой в победу коммунизма". И в минуту казни, под занавес, он успел выкрикнуть: "Да здравствует товарищ Сталин!" Хозяину сообщили об этом - он усмехнулся: "Какой фальшивый был человек...". Кто бы мог подумать, что план этой великой эк-


5 Правда, 29.IV.1988. Здесь уместно напомнить, что Примаков был одним из организаторов украинской ЧК.

6 Там же.

стр. 138


зекуции принадлежит вождю? Что он обрек на смерть и подсудимых, и судей?7

Осенью 1937 г. командир конного корпуса Ока Городовиков, встретившись однажды с Будённым, сказал: "Семён, смотри что делается! Всех подряд берут..." - "Не бойсь, нас с тобой не тронут. Берут только умных"8 . Из комсостава конармий времен гражданской войны мало кто пострадал. Сталин не тронул бывших Командиров дивизий И. Р. Апанасенко и С. К. Тимошенко. Оба они отличались от Ворошилова и Будённого знанием военного дела, независимостью суждений, но до уровня Тухачевского, Уборевича, Якира им было Далеко. Нужны были Сталину такие рекламные фигуры - крестьянский сын Семен Буденный, "луганский слесарь" Клим Ворошилов. Это - для "массы", пусть потешит себя иллюзией народовластия.

Однажды летом 1935 г. И. М. Тройский докладывал Сталину о состоянии советской военной авиации, Иван Михайлович был редактором "Известий", пользовался особым доверием генсека. Тот включал его в состав разных комиссий Политбюро. На этот раз Гронский представлял комиссию, проверявшую боевую готовность авиации. Из собранных им данных вырисовывалась удручающая картина отставания отечественной авиации от передовых стран по всем показателям. Беседа проходила ночью. Хозяин по обыкновению медленно прохаживался по ковру огромного кабинета, не выпуская изо рта трубки. Гронский продолжал докладывать, заглядывая в тетрадку с заметками. Наконец Сталин остановился.

"Что же это получается, - заметил он раздраженно, - народный комиссар обороны нас обманывает? Разве Ворошилов не обещал, что наши самолеты будут летать дальше всех, выше всех, быстрее всех?" - "И вы верите этому дураку?" - спросил Тройский. Хозяин возобновил движение, остановился возле стола и сказал: "Зато этот дурак нэ лэзет в вожди"9 .

Вместе с Ворошиловым преследовал, уничтожал Сталин в годы гражданской войны офицеров и генералов, добросовестно служивших в Красной Армии. Вместе с ним в середине 20-х "вычистил" из армии командиров и политработников, подозреваемых в сочувствии Троцкому. Затем, в 1927 - 1932 гг., Сталин с Ворошиловым вновь принялись за бывших офицеров. Их не только увольняли из РККА, но репрессировали как "заговорщиков" И "шпионов". Вряд ли кто из трех с лишним тысяч безвинно осужденных в те годы командиров уцелел: тех, кто пережил лагеря, судили повторно после 1935 - 1936 годов. И добивали. Как сообщил позднее Ворошилов, всего уволено из армии в 20-х и начале 30-х годов (до 1935 г.) 47 тысяч Командиров и политработников, в том числе 5 тысяч бывших оппозиционеров10 .

Планомерное уничтожение Командного состава РККА имело целью устранение потенциальных противников сталинской диктатуры. В ретроспективе эта политика предстает как целенаправленный геноцид против военной интеллигенции. Почти все казненные 12 июня 1937 г. были высокоэрудированными специалистами, Крупными теоретиками, выдающимися организаторами Красной Армий. Из таких военачальников и Политработников состоял, за малым исключением, Военный совет при наркоме обороны. В него входило 85 человек. Из них по указке Сталина в течение двух с небольшим лет было репрессировано 76. Почти все погибли11 .


7 Там же.

8 По сообщению А. И. Тодорского.

9 Из воспоминаний И. М. Гронского.

10 Известия ЦК КПСС, 1989, N 4, с. 43.

11 Там же, с 80.

стр. 139


Подводя итог 1937 году, "Красная звезда" писала 30 марта 1938 г.: "За этот год наша партия под руководством товарища Сталина, вооруженная историческими решениями февральско-мартовского Пленума ЦК ВКП(б), проделала огромную очистительную работу. Разоблачены, разгромлены и уничтожены гнезда врагов народа - троцкистско-бухаринских шпионов, убийц, вредителей, диверсантов, тухачевско-гамарниковских военно-фашистских наемников японо-германского империализма. Одержана победа, равная выигрышу большой войны".

21 января 1938 г. в Большом театре на торжественно-траурном заседании, посвященном годовщине со дня смерти В. И. Ленина, Жданов выступил с докладом "Ленинские предначертания воплощены в жизнь". "1937 г. войдет в историю выполнения ленинских заветов и предначертаний, - вещал оратор, - как год разгрома врагов народа... 1937 г. войдет в историю как год, когда наша партия нанесла сокрушительный удар врагам всех мастей, когда наша партия стала крепкой и сильной в борьбе с врагами народа, добившись этого благодаря укреплению нашей советской разведки во главе с Н. И. Ежовым"12 .

Не траурному заседанию приличествовали подобные восторги. Но речь Жданова преследовала конкретную политическую цель. Она стимулировала всеохватную кампанию пропаганды доносительства. "Разгромив вредителей, - продолжал он, - мы выдвинули много новых людей". А это уже поощрение. И плата за усердие.

На следующий день эту идею развил Мехлис в докладе об итогах январского Пленума ЦК: "Огромнейшая армия младшего и среднего командного и политического состава игнорировалась и затиралась гамарнико-булинскими шпионами. Они выдвигали узкий круг лиц..., а политработников - политруков, комиссаров батальонов, комиссаров полков - они всячески затирали, о них они не думали, о них не заботились, их не продвигали. Под руководством ЦК ВКП(б) и тов. Ворошилова мы сделаем все, чтобы поднять этот отряд на ту высоту, которую он заслужил"13 . С этого дня из номера в номер газеты печатали статьи, политические директивы и примеры для подражания, назойливо повторяя одну и ту же "идею". "Подлые враги народа гамарнико- булинские шпионы всячески затирали молодые кадры партийных работников, - разъясняла "вредительскую" деятельность прежнего руководства Политуправления Красной Армии передовая статья. - И сейчас еще есть такие руководители политорганов, которые культивируют гамарнико-булинские методы руководства"14 . Другая передовая "Красной звезды" расточала грубую лесть: враги народа "умышленно задерживали рост и продвижение преданных революции командиров и политработников". Изменники "культивировали закостенелую, чуждую Красной Армии ступенчатую систему продвижения, сковывавшую таланты и способности командиров и политработников", так что те "принуждены были долгие годы вести работу, явно не соответствовавшую их огромному опыту и знаниям". Перед командованием поставили задачу: "ликвидировать последствия вредительства в области продвижения командного и политического состава", провести переаттестацию "наиболее преданных". Им объявляли, что "Народный комиссариат обороны намечает к XX годовщине Красной Армии и Военно- морского флота внеочередное повышение в военных званиях наиболее отличившихся"15 .

Но как же продвигать, если многие места заняты? Эту проблему Мехлис решил, с присущим ему апломбом, в речи на партийной конференции центральных управлений Наркомата обороны. "Честных большевиков, затиравшихся шпионской бандой булиных и гамарников, - молодой


12 Красная звезда, 28.I.1938.

13 Красная звезда, 22.I.1938.

14 Там же, 30.III.1938.

15 Там же, 29.I.1938.

стр. 140


ли он или старый - будем выдвигать вовсю... Полным ходом двинем вперед и молодежь... У нас очень много разговоров о незаменимости отдельных работников. Надо покончить с этим... Мы в своем коллективе можем найти замену для любого "незаменимого". Не верьте никому, что тот или иной работник управления незаменим. Если о ком-нибудь говорят, что он незаменим, то посмотрите внимательнее, что это за "незаменимый". Надо повести решительную борьбу против тенденций затирания новых кадров". А чтобы легче было присматриваться, в Политуправлении РККА был создан и специальный отдел по руководству партийными организациями центральных управлений Наркомата обороны16 .

Как гласила передовая "Красной звезды" за 18 февраля 1938 г., "троцкистско- бухаринские агенты фашизма затирали способных, талантливых командиров, не допускали их на ответственные должности, занижали их в военных званиях, пытаясь этим путем озлобить честных работников, создать среди них недовольство". Но Сталин разгадал их план. "Людей способных, людей талантливых у нас десятки тысяч, - сообщил он на февральско-мартовском Пленуме ЦК. - Надо только их знать и вовремя выдвигать... Ищите да обрящете". Враги, разжевывала гениальное указание газета, чтобы "не давать хода молодым командирам, воспитанным нашей сталинской эпохой", "маскировались гнилой теорией о том, что на руководящую работу в Красной Армии могут назначаться только участники гражданской войны". Но преступно же "замыкаться в узком кругу и не пускать на руководящие посты талантливую советскую молодежь, воспитанную партией Ленина - Сталина... Дайте развернуться молодым талантливым командирам, и они покажут, на что способны люди, воспитанные сталинской эпохой".

Презренные "фашистские змеи" стремились "вызвать озлобление и недовольство" и потому "немало навредили в области присвоения персональных военных званий", они "выдвигали только узкий круг своих ставленников и единомышленников, расставляя их в соответствии со своими гнусными и коварными замыслами", а над "честными, заслуженными, вполне подготовленными товарищами" нередко "чинили явное издевательство". Теперь надо ликвидировать последствия вредительства, решено вне очереди повысить звания. Как сказал молодым лейтенантам Ворошилов, "каждый из вас в потенции - маршал"17 .

Специальная передовая доводила те же обещания до комсомольцев: "Враги народа, подлые фашистские шпионы и вредители - гамарники, булины и др.,.. тормозили вовлечение наиболее подготовленных, стойких комсомольцев в ряды партии, искусственно задерживали политический рост, и выдвижение комсомольских кадров". Но теперь при Политуправлении РККА создается отдел по работе среди комсомольцев. Нужны помощники и заместители политруков (их стало мало - это тоже "последствия вредительства"). "Важнейшая задача - в сроки, указанные наркомом обороны тов. Ворошиловым, обеспечить подбор и выдвижение комсомольцев" на эти должности. Коварные враги к тому же "всеми силами и средствами" мешали "вовлечению в ВЛКСМ новых и новых членов"; вне его рядов из-за них все еще остаются "десятки тысяч представителей передовой армейской молодежи". Надо снять для них "бюрократические рогатки на пути роста"; "беспощадно, решительно и до конца выкорчевать всякие остатки вредительства, подлых изменников родины... Затирать молодежь - преступление". "Выдвижение комсомольцев - проверка работы политического руководителя, желания и умения выполнять решения сталинского ЦК"18 .

Разоблаченные предатели, оказывается, "затирали" не только талантливых политработников, командиров и комсомольцев, но также и меди-


16 Там же, 20, 21.VI.1938.

17 Там же, 21.II.1938.

18 Там же, 26.II; 22.III.1938.

стр. 141


ков: "Ни для кого не секрет, что значительная часть врачей получила в свое время заниженные военные звания. А подлые враги народа затирали ценных, преданных партии врачей и вместе с тем всячески продвигали не заслуживавших доверия, оказавшихся впоследствии врагами народа"19 .

То же самое проделывали эти шпионы и в армейской печати. Эта банда "засоряла аппараты редакций красноармейских газет своими ставленниками, троцкистско-бухаринской нечистью" и, конечно, "оттирала и травила честных, верных партии работников печати, разваливала военкоровское движение, тормозила выдвижение на газетную работу новых свежих сил". Пришло время "очиститься от окопавшихся врагов", "черпать способных газетных работников можно и среди десятков тысяч красноармейцев, командиров и политработников... Смелее выдвигайте новых людей!"20 .

Пытаясь подорвать боевую мощь советской артиллерии, гласила еще одна передовая, враги "принижали" ее роль и "не давали ходу нашим замечательным артиллеристам... Надо вырастить сотни и тысячи новых мастеров артиллерийского огня... Надо смелее выдвигать... верных сынов родины на более высокие должности, создавая все условия для их непрерывного роста"21 .

Один за другим следовали призывы "смелее выдвигать в партийные органы молодые замечательные кадры подлинных большевиков, которые беспощадны к врагам" и "не пропустить ни одного двурушника-врага". Перед проведением в армии партконференций в мае 1938 г. была издана директива ЦК, требующая выдвигать в руководящие партийные органы только "вполне проверенных" большевиков, "испытанных в борьбе с врагами народа"22 .

Здесь приведена лишь незначительная часть оглушающего потока материалов, призванных оправдать массовый террор в армии23 . Эти директивные статьи пробуждали хищнические инстинкты, разжигали аппетиты карьеристов- доносителей. К маю 1938 г., как сообщала 11 мая "Красная звезда", были выдвинуты многие тысячи комсомольцев - заместителями и помощниками политруков, шло внеочередное присвоение военных званий; в несколько раз ускорился прием комсомольцев в партию. "В армейском комсомоле, словно на плодородной ниве, очищенной от ковыля и полыни (вариация на тему "бурьян и чертополох на могилах проклятых изменников" из речи Вышинского, позаимствовавшего этот образ из речи В. Я. Чубаря. - А. А.-О. ), бурно поднимаются и наливаются золотым зерном замечательные сталинские посевы... Кипит творческая работа по воспитанию комсомольцев и несоюзной молодежи в духе преданности партии Ленина - Сталина и ненависти к врагам народа". По словам Михаила Кольцова, в это время тысячи людей, считавших себя "маленькими скромными винтиками", пошли в гору, "на еще большую, и еще и еще большую и ответственную работу", а раньше шпионская банда "внушала им мысль, что продвижение в Красной Армии есть дело трудное"24 .

То, что происходило в армии, лишь отражало общий процесс формирования нового слоя "проверенных кадров", сменявших у руководства поколение старых революционных борцов и опытных нормально подготовленных специалистов. "Вместо многих, чрезмерно кичившихся своим долгим опытом, - говорил тогда Молотов, - а на деле политически пере-


19 Там же, 24.III.1938.

20 Там же, 23.III.1938.

21 Там же, 4.II.1938.

22 Там же, 6.V.1938.

23 См., напр., материалы в номерах "Красной звезды" за 4, 11, 23, 26 - 28.II; 15.IV, 20.V; 15.VI; 29.VII.1938; а также Большевик, 1937, N 12.

24 Красная звезда, 23.II.1938.

стр. 142


родившихся и запутавшихся во вредительстве "коммунистов" и инженеров- специалистов, нам пришлось за последние месяцы выдвинуть много новых людей". Так оценивало сталинское руководство ход дел в промышленности. То же было проделано и в армии. Эти кадры, как засвидетельствовал Молотов, овладевают новым делом "на наших глазах"25 .

"Мы живем, товарищи, в счастливую Сталинскую эпоху, - говорил избирателям комкор Д. Г. Павлов. - Мы прочно стоим на ногах. Для наших советских людей нет преград - мы способны выполнить любое, какое угодно трудное задание... под руководством великого Сталина, беспощадно борясь с врагами и изменниками родины"26 . "С нами Сталин родной! и железной рукой нас к победе ведет Ворошилов!" Эту песню - "Если завтра война" - распевали "винтики", зачисленные в "проверенные кадры". Им предстояло пережить тяжелейшую войну и ужас утраты любимого вождя в 1953 году. И гнев и растерянность в 1956-м.

Террор против руководства Вооруженных Сил, развязанный Сталиным в тридцать седьмом, а если быть точным, то еще в тридцать пятом, получил продолжение в тридцать восьмом. Генсек не оставлял своим вниманием звено высшего командования Красной Армии. Летом 1938 г. он бросил в застенок второго маршала Советского Союза А. И. Егорова. Почти два десятилетия прилежно служил он Сталину, за это время в полной мере успело проявиться его безволие. Александр Ильич Егоров покорно следовал указаниям начинающего диктатора уже в 1920 году. Как известно, Сталин входил в состав РВС Юго-Западного фронта, которым командовал Егоров, и, действуя вразрез с директивой ЦК, вызвал катастрофу на соседнем Западном фронте. В тридцать седьмом начальник Генштаба Егоров участвовал в июньском судилище над группой Тухачевского, потом стал первым заместителем наркома обороны. И вот...

К тому времени Сталин успел уничтожить почти всех руководителей местного значения: секретарей ЦК союзных республик, крайкомов, обкомов, горкомов. Пришлось организовать при ЦК краткосрочные курсы по подготовке новых партвождей. Случайно уцелевшему Славину, тому самому, что не стал распинаться в ненависти к "предателям" на историческом заседании Военного Совета 1 - 4 июня 1937 г., поручили составить для слушателей специальных курсов при ЦК программу занятий по теме "Руководящая роль партии в РККА". В августе тридцать восьмого его вызвал с докладом Ворошилов. Сталинский нарком вручил ему синюю папку с "признаниями" шпиона Егорова: "Ведь вот, предупреждал его товарищ Сталин", - заметил нарком. Но Славин не принял прозрачного намека. Ему помогли определиться на Лубянке, куда он был доставлен 5 октября. Там коммунист Славин занял верную партийную позицию по отношению к пособнику врагов армейскому комиссару Славину.

Замыслив совершить переворот и захватить власть в стране, мог ли оставить Сталин в живых полководцев, отстоявших революцию? Занозой мучил генсека Реввоенсовет Республики времен гражданской войны, Подобно тому, как в тире меткий стрелок методично поражает одну за другой неподвижные мишени, Сталин в тридцатые расстрельные выбивает весь состав РВСР, тех, кто не догадался умереть раньше. Первым в двадцать пятом погиб бывший заместитель председателя РВСР Э. М. Склянский. Смерть настигла его в Соединенных Штатах Америки при более чем странных обстоятельствах. Последним, в сороковом, пал Л. Д. Троцкий, бывший председатель Совета. Реввоенсовет, возглавивший оборону Советской республики, оказался сборищем изменников... И публике преподносят легенду, будто гражданскую войну выиграли не Троцкий, Фрунзе, Тухачевский, Егоров, Блюхер, Раскольников, Мехоношин, Уборевич, Примаков, Антонов-Овсеенко, а Сталин и Ворошилов.


25 Там же, 20.V.1938.

26 Там же, 8.XII.1938.

стр. 143


...Поразительная память была у генсека на добро. В октябре восемнадцатого года, после смелой атаки Стальной дивизии под командованием Д. П. Жлобы, спасшего Царицын, Сталин торжественно обещал от имени Политбюро и Советской власти, что этот подвиг не забудут никогда. Жлоба командовал потом корпусом, а в мирные годы работал на Северном Кавказе. Тридцать седьмой год застал его в Ростове-на-Дону. Последнее время он руководил строительством гидротехнических и оросительных комплексов, вошел в состав Азово-Черноморского крайкома партии. Начались аресты, взяли первого секретаря крайкома Бориса Шеболдаева, которого Жлоба знал как честного, принципиального руководителя, великолепного организатора. Опасаясь худшего, Дмитрий Петрович поехал в сентябре в Москву. Кто может защитить его от клеветы, спасти - Ворошилов, Буденный? Другие командующие, знавшие Жлобу по гражданской, уже сгинули на Лубянке. Знал его и Сталин: разве в восемнадцатом он не сказал, что никогда не забудет... Арестовали Дмитрия Жлобу 2 октября 1937 г. и вскоре этапировали в Краснодар. Там, оказывается, протекала вредительская контрреволюционная деятельность героя гражданской войны. Вначале он возглавил повстанческую организацию в Краснодарском крае, а с 1933 года - в Азово-Черноморском, где его завербовал Шеболдаев. Следствие длилось почти год, и если бы не личное указание Ежова начальнику УНКВД края "дожать изменника", Жлоба, может быть, выстоял бы27 .

Сталинский террор 30-х годов не миновал ни одного округа, ни одного военного учреждения страны. И в центре и на периферии делалось одно и то же. В конце ноября 1936 г. в Москву прибыла делегация Дальневосточного края. Перед открытием Чрезвычайного VIII съезда Советов руководители края сфотографировались вместе с членами Политбюро Молотовым, Калининым, Кагановичем, Андреевым, Ворошиловым... Еще раз с соратниками Сталина сфотографировалось командование Особой Краснознаменной Дальневосточной Армии (ОКДВА): В. К. Блюхер, Г. М. Штерн, М. В. Викторов, И. А. Халепский, М. В. Калмыков, Г. А. Осепян. Как и другие депутаты съезда, все они вместе с партийным руководителем края Лаврентием Картвелишвили (Сталин сменил ему фамилию на Лаврентьев) и председателем исполкома Г. М. Круговым, единодушным голосованием утвердили новую Конституцию. В ней есть статья, гарантирующая каждому гражданину СССР неприкосновенность личности. Не пройдет и двух лет, как они узнают истинную цену этой статье. Ни одного члена дальневосточной делегации не пощадит гворец конституции.

В неустанных заботах о процветании государства кремлевский сиделец всегда помнил о Дальнем Востоке. Необозримые богатства края, соседство с Японией, стратегическое значение территории с выходом в Тихий океан - все это заставляло думать об укреплении обороны дальних рубежей. Лучшим средством повышения боеспособности армии извращенному уму генсека представлялся страх. Истребительная кампания против командного состава ОКДВА началась в 1936 году. Согласно сводке особых органов ОКДВА в тот год, по неполным данным, было репрессировано: троцкистов-зиновьевцев - 45, "троцкиствующего элемента" - 48 человек. За первые месяцы 1937 г. - 17 и 35 соответственно. В марте 1937 г. учтено и разрабатывается троцкистов и правых - 100 одиночек и 29 человек по групповым делам. Что касается "троцкиствующего элемента" (этот термин, как видно, стал обиходным), то его набрали: одиночек - 216 и участников групп - 30 человек, в основном среди начальствующего состава и младших командиров28 .


27 Советский воин, 1988, N 23.

28 Центральный государственный архив Советской Армии (ЦГАСА), (ф. 35379 он. 2, д. 172, лл. 17, 40, 90.

стр. 144


В своем плане уничтожения командного состава Красной Армии Сталин отвел маршалу Блюхеру две роли: сначала - судьи, потом - жертвы. Но прежде чем он появился в зале заседания Специального судебного присутствия Военной Коллегии Верховного Суда СССР 11 июня, ему пришлось не на сцене, а в жизни - доказать свою готовность к исполнению сталинских предначертаний. Действуя в тесном контакте с Дальневосточным управлением НКВД, он заменяет арестованных "врагов" новыми командирами и, по мере уничтожения вновь назначенных, ставит на их место других. Судя по сохранившимся текстам телефонных переговоров, маршал верил докладам функционеров НКВД. Картина, представленная командующему армией, выглядела устрашающей. Оказывается, в среде высшего комсостава ОКДВА существовал широко задуманный план, увязанный с Генеральным штабом японской армии. Из показаний арестованных предателей следует, что в заговор вовлечены представители всех видов и родов оружия...

22 мая 1937 г. вечером Блюхер выехал экстренным поездом в Москву на заседание Военного Совета (открытие было назначено вначале на 25 мая, потом дата перенесена на 1 июня). Уже через две недели после исторического заседания был издан совместный приказ НКО и НКВД от 21 июня 1937 г.: "Добровольно явившихся и без утаек рассказавших обо всем, как ими совершенном, так и назвавших всех сообщников и единомышленников - задержанию и аресту не подвергать и против них уголовного преследования не возбуждать"29 . Генеральный прокурор СССР Вышинский дал соответствующее распоряжение всем органам прокуратуры.

В отсутствие Блюхера в Хабаровске проходила краевая партийная конференция. В состав бюро крайкома были избраны II. М. Варейкис, В. В. Птуха, Н. В. Вольский, В. А. Балицкий, а также военные: В. К. Блюхер, И. Д. Вайнерос, Г. Д. Хаханьян, М. В. Викторов. Все они вскоре будут уничтожены, а пока на очереди Тухачевский, Уборевич, Якир, Корк, Примаков, Путна, Фельдман, Эйдеман. Они на скамье подсудимых в зале Военной коллегии. Стремясь придать этой расправе респектабельный вид, Сталин поручил дело специальному военному присутствию в составе восьми человек во главе с маршалами Буденным и Блюхером. Василию Константиновичу участие в том судилище было нестерпимо. Сославшись на недомогание, он покинул зал и вернулся лишь к моменту вынесения приговора.

Волны тотального террора, поднятые в столице, докатились до армии Дальнего Востока. Одним из первых был схвачен, после вызова в Москву, командующий Приморской группой И. Ф. Федько. Сменивший его (4 июля 1937 г.) командарм 2 ранга М. К. Левандовский погиб через год. Арестовали также участника легендарного штурма Спасска, дважды орденоносца Я. 3. Покуса, только что назначенного заместителем командующего ОКДВА (12 июня 1937 г.). В то же лето забрали начальника штаба А. Ф. Балакирева, командующего Военно- Воздушными Силами (ВВС) И. Д. Флеровского, помощника командующего по материальному обеспечению С. И. Беккера. 2 июля взяли трех командиров дивизий: В. Я. Рохи, Л. М. Гавро, Л. С. Фирсова.

Поскольку репрессии были поставлены на планируемый свыше поток, они не могли обойти стороной вспомогательные службы ОКДВА. Тогдашний заместитель начальника политуправления И. Д. Вайнерос заявил на майской партконференции края: "Вредители так вели свою работу, что, начиная одновременно десятки объектов на разных участках, они к концу года оставляли их незаконченными, и красноармейцы и командиры не могли получить жилища, и наши части в зимний период оставались в палатках. Вредители создавали беспорядок с обеспечением строи-


29 Там же, оп. 2, д. 155, л. 32.

стр. 145


тельными материалами и правильным использованием рабочей силы"30 .

Сигнал подан, и вот уже забирают, на четвертый день работы конференции, заместителя Блюхера по материальному обеспечению Г. А. Дзызу. Член партии с апреля 1917 г., он выступал на конференции с отчетным докладом ревизионной Комиссии. Под нож попали начальник строительного управления Кащеев, руководители хозяйственных подразделений А. Н. Деревцов и М. С. Коробочкин, редактор газеты "Тревога" Б. М. Мирин. Президиум конференции был арестован почти в полном составе: брали тех, Кого клеймили, и тех, кто клеймил. Все это происходило на фоне истребления партийного руководства края.

В отсутствие Блюхера временно исполняющим обязанности командующего остался Вайнерос, назначенный вскоре начальником политуправления. На партсобрании штаба ОКДВА, проходившем в те неповторимые летние дни, он сказал: "Разговоры "кому верить, кому - нет?", "кому верить теперь?" - это не наши разговоры. Нам нужно верить всем, кто не на словах, а на деле действительно борется за генеральную линию партии. Кто по-большевистски борется за выкорчевывание врагов народа - японо-германских шпионов и диверсантов... У нас большой успех, но предстоит огромная работа, чтобы до конца выкорчевать врагов народа"31 . Не прошло и двух недель, как пламенного корчевателя Вайнероса тоже выкорчевали. В соответствии с "генеральной линией".

Настала золотая пора для гробокопателей. На всех партсобраниях (опять же - "в соответствии" и "во исполнение") выискивали, вынюхивали в биографиях командиров и комиссаров политические ошибки и отступления от "генеральной": какую позицию занимал в дискуссиях 20-х, что думал о Троцком, почему умолчал о своем троцкистском прошлом в анкете ("почему не разоружился перед партией"). Некоторые не выдерживали яростной охоты и кончали жизнь самоубийством. В апреле застрелился исключенный из партии Л. В. Лемберг, начальник Дальневосточной железной дороги, недавно награжденный орденом Ленина.

На партсобраний штаба ОКДВА 10 июля 1937 г. прорабатывали Я. С. Урмана, члена партии с марта 1919 г., старшего инженера 4-го отдела инженерных войск ОКДВА. "Урман: Я не понимаю, как эти Пятаковы, Гамарники и другие стали на такой путь, и этого мне никто не разъяснил. Факт ареста еще не является доказательством виновности, и я До решения суда считать врагом народа своего брата Урмана Абрама Самойловича, начальника артиллерии 2-го особого стрелкового корпуса, не буду. Антонов, секретарь партбюро: Мы впервые на бюро встречаемся с таким нахальным выступлением. Ему партия говорит, что его брат - враг, а он не верит в это, и это говорит за то, что мы плохо работаем и не разоблачили до сих пор этого врага. Постановили: Исключить из партии Я. С. Урмана"32 . За этим последовал арест и казнь. Без суда, о котором бывший коммунист Яков Урман упомянул на собрании.

Прокурор ОКДВА В. Малкис написал в 1923 г. книгу "Революционная законность в Красной Армии", в которой уважительно упомянул имя Троцкого. На партсобраниях 1937 г. Малкис клеймил "врагов" и каялся, что тогда, в 1923 г., не понимал сущности троцкизма. "В то время мы, члены партии, не имели точных формулировок, ленинизма и линии Троцкого, - говорил он. - В частных беседах я и старался понять, разобраться в своих колебаниях". На другом собрании Малкис говорил об инженерах-строителях: "Не за халатность арестовывают органы НКВД, а как членов контрреволюционной вредительской организации, как шпионов и бандитов"33 , Самого прокурора арестовали в том же тридцать седьмом,


30 Там же, оп. 3, д. 196, л. 109.

31 Партийный архив г. Хабаровска. Дело 12-й партконференции, л. 578.

32 ЦГАСА, ф. 33879, оп. 3, д. 195, лл. 86 - 87.

33 Там же, лл. 14 - 15.

стр. 146


и тем самым органы помогли ему наконец избавиться от личных колебаний и сомнений.

Одного за другим терял своих сотрудников маршал Блюхер, но оставался покорным преступной воле хозяина. Еще в сентябре 1937 г. первый секретарь Дальневосточного крайкома партии И. М. Варейкис, член партии с 1913 г., направил Генсеку шифровку, в которой предлагал ограничиться в борьбе с врагами политическими мерами. Однако вождь предпочитал всем иным мерам топор. Вскоре Сталин убрал Варейкиса с Дальнего Востока (потом казнил), а на его место прислал бывшего начальника отдела кадров НКВД Георгия Стацевича (его он тоже впоследствии казнил). Блюхер, будучи в Москве, писал новому секретарю крайкома: "Что касается товарища Сталина и ЦК партии, то своим решением от 3 октября о снятии Варейкиса они и дали политический ответ на неправильную линию Варейкиса, изложенную в его телеграмме"34 .

И еще одно письмо. Оно адресовано Блюхеру его заместителем Вайнеросом. Он присутствовал на каком-то совещании, созванном Сталиным в Москве, и, когда Генсек спросил его о Сангурском, ответил "Не могу сказать, товарищ Сталин, что у меня были плохие взаимоотношения с Сангурским. Он в свое время рьяно выступал против Путны, Лапина и других, в защиту линии товарища Блюхера. Делалось это, как теперь понятно, в целях маскировки подлой шпионской деятельности". Далее Вайнерос сообщал о ходе совещания: "Товарищ Сталин в коротеньком выступлении рассказал о том, что Сангурский, Лапин, Аронштам признались сейчас в своей шпионской деятельности, получении от японцев громадных сумм, достигающих трех миллионов рублей, и что свел их с японцами Гамарник. Рассказал о проникновении в одну из точек Благовещенского укрепленного района - при содействии одного из командиров пограничников с украинской фамилией (арестованного) - японских офицеров. Сталин рассказал.., как они вместе с Ворошиловым в 1919 г. в Царицыне в короткий срок разоблачили белогвардейцев Носовича, Снесарева и других, пролезших в штаб обороны. "Если бы политработники лучше смотрели по закоулкам армии, разве нельзя было бы заметить работу врагов", - сказал товарищ Сталин.

Но мне никогда не приходила в голову мысль, что в лице Сангурского, Аронштама, Лапина могут оказаться настоящие японо-немецкие троцкистские фашистские шпионы. Я понимаю свою ответственность за их продолжительное безнаказанное существование в ОКДВА. Устройству и укреплению нашей ОКДВА я отдал пять с половиной лет самой напряженной работы, какую мне когда-либо приходилось вести. Я многому научился на тяжелых уроках, и полученный мною опыт будет использован в борьбе с врагами коммунизма, предателями всех мастей"35 . Вайнерос, как мы уже отметили, был причислен вскоре к разряду предателей и уничтожен.

Управляемый из Кремля террор сеял смятение. Капитан штаба Приморской группы войск Герман свидетельствует: "Я сам разведчик и понимаю, что для японцев нет никакого смысла использовать командиров в Шпионских целях, так как они заполучили такие большие фигуры из руководства РККА. Я по долгу службы был в хороших отношениях с Балакиревым, начальником штаба Приморской группы, и вот сейчас перебираю в мыслях все... и прямо не верится, где бы он мог шпионить и творить контрреволюцию. Вот ходишь и живешь, но не уверен в завтрашнем дне - могут арестовать"36 .

Боевой Дух армии был подорван. Но Сталину мерещился близкий пожар восстания китайцев и корейцев против японского ига. В июне 1938 г. ОКДВА была разделена на две отдельные армии в составе Даль-


34 Там же, оп. 2, д. 195, лл. 46 - 49.

35 Там же, л. 217.

36 Там же, д. 170, лл. 108 - 169.

стр. 147


невосточного фронта под командованием Блюхера. В конце июля на границу выехали Фриновский и его заместитель Гоглидзе. Они вручили пограничникам вновь изготовленные карты, на которых некоторые участки японской территории были отнесены к советской стороне 36а . Инциденты не заставили себя ждать. Они начались в конце июля в районе высот Заозерная и Безымянная и привели к военному столкновению с Японией у о. Хасан. Однако автор провокации пожелал при этом соблюсти внешние приличия, он приказал воевать так, чтобы ни одна пуля не попадала на японскую территорию. Этот приказ стоил нашей армии больших потерь: укрепленные высоты пришлось брать штыковыми атаками.

Из донесений специальной службы УНКВД видно, как ретиво искоренялось малейшее сомнение в обоснованности сталинского террора. "Рабочий Ворошиловского военного госпиталя Кеналь, - говорится в одном из них, - исключенный из партии, сказал: "Ты думаешь, бесследно пройдут расстрелы Якира, Уборевича и других? Нет, за них Советскому Союзу придется поплатиться, и здорово, - перед пролетариатом мира. Ведь это люди - не то, что мы с тобой, которых могут расстрелять сколько угодно, и никто не будет знать, что делается. А такими людьми, как Тухачевский, не только народ СССР дорожил, но и дорожили народы других стран. По-моему, после таких расстрелов и армия распадется (Кеналь арестован, ведется следствие)"37 .

Секретарь дивизионной парторганизации 66-й стрелковой дивизии Оксман на партсобрании сказал: "Мы не знали, за что арестован Коган, начальник политотдела дивизии, и НКВД не знает. Надо прекратить каяться и взяться за работу". (Оксмана проверяем)"38 . "Помощник начальника штаба 175-го стрелкового полка 59-й стрелковой дивизии старший лейтенант Перескоков, беспартийный, приказал писарю Пулянку снять портреты Гамарника, а портреты товарищей Кирова и Дзержинского оставить. И добавил: "Так как их уже в живых нет и они в троцкисты не попадут, портреты их могут висеть"39 . "Остались только Сталин, Ворошилов и Молотов, остальные все - троцкисты", - говорил красноармеец 5-го батальона 34-го артполка Самойлов. "75 процентов ромбистов оказались шпионами", - подтверждал воентехник I ранга Базилевич.

"Ничего не пойму, что происходит. Или в органах НКВД стоят троцкисты, или еще чего. Ведь они (о банде Тухачевского) находились с товарищем Сталиным. Почему они его не убили?", - удивлялся красноармеец саперного батальона 34-й стрелковой дивизии Глухов40 . В те годы много статей о разоблачениях сомневающихся, не верящих в благодетельность террора, протестующих и сопротивляющихся было напечатано в "Красной Звезде" и других газетах. Противодействие честных людей иногда приобретало трагически- самоотверженный характер.

Массовый террор на Дальнем Востоке почти парализовал хозяйственную деятельность края и строительство военных объектов. План первого полугодия 1937 г. по общевойсковому строительству был выполнен на 16%. Убытки составили к 1 июля 17,5 млн. рублей. Транспорт, водный и железнодорожный, - в полном прорыве. Иссякли стройматериалы, инвентарь, инструмент. Рабочей силы не хватает, имеющаяся используется нерационально41 .

Неисчислимый вред был нанесен Тихоокеанскому флоту. Истребляя командный состав флота, Сталин применял свой излюбленный метод: вызов в столицу, новое назначение и арест. И - уничтожение второй вол-


36а Рапопорт В., Алексеев Ю. Измена Родине. 1988, с. 302 - 303.

37 Там же, лл. 36 - 41.

38 Там же, лл. 227, 302, 305.

39 Там же, л. 302.

40 Там же, л. 307.

41 Там же, лл. 247 - 248.

стр. 148


ны командующих и комиссаров, заступивших на внезапно освободившиеся посты. Флагман флота I ранга М. В. Викторов участвовал в Октябрьском вооруженном восстании в Петрограде, сражался на фронтах гражданской войны, командовал Военно-Воздушными Силами флота. Назначая его командующим Тихоокеанским флотом, Генсек еще раз ознакомился с его безупречным послужным списком. В мае тридцать седьмого последовал вызов в Москву и назначение на должность начальника морских сил РККА. В декабре - арест. Одновременно с Викторовым были преданы казни член Военного Совета комиссар II ранга Г. С. Окунев, командующий ВВС флота комдив Л. И. Никифоров, начальник береговой обороны комдив А. Б. Елисеев.

Заместитель начальника Политуправления дивизионный комиссар М. В. Лавров, участник гражданской войны, в мае 1936 г. был награжден орденом Ленина, а в октябре тридцать седьмого арестован вместе с другими "врагами народа". В тридцать восьмом накатилась вторая волна арестов и казней. Все заступившие на посты ранее репрессированных тоже оказались "врагами" и "японскими шпионами": новый командующий флотом, флагман I ранга Г. П. Киреев, начальник штаба О. С. Солонников, член Военного Совета Н. В. Волков. Последний оказался единственным, кто уцелел и вернулся на свободу после 18 лет лагерей.

Среди жертв сталинских репрессий был командир и комиссар 20-го стрелкового корпуса Михаил Калмыков. Потомственный рабочий-стеклодув, кавалер трех Георгиевских крестов, большевик с июля семнадцатого, организатор отрядов Красной гвардии в Башкирии. Это к нему, главкому и комиссару Красноусольской республики, пробивались Блюхер и Каширин летом 1918 г. с Южного Урала. Бригада Калмыкова отличилась на Восточном фронте, командир награжден орденом Красного Знамени. В 1920 г. командир и комиссар 42-й стрелковой дивизии Калмыков - один из организаторов штурма Перекопа. Второй орден Красного Знамени - и новый фронт, Туркестанский. В Ленинградском военном округе он командовал I стрелковым корпусом, а в 1930 г. его переводят на Дальний Восток, под начало боевого соратника Василия Блюхера.

Примечательным в деятельности Калмыкова стал период, когда он командовал Особым стрелковым колхозным корпусом. Это было единственное в стране соединение, в котором боевая учеба сочеталась с освоением земель. После демобилизации солдаты оставались на Дальнем Востоке, в построенных своими руками деревнях, обзаводились семьями. При участии Калмыкова было создано два крупных колхоза - один носил имя командира корпуса, другой - Сергея Кирова. В январе 1937 г. Калмыкову был вручен орден Ленина. Через пять месяцев последовал приказ об аресте. Сталин постарался, чтобы само имя и дела героя исчезли из памяти народной. Между тем жизнь этого замечательного полководца - зримая частица истории, революции и гражданской войны, становления Советской власти и строительства нового, социалистического общества. Смерть его - прямое обвинение сталинскому режиму42 .

И еще один документ - рассказ бывшего начальника связи 63-го стрелкового полка, старшего лейтенанта Игоря Евгеньевича Мусатова. Его взяли 14 октября 1937 года. Сначала был арестован командир полка Добыш. На его место прислали майора П. А. Ротмистрова (он станет впоследствии Главным маршалом бронетанковых войск). Вслед за Добышем взяли комиссара полка Плотникова, который перед этим проинформировал офицеров о результатах работы чекистов. Вслед за комиссаром изъяли начальника штаба майора Михеева, помощника командира полка майора Швильпо, начальника боевого питания капитана Коляду. Все в


42 К сожалению, и ныне еще имени Михаила Калмыкова не найти ни в одном энциклопедическом словаре, и если бы не многолетняя исследовательская работа Владимира Михайловича Калмыкова, сына комкора, правду о нем удалось бы восстановить не скоро. Здесь использованы данные его архивных разысканий.

стр. 149


полку знали, что командир хозяйственной роты Секирский трудится по совместительству на ниве доносов. Сексота Секирского тоже арестовали - уж не для продолжения ли секретной службы в тюрьме?.. Когда арестовали военврача М. Шмагина, Жена Мусатова встревожилась: "Шмагин - враг народа! А мы у них в преферанс играли..." - "Какая же ты дурёха! - ответил муж. - Миша такой же враг, как и я. Тогда и меня посадят". Напророчил...

В семье Мусатовых было много военных, но первым пострадал уже в 1930 г. муж тетки Игоря Евгеньевича, специалист по нефтеперегонке Дмитрий Лебедкин. Его взяли по делу "Промпартии". В тридцать седьмом расстреляли дядю, Д. Т. Калиновского, поручика старой армии, инвалида первой мировой войны. Он вступил в партию, работал в последнее время в УНКВД по Свердловской области. Когда начались массовые аресты и брали одного за другим его бывших сослуживцев, пенсионер Калиновский написал Сталину письмо, в котором просил освободить невиновных. Он ручался за них. Последовал арест наивного заступника и казнь. Второй дядя, П. Т. Калиновский, подполковник старой армии, крупный инженер- дирижаблестроитель, отделался двумя годами тюрьмы. Десять лет получил отчим Мусатова, В. И. Пушкартский. Его выпустили, умирающего от чахотки; на год раньше срока. Всего месяц подышал он вольным воздухом возле матери.

Отец Мусатова, Капитан старой армии, участник русско-японской и мировой войн, скончался на службе в Красной Армии в 1920 г., но документы не сохранились, и сына преследовали "как чуждый элемент" на всех этапах жизни, начиная со школы, наравне с детьми "кулаков". В истории судьбы Мусатова отразилась судьба нескольких поколений народа-мученика эпохи террора. И все же Игоря Евгеньевича можно считать счастливчиком. Он выдержал ежовско- бериевский конвейер, устоял под пытками. Следствие затянулось на полтора года, и тут настала краткая оттепель - сталинская политика совершила легкий изгиб, на волю выпустили несколько десятков командиров невысокого ранга. Мусатов попал на фронт, был награжден боевыми орденами и закончил войну начальником штаба 2-й гвардейской Таманской Дивизии. Геройски защищали Родину его однодельцы, объявленные в тридцать седьмом "врагами народа".

Террор в армии к началу 1938 г. стал действительно тотальным, он грозил смести весь офицерский корпус. Но всего этого казалось мало. В январе генсек распорядился разослать на места директивное письмо ЦК "О недостатках в партийно-политической работе в РККА и мерах к их устранению". До сих пор брали только разоблаченных шпионов и диверсантов, забывая 6 "политически бесхребетных", тех, что самоустранились от борьбы с предателями. Надо призвать к ответу всех потенциальных врагов. Перед этой новой директивой никто не мог чувствовать себя в безопасности, ни один комиссар, ни один интендант, даже ни один особист. Особые отделы были установлены в каждой батальоне, сотрудники армейской контрразведки гнездились во всех подразделениях, начиная с роты. Однако кассовый террор не миновал и эту службу НКВД, так же, как политическое ведомство. Подсчитывая общие потери, понесенные в годы террора армейской парторганизацией, Ю. Петров приводит такие данные: к концу 1937 г. численность членов партии в РККА уменьшилась по сравнению с 1932 г. вдвое - до 150 тысяч43 . Если учесть, что среди политработников беспартийных быть не могло, а в командном составе членов Партий насчитывалось не менее 90%, то общий урон (без учета особистов, которых было в армии 20 - 25 тыс.) после сталинских репрессий составляет не менее 80 тысяч.


43 Петров Ю. Партийное строительство в Советской Армии и Флоте, М, 1964, с. 312; 355.

стр. 150


Опубликованные неоднократно в печати данные А. И. Тодорского неполны, они не охватывают репрессий 1938 - 1939 годов. Общая доли репрессированных (из них уничтожено более 9/10) в среде высшего командования - от маршала до генерал-лейтенанта (в новых званиях) - составила 93 процента. Потери в остальных рангах не столь разительны, но то", что полками в начале Отечественной войны пришлось командовать лейтенантам, - факт достоверный44 . К концу 1938 г. Сталин не оставил в живых ни одного заслуженного полководца. Во главе вооруженных сил оказались марионетки Ворошилов, Буденный, Тимошенко да несколько карателей из дома на Лубянке, вроде Фриновского (нарком военно-морских сил). Им под стать были Кулик и Щаденко, участники истребления командования. Остаётся назвать Льва Мехлиса, набившего руку на политических казнях. Его Сталин и поставил во главе Политуправления Красной Армий.

А несколько случайно уцелевших военачальников могли действительно благодарить только случай. Комкор А. И. Тодорский попал вместе с другими военными того же ранга в Лефортово. Специальная "тройка", так сказать, полевой вариант Особого совещания, оперативно отправляла в небытие одного комкора за другим: несколько минут судебной церемонии, короткое совещание, смертный приговор, и жертву оглушают в соседней комнате ударом молота по голове. Тело спускают в подвал, а там слишком живучих достреливают. Подошла очередь Тодорского. К счастью, один из трех судей оказался его давним сослуживцем. Он спросил комкора: "Вы ли это, Александр Иванович?" В тройке случилось замешательство. Посовещались и объявили экстраординарный приговор - 15 лет.

Генерал А. В. Горбатов, автор книги "Годы войны", в которой рассказано и о годах тюремных, был спасен Буденным. Вмешательство маршала - случай единственный, но оно все же помогло комкору выжить. Зимой 1939 г. командира корпуса Константина Рокоссовского перевели в Бутырскую тюрьму. Убежденный коммунист, он вступил в партию в девятнадцатом году и успел зарекомендовать себя смелым и умелым полководцем. В камере он встретил известного большевика. "И ты попал, старик? Что творится! Я ничего не могу понять. Это ведь хуже, чем бить из орудий по своим... Милый, ты старше, скажи, объясни, дай ниточку, чтобы я понял... Может, это так нужно сейчас?"

Рокоссовскому со следователем повезло. Ему, уроженцу Польши, могли "пришить" шпионаж и расстрелять, а его всего-навсего отправили в лагерь. Он угодил в Княж-Погост, севернее Котласа, оттуда его освободили в 1940 году. Тюремные переживания остались с ним навсегда. Он совершенно не терпел энкаведистов и держал в личной охране только военных. После войны Сталин против желания маршала поставил его министром обороны Польши. В Варшаве Рокоссовскому довелось стать мишенью нескольких покушений польских патриотов, а в 1956 г. покинуть пределы Польши. "Какая горькая судьба! - сказал он другу. - В России меня считают поляком, а в Польше - русским".

Из пяти маршалов к 1939 г. Сталин оставит в живых лишь двух конников - Ворошилова и Буденного. Вслед за Тухачевским генсек казнит Егорова. Очередь Блюхера подойдёт осенью тридцать восьмого. Вдова Маршала Глафира Лукинична вспоминает, как в июле в Хабаровск прибыли начальник Главного политуправления РККА Мехлис и начальник пограничных войск НКВД Фриновский. "С Василием Константиновичем они беседовали в его домашнем кабинете. Зайдя в спальню за папиросами, напряженный внутренне муж попросил принести сюда коньяку. Я стала просить ни в коем случае не пить. За стеной же они... - Ты знаешь, - сказал Василий Константинович, - сейчас мне


44 Рапопорт В., Алексеев 10. Ук. соч., с. 352.

стр. 151


крайне необходимо это. Приехали акулы, которые хотят меня сожрать. Они меня или я их, я не знаю. Второе маловероятно!"45 .

Когда по случаю победы 6 августа у озера Хасан и в связи с восьмой годовщиной ОКДВА в Хабаровске проходила демонстрация трудящихся, имя маршала Блюхера не вспомнили ни разу. Ни одного портрета его в городе и на площади... Тогда же исчезло имя маршала из популярной песни. "Василий Константинович, - продолжает вдова маршала, - вернулся с фронта в своем служебном вагоне. В салоне ехали Мехлис и Фриновский. Муж, войдя в свое купе, несколько раз повторил: "Все предали, все предали!..". Дома на него было страшно смотреть. Он вновь обвинял кого-то в предательстве".

Потери в боях были ужасающие, и более всего этому способствовал сталинский фаворит Мехлис, который с присущей ему наглостью вмешивался в оперативное командование и отдавал свои распоряжения войскам. Это он чуть не погубил 40-ю стрелковую дивизию, приказав ей наступать на совершенно не пригодном для этого участке. Блюхер отменил приказ чиновника и спас дивизию вместе с новыми командирами. Прежние все погибли в тридцать седьмом как "враги народа". Все кроме комиссара Кирилла Руденко. Его зверски пытали в хабаровской тюрьме, возили вместе со смертниками на знаменитую Фенину Гору, близ Никольска Уссурийского. Там комиссара перед расстрелом принуждали подписать признания, затем "казнили", отправляли назад в тюрьму и вновь привозили на расстрел... Спасла его стойкость невероятная, а может быть, пресловутая бериевская "оттепель" 1939 года"46 .

18 августа маршал Блюхер вылетел в Москву. На заседании Политбюро его резко критиковали за последнюю военную кампанию: якобы она затянулась по его вине. К тому же командующий допустил значительные, вовсе неоправданные потери. Блюхер входил в высший партийный орган как кандидат в члены Политбюро, но протоколы последних заседаний ему уже не присылали. Это был еще один тревожный сигнал... На этом заседании Блюхера вывели из состава Военного Совета при паркоме обороны, сняли с поста командующего Дальневосточным фронтом. Генсек на сей раз надел маску беспристрастного арбитра, он вроде бы не потерял благорасположения к маршалу, он даже советовался с ним по поводу строительства на Дальнем Востоке новой стратегической железной дороги.

Вернувшись в гостиницу, Блюхер готов был застрелиться, удержала мысль о семье. Жена с детьми уже выехала в Москву, что с ними станется? Прошла неделя, еще одна... Неожиданно Ворошилов предложил Василию Константиновичу отдохнуть вместе с семьей на его сочинской даче "Бочаров ручей". Перебраться из гостиницы в служебный вагон помог неизменный адъютант маршала Иустин Крысько. Он должен был сопровождать вагон в Сочи, но перед самым отходом исчез, навсегда. На даче под видом охраны, обслуги - агенты НКВД. Прослушивание. Отсутствие писем. "Это же изощренное издевательство", - вырвалось однажды у Василия Константиновича.

Близилась неминуемая расправа. Из Хабаровска прибыл младший брат маршала, капитан ВВС. Он сообщил о секретном приказе по РККА от 4 сентября, согласно которому Блюхер располагал в Токио своей резиденцией и готовился к перелету в Японию. Но измену предотвратил брат Блюхера, летчик. На удивление примитивно сработанная провокация. Знакомый стиль... Пришли за Блюхером 22 октября. С ним вместе арестовали жену с детьми. Младшему, Василину, исполнилось восемь месяцев, он так и пропал, больше его Глафира Лукинична никогда не увидит. На Лубянке ее удостоит допросом сам Берия. Дадут ей, через


45 Советский цирк, 30.VII.1988.

46 По воспоминаниям И. Е. Мусатова.

стр. 152


ОСО, 8 лет лагерей за "недонесение". А муж знал, "тем все кончается. Он сказал ей за несколько дней до ареста: "Абсолютно смелых людей не существует. Начнут выламывать руки и ноги - никто не выдержит, подпишет...".

В чем же он, крестьянский сын, провинился перед партией? Первым в стране наградили его орденом Красного Знамени. И еще тремя. Самара, Челябинск, Тобольск, Каховка, Перекоп, Волочаевка... А Китай - разве не он, главный советник революционного правительства, помогал Сунь Ятсену создавать армию? Истязали маршала четверо следователей - по очереди и все вместе. Фамилия одного стала позднее известна - Иванов. Будни лубянских застенков... Палачи вырвали у Блюхера глаз, положили на ладонь: "Будешь запираться, вырвем второй". Этот эпизод отражен в документах прокуратуры. О последнем часе полководца сохранились лишь устные предания. Вызванный в кабинет Берии, Блюхер набросился на палача и был застрелен на месте.

Прошли годы. Глафира Лукинична, отбыв свои восемь лет день в день, поехала на розыски дочери. Ребенка в пятилетнем возрасте поместили в детдом. На станцию Красноярку, за далеким сибирским городом Кемерово, она прибыла ночью. Кто-то из местных, оглядев женщину в лагерной телогрейке, заметил: "У нас тут пошаливают, нельзя вам одной идти. Я как раз собираюсь в ту сторону. Пойдемте вместе". В дороге разговорились. Спутник оказался автомехаником. Да, он знает этот детский дом. Но ведь там содержат детей расстрелянных врагов народа?.. - "Отец девочки расстрелян". - "Извините, как ваша фамилия?" И механик упал на колени перед вдовой погибшего маршала, обнял обутые в лагерные чуни ноги...

(Окончание следует)

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/СТАЛИН-И-ЕГО-ВРЕМЯ-2019-10-17-1

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. В. АНТОНОВ-ОВСЕЕНКО, СТАЛИН И ЕГО ВРЕМЯ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 17.10.2019. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/СТАЛИН-И-ЕГО-ВРЕМЯ-2019-10-17-1 (date of access: 30.11.2020).

Publication author(s) - А. В. АНТОНОВ-ОВСЕЕНКО:

А. В. АНТОНОВ-ОВСЕЕНКО → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
162 views rating
17.10.2019 (409 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Окна. Пластиковые или деревянные?
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Какие преимущества у пластиковых окон перед металлическими и деревянными?
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Абдельазиз Бутефлика
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
Тевтонский орден на Ближнем Востоке в XII-XIII вв.
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
В. БЕНЕКЕ. Военное дело, реформы и общество в царской России. Воинская повинность в России. 1874-1914
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
Обычай взаимопомощи в Дагестане в XIX - начале XX в.
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
Дагестан и отношения России с Турцией и Ираном во второй половине 70-х гг. XVIII в.
Catalog: История 
13 days ago · From Казахстан Онлайн
"Пражская весна" и позиция западноевропейских компартий
Catalog: История 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
Эссад-паша Топтани
Catalog: История 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
Становление и развитие народного образования в Саудовской Аравии в XX в.
16 days ago · From Казахстан Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·1244 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·1244 days ago

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
СТАЛИН И ЕГО ВРЕМЯ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2020, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones