Libmonster ID: KZ-2387

На Филиппинах функционирует свыше 100 местных языков и диалектов, с учетом противоречивых сведений о диалектах - от 150 до 200. По данным Летнего института лингвистики (Summer Institute of Linguistics)1 в стране используются 175 языков, включая 4 языка, носители которых не были обнаружены2. 95% населения Филиппин живет на 11 самых крупных островах и говорит на 10 основных языках: тагальском, себуанском, илоканском, пампанганском, пангасинанском, бикольском, панаянском, самбальском, ибанагском, магинданао [Макаренко, Погадаев, 1999, с. 67].

Письменность в виде слогового письма появилась на Филиппинских островах в X-XI вв., когда туда через Большие Зондские острова дошло индийское влияние. К приходу испанцев лишь несколько филиппинских этносов знали письменность, и ученые считают, что фактически у всех она была одинаковой [Llamzon, 1978, р. 4]. Но памятников этой письменности почти не сохранилось, так как, во-первых, филиппинцы использовали для письма очень недолговечные материалы (бамбуковые дощечки и пальмовые листья), а, во-вторых, испанские монахи сразу стали переводить местные языки на латинский алфавит.

Языки Филиппинского архипелага давно привлекали внимание как местных, так и иностранных ученых из-за своего разнообразия и особого грамматического строя. Первые описания филиппинских языков были созданы испанскими монахами еще в начале XVII в.

Прибыв на Филиппины, испанцы сразу выделили тагальский как язык наиболее развитой в экономическом плане части населения. Не случайно первая изданная на Филиппинах в 1593 г. книга "Христианская доктрина" ("Doctrina Christiana") была напечатана ксилографическим способом на испанском и тагальском языках, причем в тагальском варианте использовалось доиспанское слоговое письмо [Макаренко, 1970, с. 65]. В начальный период испанской колонизации филиппинцы продолжали пользоваться своим собственным слоговым письмом, и еще в 1609 г. Антонио де Морга с восхищением писал, что "все филиппинцы, за редким исключением, будь то мужчины или женщины, умеют писать на своей письменности" [Almario, 1997, р. 7].

Испанские монахи занялись изучением местных языков, в первую очередь тагальского. С 1593 по 1648 г. на Филиппинах была напечатана 81 книга, большая часть из них - грамматики и словари местных языков. Остальные книги представляли собой религиозные издания в основном также на местных языках. В их числе было 24 издания на тагальском, 5 - на бисайском (видимо, на себуано как основном из бисайских языков), 3 на пампанго, 2 на бикольском, 1 - на илоканском [Llamzon, 1987, р. 5]. В 1604 г. вышла в свет "История Филиппинских островов" ("Relacion de las islas Filipinas") католического священника Педро де Чирино, где описаны звуки тагальского языка, приведенные в виде списка. В 1610 г. изданы "Искусство и правила тагальского языка" ("Arte у reglas de la lengua tagala") монаха Франсиско де Сан Хосе, а в 1613 г. - "Словарь тагальского языка" ("Vocabulario de la lengua tagala") монаха Педро де Сан Буенавентура [Almario, 1997, р. 6].

Среди грамматик других филиппинских языков были изданы грамматики языка пампанго (1585 г.), илоканского языка (между 1602 и 1611 гг.), языка хилигайнон (1637 г.), языка варай (1662 г.), пангасинанского языка (1690 г.) [Llamzon, 1978, р. 5].


1 Международная некоммерческая организация, изучающая языки во многих странах мира.

2 http://www.cthnologuc.com/show_country.asp?namc=PH

стр. 168

В 1703 г. монах Гаспар де Сан Агустин установил окончательные правила орфографии для тагальского языка в "Кратком изложении тагальского языка" ("Compendio de la lengua tagala"), уподобив их правилам орфографии испанского. К трем гласным тагальского языка a, i, о были добавлены е и и. В тагальском есть звук и буква к, но в испанском нет такой буквы, и этот звук обозначался буквами с или qu в зависимости от последующих букв в слове. В тагальском звук к стали обозначать, как и в испанском, буквами с или cq. В испанском не было буквы w (она встречается только в заимствованных словах), поэтому тагальские дифтонги типа iw стали на письме обозначать как io или iu.

В. Альмарио пишет, что новая письменность была гораздо эффективнее, чем доиспанская, и некоторые филиппинские языки (например, илоканский) до сих пор пользуются ею [Almario, 1997, р. 6]. Испанцы сразу отметили своеобразие филиппинских языков в целом, их отличие от европейских языков и схожесть между собой. Еще в 1864 г. во вступлении к словарю тагальского языка иезуит Педро де Сан Лукар написал: "В этом языке так много грамматических правил, что они превосходят по количеству все правила всех напечатанных грамматик всех живых и мертвых европейских языков вместе взятых. А я прочитал 37 грамматик" [Llamzon, 1978, р. 5].

Вопрос о степени близости филиппинских языков привлек внимание испанских монахов. Т.А. Льямсон писал, что "испанские миссионеры (например, Кирино в 1604 г. и Колин в 1663 г.) сразу отметили потрясающую схожесть между разными языками Филиппин" [Llamson, 1979, р. 80]. В 1784 г. Л. Эрвас и Пандуро отметил, что филиппинские языки относятся к той же семье языков, что и языки Индонезии и Полинезии. В 1836 г. В. фон Гумбольдт назвал языки Индонезии и Полинезии малайско-полинезийскими, а в 1899 г. В. Шмидт назвал их австронезийскими [Llamzon, 1978, р. 18].

Таким образом, вопрос об отнесении языков Филиппин к малайско-полинезийской семье языков был решен в конце XIX в. Но оставались вопросы о связях языков Филиппин с другими языками внутри семьи и между собой.

Сведения о количестве и особенностях строя филиппинских языков накапливались постепенно и были весьма противоречивыми: Ф. Блюментритт насчитал 63 языка в книге "Местные расы Филиппин" ("Las razas indigenas de Filipinas") (1890), B.E. Ретана насчитал 25 языков Филиппин в своей монографии "Библиографический аппарат по общей истории Филиппин" ("Aparato bibliografica de la historia general de Filipinas") (1906), О. Бейер в 1917 г. перечислил 43 языка в своем списке филиппинских языков, Г. Конклин в 1952 г. насчитал 75 основных языковых групп, причем, по его мнению, в 32-х существует 113 подгрупп [Llamzon, 1978, р. 18].

В течение всего XX в. изучением филиппинских языков занимались и занимаются многие филиппинские и иностранные лингвисты. Среди них Л. Блумфилд, который в 1917 г. издал "Тагальские тексты с грамматическим анализом" ("Tagalog Texts with Grammatical Analysis"), а в 1933 - свой знаменитый труд "Язык" ("Language"). Изучая и описывая своеобразие тагальского языка, он разрабатывал методы дескриптивной лингвистики.

О тагальском языке писал Ф.Р. Блейк - "Грамматика тагальского языка" ("A Grammar of the Tagalog Language", 1925). Он занимался сравнительным анализом тагальского с другими филиппинскими и не-филиппинскими языками и впервые использовал выражение "филиппинские языки" в генетическом смысле (как название подразделения малайско-полинезийской семьи). Но к этой языковой группе он относил все языки Филиппинских островов и только их [Сирк, 2008, с. 326].

Филиппинскими языками интересовались В. фон Гумбольдт, В. Шмидт, У. Маккинли. К. МакФарланд занимался сравнительным изучением филиппинских языков и в 1980 г. издал подробнейший "Атлас филиппинских языков" [McFarland, 1980].

Среди тех, кто уже в наше время изучает языковую ситуацию на Филиппинах, следует упомянуть P.M. Томпсона, который в 2003 г. опубликовал детальное исследование "Филипино, английский и таглиш: переключение кодов с разных точек зрения". В этой работе автора в первую очередь волнует судьба английского языка на Филиппинах, но при этом он дает серьезный анализ современной языковой ситуации в стране в целом [Thompson, 2003].

Филиппинская лингвистика развивается с начала XX в. Среди первых филиппинских лингвистов был Л.К. Сантос (1879-1963), автор первой официальной грамматики "национального языка", известный тагалоязычный писатель. С 1900 г. он работал редактором нескольких тагалоязычных журналов, был директором Института национального языка, губернатором ряда провинций и сенатором. Занимаясь политической деятельностью, он смог убедить руководство страны, что именно тагальский должен служить основой национального языка.

стр. 169

Основателем современной филиппинской лингвистики считается С. Лопес (1898-1979). Он изучал языкознание в Университете Филиппин (УФ), в Германии (Университет Гамбурга), Голландии и Франции, потом заведовал кафедрой в УФ, работал в Институте национального языка, был членом многих филиппинских и зарубежных научных обществ. С. Лопес занимался изучением языков и диалектов Филиппин и Индонезии, опубликовал множество научных трудов, среди которых "Учебник национального языка пилипино" (1974) и "Справочник по сравнительному изучению австронезийских языков" (1978).

Многие филиппинские лингвисты занимались проблемами языковой ситуации и языковой политики на Филиппинах, причем не только теоретически, но и практически, занимая ответственные государственные должности. Среди них Б.П. Сибаян, Э. Гонсалес, Э. Константине, Т.Л. Льямсон.

Э. Гонсалес (1940-2006), лингвист, писатель, президент Университета Де Ла Саль (1978-1991, 1994-1998), возглавлял министерство образования, культуры и спорта Филиппин (1998-2001), уделял огромное внимание изучению языков Филиппин и их применению в системе образования, был одним из инициаторов использования местных языков как языков обучения в начальной школе.

Э. Константино (род. в 1930 г.), выпускник и профессор УФ, учился также в нескольких университетах США. В разные годы возглавлял кафедры лингвистики и языка филипино и филиппинской литературы в УФ, работал в Институте национального языка. Всю жизнь Э. Константино занимается изучением языков Филиппин, в том числе сравнительным, составив несколько словарей разных филиппинских языков. Он один из горячих сторонников идеи замены названия языка пилипино на филипино и автор нескольких словарей этого языка.

Сравнительным изучением языков Филиппин, Индонезии и Малайзии занимался и индонезийский ученый, получивший образование на Филиппинах в Университете Св. Фомы, С. Рузуи. В своей книге "Исследование связей между индонезийским, малайским и некоторыми филиппинскими языками" (1968) он, говоря о близком родстве этих языков, даже предлагает создание единого языка на их основе [Ruzui, 1968, р. 159]. Хотя сама идея кажется странной, следует признать, что С. Рузуи провел серьезное сравнительное исследование малайского, индонезийского и основных филиппинских языков и пришел к выводу о том, что филиппинские языки проявляют огромное сходство с языками Малайзии и Индонезии по следующим признакам: 1) агглютинативность, в которой важную роль играет аффиксация; 2) общие корни слов в этих языках (с учетом регулярных фонетических чередований); 3) одинаковые типы ударений; 4) сходные способы словообразования; 5) схожесть притяжательных и указательных местоимений; 6) общие правила фонетической ассимиляции префиксов; 7) общие значения аффиксов и их фонетических вариантов; 8) общие правила редупликации; 9) общие значения служебных слов и их фонетических вариантов; 10) схожие правила построения предложений. Проанализировав указанные признаки, С. Рузуи сделал вывод о самом близком родстве и общем происхождении языков Индонезии, Малайзии и Филиппин [Ruzui, 1968, р. 39, 45].

Большое внимание сравнительному изучению филиппинских языков уделял филиппинский лингвист Т.А. Льямсон, который работал в университете Атенео де Манила, был членом Совета по изучению малайской культуры ЮНЕСКО. После защиты диссертации по лингвистике в Джорджтаунском университете он занимался изучением малайско-полинезийских языков в Университете Лейдена. Т.А. Льямсон автор нескольких монографий, в частности "Классификации девяти филиппинских языков" ("A Subgrouping of Nine Philippine Languages") (1969), "Современного тагальского языка" ("Modern Tagalog") (1976), "Стандартного филиппинского английского" ("Standard Filipino English") (1969), а также "Руководства по преподаванию второго языка" ("A Handbook of Second Language Teaching") (1970). Кроме того, он соавтор "Грамматики современного тагальского языка" ("Makabagong balarila ng wikang Tagalog"), изданной в Университете Атенео в 1974 г.

В 1978 г. Т.А. Льямсон издал "Справочник по филиппинским языковым группам" ("Handbook of Philippine Language Groups") [Llamson, 1978], где описал 25 групп филиппинских языков. Книга состоит из двух частей. В первой три раздела: исторический очерк, общее описание культуры народов Филиппин и основные лингвистические черты филиппинских языков. Вторая часть включает описания конкретных этнических особенностей представителей каждой языковой группы и общей характеристики их языков с данными по фонологии, списками личных и указательных местоимений, синтаксических показателей, основных глагольных аффиксов и количественных и порядковых числительных. Кроме того, в каждом разделе автор приводит в

стр. 170

качестве образцов 20 предложений на описываемом языке и карту с указанием мест проживания носителей данного языка.

Свой выбор именно этих 25 языков Т.А. Льямсон объясняет двумя причинами: наличием данных по этим языкам и тем, что он считает эти языки и их носителей представителями разных типов языков и культур архипелага [Llamson, 1978, р. I].

Исторический очерк рассказывает не просто об истории Филиппин, но и дает краткое описание развития языковой ситуации в стране с доиспанских времен до второй половины 1970-х гг. В очерке "Культурные характеристики филиппинских языковых групп" представлены структура филиппинского общества в разные исторические периоды, религия и экономика христианской части населения, анимистов и мусульман.

Для меня особый интерес представляет третий очерк "Основные лингвистические черты филиппинских языков", где дается краткая история создания национального языка, история сравнительного изучения филиппинских языков, и выделяются их общие черты. Последняя тема была более подробно описана Т.А. Льямсоном в статье "Языки Филиппин" ("Languages of the Philippines") в сборнике о языках Юго-Восточной Азии [Llamzon, 1979, р. 77-156]. Эти очерк и статья отличаются от многих других работ по языкам Филиппин тем, что они представляют одну из первых попыток оценки всего накопленного к тому времени материала с целью выделения групп филиппинских языков не по географическому, а по лингвистическому принципу и с целью оценки попыток реконструкции праязыков. Но при этом Т.А. Льямсон не предлагает собственной классификации филиппинских языков.

Касаясь истории сравнительного изучения филиппинских языков, Т.А. Льямсон указывает, что в этой области исследователи работают в направлении определения места различных филиппинских языков среди всех языков Филиппин и связей между отдельными языками внутри групп филиппинских языков.

Среди тех, кто работает в первом направлении, он упоминает Д. Кретьена, который в 1951 г. на основании рассмотрения 1903 морфем 21 филиппинского языка выделил три группы филиппинских языков: лусонскую, макро-бисайскую и минданао-сулу. Последняя группа связана с макро-бисайской посредством языка таусуг, в то время как макро-бисайская связана с лусонской через бикольские языки [Llamzon, 1978, р. 22].

В том же направлении работал Г.С. Конклин, который по географическому принципу разделил языки Филиппин на языки Лусона, Бисаев и Минданао, а потом выделил только две группы: северную и центральную [Llamzon, 1978, р. 22-23].

В 1962 г. Д.Томас и А. Хили исследовали 37 филиппинских языков, используя список М. Сводеша для определения времени расхождения филиппинских языков и пришли к выводу, что филиппинские языки отделились от малайских примерно за 1300 лет до н.э., затем примерно за 1100 лет до н.э. филиппинские языки разделились на иватанские (на самых северных филиппинских островах), илонгот (о котором и другие авторы, например МакФарланд [McFarland, 1980, р. 75], пишут, что он значительно отличается ото всех соседних языков), языки группы думагат (языки восточного побережья острова Лусон) и собственно филиппинские языки, которые, по мнению авторов исследования, за 700 лет до н.э. разделились на три группы: севернофилиппинскую семью, язык пангасинан и южнофилиппинскую семью. Севернофилиппинская семья расщепилась, по их мнению, примерно за 200 лет до н.э, а южнофилиппинская - за 100 лет до н.э. [Llamzon, 1978, р. 23].

Впоследствии разные ученые предпринимали несколько попыток установить родство между языками Филиппин на основе списка М. Сводеша. Среди них Р.Б. Фокс, У.Е. Сибли, Ф. Егган, рассматривавшие 17 языков северного и центрального Лусона, и Д. Зорк, который, изучая языки Бисайского архипелага, разделил их на пять подгрупп: южную, себуанскую, центральную, бантонскую и западную [Llamzon, 1978, р. 24-25]. Кроме того, Р. Элкинс в 1974 г. опубликовал исследование группы языков манобо (центральная и южная часть острова Минданао), разделив их на 19 языков и диалектов. Другие лингвисты исследовали более мелкие группы бикольских языков, языков игоротов и т.д. Среди них следует отметить большую работу Д. Зорка, который, учтя данные предыдущих исследователей, в 1975 г. предпринял попытку установить генетические связи внутри южнофилиппинской группы языков, разделив их на пять подгрупп [Llamzon, 1978, р. 26].

Рассмотрев весь накопленный материал, Т.А. Льямсон описывает структурные характеристики филиппинских языков, подчеркивая их схожесть и пытаясь восстановить черты протоавстронезийского языка [Llamzon, 1978, р. 27-31]. Этой же теме, как уже было сказано, посвящена

стр. 171

его более подробная статья "Языки Филиппин" ("Languages of the Philippines") [Llamzon, 1979, p. 77-156], поэтому здесь будет представлен общий обзор двух статей.

Т.А. Льямсон провел сравнительный анализ некоторых общих фонологических, морфологических, синтаксических и лексических особенностей языков Филиппин и пришел к следующим выводам:

1) Филиппинские языки содержат от трех до восьми гласных и могут быть разделены на восемь типов в зависимости от количества гласных и места их образования. Больше всего языков принадлежит к типу с шестью гласными (26 языков). Четыре гласных встречаются в 25 языках, пять - в 21 языке, и три - в 16 языках. Считается, отмечает он, что в протоавстронезийском языке было четыре гласных а, iи, е и что некоторые языки с тремя гласными потеряли е в некоторых диалектах, но сохранили его в других. Те языки, которые имеют пять гласных, как правило, получили их за счет разделения фонемы i на i и е и фонемы и на и и о под влиянием заимствованных слов из испанского языка. В языках же с шестью гласными кроме указанного разделения произошло еще одно между переднеязычными и заднеязычными гласными.

2) В филиппинских языках встречается от 14 до 21 согласных. По количеству согласных все языки можно разделить на семь типов. Самый распространенный тип (41 язык, более 80% филиппинцев говорят на этих языках) содержит 16 согласных. Все филиппинские языки имеют следующие согласные: взрывные р, t, к, q, b, d, g, назальные m, n, ng, полугласные w, y.

3) Структура слога во всех филиппинских языках характеризуется наличием хотя бы одного гласного с факультативным согласным до него или после. Заимствованные слова могут содержать кластеры согласных, например trabaho 'работа' (исп.), но при морфологических изменениях они часто разрушаются, например nagtatrabaho "работает".

4) Все филиппинские языки имеют следующие дифтонги: aw, ay, иу. Некоторые имеют также iw, ew, оу, еу,

5) В большинстве филиппинских языков долгота, высота и сила звука вместе определяют ударный слог.

6) Числительные в филиппинских языках строятся на основе десятичной системы. Все языки имеют отдельные слова для каждого из первых десяти числительных, далее слово "десять" комбинируется с каждым из числительных первого десятка. Подобным образом строятся и числительные, обозначающие десятки. Специальными лексическими единицами обозначаются числительные "сто" и "тысяча".

7) Парадигма личных местоимений в филиппинских языках состоит из форм, отражающих лицо (1-е, 2-е и 3-е), число (единственное и множественное) и падеж (номинатив, поссесив и локатив). В первом лице множественного числа различаются формы с включением адресата и без него. Лишь несколько языков имеют формы двойственного числа. Чрезвычайно распространены в филиппинских языках притяжательные энклитики ки 'мой', ти 'твой', ta 'наш', па 'его/ ее', da 'их'.

8) Многие филиппинские языки имеют следующие формы указательных местоимений: а) близко к говорящему и далеко от слушающего; б) близко к слушающему, но далеко от говорящего: в) далеко от слушающего и говорящего. Кроме того, некоторые бисайские и центральнофилиппинские языки имеют специальные формы со значением "рядом с говорящим и слушающим".

9) Глагольная система филиппинских языков в большей степени отражает типичные австронезийские грамматические категории аспекта и в меньшей степени времени. Четыре вида фокуса могут привлекать внимание адресата к деятелю, цели, локации и инструменту. Роль фокуса обозначается формой глагола и синтаксической частицей.

10) Синтаксические показатели в филиппинских языках делятся на две системы: для личных имен и для всех остальных существительных. В обоих случаях в парадигме три падежа: номинатив, поссесив и локатив. Центральнофилиппинские и южнофилиппинские языки обозначают множественное число неличных имен специальным служебным словом manga. Синтаксические показатели указывают на грамматические отношения между существительными в предложении. В роли фокуса чаще выступает цель, локация или инструмент, а не деятель [Llamson, 1978, р. 27-31;Llamson, 1979, р. 99-118].

Таким образом, собрав большой материал по истории изучения языков Филиппин и рассмотрев попытки их генетической классификации, Т.А. Льямсон не предложил своей версии их классификации, выделив лишь их общие черты. Поэтому "Лингвистический атлас Филиппин"

стр. 172

К. МакФарланда [McFarland, 1980], вышедший в 1980 г., явился важным следующим шагом в описании генетических связей между филиппинскими языками.

К. МакФарланд рассматривает в своем "Атласе" 75 филиппинских языков и диалектов. "Атлас" включает в себя данные переписей населения Филиппин 1970 и 1975 гг., описание групп, на которые делятся филиппинские языки, карты распространения разных филиппинских языков (по регионам и отдельным языкам), а также в приложении статью "Насколько различаются филиппинские языки".

Он начинает описание с формулировки вопросов, на которые ищет ответы: 1) сколько и какие языки используют жители Филиппин; 2) где проживают те, кто говорит на этих языках; 3) сколько человек говорит на каждом из языков; 4) каковы отношения между разными филиппинскими языками? [McFarland, 1980, р. 1]. Чтобы ответить на первый из них, автор рассматривает отличия языка от диалекта на примере разных вариантов тагальского языка: территориальные диалекты (диалект острова Мариндуке), дисперсионные диалекты (имеется в виду один и тот же язык в разных регионах одной страны, когда у носителей диалекта нет связи с исконным регионом проживания носителей данного языка), социальные диалекты [McFarland, 1980, р. 3].

Описывая причины возникновения диалектов, К. Макфарланд вводит термин "языковой комплекс", подразумевая под ним группу близкородственных языков или сильно различающиеся диалекты одного языка [McFarland, 1980, р. 5]. Таким образом, он уходит от решения проблемы разграничения языков и диалектов, хотя это отнюдь не делает его работу менее актуальной для описания языков Филиппин.

Рассматривая возможные источники информации для ответа на поставленные им второй и третий вопросы, К. МакФарланд отмечает, что данные переписей нельзя рассматривать как полные и окончательные, так как при их использовании необходимо учитывать социальные факторы (удаленность поселений, малограмотность носителей языка, смешение понятий этнической принадлежности и языковой, недостаточные знания тех, кто проводит опрос, и т.д.) [McFarland, 1980, р. 8-9]. Более надежным источником К. МакФарланд считает научные работы, посвященные описанию языков Филиппин, и указывает, на какие именно из них он опирался.

Отвечая на четвертый вопрос, К. МакФарланд сначала приводит те выводы, с которыми согласны все ученые, занимающиеся языками Филиппин: 1) все филиппинские языки, кроме чавакано и импортированных китайского, английского, испанского и т.д., принадлежат к австронезийской семье языков, а именно к ее западной (гесперонезийской) ветви; 2) на Филиппинах существуют три большие группы языков: севернофилиппинские, мезофилиппинские и южнофилиппинские; 3) возможно, мезофилиппинские и южнофилиппинские языки объединяются в одну группу; 4) язык иватан, языки Южного Минданао, языки сама и сангил не принадлежат ни одной из трех групп; 5) взаимосвязи между севернофилиппинскими языками и группами/подгруппами, перечисленными в п. 3 и 4, и их связи с другими австронезийскими языками пока не могут быть четко описаны; 6) внутри северной группы выделяется подгруппа кордильерских языков, включающая языки думагат, языки Северных Кордильер, илоканский, языки Центральных Кордильер и языки Южных Кордильер; 7) в мезофилиппинской группе выделяется центрально-филиппинская подгруппа, включающая тагальский язык, бикольские, бисайские языки и языки Восточного Минданао; 8) внутри центральнофилиппинской подгруппы западнобисайские и центральнобисайские языки объединяются в северную бисайскую подгруппу [McFarland, 1980, р. 11].

Такое разделение филиппинских языков, по мнению К. МакФарланда, оставляет нерешенными ряд проблем: отнесение языка илонгот и самбальских языков к севернофилиппинской группе, неопределенное положение мангъянских языков, а также отнесение южнобисайских языков к бисайским языкам [McFarland, 1980, р. 11].

Особую роль, по мнению К. МакФарланда, на Филиппинах играют четыре языка: себуанский, тагальский, илоканский и хилигайнон. Ученый выделяет их по количеству носителей и по их функциям, указывая, что они часто используются как региональные языки межнационального общения и имеют длительную литературную традицию. Кроме того, значительное число носителей этих языков мигрировало в другие районы страны, тем самым расширяя сферу их использования [McFarland, 1980, р. 17].

Здесь хотелось бы отметить, что Т.А. Льямсон указал только на три местных языка, функционирующих в качестве lingua franca: илоканский на севере страны, себуано на юге и пилипино (тагальский) в остальных регионах, не упоминая хилигайнон [Llamzon, 1979, р. 85]. Думаю, мнение К. МакФарланда более обоснованно, так как хилигайнон является lingua franca во многих

стр. 173

районах, но он является дисперсионным языком, поэтому выделить конкретные регионы, где он функционирует в этом качестве, несколько труднее, чем регионы с другими lingua franca.

К. МакФарланд приводит все известные к тому времени языки Филиппин с указанием на их отношение к группам и подгруппам филиппинских языков и с картами мест, где они используются, представляет генеалогическую классификацию языков Филиппин. Это, как было сказано выше, качественно новый шаг в исследовании филиппинских языков. Но при этом следует отметить, что автор ограничивает свое исследование рамками географических границ Филиппинских островов.

При указании роли отдельных языков в разных районах автор пользуется определенной шкалой, выделяет доминирующие языки (на них говорят более 90% процентов населения), главные языки (на них говорят 50-90% населения), крупные языки (10-49% населения) и малые языки (менее 10% населения) [McFarland, 1980, р. 58]. Эти сведения являются особо ценными для описания языковой ситуации.

Таким образом, К. МакФарланд делит все филиппинские языки на семь групп:

I. Иватанские языки.

II. Севернофилиппинские языки.

A. Языки Кордильер:

1. думагат,

2. Северных Кордильер,

3. илоканский,

4. Центральных Кордильер,

5. Южных Кордильер.

B. Илонгот.

C. Самбальские языки:

1. самбаль,

2. пампанго,

3. синауна.

III. Мезофилиппинские языки.

A. Северномангьянские.

B. Южномангъянские.

C. Острова Палаван.

D. Центральнофилиппинские языки:

1. тагальский,

2. бикольские,

3. севернобисайские,

4. южнобисайские,

5. Восточного Минданао.

IV. Южнофилиппинские языки.

A. Субанон,

B. Данао,

C. Манобо.

V. Сама языки.

VI. Языки Южного Минданао.

VII. Язык сангил [McFarland, 1980, р. 60-62].

В заключение К. МакФарланд приводит сравнительные таблицы транскрипции 20 слов на разных филиппинских языках, а также двух предложений на них, что может послужить, по мнению автора, материалом для анализа степени отличия филиппинских языков друг от друга.

В целом "Лингвистический атлас Филиппин" К. МакФарланда, хотя и оставляет множество нерешенных вопросов, дает огромный материал для различных лингвистических исследований в области сравнительно-исторического языкознания и социолингвистики.

Поскольку проблемы, связанные с языковой ситуацией и языковой политикой на Филиппинах, до сих пор остаются крайне актуальными, современные филиппинские лингвисты также уделяют им достаточное внимание и занимаются сравнительным анализом филиппинских языков с целью обоснования идеи о возможности создания единого филиппинского языка на основе разных языков Филиппин. Среди них можно назвать Памелу Константино, Вину Пас, Нило С. Окампо, Хови М. Перегрино, Исагани Крус, Вильму Ресума и др. Многие из них преподают в Университете Филиппин или других высших учебных заведениях страны.

стр. 174

Например, П. Константинo, занимаясь сравнительным исследованием лексики филиппинских языков, приходит к выводу о том, что почти половина словаря всех языков Филиппин состоит из похожих, если не одинаковых слов [Constantino, 2002, р. 51], что можно наглядно представить в таблице:

Слово

Фонетический вариант

Язык

 

tao

тагальский

магинданао

 

tau

тиболи (на юге о. Минданао)

 

tawu

варай (один из бисайских языков)

человек

taw

мангъян (на о. Миндоро)

бутуанон (один из бисайских языков)

 

tawo

агта (южные Кордильеры)

себуано

хилигайнон

корень

ugat

тагальский

агта

мангъян

биколь

акланон (один из бисайских языков)

сорсогон (на о. Масбате)

суригаонон (на о. Минданао)

 

bigas

тагальский

мангъян

тирурай (на о. Минданао)

рис

begas

батакский

куюнен (на о. Палаван)

бинукид (на о. Палаван)

 

bugas

дибабавон (на о. Палаван)

самая (между о. Минданао и о. Борнео)

субанон (на о. Минданао)



Одним из ведущих специалистов по социолингвистике на Филиппинах является Бонифасио Сибаян.

Филиппины, литературу и языки этой страны в СССР начали систематически изучать с 1960 г. Среди первых советских филиппинистов, занимавшихся изучением тагальского языка и филиппинской литературы, были Г.Е. Рачков, И.В. Подберезский, В.А. Макаренко, Л.И. Шкарбан.

Под редакцией В.А. Макаренко изданы первые "Тагальско-русский словарь" (1959) и "Русско-тагальский словарь" (1965). В течение многих лет В.А. Макаренко преподавал тагальский язык в ИСАА МГУ, в 1970 г. издал монографию "Тагальское словообразование". В. А. Макаренко использовал лексико-статистический метод М. Сводеша для сравнения основного словаря тагальского, бисайского (диалект себуано-илонго), илоканского и пангасинанского филиппинских языков с лексикой индонезийского языка на основе опытного списка в 215 единиц и пришел к интересным выводам: каждый из названных филиппинских языков обнаруживает большую близость с тагальским, чем с любым из анализируемых языков, и каждый из них ближе к тагальскому, чем к индонезийскому. Наибольшая степень близости была обнаружена между тагальским и бисайским, наименьшая между пангасинанским и индонезийским. Наиболее близок к индонезийскому илоканский язык, а степень родства между тагальским и индонезийским языками

стр. 175

значительно меньше, нежели между тагальским и любым из привлеченных для анализа филиппинских языков [Макаренко, 1970, с. 161].

И.В. Подберезский, автор первого "Учебника тагальского языка" (1976), преподавал тагальский язык в МГИМО МИД СССР, опубликовал ряд статей по тагальскому языку, а также несколько книг по литературе, культуре и языкам Филиппин. И.В. Подберезский и В.Л. Макаренко активно занимались переводами произведений филиппинской литературы.

Л.И. Шкарбан посвятила свою научную деятельность изучению грамматики тагальского языка, опубликовала множество статей на эту тему, а в 1995 г. вышла в свет ее чрезвычайно интересная и глубокая монография "Грамматический строй тагальского языка".

Г.Е. Рачков занимался грамматикой тагальского языка, преподавал тагальский язык в Ленинградском государственном университете, опубликовал ряд научных статей и монографию "Введение в морфологию современного тагальского языка" (1981).

Среди последних работ, посвященных сравнительному изучению австронезийских языков, особо хотелось бы выделить монографию "Австронезийские языки: Введение в сравнительноисторическое изучение" Ю.Х. Сирка (2008), где собран огромный материал по множеству австронезийских языков, в том числе по филиппинским языкам, и дан глубокий анализ их фонетики, лексики и грамматического строя.

Традиционно филиппинские языки относят к западной "подветви" малайско-полинезийской ветви австронезийской семьи языков [ЛЭС, 1990, с. 543], но, по мнению Ю.Х. Сирка, их можно отнести к филиппинской группе австронезийской семьи языков, самой крупной по числу входящих в нее языков [Сирк, 2008, с. 325-328]. При определении количества языков, входящих в эту семью, Ю.Х. Сирк, как и другие исследователи, столкнулся с проблемой разграничения языка и диалекта и выбрал взаимопонимаемость в качестве критерия их разграничения, хотя и оговорил, что этот критерий очень нестрогий [Сирк, 2008, с. 20]. Он подробно рассмотрел такие понятия, как диалектные цепи и диалектные сети, языки-симплексы и языки-комплексы [Сирк, 2008, с. 21-22], т.е. те понятия, которые чрезвычайно актуальны для описания филиппинских языков.

Ссылаясь на исследования Р. Бласта, Ю.Х. Сирк насчитывал в австронезийской семье приблизительно 825 языков [Сирк, 2008, с. 23]. Он подробно рассмотрел ареал австронезийской семьи и достаточно подробно описал языки Филиппин, при этом опираясь на работы филиппинского лингвиста Д. Зорка, на которого часто ссылается и К. МакФарланд, и на "Атлас" самого МакФарланда [Сирк, 2008, с. 33]. Ю.Х. Сирк привел данные о том, что число говорящих на австронезийских языках составляет в настоящее время, по-видимому, несколько более 300 млн. человек [Сирк, 2008, с. 46].

Ю.Х. Сирк отметил, что "лингвистическое разнообразие на севере (на о-ве Лусон севернее области тагальского языка) и на юге (главным образом в южной части о-ва Минданао) выражено сильнее, чем в центральной части архипелага" [Сирк, 2008, с. 32].

Далее автор рассматривал важнейшие в социальном отношении австронезийские языки, включая в их число и тагальский. Он называл его государственным языком Филиппин, хотя и с оговоркой, что в роли государственного языка его часто называют пилипино [Сирк, 2008, с. 45]. Здесь нужно поправить Ю.Х. Сирка, так как с 1987 г. государственный язык Филиппин называется филипино и, кроме того, этот идиом уже значительно отличается от тагальского, который, безусловно, послужил его основой, но эта неточность отнюдь не умаляет ценности всей работы.

Ю.Х. Сирк подробно осветил многие вопросы, связанные с австронезийскими языками, например, социально обусловленные варианты австронезийских языков, их происхождение и историю их исследования, вопросы реконструкции раннеавстронезийского языка и т.д. Но поскольку он в них не затрагивал конкретные вопросы, связанные с филиппинскими языками, не буду их перечислять.

В главе 4 "Основные черты строя австронезийских языков" Ю.Х. Сирк подробно описал филиппинский грамматический тип, отметив, что этот тип свойственен почти всем языкам Филиппин (за возможным исключением некоторых языков Южного Минданао), а также представлен в большинстве языков Тайваня, в некоторых языках Северного Сулавеси. К этому типу близки языки северной части Борнео. Значительное сходство с ним демонстрирует малагасийский язык на Мадагаскаре. Ю.Х. Сирк писал, что "филиппинский тип вызывает у нас особый интерес потому, что, во-первых, в область его распространения входит большая часть о-ва Тайвань и, во-вторых, он наблюдается в нескольких непосредственных подразделениях семьи (в части малайско-

стр. 176

полинезийской группы и в ряде языков Тайваня, относящихся к разным группам аналогичного ранга)" [Сирк, 2008, с. 280-281].

Таким образом, мы видим, что автор полностью отошел от географического принципа выделения филиппинских языков и опирался только на лингвистические признаки.

Среди наиболее характерных черт филиппинского типа грамматики, отличающих филиппинские языки от других родственных языков, Ю.Х. Сирк выделил следующие:

1) Большинство глаголов имеет несколько особых форм, которые называются залогами. Обычно большинство глаголов не имеет всех морфологически возможных залоговых форм, чаще всего их четыре, реже три.

2) Непереходные глаголы обычно оформляются так же, как переходные глаголы в активном залоге. Различие между непереходными и переходными глаголами состоит в их валентности. Непереходные глаголы не могут употребляться в пассиве.

3) Активный залог противопоставляется залогу прямого объекта, залогу места и залогу инструмента.

4) "Активный залог" не соответствует своему названию: как правило, именно в активном залоге выражается наименьшая интенсивность действия, или большая инактивность.

5) В предложении, сказуемым которого служит глагол неактивного залога, актор (если он не пропущен) выражается так же, как посессор.

6) Функционирование неактивных залогов весьма сложно.

При залоге прямого объекта чаще всего подлежащим служит слово, называющее объект, на который направлено действие, охватывающее его целиком и приводящее к тому, что сущность предмета или существа, представляющего собой этот прямой объект, терпит какое-нибудь кардинальное изменение.

Залог места выражает очень часто значение места, где происходит действие. Вторым важным семантическим концентром этого залога является значение "кому", "для кого", т.е. дативное значение.

Нередко при залоге инструмента подлежащим является название бенефициента действия - того, кто (реже - что) получает от действия пользу. Но самой частотной функцией залога инструмента является указание на такое действие, на предмет или существо, которое не меняет сущности последнего, но заставляет его двигаться.

7) Роль порядка слов особенно велика в тех языках, в которых существительные, служащие аргументами предиката, почти совсем не получают синтаксических показателей, и там, где существующие синтаксические показатели не различают важнейших аргументов, в частности актора и определенных объектов действия.

8) В отдельных филиппинских языках существуют глагольные формы, которые не принимают в пределах данного придаточного или самостоятельного предложения подлежащего, так называемые нефокусные глаголы.

9) Отсутствие личных, или так называемых "спрягаемых", форм глагола [Сирк, 2008, с. 281-290].

10) Наличие свободных посессивных местоимений, которые могут употребляться в функции сказуемого. В некоторых языках такое местоимение обычно в сочетании с артиклем или детерминантом может выполнять функцию аргумента при сказуемом. В части филиппинских языков свободные посессивные местоимения могут употребляться как вместе с существительным, выражая при этом значение посессора, так и с так называемыми неактивными формами глагола, указывая на актора [Сирк, 2008, с. 294-297].

11) Существительные большинства языков филиппинского типа делятся на две категории: (а) личные имена и (б) другие существительные (большей частью нарицательные). В некоторых языках обнаруживается несколько иное деление - на существительные, обозначающие одушевленные и неодушевленные объекты [Сирк, 2008, с. 309-310].

12) В предложении нейтральный порядок слов VOS или VSO. Перед глаголом могут находиться отрицание и некоторые другие частицы, а также сирконстанты, имеющие отношение ко всему предложению [Сирк, 2008, с. 323].

Сравнивая языки филиппинского типа с другими языками этой семьи, Ю.Х. Сирк пришел к выводу, что малайско-полинезийский праязык либо возник на Филиппинах, либо был занесен на этот архипелаг из Вьетнама. Кроме того, он утверждал, что в северо-восточной части Борнео распространены языки, которые по грамматическому строю относятся к филиппинскому типу или очень близки ему. В настоящее время, по утверждению автора, на большей части Борнео рас-

стр. 177

пространены языки, чей строй может рассматриваться как некоторое упрощение филиппинского типа [Сирк, 2008, с. 324-325].

Современное состояние языка филипино освещается в монографии Ю.И. Студеничника "Переключение кодов: Tagalog vs. English. Взаимодействие английского и тагальского языков в условиях двуязычия на Филиппинах", изданной в 2011 г. Автор подробно исследует тагальскоанглийское переключение кодов в речи филиппинцев, а также дает краткое описание языковой ситуации в стране [Студеничник, 2011].

Таким образом, в статье в самых общих чертах была рассмотрена история изучения филиппинских языков и языковой ситуации на Филиппинах с XVI в. до настоящего времени, от географического до лингвистического принципа выделения и описания этих языков и их связей между собой и с другими языками этой огромной языковой семьи.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Лингвистический энциклопедический словарь (ЛЭС). М.: Советская энциклопедия, 1990.

Макаренко В.А. Развитие современной языковой ситуации в Филиппинской Республике и се основные тенденции // Проблемы изучения языковой ситуации и языковой вопрос в странах Азии и Северной Африки. М., 1970.

Макаренко В.А., Погадасв В.А. Языковая ситуация и языковая политика в Юго-Восточной Азии: сравнительное исследование // Вестник Московского университета. Серия 13. Востоковедение. № 2, 1999.

Сирк Ю.Х. Австронезийские языки: введение в сравнительно-историческое изучение. М.: Восточная литература, 2008.

Студеничник Ю.И. Переключение кодов: Tagalog vs. English. Взаимодействие английского и тагальского языков в условиях двуязычия на Филиппинах. М.: Книга по требованию, 2011.

Шкарбан Л.И. Филиппины (Республика Филиппины) // Зарубежный Восток. Языковая ситуация и языковая политика. Справочник. М, 1986.

Almario V.S. Tradisyon at Wikang Filipino. Scntro ng Wikang Filipino, UP Diliman, Lungsod Quezon, 1997.

Constantino E. The Sentence Patterns of Twenty-Six Philippine Languages // Lingua. Вып. 15. 1965.

Llamson T.A. Handbook of Philippine Language Groups. Quezon City, 1978.

Llamson T.A. Languages of the Philippines // Papers on Southeast Asian Languages / An Introduction to the Languages of Indonesia, Malaysia, the Philippines, Singapore, and Thailand. Anthology Scries 5. SEAMEO Regional Language Centre, 1979.

McFarland C.D. A Linguistic Atlas of the Philippines. Tokyo, 1980.

Ruzui S. A Survey of Relations between Indonesian, Malay and Some Philippine Languages / Dcwan Bahasa Dan Pustaka; Kemcntcrian Pelajaran Malaysia. Kuala Lumpur, 1968.

Thompson R.M. Filipino, English and Taglish: Language Switching from Multiple Perspectives. Philadelphia, USA: John Benjamins Publishing Co., 2003.

http://www.cthnologuc.com/show_country_asp?namc=ph


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/ИСТОРИЯ-ИЗУЧЕНИЯ-ФИЛИППИНСКИХ-языков-И-ЯЗЫКОВОЙ-СИТУАЦИИ-НА-ФИЛИППИНАХ

Similar publications: LKazakhstan LWorld Y G


Publisher:

Alibek KasymovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Alibek

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е.Г. ФРОЛОВА, ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ФИЛИППИНСКИХ языков И ЯЗЫКОВОЙ СИТУАЦИИ НА ФИЛИППИНАХ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 22.06.2024. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/ИСТОРИЯ-ИЗУЧЕНИЯ-ФИЛИППИНСКИХ-языков-И-ЯЗЫКОВОЙ-СИТУАЦИИ-НА-ФИЛИППИНАХ (date of access: 25.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е.Г. ФРОЛОВА:

Е.Г. ФРОЛОВА → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ON THE OCCASION OF THE 80TH ANNIVERSARY OF SERGEI KONSTANTINOVICH ROSHCHIN
5 days ago · From Alibek Kasymov
И. Д. ЗВЯГЕЛЬСКАЯ. СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ
5 days ago · From Alibek Kasymov
НОВАЯ МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ РОСПИСИ И СРЕДНЕВЕКОВЫХ АРАБСКИХ ТЕКСТОВ, СОДЕРЖАЩИХ ХАДИСЫ
5 days ago · From Alibek Kasymov
ТУРКОЛОГИЧЕСКИЕ И ОСМАНИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ. ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ ВОЛГО-УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА XVI-XIX ВЕКОВ ИЗ ДРЕВЛЕХРАНИЛИЩ ТУРЦИИ
7 days ago · From Alibek Kasymov
ПОЛИТИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ (XIII-XV BB.)
7 days ago · From Alibek Kasymov
ОБРАЗ ЭСЭГЭ МАЛАН ТЭНГРИ В КОНТЕКСТЕ РЕЛИГИОЗНО-МИФОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ БУРЯТ
7 days ago · From Alibek Kasymov
К. К. СУЛТАНОВ. ОТ ДОМА К МИРУ. ЭТНОНАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В ЛИТЕРАТУРЕ И МЕЖКУЛЬТУРНЫЙ ДИАЛОГ
8 days ago · From Alibek Kasymov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.KZ - Digital Library of Kazakhstan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ФИЛИППИНСКИХ языков И ЯЗЫКОВОЙ СИТУАЦИИ НА ФИЛИППИНАХ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: KZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Kazakhstan ® All rights reserved.
2017-2024, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android