Libmonster ID: KZ-2393

Анализ трансформации в Афганистане, Бангладеш, Бутане, Камбодже, Китае, Индии, Индонезии, Лаосе, Малайзии, Мьянме, Непале, КНДР, Пакистане, Папуа-Новой Гвинее, на Филиппинах, в Сингапуре, на Шри-Ланке, в Южной Корее, на Тайване, в Таиланде и Вьетнаме

Если мы посмотрим на Азию и Океанию с точки зрения географических размеров, численности населения и величины валового регионального продукта, то окажется, что лежащий перед нами регион мира - самый большой из всех представленных в Индексе трансформации-2010, но в то же время, как показывают индикаторы социально-экономического развития, и самый неоднородный. В Азии и Океании расположена двадцать одна страна, там встречается большое разнообразие культур и разновидностей политических институтов. Подобная разнородность, конечно же, сильно сказалась на положении, тенденциях и способе управления трансформационными процессами, которые имели место в государствах региона в течение последних двух лет.

Оценивая результаты, достигнутые странами региона за время проведения преобразований, направленных на создание рыночной экономики, мы видим,

стр. 211

что по сравнению с серединой 2008 года процессы реформирования в большинстве стран региона продолжали углубляться. Особенно преуспели в проведении активных экономических реформ и осуществлении экономической трансформации три страны - Китай, Вьетнам и Индия. В отличие от них, руководство КНДР и Мьянмы все еще отказывается начинать даже самые элементарные экономические реформы, поскольку выживание этих автократических режимов базируется лишь на использовании природных ресурсов.

Негативное воздействие мирового финансово-экономического кризиса не слишком заметно сказывалось на Азии вплоть до окончания периода проведения нашего исследования. Впрочем, такая же ситуация наблюдалась и в других регионах мира, находящихся на этапе трансформации. По этой причине результаты Индекса трансформации-2010 не позволяют подробнее рассмотреть воздействие мирового кризиса и стратегий, с помощью которых страны региона пытаются кризису противостоять. И все же рискнем предположить, что экономический кризис создаст серьезные проблемы для экспортно-ориентированных экономик Азии. По мере разрастания кризиса - а он даже и не думает останавливаться - мы будем все больше и больше убеждаться в том, насколько уязвимы процессы преобразований в азиатских странах.

И новые, зачастую хрупкие демократии, и стабильные автократии, в которых наблюдаются высокие темпы экономического роста, - обе эти группы стран региона из-за кризиса несут на себе дополнительную нагрузку, и ближайшие несколько лет покажут, насколько устойчивы были здесь институциональные реформы. В частности, "просвещенным диктатурам-поборникам развития" Китая, Сингапура и Вьетнама в условиях кризиса придется одновременно сохранять внутриполитическую стабильность и поддерживать условия, которые до кризиса способствовали успешному управлению трансформационными процессами в этих странах.

С точки зрения демократических преобразований, Индекс трансформации-2010 показал, что после 2008 года уровень демократии в регионе незначительно вырос. В бывших авторитарных государствах - таких, как Таиланд, Бангладеш, Бутан, Пакистан и Непал, прошли вполне свободные выборы, а политики, победившие на выборах, спокойно вступили в должность. Однако демократические процессы в этих странах продолжают формироваться под влиянием политической поляризации, а институты остаются довольно хрупкими. Кроме того, в "стабильных", если так можно сказать, недемократических системах наблюдаются слабые (или вообще не наблюдается никаких) попытки совершить демократические преобразования.

С момента появления Индекса трансформации-2008 оценка качества управления по всем странам региона изменилась лишь незначительно, но если мы посмотрим на характер управления, осуществляемого политическим руководством, то окажется, что стабильность управления свойственна не всем странам и не по всем критериям. Так, в государствах Южной Азии (за исключением

стр. 212

Индии и Бутана) качество управления понизилось, а в странах Северо-Восточной Азии - осталось таким же, как и в предыдущем периоде.

Далее в настоящей главе мы проанализируем состояние, тенденции и характер управления трансформационными процессами в двадцать одной стране, расположенной в Азии и Океании. Предлагаемое исследование опирается на результаты Индекса трансформации и отчеты, подробно составленные по каждой отдельной стране. В рамках этой неоднородной выборки мы использовали следующие критерии: географическое расположение, общность истории и культуры. С помощью взятых критериев мы выделили три региона: Южную, Юго-Восточную и Северо-Восточную Азию.

Состояние трансформации: демократия

Опираясь на критерии и результаты Индекса трансформации-2010, мы выделим в регионе шесть категорий режимов. В течение рассматриваемого периода три страны (Бангладеш, Таиланд и Непал) официально вернулись к демократии. Так, в декабре 2008 года в Бангладеш прошли парламентские выборы, в результате которых гражданское правительство пришло на смену переходному, в котором значительную часть составляли военные, находившиеся у власти с 2007 года. Как мы помним, в Таиланде в сентябре 2006 года произошел военный переворот. Однако вскоре после парламентских выборов, которые состоялись в декабре 2007 года, страна вновь поднялась на ступеньку выше и перешла в разряд слабых, дефектных демократий. Теперь перейдем к Непалу. В 2007 году Учредительное собрание Непала провозгласило новую Временную конституцию, а страну - "федеративной демократической республикой". Вскоре после этого акта, в апреле 2008 года, состоялись парламентские выборы, а уже в августе 2008 года был сформирован новый коалиционный кабинет министров под руководством Единой коммунистической партии Непала (маоистской).

Таблица 1

Состояние трансформации: демократия

Таблица согласуется с данными Индекса трансформации. Страны перечислены в порядке убывания баллов по показателю демократии. Стрелки показывают перемещение страны в более высокую или более низкую категорию по сравнению с данными Индекса трансформации-2008.

стр. 213

Выборы прошли также и в шести других демократических государствах. Здесь мы наблюдаем такую картину. На президентских выборах в Южной Корее и на Тайване победили кандидаты от оппозиции. В Папуа-Новой Гвинее и на Филиппинах после парламентских выборов 2007 года победили правящие партии. Вскоре через несколько недель после того, как мы завершили наши исследования по индексу трансформации, в Индии и Индонезии прошли парламентские выборы, в результате которых правящие партии укрепили свое положение.

Парламентские выборы в Пакистане (февраль 2008 года) и Бутане (март 2008 года) завершились формированием гражданского правительства. Однако в Пакистане военным и службе безопасности удалось сохранить за собой значительную власть. В Бутане монархический трон не пошатнулся, а политические силы страны, которые пришли в результате выборов, получили недостаточно возможностей для управления страной. По этой причине Индекс трансформации-2010 отнес Пакистан и Бутан к автократическим государствам. В Малайзии (2008) и в Камбодже (2008) прошли выборы, правда, на них равные условия кандидатам гарантировались лишь отчасти. В Малайзии впервые с 1969 года объединенным силам оппозиции удалось потеснить правящую многопартийную коалицию - Национальный фронт, которая традиционно получала две трети голосов. В Камбодже Народная партия упрочила свое парламентское большинство.

Из двадцати одного государства Азии и Океании к демократическим можно отнести только десять, правда качество демократии в них варьируется. Среди прочих стран региона, заново обратившихся к демократии, наряду с Южной Кореей и Тайванем, выделяется Индонезия. Страна смогла многого достичь в деле укрепления и упрочения демократии. Однако демократические реформы в Индонезии укоренились еще недостаточно, а их проведение тесно связано с деятельностью президента страны - Сусило Бамбанго Юдойоно.

Южная Азия: Афганистан, Бангладеш, Бутан, Индия, Непал, Пакистан, Шри-Ланка. Юго-Восточная Азии: Вьетнам, Камбоджа, Индонезия, Лаос, Малайзия, Мьянма, Филиппины, Сингапур, Таиланд, Вьетнам. Северо-Восточная Азия: Китай, КНДР, Южная Корея, Тайвань. Азия и Океания: все вышеперечисленные страны плюс Папуа-Новая Гвинея. Средние значения по Индексу трансформации-2006 не включают Бутан.

Диаграмма 1. Политические преобразования в регионе, 2006 - 2010 годы

стр. 214

Кроме того, гражданские права в Индонезии фактически не соблюдаются, принцип верховенства закона стоит на непрочном фундаменте, а гражданский контроль над вооруженными силами слаб. В силу указанных причин мы делаем вывод, что политическая система Индонезии пока еще не утвердилась в качестве либеральной демократии.

Результаты, представленные Индексом трансформации на Диаграмме 1, не подтверждают распространенного мнения о том, что демократия в Азии находится в глубоком кризисе (Chu et al. 2009). Но в то же время мы не можем убедительно поддержать и обратное утверждение. Таким образом, следует признать, что за последние два года в Азии положение в области демократизации не улучшилось. В целом политические системы региона можно разделить на три основные группы.

1. В первую группу входят стабильные демократические страны: Индия, Южная Корея и Тайвань. Очень мала вероятность того, что в этих государствах в ближайшем будущем произойдет смена режима или значительно ухудшится качество демократии.

2. Во вторую группу входят стабильные автократии: Вьетнам, Китай, Лаос, Сингапур и КНДР. Вероятность того, что в этих государствах в ближайшем будущем произойдут политическая либерализация и демократические преобразования, очень мала.

3. В третью группу входят политические режимы, расположенные в "серой зоне" между демократией и автократией (Bendel, Croissant and Rub 2002). У стран третьей группы имеются в той или иной степени черты как демократических, так и авторитарных государств, причем временами черты, присущие минимальной демократии, перемешаны с чертами авторитарными. У режимов, помещенных в пограничную "серую зону", рейтинг демократии очень сильно колеблется. Положение с демократией в странах третьей группы оказывает определяющее влияние на показатель общего состояния демократии в Азии и Океании.

Именно по этой причине мы не должны придавать слишком большого значения отмеченным недавно колебаниям среднего показателя, который определяет состояние демократии в данном регионе. Совокупный рейтинг, оценивающий состояние демократии, увеличился по крайней мере на 0,25 пункта в пяти странах и в то же время снизился более чем на 0,25 пункта в Афганистане, на Шри-Ланке и Филиппинах. Кроме того, демократия во многих странах региона - таких, как Таиланд, Непал и Бангладеш, очень хрупка и непрочна, к тому же ей присущи разного рода недостатки.

Неудивительно, что по сравнению с группой демократических государств у десяти автократических стран (за исключением Афганистана, который следует отнести к недееспособным государствам) положение по большинству критериев, отражающих политические преобразования, ухудшилось. Правда, есть одно важное исключение - критерий государственной состоятельности, по которому рейтинг автократических стран немного выше рейтинга демократических государств. Такое положение объясняется следующими двумя факторами. Во-первых, среди демократических государств очень много тех, которые не имеют возможности осуществлять эффективное управление в полной мере. Число таких стран растет, и в подтверждение скажем, что совсем недавно ряд стран уже встал на путь демокра-

стр. 215

тизации. Во-вторых, в число авторитарных режимов региона входят в том числе и "сильные" государства (Китай, КНДР, Сингапур, Вьетнам, Малайзия).

Помимо различий, выявленных между демократиями и авторитарными режимами, мы заметили также и высокую степень изменчивости в пределах каждой из групп. Во-первых, азиатские демократические государства, за исключением Тайваня и Южной Кореи, стремятся к установлению "избирательных" механизмов и принципов участия граждан в политической жизни. Но в то же самое время в этих государствах слабо соблюдаются гражданские свободы и принцип верховенства закона. Институты, призванные осуществлять функции представительства интересов и быть связующим звеном между различными субъектами (например, между политическими партиями, интересами различных групп), остаются слабыми и непрочными. Особенно хрупок процесс демократизации в Таиланде и Непале, в этих странах мы наблюдаем нескончаемые правительственные кризисы и постоянные массовые акции протеста, которые мешают нормальной жизни общества.

Между автократическими государствами имеются различия. Страны, которые характеризуются "мягким авторитаризмом" (Сингапур и Малайзия), по сравнению с другими автократиями и даже демократическими странами получили более высокий рейтинг за соблюдение принципа верховенства закона и за создание стабильной партийной системы, опирающейся на широкую поддержку общества. В Китае и Вьетнаме уровень социальной интеграции и стабильности политических институтов тоже довольно высок. Тем не менее, согласно Индексу трансформации, в обеих странах система, призванная посредничать между различными групповыми интересами, не отвечает критериям демократического минимума, которые базируются на стандартных принципах либеральной демократии. Рейтинг у Китая и Вьетнама несколько ниже значений, характерных для менее стабильных и менее целостных демократий.

Примечание: Данные по регионам представлены на Диаграмме 1.

Диаграмма 2. Политические преобразования в регионе, 2010 год

стр. 216

Кроме того, у Северо-Восточной Азии средний рейтинг по всем критериям демократии более высокий, чем у Южной и Юго-Восточной Азии. Частично такое положение объясняется следующими факторами: высокими темпами преобразований на пути к демократии в Южной Корее и на Тайване, а также относительно более высоким рейтингом государственной состоятельности, характерной для этой части Азии. И наоборот, за исключением Сингапура и Малайзии, для государств Южной и Юго-Восточной Азии в разной степени характерна слабая государственная состоятельность, причем Афганистан, являясь государством недееспособным, представляет собой крайний случай. Аналогичные, но менее серьезные трудности свойственны всем государствам Южной Азии, Филиппинского архипелага, а также расположенной на периферии региона Мьянме, южной части Таиланда и Папуа-Новой Гвинее.

Состояние трансформации: рыночная экономика

Мы наблюдаем большой разброс среди государств Азии и Океании по критерию развития рыночной экономики. Тайвань, Сингапур и Южная Корея - это страны с высокоразвитой экономикой, в которой имеется хорошо отлаженная система регулирования. В общем рейтинге экономических преобразований, представленном в настоящем издании Индекса трансформации, вышеназванные государства занимают 2-е (Тайвань), 4-е (Сингапур) и 12-е (Южная Корея) места. Уровень рыночных экономических преобразований, достигнутый в этих государствах, сопоставим с уровнем, который характерен для основной группы стран-членов ОЭСР, а в ряде областей даже превосходит его (Bertelsmann Stiftung 2009).

В Малайзии мы видим работающую модель рыночной экономики, но вместе с тем и слабую институциональную базу, закладывающую условия для рыночной конкуренции. Если мы возьмем критерии Индекса трансформации и применим их к Малайзии, то обнаружим некоторые недостатки экономического развития и устойчивости этой страны.

В группу стран со слаборазвитой рыночной экономикой входят девять государств с низким уровнем доходов или доходами ниже среднего уровня (World Bank, 2009b). С точки зрения выбранного направления развития в данную группу входят страны, в которых за последние годы существенно снизились экономические показатели и темп экономических реформ (Таиланд). Сюда же относятся и некоторые государства с наиболее динамичной и инновационной экономикой (Китай, Вьетнам, Индия). В этих трех странах наблюдаются очень успешные процессы перехода от плановой экономики или смешанной экономики (Индия) к экономике рыночной. Для них характерны высокие темпы роста, высокий уровень инвестиций и инноваций (особенно в Китае), а также быстрое повышение уровня жизни широких слоев населения. В то же время в экономической системе указанных стран по-прежнему наблюдаются недостатки и видны уязвимые места, например: слабость финансового сектора, неадекватная легализация принципов рыночной конкуренции и недостаточный режим государственного регулирования (например, в области стандартов безопасности продукции, охраны окружающей среды и прав интеллектуальной собственности).

стр. 217

Таблица 2

Состояние трансформации: рыночная экономика

Таблица соответствует данным Индекса трансформации. Страны внесены в список согласно тем баллам, которыми оценено состояние их рыночной экономики. Стрелки указывают перемещение в более высокую или более низкую категорию в сравнении с Индексом трансформации-2008.

Углубление социального неравенства и региональных различий в странах региона может негативно повлиять на социальную стабильность в будущем, потому что ни социальная политика, ни режим социального благосостояния в этих государствах не в состоянии гарантировать в полной мере элементарную социальную защиту или поддерживать социальное согласие. Так, мы видим, что 37,8 процента китайского населения и 79,6 процента населения Индии живет в нищете, то есть менее чем на 2 доллара в день. Согласно подготовленному ООН Докладу о развитии, Китай, Вьетнам и Индия расположены во второй части Индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП) - соответственно на 94-м, 114-м и 132-м местах из ста семидесяти девяти возможных (ПРООН 2008).

В четвертую категорию вошли государства, для которых характерны плохо функционирующая рыночная экономика, низкие экономические показатели и уровень социально-экономического развития. Но и в данной группе стран мы наблюдаем многообразие тенденций развития. Так, Пакистан и Непал потерпели неудачу в деле преобразования своей экономики (в частности, из-за череды внутренних конфликтов), однако в Лаосе и Камбодже рыночные экономические преобразования все еще продвигаются. В Мьянме и КНДР правящие элиты не хотят принять согласованную стратегию, призванную создать эффективную и социально-ориентированную экономику на базе рыночных институтов.

В начале исследуемого периода большинство стран Восточной Азии показали высокие либо очень высокие темпы экономического роста, а также увеличили активное сальдо по счету текущих операций. Такая ситуация возникла благодаря положительной динамике мировой экономики, увеличению

стр. 218

потока прямых иностранных инвестиций и стабильным макроэкономическим условиям. В течение 2008 года в странах, которые ранее славились хорошими экономическими показателями (Китай, Индия, Сингапур, Вьетнам, Южная Корея), рост существенно замедлился.

Примечание: Данные по регионам представлены на Диаграмме 1.

Диаграмма 3. Экономические преобразования по регионам, 2010 год

Как и в предыдущие годы, при анализе проблем, связанных с экономическими преобразованиями в Азии и Океании, учитываются следующие критерии: уровень социально-экономического развития, уровень всеобщего благосостояния, гарантия равных возможностей и устойчивость экономической системы. И здесь мы наблюдаем значительные расхождения как между странами, так и внутри отдельных субрегионов. По всем критериям Индекса трансформации, оценивающим рыночные экономические преобразования, страны Северо-Восточной Азии получили самый высокий, а страны Южной Азии - самый низкий средний балл.

Если мы проследим взаимосвязь между видом режима и уровнем экономических преобразований, используя рыночные экономические критерии, то обнаружим, что рейтинг у демократических стран в среднем выше, чем у авторитарных. Лишь немногие режимы, использующие авторитарные методы

стр. 219

в экономике (Сингапур, Китай, Вьетнам и, в меньшей степени, Малайзия), вроде бы подтверждают тезис об успешном развитии авторитарных государств Азии. В то же время мы наблюдаем большие различия между демократическими странами данного региона. Наиболее существенные различия между демократическими и авторитарными странами мы видим в двух областях, требующих существенного регулирования: соблюдение прав собственности и формирование рынка. В среднем, рейтинг демократических стран превышает рейтинг авторитарных режимов на 2,3 пункта (по критерию прав собственности) и на 2,0 пункта (по критерию формирования рынка).

Управление трансформационными процессами

В целом оценка уровня управления трансформационными процессами в Азии и Океании немного снизилась по сравнению с показателями Индекса трансформации-2008 (средний показатель по региону уменьшился на 0,1 балла), даже несмотря на то, что согласно индексу управления две страны региона по-прежнему входят в десятку лучших.

Таблица 3

Качество управления трансформацией

Таблица соответствует данным Индекса трансформации. Страны внесены в список согласно полученным ими баллам по индексу управления. Стрелки указывают на перемещение в более высокую или более низкую категорию в сравнении с Индексом трансформации-2008.

На первый взгляд результаты, отражающие ход осуществления преобразований в 2010 году, весьма схожи с результатами, которые мы видели в предыдущем исследовании. Однако и здесь мы тоже наблюдаем существенные изменения в результатах, полученных по отдельным странам. Например, начиная с 2008 года рейтинг Пакистана, Непала, Филиппин и Афганистана по индексу управления снизился более чем на 0,5 пункта, а Северной Кореи и Таиланда - более чем на 0,25 пункта. В отличие от этих стран, качество управления, определяемого с помощью критериев Индекса трансформации, увеличилось у Бутана, Бангладеш и Индонезии более чем на 0,5 пункта, а у Папуа-Новой Гвинеи - на 0,44 пункта. Рейтинг остальных одиннадцати стран не изменился.

Важно отметить, что с помощью индекса трансформации измеряют качество осуществления преобразований в отдельных странах в соответствии с принципами рыночной экономики, а также одновременно в соответствии с прин-

стр. 220

ципами социальной справедливости и либеральной демократии, основанной на верховенстве закона и конституционной форме правления. Рейтинг таких стран, как Сингапур, Китай и Вьетнам, где руководство осуществляет стратегию преобразований, призванную сохранить существующий авторитарный порядок, опустился по некоторым критериям ниже рейтинга демократических государств, в которых результаты преобразований, осуществляемых национальной элитой, значительно хуже.

Указанные страны можно разделить на пять групп в зависимости от их рейтинга, отражающего характер управления трансформационными процессами (см. Таблицу 3). В самом верху списка расположены Южная Корея и Тайвань. Их рейтинг очень высок по всем четырем критериям управления: управленческий потенциал, эффективность использования ресурсов, достижение согласия и участие в международном сотрудничестве. Во вторую группу вошли пять государств, лидеры которых оказались менее удачливыми с точки зрения большинства критериев, оценивающих управление трансформационными процессами. Индия получила особенно низкую оценку за эффективность использования ресурсов и управленческий потенциал по сравнению с государствами, попавшими в первую группу. Сингапур показал очень хорошие результаты в плане достижения согласия, урегулирования конфликтов и с точки зрения международного сотрудничества. Из всех ста двадцати восьми государств, рассмотренных в Индексе трансформации-2010, Сингапур получил наивысшую оценку за эффективное использование ресурсов. Кроме того, в Индонезии и Бутане показатель результативности управления увеличился, особенно по следующим критериям: управленческий потенциал и эффективность использования ресурсов (Индонезия), а также достижение согласия (Бутан).

В третью группу входят шесть государств. В Китае и Вьетнаме осуществление экономических преобразований было соответственно хорошим и очень хорошим, а также носило очень прогрессивный характер, однако политическое руководство обеих стран застопорило процесс демократизации. По критерию "формирование согласия" Китай и Вьетнам обошли остальные автократические государства. Кроме того, обе страны продемонстрировали высокий уровень международного сотрудничества. Тем не менее Китай и Вьетнам показали скромные успехи в области эффективного использования ресурсов (главным образом, из-за коррупции) и управленческого потенциала (из-за авторитарного стиля управления).

С другой стороны, качество управления на Шри-Ланке и в Таиланде снизилось по сравнению с результатами двухлетней давности. В последние годы правительство президента Шри-Ланки Махинды Раджапакши делало ставку на использование военной силы для борьбы с повстанцами-тамилами, которые действуют в северной части острова, что привело к солидному росту военных расходов. В мае 2009 года правительство принудило "Тигров освобождения Тамил Илама" к капитуляции, однако гуманитарная цена принуждения к миру была высока. В результате оказалось крайне сложно достичь устойчивого политического баланса между различными слоями населения Шри-Ланки.

стр. 221

После официального восстановления демократической системы Таиланда руководству страны не удалось урегулировать острые политические и социальные конфликты, что и привело в 2006 году к государственному перевороту. Однако вслед за парламентскими выборами, состоявшимися в декабре 2007 года, вспыхнули беспорядки, после чего военным пришлось официально выйти из правительства. С 2007 года в стране наблюдалась быстрая смена шатких многопартийных коалиций под руководством Партии народной силы (ПНС), которой удалось запретить партию "Таи Рак Таи" свергнутого премьер-министра Таксина Чинавата. Сначала партией руководил премьер-министр Самак Сунтхаравет (январь - сентябрь 2008 года), затем - премьер-министр Сомчай Вонгсават (сентябрь - декабрь 2008 года), а с января 2009 года у руля встала бывшая ранее в оппозиции Демократическая партия, возглавляемая премьер-министром Апхиситом Ветчачивой.

Парламент Таиланда фактически подменили собой все более агрессивная уличная политика и народные протесты. Политическую систему страны парализовали акции так называемых желторубашечников из Народного альянса за демократию (НАД), которых поддерживают роялисты, и краснорубашечников из Демократического союза против диктатуры (ДСПД), контролируемых премьер-министром в изгнании Таксином Чинаватом.

Причина этой борьбы политических группировок за власть коренится в общем социальном неравенстве, которое вызвано неустойчивой моделью социально-экономического развития Таиланда. Среди сторонников НАД в основном представители среднего класса Бангкока, которые считают, что их политические и экономические права находятся под угрозой из-за требований сельского населения, проживающего на севере и северо-востоке Таиланда, провести экономическое перераспределение и повысить уровень своего участия в политической жизни. Бывший премьер-министр страны Таксин поставил эти требования в разряд политических целей (Croissant 2008). Понятно, что в таких условиях последовательно осуществлять какие-либо экономические преобразования невозможно.

Более успешными оказались политические преобразования в Папуа-Новой Гвинее и Бангладеш. Несмотря на серьезные недостатки в области эффективного использования ресурсов и управленческого потенциала, Временному правительству Бангладеш (ВПБ), возглавляемому бывшим председателем центрального банка страны Фахруддином Ахмедом, удалось провести ряд реформ, например в сфере борьбы с коррупцией. Временное правительство смогло также повысить координацию между различными министерствами и административными учреждениями. Оно также сдержало свое обещание восстановить парламентскую систему. И все же нам по-прежнему не ясно, смогут ли эти положительные сдвиги смягчить напряженность между соперничающими политическими группировками и умерить их политические требования. Первоначальные сигналы, полученные после победы на парламентских выборах 29 декабря 2008 года, в результате которых Шейх Хасина Вазед возглавила правительство, свидетельствуют о том, что политический процесс может опять свести на нет все достигнутые успехи, установив диктатуру.

стр. 222

В четвертую группу входят государства, в которых мы наблюдаем очень неважные результаты преобразований, - Лаос и Камбоджа. Кроме того, в эту группу вошли Непал, Филиппины, Афганистан и Пакистан, в которых качество управления за последние годы значительно снизилось. На Филиппинах усилия администрации президента Глории Арройо, направленные на укрепление власти, привели к увеличению политического влияния военных и спецслужб. Из-за длительного кризиса, который разъедал политическую систему страны на протяжении многих лет, оказалось практически невозможным разработать сколько-нибудь последовательную стратегию, призванную решать насущные социально-экономические и политические проблемы. Вместо этого правительство постепенно сдавало политические и экономические позиции в обмен на жизненно необходимую политическую поддержку со стороны основных политических и экономических сил и даже некоторых членов правительства.

За последнее время ухудшилось также и качество управления в Афганистане, Непале и Пакистане. Особенно ярким примером здесь является Пакистан. Кризис государственной состоятельности страны лишь усилился во время правления президента Асифа Али Зардари и премьер-министра Юсуфа Разы Гилани (оба - представители Народной партии Пакистана (НПП)). Правительство оказалось не в состоянии поставить под контроль спецслужбы и сферу безопасности, как не смогло оно предложить и эффективную стратегию по борьбе с политическим экстремизмом. По нашему мнению, угроза неминуемого краха государства или же возможность захвата власти в Пакистане талибами завышена. И все же несмотря на это у Пакистана отсутствует последовательная стратегия, направленная на проведение политических и экономических преобразований. В результате международные партнеры Пакистана все больше и больше теряют доверие к стране. То же самое, хотя и в более смягченных выражениях, можно сказать и о правительстве Карзая в Афганистане.

В Непале появляется все больше признаков того, что соглашение между политическими партиями, которые покончили с правлением короля в 2006 году, скорее всего потерпит фиаско из-за непримиримости интересов и целей сторон. Трехсторонняя коалиция, возглавляемая премьер-министром Прачандой (Объединенная коммунистическая партия Непала - ОКПН), рухнула в 2009 году, поскольку президент Баран Ядав (Непальский конгресс) отказался уволить главнокомандующего-роялиста по требованию премьер-министра.

Новый премьер-министр Непала Мадхав Кумар (Коммунистическая партия Непала (объединенная марксистско-ленинская) - КПН (ОМЛ)) возглавил коалиционное правительство, в которое вошли двадцать две партии. Маоистская Объединенная коммунистическая партия Непала, воевавшая против центрального правительства вплоть до окончания гражданской войны в 2006 году, бойкотирует конституционное собрание и более или менее открыто угрожает возобновить боевые действия. Возникший политический кризис не позволяет реализовывать так необходимые стране реформы. Кроме того, разнородный состав правительства, состоящего из двадцати двух партий, значительно сковывает его действия, мешая предпринимать шаги в политической сфере.

стр. 223

И наконец, в пятую и последнюю группу вошли КНДР и Мьянма. В обеих странах преобразования напрочь отсутствуют. Оба государства - яркие примеры того, как авторитарные руководители отстаивают свою политическую волю любыми средствами, не считаясь даже со значительными гуманитарными издержками. Правящие в Мьянме военные власти могут вполне рассчитывать на то, что их как политическую силу будут терпеть и в дальнейшем. Они также всегда могут рассчитывать и на получение экономической помощи от соседних государств - таких, как Китай и ряд других государств АСЕАН. Однако, в отличие от Мьянмы, КНДР все больше и больше становится в тягость даже для Китая.

Если мы сгруппируем режимы по критерию результативности управления, то сразу увидим, что в отличие от демократических стран у автократических систем способности проводить успешные преобразования более ограничены по причине более высокого уровня сложности самих этих систем.

Как можно видеть на Диаграмме 4, с точки зрения результативности управления наибольшее различие между демократическим и автократическим режимом прослеживается по двум критериям: по способности добиваться общественного согласия и управленческому потенциалу. В то же время разница между этими видами режимов окажется не столь велика, если мы возьмем такие критерии, как эффективное использование ресурсов и международное сотрудничество. В данном случае небольшой разрыв отчасти объясняется сравнительно хорошей репутацией авторитарных систем - таких, как Сингапур, Вьетнам и Китай, по сравнению со слабыми демократиями. И демократические, и авторитарные режимы получили самый высокий рейтинг по критерию международного сотрудничества.

Примечание: Афганистан не включен в таблицу.

Диаграмма 4. Критерии осуществления преобразований по разным видам режима (выборка N = 20 государств)

Для большинства правительств региона (за исключением КНДР) членство в региональных организациях - важный фактор, помогающий осуществлять преобразования. К этим организациям относятся: Ассоциация государств Юго-Восточной Азии, Южно-Азиатская ассоциация регионального сотрудничества (СААРК), Комиссия по реке Меконг (включая партнеров по диалогу - Китай

стр. 224

Диаграмма 5. Критерии управления по субрегионам (выборка N = 20 государств)

и Мьянму), Чиангмайская инициатива, Шанхайская организация сотрудничества и Организация Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Такая региональная кооперация может оказать содействие при осуществлении координации национальных программ, направленных на преодоление экономического кризиса.

Из Диаграммы 5 следует, что если судить по таким критериям, как достижение согласия, эффективное управление ресурсами и управленческий потенциал, то окажется, что рейтинг Северо-Восточной Азии значительно выше рейтинга других субрегионов.

Выводы

За последние два года в некоторых странах Азии и Океании продолжалось построение рыночных отношений и демократии. Однако в большинстве случаев результаты преобразований были весьма скромными, а скорость - невелика. Действительно, во многих странах качество демократии все еще довольно низкое. Почти в половине государств региона сохранилось авторитарное правление. Как и в предыдущем издании Индекса трансформации, все страны Азии и Океании сгруппированы по следующим типам: страны со стабильной и успешной демократией (Южная Корея, Тайвань, Индия), страны с экономически успешными автократическими режимами (особенно Китай, Сингапур и Вьетнам) и страны, в которых существуют более или менее хрупкие политические системы, стоящие на разных (в целом невысоких) ступенях демократических преобразований.

Несмотря на тот факт, что политическое руководство большинства государств региона проводит рыночные реформы, результаты преобразований все же носят неоднозначный характер. Индия и ключевые государства Восточной Азии, в которых произошло так называемое экономическое чудо, продолжают

стр. 225

идти по пути преобразований (World Bank 1993). С другой стороны, ряду стран Южной и Юго-Восточной Азии пока не удалось столь же динамично продолжить развитие и модернизацию.

И тому существует множество причин. Так, некоторые государства региона сталкиваются с неблагоприятными структурными условиями и геополитическими факторами (Афганистан, Пакистан). Однако подчас более значительную роль играет низкое качество преобразований, осуществляемых политическим руководством. И здесь ярким примером являются Мьянма и КНДР, такое же положение в последние годы имело место в Таиланде и на Филиппинах. В Непале, Папуа-Новой Гвинее, Камбодже и Бангладеш мы видим, что базовые условия и нежелание политических деятелей проводить реформы отрицательно сказались на процессе преобразований. С другой стороны, на примере Индонезии видно, что политическое руководство тоже способно внести свой позитивный вклад в развитие демократии (и рыночной экономики), несмотря на сложные базовые условия.

За последние десять лет (а этот временной интервал совпадает с периодом, охваченным Индексами трансформации с 2003 по 2010 годы) мы видим, что экономические условия в Азии сначала были благоприятными. Ситуация изменилась во время мирового экономического кризиса, в результате которого развитым и развивающимся странам Азии пришлось столкнуться с огромными

стр. 226

трудностями. И уже в 2008 году большинство из двадцати одного государства региона почувствовали резкое замедление темпов экономического роста. Международные организации - такие, как Азиатский банк развития, прогнозируют в 2009 году еще большее замедление темпов роста.

В отличие от азиатского финансового кризиса 1997 года, причины нынешнего мирового кризиса кроются не в структурной слабости финансовой или валютной систем некоторых государств Южной и Юго-Восточной Азии. На этот раз азиатские страны не по своей вине оказались втянуты в кризис. Оказалось, что, в отличие от 1997 года, нынешняя банковская система азиатских стран сохраняет относительную устойчивость к мировому кризису. Так, в конце 1990-х годов значительный экономический подъем и устойчивый спрос, которые наблюдались в трех ведущих экономических центрах мира (в США, ЕС и Японии), позволили азиатским странам, пострадавшим от экономического кризиса, быстро восстановиться. Однако во время нынешнего кризиса все происходит по-другому, поскольку в экономике основных потребителей азиатского экспорта наблюдается глубокий спад.

В результате мировой кризис существенно повлиял на экспортно-ориентированные государства Юго-Восточной и Северо-Восточной Азии: начиная с четвертого квартала 2008 года в двух указанных регионах произошло снижение объемов экспорта соответственно на 10 и 30 процентов. Даже несмотря на достаточно высокие темпы роста Китая, средние темпы роста Северо-Восточной Азии снизилась с 10,4 процента в 2007 году до 6,6 процента в 2008 году. В Южной Азии экономический рост снизился с 6,4 процента в 2007 году до 4,3 процента в 2008 году. Предварительный прогноз на 2009 год говорит о снижении экономического роста до величины, не превышающей 1 процента (ADB 2009b).

Пока меньше всех пострадали от кризиса Южная Азия и Океания. Поскольку страны этих регионов в меньшей степени зависят от экспорта, нынешнее и прогнозируемое замедление темпов экономического роста будет не столь уж серьезным. И все же государствам региона не удастся защитить себя от неблагоприятного воздействия, оказанного кризисом; они потеряют доход, который без содействия извне получить не способны. К тому же у этих стран возникнут проблемы при получении доступа к международной помощи, от которой зачастую полностью зависит их существование.

Кроме того, появилась еще одна проблема. По мере того как мировой кризис сокращает спрос на дешевую рабочую силу в странах Персидского залива и некоторых азиатских индустриально развитых государствах, экономика некоторых стран Южной Азии и Океании начинает испытывать дополнительные трудности из-за того, что Непал, Пакистан, Бангладеш, Вьетнам и Филиппины (а также Индия и Китай) являются одними из основных получателей иностранной валюты, которую трудящиеся-мигранты, выходцы из этих стран, переводят обратно на родину. По оценке Всемирного банка, поток этих переводов будет иссякать, и в 2009 году его величина окажется где-то

стр. 227

в интервале между 4 и 9 процентами (ADB 2009b). Для таких государств, как Непал и Филиппины, в которых сумма денежных переводов от рабочих-мигрантов составляет более 10 процентов ВВП, социальные последствия могут оказаться очень серьезными.

Еще одна проблема, с которой столкнутся экономики азиатских государств, - получение необходимого объема инвестиций и финансовых ресурсов при одновременно растущем дефиците ссудного капитала на международном рынке. С этой точки зрения скорее всего все государства Восточной Азии и меньшая часть государств Юго-Восточной Азии, у которых имеются большие возможности для мобилизации внутренних сбережений и существенные валютные резервы, получат преимущество по сравнению с теми странами, у которых есть всего лишь высокий внешний долг.

Поскольку у "реальной экономики" азиатских государств разная способность противостоять воздействию мирового экономического кризиса, то социальные и политические последствия также будут разными. Скажем, Южная Корея и Тайвань, в которых мы можем видеть устоявшиеся и официально признанные демократические институты, а также систему социального обеспечения, более развитую, чем в других странах региона, смогут преодолеть последствия кризиса достаточно быстро и без негативных социально-политических последствий.

Гораздо худшее положение мы наблюдаем в большинстве слабых, дефектных демократий, совершенных и умеренных автократий. В этих странах политический строй не опирается на согласие широких социальных слоев, а глубокие социальные различия и раскол общества, сопровождающийся конфликтами, уже привели к политической нестабильности. И это произошло в экономически более благоприятных условиях. У таких государств отсутствуют социальные ресурсы и институты, которые бы смягчили социальную напряженность, возникшую в результате экономического спада.

Сложно сказать, что предпримут Китай и Вьетнам (а их действия не поддаются прогнозу) на фоне общей реакции азиатских стран на мировой экономический кризис. Пока что Китай выглядит совсем даже неплохо и вполне может выйти из кризиса еще более сильным. Однако окажутся ли структуры, созданные за последние годы и десятилетия, надежными и долговечными? Блестящие результаты, достигнутые китайским руководством в ходе преобразований за несколько последних лет, еще не дают нам основания говорить о том, что политическое руководство Китая способно противодействовать потенциально негативным политическим и социальным последствиям, которые возникнут во время экономического кризиса.

Итак, для того чтобы понять, как будет развиваться Азия на пути построения демократии и рыночной экономики, нам необходимо ответить на главный вопрос: смогут ли автократические государства Азии и в какой мере сохранить в ближайшие годы свои экономические достижения в условиях кризиса?


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/Азия-и-Океания

Similar publications: LKazakhstan LWorld Y G


Publisher:

Alibek KasymovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Alibek

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

АУРЕЛ КРУАССАН, Азия и Океания // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 24.06.2024. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/Азия-и-Океания (date of access: 25.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - АУРЕЛ КРУАССАН:

АУРЕЛ КРУАССАН → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ON THE OCCASION OF THE 80TH ANNIVERSARY OF SERGEI KONSTANTINOVICH ROSHCHIN
5 days ago · From Alibek Kasymov
И. Д. ЗВЯГЕЛЬСКАЯ. СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ
5 days ago · From Alibek Kasymov
НОВАЯ МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ РОСПИСИ И СРЕДНЕВЕКОВЫХ АРАБСКИХ ТЕКСТОВ, СОДЕРЖАЩИХ ХАДИСЫ
5 days ago · From Alibek Kasymov
ТУРКОЛОГИЧЕСКИЕ И ОСМАНИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ. ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ ВОЛГО-УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА XVI-XIX ВЕКОВ ИЗ ДРЕВЛЕХРАНИЛИЩ ТУРЦИИ
7 days ago · From Alibek Kasymov
ПОЛИТИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ (XIII-XV BB.)
7 days ago · From Alibek Kasymov
ОБРАЗ ЭСЭГЭ МАЛАН ТЭНГРИ В КОНТЕКСТЕ РЕЛИГИОЗНО-МИФОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ БУРЯТ
7 days ago · From Alibek Kasymov
К. К. СУЛТАНОВ. ОТ ДОМА К МИРУ. ЭТНОНАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В ЛИТЕРАТУРЕ И МЕЖКУЛЬТУРНЫЙ ДИАЛОГ
8 days ago · From Alibek Kasymov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.KZ - Digital Library of Kazakhstan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

Азия и Океания
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: KZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Kazakhstan ® All rights reserved.
2017-2024, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android