Libmonster ID: KZ-2411
Author(s) of the publication: В. Я. ПОРТЯКОВ

Политическая жизнь Китайской Народной Республики последнего десятилетия неразрывно связана с именем Цзян Цзэминя. Заняв пост Генерального секретаря Центрального комитета Коммунистической партии Китая в июне 1989 г., Цзян Цзэминь вскоре получил в свои руки высшие военные посты (в ноябре 1989 г. - Председателя Центрального военного совета КПК и в марте 1990 г. - Председателя Центрального военного совета КНР), а после избрания в марте 1993 г. Председателем КНР стал и официальным главой государства. Однако лишь после кончины в феврале 1997 г. неформального лидера страны Дэн Сяопина Цзян Цзэминь обрел возможность окончательно выйти из тени "архитектора китайских реформ" и полноправно претендовать на роль "ядра третьего поколения руководителей КНР" (по официально принятой в КНР версии, первое поколение лидеров страны возглавлял Мао Цзэдун, второе - Дэн Сяопин). Вполне закономерно, что с 1997 г. решение стоящих перед Китаем внутренних и внешних задач стало тесно увязываться с деятельностью Цзян Цзэминя, активно стремившегося зарекомендовать себя ведущим идеологом и теоретиком партии, инициатором адекватной современным требованиям стратегии возрождения Китая и влиятельной международной фигурой. Желание Цзяна побыстрее оставить след в истории подогревалось и самой по себе ограниченностью отпущенного ему срока лидерства. В стране и в мире утвердилось общее мнение, что в недалеком будущем на смену третьему поколению руководителей КНР должно придти четвертое во главе с Ху Цзиньтао, который будто бы был рекомендован на выполнение данной миссии еще Дэн Сяопином и его соратниками. Это мнение окончательно укрепилось после того, как Ху Цзиньтао, с 1992 г. входивший в высшую партийную элиту в качестве члена Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, занял в конце 1999 г. посты в партийном и государственном центральных военных советах (фактически это один орган с "двумя вывесками"). На 16-м съезде КПК (ноябрь 2002 г.) состоялась официальная передача Цзян Цзэминем Ху Цзиньтао высшей партийной, а на 1-й сессии Всекитайского собрания народных представителей 10-го созыва (март 2003 г.)-высшей государственной власти. В целом можно констатировать, что последние несколько лет, волею случая совпавшие с рубежом XX и XXI столетий, явились для КНР своеобразным переходным периодом, на протяжении которого шел процесс подготовки и осуществления передачи власти от одной группы лидеров страны другой. Это качественное своеобразие проявилось во многих конкретных аспектах политической жизни Китая в данный период, в том числе в выдвижении Цзян Цзэминем теоретических новаций в области партийного строительства, форсировании вступления КНР во Всемирную торговую организацию, усилении акцента на обеспечение социальной стабильности в стране, в специфике первых политических акций нового партийно-государственного руководства страны и т.п.

стр. 96


Анализу основных особенностей политической жизни КНР в этот своеобразный переходный период и посвящена данная публикация.

Одним из первых крупных событий внутриполитической жизни КНР в "постдэновский период" стал 15-й съезд КПК (12 - 18 сентября 1997 г.). Съезд сыграл важную роль в закреплении лидерства Цзян Цзэминя в партии и государстве и в формировании собственного политического стиля Цзяна, характеризующегося умелым сочетанием приверженности партийным традициям с дозированным новаторством, призванным показать готовность и способность КПК и ее руководства адекватно реагировать на вызовы времени. В отчетном докладе съезду, весьма символично озаглавленном "Высоко держа великое знамя теории Дэн Сяопина, всесторонне продвигать в XXI веке дело строительства социализма с китайской спецификой", акцент был сделан на верности КПК политическому курсу Дэн Сяопина. Положение о руководящем значении теории Дэн Сяопина для деятельности КПК было внесено в устав партии. Опора в идейно- теоретическом плане на идеи Дэн Сяопина была для Цзян Цзэминя далеко не случайной. Во-первых, тем самым он сделал недвусмысленную заявку на продолжение политики модернизации, реформ и открытости страны, на руководство общим процессом "возрождения Китая" в новых исторических условиях. Кроме того, лишний раз подкреплялось политическое лидерство Цзян Цзэминя, ставшего в июне 1989 г. Генеральным секретарем ЦК КПК по предложению именно Дэн Сяопина. Наконец, имел место и дальний прицел: коль скоро теория Дэн Сяопина явилась результатом существенного развития, а подчас и серьезной корректировки идей предшествовавшего ему в качестве лидера страны Мао Цзэдуна, то ее включение в Устав КПК создавало прецедент, открывая потенциальную возможность для нового последующего расширения формулировки об идейно-теоретических основах деятельности партии.

Уже на этом съезде Цзян Цзэминь продемонстрировал новаторский подход к трактовке ведущей роли общественной собственности. Было заявлено о необходимости активно использовать плюральные формы реализации общественной собственности с тем, чтобы максимально ускорить развитие производительных сил. Провозглашенный Цзян Цзэминем курс на реструктуризацию госсектора означал активное акционирование большинства крупных государственных предприятий и передачу мелких госпредприятий в частные руки через механизмы подряда, аренды и даже прямой продажи [ XVВсекитайский съезд КПК..., с. 27 - 31].

Еще одним важным новшеством стало заявление Цзян Цзэминя о необходимости управлять страной на основе закона и создавать "правовое социалистическое государство". По сути дела, тогда же был сформулирован и основополагающий подход Цзяна к реформе политической системы. Ее целью было объявлено повышение жизнеспособности партии и государства, выявление преимуществ социалистического строя, обеспечение единства страны и стабильности общества. Ведущие направления политической реформы виделись в совершенствовании института собраний народных представителей и деятельности Народного политического консультативного совета Китая, объединяющего созданные еще до образования КНР небольшие демократические партии и беспартийных деятелей, а также Всекитайскую федерацию промышленников и торговцев. Подчеркивалось, что совершенствование политической системы страны должно идти постепенно и под руководством КПК [ XV Всекитайский съезд КПК..., с. 35 - 39].

Следующее концептуальное выступление Цзян Цзэминя по общим проблемам развития страны 18 декабря 1998 г. было приурочено к двадцатилетию 3-го Пленума ЦК КПК 11-го созыва (декабрь 1978 г.), давшего старт китайской политике реформ и открытости. Оно примечательно включением в перечень основных исторических

стр. 97


уроков начатых 20 лет назад реформ положений о приоритетном характере задачи развития производительных сил и о реализации и защите интересов "самых широких народных масс" как отправном пункте дела экономических реформ и строительства [Жэньминь жибао, 19.12.1998]. А празднование 50-летия образования КНР (1 октября 1999 г.) было активно использовано для закрепления статуса Цзян Цзэминя как признанного лидера третьего поколения руководителей страны. Символом передачи властной эстафеты стала демонстрация в ходе праздничных шествий в Пекине трех одинаковых по величине огромных портретов Мао Цзэдуна, Дэн Сяопина и Цзян Цзэминя. Если первый из них, согласно разъяснению китайской пропаганды, дал китайскому народу возможность "подняться", второй обеспечил людям зажиточность, то Цзян Цзэминь торит путь к грядущему "взлету китайской нации".

Несомненно, росту в этот период реального авторитета Цзян Цзэминя в стране и за рубежом способствовали такие события, как эффективные действия китайского руководства в условиях азиатского финансового кризиса 1997 - 1998 гг., умелая борьба с одним из крупнейших в истории страны наводнений на реке Янцзы летом 1998 г., обошедшееся без серьезных эксцессов лишение армии права заниматься хозяйственной деятельностью, дозированная, но достаточно жесткая реакция Пекина на бомбардировку самолетами США посольства КНР в Белграде в мае 1999 г., возвращение под суверенитет КНР Аомэня (Макао) после четырех с лишним столетий португальского владычества (декабрь 1999 г.), завершение переговоров с США об условиях вступления КНР в ВТО.

В то же время достижения Цзян Цзэминя на ниве теории все еще оставались скромными. Попытка исправить положение с помощью оживления в 1999 г. внутрипартийной кампании "трех акцентов" (в другой трактовке "трех собеседований") - на политику, на образование, на правильный стиль работы - ситуацию здесь явно не переломила. Между тем ряд новых явлений и процессов во внутренней жизни Китая не только требовал оперативного вмешательства властей, но и настоятельно нуждался в глубоком теоретическом осмыслении.

Прежде всего с нарастанием финансовых трудностей на государственных предприятиях стало быстро увеличиваться число лиц, "высвобожденных из производства" ("сяган"). Суммарно за период 1997 - 1999 гг. оно составляло 19 млн. человек. Сложности с трудоустройством (новую работу быстро смогла найти только половина работников данной категории), неудовлетворенность размерами выходных пособий или ежемесячных выплат повлекли заметный рост недовольства политикой руководства страны, усиление левых и протестных настроений в рабочей среде, формально продолжавшейся считаться опорой правящей компартии.

Проявившаяся в условиях перепроизводства основных видов сельхозпродукции, в том числе зерна, тенденция к снижению рыночных цен на зерно существенно замедлила общий рост доходов крестьян, ускорила формирование армии сельских мигрантов в городах с крайне низким социальным и правовым статусом. Напротив, все более очевидными становились симпатии власти к научной и технической интеллигенции, коль скоро именно с нею связывалась возможность реализации декларированной Цзян Цзэминем стратегии возрождения страны в опоре на образование и науку и освоение все новых ниш высокотехнологичных изделий на мировом рынке.

Косвенным признаком ослабления связей КПК с широкими массами и ее влияния на народ стала история с сектой "Фалуньгун". Созданная в 1992 г. неким Ли Хунчжи, перебравшимся в США, секта, используя тягу населения Китая к оздоровительной гимнастике "цигун" и маскируясь под официально разрешенные религии - буддизм и даосизм, выросла к 1999 г. в разветвленную организацию с 2 млн. активных членов, среди которых оказалось немало ветеранов КПК. 25 апреля 1999 г. фалуньгуновцы провели массовую сидячую забастовку у правительственной резиденции Чжуннань-

стр. 98


хай в Пекине. И хотя секта - в числе других "еретических культов" - была в октябре 1999 г. запрещена Постоянным комитетом ВСНП, деятельность ее приверженцев прекратилась далеко не полностью. Сам же по себе факт открытого вызова части членов общества руководству страны не мог не настораживать.

В Пекине, похоже, осознали, что формально благоприятными показателями численности и структуры правящей компартии далее удовлетворяться нельзя (на конец 2000 г. в КПК состояло 64.51 млн. человек - 5.2% населения КНР, из них 31.66 млн. составляли рабочие и крестьяне, 5.92 млн. - кадровые работники и 6.18 млн. - управленческий персонал предприятий и организаций). Все более настоятельной становилась объективная задача неформального подтверждения в новых исторических условиях легитимности КПК, ее способности на деле выражать интересы народа и обеспечивать достижение важнейших общенациональных целей- модернизации, воссоединения с Тайванем, международной безопасности страны. А это требовало определенного обновления идейно-теоретического багажа и стиля деятельности КПК, поиска адекватных требованиям времени новых форм реализации функций правящей партии и модификации ее социальной базы. Период 2000 - 2001 гг. ознаменовался расширением теоретических поисков и первыми практическими шагами на этом направлении.

Заслуживают упоминания достаточно откровенный, по пекинским меркам, анализ социальных противоречий современного китайского общества, проделанный под эгидой Орготдела ЦК КПК [2000 - 2001 Чжунго дяоча баогао...], предложения об изменении методов реализации правящей роли компартии в Китае и о четком разграничении прав и компетенции партийных и административных органов [ Ляован, 25.06.2001], широкое изучение теории и практики мировой социал-демократии, призывы отдельных ученых разрешить внутрипартийные фракции и трансформировать КПК из классовой партии в партию всего народа [ Чжунго гоцин голи, с. 43 - 45].

Общий "обновленческий алгоритм" задавал сам Цзян Цзэминь, причем сразу по нескольким направлениям. В феврале 2000 г. в ходе инспекционной поездки в провинцию Гуандун он впервые выдвинул положение о компартии Китая как представителе передовых производительных сил, передовой культуры и коренных интересов народа страны. В том же году Цзян Цзэминь заявил о необходимости всестороннего осмысления истории развития социализма и капитализма, а также изменений, происшедших в Китае под воздействием политики реформ и открытости и процесса мировой экономической глобализации. В начале 2001 г. на совещании заведующих региональными отделами пропаганды Цзян призвал партию претворять в жизнь "дух неустанной борьбы за осуществление социалистической модернизации". В развернутом виде новая установка ориентировала членов партии на то, чтобы "раскрепощать сознание и действовать в соответствии с реальными факторами; идти в ногу со временем и смело обновляться; невзирая на трудности, неуклонно идти вперед; упорно борясь, добиваться эффективности в делах; не гоняясь за почестями, бескорыстно служить". Многоаспектная формула, вошедшая в политический обиход как "положение о пяти духах", по сути дела, определила методологию подхода КПК к решению стоящих перед ней на современном этапе масштабных задач, а именно - действовать, соединяя дух лучших традиций партии и нации с диктуемым требованиями эпохи духом обновления и новаторства. В пропаганде традиционализм был подчеркнут параллелями с известной стихотворной строкой Мао Цзэдуна "в мире нет трудных дел для тех, кто взять вершины дерзает", а новаторство - особым акцентом на необходимость нового "раскрепощения сознания" (с этим лозунгом в Китае устойчиво ассоциируется начало дэнсяопиновских реформ).

Среди теоретических новаций Цзян Цзэминя этого периода весьма широкий общественный резонанс вызвал призыв "идти в ногу со временем". Вскоре он стал составной частью триединой формулы, характеризующей общий политический курс

стр. 99


КПК на современном этапе: "действовать в соответствии с реальными фактами, раскрепощать сознание, идти в ногу со временем". Символическое звучание этой триады для каждого грамотного китайца было очевидным: первая часть лозунга принадлежит Мао Цзэдуну, вторая - Дэн Сяопину, третья - стремившемуся встать вровень с ними Цзян Цзэминю.

Однако центральное место в доказательстве способности КПК к обновлению своей идейно-теоретической платформы и обосновании ее "законного права" сохранить за собой руководящую роль в стране на обозримую перспективу заняло положение о роли компартии в китайском обществе как представителя передовых производительных сил, передовой культуры и коренных интересов народа.

Детализации формулы "тройного представительства", показу ее "органической связи" с марксизмом, идеями Мао Цзэдуна и теорией Дэн Сяопина и одновременно новаторского характера была посвящена речь Цзян Цзэминя по случаю 80-летия КПК (1 июля 2001 г.) [Цзян Цзэминь, 2001].

Особый акцент генсек сделал на приверженности партии развитию производительных сил и наращиванию совокупной мощи государства "в целях улучшения жизни народа". Такой отправной подход позволил вполне логично обосновать необходимость расширения ее социальной базы. Как подчеркнул Цзян Цзэминь, КПК, оставаясь авангардом рабочего класса, одновременно представляет интересы и новых слоев китайского общества, вносящих вклад в развитие производительных сил. Косвенно возражая левакам, утверждавшим, что в ряды компартии уже проникла "новая буржуазия", сформировавшаяся в период реформ, Цзян Цзэминь специально подчеркнул, что размер личного имущества "нельзя упрощенно рассматривать в качестве критерия политической сознательности людей" - здесь надо судить по их вкладу в строительство социализма с китайской спецификой. В практическом плане это заявление означало согласие на членство в партии лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью (к началу 2002 г. в КПК насчитывалось 113 тыс. предпринимателей, однако 90% из них вступили в партию до того, как занялись бизнесом).

Напомнив о верности партии "великому идеалу коммунизма", Цзян Цзэминь одновременно призвал избегать фантазерства и констатировал, что на начальной стадии социализма, где еще долго будет находиться Китай, непосредственной практической задачей является совершенствование "системы социалистической рыночной экономики" и системы "совместного развития различных секторов народного хозяйства при ведущем месте общественной собственности". Тем самым была подтверждена неизменность политики рыночных реформ и внешнеэкономической открытости и курса на стратегическую реструктуризацию госсектора.

Декларировав приверженность КПК совершенствованию внутрипартийной демократии, улучшению стиля работы, искоренению коррупции, Цзян Цзэминь в то же время потребовал "решительно противостоять" влиянию западных моделей политической системы и разделения властей.

Сразу же после завершения юбилейных торжеств в Китае была развернута широкая пропаганда речи Цзян Цзэминя как "программы дальнейшего строительства социализма с китайской спецификой в новых исторических условиях". Особое место отводилось положению о "тройном представительстве" КПК, которое, как декларировалось, "прочно вошло в теоретическую сокровищницу партии и китайского народа". (В августе был издан сборник выступлений Цзян Цзэминя по проблеме "тройного представительства".) Основные положения юбилейной речи Цзян Цзэминя достаточно прозрачно подавались в пропаганде как прообраз политической платформы предстоявшего 16-го съезда КПК.

Вскоре, однако, выяснилось, что не все в Китае сугубо позитивно восприняли юбилейную речь Цзян Цзэминя. Сторонники ортодоксальных взглядов на социализм

стр. 100


выступили против самого существа предложенных новаций. На недопустимость приема в КПК частников последовательно указывал, например, журнал "Чжэнли дэ чжуйцю" ("В поисках правды"), прекративший существование вскоре после юбилея КПК - формально вследствие лишения финансирования. А часть влиятельных ветеранов КПК, похоже, не устроили слишком уж очевидные притязания Цзян Цзэминя на включение его теоретических новаций в программно-уставные документы партии.

Ситуацию отчасти сбалансировал 6-й пленум ЦК КПК 15-го созыва (24 - 26 сентября 2001 г.). С одной стороны, пленум официально одобрил юбилейную речь Цзян Цзэминя, оцененную как "программный документ марксизма". Была подчеркнута необходимость сплочения партии вокруг ЦК КПК с Цзян Цзэминем в качестве "ядра". Особый акцент был сделан на соблюдении в партии "политической дисциплины", подчинение всей партии решениям ее Центрального комитета. Впервые за период пребывания Цзян Цзэминя на посту генсека главной задачей в идеологической сфере была названа борьба с левачеством, выражающемся на современном этапе в "застывшем мышлении и отождествлении политики реформ и открытости с заимствованием и поощрением капитализма".

Вместе с тем в принятом пленумом решении "Об усилении и улучшении строительства партийного стиля" была отдана заметная дань традиционным ценностям КПК, что нашло концентрированное выражение в обобщающей формуле "восьми "за" и восьми "против"". "За" означает необходимость отстаивать раскрепощение сознания, связь теории с практикой и связь партии с массами, следовать принципу демократического централизма, укреплять партийную дисциплину, формировать честные и неподкупные руководящие структуры, придерживаться духа упорной и самоотверженной борьбы, внедрять принцип выдвижения кадров в соответствии с их заслугами. Соответственно, "против" подразумевает отказ от бесконечного цепляния за устаревшие догмы, от книгопоклонства и механического заимствования чужого опыта, борьбу с формализмом и бюрократизмом, самоуправством и расхлябанностью, либерализмом, корыстолюбием, гедонизмом и неверным стилем решения кадровых вопросов (в китайском оригинале задачи борьбы "за" и "против" сформулированы попарно, например, "крепить связь с массами, бороться с формализмом и бюрократизмом" и т.д.).

Сочетанием осторожного новаторства и приверженности базовым традициям страны оказалась проникнута и обнародованная от имени ЦК КПК 25 октября 2001 г. "Программа строительства гражданской морали". В ней поставлены задачи как сохранения лучших морально-этических норм, восходящих к тысячелетним традициям китайского народа и периоду революционной борьбы, так и заимствования наиболее достойного из передовой культуры и нравственно-этического багажа других государств мира. Традиционные атрибуты "социалистической морали" (коллективизм, любовь к Родине, к народу, к труду, к социализму) были дополнены такими рыночными ценностными ориентирами, как дух новаторства, настрой на конкуренцию и эффективность, следование принципам демократии и законности. В концентрированном виде программа была сведена в формулу "20 иероглифов" - "Любовь к Родине и соблюдение закона, культурное поведение и искренность, сплоченность и доброжелательность, трудолюбие и неуклонное стремление вперед, профессионализм и воздание по заслугам".

Заслуживает упоминания то обстоятельство, что после проведения 6-го пленума ЦК КПК 15-го созыва "раскрутка" юбилейной речи Цзян Цзэминя была примерно на два месяца заметно приглушена, а доминирующее место в идеологической сфере заняла пропаганда наиболее близких к традиционным аспектов совершенствования партийного стиля и прежде всего необходимости углубления "кровной связи" КПК с

стр. 101


народными массами. Не вполне ясно, было ли это сделано самим Цзян Цзэминем из тактических соображений - чтобы, так сказать, дать "остыть" оппонентам, - или же явилось следствием реального стремления достаточно влиятельных сил в целом сменить акценты партийной политики. Однако факт остается фактом: только после публикации в конце ноября 2001 г. сборника выступлений Цзян Цзэминя "О партийном строительстве", охватывающего период 1989 - 2001 гг., широкая пропаганда первоиюльской речи и ее основных положений возобновилась в полном масштабе, правда, чаще всего в "тандеме" с решениями пленума. Судя по всему, данный сборник был призван продемонстрировать неизменную приверженность Цзяна базовым ценностям партии и обоснованность его притязаний на творческое развитие теории марксизма. Симптоматично, что пропагандистская литература, посвященная изучению сборника "О партийном строительстве", как правило, открывалась пространным изложением "вклада Цзян Цзэминя в развитие и обогащение марксистской теории партийного строительства".

Однако в период 2000 - 2001 гг. на позитивный имидж Китая и его руководства работали не только партийно-пропагандистские мероприятия, но и - в решающей степени - реальные успехи страны в экономике, социальной сфере и на международной арене. Удалось выполнить рассчитанную на 1998 - 2000 гг. задачу улучшения финансовой ситуации в госсекторе: доля прибыльно работающих крупных и средних госпредприятий за этот период возросла с 40% до 70%. Был разработан и принят план социально- экономического развития Китая на 10-ю пятилетку (2001 - 2005 гг.), предусматривающий 7-процентный среднегодовой прирост ВВП и глубокую структурную перестройку народного хозяйства. Официальное вступление страны в ВТО (11 декабря 2001 г.) стало новым фактором углубления рыночных реформ и взаимодействия КНР с мировым хозяйством.

Укреплению международных позиций и росту престижа Китая способствовали такие события 2001 г., как проведение в Шанхае саммита глав государств организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, завоевание Пекином права на проведение летней Олимпиады 2008 г., первый в истории выход китайской сборной по футболу в финал чемпионата мира.

В то же время после терактов в США 11 сентября 2001 г. китайское руководство усилило борьбу с потенциальной опасностью национального сепаратизма, религиозного экстремизма и терроризма, прежде всего в районах проживания национальных меньшинств. Повышенное внимание уделялось Тибету, как в связи с отмечавшимся в 2001 г. 50-летием его "мирного освобождения", так и по причине резкого усиления геополитического значения региона Центральной Азии.

В контексте оживления исламского фундаментализма в новом ключе стала интерпретироваться ситуация в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Пекин объявил сторонников создания так называемого Восточного Туркестана составной частью международного терроризма и религиозного экстремизма и в известной степени облегчил себе задачи борьбы с уйгурским национализмом. Параллельно в Уголовный кодекс КНР были внесены поправки, ужесточающие наказания за преступления, квалифицируемые как терроризм, сепаратизм и религиозный экстремизм.

Для уточнения официальной политики в отношении религии в декабре 2001 г. было проведено всекитайское совещание по религиозной работе с участием высшего руководства, представителей регионов и армейских кругов - первое мероприятие такого рода с 1990 г. Пекин четко дал понять, что хотел бы видеть в верующих всех официально разрешенных конфессий (буддизм, даосизм, ислам, католичество, протестантство) влиятельную патриотическую силу, не покушающуюся, однако, на исполнение прерогатив государства, особенно в сфере образования и правосудия. Особо был выделен принцип "независимого, самостоятельного ведения дел" религиоз-

стр. 102


ными кругами Китая, недопустимость здесь какого-либо вмешательства внешних сил. Это объяснялось как использованием в прошлом религиозных проблем для империалистического закабаления Китая, так и "выбором в пользу самостоятельности, уже сделанном верующими массами страны" (намек предназначался прежде всего Ватикану, но мог быть адресован и любым другим внешним клерикальным кругам в случае их чрезмерной ретивости по усилению своего присутствия в КНР).

Перед лицом серьезных социальных проблем (низкие доходы значительной части населения, высокий уровень безработицы, распространение организованной преступности, массовые экономические правонарушения и т.п.) Пекин оказался вынужден уделять особое внимание поддержанию приемлемого уровня общественной стабильности. Важное значение в этом плане имело успешное завершение программы борьбы с сельской бедностью на 1993 - 2000 гг.. Благодаря ей численность крестьян, находящихся за официальной чертой бедности, сократилась с 80 до 30 млн. человек (правда, сама эта черта - ныне порядка 640 юаней дохода на человека в год - вчетверо ниже международно признанного критерия бедности в один доллар на человека в день). Была принята новая аналогичная программа на период до 2010 г., увеличилась и помощь малоимущим в городах. Серьезные надежды на оздоровление общественного порядка возлагались на специальную кампанию по борьбе с организованной преступностью, получившую наименование "Суровый удар". Как знаковое событие можно оценить и начало издания в конце 2001 г. первого в истории КНР журнала по правам человека - "Жэньцюань".

С первых месяцев 2002 г. доминантой политической жизни КНР стала непосредственная подготовка к 16-му съезду правящей компартии. Уже весной в гонконгских СМИ, в частности в майском номере известного своей информированностью журнала "Чжэнмин", были опубликованы списки наиболее вероятных кандидатов на членство в новом составе Политбюро ЦК КПК и его Постоянного комитета. Основные моменты политической платформы предстоящего съезда нашли отражение в выступлении Цзян Цзэминя в центральной партшколе 31 мая 2002 г., изложенном в китайской печати под весьма симптоматичным заголовком: "Высоко держа великое знамя теории Дэн Сяопина, всесторонне претворяя в жизнь требования трех представительств, идти в ногу со временем и всеми силами создавать новую обстановку в строительстве социализма с китайской спецификой" [ Жэньминь жибао, 1.06.2002]. В центре программной речи китайского лидера оказались проблемы развития производительных сил страны и нового этапа ее модернизации в целом, задачи утверждения в обществе "социалистической политической культуры" и совершенствования руководящей роли КПК как правящей партии в духе положения о "трех представительствах".

Между тем ответ на главную интригу предстоящего съезда - останется ли Цзян Цзэминь на посту генерального секретаря ЦК КПК или же эту должность займет Ху Цзиньтао - довольно долго оставался неясным, по крайней мере для сторонних наблюдателей. Судя по всему, "со скрипом" утрясались и вопросы степени обновления высших партийных органов и их персонального состава. Недвусмысленный сигнал из Пекина поступил лишь в последней декаде августа. Сначала была обнародована дата открытия съезда - 8 ноября 2002 г., - которая позволяла Цзян Цзэминю совершить запланированный на 22 - 25 октября визит в США в качестве полноформатного главы партии, государства и армии. А непосредственно за этим последовал и выход в свет явно итогового сборника высказываний Цзяна по самым различным аспектам жизни страны за весь период его пребывания у власти. Стало очевидно, что решение о предстоящем на съезде уходе Цзян Цзэминя с высшего партийного поста принято. В то же время публикация сборника, озаглавленного "О строительстве социализма с китайской спецификой", дала старт интенсивной предсъездовской пропаганде достижений КНР "за последние 13 лет", т.е. с июня 1989-го по середину 2002 г.

стр. 103


С чем же пришла Китайская Народная Республика к 16-му съезду правящей компартии? Вне всякого сомнения, за период после 15-го съезда КПК страна добилась заметного укрепления своих международных позиций. Достаточно последовательно решались текущие и стратегические задачи социально-экономического развития. Неустанные усилия руководства позволили поддерживать приемлемый уровень социально- политической стабильности.

Несущей конструкцией политической системы страны оставалась компартия, вставшая на путь определенного расширения своей социальной базы и обновления идейно- теоретической платформы. Ее руководящую роль безоговорочно признавали все те государственные институты, которые теоретически могли бы конкурировать с КПК за власть - парламент, армия и Народный политический консультативный совет Китая. В стабильном режиме функционировало Всекитайское собрание народных представителей, активно работавшее над укреплением нормативно-правовой базы общественной жизни в стране. Народно-освободительная армия Китая, лишившись права вести самостоятельную хозяйственную деятельность, получила взамен более щедрое бюджетное финансирование и направила основные усилия на модернизацию боевого оснащения и глубокое изучение особенностей современных войн. Госсовет КНР как главный орган исполнительной власти наряду с решением текущих и перспективных экономических задач заметно повысил внимание к национальным, религиозным и социальным проблемам. Была внедрена система так называемых "трех линий защиты" в сфере социальных выплат (пособия по безработице, пособия "высвобожденным из производства", пособия по обеспечению минимального уровня жизни в городах).

В результате начатой в 1998 г. административной реформы, призванной уменьшить численность и повысить эффективность управленческого аппарата, было проведено сокращение количества аппаратных структур и численности занятых (в партийных органах - на 20%, в административных - до 50%) на центральном и провинциальном уровнях; но на самом сложном низовом уровне - в уездах - эти мероприятия явно забуксовали.

Главным аргументом в пользу сохранения за КПК правящих функций на обозримую перспективу остается поступательное экономическое развитие КНР. Межсъездовское пятилетие отмечено успешным завершением второго (был рассчитан на 90-е годы XX в.) из трех этапов модернизации страны, укреплением рыночных принципов функционирования экономики и углублением взаимодействия с мировым хозяйством. В 2001 г. Китай преодолел такие важные рубежи, как 1 трлн дол. годового ВВП, 500 млрд. дол. годового внешнеторгового товарооборота, 400 млрд. дол. совокупного объема фактически использованных прямых иностранных инвестиций. По уровню жизни населения в городах КНР вышла, а в деревне приблизилась к намеченным два десятилетия назад критериям "сяокан" - "скромного достатка" (согласно предположению Дэн Сяопина, уровню "сяокан" соответствует среднедушевое производство ВВП в стране порядка 1000 дол.).

Благодаря стимулированию экспорта и внутреннего спроса и при опоре на "активную финансовую политику", заключающуюся в крупномасштабной эмиссии облигаций госзайма на инвестиционные цели и в сопутствующем увеличении бюджетного дефицита, Китаю удалось поддерживать динамичный рост экономики - по официальной версии - выше 7% ежегодно. По данным госстатуправления КНР, за 1998- 2001 гг. ВВП страны вырос на 33.9% при одновременном увеличении бюджетных доходов на 89.2%, экспорта - на 45.6%, импорта - на 71.1 1 . Достаточно последовательно проводился провозглашенный 15-м съездом КПК курс упорядочивания структуры собственности. Количество занятых в госсекторе сократилось со 110.4 млн. чел. в


1 Рассчитано по: Чжунго тунцзи чжайяо 2002, с. 17, 63, 148.

стр. 104


1997 г. до 76.4 млн. в 2001 г. Еще более резкое сокращение численности занятых наблюдалось в коллективном секторе в городах - с 28.8 до 12.9 млн. человек [ Чжунго тунцзи чжайяо 2002, с. 38]. Напротив, опережающими темпами развивались индивидуальный и частный секторы и предприятия с участием иностранного капитала. Так, на начало 2002 г. в индивидуальном секторе было занято 47.6 млн. человек, а на частных предприятиях - 22.5 млн. Вместе они дали около 20.5 % ВВП страны и свыше 47% объема розничного товарооборота [ Чжунго цзиньжун шибао, 8.06.2002]. На середину 2002 г. в КНР было утверждено создание 405 тыс. предприятий с иностранными инвестициями.

Среди других достижений межсъездовского периода в экономике можно отметить начало реформы монопольных отраслей (электроэнергетика и транспорт).

С присоединением к ВТО КНР вступила в качественно новый этап политики реформ и открытости. Его отличительные особенности - общее резкое повышение уровня конкуренции для китайских производителей на внутреннем и мировом рынках, ужесточение требований к качеству менеджмента, неуклонное падение роли специфически китайских и повышение значимости универсальных рыночных форм и методов хозяйствования.

Особо следует выделить успехи Китая в развитии физической экономики, прежде всего в строительстве объектов инфраструктуры и формировании современной системы телекоммуникаций (по количеству и стационарных, и мобильных телефонов КНР к середине 2002 г. вышла на первое место в мире). Представляется, что именно ставка на развитие физической экономики в значительной мере позволяет Китаю компенсировать слабости кредитно-денежной системы страны и повышать устойчивость своей экономики перед лицом потрясений в мировом хозяйстве.

В рамках ориентации на проведение независимого, самостоятельного внешнеполитического курса КНР активно продвигала идеи многополярного мира, более справедливого распределения позитивных и негативных последствий глобализации. К числу очевидных внешнеполитических достижений Пекина в межсъездовский период можно отнести: создание Шанхайской организации сотрудничества (2001), заключение китайско-российского Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве (2001), урегулирование пограничной проблемы с рядом соседних государств (с Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, сухопутной границы с Вьетнамом), активное участие в деятельности ООН и ее Совета безопасности, в работе таких международных форумов, как АСЕМ (Азия - Европа) и "АСЕАН плюс три" (Китай, Япония, Республика Корея).

Вместе с тем развитие КНР оказалось несвободно от проблем. На протяжении всего межсъездовского периода весьма острой оставалась ситуация с коррупцией, уголовной преступностью, наркоманией (так, в 1999 г. в стране было выявлено 680 тыс. наркоманов, а в 2001 г. - свыше 900 тысяч). На социальную стабильность в обществе негативно влиял высокий уровень аварийности на производстве и транспорте (ежегодно в Китае по этой причине гибнет свыше 100 тыс. человек). Серьезным раздражителем для властей остается деятельность секты "Фалуньгун". Относительно новой для КНР проблемой явились массовые протесты рабочих, особенно в депрессивных городах Северо-Востока. Периодически осложняется социальная ситуация и в деревне.

Высокие темпы роста в экономике отнюдь не устранили всех имеющихся здесь проблем и, более того, усугубили диспропорцию между накоплением и потреблением, разрыв в уровнях развития города и деревни. Стратегия подъема отсталых западных территорий пока дала скромные результаты: разрыв между ними и развитым приморьем продолжает возрастать. Сохранилось осложняющее воздействие на весь процесс развития страны трудноразрешимых и весьма масштабных экологических и демографических проблем Китая. Острее, чем когда-либо ранее, встала задача обес-

стр. 105


печения экономики КНР нефтью. В целом накануне 16-го съезда КПК Китай все еще оставался сравнительно бедной страной с подушевым ВВП порядка одной пятой от среднемирового показателя. Ориентиры и методы осуществления модернизации на долгосрочную перспективу нуждались в существенном уточнении и конкретизации. Ждал внятного ответа и вопрос о путях более эффективного и динамичного совершенствования политической системы. Неясными оставались и перспективы удовлетворительного решения Тайваньской проблемы.

Соответственно, от 16-го съезда КПК в стране и в мире ждали не только начала радикального обновления высшего партийно-государственного руководства КНР, но и ответа на вопрос о выборе Китаем стратегии решения главных задач национального развития.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

2000 - 2001 Чжунго дяоча баогао. Синь синши ся жэньминь нэйбу маодунь яньцзю (Доклад об обследовании Китая 2000 - 2001. Исследование противоречий внутри народа в новой ситуации). Пекин, 2001.

Жэньминьжибао. 1997 - 2003.

XV Всекитайский съезд КПК - торжественное событие на пороге нового века. Пекин: Изд-во "Синь-син", 1997.

Ляован. 25.06.2001.

Цзян Цзэминь. Речь на торжественном собрании по случаю 80-й годовщины со дня создания КПК (1 июля 2001 года). Пекин: Изд-во "Синьсин", 2001.

Чжунго гоцин голи. 2001. N 5.

Чжунго тунцзи чжайяо 2002 (Краткая статистика Китая-2002). Пекин, 2002.

Чжунго цзиньжун шибао. 8.06.2002.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/Социализм-на-Востоке-ОТ-ЦЗЯН-ЦЗЭМИНЯ-К-ХУ-ЦЗИНЬТАО-КНР-НА-РУБЕЖЕ-ВЕКОВ-Статья-первая

Similar publications: LKazakhstan LWorld Y G


Publisher:

Alibek KasymovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Alibek

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. Я. ПОРТЯКОВ, Социализм на Востоке. ОТ ЦЗЯН ЦЗЭМИНЯ К ХУ ЦЗИНЬТАО: КНР НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ. Статья первая // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 26.06.2024. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/Социализм-на-Востоке-ОТ-ЦЗЯН-ЦЗЭМИНЯ-К-ХУ-ЦЗИНЬТАО-КНР-НА-РУБЕЖЕ-ВЕКОВ-Статья-первая (date of access: 25.07.2024).

Publication author(s) - В. Я. ПОРТЯКОВ:

В. Я. ПОРТЯКОВ → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Alibek Kasymov
Astana, Kazakhstan
59 views rating
26.06.2024 (29 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ON THE OCCASION OF THE 80TH ANNIVERSARY OF SERGEI KONSTANTINOVICH ROSHCHIN
5 days ago · From Alibek Kasymov
И. Д. ЗВЯГЕЛЬСКАЯ. СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ
5 days ago · From Alibek Kasymov
НОВАЯ МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ РОСПИСИ И СРЕДНЕВЕКОВЫХ АРАБСКИХ ТЕКСТОВ, СОДЕРЖАЩИХ ХАДИСЫ
5 days ago · From Alibek Kasymov
ТУРКОЛОГИЧЕСКИЕ И ОСМАНИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ. ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ ВОЛГО-УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА XVI-XIX ВЕКОВ ИЗ ДРЕВЛЕХРАНИЛИЩ ТУРЦИИ
7 days ago · From Alibek Kasymov
ПОЛИТИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ (XIII-XV BB.)
7 days ago · From Alibek Kasymov
ОБРАЗ ЭСЭГЭ МАЛАН ТЭНГРИ В КОНТЕКСТЕ РЕЛИГИОЗНО-МИФОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ БУРЯТ
7 days ago · From Alibek Kasymov
К. К. СУЛТАНОВ. ОТ ДОМА К МИРУ. ЭТНОНАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В ЛИТЕРАТУРЕ И МЕЖКУЛЬТУРНЫЙ ДИАЛОГ
8 days ago · From Alibek Kasymov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.KZ - Digital Library of Kazakhstan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

Социализм на Востоке. ОТ ЦЗЯН ЦЗЭМИНЯ К ХУ ЦЗИНЬТАО: КНР НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ. Статья первая
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: KZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Kazakhstan ® All rights reserved.
2017-2024, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android