BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Libmonster ID: KZ-1420
Author(s) of the publication: А. А. Хисамутдинов

Share this article with friends

Порт Дальний в Китае имел для России в прошлом такое же значение, как и Владивосток. Через эти города распространялось российское влияние в Юго-Восточной Азии. После Русско-японской войны Дальний сменил свое название на Дайрен, и отсюда было вынуждено уехать почти все русское население. Во время гражданской войны положение вновь изменилось, и на улицах Дайрена снова зазвучала русская речь и появились вывески русских магазинов. Вот какие воспоминания о Дайрене 1922 г. оставил бывший министр колчаковского правительства И. И. Серебренников: "Сплошная русская застройка сосредоточивалась в привокзальной части города: это были казенные дома, построенные для администрации порта и железнодорожных служащих. Мне показали большой и красивый дом, где жил когда-то градоначальник города Дальнего инженер Сахаров, затем здание бывшего Военного собрания и т. д. В этой своей части Дайрен напоминает собою в общих чертах, пожалуй, Новый Город Харбин. Так же утопает в зелени. Построенные русскими дома по своей солидности и красивой архитектуре считались в то время лучшими в Дайрене. В этой же привокзальной части сохранился от времен нашего владения городом парк - типичный русский сад с раскидистыми и тенистыми деревьями, разбросанными там и тут скамейками и круглой беседкой. Было приятно и немного грустно бродить по его дорожкам, где, казалось, еще чуть слышно веяло дыхание прежней жизни... В одном из углов этого парка до сих пор сохранилась построенная из толстых, теперь уже почерневших бревен русская изба, со светлицей наверху, с русской резьбой, похожая на пряничный домик из детской сказки. В остальных районах города дома, построенные русскими, встречались только местами. Помню, как на одной из улиц, недалеко от пристани, я увидел довольно большое здание русского архитектурного стиля. Мне сообщили, что здесь было когда-то русское Морское собрание" 1 .

Выходцы из России основали в Дайрене Русское эмигрантское общество, которое возглавил И. Г. Гуменюк. Одной из забот эмигрантов было сохранение русской культуры и языка, поэтому первым делом стало открытие школы для русских детей. В сентябре 1924 г. в Русской гимназии им. А. С. Пушкина начались первые уроки. Это была школа, в которой занятия велись по программам приготовительных классов коммерческих училищ Китайско-восточной железной дороги (КВЖД). Из иностранных языков преподавался японский.

В 1930 г. Русское эмигрантское общество прекратило свое существование и взамен него была основана Русская национальная община. Ее возглавил генерал-лейтенант семеновского производства 2 К. П. Нечаев, ставший впоследствии начальником Бюро по делам российских


Хисамутдинов Амир Александрович - старший преподаватель Дальневосточного технологического института, Владивосток.

Автор благодарит Гавайский университет в Гонолулу и Гуверовский институт войны и мира США, предоставившие возможность поработать в их фондах, а также научные фонды IREX и ACTR, оплатившие поездки в 1992 - 1995 годах.

стр. 145


эмигрантов в г. Дайрене. Несмотря на большую помощь русской школе, она постепенно хирела. Еще в 1926г. управление Южно-Маньчжурской железной дороги (ЮМЖД), взявшее было шефство над школой, перестало выдавать ей пособие и отказало в здании. Школа была вынуждена арендовать частное помещение. В 1935 г. в ней училось всего четыре человека. Последующее возрождение школы было связано с именем известного педагога В. С. Фролова и началось в 1940 г., когда усилиями русской эмиграции для него было построено большое здание и открыт пансионат. Оно находилось в двух шагах от Св. архистратигомихайловской церкви. Хотя школа была рассчитана на 250 учащихся, в ней училось чуть больше сотни. Русские эмигранты побогаче старались отдавать детей в иностранные школы.

Основным органом по управлению деятельностью русских эмигрантов в Дайрене было Дайренское бюро Российских эмигрантов в Маньчжурской империи (БРМ). При бюро выходила ежедневная газета "Последние новости". Долгое время Дайренское бюро возглавлял генерал- лейтенант семеновского производства Д. Ф. Семенов, который одновременно был командиром сводноказачьей станицы в Дайрене. Под его руководством был открыт кооператив, при котором была оборудована по последнему слову техники электрическая хлебопекарня. Доходы от нее и членские взносы помогали обустраивать общественную жизнь русской колонии. Дайренское бюро имело просторный клуб со сценой, биллиардной и рестораном 3 .

В Дайрене было много евреев, выходцев из России. Они были объединены в Дайренское еврейское общество, которое имело большое влияние в городе.

После окончания первой мировой войны все страны-участницы, кроме России, перенесли в столицы прах одного из своих безвестных солдат и соорудили над его могилой памятник. В этих странах возникла традиция ежегодно собираться у Могилы безымянного солдата и 11 ноября воздавать государственные почести своим воинам, погибшим на войне. Русские эмигранты, ветераны первой мировой войны, не имевшие такой святыни, стали ухаживать в Китае за могилами своих однополчан, погибших во время боксерского восстания 1900 - 1901 гг. и русско- японской войны 1904 - 1905 годов.

Военные кладбища в Манчьжурии после окончания русско-японской войны находились в ведении Российской дипломатической миссии и военного агентства в Пекине. Деньги на уход за могилами выделялись ничтожные, и многие захоронения находились в запустении. Бывший военный агент Российской империи полковник Татаринов одним из своих последних распоряжений от 2 сентября 1924 г. передал кладбище в Мукдене со всеми постройками Мукденскому православному братству. Кладбища в Дайрене и Порт-Артуре отошли в ведение настоятеля Дайренской церкви.

К огорчению эмигрантов, Татаринов передал крупную сумму денег на содержание кладбищ не тем, под чей контроль они переходили, а советскому дипломату Л. М. Карахану, который от имени Советского правительства заключил в 1924 г. с Мукденом соглашение. В нем оговаривалось и благоустройство кладбищ, но, как и следовало ожидать, ничего не было сделано. Местные жители-китайцы растаскивали мрамор и гранит с памятников на фундаменты для своих построек, а территорию кладбищ метр за метром распахивали. Так бы и шумел ковыль над русскими могилами, если бы не эмигранты-офицеры, осевшие в Дайрене, прежде всего генерал М. В. Ханжин, который сыграл большую роль в сохранении русских могил в Китае. Он родился в Самарканде 30 октября 1871 г. в семье казака Оренбургского казачьего войска и сделал блестящую военную карьеру. В 1916 г. командир 12-й пехотной дивизии Ханжин был назначен инспектором артиллерии 8-й армии, и за отличие в боях против Австро-Венгрии его произвели в чин генерал-лейтенанта. К этому времени он был кавалером орденов Святого Георгия 3-й и 4-й степеней. В гражданскую войну, служа у Колчака, он был командиром Уральского армейского корпуса, а затем стал командующим Западной армии, также был военным министром колчаковского правительства (4 октября 1919 г. по 4 января 1920 г.). Эмигрировав в Китай, Ханжин работал в разных местах, пока не устроился в дайренском управлении японской компании "Монтецу" 4 .

В 1928 г. исполнялось 20 лет со дня издания указа Николая II о посылке на Дальний Восток особой комиссии, которая занялась устройством русских военных кладбищ. Тогда-то у отставного генерала Ханжина и возникла мысль основать общество, которое стало следить за могилами русских солдат, погибших в Маньчжурии. Так был учрежден Попечительный совет по охране и приведению в порядок Порт-Артурского и других военных кладбищ в Маньчжу-Ди-Го и Квантунской области. Первым председателем Совета стал Ханжин.

Самым разрушенным, как показала проверка, оказалось кладбище в Дайрене, "которое нуждается во многом, - писал журнал "Хлеб Небесный", - но приходской совет и русские эмигранты во главе с генералом Ханжиным, русским журналистом С. В. Воротиным и др.

стр. 146


взяли на себя заботу о благолепии этого русского кусочка земли" 5 . Это кладбище существовало еще до русско-японской войны. Здесь обрели вечный покой первые строители этого порта. Могилы спускались террасами по склону горы и занимали территорию свыше 3 тыс. кв. сажен. Город, разрастаясь, окружил кладбище с трех сторон. Украшением кладбища была часовня, расположенная на высокой скале над внутренними воротами. Со временем она была перестроена и получила название храма св. Архангела Михаила.

На кладбище обращали на себя внимание два красивых памятника. Один был выполнен в виде креста на четырехгранном основании с надписью "Вечная память". А на особой гранитной доске указывалось: "Братская могила. 287 прахов, перенесенных из Талиенвана. 1912 г.". У основания другого памятника - креста на большом четырехгранном пьедестале - лежали железный якорь и цепь. На западной стороне памятника была доска с надписью: "Братская могила. Мичман Б. А. Хрущов. Инженер-механик Н. Д. Яновский и 9 нижних чинов, погибших на минном транспорте "Енисей" 29 января 1904 года". Помимо братских могил, на кладбище было свыше 300 одиночных захоронений 6 .

Тогда в Дайрене жило не так много русских, как, например, в Шанхае или Тяньцзине, но они играли значительную роль в жизни города. Самым старым русским торговым предприятием Дайрена был магазин С. Д. Тарасенко, основанный в 1907 году. В городе располагалась штаб- квартира большой фирмы "Петере и К о ", имеющей отделения в Мукдене, Порт-Артуре, Синьцзине и Тяньцзине. Ей же принадлежали и лучшие кафе-кондитерские. Известными торговцами мехами являлись: Русский меховой магазин и магазины Р. С. Мейстера и К о , а также "Кабфуто", принадлежавший Мишуловичу. Популярными были парикмахерская-салон М. Н. Тычкиной и красильня-химчистка И. Гайстера.

Дайрен был и известнейшим местом отдыха и лечения. Русские, осевшие в Китае, часто приезжали сюда провести свой отпуск. К их услугам было много гостиниц, которые содержали русские эмигранты: самый большой отель в городе - "Ориенталь", поменьше - "Бристоль" Б. Тер- Ааракелова, "Централь" Г. Лернера и, наконец, "Версаль". Многие открывали в летнее время в своих домах пансионаты. "Раньше курорты были доступны только богатому классу, - писал посетивший Дайрен врач С. К. Сажин, - а ныне измученная эмиграция Харбина, Мукдена, Тяньцзиня и, главным образом, Шанхая, спасаясь от ужасов смертельной жары, пользуясь низкой валютой иены в текущем году с самыми скромными средствами бежала на ближайшие морские берега" 7 .

В те годы лечебным средством считались молочные продукты. Известным владельцем молочной фермы и селекционером в пригороде Дайрена был бывший Российский генеральный консул и выпускник Восточного института во Владивостоке П. Ю. Васкевич. Его перу принадлежит несколько работ по востоковедению.

Одним из больших событий, произошедших в Дайрене, в котором приняли участие русские, был традиционный весенний религиозный праздник города, который состоялся в начале мая 1930 года. Он совпал с карнавалом рекламы, который устроила по случаю своего десятилетия газета "Дайрен-симбун". "Религиозная процессия и карнавал рекламы слились в одно шумящее море цветов, звуков, движения и тысячных толп горожан. Чтобы иметь представление о размерах процессии, достаточно сказать, что одна из главных улиц, Ямагатадори, не вместила в себя всю массу народа, залившего и смежные улицы версты на две... Затем все это начало растекаться в разные направления: священнослужители в особых одеяниях, колонны учащихся с плакатами и флагами, сотни гейш в странных костюмах, вереницы бесчисленных рикш" 8 . Зрителей поражали живые газеты объявлений: манекены, виктролы, чудовищных размеров фотокамера, гигантские часы высотой с дом, в два человеческих роста сапог, реклама виски "Белая лошадь". "Арбузы", "дыни" и "фрукты" шествовали сами.

29 - 31 мая 1936 г. в Дайрене работала первая выставка дамских изящные работ и рукоделий, которая была устроена дамским благотворительным кружком. Успех ее превзошел все ожидания. На недостаток посетителей устроители выставки пожаловаться не могли. "Очень хороши были работы госпожи Яновской, - писал дайренский корреспондент "Рубежа", - ковер, вышитый крестиком, и работы по бархату. Прекрасно были выполнены госпожой Ловцевич библейские мотивы. Привлекали внимание посетителей оригинальные работы-аппликации госпожи Шамрай. Хорош был уголок русских работ крестиком и работы акварелью госпожи Медведевой и госпожи Яновской. Очень изящны были работы госпожи Скоблиной, Штенгель, Большаковой, Иосика, Юраш, Едреновой... Помимо многочисленных своих работ, госпожа Едренова выставила также редкостный ковер-гобелен, вышитый ее прабабушкой 150 лет назад, а также несколько панно, имеющих давность по 120 лет. Эти работы поражают изумительной тонкостью и ясностью рисунка" 9 .

стр. 147


1940 год в Дайрене был богат на юбилеи, среди которых отмечались 100-летие со дня рождения П. И. Чайковского и 80-летие со дня рождения А. П. Чехова. Музыкально-литературно- драматический кружок в честь юбилея Чайковского устроил большой концерт. Чеховский юбилей отметили постановкой "Дяди Вани". "Исключительно любительскими силами, - писал журнал "Рубеж", - но в надлежащих художественных тонах и в прекрасном сценическом оформлении (декорации 1-го акта пьесы, как видно на снимках, удивительно сочны и красивы), прошел этот ответственный спектакль, к которому участники готовились задолго" 10 . В постановке спектакля принял участие известный переводчик Гоголя на японский язык господин Хирой.

Не оставались в стороне и местные литературные силы. В то время председателем литературного кружка была Л. Ю. Хаиндрова 11 . Она родилась в Харбине в 1911 году. Вот какое воспоминание о ней оставил известный поэт русского Китая В. Перелешин: "Хаиндрова оказалась красивой, очаровательной дамой с лицом кавказского типа (чудесные большие бархатные глаза, очень белая кожа). Говорила неторопливо, иногда произносила (и писала!) "ы" вместо "и", хотя по-грузински не говорила. Весь ее облик - барственный, мягкий, полный доброжелательства - располагал к ней сразу и навсегда" 12 .

Сама же Хаиндрова говорила о себе и о своих увлечениях так: "Моя родина - Харбин, - здесь я родилась и выросла. В России и на Кавказе была настолько маленькой, что совсем их не помню. С детства люблю читать. Люблю Пушкина, Лермонтова, - последнего чуть больше. Из поэтов новейших - Блока, Гумилева, Есенина, Брюсова, Ахматову. Нравится кое-что у Маяковского, поражает Пастернак. Но Гумилев властвует над всеми. Сейчас пишу больше, чем когда-либо. Больше всего люблю лирику. Осень - мое любимое время года и осени посвящены почти все мои последние стихи. Больше всего меня волнуют темы о Родине, о старости, о смерти, о любви, - чаще всего о разрыве. Печатаюсь в "Рубеже", в "Парусе", в "Понедельнике", в "Багульнике", в "Русском Слове", в газете "Чураевка" и, изредка, в др. изданиях. Что я думаю о современной женщине и ее путях? Современная женщина ничем не напоминает своих предшественниц. Она, прежде всего, деловая женщина. Она подошла вплотную к самым разнообразным профессиям. В борьбе за существование она теперь помогает мужчине. Но новые обязанности наложили на женщину свой отпечаток: так много повсюду усталых женщин! Часто слышны жалобы, что нет времени быть хорошей женой и хозяйкой, нет времени заняться любимой работой. Такие женщины уже не мечтают о подвиге - они устали. А может быть, что они делают, и есть подвиг? Незаметный каждодневный подвиг помощи человечеству в трудный период его жизни? Я верю, что усталую женщину нашего времени сменит сильная духом, смелая женщина, и эта женщина увидит свою Родину раньше нас" 13 . Хаиндрова была дайренским корреспондентом популярного журнала "Рубеж", издававшегося в Харбине. 6 августа 1940 г. Хаиндрова организовала вечер, посвященный Блоку. Художник Т. А. Потапов написал стилизованные панно на тему "Незнакомки" и "Поля Куликова". За праздничным столом был разыгран целый спектакль. Все участники встречи остались очень довольны.

Война, дошедшая до Тихого океана, не остановила культурную жизнь русских эмигрантов в Дальнем-Дайрене. "Дайренским соловьем" называли русские газеты преподавательницу пения А. Жданову. Почти десять лет она прожила в Дайрене, воспитав многочисленных учеников, а затем уехала в Харбин. В 1944 г. русская общественность торжественно отметила десятилетие турне, которое певица совершила по городам Дальнего Востока.

Русские живописцы тоже вносили свой вклад в культурную жизнь Дайрена. Их преимуществом было то, что язык кисти не требовал переводчиков. Особое место среди них занимал П. И. Сафонов, получивший образование в Московской школе живописи, ваяния и зодчества. Офицером он участвовал в первой мировой войне, а затем и в гражданской войне в Сибири и на Дальнем Востоке. Все пережитое нашло отражение и в его произведениях. "Талант его многогранен, - писал один критик, - на одном холсте он поражает взгляд сочностью красок, игрой света и тени, на другом - он захватывает передачей бытовой сцены и жанром, выполненным с большим мастерством. Третьи полотна блещут техникой кисти [...] Может быть, мимо этих картин равнодушно пройдет иностранец, которому никогда не понять, что такое мороз в сорок градусов, может быть, эти картины, как вечные памятники недавнего прошлого, некоторым придутся не по сердцу, но для русского патриота все творчество П. И. Сафонова есть могучий, страстный призвы к новой борьбе за освобождение нашей России". В картине "Бой на Волге" на фоне бескрайнего простора реки на переднем плане - орудийный расчет армии Директории. В "Бою под Кармановым" нарисован пейзаж окрестностей Уфимской губ., где стройными цепями совершают перебежку уфимские стрелки. А вот как

стр. 148


критик описывал живописное полотно "Село Дуван после боя": "Художник хотел показать, что в рядах белых были "не генералы в золотых эполетах и широких лампасах, не "купцы толстопузые", не помещики, приехавшие из "Ницц-Биариц", а дрался простой русский народ в своих армяках, зипунах и сермягах". Картины Сафонова послужили иллюстрациями к известной книге Серебренникова. Историк справедливо посчитал, что произведения Сафонова наиболее зрительно покажут печальный для белых конец гражданской войны 14 .

На скромной должности в крупной иностранной фирме служил в Дайрене Т. А. Потапов. Его дело не имело никакого отношения к искусству, но он был художником и, по признанию критиков, мог считаться настоящим мастером. Искусством начал заниматься в 1923 году. Руководил "Студией Апполон" и художественным кружком Христианского союза молодых людей в 1933 г., у него были хорошие ученики. Потом переехал в Шанхай, где терпел нужду: он продал много своих произведений иностранцам. Работая в фирме, все свое свободное время он отдавал искусству, шлифуя свое мастерство. Хаиндрова писала о нем в "Рубеже": "Почти все его произведения написаны разумом. И, технически, он идет по одному пути с более современными европейскими мастерами, которые не пишут, как русские, нутром; изучая природу, они не идут от природы к себе, а наоборот, от себя к природе" 15 .

Признанным мастером живописи был Н. Л. Кощевский, который окончил в Париже художественную школу "Академи Жюльян". Его учителями были известные французские профессора Лоран, Пугеон и Бошар. Во Франции картины Кощевского неоднократно награждались медалями на больших выставках. Парижская пресса отмечала яркий талант и особенности художественного письма русского художника. Во время пребывания Кощевского в Голландии, где он изучал живопись, пять его картин купил один из художественных музеев, имевших лучшую коллекцию картин в стране.

В 1931 г. Кощевский вернулся в Китай. Он стал изучать китайское искусство и прошел наглядный курс антропологии у профессора С. М. Широкогорова. Живя в Китае, Кощевский продолжал участвовать в парижских салонах, выставляя там свои картины. Особую известность получила его картина "Человек из Шаньдуня". Кощевский был и хорошим скульптором. В Китае его полотна видели многие города: Пекин, Тяньцзинь, Шанхай, и конечно же, Дайрен. Летом 1940 г. в мастерской художника побывала Хаиндрова. "Не замечая времени, - писала поэтесса, - забыв о срочном деле, которое меня ожидало, переходила я от одного яркого полотна к другому, все более и более убеждаясь в том, какой большой художник по странной прихоти судьбы очутился в заурядном в художественном и культурном смысле Дайрене" 16 .

В Дайрене находилось одно из самых крупных издательств в Маньчжурии, которое принадлежало ЮМЖД. Это японское издательство, получившее имя "Восточное обозрение", печатало много книг и на русском языке. Наиболее интересным было издание серии брошюр под общим названием "Библиотека туриста". Причиной ее выпуска было то, что в ведении министерства железных дорог Японии находилось Бюро иностранных туристов, которое и предприняло издание серии книг о Японии на английском языке. Акционерное Общество Южно-Маньчжурской железной дороги решило переиздать эту серию и на русском языке. Первой книгой стала работа Сюнкичи Акимото "Семейная жизнь в Японии", опубликованная в 1938 году.

Издательство ЮМЖД выпускало и журнал "Восточное обозрение", первый номер которого вышел в декабре 1939 года. Наряду с политико-экономическими статьями (А. Лишин - "Борьба за новый порядок в Китае" (N 1), "Пути государственного и культурного развития Маньчжурии" (N 2); Е. Агапов - "Японская иммиграция в Маньчжурию" (N 2) и др.) журнал публиковал много материалов на темы культуры, быта, а также произведения художественной литературы. Так, художник и преподаватель русского языка и литературы В. Бубнова написала интересную статью "Японская живопись в прошлом и настоящем" (1940, N 2). Также во втором номере были опубликованы две статьи профессора и известного переводчика русских классиков на японский язык Садатоси Ясуги из Токио - "История изучения русского языка" и "Влияние русской литературы на японскую".

Шестой номер "Восточного обозрения", вышедшего в 1941 г. (январь - март), был отмечен критикой как единственный и серьезный журнал, издающийся в Китае на русском языке. Подчеркивалась тщательность перевода с японского языка. Конечно, издание было посвящено пропаганде японской идеологии и политики. Свидетельство этому была статья "О положении в Юго-Восточной Азии", принадлежавшая перу русского публициста Е. Агапова.

20-й номер "Восточного обозрения" (кн. XX, июль - сентябрь 1944г.) был целиком посвящен проблемам Тихоокеанской войны. Исключением стала статья В. Ивашкевич "История классической литературы Ниппон". "Статья написана обстоятельно, - писал критик

стр. 149


журнала "Рубеж". - Приступая к рассказу об этапах развития ниппонской классической литературы, автор совершенно правильно указывает, что "литература Ниппон - это синтез жизни и культуры своего народа, плоть от плоти той истории, которую на протяжении веков творит Ниппон. К ниппонской литературе невозможно подходить со штампованной маркой и привычными для нас критериями, и никакие аналогии не могут быть допущены, так как зачастую то, что европейцу может казаться нелитературным, в Ниппон почитается существенным приемом литературы. Статья хорошо иллюстрирована примерами японских классических стихотворений, прекрасно, звучно и образно переведенных русскими стихами" 17 .

В 1940 г. издательство выпустило очень много книг на русском языке. Вышел в свет томик рассказов знаменитого японского писателя Рюуноске Акутагава, к которому переводчик М. П. Григорьев написал его биографию. "Книга безупречно переведена; видно, что потрачено много любовного внимания; видно, что у переводчика настоящее дарование, позволяющее ему передовать стиль и настроение переводимого писателя" 18 .

Также в серии "Библиотека туриста" вышли "Детские праздники в Японии". Книга принадлежала перу Тамацу Ивадао, который привел не только факты из жизни японских детей, но и опубликовал стихи, песни японских поэтов, а также поэтические легенды. Книга была превосходно иллюстрирована художником Такао Такэи. В начале каждой главы он поместил одну из двенадцати карт, которыми японские дети играют в Новый год. Безукоризненно выполненные рисунки и заставки передавали дух японского искусства.

Другие "Японские сказки" вышли в том же 1940 г. в переводе Григорьева, а иллюстрациями послужили произведения художника В. Бубновой. Многие отметили, что книга была прекрасно издана и оформлена, хорошо читалась. Неудивительно, что она сразу же исчезла с книжных прилавков.

В мае 1940 г. издательство "Восточное Обозрение" выпустило в свет "Книгу о Порт-Артуре", которую составил Попечительный совет по охране и приведению в порядок Порт-Артурского и других военных кладбищ в Маньчжу-Ди-Го и Квантунской области. Издание книги было предпринято с благотворительной целью: пополнить средства. В предисловии к ней правление Попечительного совета поблагодарило ЮМЖД, которая взяла на себя все расходы по изданию книги.

В 1940 г. отдел печати при кабинете президента ЮМЖД объявил о решении выпустить новый альманах. "Литературный Альманах, - писал "Рубеж", - будет издаваться на русском языке в целях освещения жизни Дальнего Востока; книжки Альманаха по 150 - 200 страниц будут выходить по мере накопления материала, причем писателям здесь предлагаются, действительно, прекрасные условия. Не связывая писателей в выборе темы, редакция Альманаха требует только, чтобы произведения их носили беллетристический характер, были оригинальными, т. е. не переводными, и освещали жизнь Дальнего Востока" 19 .

Война, принимавшая для Японии плохой оборот, не позволила издать этот альманах. "Восточное обозрение" резко сократило выпуск литературы на русском языке. В 1941 г. вышла небольшая книжка X. Сугияма - "Ёсукэ Мацуока", посвященная японскому министру иностранных дел. Затем была издана брошюра Гэнчи Катао - "Что такое синтоо" (серия "Библиотека туриста"), подробно рассказывающая о религиозном учении страны Восходящего солнца. Она была хорошо проиллюстрирована фотографиями и рисунками. Издательство опубликовало и интересный роман Томодзи Абэ "Одиночество", написанный хорошим языком. "Восточное обозрение" издало в 1941 г. и книгу рассказов и пьес современного писателя Кан Кикучи "По ту сторону мести", перевод которой сделал Григорьев. Его литературные работы отличались безукоризненным вкусом. В предисловии к книге переводчик писал: "Едва ли можно найти в списке современных японских писателей кого-нибудь еще, кто умел бы с такой же точностью, как К. Кикучи, попадать в тон современности и, как он, чутко откликаться, словно хороший резонатор, на все ее зовы".

После прихода советских войск в Маньчжурию в 1945 г. издательство "Восточное обозрение" прекратило свое существование. В том же году перестала существовать и русская колония в Дайрене. Сразу же был арестован в своей "Атамановке", находящейся в дачной части города, атаман Семенов. Его участь разделили и активные деятели БРЭМа. Не забыл "СМЕРШ" и известных участников гражданской войны. Спустя некоторое время эмигранты разъехались кто- куда: одни попали в США, другие уехали в далекую Австралию или Бразилию, а иные, как Хаиндрова, вернулись в Советскую Россию. Спустя некоторое время в период культурной революции в Китае были разрушены и кладбища русских дайренцев, включая и святыни русско- японской войны.

стр. 150


Примечания

1. СЕРЕБРЕННИКОВ И. И. Мои воспоминания. Т. II. В эмиграции (1920 - 1924). Тяньцзинь. 1940, с. 163 - 164.

2. Генерал-лейтенант Г. М. Семенов (1890 - 1936), атаман Забайкальского казачьего войска с 1919г., считался с 1920г. преемником "верховного правителя Российского государства" А. В. Колчака на территории "Российской восточной окраины", потом руководил деятельностью белоэмигрантов в Маньчжурии. Как "верховный правитель" занимался, в частности, производством военных чинов в подчинявшихся ему воинских частях.

3. Великая Маньчжурская империя. К 10-летнему юбилею. Харбин. 1942, с. 403.

4. Государственный архив Хабаровского края, ф. 830, оп. 1, д. 84, л. 40. (Личное дело М. В. Ханжина).

5. ГЕРАСИМОВ В. По русским могилам. - Хлеб Небесный, Харбин, 1928, N 10, с. 25.

6. Забытые могилы. Памятка, изданная Правлением Попечительного Совета по охране и приведению в порядок Порт-Артурского и других военных кладбищ в Маньчжудиго и Квантунской области, состоящих в ведении Российской духовной миссии в Китае, на усиление средств. Харбин. 1938, с. 41 - 42.

7. САЖИН С. К. Сборник научно-популярных и литературных статей. Харбин. 1938, с. 75.

8. БЭН. Необычайный карнавал. - Рубеж, Харбин, 1930, 31.V, с. 3.

9. Н. А. Творчество русских женщин. - Рубеж, 1936, 27.VI, с. 19.

10. Л. X. [Л. ХАИНДРОВА]. Дайренцы - памяти Чехова. - Рубеж, 1940, 13.VII, с. 19.

11. Сочинения Л. И. Хаиндровой: Ступени. Стихи 1931 - 1938 гг. Харбин. 1939; Крылья. Вторая книга стихотворений (1939 - 1941). Харбин. 1941; На распутьи. Шанхай. 1943; Раздумья. Харбин; Даты, даты... Стихи. Краснодар. 1976 (стихи написаны с 1968 по 1975 год. В предисловии к этой книге было отмечено: "В стихах Хаиндровой нет ни ярких красок природы, ни мотивов публицистического звучания; стихи ее - философское осмысление человеческого "я" и вера в его силы").

12. PERELESIN V. Russian Poetry and Literary. Life in Harbin and Shanghai, 1930 - 1950. Amsterdam. 1987, p. 33.

13. Смотр женских литературных сил эмиграции Дальнего Востока. - Рубеж, 1934, 17.XI, с. 25.

14. ЛЬДОВСКИЙ Л. К предстоящей выставке. - Слово, воскресное иллюстрированное приложение, Шанхай, 1931, 13.XII, с. 17; СЕРЕБРЕННИКОВ И. И. Великий отход. Рассеяние по Азии Белых русских армий. 1919 - 1923. Харбин. 1936.

15. ХАИНДРОВА Л. Искусство ради искусства. - Рубеж, 1940, 10.V, с. 16.

16. ХАИНДРОВА Л. Волшебная сила кисти и красок в талантливых руках. - Рубеж, 1940, 6.VII, с. 12.

17. КЛИМОВ К. Книжные новинки. - Рубеж, 1944, 30.XI, с. 15.

18. Н. Р. [Н. РЕЗНИКОВА] Книжные новинки. - Рубеж, 1940, 28.IV, с. 29.

19. Литературный альманах. - Рубеж, 1940, 7. ХII, с. 20.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/РУССКИЕ-В-ДАЛЬНЕМ-ДАЙРЕНЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. А. Хисамутдинов, РУССКИЕ В ДАЛЬНЕМ - ДАЙРЕНЕ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 17.05.2021. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/РУССКИЕ-В-ДАЛЬНЕМ-ДАЙРЕНЕ (date of access: 19.06.2021).

Publication author(s) - А. А. Хисамутдинов:

А. А. Хисамутдинов → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex


Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
44 views rating
17.05.2021 (33 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ЕВРОПЕЙСКИЕ РЕВОЛЮЦИИ 1848 года. "ПРИНЦИП НАЦИОНАЛЬНОСТИ" В ПОЛИТИКЕ И ИДЕОЛОГИИ. М., 2001
Catalog: История 
ПОЧЕТНЫЙ АКАДЕМИК И. В. СТАЛИН ПРОТИВ АКАДЕМИКА Н. Я. МАРРА. К ИСТОРИИ ДИСКУССИИ ПО ВОПРОСАМ ЯЗЫКОЗНАНИЯ В 1950 г.
Catalog: История 
5 days ago · From Казахстан Онлайн
О СОВРЕМЕННЫХ УНИВЕРСИТЕТСКИХ УЧЕБНИКАХ ПО НОВОЙ И НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ
Catalog: История 
5 days ago · From Казахстан Онлайн
СТРОИТЕЛЬСТВО СОЦИАЛИЗМА С КИТАЙСКОЙ СПЕЦИФИКОЙ
Catalog: История 
5 days ago · From Казахстан Онлайн
Высшее дистанционное образование в Казахстане
8 days ago · From Казахстан Онлайн
ВОЗВРАЩЕНИЕ К ВОРОТАМ НЕБЕСНОГО СПОКОЙСТВИЯ
Catalog: История 
8 days ago · From Казахстан Онлайн
ИСТОРИЯ КИТАЙСКИХ ГРАНИЦ
Catalog: География 
8 days ago · From Казахстан Онлайн
ЗАМЕТКИ РУССКОГО КОНСЕРВАТОРА
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
ДНЕВНИК НИКОЛАЯ МИХАЙЛОВИЧА ДРУЖИНИНА
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
ЗАПИСКИ ДЛЯ НЕМНОГИХ
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн


Actual publications:

Latest ARTICLES:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
РУССКИЕ В ДАЛЬНЕМ - ДАЙРЕНЕ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2021, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones