Libmonster ID: KZ-2422
Author(s) of the publication: Н. М. МАМЕДОВА
Educational Institution \ Organization: Институт востоковедения РАН

Научная жизнь. Конгрессы, конференции, симпозиумы

26 мая 2003 г. в Институте востоковедения РАН была проведена научная конференция "Россия и Иран", на которой было заслушано свыше 20 докладов и сообщений, посвященных различным аспектам взаимоотношений России и Ирана. В ней приняли участие ученые из академических и учебных институтов, представители МИД РФ и ИРИ. Главное внимание было уделено оценке политической и экономической ситуации в Иране, направлениям его внешней политики, перспективам развития отношений с США.

Анализу политической ситуации и разногласиям в политической элите Ирана было посвящено выступление Н. М. Мамедовой (ИВ РАН). Она отметила, что в основе этих разногласий лежат элементы противоречивости государственного устройства Ирана как теократической республики. Противоречия заключены в структуре государственной власти: в ней наряду с высшими органами, представляющими интересы духовенства и избираемыми преимущественно духовными лицами высоких рангов, действуют республиканские институты власти. При этом президент страны как глава исполнительной власти и меджлис как высший орган законодательной власти избираются путем прямых выборов, т.е. являются более легитимными. Поэтому до сих пор официальная политика Ирана, которую представляют республиканские структуры власти, особенно во взаимоотношениях с зарубежными государствами, может не совпадать с действиями, предпринимаемыми режимом от лица высших исламских структур. Наиболее ярким проявлением такой противоречивости может быть позиция Ирана в отношении исламистских организаций, в первую очередь к "Хезболла". Так, можно говорить о наличии официальных контактов с ними, но не военно- экономических.

Противоречивость заложена в характере отношений шиизма и власти, а также в отсутствии организационного единства шиитского духовенства. Принцип, который должен был свести до минимума эту противоречивость и обеспечить главенство религиозной составляющей в структуре власти, - принцип велаяте-факих (velaiate fakih) был закреплен конституционно, а в структуре власти выразился в установлении поста рахбара (rahbar) во главе страны. Именно он должен был разрешать все противоречия, возникающие между различными ветвями власти. Разногласия в правящих кругах существовали всегда, проявляясь в противоречивости внутреннего и внешнего курса Ирана, иногда достигая опасного для режима уровня. Пожалуй, самым критическим моментом с точки зрения сохранения не только равновесия сил в правящей элите, но и самого теократического режима, стал период после причисления США ИРИ к "оси зла" и проведенной ими военной операции против Ирака. От расстановки политических сил в Иране, от их целей и избираемых ими направлений политики - внутри страны, и в отношениях с мировым сообществом - во многом зависят сейчас как динамика внутренней трансформации режима, так и форма разрешения противоречий между Тегераном и Вашингтоном. От этого зависит и корректировка политики России в отношении своего южного соседа.

Содержание политического процесса в Иране в последние годы составляет борьба между "реформаторами" и "консерваторами". Реформы стали проводится в стране после смерти Хомейни, сначала как экономические (при правительствах А. Рафсанджани), а после 1977 г. (при правительствах М. Хатами) - и как политические. Однако особенностью реформаторского движения, возглавляемого М. Хатами, является то, что реформирование предполагается проводить в рамках конституционного поля.

С конца 1990-х годов все большую роль в реформаторском движении играет студенчество и его организации. Демографические изменения привели к тому, что лица до 30 лет составляют 70%, в том числе группа лиц от 15 до 25 лет - пятую часть населения страны. Возраст для участия в выборах - 16 лет, иногда снижается до 15 лет. Именно эта наиболее активная часть электората, выросшая в условиях исламской системы, при которой не только углубился разрыв в уровне развития Ирана с другими странами, но и снизился уровень жизни его населения по сравнению с дореволюционным периодом, становится камертоном общественно-политической жизни миллионная армия студентов, сконцентрированная в крупных городах, особенно в Тегеране, крайне политизирована, основная масса студенчества объединена в партию "Даф-

стр. 150


таре тахкиме вахдат", поддержавшую реформаторское движение и влившуюся во "Фронт 23 мая". Его отделения действуют при всех (более 60) университетах. Их объединяет Центральный совет (Office to Consolidate Unity), который способен оперативно мобилизовать студентов на демонстрации в защиту реформаторского движения (лето 1999 г. и осень 2002 г.). Фактически эта студенческая организация раскололась на две группы, одна из которых выступает за радикализацию реформ и концентрируется вокруг одного из университетов Тегерана - Университета Оламее Табатабаи.

Основную опору реформаторских сил составляет исполнительная власть во главе с президентом страны, особенно после того как большинство в меджлисе (после выборов 2000 г.) составили его сторонники. Формирование нынешнего правительства не вызвало противоречий между президентом и меджлисом. В меджлисе 6-го созыва "реформаторы" имеют 222 места, "консерваторы" - 55, независимые - 13.

"Консерваторы" продолжают сохранять значительные позиции во властных структурах. К ним относятся прежде всего те органы власти в исламской республике, которые по своему характеру являются религиозными. Это - рахбар, определяющий основные направления политики страны, Наблюдательный совет, проверяющий законы на соответствие их нормам конституции и ислама, судебная власть. К числу высших органов, отражающих преимущественно позицию "консерваторов", следует, пожалуй, отнести и Совет по целесообразности (The Expediency council). Несмотря на то, что среди его членов есть сторонники реформаторского крыла, а сам председатель Совета - Али Акбар Рафсанджани занимает центристские позиции, его члены назначаются рахбаром, стремящимся не допустить перевеса реформаторских сил. В работе с молодежью "консерваторы" опираются на партию "Ансаре хезболла", программа которой, отдающая приоритет исламским целям перед национальными, носит весьма радикальный характер. В последние годы, правда, партия утратила свои позиции в молодежном движении. Военной опорой "консерваторов" продолжает оставаться Корпус стражей исламской революции (КСИР), так как он непосредственно подчиняется рахбару, хотя в его руководящем звене есть сторонники "реформаторов". Более нейтральна армия. Одной из главных опор "консерваторов" является судебная власть, во главе которой стоят представители духовенства. Активно используются специальные суды для духовенства, так как большинство из лидеров реформаторского движения являются теологами.

Несмотря на большинство "реформаторов" в междлисе и правительстве, заметного изменения баланса сил власти в их пользу не произошло. Любые попытки поставить под контроль, даже бюджетный, деятельность КСИР или исламских фондов была блокирована Наблюдательным советом и Советом по целесообразности. Отклонены ими и законопроекты о наделении президента дополнительными полномочиями и об ограничении прав Наблюдательного совета в избирательной системе. Стало очевидным, что необходимы изменения в конституции, касающиеся структуры государственной власти, что обеспечило бы дальнейшую демократизацию режима.

Сохранение внутриполитического "статус-кво" и отсутствие заметных результатов либерализации внесли раскол в само реформаторское движение. Главным политическим итогом стала утрата им наступательности. Представляется, что степень социально-политической компромиссности достигла своих пределов. В обществе нарастает недовольство не только "консерваторами", но и сторонниками М. Хатами, не способными переломить развитие ситуации в свою пользу. Отражением общественного сомнения в возможности реформирования системы конституционным путем, стал фактический бойкот муниципальных выборов в феврале 2003 г, когда на них пришло только 15% населения (с правом голоса). Возникли первые организации "неореформаторов", которые ставят своей целью борьбу за полную секуляризацию и демократизацию власти. Эти же требования выдвигает большинство студенческих организаций. Возможно, что в ситуации нарастания опасности внешнего военного вмешательства можно ожидать укрепления в стране позиций этого нового, более радикального центра политических сил.

В состоянии неустойчивого равновесия между "реформаторами" и "консерваторами" стали укрепляться позиции А. А. Рафсанджани. С одной стороны, к безусловно поддерживающим его политическим силам можно отнести лишь партию "Каргозаран", но большинство функционеров высшего административного аппарата составляют его сторонники. Не исключено, что если противостояние А. А. Рафсанджани и А. Хаменеи будет нарастать, то первый может рассчи-

стр. 151


тывать на поддержку части Организации борющегося духовенства, официальным членом которого он является. Вполне вероятно, что в случае прихода к власти группировки Рафсанджани можно ожидать переориентации страны на модель развития, более близкую к южнокорейской или китайской. Вопросы экономической целесообразности, особенно заинтересованность в привлечении иностранных инвестиций, снизят до минимума значимость поддержки исламских экстремистских организаций, необходимость наращивания военного потенциала. Последние действия А. А. Рафсанджани, будь то вмешательство в бюджетное финансирование Наблюдательного совета, или заявление о проведение всенародного референдума о налаживании отношений с США, выходят за рамки полномочий главы Совета по целесообразности, и могут расцениваться как стремление перехватить инициативу у действующего президента.

Таким образом, главными проблемами Ирана на сегодняшний день является внутриполитическая борьба и отношения с Америкой. В условиях конфронтации США и ИРИ можно было бы ожидать сближения позиций "консерваторов" и "реформаторов" перед лицом общей опасности. Однако усилившиеся в последние месяцы разногласия между М. Хатами и А. Хаменеи, а также разногласия между А. Хаменеи и А. Рафсанджани по вопросам налаживания отношений с США свидетельствуют об обратном. Население страны высказывается за нормализацию ирано-американских отношений, большинство в меджлисе обращается к консервативным кругам с призывом ускорить принятие законопроектов, которые смогут ускорить модернизацию общества. Если консервативные круги пойдут на это, то реформаторский потенциал существующей структуры власти сохранится, и система может быть в кратко- и среднесрочной перспективе фактически изменена - без социальных катаклизмов и с сохранением атрибутов исламской власти. В ситуации сохранения статус-кво, которая не может быть достаточно длительной, внешнее давление на систему, скорее всего приведет не к ее консолидации, а к развалу.

Проблема неустойчивости иранского режима и перспектив экономического развития страны была рассмотрена В. П. Цукановым (ИВ РАН), уделившим основное внимание экономической политике реформаторского крыла как одному из важнейших факторов реформирования системы власти в целом. Последнее было начато Рафсанджани, который в основу перехода экономики от военного времени к мирному этапу положил политику экономической сбалансированности. Она включала: либерализацию внутренних цен, либерализацию валютного обмена и внешней торговли, частичную приватизацию предприятий госсектора, постепенный отказ от ценового субсидирования и замену его адресным вспомоществованием. Однако фактически эта политика ограничилась только мерами по либерализации цен, что привело к неудаче в ее реализации и стало одной из причин усиления дифференциации между "консерваторами" и "реформаторами".

В настоящее время "реформаторы" предлагают решить средствами экономической политики несколько наиболее важных задач.

В бюджетной области это: постепенное снижение доли государственных расходов в ВВП; прекращение финансирования госкомпаний из бюджета; переоценка стоимости активов госкомпаний; пересмотр программы приватизации с целью подчинения ее задаче повышения бюджетных доходов; рационализация налоговых ставок, включая отмену налоговых льгот; составление отдельного валютного бюджета на три года вперед наряду с созданием резервного фонда. Центральный банк ИРИ предлагает разделить все государственные компании на две группы, в одну из которых войдут предприятия, остающиеся государственными, а во вторую - подлежащие приватизации.

В денежно-кредитной области предлагается расширить полномочия ЦБ и передать ему право определять цели кредитно-денежной политики, выбор рычагов денежного регулирования (нормы резервов, определение учетной ставки, проведение операций на открытом рынке), установление единой банковской ставки и поощрение приоритетных отраслей через бюджет. По мнению ЦБ, руководство которого принадлежит к реформаторскому крылу, все законы, регулирующие деятельность банков в Иране, должны быть пересмотрены с учетом мировой практики. В целом позиция ЦБ полностью абстрагируется от исламских принципов ведения банковских операций.

Подлежит реформированию и валютная сфера. Нынешняя валютная система фактически базируется на принципе множественности курсов, однако немедленное введение единого и сво-

стр. 152


бодного курса считается нереальным, по крайней мере по двум причинам. Одна из них - чрезвычайная зависимость валютных доходов от экспорта нефти. Другая - необходимость опережающего реформирования банковской деятельности. Поэтому пока предполагается сохранять "плавающий" регулируемый курс, особенно для поощрения нефтяного экспорта, но при этом узаконить открытие валютных счетов, расширить права экспортеров в использовании валютной выручки, постепенно освобождать импорт от количественных ограничений и валютного квотирования, регулировать его с помощью валютного курса и таможенных пошлин.

Ситуация на рынке труда требует изменения трудового законодательства. Действующее законодательство не способствует экономическому росту, увеличению занятости. Среди основных направлений реформирования рынка труда называются: восстановление связи между ростом заработной платы и ростом производительности труда; развитие частного сектора, в том числе с использованием иностранного капитала; внедрение запрета на использование иностранной неквалифицированной рабочей силы вместо местной; расширение занятости в современном частном секторе.

В вопросе социальных аспектов экономического развития экономисты Центрального банка стоят на весьма радикальных позициях. По их мнению, выплата субсидий в ее нынешней форме оборачивается дискриминацией села в пользу города; кроме того, от ряда субсидий (на горючее, воздушные перевозки) в большей степени выигрывают богатые, а не бедные слои населения. Предлагается часть нефтепродуктов распределять по квотам, а оставшуюся - по мировым ценам.

Сегодняшняя система принятия решений в стране работает неэффективно, прежде всего из-за дублирования функций ее звеньями и отсутствия четкого разделения обязанностей между ведомствами, курирующими направления, и органами, ориентированными на решение возникающих проблем. Действуют более 30 различных советов, в которых отсутствует четкое разделение функций планирования, принятия решений и исполнения. В схемах "реформаторов" исламские органы государственного управления, в том числе предусмотренные конституцией, не находят себе места. Поэтому на вопрос: смогут ли "реформаторы", действуя лишь в пределах конституционного поля, добиться размывания теократических черт государственного строя Ирана, ответ может быть скорее отрицательный, нежели положительный.

Проблемы международного положения Ирана и его внешней политики были рассмотрены в докладах Л. М. Кулагиной, С. Б. Дружиловского, В. И. Сажина и др.

Л. М. Кулагина (ИВ РАН) отметила, что война в Ираке и присутствие там американских войск, несомненно, будут оказывать серьезное влияние на внешнюю политику ИРИ. Военная акция против Ирака оказала неоднозначное воздействие на позиции соперничающих группировок в иранском руководстве. Если М. Хатами и его сторонники могут проявлять больше гибкости в поисках компромиссов и диалога с США, то консервативные элементы во главе с А. Хаменеи пытаются сыграть на антиамериканских настроениях. Бывший президент А. Рафсанджани не исключает возможности внесения изменений в традиционно враждебный курс ИРИ в отношении США и Египта. Он считает, что проблему можно решить с помощью референдума. Л. М. Кулагина отметила, что у Ирана имеются долгосрочные интересы в Ираке. Его политика в отношении иракских шиитов будет определяться стремлением иметь на своих границах дружественный Ирак с сильным шиитским элементом во властных структурах. Еще одним из последствий войны в Ираке являются вопросы ближневосточного урегулирования. Если США разблокируют этот процесс по своему сценарию, то баланс сил в регионе может измениться не в пользу ИРИ, и она не будет вовлечена в важнейшие политические процессы в регионе. Поэтому ближневосточное направление внешней политики ИРИ стало одним из основных на сегодняшний день. Это подтверждают визиты М. Хатами в Сирию и Ливан в мае 2003 г. Иран сталкивается с очень серьезными проблемами в регионе и враждебной политикой США, что заставляет его опасаться за свою безопасность.

С. Б. Дружиловский (МГИМО(У) МИД РФ) дал ретроспективный анализ развития отношений США, ИРИ, СССР (и России). Остановившись на последствиях войны в Ираке, он высказал мнение, что в условиях, когда ситуация вокруг Ирана серьезно осложнилась, российские возможности на иранском направлении ослабли. В сложившихся условиях США могут рассчитывать на решение иранской проблемы по своему сценарию. Нападение на ИРИ, в отличие от Ирака и Афганистана, может быть быстрым, так как их войска находятся рядом, и времени для выражения протеста со стороны других стран мира может просто не быть. В то же время

стр. 153


он считает, что с нападением на Иран США могут и не торопиться, так как рассчитывают на долголетнее присутствие в соседнем Ираке и на использование в своих интересах как силы "моджахеддине хальк", так и иракских курдов. Тегерану, видимо, придется в ближайшее время пойти на определенные компромиссы, чтобы подтвердить мировому сообществу свою приверженность миру и международной безопасности. Будет усиливаться давление на Иран и Россию, особенно по вопросу обеспечения ядерной безопасности.

В. И. Сажин (радио "Голос России"), оценивая политику США на Ближнем Востоке, считает, что их главная стратегическая цель - это Иран. После смены режима в Ираке воздействие на ИРИ уже осуществляется по нескольким направлениям: срыв ее ракетно-ядерной программы; предотвращение поддержки антиизраильских группировок, прежде всего "Хезболла"; защита прав человека. При этом главной становится задача добиться трансформации иранского режима. Сам Тегеран квалифицирует угрозы, исходящие от США, следующим образом: размещение американских войск по периметру границ Ирана усложнит его положение в военном, политическом и социальном отношении; установление контроля над иракской нефтью позволит им оказывать влияние на политику ОПЕК, что сделает иранскую экономику очень уязвимой; постоянное присутствие Соединенных Штатов в Ираке укрепит позиции Израиля, что усилит угрозы национальной безопасности ИРИ; успех военных операций США в Афганистане и Ираке облегчает им создание однополярного мира, что представляет реальную угрозу для национальной безопасности исламских государств, цивилизационно противостоящих, согласно С. Хантингтону, Западу.

Главное обвинение Ирану со стороны США заключается в том, что Тегеран активно осуществляет ядерную программу, которая имеет военную составляющую. По данным Центра изучения проблем нераспространения Монтерейского института международных исследований (США) в Иране работают семь крупных центров ядерных исследований, осуществляется программа создания еще около 10 новых центров. Руководство Ирана отрицает наличие военной составляющей всех этих программ. В администрации Дж. Буша нет единства относительно способов решения иранской проблемы. Сторонники жесткой линии в министерстве обороны поддерживают идею вынесения вопроса о ядерной программе Ирана на рассмотрение ООН; умеренные - за проведение соответствующих переговоров; те, кто поддерживает тесные отношения с военными кругами Израиля заявляют, что последний может нанести удар по ядерным объектам Ирана. Британский аналитик Р. Беннет считает, что США сначала прибегнут к интригам, экономическому давлению, действиям спецслужб, и лишь затем проведут военную операцию.

В. И. Юртаев (ИНЭС) в докладе "Шанс России и Ирана: лидерство в евразийской интеграции" отметил, что в эпоху глобализации при решении геостратегических задач на первый план выходит проектная деятельность. В этой связи большое значение приобретает реализация проекта транспортного коридора "Север-Юг". Соглашение по его созданию было подписано в 2000 г. в Санкт-Петербурге Россией, Ираном и Индией. К этому проекту выразили желание присоединиться Саудовская Аравия, Сирия, Ирак, ОАЭ, Кувейт, Пакистан, Шри-Ланка, Таиланд, Казахстан, Туркменистан, Финляндия и ряд других стран. Для России и Ирана пришло время выработать новый формат взаимодействия. Актуальным становится вопрос создания постоянного российско-иранского института стратегической коммуникации, главной целью которого должна стать выработка и интеллектуальное сопровождение международных проектов в рамках единой концепции сотрудничества России и Ирана. Путем совместного планирования и реализации транспортно- коммуникационных и иных проектов для Евразии Россия и Иран имеют шанс определить формат и содержание современных глобализационных процессов в Евразии.

Тема коммуникационных проектов нашла свое отражение также в докладе Е. В. Дунаевой (ИВ РАН). Иран принимает участие в международном туристическом проекте "Великий Шелковый путь", который осуществляется ВТО и ЮНЕСКО. Основная цель проекта - привлечение туристов в ИРИ. Как было отмечено, за период 1998 - 2001 гг. поступления от туризма увеличились в три раза, хотя в общем экспорте страны туристические услуги составляют только 2.4%. Основная проблема на пути дальнейшего развития индустрии туризма - недостаток капиталов. Правительство прилагает определенные усилия по привлечению инвестиций в этот сектор экономики, вводит определенные налоговые льготы. Е. В. Дунаева отметила, что рынок туристических услуг Ирана может представлять особый интерес для мусульман России.

стр. 154


Доклад М. С. Каменевой (ИВ РАН) был посвящен языковым контактам России и Ирана, которые имеют давнюю традицию и успешно развиваются в наши дни. Обучение иранским языкам, в том числе персидскому, началось в университетах России в первой половине XIX в., когда иранистика делала здесь первые шаги. Однако возникновение интереса к персидскому языку относится еще к более раннему периоду - первой половине XVIII в., что диктовалось активным развитием экономических и дипломатических отношений двух стран. В Иране интерес к изучению русского языка заметно усилился в последние десятилетия, в частности после исламской революции. Касаясь лингвистических аспектов языковых контактов, М. С. Каменева отметила, что русские заимствования в персидском языке и персидские лексемы в русском языке незначительны, однако они функционирую в обоих языках и имеют различную историческую окраску.

Тема доклада О. Ишмухаметова (ИСАА при МГУ) - сотрудничество Ирана и России в области гражданской авиации. Эта проблема весьма актуальна, так как около трети иранского парка самолетов - самолеты российского производства. В 2002 г. в парке иранских авиакомпаний, насчитывавшем 141 самолет, имелось 15 закупленных самолетов российского производства и, кроме того, 25 арендованных. Реструктуризация гражданской авиации в России и удорожание авиаперевозок в течение 1990-х годов привели к тому, что у российских авиакомпаний сформировался определенный резерв свободных самолетов, которые они охотно отдавали в лизинг. Предпосылкой развития лизинга послужила также растущая в 1990-е годы потребность Ирана в самолетах в связи с ростом пассажиропотока. Важную роль в налаживании лизинговых отношений между двумя странами сыграла относительная дешевизна аренды российских самолетов.

Дискуссия, развернувшаяся в конце конференции, еще раз показала актуальность избранных для обсуждения тем, касающихся возможных сценариев развития ситуации в Иране и вокруг него, а также отношений Ирана с Россией. Большинство участников конференции отметили, что сегодня Иран переживает крайне напряженный период в своем развитии, который характеризуется как внутриполитическими противоречиями, так и внешнеполитическими проблемами. Выход из сложившейся ситуациями может обеспечить наращивание усилий существующей системы власти по реформированию страны.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/РОССИЯ-И-ИРАН-СОСТОЯНИЕ-И-ПЕРСПЕКТИВЫ-ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Similar publications: LKazakhstan LWorld Y G


Publisher:

Alibek KasymovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Alibek

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. М. МАМЕДОВА, РОССИЯ И ИРАН: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 28.06.2024. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/РОССИЯ-И-ИРАН-СОСТОЯНИЕ-И-ПЕРСПЕКТИВЫ-ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (date of access: 25.07.2024).

Publication author(s) - Н. М. МАМЕДОВА:

Н. М. МАМЕДОВА → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ТОЛКОВЫЙ СЛОВАРЬ РОССИЙСКИХ ФАМИЛИИ
13 minutes ago · From Alibek Kasymov
"РУССКАЯ ГРАММАТИКА" ГЕНРИХА ВИЛЬГЕЛЬМА ЛУДОЛЬФА
33 minutes ago · From Alibek Kasymov
"MY FRIEND ARKADY, DON'T SPEAK BEAUTIFULLY..." About lexical errors in modern public speech
3 hours ago · From Alibek Kasymov
ON THE OCCASION OF THE 80TH ANNIVERSARY OF SERGEI KONSTANTINOVICH ROSHCHIN
5 days ago · From Alibek Kasymov
И. Д. ЗВЯГЕЛЬСКАЯ. СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ
5 days ago · From Alibek Kasymov
НОВАЯ МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ РОСПИСИ И СРЕДНЕВЕКОВЫХ АРАБСКИХ ТЕКСТОВ, СОДЕРЖАЩИХ ХАДИСЫ
5 days ago · From Alibek Kasymov
ТУРКОЛОГИЧЕСКИЕ И ОСМАНИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ. ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ ВОЛГО-УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА XVI-XIX ВЕКОВ ИЗ ДРЕВЛЕХРАНИЛИЩ ТУРЦИИ
7 days ago · From Alibek Kasymov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.KZ - Digital Library of Kazakhstan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

РОССИЯ И ИРАН: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: KZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Kazakhstan ® All rights reserved.
2017-2024, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android