BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-320
Author(s) of the publication: ЭРНСТ ГЕНРИ

Share with friends in SM

Многими комментаторами в капиталистических странах сближение Пекина с Вашингтоном расценивается чуть ли не как некое "эпохальное" событие, призванное в дальнейшем изменить всю международную обстановку. В декабре 1978 г., когда США приняли решение установить дипломатические отношения с КНР, влиятельный западногерманский журнал "Der Spiegel" писал: "Смычка Америки с Китаем, несмотря на все сопровождающие ее фразы, представляет собой классический "переворот в системе союзов", переворот в существовавшей до сей поры расстановке сил, сравнимый с концом вражды между Габсбургами и Бурбонами в середине XVIII в. или вражды между Англией и Россией в начале XX в.". Председатель ЦК КПК Хуа Гофэн заявил на пресс-конференции по тому же поводу, что речь идет об "историческом повороте"1 . Главный организатор сговора с китайской стороны заместитель председателя ЦК КПК и заместитель премьера Госсовета КНР Дэн Сяопин изображается во многих органах западной прессы почти как какой-то современный Талейран или Бисмарк.

В то же время в капиталистическом мире часто ставится вопрос: что именно побудило администрацию США и правительство в Пекине в конце 1978 г. открыто пойти навстречу друг другу? Высказывается мнение, что этот сговор - дело рук нынешнего китайского руководства, сменившего в 1976 г. близкую к Мао Цзэдуну "группу четырех". Между тем в сговоре между КНР и США нет ничего неожиданного. Нельзя считать, что сближение этих государств началось только в 70-е годы. Корни сговора ведут гораздо глубже - к середине 40-х годов, когда штаб-квартира маоистов находилась в Яньани, центре Особого района Шэньси - Ганьсу - Нинся.

Взаимное притяжение сторон отчетливо проявилось еще тогда. Потребовались почти три с половиной десятилетия, чтобы довести дело до конца, но основные побуждения партнеров были в 40-х годах, по существу, те же, что и теперь. И маоисты, и Соединенные Штаты исходили прежде всего из своих скрытых антисоветских и экспансионистских замыслов. Причем контакты были установлены несмотря на то, что США тогда официально были теснейшим образом связаны с враждовавшим с Яньанью китайским правительством Чан Кайши в Чунцине. 22 июля 1944 г. в Яньань прибыла американская миссия, встреченная на аэродроме под звуки музыки руководством КПК во главе с Мао Цзэдуном. В состав миссии входили политические советники генерала Дж. Стилуэлла, командующего американскими вооруженными силами в Китае, Бирме и Индии, и старшие офицеры штаба военного атташе США в Чунцине. Переговоры начались немедленно.

Находившийся в то время в Яньани П. П. Владимиров, имевший возможность следить за событиями в ставке маоистов, записал в дневнике после ночной беседы с Мао Цзэдуном, что председатель ЦК КПК намерен теперь блокироваться в основном с США и Англией и рассчитывает на опасения Америки и Великобритании в отношении Советского Союза. "И вот это опасение должно, по его мнению, толкнуть эти государства на путь медленного, но верного сближения с Особым районом. Мао Цзэдун и его сторонники явно полагают шантажировать союзников мифом об агрессивности СССР, который якобы мечтает поглотить Китай (особенно Маньчжурию)... Председа-


1 "Der Spiegel", 1978, 25.XII, S. 80.

стр. 100


тель ЦК КПК не только намеревается заполучить оружие и оттеснить Чан Кайши, но и... исключить сколь-нибудь эффективное участие СССР в решении дальневосточной проблемы. И вообще нейтрализовать любые дипломатические усилия СССР"2 .

Американская миссия оставалась в Яньани почти два месяца. В августе 1944 г., согласно записям Владимирова, Мао Цзэдун сказал ему: "Мы подумываем о том, чтобы переименовать нашу партию. Именовать ее не "Коммунистическая", а как-то по-другому. Тогда для Особого района сложится более выгодная обстановка, особенно среди американцев"3 . Дело при этом было не в каком-то чисто формальном изменении названия. Мао прямо давал понять американцам, что возглавляемую им партию уже не нужно будет считать марксистско-ленинской, что он согласен превратить ее в буржуазно- националистическую организацию по духу.

23 августа того же года у члена американской миссии дипломата-разведчика Дж. Сервиса состоялась беседа с председателем ЦК КПК. Как свидетельствует Сервис, Мао говорил: "Китайские и американские интересы весьма сходны и дополняют ДРУГ друга. Они согласуются друг с другом экономически и политически. Мы можем и должны сотрудничать... Америке нет нужды опасаться, что мы не будем сотрудничать. Мы должны сотрудничать, и нам нужна американская помощь. Вот почему нам так важно знать, что вы, американцы, думаете и намечаете. Мы не можем пойти на риск вызвать ваше недовольство, не можем пойти на риск какого-нибудь столкновения с вами"4 . Это было сказано Мао Цзэдуном 36 лет назад, когда он в своих сообщениях в Москву и публичных выступлениях всячески распинался в своей неизменной дружбе с СССР.

Тогда же Сервис телеграфировал из Яньани в Вашингтон: "Исходя из весьма практических побуждений, коммунисты не рассчитывают на то, что Советская Россия сможет сыграть в Китае большую роль"5 . В конце сентября Владимиров отмечал: "Мао Цзэдун считает Советский Союз слишком обескровленным борьбой с фашистской Германией... А раз так, не стоит себя обременять... Для него шансы американцев гораздо предпочтительнее, и он с усердием набивается к ним в партнеры. Для Мао бесспорно, что сейчас предопределяется судьба Дальнего Востока и Китая. И главный арбитр - только США!.. Даже меня (уж чего я здесь не насмотрелся!) поражает, как далеко он заходит в своих обещаниях, гарантиях, заверениях и откровениях, граничащих с предательством"6 .

Контакты маоистов с американцами продолжались. 5 октября 1944 г. в Яньань прибыла новая группа американцев во главе с военным атташе США в Китае полковником М. Дэпасом и эмиссаром американской разведки "хирургом" Д. Армстронгом. Они тоже были встречены на аэродроме Мао Цзэдуном и Чжоу Эньлаем. Наконец, 7 ноября в ставку Мао явился личный представитель президента США бывший военный министр генерал П. Дж. Хэрли. "Смысл миссии Хэрли, - отмечал Владимиров, - не только в том, чтобы побудить Особый район к активным действиям против японцев, но и вбить клин между руководством КПК и Москвой"7 .

Проект соглашения был подписан обеими сторонами. Содержание переговоров было известно Владимирову8 . "Вряд ли подлинные тексты увидят когда-либо свет, - отмечал он. - Там все названо своими именами. Председатель ЦК КПК предлагал Америке свой союз, нерушимый союз, гарантировал независимость Яньани от политического курса Москвы и т. п... За оружие и союз с Соединенными Штатами Мао Цзэдун гарантировал отказ от "связей с Москвой". 14 ноября Хэрли сообщил Мао о своем "глубоком удовлетворении результатами переговоров", характеризовавшихся "блистательным духом сотрудничества". Он высказал надежду, что дух этот будет крепнуть и после победы над Японией, и выразил Мао признательность за его "мудрое письмо" президенту США, в котором он уповал на осуществление мечты, что после


2 П. П. Владимиров. Особый район Китая 1942 - 1945. М. 1973, стр. 302 - 303.

3 Там же, стр. 315.

4 "New Yorker", 1972, January.

5 "Der Spiegel", 1978, 25.XII, S. 86.

6 П. П. Владимиров. Указ, соч., стр. 349 - 350, 351, 352.

7 Там же, стр. 373, 377.

8 Там же, стр. 403, 505.

стр. 101


войны "две великие нации (китайская и американская) всегда будут плечом к плечу шагать вперед в строительстве мира во всем мире9 .

Процитированные здесь записи П. П. Владимирова подтверждаются фактическим материалом и с американской стороны10 . Находившийся летом 1944г. в Яньани американский журналист Т. Уайт, в то время представитель пресс-концерна Люса, сообщает, что он принимал участие в "великом замысле проверки возможностей союза между Америкой и китайскими коммунистами". С этой целью он вел беседы со своим "старым другом" Чжоу Эньлаем. Уайт добавляет, что когда родившийся в Китае американский дипломат Дж. П. Дэвис на встречах с Мао и Чжоу "исследовал возможности военного сотрудничества, союза... Яньань в тот момент обнимала нас как союзников и друзей". Далее Уайт рассказывает, что в 1945 г. Чжоу Эньлай "добивался через друзей в американском посольстве разрешения полететь в Соединенные Штаты, чтобы встретиться с Франклином Рузвельтом и разъяснить ему революцию"11 (в Китае, - Э. Г. ).

Таковы были расчеты маоистов в 1944 и 1945 годы. Они сделали тогда "все, чтобы обосновать им (американцам. - Э. Г. ) правомерность и необходимость союза", убеждая их "в полной национальной независимости КПК", всячески давая им понять, что "изоляция СССР на Дальнем Востоке отвечает не только американским интересам"12 . Тем не менее надежды маоистов в те дни не оправдались, но не по их вине, а, очевидно, в результате опасений президента США Ф. Рузвельта. Несмотря на все их обещания, в Белом доме и в государственном департаменте еще не могли поверить, что Мао Цзэдун всерьез готов отказаться от коммунистических идей и перейти в лагерь Запада. Даже заокеанским политикам это казалось тогда невероятным.

В конце концов в Вашингтоне было решено, что риск политического и военного альянса с Яньаныо слишком велик и что предпочтительнее продолжать делать ставку на Чан Кайши. По данным того же Уайта, сказалось и влияние крайнего реакционера Дж. Маккарти. Американские власти ограничились заявлением, что поставляемое ими армии Чан Кайши оружие предназначается только для борьбы с Японией. "Все же, - записывал Владимиров, - Мао Цзэдун не исключает обстоятельств, при которых Белый дом может изменить свое отношение к Особому району"13 . Руководство КПК надеялось на то, что среди американцев найдутся люди "с трезвыми взглядами", что они есть и в высшей администрации США. Окончательное решение в Вашингтоне было отложено, но "китайскую карту" продолжали держать в кармане. Двойственность политики США в Китае оставалась в силе. В Пекине тоже выжидали.

В Москве знали многое из того, что делалось в Яньани. Но, исходя из реальностей международных отношений военного времени, в частности отношений СССР с США, соблюдали осторожность. Мао Цзэдуну отнюдь не доверяли; учитывалось и наличие течений внутри Коммунистической партии Китая. Она не была однородной, ее деятели и функционеры занимали разные позиции. Мао Цзэдун в 1944 г. еще не успел окончательно удушить оппозицию и подчинить партию своей единоличной власти. В СССР не теряли надежды, что здоровые элементы внутри КПК смогут своевременно предотвратить предательство маоистской верхушки и вывести Китай на действительно социалистический путь.

Характеризовавшийся скрытыми расчетами курс группы Мао сказался и после разгрома советскими войсками японской Квантунской армии и создания с помощью СССР главной базы китайской революции в Маньчжурии. Бежавший в 1947 г. из захваченной гоминьдановцами Яньани Мао Цзэдун не соглашался с группой советских представителей в Маньчжурии, осуществлявшей оперативные контакты с КПК. Они советовали прежде, чем перейти в наступление на юг, накопить достаточные силы и по-настоящему подготовить Народно-освободительную армию Китая (НОАК) к такому


9 Там же, стр. 489, 505, 378 - 379.

10 Подробнее об этом см. А. М. Дубинский. Переговоры "союзнической группы наблюдателей" США с руководством КПК; "Вопросы истории", 1979, N 1.

11 Th. H. White. In Search of History. N. Y. 1978, pp. 181, 182, 122.

12 П. П. Владимиров. Указ, соч., стр. 396, 422.

13 Там же, стр. 475.

стр. 102


походу, обеспечив ей быструю победу. Мао же стоял за то, чтобы советские войска начали наступление за пределы Маньчжурии на территорию Северного Китая14 .

Разумеется, Мао не мог тогда искать прямой опоры в Вашингтоне, тем более что там все еще поддерживали Чан Кайши. Известно, что Мао Цзэдун в те дни позволял себе высказывания, например, такого рода: было бы лучше, если бы Китай не имел дипломатических отношений ни с СССР, ни с США15 . Было ясно, что в замаскированной форме делался акцент на отход маоистов от Советского Союза, единственного и естественного союзника китайской революции. Разыграть "американскую карту", вложенную маоистами в колоду еще в 1944 г., предполагалось, видимо, позднее. Как оказалось, это было сделано Мао Цзэдуном уже через пять лет.

В 1949 г., когда НОАК, оснащенная переданным ей СССР оружием разбитой японской армии, стала громить чанкайшистов и Мао обосновался в Пекине, тайные попытки сговориться с США были возобновлены. По поручению Мао Цзэдуна инициатором стал на этот раз Чжоу Эньлай, назначенный на пост министра иностранных дел КНР. Из рассекреченных госдепартаментом США в августе 1978 г. документов видно, что в 1949 г. Чжоу Эньлай в строго доверительном порядке обратился к США с просьбой помочь Китаю проводить курс, "независимый от Запада и Советского Союза". Связавшись с американскими представителями в Пекине, он попросил передать его послание самым высокопоставленным американским сановникам. При этом он категорически требовал не упоминать его имени, предупреждая, что в противном случае "он, конечно, откажется от этого послания самым решительным образом".

В этом обращении Чжоу Эньлая было также рекомендовано американцам исходить из того, что "Китай еще не является коммунистической страной, и если политика Мао Цзэдуна будет проводиться в жизнь правильно, то не станет коммунистической страной еще долгое время"16 . Иначе говоря, американцам была протянута та же приманка, что и в 1944 г.: отказ маоистов от принципов коммунизма. К удивлению Мао Цзэдуна и Чжоу Эньлая, сговор сорвался и на этот раз. Согласно официальным американским данным, предложение китайцев вызвало споры в госдепартаменте, но "в конечном счете было отвергнуто". При президенте Г. Трумэне в Белом доме, очевидно, считали, что в интересах США гораздо вернее опираться на обеспеченные позиции США в Японии и на Тайване, чем вести рискованную игру с Пекином.

Начавшаяся вслед затем вооруженная интервенция США в Корее окончательно укрепила тогда в Вашингтоне эту точку зрения. Известно, что командующий американскими вооруженными силами на Дальнем Востоке Д. Макартур предложил своему правительству подвергнуть бомбардировке Маньчжурию. Дело дошло до того, что государственный секретарь США Дж. Даллес при встрече с Чжоу Эньлаем в 1954 г. на Женевском совещании министров иностранных дел по Индокитаю отказался даже подать ему руку17 . В Пекине обиду проглотили. В течение последующих десяти лет Пекин и Вашингтон как будто оставались непримиримыми противниками. Но это только казалось. В глубокой тайне уже намечался новый этап в китайско-американских отношениях.

2

Понять причины неудержимого стремления Пекина договориться с Соединенными Штатами нетрудно. Для Мао Цзэдуна и его окружения дело было не только в том, чтобы оторвать США от Чан Кайши. Даже и не в том, чтобы вбить клин в отношения между КНР и СССР, подавить интернационалистов в КПК и тем самым укрепить свою диктатуру в ней. Главное для Мао заключалось в том, чтобы заблаговременно подготовить проведение политики, направленной на установление гегемонии Китая к югу, северу и западу от него. Это и было прежде всего сутью его секретных авантюристических планов. Как подтвердилось впоследствии, основные направления экспансиони-


14 О. Борисов. Советский Союз и Маньчжурская революционная база. 1945 - 1949. М. 1975, стр. 107.

15 О. Б. Борисов, Б. Т. Колосков. Советско-китайские отношения. 1945- 1970. М. 1972, стр. 42.

16 "Правда", 15.VIII.1978.

17 Th. H. White. Op. cit., p. 122.

стр. 103


стекой политики в Азии были намечены Мао еще за несколько лет до второй мировой войны, вероятно, вскоре после выдвижения его на пост руководителя КПК на расширенном совещании Политбюро ЦК КПК в Цзуньи в 1935 г. и начала его конфликта с Коминтерном. Уже в то время Мао Цзэдун в беседах с американским журналистом Э. Сноу говорил о притязаниях на Монгольскую Народную Республику и о надеждах на "возвращение" Китаю Кореи, Индокитая, Бирмы и других азиатских стран.

В Яньани учитывали, что СССР ни на какую гегемонию любой державы в Азии не согласится, и поэтому стали подыскивать подходящего союзника против СССР. Отсюда равнение маоистов на США вопреки тогдашним непрерывным заверениям Мао и его сторонников в преданности Советскому Союзу и мировому коммунистическому движению, вопреки подписанному 14 февраля 1950 г. советско-китайскому договору о дружбе, союзе и взаимной помощи. Когда в 1944 г. Мао повел в Яньани переговоры с полковником Д. Барретом, генералом Хэрли и другими посланцами Вашингтона, он явно исходил из своих великоимперских планов. Не менее очевидны были мотивы, побуждавшие Вашингтон уже тогда думать о наведении мостов к маоистам. Экономические, политические и стратегические интересы заокеанских империалистов толкали их в эту сторону.

В среде американских монополий уже с начала нашего века наблюдалось определенное размежевание в отношении главного направления их активности. Значительная часть крупных дельцов была заинтересована в первую очередь в экспансии в Западной Европе, Латинской Америке, позднее также на Ближнем Востоке и в Африке. Другая весьма влиятельная группировка большого бизнеса, в особенности на Дальнем Западе США, предпочитала направлять свои капиталовложения, а тем самым и свои экспансионистские устремления главным образом в сторону Восточной Азии и Тихого океана. Ее расчет строился на том, что инвестиции в этих районах из-за обширности и "молодости" местных рынков, дешевизны рабочей силы и изобилия нетронутых природных богатств должны приносить значительно более высокую прибыль.

"Тихоокеанская" школа американских империалистов готовилась к широкой экспансии в Азии десятилетиями. Еще в начале 1900-х годов ее горячий сторонник, президент США Т. Рузвельт заявил: "Географическое положение Америки на Тихом океане таково, что оно обеспечивает в будущем наше мировое господство в его водах, если мы с достаточной решимостью используем это положение"18 . В другой раз он подчеркнул: "Я считаю, что в дальнейшем история будет в большей степени определяться нашим положением на Тихом океане лицом к Китаю, чем нашим положением на Атлантическом океане лицом к Европе"19 .

Программу "лицом к Азии" разделяла и немалая часть американских военных, в особенности из среды высших офицеров военно-морского флота, а в годы второй мировой войны также генералов, воевавших в районе Тихого океана. В этих кругах главного противника видели сначала в Японии, позднее - в СССР. В годы войны к данной группировке принадлежали такие видные фигуры, как упомянутые выше генералы Д. Макартур, Дж. Стилуэлл, начальник генерального штаба армии США, впоследствии государственный секретарь генерал Дж. Маршалл, командующий американскими войсками в Китае и начальник штаба Чан Кайши генерал А. Ведемейер и другие. Эта группа крайних милитаристов считала в то время главной целью американской политики в зоне Тихого океана не только победу над Японией, но и установление американского контроля над Китаем. Нити от нее тянулись к госдепартаменту и к окружению президента Трумэна.

Подлинное ядро этих сил составляли крупные монополии. До первой мировой войны с их стороны была даже предпринята попытка превратить Китай в американскую вотчину, оттеснив там европейских империалистических конкурентов. В 1905 г. Т. Рузвельт выступил с предложением передать после русско-японской войны Маньчжурию формально Китаю, фактически же поставить ее "под руководство держав". Имелось в виду, разумеется, американское руководство. Так же предполагалось поступить с Китайско- Восточной железной дорогой20 . За этим предложением крылся


18 S. Nearing, J. Freeman. Dollar Diplomacy. N. Y. 1926, pp. 39 - 40.

19 A. Dennis. Adventures in American Diplomacy, 1896 - 1906. N. Y. 1928, p. 406.

20 T. Dennell. Roosevelt and the Russo-Japanese War. N. Y. 1925, p. 157.

стр. 104


грандиозный финансовый проект. Участвовавший в оплате денежных расходов предвыборной кампании Т. Рузвельта железнодорожный магнат Э. Гарриман предложил создать гигантскую кругосветную железную и морскую дорогу, прорезывающую Америку, Азию, Европу и два океана. Было ясно, что в основе проекта лежал тот же план установления американского господства над Китаем.

Из-за сопротивления Японии дело до этого тогда не дошло21 . Однако идея фактического, хотя и замаскированного захвата Китая Соединенными Штатами, а тем самым и создания великоамериканской тихоокеанской империи продолжала бродить в умах заокеанских монополистов, генералов и политиков, убежденных, что таким путем США смогли бы добиться мировой гегемонии. Финансовой опорой этих кругов был калифорнийский "Бэнк оф Америка", самый крупный банк в капиталистическом мире, начавший еще в конце 40-х годов открывать свои филиалы в разных странах Азии и ввозить туда большие капиталы22 .

Еще раньше те же силы предприняли знаменательный политический шаг: Америка встала за спиной узурпировавшего власть в Китае Чан Кайши. Под надзор американских советников перешли правительство и армия Китая. Предполагалось, что в дальнейшем американское влияние еще более укрепится и Китай попадет под полную зависимость от США. Главным противником Соединенных Штатов, помимо Японии, считался теперь СССР, связанный братскими узами с коммунистическим движением в Китае. Вот почему, когда через 3 года после вступления Японии во вторую мировую войну маоистское руководство в Яньани обратилось к США с предложением заключить союз, Вашингтон сразу заинтересовался этим. Ведь представлялась возможность осуществить старые планы совершенно неожиданным путем.

Понять современную политику США по отношению к Китаю без учета экономических и стратегических интересов "тихоокеанской" школы американских империалистов трудно. В сентябре 1944 г. Сервис спрашивал Мао Цзэдуна, "на каких политических и экономических основах возможны вложения американского капитала" в Китае и как он относится к мысли о "руководстве американцами (или участии их в таком руководстве) крупными промышленными комплексами". Сервис пришел тогда к выводу, что руководство КПК - "вполне подходящий партнер" для США23 . Полтора года спустя, 1 февраля 1946 г., находившийся в Пекине в качестве личного представителя Трумэна генерал Маршалл передавал в Вашингтон содержание своей беседы с Чжоу Эньлаем. Точка зрения этого маоистского политика была сформулирована Маршаллом следующим образом: "Когда мы (китайцы. - Э. Г. ) говорим, что следует вступить на иной путь (то есть отойти от СССР и пойти навстречу США. - Э. Г. ), то мы имеем в виду, что мы хотим перенять для себя демократию и науку американского образца и прежде всего желаем ввести в нашей стране аграрные реформы, индустриализацию и развитие личности, для того чтобы мы смогли построить независимый, свободный и успешно действующий Китай"24 . Американцы были изумлены, услышав подобные заверения.

"В этих переговорах, - отмечал Владимиров, - вскрылись новые для меня обстоятельства. Американцы не сомневаются в допустимости прочного альянса с Мао Цзэдуном. Их даже не тревожит Компартия как ведущая сила Особого района, а возможно, и будущего Китая. Им крайне важно, чтобы КПК была "самостоятельной, независимой от Москвы". Это уже предполагает определенные националистические аспекты в политике КПК. Словом, "социализм националистический" в Особом районе или в Китае устраивает Вашингтон... Характерно, что здесь подобным желаниям не дают отпора. Идет торговля. И все дело в цене"25 . Крайний национализм под маской коммунизма, с одной стороны, экономический и стратегический империализм под прикрытием "демократии", с другой... Обе стороны начинали хорошо понимать друг друга.

Тем не менее принять заманчивые предложения маоистов США сразу после второй мировой войны не решались. Особенно помешала разразившаяся в 1950 г.


21 П. П. Севостьянов. Экспансионистская политика США на Дальнем Востоке (в Китае и Корее в 1909 - 1911 гг.). М. 1958, стр. 20.

22 M. and B. James. Biography of a Bank. N. Y. 1954, p. 480.

23 П. П. Владимиров. Указ, соч., стр. 335, 339.

24 "Der Spiegel", 1978. 25.XII, S. 86.

25 П. П. Владимиров. Указ, соч., стр. 370.

стр. 105


война в Корее, когда американские интервенты стали угрожать и Китаю. Только несколько лет спустя между маоистами и американской дипломатией вновь устанавливаются связи, на этот раз в еще более глубоком секрете. Обострившаяся антисоветская политика Д. Эйзенхауэра и Даллеса побудила Вашингтон наконец всерьез пойти навстречу Пекину. Там этого ждали с нетерпением. Мао Цзэдун готовился к открытому разрыву с СССР и международным коммунистическим движением. Заявив 14 ноября 1957 г. на Совещании представителей коммунистических и рабочих партий в Москве, что нужно взять курс на новую мировую войну, если даже в ходе ее погибнет половина человечества26 , маоистский лидер стал стремиться к альянсу с США еще активнее, чем в годы войны.

3

Новые контакты между Пекином и Вашингтоном начались, когда маоисты постарались получить от СССР максимум экономической помощи. Как известно, Советский Союз после войны предоставил КНР льготные кредиты на общую сумму около 2 млрд. руб., помог Китаю в строительстве более 250 крупных промышленных предприятий, ставших костяком китайской индустрии, и безвозмездно передал ему 24 тыс. комплектов научно-технической документации, оценивавшихся во много миллиардов долларов27 . Все это не мешало маоистским политикам продолжать добиваться сговора с США за спиной Советского Союза и именно против него, как и против азиатских народов. Осуществление намеченного в Пекине плана создания китайской сверхдержавы в Азии начиналось к тому времени уже на практике.

Прямые контакты с США были возобновлены в 1955 году. Встречи между послами КНР и США происходили в Женеве, затем в Праге и Варшаве. С китайской стороны было вновь поставлено условием хранить содержание переговоров в строжайшей тайне. Публично маоистские руководители продолжали громить американский империализм и подчеркивать факт дружбы Китая с СССР. Выступая 8 сентября 1958 г. на заседании Верховного государственного совета КНР, Мао Цзэдун заявил: "Если монополистическая клика Америки будет упорствовать в проведении своей политики агрессии и войны, то неизбежно наступит день, когда народы всего мира вынесут ей смертный приговор и приведут его в исполнение"28 . В том же году на совещании в Чэнду он говорил: "Надо дружить с Советским Союзом, со всеми странами народной демократии, с коммунистическими партиями и рабочим классом разных стран, выступать за интернационализм, учиться положительному у Советского Союза и других стран"29 .

Двойная игра - такая же, какая когда-то практиковалась китайскими мандаринами, - не прерывалась ни на день. Дирижировал маоистской дипломатией Чжоу Эньлай, явно специализировавшийся на интригах с Западом. П. П. Владимиров еще в годы войны отмечал, что Чжоу "держится с американцами как старый знакомый" и что "именно он готовит все наиболее ответственные внешнеполитические акции" во время переговоров30 . Мао Цзэдун предпочитал в это время держаться в тени, видимо, стараясь сохранить для себя алиби "коммунистического" идеолога. Чем больше в маоистской верхушке накапливались националистические и имперские настроения, тем больше укреплялись ее расчеты на альянс с США. Одно было неразрывно связано с другим. Американцев удивляло, как настойчиво строился к ним мост с другого берега. Тем не менее для заключения сделки между КНР и США потребовались еще годы.

В числе обсуждавшихся на переговорах проблем были, например, такие, как война во Вьетнаме и контроль над атомным вооружением. Было достигнуто взаимопонимание относительно того, что в ответ на гарантию неприкосновенности Китая со стороны вооруженных сил США он не предпримет широкого вмешательства в войну в Индокитае. Вашингтон, в свою очередь, обещал не поддерживать тайваньскую марионетку Чан Кайши, если тот решится на вооруженные действия против континенталь-


26 "О чем умалчивают в Пекине". М. 1972, стр. 32.

27 "Правда", 1.X.1974.

28 "О чем умалчивают в Пекине", стр. 27.

29 Там же, стр. 26.

30 П. П. Владимиров. Указ, соч., стр. 327, 533.

стр. 106


ного Китая31 . Иначе говоря, велась тщательная предварительная подготовка генеральной сделки. Интересы сторон и возможности их совпадения или сближения обсуждались во всех деталях.

14 января 1962 г. бывший президент США Эйзенхауэр, под эгидой которого велись переговоры, отмечая ухудшение отношений между КНР и СССР, откровенно заявил: "Нас радует возникновение этих разногласий". В инструкциях американским послам Белый дом указывал: "Хотя Соединенные Штаты ничего не могут сделать, чтобы углубить этот раскол (здесь Эйзенхауэр говорил не то, что думал. - Э. Г. ), мы должны по крайней мере избегать шагов, которые могли бы содействовать его устранению"32 . Буквально ту же мысль повторил сенатор Г. Джэксон: "Центральная проблема, которую мы обязаны иметь в виду, состоит в том, что мы не должны делать ничего, что могло сблизить русских и китайцев... Самое ценное, что мы имеем, - это раскол между Советским Союзом и Красным Китаем"33 . Это был голос американского военно-промышленного комплекса, ведущим представителем которого в сенате считается Джэксон. Впоследствии именно к этой формуле сводились соображения и Г. Киссинджера.

13 декабря 1963 г., уже при президенте Дж. Кеннеди, помощник государственного секретаря США по делам Дальнего Востока Р. Хилсмэн выступил с заявлением о готовности Соединенных Штатов держать "открытые двери" для переговоров с КНР об улучшении взаимоотношений. При этом было подчеркнуто, что правительство США полно решимости сохранить эти двери открытыми, поскольку такое развитие событий "может пойти на благо нашей страны". В данной связи "New York Times" 16 декабря 1963 г. замечала: "Это заявление не изменило политику, но оно изменило позицию Вашингтона". В следующем году президент Л. Джонсон получил из Пекина приглашение приехать в Китай. Позднее государственный секретарь Д. Раек в одном из своих выступлений дал понять, что переговоры с Китаем имеют гораздо большее значение, чем это можно представить по их освещению в прессе. Со своей стороны, беседуя с японскими парламентариями, министр иностранных дел КНР Чэнь И подчеркнул, что Китай давно прервал бы переговоры с США, если бы не считал их полезными34 . Это было сказано несмотря на то, что во Вьетнаме уже происходила вооруженная интервенция Соединенных Штатов35 . Перерыв в китайско-американских переговорах, сделанный тогда Пекином по чисто тактическим соображениям, никаких особых последствий не имел.

12 июля 1966 г. президент Джонсон, выступая перед советом выпускников учебных заведений, изложил новую "азиатскую" доктрину США. Он подчеркнул, что Азия, в особенности ее юго-восточная часть, является "сферой интересов США" и что они будут и впредь использовать там американскую военную мощь. "Тихоокеанская" доктрина Джонсона, таким образом, по сути дела мало чем отличалась от доктрины (под тем же названием) Т. Рузвельта, провозглашенной в начале 1900-х годов. В том же выступлении Джонсон высказался за "примирение между государствами (США и КНР. - Э. Г .), которые называют себя врагами", и за создание в бассейне Тихого океана и в Азии под эгидой Соединенных Штатов "международного сообщества правопорядка", участвовать в котором приглашался и "материковый Китай"36 . Характерно, что именно в те же дни в Китае была организована бешеная антисоветская кам-


31 K. T. Young. Negotiating with the Chinese Communists: the U. S. Experience, 1953 - 1967. N. Y. 1968, p. 461.

32 Цит. по: М. С. Капица. КНР: два десятилетия - две политики. М. 1969, стр. 197.

33 Там же, стр. 346 - 347.

34 "Внешняя политика КНР. О сущности внешнеполитического курса современного китайского руководства". М. 1971, стр. 169.

35 Один из американских сенаторов заявил в то время: "Ясно, что поддержка Ханоя Пекином была преимущественно поддержкой с помощью длинного языка". Другой сенатор заметил, что ошибаются те, кто считает Китай главным противником Соединенных Штатов. "Россия, а не Китай, - продолжал он, - главный поставщик оружия для Северного Вьетнама" (цит. по А. Бовин, Л. Делюсин. Политический кризисе Китае. М. 1968, стр. 170).

36 "Four Essentials for Peace in Asia. Address by President Johnson". "The Departament of State Bulletin", 1966, August 1, pp. 158 - 162.

стр. 107


пания, доходившая до массовых бесчинств у здания советского посольства в Пекине37 . И то, и другое были явно не случайными явлениями.

В конце 1966 г. в Вашингтоне при государственном департаменте была создана специальная консультативная комиссия по проблемам Китая. В ее состав вошли такие известные американские китаеведы, как Д. Барнетт, какое-то время заместитель помощника государственного секретаря, и Ф. Страус, бывший посол США в Камбодже, проведший 11 лет в Китае и не раз встречавшийся с Чжоу Эньлаем38 .

В 60-е годы на идее важности сближения с Китаем уже сходился весь реакционный лагерь в США, если не считать подкупленного чанкайшистами "тайваньского лобби". Но влияние этого лобби, когда-то весьма значительное в Вашингтоне, неуклонно падало. Бывший американский посол в Японии Э. Рейшауэр писал: "Если представительство двух Китаев невозможно, мы должны признать, что потеря Тайванем места в Организации Объединенных Наций, по всей вероятности, меньше повредит американским общим интересам, чем продолжение нашего вето в отношении Пекина". Тот же Рейшауэр выдвинул предложение эвакуировать американское ядерное оружие с о. Окинава и этим расчистить путь для дальнейших переговоров с Пекином39 . Специальный помощник президента Джонсона Б. Д. Мойерс призывал отбросить "риторику", которой сопровождается дискуссия в США относительно Китая, и занять с целью соглашения с Пекином "правильную позицию"40 .

В секретном документе, разосланном в феврале 1967 г. американским информационным центрам за рубежом, говорилось: для США желательно, чтобы "Мао и его группа оставались пока у власти", поскольку "их главные усилия направлены против СССР". Тут же отмечалось, что если будущий правитель Китая (очевидно, после смерти Мао. - Э. Г. ) станет "направлять свои главные усилия против СССР", то он может рассчитывать на молчаливую поддержку Соединенных Штатов41 . В январе 1968 г. президент Джонсон сообщил о намерении правительства обсудить вопрос о поставке в Китай продовольствия и об отношениях США и КНР в области культуры и образования. Заместитель государственного секретаря Н. Катценбах дал понять, что некоторые вопросы, поднимавшиеся КНР и США еще в 1955 - 1956 гг., могли бы уже встретить более энергичный подход со стороны США.

Вашингтон был теперь готов идти на уступки. Почему? Видимо, потому, что Пекин к тому времени смог убедить США в своих антисоветских идеях и планах. Когда в марте 1969 г. маоисты организовали вооруженное столкновение в районе р. Уссури и несколько позже заявили о своих претензиях на 1,5 млн. кв. км территории Восточной Сибири и Советского Дальнего Востока, это дало Вашингтону решающий толчок для сговора с Пекином. Именно с того времени президент США Р. Никсон, государственный секретарь У. Роджерс и другие видные американские сановники стали все чаще выступать с заявлениями о желании США улучшить отношения с КНР. Ограничения на торговлю с Китаем были ослаблены, постоянная боевая готовность 7-го флота США в Тайваньском проливе отменена.

Это были очень серьезные решения, предвещавшие многое. Американо- китайские переговоры вскоре дали конкретные результаты. На пленуме ЦК КПК в августе 1970 г. были впервые оглашены некоторые данные об этих переговорах. Тогда же было объявлено о готовящемся коренном повороте внешнеполитического курса Китая в сторону сближения с Соединенными Штатами42 . В апреле 1971 г. Чжоу Эньлай на встрече с американскими спортсменами в Пекине подчеркнул, что речь идет о "новой странице в китайско-американских отношениях"43 . В октябре того же года в столицу КНР внезапно явился помощник президента Никсона по вопросам нацио-


37 Е. Ю. Богуш. Маоизм и политика раскола в национально- освободительном движении. М. 1969, стр. 104 - 105.

38 С. Сергейчук. США и Китай (Политика США в отношении Китая, 1948 - 1968). М. 1969, стр. 162.

39 "Внешняя политика КНР", стр. 159, 160.

40 М. С. Капица. Указ, соч., стр. 347.

41 "Tribune" (Шри Ланка), 19.V.1968.

42 "30 лет КНР". "Проблемы Дальнего Востока", 1979, N 3, стр. 19.

43 "Economist", 17.IV.1971; см. также "Внешняя политика КНР", стр. 170 - 171; "Внешняя политика и международные отношения Китайской Народной Республики". М. 1974, стр. 243 - 255.

стр. 108


нальной безопасности Киссинджер. Он заявил, что Китай представляет собой "важный мяч в игре сил на арене мировой политики"44 .

21 февраля 1972 г. в Пекин прибыл Никсон в сопровождении Киссинджера и Роджерса45 . Визит этот, состоявшийся несмотря на отсутствие дипломатических отношений между двумя странами, взволновал западную прессу. Только теперь в капиталистическом мире по-настоящему поняли значение тех переговоров, которые годами велись между КНР и США. Никсон был принят Мао Цзэдуном и на банкете в Шанхае провозгласил: "Сегодня два наших народа держат в своих руках будущее всего мира"46 . Такого заявления об отношениях с другим государством не делал еще ни один американский президент. На банкете в Пекине Никсон, отвечая Чжоу Эньлаю, сказал: "То, что мы делаем здесь, должно изменить мир. Нас свело то, что мы имеем общие интересы, которые превосходят все разногласия"47 . Переговоры, которые в 1971 г. вновь вел Чжоу Эньлай, происходили и на этот раз в секретной обстановке. Журналистами было подсчитано, что за время пребывания в Китае президент США провел с Чжоу Эньлаем в общей сложности 40 часов48 . Было замечено, что китайская сторона не сочла нужным осудить усиливавшуюся тогда американскую агрессию во Вьетнаме. Киссинджер вернулся из Пекина убежденным, что китайско-американские переговоры стоят свеч. Дипломатические отношения между США и КНР тогда все-таки не были установлены. Очевидно, Соединенные Штаты в то время еще не были готовы идти достаточно далеко навстречу маоистам. От Пекина требовались дальнейшие шаги, которые и были сделаны.

1972 год, июль. Новый американский визит в Пекин, на этот раз лидера республиканской партии в конгрессе будущего президента США Дж. Форда. Заявление его по возвращении в Вашингтон: "Они (высокопоставленные китайские деятели. - Э. Г. ) не хотят, чтобы США уходили из зоны Тихого океана или из какого-либо другого района мира. Они считают, что наше присутствие является залогом мира и стабильности и что уход Соединенных Штатов приведет к возникновению нестабильности в мире"49 . Тогда же крупнейший американский военный концерн "Боинг", с которым связан сенатор Г. Джэксон, получил лицензию на поставку в Китай реактивных самолетов "Боинг-707". В то же время выдается лицензия другой ведущей военной корпорации, "Макдоннелл-Дуглас", на поставку в Китай самолетов "ДС- 10"50 . Американский военно-промышленный комплекс непосредственно включается в сговор, рассчитывая в будущем на китайский рынок. Это отозвалось и на вопросе о гонке вооружений. Представитель США в Женевском комитете по разоружению Дж. Мартин, выступая 26 октября 1972 г. на пресс-конференции, констатировал, что США и КНР пришли фактически к одинаковой позиции относительно созыва всемирной конференции по разоружению, хотя исходили из разных предпосылок51 .

1973 год, март. Руководителем группы связи КНР в Вашингтоне назначается посол Китая во Франции Хуан Чжэнь, руководителем американской группы связи в Пекине - видный кадровый дипломат, бывший посол США во Франции, Англии и ФРГ Д. Брюс. Тогда же китайский представитель на международной конференции по Вьетнаму заявляет, что КНР желает "двигаться полным ходом к более тесному сотрудничеству с Вашингтоном" и не заинтересована во встречах с представителями европейских социалистических стран, так как "мы говорим с ними на разных языках"52 .

1974 год, июль. Вернувшийся из поездки в Пекин сенатор Джэксон признает, что он обнаружил "совпадение интересов (США и Китая. - Э. Г. ) во многих областях" и понимание в Пекине "важности сохранения НАТО". Во время его переговоров "идеология ни в одном случае не помешала ясному обмену мнениями"53 .


44 "Der Spiegel", 1978, 25.XII, S. 87.

45 Напомним, что политическая карьера Никсона началась в Калифорнии - центре "тихоокеанской" школы американских империалистов.

46 "Литературная газета", 8.III.1972.

47 "Правда", 23.II.1972.

48 "Svobodne slovo", 28.II.1972.

49 "Правда", 10.VII.1972.

50 "Правда", 14 и 22.VII.1972.

51 "Правда", 27.X.1972.

52 "Правда", 9.VII.1974.

53 Там же.

стр. 109


1975 год, апрель. Лидер фракции правившей в США республиканской партии в палате представителей Дж. Роудс по возвращении из Китая сообщает, что китайские руководители в ходе встреч очень мало говорили о положении в Юго-Восточной Азии, но зато высказались в поддержку НАТО и за продолжение присутствия американских войск в Западной Европе54 .

"New York Times" 3 апреля 1975 г. пишет, что Китай проявляет "одержимость" в высказываниях против политики разрядки. Высокопоставленные американские гости продолжают посещать Китай. Вашингтон проверяет настроения в Пекине и получает одно заверение в дружбе и преданности за другим. Президент США Дж. Форд по примеру своего предшественника Никсона лично является в декабре 1975 г. в Пекин и встречается с Мао Цзэдуном. В речи на его приеме Дэн Сяопин говорит, что Европа представляет собой "стратегический центр схватки", которая "неизбежно приведет к новой мировой войне", он призывает к объединению "всех сил" против Советского Союза55 . Недвусмысленно намекается на то, что в случае столкновения США с СССР Китай окажет американцам свою помощь. "Washington Post" пишет в те дни, что Китай - самый лучший помощник США на мировой арене; несмотря на свою риторику, он действует так, чтобы укрепить американское присутствие в Южной Корее и Японии, на Филиппинах и в Таиланде; он сдерживает Северную Корею и Северный Вьетнам; время от времени он помогает и в ООН.

То же подтвердил американский специалист по китайским делам С. Спектор. Летом 1976 г. он побывал в КНР и вынес из поездки такое впечатление: пекинское руководство настаивает на сохранении американского присутствия в Азии, выступает за увеличение военно-морских сил США в Индийском океане и выражает разочарование по поводу поражения США во Вьетнаме.

В августе 1977 г., уже при президенте Дж. Картере, государственный секретарь США С. Вэнс заявил после встречи в Пекине с Хуа Гофэном и Дэн Сяопином: состоялся "весьма серьезный обмен мнений по многим вопросам, как глобальным, так и двусторонним", причем вашингтонская администрация рассматривает налаживание связей с Китаем как одну из своих центральных задач56 . Выступая по телевидению, сенатор Джэксон предложил немедленно поставить Китаю крупные партии американского оружия и создать в КНР "более надежную оборону"57 .

18 мая 1978 г. "New York Times" писала по поводу переговоров, которые вел в Пекине помощник президента по вопросам национальной безопасности З. Бжезинский, что он, "как никто другой из официальных американских лиц, заинтересован в том, чтобы столкнуть Китай с Советским Союзом". В октябре того же года в столицу КНР прибыли американский министр энергетики, бывший директор ЦРУ Дж. Шлесинджер, а также видный специалист ЦРУ по Китаю Дж. Лилли58 . Наконец, 15 декабря 1978 г. было заключено китайско-американское соглашение об установлении дипломатических отношений. За два дня до этого Дэн Сяопин в интервью американским журналистам Новаку и Эвансу торжествовал по поводу создания "союза против белого медведя"59 . По сути дела, Дэн только повторил то, что уже с 1944 г. твердили американцам Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай60 .

Каковы же перспективы китайско-американского "альянса"? Кто в конечном счете выиграет на сговоре этих сил? В настоящее время перевес явно на стороне Соединенных Штатов. Хотя американцы временами и идут на некоторые поблажки Пекину, маоисты делают им более существенные уступки, поступаясь национальными интересами Китая. Примером может служить хотя бы судьба Тайваня, остающегося после


54 "Правда", 13.IV.1975.

55 "Правда", 3.XII.1975.

56 "Правда", 27.VIII.1977.

57 "Правда", 14.IX.1977.

58 "Правда", 31.X.1978.

59 "Der Spiegel", 1978. 25.XII, S. 85.

60 Дэн Сяопин был в свое время ближайшим другом Чжоу Эньлая и сегодня считается его верным последователем. Сам же Чжоу десятилетиями пытался сблизить Пекин с Вашингтоном. По словам Уайта, Чжоу даже убеждал Мао действовать именно в этом направлении. Если "мост" между КНР и США останется стоять, то это будет "величайшей заслугой Чжоу в интересах обоих народов" (Th. H. White. Op. cit., p. 122).

стр. 110


всех "теплых" китайско-американских встреч фактически форпостом США у самых берегов КНР. Дэн Сяопин недавно дал понять, что этот политически и стратегически важный остров, где чанкайшисты все еще сохраняют свою базу, отдан Соединенным Штатам. Можно утверждать, что Тайвань превращается в нечто вроде американского полудоминиона.

Но дело, разумеется, не только в Тайване. Китаем сделаны и другие уступки Соединенным Штатам, в том числе и в области экономики. Существующие между КНР и США серьезные противоречия после дипломатического сговора Пекина с Вашингтоном не исчезают; они только как бы внедряются глубже в их отношения. Достаточно упомянуть о явном столкновении долгосрочных интересов США и КНР в районе Тихого океана, где американцы действуют сообща с Японией и где у маоистов свои планы. Даже район Индийского океана, где США и Китай в настоящее время совместно плетут интриги против народов Востока и против СССР, может рано или поздно стать предметом споров между ними.

Несомненно, американские империалисты будут и в дальнейшем делать все, чтобы направлять политику КНР в свое русло. Но и маоисты, в свою очередь, рассчитывают в будущем свести счеты с США. Недаром заведующий отделом ЦК КПК, позднее член Политбюро и заместитель премьера Госсовета КНР Гэн Бяо 24 августа 1976 г., выступая перед слушателями пекинской дипломатической академии и говоря о "двух сверхдержавах", заявил: "Для того чтобы выжить, мы должны в первую очередь иметь дело с одной, чтобы победить другую... В данный момент пусть США защищают... берега Восточно- Китайского моря, чтобы мы могли сосредоточить больше сил для противодействия северной державе... Когда мы сочтем, что время настало, мы скажем дяде Сэму: "Будь добр, упаковывай вещички"61 . Иначе говоря, двойная игра ведется с обеих сторон. Каждая надеется переиграть другую.

Главное в том, что как американские империалисты, так и китайские националисты мечтают о мировой гегемонии. Вступая в сговор друг с другом, ни те, ни другие ни на минуту не забывают о своих собственных и где-то перекрещивающихся целях. Но стремиться к мировому господству в нашу эпоху - значит вступать в неразрешимый конфликт с самой жизнью. История это уже доказала раз и навсегда. Что же касается непосредственных итогов сговора Вашингтона с Пекином на сегодняшний день, то ясно одно: стремясь к мировой гегемонии, Китай стал сейчас на деле младшим партнером США. Все говорит за то, что так дело будет обстоять и в ближайшем будущем. Пекин сам пошел по этому пути.


61 "Heading for Chaos and War". M. 1978, pp. 51 - 52.

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/ПЕКИН-ВАШИНГТОН

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ЭРНСТ ГЕНРИ, ПЕКИН - ВАШИНГТОН // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 14.02.2018. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/ПЕКИН-ВАШИНГТОН (date of access: 30.11.2020).

Publication author(s) - ЭРНСТ ГЕНРИ:

ЭРНСТ ГЕНРИ → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
469 views rating
14.02.2018 (1020 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Окна. Пластиковые или деревянные?
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Какие преимущества у пластиковых окон перед металлическими и деревянными?
3 days ago · From Казахстан Онлайн
Абдельазиз Бутефлика
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
Тевтонский орден на Ближнем Востоке в XII-XIII вв.
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
В. БЕНЕКЕ. Военное дело, реформы и общество в царской России. Воинская повинность в России. 1874-1914
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
Обычай взаимопомощи в Дагестане в XIX - начале XX в.
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
Дагестан и отношения России с Турцией и Ираном во второй половине 70-х гг. XVIII в.
Catalog: История 
13 days ago · From Казахстан Онлайн
"Пражская весна" и позиция западноевропейских компартий
Catalog: История 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
Эссад-паша Топтани
Catalog: История 
16 days ago · From Казахстан Онлайн
Становление и развитие народного образования в Саудовской Аравии в XX в.
16 days ago · From Казахстан Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·1245 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·1245 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·1245 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·1245 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·1245 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·1245 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·1245 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·1245 days ago

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ПЕКИН - ВАШИНГТОН
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2020, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones