Libmonster ID: KZ-2313
Author(s) of the publication: Ю. ГАЛЕНОВИЧ

Ю. ГАЛЕНОВИЧ

Доктор исторических наук

КИТАЙ ГЛАЗАМИ КИТАЕВЕДА

Наблюдая почти в течение месяца за жизнью Китая, я пришел к выводу, что рассказывать о своих впечатлениях можно, только применяя формулу: "с одной стороны...", "с другой стороны". Изменения в стране после прихода к власти команды Ху Цзиньтао-Вэнь Цзябао определенно происходят. Но однозначно оценить их далеко не просто.

Возможно, правы те китайские интеллигенты, которые советуют принимать во внимание соответствующий "национальному менталитету" и "национальной" же склонности к стабильности некий как бы "ползучий" характер перемен, их намеренную замедленность, постепенность, почти незаметное свершение, но все-таки движение вперед. Итак, предпримем попытку вникнуть в эти перемены.

При очередном посещении Пекина в апреле 2005 г. я счел своей обязанностью, как и всегда, побывать в Национальном музее Китая.

Раньше на главной площади столицы КНР - Тяньаньмэнъ на протяжении многих десятилетий находились два музея: Музей истории революции китайского народа и Музей истории Китая.

Теперь нет ни того, ни другого. На их месте появился Чжунго гоцзя боугуань, что предлагается переводить как Национальный музей Китая.

Здание трех- и, частично, четырехэтажное. Все помещения с очень высокими потолками. На одном из нижних этажей, в правом крыле от входа, занимая лишь часть этого крыла, находилась выставка, посвященная древней Греции, а слева - государству тангутов Си-Ся, или Западному Ся.

ПО СТОПАМ МАДАМ ТЮССО

Согласно энциклопедии, Ся - это протокитайское племя, возглавившее в конце III - начале II тысячелетия до н.э. союз племен в районе среднего течения реки Хуанхэ.

В экспозиции музея речь идет, главным образом, о Си-Ся - государстве, созданном в конце X в. до н.э. тангутами на территории современной китайской провинции Ганьсу и западной части провинции Шэньси и завоеванном монголами в 1227 г. В пояснениях к экспонатам особо подчеркивается, что тангуты находились под влиянием ханьцев и что культура Западного Ся, а в равной степени и культура китайской нации, представляет собой сплав культур ханьцев и тангутов.

Таким образом, ознакомление с экспозицией подводит к мысли о том, что и современная китайская нация - Чжунхуа миньцзу, или нация Чжунхуа - это "непрерывно продолжающаяся" нация, взявшая свое начало за 3 тыс. лет до н.э. и вобравшая в себя культуры разных народов, представляет собой не моно-, а полиэтническую нацию, древнейшую на Земле, впитавшую в себя многие нации, с которыми ей пришлось повстречаться на своем историческом пути. Причем китайская нация сохраняется до сих пор, в то время как другие древние нации этого сделать не смогли, утратили свою былую мощь, силу и даже, в каком-то смысле, культуру.

Что же касается древней Греции, то ее этнический состав в III тысячелетии до н.э. был пестрым. Затем прежних жителей оттеснили и ассимилировали протогреческие племена. Первые их государства образовались в начале II тысячелетия до н.э.

В экспозиции демонстрируются макеты древнегреческих памятников культуры, сохранившиеся предметы или их копии. Приводится карта греческих колоний, согласно которой, в частности, побережья Азовского и Черного морей были освоены греками.

Если вспомнить о том, что писали в свое время в Китае, то окажется, что умозрительно ареалы распространения греческих и китайских владений соприкасаются один с другим в районе Черного моря. Причем это происходило тогда, когда остальные пространства или части нашей планеты вне этих владений были еще якобы дикими или неокультуренными. Ни о Египте, ни о Месопотамии, ни об Индии здесь речь не идет.

Судя по тому, как поданы или сопоставлены эти две экспозиции - о Западном Ся и о древней Греции, определенно видно, что древняя культура китайской нации более тонкая, более глубокая, даже если взять только письменность и ее художественное графическое изображение, не говоря уже о предметах быта, чем культура древней Греции.

Посетителя ненавязчиво подводят к мысли о том, что у Востока и Запада появились в древности, примерно в одно и то же время, свои очаги культуры. Китайский очаг - культура более совершенная. Китайский очаг сохранился до наших времен. Такой вывод можно сделать при сопоставлении западного - европейского и восточного - китайского начал, вытекающий из ознакомления с первыми выставками в Национальном музее Китая в 2005 г.

стр. 21


ИСТОРИЯ РЕВОЛЮЦИИ В ВОСКОВЫХ ФИГУРАХ

Но в Национальном музее есть еще одна - третья - выставка. Она расположена этажом выше двух первых, как бы на их основании, и являет собой современный итог развития двух начал, а точнее, по-моему, одного начала - китайского в мировой культуре.

Обратимся к этой экспозиции. Весной 2005 г. главное место здесь занимала, пожалуй, первая в своем роде в Китае галерея восковых фигур - Чжунго ла сян гуань.

Людям, интересующимся историей Китая, а также тем, что в этой стране считается основой представлений о прошлом Китая, посещение этой галереи может дать много пищи для раздумий. Галерея, безусловно, создана при непосредственном участии Отдела пропаганды ЦК КПК.

Это, действительно, галерея восковых персон в натуральную величину при хорошем художественном исполнении (не считая мелочей вроде слишком буйной растительности на головах Маркса и Энгельса). Она знакомит и с историей Китая, и с историей революции в Китае в их современном толковании.

Восприятие выставки облегчено до предела. Здесь только фигуры и лапидарные пояснения к ним. Сначала посетитель попадает как бы в планетарий, а может быть, на то самое Небо, под которым и расположена вся Вселенная или, по-китайски, Тянься - Поднебесная.

На фоне звездной бесконечности персона номер один - первый китаец в космосе, первый человек Поднебесной уже на Небе. Это китайский космонавт Ян Ливэй. Из пояснения можно узнать, что он родился в 1965 г., а в 2003 г. совершил полет в космос.

История китайской революции представлена в лицах. Это, прежде всего, Сунь Ятсен - вождь революции 1911 г. Следовательно, отсчет времени в современном Китае начинают с Синьхайской революции, обозначаемой "двумя десятками", то есть 10/10 1911 года. Тезис важно подчеркнуть, ибо он означает, что история революции в Китае началась не с создания КПК и не связана с деятельностью и именем только одного человека - Мао Цзэдуна. Таким образом, создается некая общая база для взаимопонимания между всеми революционерами, в том числе, если не прежде всего, и между двумя партиями - партией Гоминьдан и партией Гунчаньдан, то есть КПК.

Затем перед посетителем галереи предстает пятифигурная композиция. На первом плане Мао Цзэдун и Чжоу Эньлай, хотя, при желании, может показаться, что это Чжоу Эньлай и Мао Цзэдун, ибо Чжоу оказывается как бы ближе к посетителю. Оба они стоят.

А чуть в стороне, слева и справа - еще по одному человеку. С одной стороны в кресле сидит Чжу Дэ, с другой - Лю Шаоци, тоже сидит. О Лю Шаоци в пояснении сказано, что сначала он подвергся репрессиям во время "культурной революции", умер в 1969 г., а в 1980 г. его доброе имя было восстановлено. Это - еще один знак не бесспорности правоты Мао Цзэдуна, который, по его собственному признанию, "зажег огонь "культурной революции".

Можно обратить внимание и на то, что Мао Цзэдуна в данном случае "заставили" стоять, и в то же время прозрачно намекнули на то, что два самых уважаемых члена той группы или коллектива руководителей - это Чжу Дэ и Лю Шаоци, которые сидят в присутствии Мао Цзэдуна.

Еще чуть в стороне, но в этой же группе, Жэнь Биши.

Таким образом, в качестве патриархов КПК теперь предстают пять деятелей, бывших секретарями ЦК партии перед победой в гражданской войне и образованием КНР. Они заложили основы КНР в местечке Сибайпо в 1949 г.

Весной 2004 г. армейские пропагандистские бригады давали концерты для жителей Пекина, выступая на сценах под лозунгом: "Сибайпо - вот откуда есть пошел Новый Китай!"

Все это означает, что ключевым моментом в истории считается совещание в Сибайпо в 1949 г., а не III съезд КПК в 1956 г., где был избран постоянный комитет политбюро ЦК, куда вошли Мао Цзэдун, Лю Шаоци, Чжу Дэ, Чжоу Эньлай, Чэнь Юнь, Линь Бяо и Дэн Сяопин. Характерно, что из той руководящей группы выпадают (как бы в соответствии с исторической обстановкой) Чэнь Юнь, Линь Бяо и Дэн Сяопин.

Итак, имеет место несколько иная трактовка истории партии и состава ее руководства, которое предстает в большей степени коллективным, чем руководство, ядром которого был один лишь Мао Цзэдун. Более того, эта трактовка не повторяет ранее широко внедрявшийся тезис о существовании неких поколений руководителей КПК, причем ядром первого поколения выступал один лишь Мао Цзэ-Дун.

Хотя в то же время официальная пропаганда стремится поддерживать представление о Мао Цзэдуне как о лидере, который, прежде всего, отстаивал интересы Китая и выступал за его единство, выдвигал интересы государства на первый план. При этом внушается мысль, что "главным врагом" для Китая была якобы наша страна.

В этой связи характерным представляется показанное 5 мая 2005 г. по китайскому телевидению выступление в рубрике "Дни, проведенные рядом с председателем" знаменитого офтальмолога Тан Ючжи. (В 1975 г. он успешно удалил катаракту с глаза Мао Цзэдуна. Это оставалось тайной в КНР и стало известно только после смерти Мао.)

Ему довелось вместе с Мао посмотреть вышедший тогда на экраны китайский кинофильм "Начало" ("Чуанъе"). Жена Мао Цзэдуна Цзян Цин считала, что фильм следует критиковать, потому что в нем рассказывалось о предпринятой по инициативе Лю Шаоци разведке на нефть в Северо-Восточном Китае. По мнению Цзян Цин, нельзя было допустить даже завуалированного прославления Лю Шаоци - в те годы главного врага "идей Мао Цзэдуна" и "культурной революции".

Мао Цзэдун не согласился с Цзян Цин: в киноленте ни словом не упоминалось о Лю Шаоци. В присутствии Тан Ючжи он

стр. 22


говорил, что фильм хороший. По мнению Мао Цзэдуна, главное достоинство фильма заключалось в том, что он пропагандировал решимость Китая и китайцев в трудных условиях, когда "Советский Союз не давал нефть Китаю", найти собственную нефть.

В этой телевизионной передаче звучал следующий тезис китайской пропаганды: наша страна якобы "виновата" перед Китаем, а Мао Цзэдун был "прав", ибо "защищал" интересы китайской нации. При этом игнорировались очевидные факты, начиная с того, что именно наши специалисты произвели в свое время разведку и изыскания с целью определения запасов и месторождений нефти в Китае. Нет никаких оснований упрекать нашу страну в том, что она "не давала нефть Китаю".

Тан Ючжи также старался бытовыми подробностями рисовать такой образ Мао Цзэдуна, который вызывал бы к нему симпатию. Он рассказывал, что после операции по поводу катаракты Мао читал в очках. Их у него было три. Если он лежал на спине, а большую часть времени он проводил лежа, то читал в очках с двумя дужками. Если на правом боку, то в очках, у которых была только одна дужка, слева, а если на другом боку - то в очках, где дужка была справа.

Тан Ючжи также говорил, что единственное, о чем он до сих пор жалеет, так это о том, что ему так и не довелось удалить катаракту с другого глаза Мао Цзэдуна. Тан Ючжи провел такую же операцию на глазу Ким Ир Сена.

К этому можно попутно добавить, что за последние годы в КНР из обращения постепенно изымаются введенные в 1980-х гг., при руководстве Ху Яобана, деньги с изображениями простых китайских тружеников или с изображениями одновременно четырех человек: Мао Цзэдуна, Лю Шаоци, Чжоу Эньлая и Чжу Дэ. Теперь все они заменяются купюрами с изображением одного человека - Мао Цзэдуна.

ДЭН СЯОПИН ПРИРАВНЕН К ДРУГИМ ЛИДЕРАМ

Но продолжим осмотр выставки восковых фигур. Далее видим отделенные от первой группы перегородкой две фигуры: сначала Дэн Сяопин, о котором сказано: во время "культурной революции" дважды терял руководящие посты (но не говорится о том, что был репрессирован), однако возвращался, а на покой ушел в 1989 г.

Следовательно, период руководства Дэн Сяопина ограничен 1977 - 1989 гг. А с 1989 г. начался период руководства Цзян Цзэминя.

За Дэн Сяопином или рядом с ним - фигура Чэнь Юня.

Собственно говоря, это также намек и на более низкий статус Дэн Сяопина по сравнению с группой основателей КНР, и на то, что после смерти Мао у партии был не один главный руководитель, то есть Дэн Сяопин, а два авторитетных лидера - Дэн Сяопин и Чэнь Юнь.

Затем отдельно - фигура заместителя председателя КНР Дун Биу. В передачах пекинского телевидения в конце 2004 г. подчеркивалось, что Дун Биу находил способы демонстрировать свое неприятие "культурной революции", которую в КНР иной раз характеризуют как период, когда Китай напоминал собой аудиторию, где в качестве оратора выступал лишь один человек (то есть Мао Цзэдун). Дун Биу тогда настойчиво повторял свою мысль о необходимости создания ситуации, в которой "в аудитории имели бы возможность выступать все присутствующие".

Вот каких деятелей предлагается сейчас считать руководителями партии и основоположниками КНР.

Затем идут еще три фигуры. В этой композиции с одной стороны - Ленин с протянутой, как обычно, куда-то указующей рукой. В пояснительной табличке сказано, что он, исходя из российских реалий и особенностей эпохи, обогатил и развил марксизм, создал ленинизм. В 1918 г. был тяжело ранен, а в 1924 г. умер. Иными словами, отсутствует обычно присутствовавшее ранее в Китае какое бы то ни было упоминание о влиянии Ленина, Октябрьской революции на революцию в Китае и на процесс создания КПК.

Я заметил, как посетители выставки, а это почти исключительно китайцы, зачастую со смехом смотрели на восковую фигуру Ленина. И с тем же смехом фотографировались "на фоне" Ленина. Не заметно было, чтобы они посмеивались над какой бы то ни было другой фигурой.

С другой стороны - композиция из двух фигур. В кресле сидит Маркс, а напротив него стоит Энгельс. О Марксе сказано, что он - еврей. (Когда я рассказывал об этой выставке знако-

стр. 23


мым китайцам в Пекине, то один из них поинтересовался: "А там не сказано, что Ленин тоже еврей?")

В КНР в последние годы издана целая серия книг об уме и способностях евреев. Кстати, евреев по национальности немало среди персонажей этой галереи; собственно говоря, они составляют большинство среди некитайцев - персонажей этой выставки.

ОСНОВАТЕЛИ ДИНАСТИЙ?

Галерея восковых фигур начинается с довольно узкого коридора, по каждую сторону которого - череда основателей династий, правивших в Китае на протяжении всей его истории, и политических деятелей, возглавлявших КПК.

Таким образом, напротив Мао Цзэдуна, его предтечи Сунь Ятсена и продолжателей его дела Дэн Сяопина и Чэнь Юня - фигуры Тайцзунов, то есть основателей династий, правивших китайской империей.

Итак, вот первый из первых: Цинь Шихуанди. Вот Ханьский Уди. Вот Танский Тайцзун и за ним Сунский Тайцзун.

Затем фигура Чингиз-хана. Сказано, что он - вождь монголов, который объединил Монголию, создал ханство, заложил основу формирования нации, а после того как его наследник Хубилай основал династию Юань, Чингиз-хан в знак уважения был провозглашен ее основателем. Поэтому Чингиз-хан отрекомендован как Юаньский Тайцзун, или основатель китайской династии Юань.

Далее зрители видят Чжу Юаньчжана - основателя династии Мин, или Минского Тайцзуна.

И наконец - череда главных императоров последней китайской династии, то есть династии Цин. Это, прежде всего, Канси. О нем сказано, что он маньчжур, который заложил основу многонационального государства в Китае.

В настоящее время в КНР настойчиво "озвучивается" мысль о том, что во времена династии Мин императоры стремились отгораживаться от мира, "создавали стены" между Китаем и остальным миром, а во времена династии Цин проводилась политика объединения всех национальностей Китая в единую китайскую нацию, и все национальности с радостью принимали руководство со стороны центра великой китайской империи.

Кстати, в окрестностях Пекина в летнем императорском дворце в Чэндэ также представлена целая галерея фигур императоров династии Цин с рассказом о них. Изображены императоры Канси, Цяньлун (рассказывают, что к его 70-летию из любви к нему из Тибета 13 месяцев добирались ламы с подарками), а также Сяньфэн. При этом поясняется, что император Сяньфэн был вынужден подписать "неравноправный" Пекинский договор с Россией. Показаны императрица Цыси, император Гуансюй и последний император династии Цин Пу И.

При этом большое место занимает подробное изложение истории "территориальных захватов" России у Китая с большой картой земель, якобы "отторгнутых" у Китая Россией и в Центральной Азии, и к востоку от озера Байкал. Там же, в окрестностях Пекина, в одной из буддийских пагод в начале нынешнего века был установлен впечатляющий барельеф: на посетителей надвигаются мощные фигуры всадников. Это торгауты, которых, как говорится в пояснении, "притесняли" в России, и которые были вынуждены покинуть родные места и уйти в Китай, где их приютили на территории Западного края, то есть Синьцзяна. При этом особо подчеркивается, что при переходе и в результате "преследований" со стороны России погибла огромная часть торгаутов. В поход в Китай двинулись 170 тысяч человек, но лишь несколько тысяч обрели покой под защитой своей родины в Синьцзяне.

К этому добавим, что стремление как-то "возрождать старину" ощущается и в том, что сегодня в Китае иной раз можно встретить целые декоративные торговые улицы с людьми в одежде периода правления маньчжуров.

Вернемся, однако, в пекинскую галерею восковых персон. Увидев основателей всех династий, посетитель затем знакомится с деятелями культуры, прежде всего с теми, кого предпочитают выделять как людей, оказавших влияние на умы соотечественников и подготовивших приход к власти Компартии Китая.

Это поэт и ученый Го Можо, китайские просветители У Юйчжан, Цай Юаньпэй, Тао Синчжи, умерший в 1946 г., - деятель в сфере образования, которого характеризуют как человека, обладавшего двумя неотделимыми одно от другого качествами - демократа и патриота. Среди них только Го Можо, являвшийся видной фигурой в сфере науки и искусства, известен активной пропагандой взглядов Мао Цзэдуна.

Такое соединение имен уважаемых научных светил свидетельствует о желании расширять круг тех, чьи идеи признаются сослужившими хорошую службу делу прогресса в Китае и еще могут послужить этому делу в дальнейшем.

Представлены и двое из тех, кто поднял движение за реформы в Китае в конце XIX в. Это Кан Ювэй (умер в 1925 г.). Отмечено, что он был антиреспубликанцем, но ярым национал-патриотом. О Лян Цичао (умер в 1929 г.) сказано, что он протестовал против восшествия на престол Юань Шикая, который мечтал восстановить монархию в стране.

И это - тоже намек на то, что сам процесс реформ и процесс модернизации в Китае начался не с момента создания КПК, не с момента победы КПК в гражданской войне в Китае и образования КНР и не с деятельности Дэн Сяопина и других после смерти Мао Цзэдуна. Необходимость и неизбежность реформ понимали мыслители и ученые конца XIX в., которые, собственно говоря, и начали движение по пути преобразований. Таким образом, нынешнее руководство стремится расширять круг людей, целых слоев общества, которые способствовали и способствуют делу прогресса в Китае.

Именно в этом свете и представляется, на мой взгляд, появление далее в галерее восковых фигур двух мудрецов древности: Конфуция и Лаоцзы. (Попутно можно отметить, что фигуры Будды в музее нет.)

стр. 24


ДЕСЯТЬ ВЕЛИКИХ МАРШАЛОВ

Отдельно перед зрителем возникает шеренга из "десяти великих маршалов", благодаря победам которых и оказалось возможным создать КНР. Все они стоят практически в одной и той же позе, в маршальских мундирах с орденами и в фуражках с кокардами.

Крайний справа от зрителя - маршал Линь Бяо, о котором, в частности, сказано, что во время "культурной революции" он "хотел путем заговора узурпировать высшую власть в партии и в государстве", но, потерпев поражение, 13 сентября 1971 г. бежал за границу на самолете и погиб в авиакатастрофе. В 1981 г. решением Верховного народного суда КНР был признан преступником - "главарем контрреволюционной группировки". Представляется, что, выставив изображение Линь Бяо, организаторы экспозиции предприняли попытку сделать шаги по пути к объективной оценке его деятельности. У него, оказывается, есть и заслуги, и недостатки.

Затем с той же стороны, то есть в качестве членов некоего "правого крыла", стоят маршалы Не Жунчжэнь, Сюй Сянцянь, Чэнь И, Лю Бочэн.

В этой связи можно вспомнить о том, что Ху Яобан - генеральный секретарь ЦК КПК и один из самых активных реформаторов в Китае после смерти Мао - был близок к маршалу Не Жунчжэню. Маршала Чэнь И сам Мао в свое время называл "вождем правых", а маршала Лю Бочэна раскритиковал за энтузиазм в "учебе у Советской армии".

В центре этой шеренги - маршал Чжу Дэ. Так подчеркивается его роль как командующего вооруженной борьбой, в результате которой и была создана КНР. В те времена вооруженные силы КПК в китайском народе называли "армией Чжу - Мао", ставя фамилию Чжу Дэ на первое место.

Слева от Чжу Дэ, то есть на самом почетном месте среди всех остальных, - фигура маршала Пэн Дэхуая, о котором, в частности, сказано, что в 1959 г. на партийном совещании в Лушане он "выступил с ошибочной критикой". Во время "культурной революции" "подвергся суровым репрессиям и умер (в 1974 г.)". Вслед за ним стоит маршал Хэ Лун, о котором также сказано, что он "был репрессирован" и умер во время "культурной революции".

Так завуалировано до зрителей доводится еще одно упоминание о несправедливостях Мао Цзэдуна.

Шеренгу замыкают маршалы Ло Жунхуань и Е Цзяньин (кстати, о заслугах последнего в деле устранения с политической арены "банды четырех" после смерти Мао Цзэдуна нет никаких пояснений).

Следом представлено еще несколько исторических фигур.

Чжан Сюелян (1901 - 2001 гг.) охарактеризован как "великий патриот, сыгравший роль во время Сианьских событий" (имеются в виду действия Чжан Сюеляна, арестовавшего в 1936 г. Чан Кайши. Последнему было предъявлено требование активно вести войну против японских оккупантов и не воевать против армии КПК). Отмечено, что с 1993 г. Чжан Сюелян жил в США.

Имеется и фигура Панчен-ламы (1938 - 1989 гг.). Этого ламу в КНР славят за то, что он выступал за признание тибетцами власти Пекина.

Известный исторический деятель XIX в. Линь Цзэсюй выделен как полководец, "боровшийся за интересы" Китая как во время Опиумной войны (с англичанами), так и в Илийском крае (то есть с Россией). Вероятно, при этом учитывается и известная позиция Линь Цзэсюя, который считал Россию "главным врагом" Китая.

Первый раздел галереи завершают фигуры Ли Дачжао, "самого первого пропагандиста марксизма, который еще в 1920 г. создал коммунистическую организацию в Пекине", и Чэнь Дусю, которого "в 1929 г. исключили из КПК, в 1932 г. арестовали гоминьдановцы, но в 1937 г. во время антияпонской войны выпустили из тюрьмы; он умер в 1942 г.". Тем самым в известной степени признаются заслуги вообще всех тех деятелей, которые когда-либо играли сколько-нибудь значительную роль в истории коммунистического движения в Китае.

В начале второй части экспозиции посетителя встречают одетые в национальные костюмы девять фигур. Это (в центре) тибетка, рядом монгол, китаянка (женщина национальности хань) и представители других национальностей, живущих в КНР. То есть внушается мысль, что современная китайская нация - это сплоченные воедино люди мно-

стр. 25


гих национальностей, а не только ханьцы.

ЗВЕЗДЫ КУЛЬТУРЫ И СПОРТА

Затем предстают поэт Цюй Юань, историк Сыма Цянь, поэт Ли Бо, каллиграф Ван Сичжи (303 - 361 гг.), писатель Цао Сюецинь. Все они - яркие представители древней китайской культуры.

Современная культура представлена писателем Ба Цзинем, поэтом Аи Цином, писателями Лу Синем и Мао Дунем. В кресле сидит писатель Лао Шэ; в пояснении, в частности, указывается, что в начале "культурной революции" он "подвергся репрессиям и покончил с собой, утопившись в озере 24 августа 1966 г.".

Затем изображен драматург Цао Юй и композитор Не Эр (автор музыки гимна КНР, но автора текста поэта Тянь Ханя, погубленного во время "культурной революции", в галерее почему-то нет).

Вслед за тем посетитель видит как бы на своем "рабочем месте", то есть на сцене, двух известных мастеров разговорного юмористического жанра. Это Ма Саньли, о котором сказано, что он по происхождению мусульманин (хоец) и при этом житель Пекина. Рядом с ним Хоу Баолин. Тут же артист пекинской оперы Мэй Ланьфан. А за ним Жун Готуань, первый китаец - чемпион мира по настольному теннису (1959 г.). О нем сказано, что 20 июня 1968 г. в разгар "культурной революции" он покончил с собой.

Актер - мастер боевых искусств Чэн Лун (Джеки Чан) запечатлен в боевой стойке. Спиной к нему сидит, о чем-то задумавшись, кинорежиссер Чжан Имоу. В пояснении перечислены лишь первые его фильмы: "Желтая земля", "Старый колодец", "Красный гаолян". О других фильмах, в которых поднимаются трагические темы из жизни современного Китая, ничего не сказано.

Не забыт и китайский баскетболист гигантского роста Яо Мин, играющий ныне в американской НБА. Он - в компании мировых звезд спорта. Тут, наконец, открывается внешний мир. Перед зрителем первый современный западный человек (не считая Маркса, Энгельса, Ленина) - футболист Дэвид Бэкхэм, рядом - футболист Рональде, баскетболист Майкл Джордан и, наконец, футболист Пеле.

Галерея заканчивается узким коридором, где смотрят друг на друга люди Китая и иностранцы. С китайской стороны здесь партийные работники и рядовые члены КПК - трудолюбивые и совестливые люди, безвременно ушедшие, потеряв в борьбе и трудах свое здоровье. Последний в этом ряду - военный шофер, рядовой Лэй Фэн, известный своим преклонением перед Мао Цзэдуном.

А напротив этого ряда - люди "с другой планеты". Это Чарли Чаплин, Мэрилин Монро, Ингрид Бергман, Пикассо, Ньютон, Эйнштейн и последний в этом ряду - Билл Гейтс.

Лэй Фэн у своего грузовика (который его и задавил насмерть в результате несчастного случая) и Билл Гейтс - вот две провожающие посетителя восковые фигуры.

Но при выходе уже не восковые фигуры, а большая композиция из изображений трех политиков: сверху вниз висят портреты Сунь Ятсена, Мао Цзэдуна, Дэн Сяопина. Так зрителю еще раз напоминают и о "самых великих вождях" Китая в XX столетии, и о том, что Мао Цзэдун - лишь один из них.

ВОЖДИ НЫНЕШНИЕ И УШЕДШИЕ

В Китае иной раз утверждают, что существует решение властей о том, чтобы живущие ныне и занимавшие в прошлом руководящие партийно-государственные посты люди, такие, как генеральный секретарь ЦК КПК Цзян Цзэминь, бывшие премьеры Госсовета КНР Чжу Жунцзи, Ли Пэн не встречались с иностранцами и не принимали участия в политической жизни.

Реалии политической жизни более сложны. Цзян Цзэминь и те руководящие работники партии, которые неразрывно связаны с ним, очевидно, не желают, чтобы он уходил из политической жизни, во всяком случае, из жизни партии. В конце 2004 г. - начале 2005 г. появилась новая книга - объемистый (не менее 1200 страниц в переводе на русский язык, если таковой будет сделан) сборник высказываний Цзян Цзэминя по вопросу о том, как следует вести себя партии, ее членам, чтобы на деле выполнять свою роль руководящей силы государства. Сборник называется "Об усилении и улучшении строительства правящей партии".

стр. 26


Тем самым подчеркивается мысль о том, что КПК больше не должна оправдывать свое пребывание у власти былыми заслугами, ссылками на победу в революции, в гражданской войне в 1949 г., а должна заниматься реальным делом и быть просто современной правящей партией. Характерно, что автором этой установки показан Цзян Цзэминь. Хотя в то же время, судя по разговорам в Пекине, критичное отношение к Цзян Цзэминю и к периоду его правления существует. Его мягко критикуют за "отрыв от действительности", за некие иллюзии в политике, в том числе во внешней, в отношении, например, к США. В то же время нынешний период - "эпоха председателя Ху Цзиньтао" - противопоставляется правлению Цзян Цзэминя как время сосредоточения на реальных проблемах и отказа от иллюзий.

К этому можно добавить, что в книжных магазинах Пекина наряду с книгами о Мао Цзэдуне, а таких книг сейчас немало, рекламируется и продается выпущенная в переводе на китайский язык книга американского автора под названием "Цзян Цзэминь: человек, который изменил Китай".

ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ КАРКАС

В целом, пекинская галерея восковых фигур представляет собой некие пунктирные линии, благодаря которым проступает каркас современной идеологии КПК. Для этой идеологии характерны стремление открывать дорогу новым, более широким взглядам на мир и в то же время - попытки сохранять как бы в нетронутом виде основные принципы идеологии КПК. Об этом свидетельствует, в частности, то, что на площади Тяньаньмэнь, как и завещал Дэн Сяопин, висит портрет председателя Мао. Правда, сегодня напротив этого портрета, размещенного на самих воротах Тяньаньмэнь, на капитальном пьедестале установлен портрет Сунь Ятсена. Таким образом, Сунь Ятсен находится посередине, отделяя портрет Мао Цзэдуна от мавзолея Мао Цзэдуна, или Дома памяти председателя Мао, который расположен "за спиной" Сунь Ятсена.

Кстати, в буклете, рассказывающем о Доме памяти председателя Мао, говорится, что в этом доме, помимо тела Мао Цзэдуна, находятся залы памяти Лю Шаоци, Дэн Сяопина, Чжоу Эньлая, Чжу Дэ, Чэнь Юня. Само перечисление этих имен и их порядок также свидетельствуют об отношении руководства партии к каждому из них.

На соответствующих фотографиях этих мемориальных залов Мао Цзэдун представлен, прежде всего, как "основатель КНР", Лю Шаоци - как "кабинетный работник", Дэн Сяопин -как "политик, прочно стоящий на земле, но с головой, устремленной в небеса", Чжоу Эньлай -как "радетель о Земле Китайской", Чжу Дэ - как тот, кому Мао Цзэдун "пожаловал маршальский мундир за военные заслуги", а Чэнь Юнь - как человек, которому "в голову только что пришла важная мысль".

На площади Тяньаньмэнь, на самой надвратной башне Ворот небесного спокойствия, как бы навечно укреплены два основополагающих лозунга: слева - "Да здравствует КНР!" и справа - "Да здравствует великое единство народов мира!". Неподалеку от площади, перед главным въездом в Чжуннаньхай, резиденцию руководителей ЦК КПК, еще два лозунга: "Да здравствует великая КПК!" и "Да здравствуют всепобеждающие идеи Мао Цзэдуна!"

В разных формах в Китае провозглашаются необходимость "всем сердцем опираться на рабочий класс" и тезис о том, что "пятизвездный красный флаг объединяет сердца людей китайской нации". Нет и тени намека на отказ от "красного знамени" или от наименования партии как коммунистической. Представляется, что те люди за границами КНР, которые пытаются утверждать, что в Китае якобы имеет место некий отход от идеологии КПК, занимаются либо самообманом, либо обманом своих читателей и слушателей. В фундаменте официальной идеологии и сегодня покоятся понятия: "КПК", "идеи Мао", "КНР", "народы мира".

Нынешний лидер Китая, председатель Военного совета ЦК КПК, генеральный секретарь ЦК КПК, председатель КНР Ху Цзиньтао предстает в зависимости от обстоятельств в двух ипостасях. Перед внешним миром, перед иностранцами, да и внутри Китая при выполнении им обязанностей главы партии и государства - в штатском облике, в пиджаке и галстуке. Но на заседаниях Военного совета ЦК КПК, среди военачальников, во всяком случае, тогда, когда эти заседания показываются по ТВ, - в глухом защитного цвета военном френче без знаков различия. В печати и в высказываниях официального характера, в том числе и в выступлениях нынешнего второго лица в Китае, премьера Госсовета КНР Вэнь Цзябао становятся обычными клише: "сплотиться вокруг ЦК КПК во главе с генеральным секретарем Ху Цзиньтао".

На центральном телевидении в Пекине ежедневный утренний обзор печати подается диктором так, как будто бы каждое слово - это истина в последней инстанции. Причем женщина-диктор сопровождает свои слова энергичными движениями руки и с большим подъемом, если не с восторгом, произносит и новости о разного рода трагических событиях. Допускаются на ТВ и "дискуссии". Несколько участников передачи коллективно дополняют друг друга, подают одну и ту же мысль с разных сторон, но при этом нет противопоставления разных точек зрения. Все это можно объяснить установкой руководства на гармонизацию существующих в Китае противоречий. Гармония, гармоничное общество, гармоничный мир - вот идея, которая представляется Ху Цзиньтао и другим лидерам партии тем ключом, с помощью которого можно найти путь от старой модели развития к новой.

Однако легко ли достичь гармонии? Руководителей КПК беспокоят настроения многих членов партии. Эти настроения характеризуются либо пассивностью, либо формальным отношением к делу. Поэтому осуществляется кампания за активизацию работы всех членов КПК, причем не на словах, а на деле.

(Окончание следует)


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/КНР-ОБЩЕСТВО-ГАРМОНИИ-И-СОГЛАСИЯ

Similar publications: LKazakhstan LWorld Y G


Publisher:

Цеслан БастановContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Ceslan

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. ГАЛЕНОВИЧ, КНР: ОБЩЕСТВО ГАРМОНИИ И СОГЛАСИЯ? // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 04.05.2024. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/КНР-ОБЩЕСТВО-ГАРМОНИИ-И-СОГЛАСИЯ (date of access: 25.07.2024).

Publication author(s) - Ю. ГАЛЕНОВИЧ:

Ю. ГАЛЕНОВИЧ → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Цеслан Бастанов
Atarau, Kazakhstan
360 views rating
04.05.2024 (82 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ON THE OCCASION OF THE 80TH ANNIVERSARY OF SERGEI KONSTANTINOVICH ROSHCHIN
5 days ago · From Alibek Kasymov
И. Д. ЗВЯГЕЛЬСКАЯ. СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ
5 days ago · From Alibek Kasymov
НОВАЯ МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ РОСПИСИ И СРЕДНЕВЕКОВЫХ АРАБСКИХ ТЕКСТОВ, СОДЕРЖАЩИХ ХАДИСЫ
5 days ago · From Alibek Kasymov
ТУРКОЛОГИЧЕСКИЕ И ОСМАНИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ. ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ ВОЛГО-УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА XVI-XIX ВЕКОВ ИЗ ДРЕВЛЕХРАНИЛИЩ ТУРЦИИ
7 days ago · From Alibek Kasymov
ПОЛИТИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ (XIII-XV BB.)
7 days ago · From Alibek Kasymov
ОБРАЗ ЭСЭГЭ МАЛАН ТЭНГРИ В КОНТЕКСТЕ РЕЛИГИОЗНО-МИФОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ БУРЯТ
7 days ago · From Alibek Kasymov
К. К. СУЛТАНОВ. ОТ ДОМА К МИРУ. ЭТНОНАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В ЛИТЕРАТУРЕ И МЕЖКУЛЬТУРНЫЙ ДИАЛОГ
8 days ago · From Alibek Kasymov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.KZ - Digital Library of Kazakhstan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

КНР: ОБЩЕСТВО ГАРМОНИИ И СОГЛАСИЯ?
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: KZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Kazakhstan ® All rights reserved.
2017-2024, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android