Libmonster ID: KZ-2409
Author(s) of the publication: С. КУЧЕРА

Часть четвертая

Во второй и третьей частях настоящей работы [Кучера, 2004 (1); Кучера, 2004 (2)] были освещены лишь некоторые вопросы истории и культуры Китая периода Шан-Инь, так как объем информации, содержащийся в текстах гадательных надписей, настолько обширен, что она не умещалась в двух статьях. Тем не менее, как мне представляется, ответ на вопрос: что такое цзягу, поставленный в первой части [Кучера, 2003, с. 45], в принципе был дан. В этой работе я уделю внимание Шан шу, одному из двух, наряду с Ши цзином, древнейших китайских источников, в котором имеется целый раздел, состоящий из 17 глав, не считая 15 утерянных, названный Шан шу - "Записи о династии Шан" [Шан шу, 1957, т. 3, цз. 8 - 10, с. 259 - 359]. Это самое большое по объему компактное произведение, повествующее об указанном периоде.

Первоначально памятник не имел общего названия, а после его появления оно претерпевало существенные изменения. Так, в период Чуньцю (722 - 403 или 770 - 476 гг. до н.э.) при его цитировании использовались наименования лишь отдельных разделов: Юй шу (букв. "Записи о [племени] юй ", фактически же - "Записи о первоправителях"), Ся шу ("Записи о [династии] Ся "), Чжоу шу ("Записи о [династии] Чжоу") и Шан шу. В эпоху Чжаньго (475/403 - 221 гг. до н.э.) появился общий заголовок - Шу ("Записи") и только при династии Хань (206 г. до н.э. - 220 г. н.э.) возникло первое название - Шан шу, используемое и поныне. В нем иероглиф шан - "старший", "древний", "давний" [БКРС, N 6326] - тождествен другому знаку - шан - "верхний", "высший", "старший", "прошлый", который в сочетании шангу имеет смысл "глубочайшая древность", "архаический" [БКРС, N 137], поэтому название в целом означает Шангу ди ван чжи шу - "Записи о правителях глубокой древности" [Ван Чун, 1954, гл. 80, с. 273]. В словаре Ши мин, составленном Лю Си (II-III вв.), название рассматриваемого памятника поясняется следующим образом: "Шан шу. Шан означает шан (см. отождествление, приведенное выше. - С. К. ). [Книга названа так потому, что в ней] записаны дела времени Яо (один из легендарных правителей Китая III тыс до н.э. - С. К. ), а они являются древнейшим началом [нашей истории]" [Лю Си, 1929 - 1937, цз. 6, гл. 20, с. 47а].

Очевидно, однако, что ключевую роль в названии Шан шу играет иероглиф шу, поскольку он встречается во всех приведенных выше вариантах этого наименования. Означая "книга", "письмо", "акт", "документ", "записи" [БКРС, N 2419] и т.д., в современном языке он прежде всего употребляется в первом значении ("книга"). Данный факт, по-видимому, оказал психологическое влияние на переводчиков, которые именно это значение и стали использовать для передачи названия, например, "Книга истории" и др. Между тем указанное значение знак шу приобрел довольно поздно,

стр. 22


скорее всего в эпоху Хань, когда после изобретения бумаги и стали появляться настоящие книги. В более же раннее время он был синонимом знака чжу - "писать", "сочинять", "составлять". "Шу - это чжу" - поясняется в словаре Шо-вэнь цзе-цзы, а в комментарии добавлено: "Записывать (чжу) что-то на бамбуковых [планках] и [кусках] шелка называется шу" [Сюй Шэнь, 1986, гл. 3б, с. 117/22а; БКРС, N 2419, 2656, 2648]. Сходные толкования содержатся и в других древних словарях, например в Ши мин и Гуан юнь [Лю Си, 1929 - 1937, цз. 6, гл. 19, с. 46а; Гуан юнь, цз. 1, гл. 9, с. 16].

Конкретным примером применения шу в приведенном смысле может служить инскрипция на Сун дине, бронзовом сосуде времени чжоуского Гун-вана (946 - 935 или 927 - 908 гг. до н.э.), где, в частности, имеется фраза: "[Сановник] инь-ши вручил [Суну] текст / запись приказа вана (ван мин шу) [Го Мо-жо, 1957, т. 6, с. 72]. Здесь игу, естественно, никак не может означать понятие "книга", ибо приказ правителя имел характер короткого официального документа, а не книги. Еще четче раннее значение шу проступает в следующем пассаже из Ли цзи: "Действия [Сына Неба] записывал (шу) левый историограф, [его] слова записывал (шу) правый историограф" [Ли цзи, т. 23, цз. 29, с. 1301]. Для сравнения процитирую Дж. Легге: "His actions were written down (здесь и ниже подчеркнуто мною. - С. К. ) by the recorder of the Left, and his utterances by the recorder of the Right" [The Sacred Books..., 1966, p. 2, 5] и С. Куврэра: "Ses actes etaient note s par le premier secretaire, et ses paroles ou uses ordres par le second secretaire [LiKi..., 1913, vol. 1, p. 678 - 679].

Таких материалов можно привести значительно больше, но я обращусь еще лишь к одному весьма авторитетному шведскому ученому, Б. Карлгрену (1889 - 1978). Реконструируя древнее произведение шу, он поясняет и его значение: "write, written document, script, graph" [Karlgren, 1940, с 137. 45 t-v]. Итак, вряд ли можно сомневаться, что во всех вариантах заглавия Шу, Шан шу и Шу цзин, а также в названиях частей этого источника знак шу означает "запись".

Таким образом, с учетом всего сказанного выше можно утверждать, что название рассматриваемого произведения должно звучать "Записи о прошлом" вместо традиционных переводов "Книга истории". "Книга документов", "Historical Records", "The Book of Documents" и т.д.

Второе наименование - Шу цзин ("Каноническая книга записей о прошлом") - в китайской литературе выступает, по-видимому, преимущественно в названиях собраний памятников1 , когда Шан шу упоминается вместе с другими книгами. Первый такой случай, насколько мне известно, зафиксирован в Чжуан цзы, где данный памятник перечисляется в составе Лю цзин ("Шесть канонических книг"). Во время будто бы имевшей место встречи Конфуция (551 - 479 гг. до н.э.) с Лао-цзы" (VI-V вв. до н.э.?) первый сказал: "Я, Цю (имя Конфуция. - С. К. ), привел в порядок (т.е. отредактировал. - С. К.) шесть канонических книг (лю цзин) - Ши [цзин], Шу [цзин], Ли [цзин] (в то время И ли. - С. К.), Юэ [цзин], И [цзин] и Чунь-цю" [Ван Сянь-цянь, 1954, цз. 4, гл. 14, с. 95; Го Цин-фань, 1954, гл. 14, с. 234]. Здесь все произведения обозначены одним иероглифом (за исключением Чунь-цю) и слово цзин везде добавлено мною. Однако это не произвольное действие - для него имеются определенные осно-


1 Можно отметить, что, например, в ценном библиографическом разделе Суй шу (составлена в 636 - 656 гг.), где собрана вся информация об известных в то время книгах, перечислены 32 названия, связанные с Шан шу, и изложена история последнего, однако название Шу цзин не встречается ни разу. Еще четче данное явление проступает в Сун ши (время составления - 1343 - 1345 гг.), самой крупной из всех 26 династийных историй и, следовательно, содержащей обширный свод литературы. В соответствующем ее разделе имеется 60 названий, и хотя есть их варианты, например Да чжуань, Чжоу шу, Синь цзин шу и и пр., среди них нет ни одного Шу цзина [см.: Вэй Чжэн и др., 1982, т. 4, цз. 32, с. 913 - 915; Тото и др., 1977, т. 15, цз. 202, с. 5042 - 5044]. И только в Мин ши мне удалось найти примеры использования названия Шу цзин индивидуально в 13 наименованиях из 88 [см.: Чжан Тин-юй и др., 1984, т. 8, цз. 96, с. 2351 - 2354].

стр. 23


вания. Во-первых, общее заглавие: Лю цзин указывает, что его составные части - это тоже цзин. Во-вторых, известно, что Ши, Ли, Юэ, И и даже Чунь-цю действительно именовались Ши цзин, Ли цзин и т.д., а Ши, Юэ (несмотря на то, что ее текст был утерян) и И называются так и поныне. Это дает основания полагать, что и Шу правомочно понимать как Шу цзин.

Однако официальное признание Шан шу в качестве канона произошло позже, в 136 г. до н.э., тогда как Чжуан-цзы жил между около 369 - 286 гг. до н.э. В этом году ханьский император У-ди (140 - 87 гг. до н.э.) высочайшим указом ввел своего рода ученое (чиновничье) звание У-цзин боши - "Знаток Пяти канонических книг", в состав которых были включены: Чжоу и (т.е. И цзин), Шан шу, Мао Ши (Ши цзин), Цзо-ши Чунь-цю и Ли цзи [Бань Гу, 1982, т. 1, цз. 6, с. 159]. Именно этот акт считается началом появления термина У цзин и, вероятно, косвенно Шу цзин. Окончательное же понимание Шу как Шу цзин, по-видимому, явилось результатом процесса постепенного расширения ханьского У цзина до Цзю цзина ("Девятикнижия") и Шиэр цзина ("Двенадцатикнижия") в период Тан (618 - 907), завершившегося в период Сун (960 - 1279) превращением его в собрание 13 книг, именуемое Шисань цзин ("Тринадцать канонических книг", сокращенно "Тринадцатикнижие") [Цю Хань-шэн, 1987, с. 370 - 372].

Согласно традиции, когда-то в Шан шу насчитывалось 3 тыс. глав, однако затем Конфуций отобрал из них и отредактировал 100, о чем сообщает Сыма Цянь (ок. 145/135-? гг. до н.э.) в биографии мыслителя [Сыма Цянь, 1982, т. 6, цз. 47, с. 1935- 1936]. Подтвердить информацию Ши цзи или опровергнуть ее в настоящее время невозможно, так как до нас не дошли ни первоначальный текст, сколько бы глав он ни насчитывал, ни вариант Конфуция, ни даже версия периода Чжаньго, когда, по мнению современных китайских ученых, "Записи" и получили окончательное оформление.

Династия Хань, сменившая Цинь, почти сразу после прихода к власти позаботилась о восстановлении утраченных памятников. Главную роль в возрождении Шан шу сыграл циньский ученый Фу Шэн (260-? гг. до н.э.), который во время сожжения книг в 213 г. до н.э. спрятал памятник в стене своего дома. Кроме того, он, видимо, частично знал его и наизусть. После воцарения династии Хань и успокоения страны Фу Шэн достал замурованный текст, из которого, к сожалению, несколько десятков глав все же пропали, и стал устно преподавать его своим ученикам Чжан Шэну и Оуян Шэну. Когда император Вэнь-ди (179 - 157 гг. до н.э.) озаботился судьбой книги, то оказалось, что в Поднебесной не осталось ее знатоков, за исключением Фу Шэна, который был уже глубоким стариком. Тогда Вэнь-ди послал к нему своего приближенного Чао Цо (200 - 154 гг. до н.э.), чтобы тот получил текст Шан шу. В итоге были восстановлены 28 или 29 глав, к тому же сам Фу Шэн, по сведениям Суй шу, составил Шан шу чжуань (""Записи о прошлом" с комментарием чжуань") из 41 главы, которые, по-видимому, вскоре были тоже утрачены, ибо в Суй шу они не названы среди текстов Шан шу, имевших хождение в период Суй (581/589 - 618). Текст Фу Шэна был выполнен иероглифами, вошедшими в употребление при династиях Цинь-Хань, поэтому он получил наименование Цзинь-вэнь Шан шу, что буквально означает "[Текст] Шан шу, записанный современным (т.е. ханьским. - С. К. ) стилем письменности" [Сыма Цянь, 1982, т. 10, цз. 121, с. 3124 - 3125; Бань Гу, 1982, т. 11, цз. 88, с. 3603 - 3604; Вэй Чжэн и др., 1982, т. 4, цз. 32, с. 913 - 915].

Вторым источником восстановления Шан шу стала стена дома, на этот раз - бывшего жилища Конфуция в Лу (совр. Шаньдун). Местный правитель решил его снести, чтобы расширить территорию своего дворца. В стене дома нашли многочисленные бамбуковые планки с текстами, выполненными древними знаками. Оказалось, что на них записаны Ли цзи, Лунь юй и Сяо цзин, а также Шан шу. После реставрации Шан

стр. 24


шу, предпринятой Кун Ань-го (II в. до н.э.), отдаленным потомком Конфуция, возник Гу-вэнь Шан шу - "[Текст] Шан шу, записанный древним стилем", на 16 глав обширнее цзиньвэньского варианта. Это обстоятельство положило начало многовековым спорам между сторонниками двух школ - гувэнь и цзиньвэнь - и взаимопроникновению их идей. В результате появился объединенный вариант, дошедший до настоящего времени. Но гувэневская часть в нем является апокрифом, составленным в период Восточной династии Цзинь (317 - 420) неким Мэй Цзэ, а не ханьским оригиналом [Цы хай, 1980, т. 2, с. 2554, 2988].

Завершая библиографическое исследование Шан шу, отмечу, что этот памятник в современном академическом издании Шисань цзин чжу-шу (""Тринадцать канонических книг" с комментариями") в 40 томах, вышедшем в Пекине в 1957 г., насчитывает 58 глав, в том числе 33 считающихся подлинными и 25 являющихся более поздним апокрифом. Кроме того, в оглавлении приводятся названия еще 31 утерянной главы, что в сумме составляет 89 глав, на 11 меньше, чем в отредактированном Конфуцием. Они разбиты на четыре раздела, названия которых уже были приведены выше.

Шан шу - это не хроника, а нарративный источник, отражающий историю Китая от легендарных, с нашей точки зрения, правителей глубокой древности Яо (2357 - 2258 гг. до н.э.) и Шуня (2255 - 2208 гг. до н.э.) и до циньского Му-гуна (659 - 621 гг. до н.э.). Как писал о нем французский китаевед С. Куврэр: "Le Chou King n'est pas une histoire proprement dite; mais un recueil d'anciens documents relatifs a l'histoire de la Chine" [Couvreur, 1934, Preface, p. 1]. Тем не менее это ценный памятник, без знания и использования которого невозможны серьезные исследования древней истории Китая, ибо в нем содержится немало очень раннего материала, зафиксированного, возможно, в VIII-VII вв до н.э.

Настоящая работа посвящена периоду Шан-Инь, поэтому для перевода отобраны достоверные главы из раздела Шан шу - "Записи [о династии] Шан". Перевод осуществлен на основе академического издания и с сохранением расположения глав в оригинале [Шан шу, 1957, т. 3].

ПЕРЕВОД

Шан шу - "Записи о прошлом" Ч. 3. Шан шу - "Записи [о династии] Шан". Гл. 1: Тан ши - "Наставления [Чэн-]тана"2 [Шан шу, 1957, т. 3, цз. 8., гл. 1, с. 259 - 264].

[Сановник] И-инь3 , [действуя в качестве] первого советника [Чэн-]тана, помогал [ему] в карательном походе против Цзе4 . [Они] из [района горы] Эр5 поднялись вверх [по реке] и затем


2 Данная глава, повествующая о событиях XVIII в. до н.э., была составлена не позднее V - начала IV в. до н.э. Это явствует из факта, что ее цитирует Мэн-цзы (ок. 372 - 289 гг. до н.э.) [Мэн-цзы, 1957, т. 39, цз. 1а, с. 25]; О Чэн-тане см. первую часть настоящей работы [Кучера, 2003, с. 43, N 14/1].

3 И-инь (И-чжи, А-хэн), первый советник Чэн-тана и заслуженный чиновник, по преданию был рабом, ставшим слугой жены Чэн-тана, и таким образом оказавшимся в окружении последнего. Он обрел, пожалуй, самую большую популярность среди так называемых заслуженных чиновников династии Шан-Инь, и его имя часто упоминается в древнекитайских книгах [Шан шу, 1957, т. 4, цз. 16, гл. 18, с. 588; Мэнцзы, 1957, т. 40, цз. 9б, с. 406; Сунь И-жан, 1954, цз. 2, гл. 10, с. 41; Чу цы, 1953, т. 2, цз. 3, с. 20б; Антология..., 1957 - 1958, т. 1, с. 177; Сыма Цянь, 1982, т. 1, цз. 3, с. 94], а также в гадательных надписях [Кучера, 2004(1), с. 29 - 30].

4 Цзе, иначе Люй-гуй, - последний правитель династии Ся (2205 - 1766 гг. до н.э.), находившийся на престоле, согласно традиционной хронологии, в 1818 - 1766 гг. до н.э. Китайская историография представляет его тираном и развратником.

5 Эршань, или Лэйшоушань (ее название менялось несколько раз), - гора на юго-западной оконечности массива Чжунтяо шаньмай в уезде Юнцзи пров. Шаньси на реке Сушуйхэ [Цзан Ли-хэ, 1982, с. 672; ЧЖГХП, 1983, с. 5, G. 2].

стр. 25


сразились с Цзе на полях Минтяо6 . [По этому случаю] был составлен [текст] "Наставления [Чэн-]тана"7 .

Комментарий I: Чжу-шу цзи-нянь [цз. а, с. 9б, 10 б].

Ди-гуй. [Его] имя Цзе. 31-й год правления (1788 г. до н.э.)8 . [Войска] Шан из [района горы] Эр выступили в поход [против] сяского города9 . [По дороге они] победили куньу 10 . [Во время] мощной грозы с ливнем состоялось сражение под Минтяо. Армия Ся потерпела полное поражение, а Цзе убежал в Саньцзун11 . Шанские воины атаковали Саньцзун; сражение произошло в Чэн12 . [Шанцы] поймали Цзе у ворот Цзяомэнь13 и сослали его в Наньчао14 .


6 Минтяо, иначе Гаохоуюань, название местности к северу от города Аньичжэнь вблизи Юнчэна на юго-западе Шаньси [Цзан Ли-хэ и др., 1982, с. 1143; Цы хай, 1980, т. 2, с. 1691; ЧЖГХП, 1983, с. 5, F 2, 3]. Она находилась к северо-востоку от Эршани.

7 См.: [Шан шу..., 1957, т. 3, цз. 8, гл. 1, с. 259]. Переведенный фрагмент представляет собой Шу сюй - "Предисловие к [Шан-]шу". В академическом издании оно открывает соответствующую главу, являясь тем самым ее интегральной частью. Есть, однако, и такие публикации, в которых глава начинается с пассажей, следующих ниже, поэтому, например, С. Куврэр не перевел его вообще, а Дж. Легге сделал это отдельно от самой главы [ШШЦГВ, т. 1, цз. 5, с. 60; Couvreur, 1934, с. 101; CCSK, 1939, p. I, Preface, с. 4].

8 Хронология Чжу-шу цзи-нянь отличается от традиционной. В частности, 31-й год Цзе, по Чжу-шу цзи-нянь, приходится на 1558 г. до н.э. Не совпадает и продолжительность пребывания Цзе на престоле: 31 год здесь и 53 года - по традиции [ЧВЛН, 1937, с. 3; CCSK, Prolegomena, с. 125 - 126].

9 Дж. Легге переводит выражение Ся и как "the capital of Hea" [CCSK, Prolegomena, с. 126], однако такая трактовка представляется малоправдоподобной. По Чжу-шу цзи-нянь, столицей Цзе был город Чжэньсинь, который китайские исследователи локализуют в центре пров. Хэнань, прямо к западу от ее административного центра Чжэнчжоу. Для похода туда армия Чэн-тана должна была бы переправиться на южный берег Хуанхэ, а затем двигаться на восток [ЧЛДИ, 1985, с. 9 - 10, С7]. Такой маршрут кажется крайне маловероятным, хотя теоретически и допустимым. Все же предпочтительнее предположить, что поход был направлен против какого-то поселения на территории Шаньси, где находились и Эршань и Минтяо.

10 Упоминание о разгроме куньу, факта, самого по себе не вызывающего сомнения, поскольку о нем говорят и другие источники, например авторитетный Ши цзин [Мао Ши..., 1957, т. 10, цз. 20, гл. 24, с. 1938], приводит тут к некоторой неясности. Племя куньу к концу правления династии Ся проживало на территории современной пров. Хэнань, в 80 - 90 км к югу от Чжэнчжоу [Цзан Ли-хэ, 1982, с. 470; Цы хай, 1980, т. 2, с. 3171; ЧЛДИ, 1985, с. 9 - 10, (3)7, с. 15 - 16, (3)7, с. 17 - 18, (2)5; ЧЖГХП, 1983, с. 18, С5], следовательно, армия Шан никак не могла разгромить его "по дороге" от Эршани в Минтяо. Я вижу здесь два возможных объяснения: либо в данной информации произошла контаминация двух близких, но разновременных событий, либо же отряды куньусцев были чем-то вроде авангарда армии сяского Цзе, призванного преградить путь воинам Шан и победить их или хотя бы ослабить и оттянуть генеральное сражение с Ся. В любом случае итог был один - племя куньу, союзник Ся, потерпело сокрушительное поражение.

11 Термин Саньцзун как таковой в словарях не встречается, однако под цзун можно найти следующее пояснение: "Саньцзун. Название древнего государства. ...Ныне это Динтао" [Ло Чжу-фэн, 1999, т. 6, с. 1353]. Район Динтао расположен на крайнем юго-западе современной пров. Шаньдун [ЧЖГХП, 1983, с. 10, D2]. Если данное отождествление является правильным, то это означает, что Цзе, преследуемый армией Шан, бежал приблизительно 400 - 500 км на восток от места сражения, что маловероятно. Кроме того, вряд ли район Динтао находился в какой-либо зависимости от Ся и вообще входил в пределы тогдашнего "китайского мира". Скорее всего, он был заселен "варварскими" племенами, и это обстоятельство тоже делает бегство туда Цзе не очень правдоподобным [ЧЛДИ, 1985, с. 9 - 10, (3)7]. Ср. примеч. 32.

12 Чэн отождествляется с городом Нинъян, находящимся на западе Шаньдуна [ЧЖГХП, 1983, с. 10, D3], что опять-таки вызывает недоумение, ибо Динтао и Нинъян разделяют 135 - 140 км. Чтобы преодолеть его пешей армии необходимо 2 - 3 дня, поэтому непонятно, почему сражение произошло столь далеко от осажденного Саньцзуна.

13 Мне не удалось установить, где находились эти ворота: в Саньцзуне, в Чэне или еще где-то. Кроме того, поскольку первый иероглиф названия имеет два чтения, то возможно его следует транскрибировать Цяомэнь [БСИКЯ, 1988, т. 3, с. 2212 - 2213; Ло Чжу-фэн, 1993, т. 7, с. 162 - 163; Цзан Ли-хэ и др., 1982, с. 922].

14 Наньчао находился в центре современной пров. Аньхуэй к востоку от озера Чаоху. Относительно конкретного места словари расходятся: то ли к северо-востоку от уездного города Чаосянь, то ли к юго-западу от него [Цзан Ли-хэ и др., 1982, с. 592; Ло Чжу-фэн, 1986, т. 1, с. 899; ЧЛДИ, 1985, с. 9 - 10,(2)7; ЧЖГХП, 1983, с. 13, Е4]. В любом случае это была далекая южная окраина Ся (да и Шан), а скорее всего - территория за пределами административного подчинения обеим династиям.

стр. 26


Комментарий II: Чжу-шу цзи-нянь [цз. а, с. 11а]

Инь-Шан Чэн-тан. Его имя - Ли (Люй). 20-й год правления (1764 г. до н.э.)15 . Сяский Цзе скончался у горы Тиншань16 , в связи с чем был издан запрет на игру на струнных инструментах, пение и танцы.

Продолжение перевода гл. "Наставления [Чэн-]тана".

[Тан-]ван сказал: "Подойдите, вы - многочисленный народ; все послушайте мои слова! Это не я, малое дитя17 , осмеливаюсь отправиться [в дальний путь, чтобы] поднять мятеж18 - это [род/правитель] Ся совершил множество преступлений, и Небо приказало мне казнить его. Сегодня вы, многочисленные, говорите: "Наш правитель не жалеет нас, многочисленных, [заставляет] нас забросить полевые работы и идти походом, [чтобы] наказать Ся". Я слышал, многочисленные, именно [такие] ваши речи.

[А ведь] род Ся совершил [множество] преступлений и я, опасаясь Шан-ди [Кучера, 2003, с. 44, 48, примеч. 9], не осмелюсь не наказать его. Ныне вы спрашиваете: "Каковы же преступления правителя Ся?" [Отвечаю:] сяский ван полностью истощил силы [своего] народа и привел к полной разрухе сяские города. [Из-за этого его] народ стал нерадивым и недружелюбным и [часто] говорит: "Когда же исчезнет это солнце?19 [Если этого вскоре не произойдет], мы все погибнем вместе с тобою!"20 Если столь плохи (букв. если таковы. - С. К. ) моральные устои [правителя] Ся (ся дэ), [то] я ныне непременно должен выступить, [чтобы наказать его]. Если вы поможете мне, одинокому человеку21 , осуществить наказание Неба, то я щедро награжу вас. Вы не должны не доверять [мне], я не проглочу [своих] слов22 . [Если же] вы не последуете за (т.е. не подчинитесь. - С. К. ) словами [моего] наставления, то я казню вас [вместе с вашими семьями] (ну лу жу) 23 и никому не будет пощады"24 .


В Губэнь Чжу-шу цзи-нянь об этом событии сообщается короче и в деталях несколько иначе: "В последний год [правления] сяского Цзе развалился алтарь Земли - Шэ (плохое знамение, предвещавшее конец династии. - С. К. ). В этом же году [Цзе] был сослан Таном. Затем Тан уничтожил Ся. Цзе убежал к племени/роду Наньчао-ши" [Фань Сян-юн, 1957, с. 16].

Отмечу, что и в Ши цзине описанные выше события отражены очень коротко [Мао Ши, 1957, т. 10, цз. 20, гл. 24, с. 1938; цит. по: Шицзин, 1957, с. 463]:

В девять пределов свой добрый порядок неся,
Княжество Вэй покарал он и княжество Гу.
После Гунь-у покарал и последнего Ся.

15 По хронологии этого источника 20-й год Чэн-тана соответствует 1555 г. до н.э. [CCSK, 1939, Prolegomena, с. 129].

16 Тиншань - это либо Лияншань (Лишань) в уезде Хэсянь, либо Вонюшань в уезде Чаосянь пров. Аньхуэй [Цзан Ли-хэ и др., 1982, с. 575] В любом случае она находилась неподалеку от места ссылки Цзе. Если информацию о смерти Цзе у Тиншани принять на веру, то его заточение не было слишком жестким и он мог передвигаться в пределах какой-то территории. Следующая же фраза о трауре по Цзе говорит об уважительном отношении Чэн-тана к поверженному противнику.

17 Оборот и сяо цзы, или юй сяо цзы ("я, малое дитя"), часто встречается в Шан шу и других древних текстах в качестве уничижительного самоназвания правителя и с его возрастом не имеет ничего общего. Ср. примеч. 21.

18 Племя шан и его вождь Чэн-тан формально находились в вассальной зависимости от Ся, поэтому выступление против Цзе имело признаки бунта против законного правителя.

19 Под солнцем подразумевается Цзе, поведение которого истощает народ, как палящее солнце истощает землю.

20 Вероятно, сясцы имели в виду, что, чем дольше сохранится власть и продолжатся злодеяния Цзе, тем больше у них шансов погибнуть вместе с ним.

21 Оборот юй и жэнь - букв. "я, один человек", в словаре: "мы - единственный (царь о себе, в знач. местоимения)" [БКРС, N 5093] - еще один вариант уничижительного самоназвания правителя. Ср. примеч. 17. Не исключено, однако, что здесь присутствовал элемент сознания исключительности собственного положения, нечто вроде древнекитайского варианта l'Etat, c'est moi.

22 "Я не проглочу (букв. съем. - С. К. ) своих слов" - т.е. не возьму их обратно, не обману вас.

23 Фразу ну лу жу можно понимать также: "казню вас и порабощу ваши семьи" - такая пенитенциарная практика существовала в древнем Китае, более того - была довольно распространенной [см: Кучера, 1972, с. 167 - 168]. Ср. ниже завершение речи Пань-гэна.

24 Этими словами заканчивается текст данной главы, однако в академическом издании есть продолжение, почерпнутое, видимо, из других источников, которого нет в других публикациях Шан шу и в переводах Дж. Легге и С. Куврэра [Чэнь Мэн-цзя, 1985, с. 192 - 193; Цюй Вань-ли, 1993, с. 50 - 51; ШШЦГВ, цз. 5, с. 62 - 63; CCSK, 1939, с. 175 - 176; Couvreur, 1934, с. 103]. Оно будет переведено ниже.

стр. 27


Комментарий III: Шан шу. Ч. 2. Ся шу - "Записи [о династии] Ся". Гл. 2. Гань ши - Наставление [Ци перед сражением при] Гань [Шан шу, 1957, т. 3, цз. 7, гл. 2, с. 237 - 238]25 .

Ци [должен был] сразиться [с родом] Ю-ху26 на полях Гань.

[По этому случаю] был составлен текст "Наставления [Ци перед сражением при] Гань".

[В связи с грядущим] большим сражением в Гань, [Ци] созвал шестерых [командующих своими армиями в звании] цин 27 . Ван сказал: "О вы, люди, [командующие] шестью армиями! ... [Те из вас, кто] выполнит мои приказы, получат награду в храме [моих] предков, [те же, кто] не выполнит приказов, будут казнены (лу) на алтаре Земли; я порабощу [ваши] семьи, а вас [самих] обезглавлю (ну лу жу)"28 .

Продолжение перевода главы "Наставления [Чэн-]тана"

[Когда] Тан уже победил Ся, [он] захотел перенести сяский алтарь Земли29 , [но сделать это оказалось] невозможно30 , [и тогда он] составил "Ся шэ", "И чжи" и "Чэнь Ху"31 . Сяская армия потерпела сокрушительное поражение [и обратилась в бегство], а Тан преследовал ее. Затем [он] атаковал [владение] Саньцзун32 и захватил его драгоценную яшму33 . [Его придворные] И-бо и Чжун-бо составили "Дянь бао"34 .


25 Гань ши относится к аутентичным главам источника. Исторические обстоятельства произнесения "Наставления" проясняет сам его перевод.

Местность Гань находилась в пределах современного уезда Хусянь в центре пров. Шэньси, приблизительно в 35 км к юго-западу от ее главного города Сиани [Цзан Ли-хэ и др., 1982, с. 239; Цы хай, 1980, т. 1, с. 1041].

26 Ци (2197 - 2189 гг. до н.э.) был сыном Великого Юя (2205 - 2198 гг. до н.э.), основателя династии Ся, положившим начало традиции передачи власти от отца к сыну, поэтому некоторые ученые именно Ци называют основателем Ся. Род Ю-ху (или Ху) являлся однофамильным отпрыском правящего дома, взбунтовавшимся против власти Ци, и в 2195 г. до н.э. был уничтожен. Гань находилась в пределах его владений, поэтому именно там и произошло решительное сражение

27 Цин - "сановник", "вельможа", "канцлер" (должность и звание) [БКРС, N 3410] - высшее из трех чиновничьих званий при династии Чжоу (I тыс. до н.э.). Применение его здесь - явный анахронизм, перенос в прошлое более поздних понятий и терминов.

28 Филологическое и историческое сходство Гань ши с Тан ши бросается в глаза, что навевает мысль об их едином авторстве. Однако Чэнь Мэн-цзя (1911 - 1960), крупный знаток данной проблематики, относя составление упомянутых глав примерно к единому времени (началу периода Чжаньго, т.е. V-IV вв. до н.э.), проблему их авторства решает по-разному. Авторов первой он относит к царству Цзинь (пров. Шаньси), вторых - к царству Сун (пров. Хэнань; оно считалось наследником шан-иньской традиции) [Чэнь Мэн-цзя, 1985, с. 185 - 186, 193]. Сунское авторство Тан ши, на мой взгляд, представляется неплохо обоснованным, тогда как аргументы в пользу составления Гань ши цзиньцами мне кажутся недостаточно убедительными, однако более подробно разбирать этот вопрос здесь нет возможности.

29 Перенос алтаря Земли - культовый акт, подтверждающий окончательную ликвидацию Ся.

30 Как поясняет комментарий, перенос жертвенника стал невозможным, поскольку Тану не удалось найти достойного человека (можно предположить - среди своих предков), который мог бы заменить Гоулуна в качестве духа Земли [Шан шу, 1957, т. 3, цз. 8, гл. 1, с. 263]. Гоу-лун, сын Гун-гуна, приближенного Яо, был знатоком дел, связанных с водой и землей, поэтому в сяское время почитался как дух Земли.

31 Ся шэ, И чжи и Чэнь Ху - названия трех несохранившихся глав раздела "Записи о династии Шан" Шан шу. Они должны бы следовать сразу за переводимой главой. Перевод заглавий: первой из них "Жертвенник Ся" - точный, третьей "Подданный [Ю-]ху" (ср. примеч. 26) - достаточно правдоподобный, второй же, например, "Не решаться прибыть"  - "сомневаться", "не доверять", "подозревать", "удивляться", "не решаться") [БКРС, N 10076] - при отсутствии текста имел бы чисто умозрительный характер. См. также примеч. 34.

32 Комментарий сообщает маршрут этого бегства, из которого следует, что разбитая армия Ся действительно могла оказаться в Шаньдуне (ср. примеч. 11). Не исключено, однако, что такой путь нарисован, чтобы объяснить, как преследующий ее Тан оказался в Саньцзуне.

33 Ее драгоценность, как поясняет комментарий, состояла в том, что в ней будто бы был заключен дух жертвоприношений Небу, и поэтому она предохраняла от стихийных бедствий: наводнений и засух [ср.: Ханьюй да цыдянь, 1993, т. 7, с. 961].

34 О И-бо и Чжун-бо ничего неизвестно, за исключением сообщения комментария, что это "эр чэнь"-"двое подданных", "двое слуг" Чэн-тана [Шан шу, 1957, т. 3, цз. 8, гл. I, с. 264]. "Дянь бао" ("Ритуальная (?) драгоценность" см.: [БКРС, N 13763]) - еще одна утерянная глава, следовавшая за "Чэнь Ху" (см. примеч. 31).

стр. 28


После "Наставлений Чэн-[тана]" в "Записях о династии Шан" находятся пять апокрифических глав, которые пропускаются, а за ними следует глава "Пань-гэн"35 - самая большая из данного раздела. Она состоит из трех частей и, поскольку полный перевод не умещается в рамках настоящей работы, и к тому же ее вторая часть была уже в свое время переведена [ДФ, 1972, т. 1, с. 101 - 104], то здесь я ограничусь первой частью. Она лучше других рисует историческую обстановку отраженных в ней событий.

ПЕРЕВОД

Гл. 9. Пань-гэн [Шан шу, 1957, т. 3, цз. 9, гл. 9, с. 301 - 311]

Пань-гэн [решил] в пятый раз36 перенести [столицу Шан и ради этого] стал строить Бо [в качестве столицы] Инь. Люди роптали в ожидании [переезда] и, [подстрекая] друг друга, порицали [правителя]. [По этому случаю] был составлен [текст] "Пань-гэн" в трех главах.

Комментарий I: Чжу-шу цзи-нянь [цз. а, с. 15а - 15б].

Пань-гэн. [Его] имя Сюнь. Первый год [его правления пришелся на год] бин-инь (третий год цикла; 1401 г. до н.э. - С. К. )37 . Ван вступил на престол и поселился в Бо. Седьмой год [правления]. Инский хоу прибыл ко двору38 . Четырнадцатый год. Из Янь переехали в Бэй Мэн, именуемое Инь39 . Пятнадцатый год. [Пань-гэн ] занимался строительством города Инь. Девятнадцатый год. Назначил (мин - букв. "приказал". - С. К.) [своим советником] биньского хоу по имени Я-юй40 . Двадцать восьмой год. [Пань-гэн] скончался.


35 Пань-гэн - правитель Шан-Инь, взошедший на престол много поколений спустя после Чэн-тана. Информацию о Пань-гэне и упоминающихся далее правителях Шан-Инь читатель найдет в таблице, помещенной в части первой данной работы [Кучера, 2003, с. 43].

По мнению Чэнь Мэн-цзя, эта глава была составлена примерно в то же время, что и Тан ши, т.е. в конце V - начале IV в. до н.э. в царстве Сун [Чэнь Мэн-цзя..., 1985, с. 207].

36 Вопрос переноса столицы, т.е. главного места проживания шанцев, является сложным прежде всего в силу отсутствия достоверных, поддающихся проверке данных. Источники сообщают, что в период от родоначальника Се и до основателя династии Чэн-тана ее переносили восемь раз [Сыма Цянь, т. 1, цз. 3, с. 93]. Этой проблеме специальную работу посвятил крупный знаток китайской древности Ван Го-вэй (1877 - 1927) [Ван Го-вэй, 1959].

Переезд Чэн-тана в Бо (его местонахождение является предметом споров) был восьмым в додинастийный и одновременно первым в династийный периоды. Затем Чжун-дин переселился в Ао, Хэ Тань-цзя - в Сян, Цзу-и - в Гэн и наконец Пань-гэн - в Инь. На самом деле, если верить Чжу-шу цзи-нянь, переездов было больше, ибо Цзу-и из Гэн перебрался в Би, а Нань-гэн из Би в Янь и именно оттуда Пань-гэн переехал в Инь [Чжу-шу цзи-нянь, цз. а, с. 11а, 13а, 13б, 14а, 14б, 15а]. Все эти передвижения происходили в пределах сопредельных территорий современных провинций Хэнань, Шаньдун и Хэбэй. Лишь последнее из них хорошо документировано археологически, ибо Инь находилось в районе Сяотуни - крупного памятника, о котором говорилось раньше [см.: Кучера, 2003, с. 45; Сыма Цянь, 1982, т. 1, цз. 3, с. 93, 100, 102; ЧЛДИ, 1985, с. 11 - 12, (3)7, с. 13 - 14, (1)9, (2)9, (3)9 - 11, (4)8, 10; Цзан Ли-хэ и др., 1982, с. 716 - 717, 785; ЧВЛН, 1937, с. 3, 4]. В ЧВЛН приведены конкретные даты перемен места пребывания ванов, например, Чжун-дин -1557 г. до н.э., Хэ Тань-цзя - 1534 г., Пань-гэн - 1401 г. до н.э., однако, объективно говоря, нет надежных доказательств их точности.

37 По хронологии Чжу-шу цзи-нянь - 1314 г. до н.э. [CCSK, 1939, Prolegomena, с. 135]; ср. примеч. 8.

38 Владение Ин находилось в центре современной провинции Хэнань, приблизительно в 280 км к югу от Инь [БСИКЯ, 1985, т. 4, с. 2359; Цзан Ли-хэ и др., 1982, с. 1277; ЧЛДИ, 1985, с. 13 - 14, (5)8].

Прибытие ко двору (лай чао) было актом и ритуальным и политическим, означающим, хотя бы формально, выражение покорности (особенно людьми из других племен) и признание верховенства шанского вана. В случае с периферийно расположенным Ин есть основание полагать, что его фактическая независимость не была чрезмерно ограниченной.

39 Связь между двумя наименованиями - Бэй Мэн (северное Мэн) и Инь неясна, поскольку название Бэй Мэн нигде больше не встречается. В частности, оно не упоминается Сыма Цянем, хотя он уделяет внимание факту переезда [см.: Сыма Цянь, 1982, т. 1, цз. 3, с. 102]. Нет его и в современных словарях, а само Мэн поясняется лишь как "Владение Лу в период Чуньцю в пров. Шаньдун" [Цзан Ли-хэ и др., 1982, с. 1121].

40 Бинь - название удела, расположенного на территории современного уезда Биньсянь пров. Шэньси, приблизительно в 110 км к северо-западу от Сиани [см.: БСИКЯ, т. 6, 1989, с. 3759; Цзан Ли-хэ и др., 1982. с. 420; ЧЛДИ, 1985, с. 13 - 14, (3)3].

Об Я-юй ничего неизвестно.

стр. 29


Комментарий II: Ши цзи [т. 1, цз. 3, с. 102]

[Когда] скончался правитель Ян-цзя, на престол взошел [его] младший брат Пань-гэн и стал правителем Пань-гэном. [В то] время, когда Пань-гэн стал правителем, столица Инь уже находилась к северу от реки, Пань-гэн же переправился на юг от реки и вновь поселился в бывшем месте проживания Чэн-тана41 . Следовательно, [это было] пятое переселение и [шанцы] не имели установленного местожительства42 . Народ Инь роптал в ожидании [переезда] и все


41 Р. В. Вяткин перевел данную фразу следующим образом: "Ко времени императора Пань-гэна столица Инь находилась к северу от Хуанхэ (здесь и ниже подчеркнуто мною. - С. К. ), Пань-гэн переправился на юг от Хуанхэ и вновь обосновался в древнем поселении Чэн-тана " [Сыма Цянь, 1972, с. 172].

Филологически трактовка Р. В. Вяткина правильна, ибо в древних текстах знак хэ - "река" [БКРС, N 5055], если он выступает в роли имени собственного, действительно означает Хуанхэ. Дело, однако, в том, что и этот перевод и сама информация Сыма Цяня вступают в противоречие с географической действительностью. Если посмотреть на расположение очередных столиц (не трактуя этого слова слишком современно) Шан-Инь на исторических картах, отражающих итог многолетнего и даже многовекового исследовательского труда китайских ученых, то окажется, что три из них - Сян (Шан 3), Гэн (Шан 4) и Инь (Шан 7) -находились к северу от Хуанхэ, одна - Ао (Шан 2) - к югу, остальные три - Бо (Шан 1), Би (Шан 5) и Янь (Шан 6) - к востоку или к юго-востоку [ЧЛДИ, 1985, с. 13 - 14, район между 113 - 117° восточной долготы и 34 - 38° северной широты; Гу Цзе-ган и др., 1955, с. 2, карта 3, цзя-и 3 - 4]. Таким образом:

1) ко времени Пань-гэна столица (Янь-Шан 6) находилась не к северу от Хуанхэ, а к востоку;

2) переезд из Янь в Инь означал переправу через Хуанхэ с востока на запад или с юга на север, но никак не с севера на юг;

3) Инь не может быть отождествлено со столицей Чэн-тана Бо, несмотря на то что оно было местом проживания людей уже в неолитическое время, задолго до появления там Пань-гэна [см., например: Кучера, 1977, с. 29, 32, 59, 64].

Не исключено, что указанные противоречия могут быть решены путем детального исследования и получить, вероятнее всего, различные толкования, однако в рамках настоящей работы сделать это невозможно. Поэтому я выскажу лишь одну рабочую гипотезу. Территория Инь-сюя, развалин иньской столицы, расположена по обеим берегам реки Хуаньхэ, однако, по общему признанию, ее истинный центр находился в районе современной деревни Сяотунь, на южном берегу Хуаньхэ [см.: Кучера, 1977, с. 42]). Если предположить, что под хэ Сыма Цянь подразумевал просто "реку" (т.е. Хуаньхэ), а не Хуанхэ, то тогда хотя бы информация о "переправе на юг" соответствует действительности. Ср. примеч. 43.

42 Данное высказывание Сыма Цяня утрировано, и уж тем более его не следует трактовать как признание кочевого образа жизни шанцев. Пять переездов за 365 лет, которые отделяли Пань-гэна от Чэн-тана, т.е. в среднем один раз в 73 года, не столь уж частое изменение. Такие явления имели место во многих странах на протяжении всей истории человечества и вызывались различными причинами, а вовсе не привычкой кочевать. Настоящие кочевники вообще не строили городов, ибо их перенос невозможен в рамках технических средств номадов.

С указанными перемещениями связано одно обстоятельство, обычно остающееся вне поля зрения исследователей. Речь идет о том, что передвижения происходили на большие расстояния, например, из Шан 1 в Шан 2 - приблизительно 190 км с востока на запад, из Шан 2 в Шан 3 - 180 км на северо-восток, из Шан 4 в Шан 5 - почти 200 км на юго-восток, но самый длинный путь был как раз у Пань-гэна - 250 км на запад. Шанцы делали это не вслепую, а точно зная, куда направляются и почему именно туда. Очевидно, они хорошо знали свою страну, площадь которой составляла не менее 100 тыс. кв. км, хотя и не имели в своем распоряжении никаких карт. Последние, если верить записям в древнекитайских источниках: Шан шу, Ши цзин, Лунь юй, Чжоу ли и пр., могли появиться при Западной династии Чжоу, но что конкретно означал используемый там иероглиф ту -"план", "схема", "карта", "чертеж" [БКРС, N 3019] - сказать невозможно. В цзягувэнь данный знак, насколько мне известно, не обнаружен, а встречающаяся его внутренняя часть (в чтении би - "дикий", "грубый", а как ту - "чертеж", "план", "замышлять" [БКРС, N 2985] является топонимом или обозначением окрестностей, пограничных районов, окраин [Чжао Чэн, 1988, с. 120, 217].

Ту появляется в инскрипциях на бронзовых сосудах, причем довольно рано, уже во время Кан-вана (1078 - 1053 или 1004 - 967 гг. до н.э.) [ЦМШ, 2001, с. 325, N 5047], и хотя некоторые ученые склонны придавать ему современное значение, его реальный смысл остается неясным. Видимо зарождение какой-то формы картографии происходило в недрах западночжоуского общества, но ее появление в более или менее зрелой, пусть примитивной, форме следует отнести к периоду Чуньцю (VIII-V вв. до н.э.), если не Чжаньго (V-III вв. до н.э.) [Ван Юн, 1955, с. 38 - 42].

стр. 30


порицали [правителя], не желая перебираться [на новое место]. Тогда Пань-гэн [решил] объявить владетельным князьям (чжухоу) и высшим сановникам [свою волю], сказав: "В далеком прошлом [мой] великий предшественник Чэн-тан вместе с вашими предками привел Поднебесную в порядок; по [их] примеру [мы] должны (кэ - букв. "можем". - С. К.) самосовершенствоваться. [Если] отбросить [пример предков] и не прилагать усилий [в следовании ему], [то] как можно достичь совершенства в добродетели?". Следуя [своей речи, он вместе со всем народом] переправился на южный [берег] реки, основал [столицу] Бо43 [и стал] проводить политику [Чэн-]тана. После этого народ успокоился, добродетели (дао - букв. путь [БКРС, N 11099] -С. К.) Инь вновь расцвели, чжухоу стали прибывать ко двору, [а все] из-за того, [что Пань-гэн] соблюдал добродетель Чэн-тана. [Когда] правитель Пань-гэн скончался, на престол взошел [его] младший брат Сяо-синь и стал правителем Сяо-синем.

Продолжение перевода главы "Пань-гэн"

Пань-гэн [решил] переехать в Инь, [однако] народ не [желал] отправиться [туда, чтобы] жить [на новом месте]. [Тогда Пань-гэн] собрал всех недовольных и обратился [к ним] с прямой речью. Он сказал: "Наш правитель44 прибыл сюда (т.е. в Янь. - С. К.), поменяв [при этом] местожительство на здешние места (Нань-гэн прибыл в Янь из Би/Шан 5. - С. К. ). [Он сделал это, поскольку] уважал народ и не желал, [чтобы он был] полностью истреблен [в Би, из-за того, что там люди] не могли помогать друг другу45 . [Он] обратился к оракулу46 , [чтобы] выяснить [вопрос переезда], и получил ответ: "Это должно быть, как я [задумал]""47 .

"[Когда] у прежних ванов было [какое-либо] дело, [то при его осуществлении они] с уважением относились к воле Неба. Из-за этого [у них еще] не было постоянного спокойствия, не было своего постоянного города [для проживания]. К настоящему времени [у нас] было пять столиц (у бан - букв. пять государств, пять уделов [см.: БКРС, N 3553]. - С. К. ), [и если] ныне [мы] откажемся от наследования древности, [то мы] даже не будем знать, [что мы] лишились мандата Неба; что же сказать [тогда о том, чтобы] мы могли следовать подвигам прежних ванов? Так же, как на поваленном пне появляются новые побеги, так Небо продлит наш мандат


43 Данного Бо не следует отождествлять с Бо Чэн-тана, хотя оно пишется тем же иероглифом [БКРС, N 12342]. Ср. примеч. 41.

44 Комментарий поясняет, что во ван, "наш правитель", - это Цзу-и, однако такое толкование, с моей точки зрения, является неверным. Цзу-и, как было показано в примеч. 36, жил в Гэн (Шан 4), а в Янь (Шан 6) до Пань-гэна находилась столица Нань-гэна, видимо, он и имеется в виду здесь.

45 Фраза по сути непонятна, так как нет информации, что или кто угрожал Би (или Гэн, если все-таки принять версию, что во ван это Цзу-и) и почему люди не могли там помогать друг другу.

46 На гадательных костях имеется большое количество топонимов, но, за исключением Великого города Шан, нет приведенных выше названий столиц. Это объясняется, по-видимому, тем, что обычай записывать проведение обряда ворожбы, как можно судить по имеющимся цзягу, начался только при У-дине, 36-м из 44 правителей Шан, а в более раннее время его не было и поэтому обращение к оракулу, о котором сообщает Шан шу, на костях не зафиксировано [Чжао Чэн, 1988, с. 85 - 134]. Не исключено, впрочем, что здесь имеется в виду какая-то другая, нам неизвестная форма гадания.

47 Одной из громадных трудностей, с которой сталкивается переводчик древнекитайских текстов, и Шан шу прежде всего, является синтаксическое и еще в большей степени - логическое членение текста. В конкретном случае по речи Пань-гэна сложно определить, когда он говорит о своих предшественниках, а когда о себе. Например, последнюю фразу я отнес к Нань-гэну и поэтому перевел как "[Он] обратился". При такой трактовке возникает одно недоумение. Ответ оракула в оригинале звучит ци жу и, где и является местоимением первого лица единственного числа: "я, мой" [БКРС, N 2324]. И тогда значительно глаже выглядит перевод: "[Я тоже] обратился к оракулу, чтобы выяснить [вопрос переезда], и [я] получил ответ: "Это должно быть, как я [задумал]"". Так понимал пассаж Дж. Легге: "I have examined the matter by divination, and obtained the reply - "This is no place for us"" [CCSK, 1939, P. I, c. 222]. С. Куврэр пошел по пути обтекаемой и далекой от оригинала формулировки: "La tortue a ete consultee; elle a repondu: "Quelles ressources trouverons-nous ici?"", сохранив ее и в латинском варианте: "Testudo consulta respondit: "Hic locus quomodo nos (juvabit)?"" [Couvreur, 1934, с 132]. Все же контекст склонил меня в сторону версии, приведенной в тексте.

стр. 31


[только] в этом новом городе, [а мы] наследуем и продолжим великие дела прежних ванов и получим возможность умиротворить [все] четыре предела [нашей страны]".

[Итак] Пань-гэн наставлял народ, начиная с [тех, кто] занимал [высокие] посты, используя постоянные дела древности, [чтобы] привести в порядок законы [своего времени]48 . [Он] сказал: "Пусть никто не смеет скрывать [от меня] увещевания (т.е. протесты. - С. К. ) простых людей".

Ван приказал [затем] всем чиновникам49 явиться во дворец. Ван так сказал: "Подойдите вы, многочисленные! Я объявлю вам [мои] наставления. Вы продумайте (букв. спланируйте. - С. К. ), [как] избавиться от ваших намерений, не будьте заносчивы в следовании [только] собственному спокойствию. В древности наши прежние правители тоже пытались использовать (букв.: назначить - С. К. ) заслуженных и выдающихся людей, [чтобы] совместно решать дела государства50 . [Когда прежние] правители объявляли [народу указания, как] совершенствоваться, [то они при этом] не скрывали своих желаний. Ваны использовали [тех, кого они] очень уважали, [ибо у них] не было лишних слов51 , [и поэтому] народ считал желательными большие перемены. Ныне вы проявляете невежество, поднимаетесь [в бурном] протесте [и распространяете] злостные слухи, а я не знаю, на что вы жалуетесь.

Это [ведь] не я, не я, [желая переселиться], пренебрегаю этой [доставшейся от предков] добродетелью, это именно вы утаиваете [мою] добродетель [от народа]52 , не опасаясь меня, единственного, [но] я [вижу ваши помыслы столь же отчетливо], как вижу огонь. Да! Я тоже составлял неумные планы [и этим] вызывал (букв. создавал. - С. К. ) ваши проступки53 . Если сеть натянута на каркас, то царит порядок и нет путаницы (т.е. идет нормальный процесс ловли рыб. - С. К. ); если крестьяне работают в поле и усердствуют в жатве, то [в награду они] получают осенний [урожай]. [Точно так же, если] вы сможете очистить ваши сердца, привить народу настоящую добродетель, доводя [ее] и до [ваших] близких и друзей, то тогда [вы] сможете (букв. осмелитесь, наберетесь смелости. - С. К. ) произносить высокие слова и обладать накопленными добрыми делами. [Ныне же, разве] вы не опасаетесь плохих последствий [вашего нежелания переехать в Инь], поджидающих вас вдали и вблизи54 . [В таком случае, разве вы не похожи на] нерадивых земледельцев, пребывающих в праздности, не прилагающих усилий для выполнения [своих] работ, не обрабатывающих [своей] земли и в итоге остающихся без хлеба? Вы не [произносите] примиряющих и доброжелательных слов перед народом (т.е. не успокаиваете народ, взбудораженный известием о переезде. - С. К.), [и этим] именно самим себе отравляете жизнь. Вы, разрушители и вредоносители, смутьяны и предатели, вы сами накликаете беду на свою голову (букв. на собственное тело. - С. К. ). Вы уже ранее нанесли вред народу55 , [но всю] горечь этого вы преподнесли [мне]! Когда же дойдет до вас [понимание необходимости вашего] раскаяния?


48 Одним из лозунгов, провозглашенных Мао Цзэ-дуном в период "культурной революции", был и гу вэй цзинь - "использовать древность в интересах современности". Как видно, такой подход имеет длительную историю. Он показывает, как в Китае прошлое переплетается с настоящим.

49 В оригинале: чжун - "толпа", "масса", "народ", "общество" [БКРС, N 9564], однако комментарий поясняет, что речь идет о цюнь чэнь - "министры", "свита", "подданные", "слуги" [БКРС, N 4125], и этот вариант принят в переводе, ибо он лучше соответствует контексту.

50 О культе заслуженных чиновников в шан-иньскую эпоху см. вторую часть настоящей работы [Кучера, 2004(1), с. 29 - 30].

51 "У них не было лишних слов" означает, что уважаемые ванами чиновники не болтали ненужных глупостей.

52 Имеется в виду, что чиновники, не разъясняя народу причин, побудивших Пань-гэна принять решение о переезде, вызывали тем самым брожение и смуту.

53 Самокритика правителя лежит в русле представлений древних китайцев об отношениях между властью и народом. Ср. текст, относящийся к примеч. 61.

54 Возможно, что последнюю фразу следует понимать как имеющую причинно-следственную связь с предыдущей ("...добрыми делами") и переводить следующим образом: "[и тогда] вы [сможете] не опасаться большого вреда ни вдали, ни вблизи, меняя соответственно и продолжение: "[и не будете похожи] на ленивых земледельцев..."".

55 Пань-гэн, видимо, имеет в виду, что его приближенные первыми, ранее народа, узнали о его планах и, выступив против них, создали прецедент неповиновения, смутили народ и тем самым нанесли ему вред и заслужили эпитеты, которыми он их наделил в предыдущей фразе ("разрушители" и т.д.).

стр. 32


Взгляните на этих лицемерных людишек! [- говорил далее Пань-гэн]. [Вы] все еще посматриваете друг на друга [перед лицом моих] наставлений56 и произносите непродуманные слова, и это при том что я управляю вашей жизнью и смертью (букв. продолжительностью вашей жизни. - С. К.). Почему вы не обращаетесь ко мне, а лишь взаимно возбуждаете друг друга вымыслами - боитесь раствориться (букв. утонуть. - С. К. ) в толпе? Если пожар бушует в степи [и к нему] нельзя приблизиться, то разве можно [его] потушить? [Разве не так же нельзя положить конец распространяемым вами вымыслам?]57 . Это ведь именно вы, многочисленные, сами создаете вашу бесплановость (т.е. сами не знаете, чего хотите, и этим причиняете себе беспокойство. - С. К. ) - это не моя вина! Чи Жэнь58 как-то высказал такие слова: "[Если нужен] человек, то ищут только [того, кто] постарше; [когда нужна] вещь, то не ищут старую [вещь], а только новую!". В древности мои [предки -] прежние ваны и ваши деды и отцы, [поддерживая дружеские отношения], вместе отдыхали и вместе трудились - [разве ныне] я осмелился бы прибегнуть к беззаконию, [чтобы заставить вас переселиться в Инь]? [В течение] поколений отмечались (букв. перечислялись. - С. К. ) ваши заслуги, и я [тоже] не скрываю (не ущемляю. - С. К. ) вашу доброту. Ныне я совершаю великое жертвоприношение прежним ванам и ваши предки [тоже] соучаствуют в нем59 . [Независимо от того], ниспошлют [они нам] счастье или ниспошлют [нам] беду, я ни в коем случае не посмею прибегнуть к неблагочестивому [отношению к вам]. Я [только] сообщаю вам о трудностях [и предостерегаю о них], ибо, будто стреляя из лука, имею [свою] цель. Вы не должны третировать пожилых и взрослых, ни слабых, обездоленных детей, [выступая против переезда].

Каждый [из вас уже достаточно] долго прожил в своем [нынешнем] доме, [а теперь] напрягите свои силы и подчинитесь (букв. послушайтесь. - С. К. ) моим, одинокого человека, планам.

Независимо [от того, прибыли ли вы] издалека [или проживаете] поблизости60 , [если вы] совершите преступление, я вас казню, [если же] проявите добродетель, я поощрю вашу доброту. Благополучие [нашего] государства - [это] только ваша, многочисленных, [заслуга]; неблагополучие же [нашего] государства - [это] только [результат] упущений [в применении] наказаний, [допущенных] мною, одиноким61 .

[Итак], вы, многочисленные, непременно должны передать [всем мои] наставления! С этого момента и до будущих дней [пусть] каждый [из вас] с уважением относится к своим обязанностям (букв. делам. - С. К. ), надлежащим образом занимает свой пост и [крепко] зажмет рот, [иначе] наказание достигнет вас (букв.: ваше тело. - С. К. ) [и ваше] раскаяние станет невозможным62 ".


56 То есть вместо того, чтобы внимательно, благоговейно слушать речь Пань-гэна, чиновники перекидывались понимающими, насмешливыми или порицающими взглядами, выражая тем самым неодобрение его планам.

57 Добавленная фраза, логически завершающая параболу Пань-гэна, взята из комментария.

58 Чи Жэнь - мифическая личность, древний мудрец, чье имя, насколько мне известно, нигде более, кроме данного места Шан шу, не упоминается [Ло Чжу-фэн. 1994, т. 10, с. 1233 - 1234].

59 О специфической форме жертвоприношений - обряде мянь-пэй - присоединении к главному еще и побочных жертвополучателей см. отдельный параграф второй части настоящей работы [Кучера, 2004(1), с. 30 - 31].

60 Формально простая, казалось бы, и короткая фраза оригинала: у ю юань эр, буквально означающая "нет дальности и близости", крайне трудна для перевода, так как неизвестно, имеет ли она пространственное, как выше в тексте, или временное (давно и недавно) значение и как она связана с контекстом. Дж. Легге трактует ее отдельно: "There is with me no distinction of distant and near" [CCSK, 1939, с 231]. Иную, неожиданную и даже довольно странную интерпретацию предложил С. Куврэр: "Je traterai indistinctement parents et etrangers: je punirai..."; возвращаясь, однако, к действительному значению пассажа Шан шу в латинском варианте: "Non erit (distinctio) remoti et propinqui: qui admittent..." [Couvreur, 1934, с 139]. Мне кажется, что трактовка, предложенная мною выше, логичнее сочетается с контекстом речи Пань-гэна и историческими реалиями его времени.

61 См. примеч. 53 и относящийся к нему текст. Ср. также завершение речи Чэн-тана.

62 Допустимый вариант перевода: "[и вы уже] не сможете исправить [ваши ошибки]".

стр. 33


Выводы

В четырех частях настоящей работы, разумеется, не могли быть освещены все вопросы истории и культуры Китая эпохи Шан-Инь, однако ряд проблем этого периода, как мне кажется, все же получили достаточно полное отражение.

Во-первых, сразу заметно различие в языке, стиле, грамматике и других историко-филологических сферах текстов цзягувэнь и Шан шу, в чем отчетливо проявляется архаичность первых по сравнению со вторыми. Если же учесть графику текстов, которая, естественно, не может быть отражена в переводе, то первичность надписей становится очевидной: они представляют более ранний этап развития древнекитайского языка.

Во-вторых, весьма существенно различие содержательной стороны материалов. Их анализ, причем не только тех, которые вошли в эти статьи, но и оставшихся не включенными, показывает, что диапазон сюжетов, затронутых в цзягувэнь, существенно шире тем, освещенных в Шан шу. В цзягувэнь легко улавливается иной подход к окружающему миру шанского правителя, озабоченного повседневными государственными и семейными делами, ответственного за настоящее и будущее страны, народа и своего рода, чем исторически отдаленных наблюдателей, какими были авторы Шан шу, которые ничего не решали и ни за что не отвечали.

В-третьих, приведенные надписи на гадательных костях проливают свет не только на культовые проблемы, но и на ряд интересных аспектов общественной жизни шан-иньцев, например положение женщины или отношение к заслуженным чиновникам. Даже столь ограниченный объем процитированных текстов показывает, насколько ценными и интересными являются данные, содержащиеся в цзягувэнь.

В-четвертых, два фрагмента Шан шу, вместе с пассажами из других источников, помещенными в текстовых комментариях, несмотря на их ограниченный размер, довольно полно отражают два важных события в истории Китая рассматриваемого времени: основание династии Шан-Инь и последний перенос ее столицы. Тридцать пять столетий спустя, в наше время, развалины Инь-сюя стали одним из самых значимых и богатых культурно-исторических и археологических памятников Китая.

И в-пятых, каждый из двух приведенных источников: цзягувэнь и Шан шу в отдельности, и тем более вместе, освещают многие стороны жизни древнекитайского, шан-иньского общества и позволяют лучше его понять и это понимание донести до читателя.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Антология китайской поэзии / Под ред. Го Мо-жо и Н. Т. Федоренко. Т. 1 - 4. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1957 - 1958.

БКРС: Большой китайско-русский словарь / Под ред. И. М. Ошанина. Т. 1 - 4. М.: Восточная литература, 1983 - 1984.

ДФ: Древнекитайская философия. Собрание текстов в 2-х тт. М.: Мысль, 1972 - 1973.

Кучера С. Древнекитайские тексты цзягувэнь и Шан шу - зерцало истории и культов Китая эпохи Шан-Инь. Ч. I // Восток (Oriens). 2003. N 1.

Кучера С. Древнекитайские тексты цзягувэнь и Шан шу - зерцало истории и культов Китая эпохи Шан-Инь. Ч. II // Восток (Oriens). 2004(1). N 2.

Кучера С. Древнекитайские тексты цзягувэнь и Шан шу - зерцало истории и культов Китая эпохи Шан-Инь. Ч. III // Восток (Oriens). 2004(2). N 6.

Кучера С. Китайская археология 1965 - 1974 гг.: палеолит - эпоха Инь. Находки и проблемы. М.: Восточная литература, 1977.

Кучера С. Становление традиции коллективной ответственности и наказания в Китае // Роль традиций в истории и культуре Китая. М.: Восточная литература, 1972.

стр. 34


Сыма Цянь. Исторические записки ("Ши цзи") / Пер. с кит., коммент. Р. В. Вяткина и В. С. Таскина, под общей ред. Р. В. Вяткина. Вступит. ст. М. В. Крюкова. Серия "Памятники письменности Востока" XXXII. I. Т. 1. М.: Восточная литература, 1972.

Ши цзин / Издание подготовили А. А. Штукин, Н. Т. Федоренко. М.: Издательство АН СССР. 1957.

Бань Гу. Хань шу (История династии Хань). Т. 1 - 12. Пекин: Чжунхуа шуцзюй, 1982.

БСИКЯ: Большой словарь иероглифов китайского языка (Ханьюй да цзыдянь) / Редакционная коллегия "Большого словаря иероглифов китайского языка" (Ханьюй да цзыдянь бяньцзи вэйюаньхуэй). Т. 1 - 8. Чэнду: Хубэй цышу чубаньшэ. 1986 - 1990.

Ван Го-вэй. Шо цзы Се чжиюй Чэн-тан ба цянь (Поговорим о восьми переездах от Се до Чэн-тана) // Ван Го-вэй. Гуань-тан цзилинь (Собрание сочинений Ван Гуань-тана). Т. 2. Пекин: Чжунхуа шуцзюй, 1959.

Ван Сянь-цянь. Чжуан-цзы цзи-цзе ("[Трактат] учителя Чжуан [Чжоу]" со сводом толкований) // ЧЦЦЧ. Т. 3.

Ван Чун. Лунь хэн (Критические рассуждения) // ЧЦЦЧ. Т. 7.

Ван Юн. Чжунго дилисюэ ши (История китайской географической науки). Шанхай: Шанъу иньшугуань,1955.

Вэй Чжэн и др. Суй шу (История династии Суй). Т. 1 - 6. Пекин: Чжунхуа шуцзюй, 1982.

Го Мо-жо. Лян- Чжоу цзиньвэньцы даси ту лу каоши (Воспроизведение, дешифровка и исследование ряда надписей на бронзовых изделиях периода династии Чжоу). Т. 1 - 8. Пекин: Кэсюэ чубаньшэ, 1957.

Го Цин-фань. Чжуан-цзы цзи-ши ("[Трактат] учителя Чжуан [Чжоу]" со сводом пояснений) // ЧЦЦЧ. Т. 3.

Гу Цзе-ган, Чжан Сюнь, Тань Ци-сян. Чжунго лиши дитуцзи. Гудай ши буфэнь (Атлас исторических карт Китая. Раздел древней истории). Шанхай: Диту чубаньшэ, 1955.

Ло Чжу-фэн. Ханьюй да цыдянь (Большой словарь слов китайского языка) / Гл. ред. Ло Чжу-фэн. Т. 1 - 12. Шанхай: Шанхай цышу чубаньшэ, 1986 - 1993.

Лю Си. Ши мин (Истолкование названий) // Сы бу цун-кань (Собрание произведений всех четырех разделов литературы). Т 65. Шанхай: Шанъу иньшугуань, 1929 - 1937.

Мао Ши чжэн-и ("Книга песен и гимнов [в версии] Мао [Хэна]" с [комментарием] толкованием [их] истинного смысла) // ШСЦЧШ. Т. 5 - 10. Пекин-Шанхай: Чжунхуа шуцзюй, 1957.

Мэн-цзы чжу-шу ("[Трактат] учителя Мэн [Кэ]" с комментариями) // ШСЦЧШ. Т. 39 - 40. Пекин-Шанхай: Чжунхуа шуцзюй, 1957.

СББЯ: Сы бу бэй-яо (Полное собрание важнейших текстов всех четырех разделов литературы). Гуан юнь (Расширенный [словарь] рифм). Шанхай: Чжунхуа шуцзюй, [Б.г.].

Сунь И-жан. Мо-цзы сянь-гу ("[Трактат] учителя Мо [Ди]" со сводными толкованиями) // ЧЦЦЧ. Т. 4.

Сыма Цянь. Ши цзи (Записи историографа). Т. 1 - 10. Пекин: Чжунхуа шуцзюй. 1982.

Сюй Шэнь. Шо-вэнь цзе-цзы чжу ("Словарь, письмена и знаки поясняющий" с комментарием). Шанхай: Шанхай гуцзи чубаньшэ, 1986.

Тото (Токто) и др. Сун ши (История династии Сун). Т. 1 - 40. Пекин-Шанхай: Чжунхуа шуцзюй, 1977.

Фань Сян-юн. Губэнь Чжу-шу цзи-нянь цзи цзяо-дин-бу (Древний текст "Погодовых записей на бамбуковых планках", сверенный, исправленный и дополненный). Шанхай: Сань чжиши чубаньшэ, 1957.

Цзан Ли-хэ и др. Чжунго гу-цзинь димин да цыдянь (Большой словарь китайских древних и современных географических названий). Сянган (Гонконг): Шанъу иньшугуань, 1982.

ЦМШ: Цинтунци минвэнь шивэнь (Пояснительные тексты инскрипций на бронзовых изделиях) II Цзиньвэнь иньдэ. Инь-Шан Си Чжоу цзюань (Индекс инскрипций на бронзовых изделиях. Том, посвященный династиям Шан-Инь и Западная Чжоу). Наньнин: Гуанси цзяоюй чубаньшэ, 2001.

Цы хай. 1979 нянь бань (Словарь "Море слов". Издание 1979 г.). Т. 1 - 3. Шанхай: Шанхай цышу чубаньшэ, 1980.

Цю Хань-шэн. Цзинсюэ (Канонология) // Чжунго да байкэцюаньшу. Чжэсюэ (Большая китайская энциклопедия. Философия). Т. 1 - 2. Пекин-Шанхай: Чжунго да байкэцюаньшу чубаньшэ, 1987.

Цюй Вань-ли. Шан шу цзинь чжу цзинь и ("Записи о прошлом" с современным комментарием и переводом на современный китайский язык) / Гл. ред. Ван Юнь-у. Тайбэй: Тайвань Шанъу иньшугуань, 1993.

ЧВЛН: Чжун-вай лидай да ши няньбяо (Хронологическая таблица важнейших исторических событий в Китае и за рубежом). Цы хай. Фулу (Словарь "Море слов". Приложение). Т. 2. Шанхай: Чжунхуа шуцзюй, 1937.

Чжан Тин-юй и др. Мин ши (История династии Мин). Т. 1 - 28. Пекин: Чжунхуа шуцзюй, 1984.

Чжао Чэн. Цзягувэнъ цзяньмин цыдянь. Буцы фэнь-лэй дубэнь (Краткий словарь языка надписей на щитках черепах и костях животных. Систематизированное учебное пособие по гадательным текстам). Пекин: Чжунхуа шуцзюй, 1988.

ЧЖГХП: Чжунхуа Жэньминь Гунхэго фэнь-шэн дитуцзи. Ханьюй пиньиньбань (Атлас провинций Китайской Народной Республики. Издание с записью китайских названий латинским шрифтом). Пекин: Диту чубаньшэ, 1983.

Чжу-шу цзи-нянь (Погодовые записи на бамбуковых планках) // СББЯ.

стр. 35


ЧЛДИ: Чжунго лиши дитуцзи. Дии цэ. Юаньши шэхуэй, Ся, Шан, Си Чжоу, Чуньцю, Чжаньго шици (Исторический атлас Китая. Т. 1. Периоды первобытного общества, Ся, Шан, Западного Чжоу, Чуньцю и Чжаньго) / Гл. ред. Тань Ци-сян. Шанхай: Диту чубаньшэ, 1985.

Чу цы цзи-чжу ("Чуские строфы" со сводным комментарием). Т. 1 - 6. Пекин: Жэньминь вэньсюэ чубаньшэ, 1953.

ЧЦЦЧ.: Чжу-цзи цзи-чэн (Полное собрание [трактатов] всех [древнекитайских] философов). Пекин-Шанхай: Чжунхуа шуцзюй. 1954.

Чэнь Мэн-цзя. Шан шу тунлунь. Цзэндинбэнь ("Записи о прошлом" с общим комментарием. Исправленное и дополненное издание). Пекин: Чжунхуа шуцзюй, 1985.

Шан шу чжэн-и ("Записи о прошлом" с [комментарием-]толкованием [их] истинного смысла) // ШСЦЧШ. Т. 3 - 4. Пекин-Шанхай: Чжунхуа шуцзюй, 1957.

ШСЦЧШ: Шисань цзин чжу-шу ("Тринадцать канонических книг" с комментариями. Ли цзи чжэн-и ("Записи о правилах благопристойности" с [комментарием-]толкованием [их] истинного смысла). Т. 19 - 26. Пекин-Шанхай: Чжунхуа шуцзюй, 1957.

ШШЦГВ: Шан шу цзинь-гу вэнь чжу-шу (Новый и старый тексты "Записей о прошлом" с комментариями). Госюэ цзибэнь цуншу цзянь бянь (Упрощенное издание "Собрания основных трудов китайской синологии") / Коммент. Сун Син-янь. Т. 1 - 2. [Б.м.]: Шанъу иньшугуань, [Б.г.].

CCSK: The Chinese Classics. Vol. III. The Shoo King or The Book of Historical Documents / With a Translation, Critical and Exegetical Notes, Prolegomena, and Copious Indexes. By J. Legge. Pt. I-II. Hongkong-London: H. Frowde, Oxford University Press, Trubner & Co. 1865. Reprinted in China. 1939.

Couvreur S. Chou King. Texte chinois avec une double traduction en francais et en latin, des annotations et un vocabulaire. Par S. Couvreur S.J. Sien Hsien: Imprimerie de la Mission Catholique. 1934.

Karlgren B. Grammata Serica. Script and Phonetics of Chinese and Sino- Japanese. Stockholm, 1940.

Li Ki ou Memoires sur les bienseances et les ceremonies. Texte chinois avec une double traduction en francais et en latin. Par S. Couvreur S.J. Deuxieme edition. T. 1 - 2. Ho Kien Fou: Imprimerie de la Mission Catholique, 1913.

The Sacred Books of China. The Texts of Confucianism. Transl. by J. Legge. Pt. IV. The Li Ki, XI-XLVI // The Sacred Books of the East. Ed. by F.M. Muller. Vol. XXVIII. Delhi-Varanasi-Patna: Motilal Banarsidass, 1966.


© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/ДРЕВНЕКИТАЙСКИЕ-ТЕКСТЫ-ЦЗЯГУВЭНЬ-И-ШАН-ШУ-ЗЕРЦАЛО-ИСТОРИИ-И-КУЛЬТОВ-КИТАЯ-ЭПОХИ-ШАН-ИНЬ-2024-06-25

Similar publications: LKazakhstan LWorld Y G


Publisher:

Alibek KasymovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Alibek

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

С. КУЧЕРА, ДРЕВНЕКИТАЙСКИЕ ТЕКСТЫ ЦЗЯГУВЭНЬ И ШАН ШУ - ЗЕРЦАЛО ИСТОРИИ И КУЛЬТОВ КИТАЯ ЭПОХИ ШАН-ИНЬ. Часть 4 // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 25.06.2024. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/ДРЕВНЕКИТАЙСКИЕ-ТЕКСТЫ-ЦЗЯГУВЭНЬ-И-ШАН-ШУ-ЗЕРЦАЛО-ИСТОРИИ-И-КУЛЬТОВ-КИТАЯ-ЭПОХИ-ШАН-ИНЬ-2024-06-25 (date of access: 25.07.2024).

Publication author(s) - С. КУЧЕРА:

С. КУЧЕРА → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ON THE OCCASION OF THE 80TH ANNIVERSARY OF SERGEI KONSTANTINOVICH ROSHCHIN
5 days ago · From Alibek Kasymov
И. Д. ЗВЯГЕЛЬСКАЯ. СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ
5 days ago · From Alibek Kasymov
НОВАЯ МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ РОСПИСИ И СРЕДНЕВЕКОВЫХ АРАБСКИХ ТЕКСТОВ, СОДЕРЖАЩИХ ХАДИСЫ
5 days ago · From Alibek Kasymov
ТУРКОЛОГИЧЕСКИЕ И ОСМАНИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ. ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ ВОЛГО-УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА XVI-XIX ВЕКОВ ИЗ ДРЕВЛЕХРАНИЛИЩ ТУРЦИИ
7 days ago · From Alibek Kasymov
ПОЛИТИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ (XIII-XV BB.)
7 days ago · From Alibek Kasymov
ОБРАЗ ЭСЭГЭ МАЛАН ТЭНГРИ В КОНТЕКСТЕ РЕЛИГИОЗНО-МИФОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ БУРЯТ
7 days ago · From Alibek Kasymov
К. К. СУЛТАНОВ. ОТ ДОМА К МИРУ. ЭТНОНАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В ЛИТЕРАТУРЕ И МЕЖКУЛЬТУРНЫЙ ДИАЛОГ
8 days ago · From Alibek Kasymov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.KZ - Digital Library of Kazakhstan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ДРЕВНЕКИТАЙСКИЕ ТЕКСТЫ ЦЗЯГУВЭНЬ И ШАН ШУ - ЗЕРЦАЛО ИСТОРИИ И КУЛЬТОВ КИТАЯ ЭПОХИ ШАН-ИНЬ. Часть 4
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: KZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Kazakhstan ® All rights reserved.
2017-2024, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android