BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-1014

Share with friends in SM

В 1920- 1930-е годы в республиках советской Средней Азии происходили события, связанные с "басмаческим" движением. В советское время басмачество расценивали как "контрреволюционное националистическое движение против советской власти в Средней Азии в 1917 - 1926 гг., организованное местной буржуазией и феодально-байскими элементами, действовавшими при поддержке иностранных империалистов, реакционных кругов некоторых соседних стран"1, а "басмачей" рассматривали как "участников контрреволюционных банд"2. Ныне "басмачество" понимают как военно-политическое повстанческое движение, направленное против разнообразных мероприятий, насильственно проводимых большевиками и советским правительством в те годы3.

Басмачество имело национально-освободительный характер. Как известно, в течение веков у туркмен не было своего государства, собственной национальной власти. Участники басмаческого движения, создав свою власть, хотели - в противовес советской политике - сохранить свою традиционную культуру, национальную самобытность, образ жизни. Эта борьба приобретала черты гражданской войны, так как в подавлении движения участвовали советские туркменские национальные воинские части, добровольные милицейские отряды и отряды самообороны, состоявшие исключительно из туркмен.

Иногда указывают, что басмачество было характерно для скотоводческих районов. Это и понятно, поскольку именно в таких районах - в пустыне Каракумов - были сосредоточены основные антисоветские силы не только степной части, но и культурной зоны республики. Повстанческие группировки, действовавшие в культурной полосе, после разгрома красноармейскими частями в большинстве случаев, бежали если не за границу, то обязательно в степь. Необъятные просторы суровой Каракумской степи веками спасали туркмен от разорения и верной гибели в борьбе за выживание.

Басмаческое движение возникло в 1918 - 1920 гг. на территории Узбекистана и на севере Туркменистана. В Туркменистане оно продолжалось более 15 лет (1920 - 1935 гг.), то есть дольше, чем в других республиках Средней Азии. За это время в Туркменистане, не считая мелких выступлений, произошло три


Аннаоразов Джумадурды - кандидат исторических наук, старший преподаватель Туркменского государственного университета им. Магтымгулы.

стр. 36

крупных антисоветских восстания: в 1924, 1927 - 1928 и, самое крупное, в 1931 году.

Кочевые и пустынные районы занимали три четверти территории республики, и в них проживало от 100 до 150 тыс. человек, или 15% всего ее населения. К началу 1930 г. там было сосредоточено 47,7% поголовья скота. Скотоводы Туркменистана обеспечивали 15,6% потребности Легкой промышленности СССР в шерсти. В конце 1920-х годов в Туркменистане усилился процесс советизации кочевых районов. Пленум ЦК КП(б)Т, который состоялся 15- 20 января 1930 г., наметил к концу первой пятилетки объединить 40% скотоводческих хозяйств и создать четыре новых животноводческих совхоза. Основную массу поголовья скота для них, естественно, предполагалось конфисковать у баев. Однако в 1930 г. партийные, советские и хозяйственные органы республики в основном были заняты коллективизацией земледельческих хозяйств (этого требовала хлопковая программа СССР), а до скотоводов руки не доходили. Принятое в феврале 1931 г. ЦК КП(б)Т постановление о перераспределении стада практически не выполнялось. 10 июня ЦИК и Совнарком ТССР приняли постановление о национализации и перераспределении колодцев и пастбищ в кочевой полосе республики4.

Предпринимаемое наступление на богатых скотоводов было воспринято кочевым населением как удар по всем скотоводам, так как им было чуждо понятие классового расслоения. Кроме того, скотоводы, особенно бедняцко-середняцкие слои, постоянно страдали от налогового бремени. По этому поводу скотоводы говорили так: "Нас обложили одним налогом, затем другим (культ-сбор), после этого половинным налогом (самообложение) и, наконец, насильственным налогом (заем)"5. Контракты, заключаемые со скотоводами, хозяйственные органы часто не выполняли. К тому же часть населения Ташаузского округа и скотоводы районов Каракумов, от Красноводска до Амударьи, страдали из-за нехватки продовольствия и зерна6.

В различных районах Туркменистана ходили слухи о падении советской власти то в Ташкенте, то в Баку и других местах. Скотоводы в связи с этим заявляли: "Не сегодня-завтра советская власть падет, в некоторых местах уже пала. В России Белый царь сядет на трон, власть в Туркмении примет Джуна-ид-хан7, и все поддерживающие советскую власть будут жестоко наказаны"8. В этих условиях в начале 1931 г. в,различных местах Каракумской степи стали образовываться повстанческие группировки, которые систематически совершали налеты на народнохозяйственные объекты, а также террористические акты против партийно-советских работников и сельских активистов.

В восстании 1931 г. в Туркменистане участвовали и казахские скотоводы, так как в это же время с территории Казахстана в Северо-Западные Каракумы прибыло большое количество семей казахских скотоводов, бежавших от коллективизации, советизации и большевистского террора. Поэтому в партийно-советских и прочих документах восстание 1931 г. в Северо-Западных Каракумах иногда называют "туркмено-казахским".

У восстания 1931 г. было несколько центров. Самый крупный из них находился в Северо-Западных Каракумах с центром у колодца Коймат (Кой-матская группировка). Эта группировка объединяла повстанцев Красноводско-го и Казанджикского районов. Койматскую группировку возглавляли: со стороны туркмен - Илли ахун, со стороны казахов - бывший начальник Гурьев-ского волостного управления Бекеш Дерментаев. Повстанческими отрядами командовали: со стороны туркмен - Хакмурат хан, Атаклыч Мамедов, Дур-дыклыч Довадов, Маметдурды Диван, Атаклыч Овезов, Давуд Поладов, Таган Бердиев, Арбад Назаров, Ходжанепес Атаджанов, Бегенч Караманов, Дурды Ходжаев, Гарахан Чагылов и др., а со стороны казахов - Омар Толебергенов,

стр. 37

Умет Тошнабаев, сыновья Б. Дерментаева Энее и Бектемир, а также Бекджан хан, Кангабай Чангараев, Акчулок Курманязов, Караджигит Джубанов, Мех-теп Агараев, Байджан Магометов и др.9 Общее число вооруженных всадников только в Койматской группировке составило более 2 тыс. человек10.

Второй центр восстания находился в степных районах Бахарденского и Геоктепинского этрапов (Бахардено-Геоктепинская и Ербентская группировки). Здесь повстанцами, насчитывавшими около 800 всадников, руководили Мурад Али хан, Ашир ага (он же Какабай, бывший член ЦИК Туркменской ССР), Байрамдурды ишан, Бекназар Кизыл бай, Луллук бай. Эти группировки были сосредоточены в основном в районе колодца Куртыш, 170 км севернее Бахардена, и в Ербентском районе, 180 км севернее Ашхабада 11.

Третья группировка, Теджено-Мервекая, действовала в степных районах Тедженского этрапа и Мервского округа, с общим числом повстанцев в 500- 600 всадников. Здесь восстанием руководили Оразгельды хан, Юзбай, Акдыр хан, Аннакули хан, Карры Молла, Гараоглан хан, Худайберды хан, Эсен хан Аннали и др.

В четвертом центре, в степных и земледельческих районах Ташаузского округа (Ташаузская группировка), восставшими руководили Ахмед бек, Дурды Мурт, Язан Окуз, Мухаммед Сары, Атаджан бай, Мамед Тувак бага, Ата Чопанов, Мередклыч Курбанов и др. Численность вооруженных повстанцев здесь доходила до тысячи человек. К восстанию примкнула также часть жителей Дарганатинского района.

Лучше других были организованы Койматская и Теджено-Мервекая группировки, где имелись свои "штабы" и даже свое "правительство". В Койматской группировке штаб состоял из 15 человек во главе с известным туркменским духовным деятелем Илли ахуном12. По его инициативе, с целью выработки плана борьбы с советской властью и защиты хозяйства кочевого населения, 15 марта на кол. Коймат был созван тайный маслахат - собрание, на котором присутствовал сам Илли ахун, Д. Довадов, известные баи Б. Караманов, Сейит Нияз Кунгуров, Бек Минг бай, Аман Дурды оглы и Курбанмамед Бердымамед оглы. Впоследствии маслахаты, с участием видных туркменских деятелей, проходили 10 - 15 июня и в августе 1931 г. на кол. Чагыл. Особенностью восстания 1931 г. является то, что в ней приняли участие многие советские работники, включая членов ЦИК ТССР по Красноводскому, Казанджикскому, Бахарденскому, Ербентскому и Дарганатинскому районам13.

В связи с обострением обстановки в Северо-Западных Каракумах и в Джебело-Красноводском районе советское правительство для проведения оперативно-чекистских мероприятий разместило 85-кавалерийский дивизион ГПУ и отряд добровольной милиции под командованием Э. Н. Цейтлина и Сереж-кина. По приказу Цейтлина в начале апреля были арестованы видные скотоводы Д. Довадов и А. Овезов. 15 апреля 1931 г. за связи с восставшими он арестовал еще 50 человек и под конвоем отправил их в Красноводск (ныне г. Туркменбаши). Возмущенные этим актом восставшие решили разгромить 85-й дивизион. 19 апреля неподалеку от колодца Коймат дивизион был окружен и в бою полностью уничтожен, а отряд добровольной милиции, убив командира, перешел на сторону повстанцев. Зам. председателя ГПУ ТССР Амелин писал председателю ЦИК ТССР Айтакову: "Ввиду предательства и измены, а также авантюр английской разведки, отряд 85-го дивизиона ВРГПУ силою в пятьдесят сабель подвергся нападению... Отряд дивизиона уничтожен полностью. Погибло пятьдесят два человека... Бандитами взято три пулемета, ружейная мортирка, все остальное вооружение и боеприпасы дивизиона, а также лошади и транспорт. Погибли находящиеся при отряде: временный командир дивизиона ВОГПУ т. Цейтлин, уполномоченный 46-го погранотряда Дов-

стр. 38

нарович, командиры взводов" 14. 22 апреля повстанцы Койматской группировки разгромили промысел Ходжа Софи. Они сожгли все постройки, разграбили склады. 27 апреля эта же группировка разграбила промыслы треста Карабогаз-сульфат.

В Коймат сразу после нападения на 85-й дивизион были переброшены из Казанджика 35 всадников под командованием Полякова, из Джебела - 20 всадников 46-го пограничного отряда. Но этого оказалось мало для противодействия повстанцам. 23 апреля из Казанджика в Коймат дополнительно был отправлен 2-й Туркменский кавалерийский полк под командованием командира Туркменской кавалерийской бригады Я. А. Мелькумова. Потеряв несколько бойцов и командиров в стычках с повстанцами Койматской и Бахардено-Геоктепинской группировок, Мелькумов не справился с задачей и в середине мая был вынужден возвратиться в город Кизыларват. Таким образом в Туркменистане началось восстание кочевников, продолжавшееся в течение всего 1931 г. и охватившее почти всю степную часть и части культурной зоны республики.

После нескольких нападений и стычек с советскими отрядами в начале мая 1931 г. на праздновании тоя (свадьбы) повстанцы провозгласили ханом своего района бывшего работника Животноводческого союза Джойрукского аулсовета Маметдурды Дивана. Ближайшими помощниками его были избраны бывший лесообъездчик Т. Бердыев и бывший агент "Туркменбирлешика" Б. Каракулов 15.

Одной из причин восстания в степной части Бахарденского и Геоктепинского районов было то, что зажиточные хозяйства этих районов подверглись налоговому нажиму, в результате чего у них были реквизированы 6 тыс. верблюдов - якобы для переброски хлеба в Ташаузский округ. После этого в январе 1931 г. часть семей из культурной полосы ушла в глубокие пески, а часть эмигрировала в Иран. В марте уход в пески принял массовый характерен количество антисоветских сил в песках достигло солидной цифры: на одном только кол. Мыдар собралось 200 хозяйств. В апреле на кол. Кизыл-Каты перекочевал ставший потом главой Бахарденских повстанцев Мурад Али хан во главе 116 хозяйств.

Группировка Мурад Али хана 3 мая в кол. Куртыш вступила в бой с кавалерийским отрядом Мелькумова в 250 сабель при 10 пулеметах. Понеся тяжелые потери - 10 убитых (в том числе ответственный секретарь партбюро полка, 4 младших командира) и 3 раненых (в том числе помощник командира полка по политической части и командир эскадрона), отряд Мелькумова с наступлением темноты отошел на кол. Игды. В этом бою Мурад Али хан потерял 45 джигитов. После боя Мурад Али хан пополнил вооружение, изымая его у скотоводов, и начал совершать нападения на советских работников, громить советские учреждения и склады. Количество его джигитов достигло 350 человек, и он создал основную укрепленную базу на кол. Ак-Кую.

12 мая в 30 км юго-западнее Атакуйы Мурад Али хан вступил в бои с отрядом ГПУ под командованием Никонова. Повстанцы несколько раз пытались окружить отряд, однако понесли большой урон от пулеметного огня. В бою 20 повстанцев Мурад Али хана были убиты и несколько ранены16. Вскоре властям удалось склонить Мурад Али хана к сдаче.

В мае в Северо-Западных Каракумах и прилегающих к ним районах участились налеты на железнодорожные станции и разъезды, народнохозяйственные объекты и промыслы, грабежи кооперативов и складов. Для борьбы с басмаческим движением была сформирована специальная оперативная группировка под руководством работника Среднеазиатского ОГПУ И. И. Ламанова. Она состояла из трех групп, расположенных в Джебело-Красноводском районе, в городе Казанджике и в Кизыларвате.

стр. 39

Повстанцы тоже не бездействовали. Их поддерживало большинство скотоводов, которые передавали повстанцам сведения о движении советских отрядов, обеспечивали продовольствием и фуражом, а иногда вместе с ними участвовали в грабежах, нападениях на государственные органы, предприятия, кооперативы и промыслы. 11 мая повстанческий отряд туркмен и казахов под командованием Х. Атаджанова, Б. Караманова и Д. Ходжаева общим числом в 100 всадников напал на промысел Сойли, охраняемый отрядом ГПУ под командованием Гонта. В помощь Гонту из Красноводска был отправлен отряд Кабисского численностью в 70 всадников. Бой на Сойли продолжался 6 часов, в результате с обеих сторон погибло несколько человек17.

В охваченных басмаческим движением районах командование округа широко применяло авиацию. 11 мая авиаразведка, направленная в степные зоны Казанджикского района в кол. Отузгулач обнаружила 300 кибиток, 5000 верблюдов и 20 тыс. баранов. В тот же день вечером три самолета сбросили 24 бомбы на кол. Отузгулач, "из коих в цель попали 15"18.

Наряду с боевыми операциями против повстанцев советские органы проводили и репрессивные мероприятия. С 27 апреля по 10 мая в Красноводском районе по подозрению в пособничестве повстанцам был арестован 41 человек. Среди арестованных, по определению ГПУ, было 18 баев, 11 середняков и 12 бедняков. В мае-июне в том же районе был репрессирован еще 151 человек19.

Со второй половины мая в пустыню вновь начали прибывать отряды ГПУ. 21 мая из города Красноводска в сторону Ходжасопи был отправлен 63-й дивизион, 22 мая со ст. Белек в сторону кол. Туэр - отряд Кабисского вместе с маневренной группой 46-го пограничного отряда, а также из Красноводска на кол. Сойли - дивизион 24-го Бакинского полка. Мелкие отряды были расположены на станциях Джебел, Белек и Айдын. Этот район находился под постоянным наблюдением с воздуха20. Там же находились полевые части Среднеазиатского военного округа (САВО), но их в большинстве пока не привлекали к участию в карательных операциях.

В конце мая развернулись бои карательных отрядов с повстанцами. 27 мая объединенный отряд Т. Бердиева и Х. Атаджанова на кол. Терсакан вступил в бой с отрядом Кабисского. В помощь Кабисскому с кол. Сойли было отправлено два отряда, из Кизыларвата поднято авиазвено. Самолеты не нашли место боя, но, обнаружив вблизи кол. Коймат 200 всадников, бомбили их позиции. Бой между повстанцами Бердиева, Атаджанова и отрядом Кабисского закончился 29 мая из-за сильной песчаной бури. В этом бою советский отряд потерял 6 красноармейцев, а повстанцы 49 джигитов21.

В конце мая для укрепления тыла воюющих отрядов ГПУ советское командование образовало специальную маневренную группу во главе с комбригом Мелькумовым. В нее вошли 2-й туркменский кавалерийский полк, пулеметная рота 1-й горнострелковой дивизии и авиаотряд из нескольких самолетов. Между Красноводском и Казанджиком начали курсировать два бронепоезда. Кроме того, различные участки железной дороги охраняли мелкие отряды полевых войск.

13 июня 1931 г. командующий группы войск по борьбе с басмачеством Мелькумов отдал приказ: "Реввоенсоветом Среднеазиатского военного округа туркменской группе войск поставлена задача комбинированными действиями конницы и пехоты из районов Кизыл-Арвата, Казанджика, Джебела, Ташауза и авиацией нанести удар по основным группировкам банды, расположенным на колодцах Орта-Кую, Геоклен-Куюсы, Коймат, ликвидировать бандитизм в Кара-Кумских песках". Таким образом, к действиям против повстанцев были привлечены и армейские части.

Кроме оперативно-репрессивных мероприятий, советские органы проводили также агитационно-пропагандистскую работу. В повстанческий лагерь

стр. 40

часто засылали агентов из местного населения с целью разложения повстанческого движения изнутри. Конечно, многие повстанцы, особенно бедняки, не хотели воевать с советской властью, но у них не было другого выхода, кроме как взяться за оружие. В результате агитационной работы 17 июня в кол. Гезлиата явилась делегация от Койматской группировки, в составе которой были Алланазар Гайып оглы, Сахет Вели оглы и Тач Ниязмамед оглы, в сопровождении советского агитатора. Делегация доставила послание от совета повстанцев. Письмо было подписано вождями Карамановым, Атаджановым, Мамедовым, Каракулевым, Поладовым и др.

Во время переговоров делегаты указывали на перегибы, головотяпства, допущенные советскими властями, чем и объясняли свое присоединение к повстанцам и само возникновение вооруженного восстания. Делегаты заявили о твердом намерении сдать оружие, также надеясь склонить к сдаче красноводских казахов и туркменский род ак атабайцев. Делегаты заявили, что не надеются на сдачу только руководителя туркменского рода бехелкинцев Гарахан Чагылова.

20 июня вернулся в Казанджик председатель делегации Караев, посланный к повстанцам в Коймат. По его словам, делегация прибыла в Коймат, в центр повстанцев, 15 июня и, встретившись с Бердыевым, договорилась с ним о созыве общего собрания скотоводов. Бердыев делал основной упор на перегибы советских органов, но, несмотря на это, не возражал против прекращения борьбы. Потом даже баи заявили о желании прекратить борьбу, но и они указали на грубые методы в политике советской власти. Бедняки тоже выступили, заявили о голоде, о непосильных налогах и прочих повинностях22.

17 июня в Коймат прибыли 25 вооруженных джигитов под командованием бывшего милиционера Шанияз Каракулова. По данным советских агентов, с его приездом Бердыев начал снова колебаться. 28 июня в Казанджик вернулся председатель делегации Караев, который второй раз съездил в Коймат. По его сообщению, в районе кол. Тогалак делегация была встречена вооруженными повстанцами - 80 всадниками под командованием Маметдурды Дивана. По словам Караева, Бердыев на его требование выполнить ранее данное обещание о сдаче дал явно инспирированный ответ, что советская власть, посылая делегации, в то же время командирует отряды, которые дерутся с туркменами23. Одновременно повстанцы, арестовав двух советских работников, требовали обменять их на Д. Довадова и А. Овезова24.

Для ослабления накала борьбы в районах, охваченных басмаческим движением, советская власть прибегала к изъятию и высылке семей повстанцев. К 1 июля в республике были репрессированы 3964 хозяйства25. 6 июля правительство Туркменистана приняло решение создать при Главном управления милиции ТССР на базе добровольных отрядов милиции четыре кавалерийских эскадрона численностью в 565 всадников, добровольные же отряды милиции были расформированы, а их людской и конский состав, вооружение, снаряжение были переданы создаваемым эскадронам. Они были расквартированы в местностях Казанджик - Кизыларват (1-й эскадрон), Ашхабад - Бахарден - Геокдепе (2-й), Чарджоу - Керки (3-й); 4-й эскадрон был оставлен в Ташауз-ском округе в распоряжении Главного управления милиции. Эскадроны были вооружены 24 пулеметами, 12 мортирами и 520 винтовками при 603 лошадях26.

Несмотря на проводимые военно-оперативные мероприятия, к лету советским войскам все же не удалось подавить восстание. Штаб САВО 23 июня приостановил боевые операции против повстанцев. Охрана железной дороги и борьба с басмачами были возложены на войска ОГПУ27.

Однако восстание приобрело новый размах. 24 мая оно распространилось на Конеургенчский район Ташаузского округа. Еще 10 мая из 6-го аулсовета этого района к повстанцам ушли 29 человек. "Уход вызван перегибами посев-

стр. 41

ной, - говорится в одном из документов того времени, - допущенными уполномоченным ЦК Ата Мурадовым, выразившимися в администрировании - головотяпстве". Мурадов был снят с работы и отозван в Ташауз. Однако это не спасло положение. 13 мая в аулсовете Алилиой, в 45 км северо-западнее Йыланлы, секретарь аулсовета Нуры оглы убил уполномоченного посевной комиссии, секретаря Йыланлынского райкома партии, и взял у него винтовку и лошадь, после чего объявил дайханам о начале вооруженного восстания. Тут же к нему примкнули председатели аулсоветов и председатели колхозов28.

Таким образом, к середине мая 1931 г. только в культурной полосе районов Ташаузского округа насчитывалось более 10 басмаческих групп общей численностью 400 всадников во главе с Ахмед беком, Язан Окузом, Ораз Балы, Ходжапиришаном, Мухаммед Сары и другими29. Главной причиной выступлений, как правило, было грубое администрирование советских работников, заставлявших дайхан в короткий срок перепахать зерновые поля и засеять их хлопчатником. При этом людей, выражавших недовольство, арестовывали. Среди населения ходили слухи о скором падении советской власти и о том, что появится Джунаид хан с отрядом 1000 всадников, который и возглавит восстание в Ташаузском округе30.

В такой тревожной обстановке часть населения Ташаузского округа стала перемещаться на территорию Узбекистана. Отмечалось "массовое переселение в Узбекистан дайхан всех социальных групп, даже колхозников, из-за планов посева хлопка в Ташаузском округе... В Узбекистане это [проявляется] в меньшей мере и там дают переселенцам хлеб и другое. На 1 июня 1931 г. из Порсинского района переселилось 400 хозяйств, Конеургенчского - 300, Йы-ланлы - 100, Ташауз - 20, Тахта - 30, большинство бедняки"31.

Положение усугублялось тем, что в Конеургенчском районе остро не хватало зерна и продовольствия, и с начала мая складывалась взрывоопасная ситуация. Участились террористические акты против партийно-советских работников, случаи массового ухода дайхан в повстанческие группировки. 20 мая в кишлаке Джардыкли (?) были убиты секретарь Конеургенчского райкома, председатель районной комиссии по посеву, женработница и милиционер.

Восстание в Конеургенче началось ранним утром 24 мая. В нем участвовало население почти всех аулов района, примкнули председатели многих аулсоветов и колхозов, секретари партийных ячеек. Среди них был даже член ЦИК ТССР. Восстанием руководили заведующий кооперативом 9-го аулсовета Мамед Тувак бага, начальники отрядов самоохраны 5-го и 8-го аулсоветов М. Курбанов и А. Чопанов. Число напавших на Конеургенч вооруженных повстанцев достигало 450 человек32. До нападения на Конеургенч восставшие ограбили колхозы, кооперативы, советские учреждения в селах, там были перебиты советские работники. Голодавшему населению было роздано захваченное продовольствие.

Вечером 24 мая, с потерями пробившись через кольцо восставших, на помощь осажденным Конеургенча прибыл отряд красноармейцев из г. Ходжейли. На следующий день из Ходжейли была отправлена в сторону Конеургенча конная разведка, однако ей не удалось пробиться в город. Гарнизон города, работники ГПУ и советские работники находились в осаде в крепости.

В городе начались грабежи и поджоги. За сутки были сожжены городская больница, столовая, здание райводхоза, мельница, бараки рабочих, общежитие работников ГПУ, здание райисполкома; ущерб исчислялся в 700 тыс. рублей. Связь с Конеургенчем прервалась: были повалены несколько телеграфных столбов и перерезаны провода.

Впоследствии один из очевидцев этих событий вспоминал: "24 мая 1931 г. рано утром в базарный день группа басмачей Ата Чопанова (он же начальник

стр. 42

самоохраны 8-го аулсовета) напала на райцентр Конеургенч и начала стрельбу. Услышав стрельбу, все жители района бежали в крепость, где жил отряд [красноармейцев]. Дверь крепости закрыли и установили два пулемета. Целый день им [басмачам] не удавалось захватить здание райисполкома и тюрьму, а вечером все-таки удалось захватить райисполком и сжечь все документы"33.

Во время нападения на здание ГПУ восставшие пытались освободить 22 человека, перед тем незаконно арестованных органами ГПУ. Однако оказалось, что все они уже расстреляны34.

В Конеургенче в Ташаузском округе сложилась паническая обстановка. Многие партийно-советские чиновники, бросив партбилеты, отказывались работать в округе. Из Порсы во время Конеургенчского восстания бежали 49 человек, многие из которых были европейцами35.

Поздно вечером 24 мая из Ташауза на помощь осажденным выступил отряд 84-го кавалерийского полка под командованием Г. М. Хрюкина. В Порсы к нему присоединился отряд 62-го дивизиона ГПУ. Однако 25 мая, еще до прихода советских войск в Конеургенч, восставшие ушли из города и остановились в 25 км северо-западнее Конеургенча. 29 мая в местности Кесекли произошел бой: обладая превосходством в технике и вооружении, советские войска почти без потерь разгромили основные силы повстанцев.

Некоторое затишье в районах повстанческого движения наступило после приостановки войсковых операций в Каракумах. Воспользовавшись этим, повстанческие вожди собрались в кол. Геокдере на большой совет, для участия в котором приехали представители всех группировок повстанческого движения Туркменистана. В совещании участвовал сын небезызвестного Джунаид хана Эщи хан. Было решено бороться с советской властью до конца. Для поднятия духа повстанцев Хакмурад хан, Оразгелъды хан и Юзбай были названы "тиграми Каракумов", а Арбат Назаров "волком" (Арбат Моджек, то есть "волк")36.

После этого совещания повстанцы усилили свою деятельность. В ночь на 28 июля отряд Бердыева в количестве 300 всадников напал на районный центр Казанджик. Перед тем повстанцы предупредили мусульманское население о предстоящем нападении, и многие из них заранее ушли из города. Но этим предупреждением воспользовались и советские власти в городе и стали готовиться к обороне37.

Часть населения города оказала повстанцам помощь. В Казанджике были разграблены склады и кооперативы. Во время нападения басмачи увезли семью Бердыева, находившуюся до этого в качестве заложников в руках советской власти38. Как только стало известно о нападении, из Кизыларвата в Казанджик был направлен красноармейский отряд. Но на пути к городу, на ст. Узынсув, повстанцы организовали крушение товарно-почтового поезда, поэтому расстояние от Узынсув до Казанджика отряд был вынужден пройти на конях.

После его прибытия повстанцы начали отходить из города, оказывая при этом упорное сопротивление. При нападении на Казанджик горожане потеряли 12 человек, у повстанцев же потери были больше. По сообщению советских агентов, после нападения на город в повстанческом отряде Бердыева преобладало пораженческое настроение39.

В мае оперативная обстановка ухудшилась и в Ербентском районе, так как сюда из степных районов Тедженского и Мервского регионов начали проникать джигиты Оразгельды хана. 20 мая один из отрядов Оразгельды хана численностью в 100 всадников около Бахардока (в 70 км севернее Ашхабада) ограбил и уничтожил автоколонну в составе четырех автомашин с грузом. 21 мая тот же отряд напал на скотоводческое село Илек, принадлежавшее к Мамедярскому аулсовету. Был ликвидирован местный отряд милиции, ограблены кооперативы, а также сожжены здания школы, кооператива, ветеринарного пункта. Как было установлено впоследствии, среди напавших на это село, кроме

стр. 43

уроженцев Бахарденского, Геоктепинского, Тедженского и Мервского районов, были также повстанцы западных районов Туркменистана40.

23 мая всадники Оразгельды хана напали на правительственный караван из 250 верблюдов, направлявшийся из Геоктепе на Серный завод. После короткой стычки сопровождавшие караван милиционеры и погонщики бросились бежать, и весь караван попал в руки повстанцев41.

Против Оразгельды хана и его отряда были посланы кавалерийский эскадрон Вахалова, курсанты милицейской школы под командованием Щербина и школы коммунаров во главе с Тарханом Гайкозяном. 26 мая группа Вахалова у кол. Гызылсакгал настигла повстанцев; в бою погибли два красноармейца и 25 повстанцев. Вахалов получил ранение, и его отряд возвратился в Бахардок, отряды же Щербина и Тархана в последующих боях были разгромлены, лишь немногим удалось спастись42.

С наступлением лета повстанческие группировки оживились, особенно отряд бывшего председателя Ербентского совета, члена ЦИК ТССР Какабая (он же Ашир ага). За короткое время он смог собрать до 350 вооруженных джигитов. В начале августа, подняв восстание, они окружили степной поселок Ербент и в течение шести дней пытались овладеть им, но советские отряды, возглавляемые уполномоченным ГПУ ТССР Г. Карповым, устояли. Какабай намеревался напасть также на Безмеин и Ашхабадский центральный изолятор, где содержались многие участники повстанческого движения и влиятельные люди из Ербентского района43.

2 августа из Ашхабада в Ербент был направлен отряд милиции на автомобилях. Но около Ербента повстанцы его разгромили. Было убито 30 милиционеров, захвачены две автомашины, 23 винтовки, 8 тыс. патронов и пулемет, а также три машины с продовольствием, предназначенным для рабочих Серного завода.

Учитывая осложнившуюся обстановку, командование округа двинуло в район Ербента полевые части. 4 августа в Ербент из Ашхабада выступили отряды 2-го Туркменского кавалерийского полка под командованием Турчинского, которому, при поддержке авиации, удалось подавить восстание в Ербенте. Только 6 августа повстанцы потеряли в бою 60 человек. Их силы были рассеяны, а руководители ушли в Теджено-Мервскую группировку; Какабай был пойман и осужден44.

Весной 1931 г. началось восстание и в степных районах к северу от Теджена и Мерва. Группировка Оразгельды хана рассчитывала свергнуть советскую власть и захватить Теджен. Группировка была хорошо организована. Заместитель Оразгельды хана Акдыр хан провел учет населения, чтобы установить обложение; были введены суровые меры дисциплины, запрещен прием советских работников, вообще лиц, подозреваемых как агентов ГПУ. В интересах безопасности скотоводам разрешалось прибывать в район расположения группировки только семьями - "там подозрительно относились к вновь прибывшим басмачам. Поэтому главным условием приема в группировку было приход с семьей".

Сам Оразгельды хан расположился у кол. Сингренли (в 160 км северо-западнее Теджена). Советских работников, захваченных в плен, его люди освобождали, уверенные, что те окажут лишь содействие. Оразгельды хан намеревался напасть на Теджен с целью освободить находившихся в городской тюрьме арестованных туркмен. Для обороны Теджена к городу дополнительно был подтянут полуэскадрон милиции (46 всадников с пулеметом), находившийся в районе села Коукызерен45.

С июня производилось сосредоточение против группировки Оразгельды хана различных воинских и милицейских отрядов. 17 июня из Теджена высту-

стр. 44

пил отряд маневренной группы 45-го пограничного отряда, включавший 83 всадника при 6 пулеметах с прислугой (9 пеших на автомашине) и трех мортирках под командованием Корниенко. Отряд двинулся на мельницу Гаманова в направлении колодцев Мамур и Узунсу, с задачей ликвидировать группу Эсен ханАннали46.

На первых порах операции против басмачей не приносили успеха, а некоторые даже закончились провалом. 8 июля один из советских отрядов, направленный из Геоктепе в район Каррычырла, был окружен отрядом Артыкберды Каррыева, сына Карры Молла - одного из руководителей восстания этого района. После непродолжительной перестрелки в советском отряде началась паника, бойцы вышли из подчинения и завязали переговоры о сдаче оружия. В результате отряд коммунаров сдал 26 винтовок и до 1000 патронов. Несмотря на то, что командир отряда и один коммунар были европейцами, повстанцы их не тронули и вместе с остальными отпустили.

Такая же участь постигла и другой отряд, численностью в 23 человека, под командованием Ящинова и оперативного работника ГПУ Кузнецова. 27 августа этот отряд на кол. Култакыр (в 120 км северо-западнее Бахардена) был окружен повстанческой группой численностью в 20 человек во главе с Гельды Бетче и Кара Мухта. В результате четырехчасового боя красноармейцы были отрезаны от колодца, и сдали оружие. Повстанцы сдавшихся отпустили, а сами отошли на кол. Кызылтакыр. По словам красноармейцев, во время боя на кол. Култакыр женщины и дети помогали повстанцам, снабжая их водой и хлебом47.

В основных центрах восстания 1931 г. жители культурной полосы почти не поддержали скотоводов в их борьбе против советской власти. Лишь в разгар восстаний в степных частях Тедженского района 40 колхозников из разных колхозов района вступили в отряд Оразгельды хана48.

Начиная с августа против его группировок действовали полевые части САВО, в частности, полки 8-й кавалерийской бригады под командованием Рябушева, 82-й кавалерийский полк под командованием А. И. Бацкалевича, Узбекский кавалерийский полк, маневренная группа 45-го пограничного отряда, отряды Ашхабадской и Тедженской милиции, а также авиазвено.

В середине августа повстанческие группировки Оразгельды хана подверглись бомбардировке с самолетов. 26 августа 6 самолетов произвели налет на кол. Аманша, вблизи кол. Сингренли. Там были обнаружены 70 всадников; на них сбросили 48 бомб, было расстреляно 3300 патронов, при этом самолеты получили три пробоины. В тот же день вторым налетом были обстреляны 50 кибиток у кол. Давали, недалеко от Сингренли; там было сброшено 48 бомб и расстреляно 3000 патронов. 23 августа самолеты бомбили ставку Оразгельды хана у кол. Сингренли, было сброшено 40 бомб и расстреляно 1600 патронов. Во время бомбежки была уничтожена семья Оразгельды хана и убиты еще 6 женщин, двое мужчин, несколько человек были ранены. В тот же день самолеты разбросали 840 листовок по колодцам района Сингренли и северной окраины культурной полосы Ашхабадского и Тедженского районов49.

После нанесения бомбовых ударов по позициям повстанцев и оперативно-разведывательной работы 23 августа против группировки Оразгельды хана из Ашхабада выступил Узбекский кавалерийский полк, из Теджена - 82-й кавалерийский полк, а также местные отряды милиции, отряд ГПУ и пограничники.

25 августа Узбекский полк на кол. Кельтегонур вступил в бой с повстанческой группой численностью в 60 всадников. Был убит 41 повстанец, а полк потерял двух солдат50.

28 августа в местечке Аманша-Йылгынлы произошло более крупное сражение в котором группировка Оразгельды хана была уничтожена. Погибло большое число джигитов, в том числе и "тигры Каракумов" Оразгельды хан и

стр. 45

Юзбай. 25 сентября два советника Оразгельды хана Кадыр Халназар и Акдыр хан сдались. Остатки отряда в количестве 350 человек распались на несколько мелких частей, которые возглавляли Худайберди хан, Шахлы Нерре, Реджеп Кара, Аннакули хан, Гараоглан хан, Баба Тентек и др. Из них Баба Тентек 24 сентября сумел прорваться в Иран с 25 всадниками51.

Крупные повстанческие группировки в Каракумах действовали на территории Красноводского, Казанджикского, Бахарденского, Геоктепинского, Тедженского и Мервского районов, а в последующем и в Дарганатинском районе. Еще в 1930 г. наблюдалось откочевка в глубь Каракумской степи байских скотоводческих хозяйств, которые не желали платить тяжелые налоги и вообще подчиняться советской власти. Эту первую откочевку в 1930 г. провел известный ишан (духовное лицо) Караджа Аксакал. В начале июня 1931 г. против советской власти выступили скотоводы Дарганатинского района. Среди скотоводов, находившихся в культурной полосе Дарганатинского района, еще весной 1931 г. возникли слухи "об оккупации СССР иностранными войсками", "захвате Джунаид ханом Хивинского оазиса" и т.п. Той же весной около 230 хозяйств снялись со стадами и направились в пески. Перед уходом они нападали на советских работников, грабили склады и кооперативы. Для основной своей базы восставшие избрали кол. Хан-Кую (200 км на север от города Мерва), где установили контакт с мервскими баями, откочевавшими из культурной полосы. Через некоторое время в восстании участвовало до 400 хозяйств. К ним примкнули председатель Чарвадарского аулсовета Нургельды и член ЦИК Туркменской ССР Я. Яхшысахедов52.

Дарганатинские повстанцы отличались особой активностью. В конце июля группа Караджа Аксакала между колодцами Шор-Кудук и Дарганата вступила в бой с отрядом милиции и коммунаров. В бою Караджа Аксакал потерял 12 своих джигитов, но численность его группировки оставалась значительной. В течение июля-августа джигиты Караджа Аксакала произвели ряд грабежей в юго-западной части Хорезмского округа и в пределах Дейнаусского района, где захватили 10 тыс. колхозных баранов. Караджа Аксакал со своими людьми намеревался уйти в Афганистан, но севернее села Чашгын Мервского района он был обманным путем пойман и вместе с активными джигитами осужден53.

В июле вступили в действие и повстанцы Койматской группировки - в кол. Чагыле, Авламыше, Коймате, Геокдере, Донре, Тувере, Гара ишане, Геокленгуйысы (южном), Геокленгуйысы (северном). Общее количество кибиток достигало 1000, только учтенных всадников - 645 человек. Этими силами руководили Х. Атаджанов, Б. Гараманов, Г. Чагылов, Д. Поладов и др. Казахские повстанцы расположились в Донре, Кошкызыле, Кырксекизе, Ходжасопи, Кумсебшене, Туэре, на границе с Казахстаном. Общее количество кибиток казахских повстанцев приближалось к 1000, а учтенных всадников - 155. Ими руководил Б. Дерментаев. Всего в Красноводском районе было выявлено 1785 кибиток, а учтенных всадников насчитывалось около 900. На 25 июля, по данным ОГПУ Средней Азии, на территории Туркменистана, главным образом в песках, имелось 14 басмаческих группировок (46 руководителей, 2046 басмачей; винтовок - 2055, пулеметов - 3, мортирок Дьяконова - 2)54.

К концу июля повстанцы создали угрозу непосредственно городу Красноводску, поселкам Джебел, Кувли-Маяк и др. Поэтому гарнизон Красноводска находился в полной боевой готовности, а служащие пригородных поселков спешно переправляли свои семьи в город.

Противостоявшие в Красноводском районе повстанцам советские отряды к 30 июля были размещены в Кошоба (60 штыков и 60 всадников, при четырех пулеметах) во главе с командиром дивизиона 24-го полка Расторгуевым; в Аккую (81 штык, два пулемета) под командованием Егорова; в Сойли (40 штыков,

стр. 46

два пулемета) под командованием командира взвода 24-го полка Василевского; в Нефтедаге (29 штыков, один пулемет); в Джебеле (60 сабель 65-го дивизиона, 19 штыков 24-го полка, 22 штыка с пулеметом охраны, 26 штыков охраны порта Красноводска) под командованием командира 63-го дивизиона; в Сартасе (85 штыков, 4 пулемета); в Кызылкуме (50 штыков, два пулемета); в Кара-богазе (25 штыков).

Таким образом, повстанческим группировкам Красноводского района противостояли примерно 556 бойцов полевых войск и войск ОГПУ. Однако моральное состояние бойцов советских частей не всегда было на высоте. Бывали случаи, когда красноармейцы и партийные работники из боязни отказывались воевать с повстанцами. Например, из отряда Кабисского дезертировали коммунист и комсомолец, за что оба и были арестованы. Более того, 12 бойцов железнодорожной охраны организованно отказались исполнить приказ о выступлении против повстанцев55.

30 июля туркмено-казахский отряд напал на кол. Аккую, где находился отряд добровольной милиции под командованием Егорова численностью в 60 бойцов. В поддержку Егорову из Кошоба был послан конный отряд в 45 сабель, который на кол. Ирикли, на пути между Кошоба и Аккую, был встречен повстанцами. Вступив в бой, советский отряд понес большие потери (около 30 убитых) и отступил в Кошоба. 2 августа в помощь Егорову из Кошоба был отправлен второй отряд численностью в 160 человек под командованием Расторгуева. Однако эта помощь опоздала: отряд Егорова был уничтожен. Только в бою 2 августа около кол. Аккую из его отряда погибли 30 милиционеров, в том числе и сам Егоров56.

Ввиду осложнения обстановки в Джебело-Красноводском районе в середине августа в Джебел прибыл командующий войсками округа командарм П. Е. Дыбенко. На митинге, устроенном на вокзале ст. Джебел, он пригрозил, что "если эти звери (то есть повстанцы. - Дж. А.) до 15 августа не сложат оружия, то в течение 15 дней будут разгромлены"57. Однако повстанцы не только не сложили оружия, но и перешли к еще более решительным действиям. Они напали на важный железнодорожный узел Джебел.

Вечером 24 августа повстанцы под общим командованием Хакмурад хана разрушили Ташрабатский водопровод, обеспечивавший Джебел питьевой водой, и подожгли железнодорожный мост в двух километрах от Джебела в сторону Красноводска. Движение поездов в сторону Красноводска, телеграфная и телефонная связь были прерваны. Повстанцы также сожгли железнодорожную казарму, разобрали путь, повалили телеграфные столбы и перерезали провода 58. В Джебеле создалось критическое положение, станция оказалась в окружении. Из-за отсутствия движения поездов на вокзале ст. Джебел собрались 2000 пассажиров, сюда в панике прибежали, в нижнем белье, отдыхавшие на курорте Моллакара59. Они со страхом следили за ходом боев.

Против напавших на Джебел повстанцев действовал 2-й Туркменский кавалерийский полк при 6 пулеметах и 4 орудиях под командованием Я. Кулиева. Когда вблизи Джебела начался бой, туда подошел бронепоезд N 10 с отрядами красноармейцев. Бой продолжался до вечера 25 августа, когда обе стороны отошли на исходные позиции. Однако бронепоезд продолжал артиллерийский огонь. В общей сложности в сторону повстанцев было выпущено 169 снарядов. Как отмечалось в сводке ГПУ с места боя, повстанцы "дрались стойко, проявляя тактическую осведомленность, три атаки кав[алерийского] отряда... отбиты". Вечером 25 августа из Казанджика на помощь осажденным был направлен также 1-й Туркменский кавалерийский полк под командованием Антонова. С рассветом 26 августа из Ашхабада в Кизыларват было переброшено звено самолетов. Подтянувшийся кавалерийский полк около полу-

стр. 47

дня 26 августа начал бой. Самолеты без посадки в Джебеле сбросили на противника 18 бомб, после чего два самолета вернулись в Кизыларват за горючим, а третий, получивший две пробоины, приземлился в Джебеле60.

Захватить Джебел повстанцы все же не сумели, натолкнувшись на хорошую выучку советских войск. Артиллерия и авиация нанесли басмачам большой урон. Хакмурад хан с сожалением отметил невозможность борьбы с самолетами: "200 человек во время снижения самолетов били по ним, но ничего не смогли сделать. В дальнейшем в таком положении вести борьбу нельзя". Сражение за Джебел продолжалось три дня. Потеряв около 70 человек убитыми и много раненых, Хакмурад хан ушел на кол. Чагыл61.

В итоге советским войскам удалось добиться некоторых успехов. Но разгромить восставших скотоводов-кочевников они не смогли, к 1 сентября 1931 г. в Туркменистане оставалось еще около 3 тыс. вооруженных повстанцев62. Самым крупным повстанческим отрядом оставалась группировка Илли аху-наи Б. Дерментаева63.

Для полного разгрома повстанческого движения штабу округа пришлось разработать план большой операции. Приказом Реввоенсовета САВО были сформированы несколько войсковых отрядов. Тедженский отряд в составе 82-го кавалерийского полка должен был очистить Мервский и Тедженский регионы от остатков группировки Оразгельды хана и не пропустить отдельные группы через железную дорогу, к югу от участка Геоксюри-Каахка.

Бахарденский и Кизыларватский отряды в составе Узбекского кавалерийского полка, усиленного эскадроном 1-й горнострелковой дивизии, 40-м авиаотрядом, двумя бронемашинами и полуротой 20-го саперного батальона, под общим командованием командира полка Бекджанова должны были действовать двумя группами от Бахардена и Кизыларвата в направлениях на кол. Ортакуйы и кладбище Акяйла с задачей ликвидировать группировку в районе Ортакуйы.

Туркменская кавалерийская бригада, усиленная 35-м авиаотрядом, отдельным эскадроном 8-й кавалерийской бригады, четырьмя автомашинами, под общим командованием комбрига Мелькумова должна была действовать двумя группами от Казанджика и Джебела совместно с десантным отрядом и ликвидировать повстанческую группировку в районах колодцев Коймат, Туэр и Дяхли.

Десантный отряд в составе Ташкентской отдельной Среднеазиатской военной школы (ОСАВШ) им. В. И. Ленина и 85-го дивизиона войск ОГПУ, с пятью бронемашинами, шестью трехосными автомашинами, двумя автотранспортными ротами, пятью танкетками, под общим командованием начальника ОСАВШ А. К. Малышева, должен был высадиться в районе Ходжа Софии. Десантники, посаженные на грузовые машины автотранспортных рот, к 6 сентября должны были выдвинуться в район кол. Сойли-Портопук (?) и к 12 сентября занять кол. Туэр, не допуская отхода повстанцев к северу; совместными действиями с Туркменской кавалерийской бригадой отряд Малышева должен был уничтожить противника в районе Авламыш, Туэр и Дяхли.

По этому плану, 83-й кавалерийский полк должен был находиться в резерве в г. Мерве. Один из эскадронов этого полка уже стоял на ст. Казанджик и предполагалось использовать его в боевых действиях в песках. В Ашхабаде были наготове бронепоезда N 10 и N 62, бронелетучка и автотранспортная рота. В Кизыларвате расположился штаб военного руководства, взвод воздушного десанта, три бронемашины и 40-й авиаотряд.

В Хорезмском оазисе были сосредоточены 84-й кавалерийский полк, дивизион 10-го полка войск ОГПУ и 62-й дивизион войск ОГПУ под общим начальством командира Узбекской кавалерийской бригады Петрова. Эти войс-

стр. 48

ковые части, оставив эскадрон в Хиве, должны были выдвинуться на западную границу Хорезмского оазиса в районе Казанкала.

Карательная операция против повстанцев началась 9 сентября, а в ряде мест с наибольшей активностью повстанцев - 5 сентября. Общее руководство операцией было поручено командующему войсками САВО Дыбенко, начальнику военно-полевого штаба В. Г. Позняку, члену военного совета Г. Г. Ястребову, а также прибывшим из Ташкента и Москвы представителям ОГПУ СССР Евдокимову и Соболеву. Штаб операции расположился в Кизыларвате, там же временно находились все партийно-советские и хозяйственные руководители Туркменистана.

После подготовительной работы курсанты ОСАВШ под командованием Малышева из Красноводска на барже были перевезены на Карабогазгол и оттуда по маршруту колодцев Сойли-Туэр были направлены на кол. Чагыл, где находился главный центр повстанцев. В тот же день по тому же маршруту отправился мотомеханизированный отряд под командованием И. И. Ламанова на 44 машинах различных марок (мареланды, зауреры, форды, фиаты). В отряде Ламанова было 165 человек, 3 бронемашины, 5 танкеток, 12 пулеметов и 10 мортирок64.

Из Джебела вышел 2-й Туркменский кавалерийский полк Турчинского, из Казанджика - 1-й Туркменский кавалерийский полк Ф. Н. Антонова, из Кизыларвата - Узбекский кавалерийский полк М. Миршарипова, из Бахарде-на - другой Узбекский кавалерийский полк Бекджанова, из Ашхабада - 1-я коммунистическая рота, из Артыка - маневренный отряд пограничных войск, из Теджена - трижды Краснознаменный 82-й Актюбинский кавалерийский полк А. И. Бацкалевича, из Мерва - 83-й Краснознаменный Бегалинский кавалерийский полк М. В. Самокрутова, из Хивы - Краснознаменный 84-й кавалерийский полк Г. М. Хрюкина, из Ташауза - кавалерийский полк войск ОГПУ Константинова. Полевым частям Красной армии помогали районные и областные отряды милиции, а также отряды так наз. "краснопалочников" и местные отряды самоохраны, в рядах которых насчитывалось свыше 12 тыс. дайхан65. Ко всем войсковым соединениям были прикреплены бригады из числа партийно-государственных, советских и комсомольских работников республики, которые должны были заниматься разъяснительной работой среди бедняцкой и середняцкой части восставших кочевников и восстановить в песках местные органы советской власти. Началась "чистка" степных районов от повстанцев.

Главные силы туркмено-казахской группировки располагались в треугольнике Туэр-Чагыл-Авламыш, и они решили оказать здесь упорное сопротивление, создав в этих колодцах оборонительные сооружения и хорошо замаскированные укрепления. 1-й и 2-й Туркменские кавалерийские полки под командованием Мелькумова, а также курсанты ОСАВШ и мотомеханизированный отряд Ламанова с боями шли на кол. Туэр. 11 сентября отряд Ламанова вступил в бой с частью туркмено-казахской группировки под командованием Х. Атаджанова и Б. Дерментаева, которая после двухчасового боя, оставив 5 убитых и 11 раненых, отошла к главным силам - на кол. Чагыл. В этом бою были захвачены руководители казахских повстанцев Дерментаев, О. Тулебергенов и 144 хозяйства жителей Туэра. На другой день советские войска подошли к кол. Чагыл, где находился крупный повстанческий отряд - более 1000 туркмен и казахов, из них 600 вооруженных всадников и пеших66. Повстанцы подготовили двойную полосу обороны; в первой имелись с убежища и окопы, обложенные камнем. Вглубь песков шла вторая полоса окопов, обложенных саксаулом. Все это было тщательно замаскировано от наземного и воздушного наблюдения. Часть женщин, детей, стариков, все имущество и скот находились на кол. Донра в 3 - 4-х км от Чагыла.

стр. 49

12 сентября началось кровопролитное Чагылское сражение. Первыми в бой вступили курсанты ОСАВШ и 2-й Туркменский кавалерийский полк, а 13 сентября во второй половине дня - мотомеханизированный отряд. Повстанцы дрались упорно, до последнего, не желая сдаваться в плен, хотя им неоднократно предлагали сложить оружие. Был случай, когда верховой джигит бросился на танкетку и успел клинком разрубить фару, но был убит. Другая танкетка около часа действовала в полном окружении повстанцев, а затем с трудом вышла из боя. В этом бою повстанцы захватили и сожгли танк, который попал в траншею. Командир сгорел в танке, а водитель выбросился из горящей машины, но был убит67.

В Чагылском сражении использовалась также авиация, в частности, самолеты 37-й авиаэскадрильи 16-й авиабригады. 13 сентября они сбросили на оборонительные позиции и в тыл повстанцев 130, а 14 сентября еще 150 15-килограммовых бомб68. К концу дня ударами на земле и с воздуха повстанческий центр в Чагыле был разгромлен. Ночью оставшиеся в живых, используя темноту, навьючили верблюдов и, забрав семьи и скот, стали отходить на кол. Дяхли. Чтобы довершить разгром, советские войска начали использовать осветительные ракеты. Все пространство района колодцев Чагыл и Донра стало совершенно светлым. Повстанцы давно привыкли к пулеметам, гранатометам, орудиям и самолетам, но такого они еще не видели. Началась паника, хаос; бегущих повстанцев, перемешавшихся с семьями и скотом, красноармейцы расстреливали в упор.

В Чагылском сражении было убито 200 джигитов, сколько погибло гражданского населения - неизвестно. Среди погибших были Хакмурад хан, Маметдурды Диван, а также сыновья Б. Дерментаева Омар, Энее и Бекетмер и другие туркменские и казахские руководители. В плен попали казахские вожди Т. Чергенов и Ч. Джумабаев.

После Чагылского сражения уцелевшие повстанцы закрепились на кол. Дяхли. 17 сентября здесь произошло другое кровопролитное сражение, продолжавшееся 10 часов. Повстанцы занимали выгодную позицию, умело используя все выгодные рубежи, но подход 1-го Туркменского кавалерийского полка, направленного на Дяхли Дыбенко, дал советам решительный перевес.

Наблюдавшие за ходом боевых действий советские командиры свидетельствовали о храбрости и тактической грамотности повстанцев. "Басмачи, - говорится в одной из сводок, - дрались до последнего патрона. У кол. Дяхли даже женщины и дети принимали участие в бою, закидывая атакующих камнями и стреляя из винтовок. Все бандиты без исключения показали большую тактическую грамотность, умело ведя огневой бой, искусно отходили на новый рубеж под прикрытием огня. Умело использовали естественные прикрытия, хорошо маскировались и окапывались. Быстро научились вести борьбу с авиацией и танкетками"69.

Все джигиты, участвовавшие в сражении, либо погибли, либо попали в плен, спаслись только два человека. На поле боя остались 216 убитых повстанцев, в плен попали 42 человека. Таким образом, в боях под Туэром, Чагылом, Дяхли и в Кульмачском районе к 20 сентября повстанцы потеряли 711 человек убитыми, было захвачено в плен 326, взято разного оружия 177 единиц и два пулемета70. Многие участники восстания погибли при отступлении. Руководитель повстанцев в Северо-Западных Каракумах Илли ахун умер от жажды где-то в районе Устюрта.

В результате наступательных действий советских войск в сентябре была уничтожена и Бахардено-Геоктепинская группировка. После разгрома группировок Бахардено-Геоктепинского и Ербентского районов, по сообщению советских лазутчиков, на всех колодцах Геоктепинского района были вывешены

стр. 50

красные флаги, а в некоторых - за отсутствием красных материй - белые флаги с надписями "Да здравствуют обездоленные всего мира!". Эти флаги вывешивались с целью показать свою лояльность по отношению к советской власти и обеспечить себя от войсковых мероприятий и бомбежки 71.

В сентябре-октябре 1931 г. повстанческое движение в Каракумах было разгромлено. Это неравное противостояние для повстанцев обернулось тяжелейшими потерями. В ходе операций, по данным советских органов, были убиты 74 руководителя восстания и 3217 активных джигитов. Сколько погибло гражданского населения, неизвестно; ясно лишь, что немало. У восставших кочевников были конфискованы 9102 единицы огнестрельного оружия, 13 193 верблюда, 595 лошадей и 63 857 баранов. Подверглись "фильтрованию" захваченные семьи басмачей - 10 064 человека, "басмаческих пособников" - 367, "антисоветских элементов" - 298, добровольно сдавшихся - 298, злостных несдатчиков оружия - 24772. Захваченных участников восстания судил военный трибунал САВО. По приговору военно-полевого суда многие из них были казнены73.

Карательные войска также понесли потери: были убиты 17 командиров и около 100 красноармейцев, десятки получили ранения, а количество потерь в отрядах ОПТУ и милиции еще не установлено. Из командного состава погибли Ламанов, Буровин, Неудачин, Ходжаев, Ч. Мурадов, командир авиаэскадрильи Янко, бывший командующий Закаспийским фронтом Соколов и другие.

Не уцелела и ташаузская группировка, возглавляемая Ахмед беком, Дурды Муртом, Дады баем и др. Только за день 17 сентября в боях погибло около 100 всадников. Однако опытным вождям удалось собрать свои силы и продолжить борьбу. 1 октября эскадрон 83-го кавалерийского полка вблизи кол. Культакыр (в 80 км севернее Бахардена) вступил в бой с группировкой Дурды Мурта численностью в 150 всадников. В бою погибли 25 повстанцев. Полк потерял 16 красноармейцев, и были ранены четыре командира74. Всего с 4 по 30 сентября в Ташаузском округе произошло 26 боевых столкновений с повстанческими отрядами, причем в основном удары были нанесены по группам Язан Окуза, конеургенчской туркмено-казахской группировке и по группе Атабай Нурджана в Порсинском районе. Казахской группировкой руководил Бекджан хан. Силами 10-го кавалерийского полка и 62-го дивизиона войск ОГПУ в районе Кесекли Конеургенчского района казахская группировка Бекджан хана была разгромлена.

К моменту подхода советских частей в район Ташаузского округа там уже действовали 10-й кавалерийский полк и 62-й дивизион войск ОГПУ. Совместно с этими частями в обследовании зарослей в течение сентября принимали участие отряды самоохраны, в которые было мобилизовано 8377 дехкан. Однако здесь, в отличие от других регионов Туркменистана, "батрацко-бедняцкий состав" аулов и отряды самоохраны были самыми ненадежными. Поэтому после окончания "чистки" местности их самих силой обезоружили.

После окончания войсковых операций по всей республике началось "изъятие антисоветского элемента". По решению Средазбюро ЦК ВКП(б) подлежали высылке из Туркменистана 12 тыс. человек. В Ашхабадском, Красноводском, Мервском и Чарджоуском округах к 15 ноября 1931 г. было арестовано более 5 тыс. человек, подлежавших высылке, в том числе женщины, дети и старики. В Ташаузском округе к 8 октября были арестованы главы семейств - 551 человек75.

Оставшиеся в живых повстанцы массами эмигрировали в соседние с Туркменистаном государства - Иран и Афганистан. Если за 1930 г. из республики эмигрировало 2167 хозяйств (данные по 25 районам республики), то за 1931 г. из Туркменистана эмигрировало не менее 3603 хозяйств76. За 1931 - первую половину 1933 г. только из приграничных районов в Иран и Афганистан бежали 27 303 хозяйства, было задержано при попытках эмиграции 6921 хозяй-

стр. 51

ство ". Лишь часть беглецов благополучно добралась до предполагаемых новых мест обитания, много было уничтожено регулярными войсками и пограничниками.

Восстание 1931 г. было антисоветским и национально-освободительным движением, направленным прежде всего против большевистского насилия и террора, советизации и коллективизации. Главными событиями восстания 1931 г. были нападение на Конеургенч и Казанджик, окружение Джебела и Ербента, битвы в колодцах Чагыл, Дяхли и в местечке Аманша-Йылгынлы и др.

В ходе восстаний в некоторых местах предпринимались попытки создать новые органы власти в противовес советским. Однако басмачам недоставало организованности, мешала разобщенность различных центров восстания, не удавалось действовать совместно. Кроме Ташаузского округа и Тедженского района, жители культурной зоны республики не поддержали восставшее население, хотя скотоводы возлагали на них большие надежды. Восставшим остро не хватало оружия и боеприпасов, вследствие чего они были вынуждены отливать пули кустарным способом. Отправляемое эмигрантскими центрами оружие в большинстве случаев не доходило к месту назначения. Советская власть преодолевала существовавшие трудности и уже укрепилась. Опираясь на армию, она сумела беспощадно подавить восстание.

Примечания

1. Словарь иностранных слов. Изд.13-е, стереотипное. М. 1986, с. 73.

2. ОЖЕГОВ С. И. Словарь русского языка. М. 1988, с. 33.

3. МАТГЕЛЬДЫЕВА Дж. Концептуальный подход к басмачеству. - Политический собеседник, 1996, N 1, с. 19; РАХИМОВ Н. Из истории животноводства Туркменистана. Ашгабат. 1996.

4. КУПРИКОВА Е. Н. Советы Туркменистана в годы первых пятилеток. Ашхабад. 1991, с. 71, 78.

5. Центральный государственный архив Туркменистана (ЦГАТ), ф. 1, оп. 6, д. 244, л. 5.

6. НЕПЕСОВ Г. Победа советского строя в Северном Туркменистане (1917 - 1936 гг.). Ашхабад. 1950, с. 327.

7. Джунаид хан (Курбан Мамед сердар) (1862 - 1938) - туркменский родовой вождь. В 1912 г. поднял восстание против Хивинского хана и царской власти. В 1918 г. в Хиве взял власть в свои руки. Из-за предательства некоторых туркменских родоплеменных вождей в январе 1920 г. был свергнут отрядами Красной армии. В Хиве была провозглашена советская власть. В 1924 г. поднял восстание в Хорезме, но потерпел поражение. В феврале 1925 г. первым Всетуркменским съездом советов был амнистирован, однако в 1927 г. снова поднял восстание; потерпев поражение, обосновался на Северном Афганистане. Оттуда он оказывал содействие антисоветским силам и руководил повстанческим движением в Туркменистане. Умер в 1938 г. в Афганистане.

8. ЦГАТ, ф. 1, оп. 6, д. 244, л. 5; ф. 2, оп. 2, д. 255, л. 113 - 114.

9. Там же, ф. 2, оп. 2, д. 297, л. 31.

10. ЗЕВЕЛЕВ А., ПОЛЯКОВ Ю., ЧУГУНОВ А. Басмачество: возникновение, сущность, крах. М. 1981, с. 173.

11. ЦГАТ, ф. Р-1, оп. 6с, д. 244, л. 15.

12. Там же, ф. 2, оп. 2, д. 250, л. 87; Центральный государственный архив политической документации Туркменистана (ЦГАПДТ), ф. 51, оп. 16, д. 174, л. 3 - 4.

13. ЦГАТ, ф. 1, оп. 1, д. 201, л. 165.

14. КАЛИНОВИЧ Н. Н. Имя мое - Свобода. Ашхабад. 1984, с. 144.

15. ЦГАТ, ф. Р-1, оп. 6с, д. 144, л. 13 - 14.

16. Там же, л. 22.

17. Там же, д. 244, л. 13.

18. Там же, л. 14.

19. Там же, л. 16, 88.

20. Там же. л. 41 - 42.

21. Там же, л. 66, 62, 69.

22. Там же, ф. 2, оп. 2, д. 252, л. 6, П.

стр. 52

23. Там же, л. 15.

24. Там же, ф. 1, оп. 6, д. 244, л. 155.

25. ЦГАПДТ, ф. 1, оп. 8, д. 32, л. 59.

26. ЦГАТ, ф. 2, оп. 2, д. 216, л.. 105, 107.

27. ЦГАТ, ф. 1, оп. 2, д. 250, л. 17; ф. 2, оп. 2, д. 252, л. 6.

28. Там же, ф. Р-1, оп. 6с, д. 244, л. 24.

29. МАТГЕЛЬДЫЕВА Дж. Ук. соч., с. 19.

30. ЦГАТ, ф. Р-1, оп. 6с, д. 244, л. 57.

31. Там же, ф. 2, оп. 2с, д. 255, л, 206.

32. Там же, д. 250, л. 22.

33. ЦГАПДТ, ф. 51, оп. 16, д. 514, л. 7.

34. ЦГАТ, ф. 2, оп. 2, д. 250, л. 4.

35. Там же, л. 36.

36. ЦГАПДТ, ф. 51, оп. 16, д. 47, л. 53 - 54. В советской литературе восставших скотоводов так и называли - "хищниками Каракумов" (ЗЕВЕЛЕВ А., ПОЛЯКОВ Ю., ЧУГУНОВ А. Ук. соч., с. 169).

37. Syyasy sohbetde, 4.I.1995 (на туркменском языке).

38. ЦГАТ, ф. 2, оп. 2, д. 252, л. 76.

39. ЦГАПДТ, ф. 51, оп. 16, д. 279, л. 9.

40. ЦГАТ, ф. 1, оп. 6, д. 244, л. 38.

41. Там же, л. 43.

42. ЦГАТ, ф. 1, оп. 6, д. 244, л. 55.

43. Там же, ф. 2, оп. 2, д. 252, л. 88.

44. Там же, л. 87, 92, 240.

45. Там же, л. 89.

46. Там же, ф. Р-1, оп. 6с, д. 244, л. 114.

47. Там же, ф. 2, оп. 2, д. 252, л. 35, 164.

48. Там же, л. 93.

49. Там же, л. 143, 111, 143.

50. Там же, л. 159.

51. ЦГАПДТ, ф. 51, оп. 16, д. 49, л. 7; ЦГАТ, ф. 2, оп. 2, д. 252, с. 229.

52. ЦГАТ, ф. 2, оп. 2, д. 252, л. 50.

53. ЦГАПДТ, ф. 51, оп. 16, д. 685, л. 7.

54. ЦГАТ, ф. 2, оп. 2, д. 252, л. 75.

55. Там же, л. 82; ф. Р-1, оп. 6с, д. 144, л. 52.

56. Там же, ф. 2, оп. 2, д. 252, л. 81, 86.

57. ЦГАПДТ, ф. 51, оп. 16, д. 22, л. 6.

58. ЦГАТ, ф. 2, оп. 2, д. 252, л. 146 - 147.

59. ЦГАПДТ, ф. 51, оп. 16, д. 47, л. 57 - 59.

60. ЦГАТ, ф. 2, оп. 2, д. 252, л. 147, 152, 157.

61. Там же, л. 183, 160.

62. ЗЕВЕЛЕВ А., ПОЛЯКОВ Ю., ЧУГУНОВ А. Ук. соч., с. 173.

63. ЦГАПДТ, ф-51, оп. 16, д. 22, л. 7.

64. Там же, д. 174, л. 4.

65. РАХИМОВ Н. Ук. соч., с. 101.

66. ЦГАПДТ, ф. 51, оп. 16, д. 174, л. 4.

67. Там же, л. 4, 6.

68. Там же, л. 8.

69. Там же, ф. 1, оп. 8, д. 32, л. 124.

70. РАХИМОВ Н. Ук. соч., с. 105.

71. ЦГАТ, ф. 2, оп. 2, д. 255, л. 21; д. 252, л. 202.

72. РАХИМОВ Н. Ук. соч., с. 105.

73. ЦГАПДТ, ф. 51, оп. 16, д. 22, л. 10 - 11.

74. Там же, д. 174, л. 8.

75. ЦГАТ, ф. 2, оп. 2, д. 220, л. 7; оп. 1, д. 255, л. 34.

76. ЦГАПДТ, ф. 1, оп. 8, д. 24, л. 47 - 48.

77. ХОММАЕВ А. Туркменская эмиграция тридцатых годов. - Syyasy sohbetde, 23.III. 1994; РАХИМОВ Н. Ук. соч., с. 97.

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/Восстание-туркменских-кочевников-в-1931-г

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Дж. Аннаоразов, Восстание туркменских кочевников в 1931 г. // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 25.02.2020. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/Восстание-туркменских-кочевников-в-1931-г (date of access: 27.11.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Дж. Аннаоразов:

Дж. Аннаоразов → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
326 views rating
25.02.2020 (276 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Окна. Пластиковые или деревянные?
Какие преимущества у пластиковых окон перед металлическими и деревянными?
Абдельазиз Бутефлика
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
Тевтонский орден на Ближнем Востоке в XII-XIII вв.
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
В. БЕНЕКЕ. Военное дело, реформы и общество в царской России. Воинская повинность в России. 1874-1914
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
Обычай взаимопомощи в Дагестане в XIX - начале XX в.
Catalog: История 
9 days ago · From Казахстан Онлайн
Дагестан и отношения России с Турцией и Ираном во второй половине 70-х гг. XVIII в.
Catalog: История 
11 days ago · From Казахстан Онлайн
"Пражская весна" и позиция западноевропейских компартий
Catalog: История 
14 days ago · From Казахстан Онлайн
Эссад-паша Топтани
Catalog: История 
14 days ago · From Казахстан Онлайн
Становление и развитие народного образования в Саудовской Аравии в XX в.
14 days ago · From Казахстан Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·1242 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·1242 days ago

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Восстание туркменских кочевников в 1931 г.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2020, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones