BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-522
Author(s) of the publication: В. Н. Виноградов

share the publication with friends & colleagues

Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского Министерства иностранных дел. Серия II (1815-1830 гг.).Т. IV (XII). Март 1 - 821 г. - декабрь 1822 г. М. Наука. 1980. 782 с. Т. V (XIII). Январь 1823 г. - декабрь 1824 г. М. Наука. 1982. 832 с.

Вышли в свет очередные, XII и XIII, тома публикации, посвященной внешней политике России, подготовленные Комиссией по изданию дипломатических документов при МИД СССР (председатель - член Политбюро ЦК КПСС, первый заместитель Председателя Совета Министров СССР, министр иностранных дел СССР А. А. Громыко) 1 . Четырехлетие, с марта 1821 г. по декабрь 1824 г., которое они охватывают, приходится на мрачное время существования Священного союза в Европе и аракчеевщины в России. Однако нет причин характеризовать его только в черных красках: стремление союза консервативных монархов повернуть историю вспять под знаменем религии и легитимизма наталкивалось на усиливающееся сопротивление народов.

Революционные процессы охватили тогда Испанию, Португалию, Пьемонт, Неаполь; в России действовали тайные общества будущих декабристов; во Франции росла оппозиция режиму Бурбонов; в Германии крепли ростки движения за объединение страны. В Латинской Америке второе десятилетие шла освободительная борьба под руководством С. Боливара. Тогда же началось освободительное движение в Бразилии, вспыхнуло восстание под водительством Т. Владимиреску в Валахии и произошло событие общеевропейского значения - Греческая национально-освободительная революция 1821- 1829 годов. Разветвленная дипломатическая и консульская сеть России с величайшим вниманием следила за этими событиями и поставляла в Петербург информацию, важность которой ввиду обилия фактов трудно переоценить, хотя они и подавались в реакционном преломлении.

"Дипломатия конгрессов" продолжалась. В публикации приводится много данных об исполнении решений, принятых на конгрессе в Троппау-Лайбахе (Опаве-Люблянах), состоявшемся в октябре 1820 - мае 1821 г., о ходе и итогах конгресса в Вероне (октябрь - декабрь 1822 г.) (XII, N 2, 6, 11, 16, 17, 20, 26, 37, 65, 68, 108, 211; XIII, N 19, 28, 54, 55, 61, 69, 70 и др.). Подробно характеризуются черные деяния Священного союза - интервенция в Италии, разгром революции в Испании, помощь испанскому королю Фердинанду VII, подавлявшему революцию в Латинской Америке. Бдительное око союза следило и за либерально-объединительным движением в Германии (XIII, N 6, 161). Возникают глубокие противоречия между участниками союза; единодушны они были в одном - враждебном отношении не только к революционному, но даже к либерально- конституционному движению. Характерно, что карательные услуги царизма не понадобились ни в Италии, ни в Испании. Революции в Неаполе и Пьемонте были подавлены австрийской армией; двигавшиеся ей на помощь русские войска были остановлены, не дойдя до границы России (XII, N 40, 44); испанскую революцию взялась подавлять французская монархия, во Франции возобладала точка зрения интервенционистской группировки Монморанси - Шатобриана; что касается царизма, то в мае 1821 г. (XII, N 55) он отказался от планов участия в карательном походе


1 Редакционная коллегия: акад. А. Л. Нарочницкий (отв. ред.), Г. К. Деев, И. С. Достян, В. П. Костылев. Н. Б. Кузнецова, В. И. Мазаев, О. В. Орлик, М. К. Радецкий.

стр. 120


и ограничился прикомандированием к французскому штабу своего наблюдателя (XIII, N41).

Отдавая должное своим компаньонам, Александр I отклонял "честь" считаться "основателем союза", отрицал, что играет "первую роль в европейской политике" (XIII, N 24), и именовал "краеугольным камнем" Союза венский двор (XIII, N 161). Нельзя не упомянуть о том, что в Петербурге были напуганы кровавыми злодеяниями и законами, принятыми посаженной на "прародительский престол" марионеткой Священного союза в Испании Фердинандом VII. Вот характеристики проведенных им мер, взятые из русской дипломатической переписки: "чудовищный акт" (XIII, N 182); "мера, которая повергла бы в траур почти все без исключения семьи" (XIII, N 204). "Уму непостижимы такая жестокость и такая недальновидность, - писал посол в Париже К. О. Поццо-ди-Борго. - ...Заставлять людей признаваться в совершенных ими некогда ошибках, осуждать на смертную казнь тех, кто этого не сделает, и обрекать на такую участь, по приблизительным подсчетам, около 50 тыс. человек было бы если не самым вопиющим актом тирании из всех, когда-либо совершавшихся в этой стране, то величайшим безумием" (XIII, N 226). Однако эти причитания царской дипломатии и преподанные ею в Мадриде советы умеренности (XIII, N 219) не снимают с нее доли вины за то, что Священный союз гальванизировал злого гения испанской реакции.

В рецензируемых томах помещены материалы, касающиеся разногласий между Священным союзом и Великобританией. Они свидетельствуют о том, что действенное сопротивление акциям союза исходило не из Лондона, а от поднявшихся на борьбу народов. В переписке того времени встречается выражение удовлетворения позицией Великобритании в вопросах, являвшихся спорными (например, в связи с английским нейтралитетом в испанских делах. - XIII, N 101).

Изданная переписка показывает резко враждебное отношение царизма к революции в Испанской и Португальской Америке (XII, N 19, 184; XIII, N 40, 44, 75, 104, 120, 147, 159, 166, 168 и др.). Вместе с тем не следует преувеличивать степень возможностей Священного союза, а стало быть, и его активности в подавлении этого движения. В депеше от 9(21) апреля

1822 г. Поццоди-Борго пессимистически оценивал шансы испанского королевского правительства в его борьбе против латиноамериканцев и советовал занять выжидательную позицию, пока другие державы не поднимут этот вопрос (XII, N 168). Обсуждение произошло в Вероне без конкретных выводов. Из публикуемых материалов видно, что у Священного союза не было ни сил, ни средств, ни определенных планов действий. В дискуссиях и депешах обосновывалось "право" испанской короны на ее заокеанские владения; когда же речь заходила об акциях союзников для восстановления ее владычества, дипломатический язык становился невразумительным. Глава российского МИД К. В. Нессельроде утверждал, что "вооруженное вмешательство союза в разногласия между Испанией и ее американскими провинциями" едва ли возможно (XIII, N 147). Латинская Америка стояла на пороге полного освобождения, а европейская реакция все еще обсуждала (апрель 1824 г.), какими могут быть "пределы того содействия", которое она окажет колонизаторам (XIII, N 166); и выяснилось, что помогать испанской монархии союзники будут "посредством наших советов и нашего влияния" и не откажут ей "в моральной поддержке" (XIII, N 168, 185), реальной же угрозы вторжения войск Священного союза в Латинскую Америку не существовало.

В то же время отказ членов этой организации от установления отношений (за исключением торговых) с молодыми латиноамериканскими республиками, враждебные выпады в их адрес - все это создавало почву для рождения доктрины Монро, представленной как оборонительная акция против грозящего вторжения реакционной Европы. Документы обнажают ее сущность, выраженную в формуле "Америка для североамериканцев". Корыстная суть доктрины была очевидна. Генеральный консул в Филадельфии Ф. А. Иванов сопровождал сообщение о провозглашении ее следующим комментарием: "Такая нация не может, видимо, вести себя по-рыцарски в отношении своих собратьев - республиканцев Южной Америки... Англо-американцы никогда не помышляли ни о каком ином содействии освобождению испанских колоний, кроме выражения своей симпатии или продажи им продовольствия и даже военного снаряжения, однако лишь за звонкую монету, без какой-либо скидки" (XIII, N 103). А пока что правительство США

стр. 121


поспешило решить в свою пользу спорные пограничные вопросы с Мексикой, унаследовав, по выражению американского государственного секретаря Дж. К. Адамса, "все территориальные права, какими могла пользоваться Испания на означенном побережье (Тихоокеанском.- В. В.) к северу от 42 градуса северной широты" (XIII, N64).

Понятно, что выраженные в доктрине Монро принципы вызвали недовольство царского окружения. Никакого протеста, однако, не последовало. Решено было "обходить молчанием президентское послание" (XIII, N 141). Традиция поддержания добрососедских отношений с США возобладала. А после получения конфиденциальной записки Адамса от 11 декабря 1823 г., излагавшей те же принципы в приемлемой для Петербурга, не задевавшей его самолюбие форме (XIII, прим. 152), в российской столице успокоились совершенно: обращение Адамса было воспринято как "свидетельство того, какое большое значение Соединенные Штаты придают сохранению дружественных отношений с Россией" (XIII, с. 466).

Представляют большой интерес и вошедшие в оба тома документы, относящиеся к Восточному вопросу. Именно здесь верность охранительным доктринам Священного союза пришла в столкновение с государственными интересами России. Таковыми советская историческая наука вполне обоснованно считает обеспечение неприкосновенности и безопасности южных границ, благоприятного режима черноморских проливов, создание условий для хозяйственного развития Причерноморья 2 . На освещаемый в XII-XIII тт. период приходятся десятый, одиннадцатый и двенадцатый годы бесплодных попыток петербургского кабинета добиться, в рамках установленной в 1815 г. в Вене системы международных отношений, признания и осуществления Портой условий Бухарестского мира 1812 года. Он был нарушен Портой чуть ли не по всем пунктам: Сербия не получила предусмотренного договором внутреннего самоуправления, и второе сербское восстание (1815 г.) не сломило упорства турок; Дунайские княжества были обложены незаконными поборами; чинились преграды русскому судоходству через проливы, купеческие корабли обыскивались, на провоз хлебных продуктов был наложен запрет, моряки и торговцы подвергались насилиям (XII, N 58, 59; XIII, N 18, 36, 145). Русское судоходство через Босфор и Дарданеллы резко сократилось, торговцы терпели убытки (XIII, N 51, 89). Наконец, Османская империя не отказывалась и от территориальных претензий.

Попрание интересов Сербии болезненно воспринималось в Петербурге. Это наносило удар традиционной политике покровительства христианским народам Балканского полуострова и подрывало позиции России в регионе. XII том начинается с "Наставления" посланника в Константинополе Г. А. Строганова членам сербской депутации на переговорах с Портой, за которым следует ряд подобных документов, свидетельствующих об усилиях русской дипломатия добиться для Сербии автономии (XII, N 1, 5,66,74, 120, 146, 147, 197).

Положение на Балканах осложнилось, когда весной 1821 г. в Валахии вспыхнуло восстание под руководством Владимиреску, а генерал-майор русской службы А. К. Ипсиланти перешел с отрядом этеристов границу Дунайских княжеств, намереваясь оттуда достигнуть Греции, а в самой этой стране, на полуострове Морея и в архипелаге началось мощное антиосманское движение. Документы ярко рисуют потуги царского правительства примирить "долг" (т. е. верность принципам Священного союза) с интересами. Александр I, которого весть о походе Ипсиланти застала на конгрессе в Лайбахе, под рукоплескание собравшихся там со всей Европы ретроградов осудил его выступление, как и валашское восстание (XII, N 4, 7, 23, 62). Однако надежды на то, что османские власти под влиянием поступавших в изобилии советов из Петербурга прекратят репрессии, оказались самообманом (XII, N 35). Порта же пользовалась бездействием России для того, чтобы творить расправу над повстанцами. Строганов писал: "Не заключалась ли цель их (османских министров.- В. В.) обращения ко мне за содействием лишь в том, чтобы полностью убедиться в безучастности России, а затем, используя ее имя, удержать в повиновении отдаленные провинции" (XII, N 42). Он обнаружил у Порты "лишь стремление к мщению и репрессиям, а единственные средства достичь этой цели она видит в том, чтобы


2 Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия во второй половине XVIII в. М. 1956, с. 349; Восточный вопрос во внешней политике России. М. 1978, с. 57; Итоги и задачи изучения внешней политики России. М. 1981, с. 4, 140, 213.

стр. 122


опустошить две несчастные провинции (речь идет о Дунайских княжествах. - В. В.) и истребить их жителей" (XII, N 49). То же самое происходило в Греции. Многочисленные протесты российского МИД оставлялись без внимания (XII, N 43, 57, 59). "Вообразив, что Россия не осмелится воевать с нею, Порта принимает все наши демарши за чисто показные", - сообщал Строганов (XII, N 63).

В России росло негодование по поводу творимых репрессий и попирания коммерческих интересов и человеческого достоинства ее подданных. Царское правительство решилось на разрыв отношений с Портой (ноты от 6(18) и 14(26) июля 1821 г., - XII, N 78, с. 224). Документы рисуют попытки царизма побудить "Европу" выступить в поддержку предпринятых им усилий по прекращению кровопролития и защите интересов России. Результат был почти нулевым. Австрийская монархия и Великобритания отстаивали статус-кво, т. е. незыблемость власти Османской империи на Балканах, английский посланник отказался поддержать протесты Строганова в Стамбуле. Более того, представители четырех держав в Турции обратились к грекам с призывом не нарушать евангельских заповедей, не выступать против властей предержащих 3 . Британский министр иностранных дел Р. Каслри (лорд Лондондерри) именовал греков "главными виновниками несчастий, обрушившихся ныне на Восток, и соучастниками всех совершаемых там злодеяний", Грецию - "прибежищем для мятежников всех стран" и высказывался за победу Порты (XII, N 88, 136). Осенью 1821 г. он и австрийский канцлер Меттерних встретились в Ганновере, чтобы обсудить, как удержать Россию от войны с Портой (XII, N 122).

Принесение интересов балканских народов и самой России в жертву принципам Священного союза вызывало недовольство в стране, захватившее и верхушку общества. В МИД происходила борьба мнений. Во главе течения, выступавшего за проведение энергичного, вплоть до военного конфликта, курса, стоял статс-секретарь И. А. Каподистрия выходец с Ионических островов, его поддерживали Ю. А. Головкин, А. С. Стурдза, Г. А. Строганов. Каподистрия упорно отстаивал более решительную линию в греческом вопросе, пытаясь в духе своих умеренно-консервативных взглядов доказать, будто революцию в Элладе можно примирить с легитимизмом, будто она не имеет ничего общего с движениями в Испании и Италии. Его записки Александру I - интересные документы тогдашней общественной мысли относительно исторических судеб Юго-Восточной Европы. Он призывал не допускать истребления тех, "кого Россия обязана защищать в силу договоров", и предлагал перейти к решительным действиям, начиная с занятия Дунайских княжеств (XII, N 91, 95).

Советы Каподистрии были отвергнуты (XII, с. 406). Он с горечью писал: "Все то, что мы говорили на протяжении года относительно важных интересов на Востоке, рассматривается ныне императорским министерством как утратившее силу" (XII, N 179). Каподистрия отказался служить "новой эре" в политике, его карьера оборвалась; в августе 1822 г. греческий патриот отправился в Швейцарию, фактически оставив русскую службу.

Еще более двух лет продолжались бесплодные комбинации царской дипломатии по урегулированию русско-турецких отношений и греко-турецкой войны с помощью европейских держав. Публикация содержит обширные материалы на эту тему. Но ни обращения в Вену, ни посреднические "услуги" британских представителей (XIII, N 91-93, 116, 211, 212, 241) не приносили плодов. В т. XIII помещены ценные документы, рисующие трагическую ситуацию в Греции (N 94, 142, 172, 187). Ряд материалов свидетельствует о бедственном положении сербских, валашских, молдавских, греческих беженцев и помощи им со стороны России (XIII, N 4, 17, 27, 29, 63, 97, 106, 107). Опубликован и меморандум МИД об умиротворении Греции (январь 1824 г.,-XIII, N 122). Он был встречен недоброжелательно греческими борцами за независимость, окрестившими его "нотой с севера", ибо он не содержал признания независимости Греции. Между тем это был первый зарубежный проект, предусматривавший возрождение греческой государственности на территории, значительно большей, чем владения созданного в 1830 г. Греческого королевства, но возрождение в автономной и расчлененной форме трех княжеств.

В переписке 1824 г. уже ощутимо разочарование длившимся 12 лет топтанием на месте в попытках урегулировать мирным


3 Nichols J. S. Hellas Scorned: the Affair of the Ambassadorial Address to the Greeks, 1821,-East European Quarterly, 1976, N 3,

стр. 123


путем и в добром согласии с союзниками Восточный вопрос, недовольство сепаратными англо-австрийскими планами (XIII, N 232). Пользуясь пассивностью царизма, на первые позиции на Ближнем Востоке выходила Великобритания. Признание новым английским министром иностранных дел Дж. Каннингом в 1823 г. Греции воюющей стороной свидетельствовало о намерении Лондона занять прочное положение в новом государстве; Великобритания прекратила участие в общих переговорах с Портой (XIII, N 209). Царь упрекал своего "ближайшего союзника" - венский двор - за содействие британскому "отступничеству" (XIII, N 243). Постепенно в Петербурге зрела мысль о том, что лишь энергичными самостоятельными действиями можно защитить интересы как российские, так и балканских народов. Опубликованная переписка показывает, как медленно, постепенно готовился поворот к более активному курсу России на Балканах. 18(30) декабря 1824 г. русскому послу в Лондоне X. А. Ливену было предписано прекратить всякие сношения с Каннингом по греческим делам (XIII, N 246), а послу в Вене Д. П. Татищеву поручено заявить, якобы от своего имени, что Россия может и самостоятельно завершить то дело, в решении которого союзники не пожелали с ней сотрудничать (XIII, N 243). Реальные интересы брали верх над догматами легитимизма и принципами Священного союза. В XII-XIII тт. имеются материалы об отношениях России и США, касающиеся главным образом деятельности Российско-американской компании и свидетельствующие о развитии ее торговых и колонизационных операций, а также о столкновениях на почве конкуренции (XII, N 15, 34, 97, 112, 114, 123, 186, 193; XIII, N 81). Наиболее важен документ (XII, N 97), излагающий проект привилегий и правил компании, выработанный кабинетом, и записка "О правах россиян на владение пространством Северо-Западной Америки" (XII, N 193). Правительство России проводило в отношении США подчеркнуто миролюбивый и доброжелательный курс (XII, с. 540). В т. XIII (N 158) помещена русско-американская конвенция о мореплавании, рыболовстве, торговле и поселениях на северо-западном побережье Америки от 5(17) апреля 1824 года. Характерно, что Российско-американская компания и министр финансов Е. Ф. Канкрин опротестовали ряд ее положений, считая их ущемляющими интересы подданных России (XIII, N 171,201).

После наполеоновских войн континентальные государства, заботясь о развитии своей промышленности, оберегая внутренний рынок от чрезмерного вторжения британских товаров, вводили повышенные таможенные пошлины. С некоторым запозданием это сделала и Россия (XII, с. 457). Значительный интерес представляет "Записка о неудобствах, проистекающих из нынешних правил внешней торговли" от 19 ноября (1 декабря) 1821 г.: "Всему торговому миру стало труднее найти достаточное количество потребителей, - писал в ней министр финансов Д. А. Гурьев, - и потому он устремил свои взоры главным образом на ту единственную страну, которая допускает ввоз в нее любых товаров без ограничения", т. е. на Россию (XII, N 129). Бил тревогу и Нессельроде: "Сельское хозяйство многих наших губерний приходит в упадок, т. к. его прежние рынки в Европе закрыты для его продуктов из-за запретительных законов: наша зарождающаяся промышленность может вскоре зачахнуть" (XII, N 138); о принятых мерах свидетельствуют документы (XII, NN 151, 161, 162, 170, 195, 199; XIII, NN 30, 62 и др.). Особенно взволнована была введенными в России пошлинами и правилами транзита товаров соседняя Пруссия (XIII, NN 37, 90, 119, 139). Начался нажим со стороны Берлина, увенчавшийся заключением в 1825 г. торговой конвенции.

Приведенные материалы интересны не только в плане внешнеторговой политики царского правительства, но и позволяют судить об отношениях царизма с купечеством и появившейся промышленной буржуазией и о влиянии внешнего рынка на развитие российского капитализма. Огромную значимость имеют документы, свидетельствующие о добровольном вхождении народов в состав Российского государства. Для 1823-1824 гг. это - казахи (т. XIII, NN 10, 15, 16, 154, 173, 229); интересны также материалы о посольстве киргизов Иссык-Кульской котловины (т. XIII, NN 239, 240, 244). Бесконечные междоусобицы, столкновения с соседями, желание обрести "спокойную мирную жизнь", развивать взаимовыгодные торговые отношения - таковы мотивы присоединения к России (т. XIII, NN 15, 154, 173). Входили в ее состав большие территории со значительным населением (например, казахи Средне-

стр. 124


го жуза - 165 тыс. душ мужского пола.- Т. XIII, с. 536).

В томах помещены также отдельные документы, посвященные отношениям России с Царством Польским, Ираном, Швейцарией. Во многих случаях приводимые в указанных материалах сведения о положении в отдельных странах представляют значительную ценность для исследователей истории этих стран, тем более что в ряде случаев национальные архивы по тем или иным причинам (как это произошло, например, в балканских государствах) комплектовались поздно и материалы начала XIX в. в них немногочисленны.

Отечественные архивы хранят огромные богатства документов по внешней политике, что ставит перед публикаторами трудные задачи отбора. Историки, знакомящиеся с рецензируемыми томами, смотрят на вошедшие в них материалы сквозь призму своих профессиональных интересов и, вполне естественно, могут обнаруживать неполноту публикации по интересующим их вопросам. С учетом этой оговорки хотелось бы все же сказать, что составители напрасно ограничились краткой аннотацией документов, подлинно драматических, связанных с началом восстания Ипсиланти (письма Ипсиланти Александру I и Каподистрии Ипсиланти), отослав исследователей к изданиям, ставшим библиографической редкостью. Приведение подобного рода материалов сделало бы более доступным ряд интереснейших документов, характеризующих освободительное движение на Балканах.

Создается впечатление, что степень детальности комментариев несколько снизилась сравнительно с первыми томами, что, впрочем, уже отмечалось по отношению к XI тому 4 .

"Внешняя политика России" - издание, в которое вложен неустанный и кропотливый труд специалистов, и ценность его для исторической науки непреходяща.


4 Вопросы истории, 1981, N 3

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/ВНЕШНЯЯ-ПОЛИТИКА-РОССИИ-XIX-И-НАЧАЛА-XX-ВЕКА-СЕРИЯ-II-Тт-IV-V

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. Н. Виноградов, ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ XIX И НАЧАЛА XX ВЕКА. СЕРИЯ II. Тт. IV,V // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 23.06.2018. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/ВНЕШНЯЯ-ПОЛИТИКА-РОССИИ-XIX-И-НАЧАЛА-XX-ВЕКА-СЕРИЯ-II-Тт-IV-V (date of access: 22.04.2019).

Publication author(s) - В. Н. Виноградов:

В. Н. Виноградов → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
166 views rating
23.06.2018 (303 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
ПОЛОЖИТЬ КОНЕЦ ИЗМЫШЛЕНИЯМ О РЕВВОЕНСОВЕТЕ КАСПИЙСКО-КАВКАЗСКОГО ФРОНТА
13 days ago · From Казахстан Онлайн
ДЖ. Н. КЕРЗОН В РОССИЙСКОЙ СРЕДНЕЙ АЗИИ
Catalog: История 
13 days ago · From Казахстан Онлайн
According to our hypothesis, the conversion of electrons and positrons into each other occurs by replacing the charge motion vector with the opposite vector. This is explained by the fact that all elements of the electron's magnetoelectric system are opposite to all elements of the positron's magnetoelectric system. And this opposite is determined by the vector of their movement in space. Therefore, it is only necessary to change the motion vector of one of the charges to the opposite vector, so immediately this charge turns into its antipode.
Catalog: Физика 
Мы живем в самое прекрасное время в истории человечества с точки зрения продолжительности жизни и состояния физического здоровья населения. Сегодня люди и в 80 лет работают и сохраняют энергичный ритм жизни. Медики говорят, что это может быть правилом, а не исключением, когда люди начнут заботиться о своем здоровье. Здоровье - именно тот ресурс, без которого достичь успеха очень трудно. Это понимают и молодые люди.
62 days ago · From Казахстан Онлайн
ИРАНСКИЙ ДЕМОКРАТ-ГУМАНИСТ САЙД НАФИСИ
71 days ago · From Казахстан Онлайн
Рецензии. ТАНАКА АКИРА. ТАКАСУГИ СИНСАКУ И НЕРЕГУЛЯРНЫЕ ВОЙСКА
71 days ago · From Казахстан Онлайн
ЛЮДИ И ПРИРОДА ВЕЛИКОЙ СТЕПИ. ОПЫТ ОБЪЯСНЕНИЯ НЕКОТОРЫХ ДЕТАЛЕЙ ИСТОРИИ КОЧЕВНИКОВ
Catalog: История 
71 days ago · From Казахстан Онлайн
Что происходит с украинским книжным рынком сейчас? Почему война стала катализатором изменений в отрасли? Как школьные учебники тормозят развитие книгоиздания Украины и почему литература должна выдаваться не за счет бюджета? Изменения в рыночном ландшафте Украины обсуждали во время 25-го "Book Forum" в Киеве, участие в нем принимали и делегации из Казахстана.
78 days ago · From Казахстан Онлайн
А. И. ЗЕВЕЛЕВ, Ю. А. ПОЛЯКОВ, Л. В. ШИШКИНА. БАСМАЧЕСТВО: ПРАВДА ИСТОРИИ И ВЫМЫСЕЛ ФАЛЬСИФИКАТОРОВ
Catalog: История 
84 days ago · From Казахстан Онлайн
УЧАСТИЕ СОВЕТСКОГО АЗЕРБАЙДЖАНА В МЕЖДУНАРОДНОМ КУЛЬТУРНОМ И НАУЧНОМ ОБМЕНЕ В 20-30-е ГОДЫ
84 days ago · From Казахстан Онлайн

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ XIX И НАЧАЛА XX ВЕКА. СЕРИЯ II. Тт. IV,V
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Digital Library of Kazakhstan ® All rights reserved.
2017-2019, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK