BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-623
Author(s) of the publication: Е. И. ЛУБО-ЛЕСНИЧЕНКО

Share with friends in SM

Термин "Шелковый путь", обозначающий систему дорог, связывавших в древности и раннем средневековье главные культурные регионы Евразии (Китай, Индию, Средний и Ближний Восток, Средиземноморье), был введен впервые в 1870-е годы немецким географом К. Рихтгофеном1 . С течением времени этот термин получил более широкое распространение и стал применяться в связи с различными контактами, имевшими место в то время. Возникновению данных связей, восходящих к III - II тыс. до н. э., способствовала разработка залежей полудрагоценных камней - лазурита в горах Бадахшана и нефрита в верхнем течении р. Яркенд-Дарья в районе Хотана. Письменные и археологические источники свидетельствуют о существовании торгового пути, по которому из Бадахшана в Иран, Месопотамию, Египет, Сирию и Анатолию доставлялся лазурит, высоко ценившийся на Древнем Востоке2 . О значительном объеме перевозок свидетельствует тот факт, что ассирийский правитель Тиглатпаласар III (VIII в. до н. э.) обложил подвластные области ежегодной данью в размере 9 т лазурита3 . В середине I тыс. до н. э. бадахшанский лазурит проникает в Китай4 .

Наряду с "Лазуритовым" путем в I тыс. до н. э. существовал т. н. "Нефритовый", связывавший области Хотана и Яркенда с Северным Китаем, где из нефрита изготовляли государственные регалии. Нефритовые изделия играли также важную роль в религиозных церемониях и украшении быта. Интерес к этому камню, привозимому издалека, встречается во многих письменных источниках того времени. Посредниками в торговле выступали юэчжи - народ индоиранского происхождения, до III в. до н. э. занимавший обширные территории в Западном Ганьсу и Восточном Туркестане5 . Сведения об этом содержатся в источниках VIII - V вв. до н. э.6 . Торговым эквивалентом нефриту был шелк. По этому пути в долину Инда попадала шелковая ткань (serica), о которой упоминает Неарх, один из полководцев Александра Македонского7 . Вероятно, то был гладкий шелк, изготовленный на Западной границе, в той области, где впоследствии Птолемей помещал легендарную Серику8 . Известным фактом бытования шелка в Восточном Туркестане в то время является находка фрагментов шелковой газовой ткани и вышивки в погребении V - III вв. до н. э. в Турфанском оазисе9 .

Имеется важный источник, гласящий о торговых связях между Востоком и Западом в I тыс. до н. э.: стеклянные изделия, центр производства которых со II тыс. до н. э. находился в Восточном Средиземноморье. Ближневосточные бусы и браслеты обнаружены в могильниках сакского времени (I тыс. до н. э.) на Южном


1 Richthofen K. China. Bd. I. Brl. 1877, S. 454 ff.

2 Сарианиди В. И. О великом лазуритовом пути на Древнем Востоке. - Краткие сообщения Института археологии АН СССР (КСИА), 1968, N 114, с. 7 - 9.

3 Янковская Н. Б. Некоторые вопросы экономики ассирийской державы. - Вестник древней истории (ВДИ), 1956, N 1, с. 33.

4 Шефер Э. Золотые персики Самарканда. М. 1981, с. 450.

5 Эгами Н. Юэчжи и нефрит. В кн : Изучение истории культуры Азии. Токио 1967, с. 123 - 131 (на яп. яз.).

6 Отредактированный текст Гуань-цзы. Шанхай. 1956, с. 1159 - 1178 (на кит. яз.).

7 Strabo. XV, 705; Herrmann A. Das Lande der Seide im Lichter der Antike. Leipzig. 1939, S. 25.

8 Harada G. East and West. N 2. - Memoirs of the Research Department of the Toyo Bunko (MRD TB), Tokyo, 1971, N 29, p. 69.

9 Краткое сообщение о раскопках погребальной камеры в Алагоу, Синьцзян. - Материальная культура, 1981, N 7, с. 18 - 22, табл. VIII, 5 (на кит. яз.).

стр. 88


Памире и Тянь-Шане10 , в Пазырыкских курганах на Алтае11 . Находки в Китае привозных стеклянных изделий V - III вв. до н. э. многочисленны. Налицо два пути их распространения: из Восточного Туркестана в Шаньдун и из Хэнани в Гуаньдун12 . По-видимому, в древности пути распространения стекла и нефрита совпадали. Хэшийская регалия би и суйхоуские бусы чжу, хранившиеся в сокровищнице императора Циньши-хуанди (221 - 210 гг. до н. э.), как и "святящаяся ночью би" из сокровищницы правителей южнокитайского княжества Чу были изготовлены из привозного стекла13 . Такие изделия, будучи по качеству выше местных, копировались китайскими мастерами14 .

В середине I тыс. до н. э. функционировал "Степной" путь, связывавший побережье Черного и Азовского морей с Центральной Азией. Геродот дает подробное его описание. Если нанести описанный им путь на карту15 , то станет очевидным, что торговые караваны начинали путь в Танаисе и шли вверх по Дону через земли савроматов до мест современного Волго-Донского канала. Далее дорога поворачивала к нынешнему Оренбургу, где находились леса, населенные будинами, потом вела на Восток, к югу от Уральских гор через засушливые области Большого Иргиза и Общего Юрта, далее окаймляла "лесную степь", где у Тобола и Ишима жили иирки. Близ современного Семипалатинска мы находим у Геродота "другие скифские племена". Миновав их, караваны попадали на каменистую равнину в отрогах Алтайских гор. Путь заканчивался в стране агриппеев, у которых "как мужчины, так и женщины лысые от рождения, плосконосые и с широкими подбородками"16 . Они жили в районе Верхнего Иртыша и оз. Зайсан-нор.

Об активности контактов на данном пути существует такое свидетельство: "Страны до этих лысых людей и народы, живущие по ту сторону их, хорошо известны, так как к ним иногда приходят скифы. Ведь сведения о них можно получить не только от скифов, но и от эллинов из Борисфенской торговой гавани и прочих понтийских торговых городов. Скифы же, когда приходят к агриппеям, ведут с ними переговоры при помощи семи толмачей на семи языках"17 . За районом агриппеев находились "высокие неприступные горы", которые можно отождествить с Алтаем. Геродот упоминает там еще о двух народах - исседонах и аримасках. Местонахождение исседонов возле Таримской впадины подтверждается более поздними данными Птолемея18 . Аримаски помещались в Монголии. По степному пути поступали в греческие колонии на Черном море меха и шкуры. Как свидетельствуют раскопки в Аржане (Тува) и Пазырыке (Алтай), из Ахеменидского Ирана в Центральную Азию и Южную Сибирь вывозились ковры и гобелены19 . Доказательством наличия торговых связей между греческими городами Северного Причерноморья и Центральной Азией является также находка у Джунгарских ворот 16 боспорских монет, выпущенных в III в. до н. э.20 .


10 Абзураков А. А., Безбородов М. А., Заднепровский Ю. А. Стеклоделие Средней Азии в древности и средневековье. Ташкент. 1963, с. 78 - 79; Литвинский Б. А. Древние кочевники крыши мира. М. 1972, с. 75.

11 Руденко С. И. Культура населения Горного Алтая в скифское время. М.-Л. 1953, с. 135.

12 Dohrenwend D. Glass in China. - Oriental Art, 1980/81, vol. XXVI, N 4, p. 429.

13 Harada G. Ancient Glass in the History of Cultural Exchange between East and West. - Acta Asiatica, 1963, N 3, p. 58.

14 Seligman C, Beck K. Far Eastern Glass: Some Western Origin. - Bulletin of the Museum of Far Eastern Antiquities (BMFA), Stockholm, 1938, N 10, p. 1 s.

15 Hudson G. F. Europe and China. Lnd. 1930, p. 37.

16 Геродот. История в девяти книгах. Л. 1972, с. 192.

17 Там же, с. 193.

18 Нейхард А. А. Скифский рассказ Геродота в отечественной историографии Л. 1982, с. 120 - 123; Herrmann A. Op. cit., S. 124 - 126; Ptolem. Geogr. VI, 16; 5, 7.

19 Пламеневская О. Л. Некоторые данные о тканях из кургана Аржан. - Ученые записки Тувинского НИИ истории, языка и литературы (ТНИИЯЛИ), Кызыл, 1975, вып. XVII.

20 Werner I. Fund bosporische Munzen in Dzungaria. - Eurasia Septentrionalis Antiqua (ESA), 1933, Bd. 8, S. 249 f.

стр. 89


Возникновение на Западе и Востоке Евразии двух империй - Римской и Ханьской привело к появлению крупных рынков и активизации торговых связей. Сведения о торговых путях между Западом и Востоком и перевозимых по ним товарах содержат и китайские, и античные источники. Материалы, дополняющие данные текстов, приносят археологические раскопки на различных участках Шелкового пути. Со второй половины II в. до н. э. из Китая на Запад вели Южная и Северная "шелковые" дороги. Беря начало в Юймыне, Южная проходила вдоль северного склона Южных гор, р. Яркенд-дарья и до Яркенда21 , далее в Ташкургаа и Вахан. В Вахане путь раздваивался. Первый через Балх и Мерв, парфянскую столицу Гекатомпил и Эктабану вел в Ктесифон-на-Тигре, оттуда по древней ахеменидской дороге через Северную Месопотамию в Сирию до Антиохии (после усиления Пальмиры во II - III вв. дорога шла через Сирийскую пустыню и заканчивалась в Дамаске)22 . Путь из Вахана на юг проходил через Гильгит и Кашмир в Гандхару, заканчиваясь в устье Инда и у Баригазы.

Северная дорога из Китая, идя через Лоуланъ (район оз. Лобнор) до Карашара, "проходила у Северных гор (Тянь-Шань) и вдоль реки (Тарим) шла на запад до Шулэ (Кашгар)"23 , через перевал Терек-даван в Ферганскую долину, страны Канцзюй (среднеазиатское Междуречье), Яньцай (Нижняя Волга и Приуралье), оканчиваясь в греческих колониях Северного Причерноморья. В связи с изменениями политической обстановки в Центральной Азии и под влиянием климатических факторов направление путей менялось24 . В I в. до н. э. открылось движение по "новой" дороге. Она начиналась в Юймыне и через Хами вела в Турфан, обходя с севера пустыню, затем поворачивала на запад и у Карашара сливалась со старой северной дорогой. После долгого перерыва, в III в. н. э. опять начал функционировать заброшенный участок старой северной дороги от Лоуланя до Кашгара, получивший название "Средний" ("Прямой") путь25 .

В античном мире первые общие сведения о торговых путях, связавших страну серов (Восточный Туркестан и Северный Китай) с Индией, появляются в сочинении Псевдоарриана "Плавание вокруг Эритрейского моря", датируемом второй половиной I в. н. э.26 . Более подробные данные о Шелковом пути содержатся в "Географическом руководстве" Птолемея, написанном в середине II в. н. э. Сведения о Центральной Азии были почерпнуты Птолемеем из работы современного ему географа Маринуса Тирского, который воспользовался информацией македонского купца Маеса Титиана, чьи посланцы посещали Восточный Туркестан. Описанный Птолемеем путь делился на три больших отрезка: от переправы через Евфрат до Бактры (Балх); затем до Каменной башни; далее до Серы (Чанъань). Второй так описан Птолемеем: "Из Бактры (дорога) поворачивает на север до подъема в горную страну комедов. Пересекши эти горы, (дорога) поворачивает на юг до ущелья, выходящего в долину. Северная часть и Западная оконечность этой горной страны находятся (согласно Маринусу) на параллели Византия, тогда как южная и восточная - на параллели Геллеспонта. Следует еще сказать, что эта дорога делает к востоку такой же точно поворот, какой она делает к югу. Вероятно также, что эта дорога длиной в 50 схойнов, ведущая от этого места до Каменной башни, делает поворот к северу; ибо (по Маринусу) если идти по ущелью, то достигнешь Каменной башни, где начинаются горы, соединяющиеся на востоке с Имавом"27 .


21 История Ранней Хань, цз. 97а, с. 1271 (на кит. яз.).

22 Hirth F. China and Roman Orient. Chicago. 1885; Pelliot P. Note sur les anciens itineraires chinois dans l'Orient Romain. - Journal Asiatique, 1921, vol. CCXII, pp 139 - 145; Shiratori K. The Geography of the Western Region. -MRD TB, 1956, N 15, pp. 73 - 163.

23 История Ранней Хань, цз. 96а, с. 1271.

24 Hoyonagi M. Natural Changes of the Region along the Old Silk Road in the Tarim Basin in Historical Times - MRD TB, 1975, N 33, p. 85.

25 Фан Xао. История связей Китая с Западом. Т. I. Тайбэй. 1959, с. 117 - 119 (на кит. яз.).

26 Псевдоарриан. Плавание вокруг Эритрейского моря. - ВДИ, 1940, N 2, с. 264 сл.

27 Coedes G. Textes d'auteurs grecs et latins relatifs a l'Extrerne Orient depuis le IVe siecle avant J. C. jusqu'au XIVe siecle. P. 1910, pp. 33 - 34.

стр. 90


Неопределенность координат и расстояний, приведенных у Птолемея, затрудняет определение местонахождения Каменной башни и Герметиона близ нее, основных перевалочных пунктов для западных купцов, шедших с караванами в Серу. Говоря о Герметионе, Птолемей уточняет, что тот находится в Скифии, вне Имава, рядом со страной Каса28 . Специальная литература характеризует три основных бытовавших варианта шелкового пути: северный, средний (Каратегинский) и южный. На начальном этапе изучения проблемы (в первой половине XIX в.) Каменную башню помещали в Ташкенте или Оше. Сторонники первой точки зрения (Ж. Алее, М. Рено, В. Сен-Мартен29 и др.) опирались на этимологию слова Ташкент ("Каменная крепость"), а также на данные в книге Бируни "Индия"30 . Э. Уилфорд, К. Риттер, А. Гумбольдт и К. Лассен31 отождествляли Каменную башню со священной горой Тахти-Сулейман в окрестностях Оша. Согласно этой теории, дорога, описанная Птолемеем, вела из Бактры в Самарканд и через Ташкент (или Ош) в Кашгар.

Когда к 1860-м годам эта точка зрения была отвергнута, на смену ей пришли теории о южном и среднем вариантах. Сторонники первого (Х. Юль в поздних работах, Х. Роулинсон, Ж. Пакье, В. Томашек, Й. Маркварт и А. Стейн в первых работах)32 помещали КахМенную башню у Ташкургана; у них птолемеев путь вел через Вахан и Ташкурган к Яркенду. В 1870-е годы К. Рихтгофен развил точку зрения, высказанную Х. Юлем в ранних работах33 : указанный путь из Балха вел на север, через Аму-Дарью близ Термеза, по долине Сурхан-Дарьи, вдоль Вахта через Каратегин и Алайскую долину в Кашгар34 . Каратегинский вариант был поддержан исследованиями Н, Северцева, М. Гренара и поздними работами А. Стейна35 . После новых и детальных изысканий А. Херрманна эта точка зрения стала господствующей36 . Поддержкой каратегинскому варианту послужили сведения Ибн-Русты в "Книге драгоценных ожерелий" (нач. X в.), где он упоминает область Кумед в верховьях Вашха37 , которую отождествляли с "горной страной комедов" Птолемея.

Вместе с тем данные китайских источников не гласят в пользу каратегинского варианта. Ведь из текста Птолемея явствует, что описанная им дорога из Бактрии через Комедские горы до Каменной башни и далее в Серу являлась единственным торговым путем с Запада на Восток. "Записки о Западных землях" из ханьских династийных хроник также свидетельствуют о том, что южный путь - единственная сухопутная трасса, соединяющая Ханьскую империю с Бактрией и страной Дацинь (Восточное Средиземноморье). Этот путь проходил через Хотан, Яркенд, район Вахана и Балх. Что касается дороги через Каратегин и Алайскую долину, то никаких сведений о движении по ней китайские источники не содержат.


28 Ibid., pp. 45 - 46.

29 Hage r Y. Description des medailles chinoises du Cabinet Imperial. P. 1805, pp 123 - 124; Reinaud M. Relations de voyages fait par les arabes et les persans dans l'Inde et la Chine. Vol. I. P. 1845, p. 160; Saint Martin V. de. Etude sur la geographie grecque et latine de l'Inde. P. 1860, p. 275.

30 Бируни А. Р. Избранные сочинения. Т. II. Ташкент. 1963, с. 271.

31 Wilford E. An Essay on the Sacred Isles in the West. - Asiatic Researches, 1808, vol. VIII, p. 323; Ritter K. Die Erdkunde von Asien. Bd. VII. Brl. 1837, S. 413; Humboldt A. L'Asie Centrale. P. 1847, p. 416; Lassen C. Indische Altertumkunde. Bd. III. Leipzig. 1859, S. 119.

32 Jule H. Notes on Hwen Thsang's Account on the Principality of Tokharestan. - Journal of the Royal Asiatic Society (JRAS), 1879, N 6, pp. 97 - 98; Rawlinson H. Monographe on the Oxus. - Journal of the Royal Geographic Society (JRGS), 1874, t. 42, pp. 496, 498, 504; Paquier J. B. Le Pamir. Etude de geographie physique et historique sur l'Asie Centrale. P. 1876, pp. 23 - 26; Tomaschek W. Centralasiatische Studien. Bd. I. Wien. 1877, S. 112; Marquart J. Wehrot und Arang. Leiden. 1938, S. Ill; Stein A. Sand-Buried Ruins of Khotan. Lnd. 1904, p. 67.

33 Jule H. Cathay and the Way Thither. Lnd. 1866, p. 149.

34 Richthofen K. Op. cit., S. 496 - 500.

35 Severtzov N. Etude de geographie historique sur les anciens itineraires a travers le Pamir. - Bulletin de la Societe de geographie, 1890, t. 11, N 13, p. 438; Jule H. Cathay, p. 149; Grenard M. Le Turkestan et le Tibet. Mission scientifique dans la Haute Asie. Vol. II. P. 1898, p. 17; Stein A. Ancient Khotan. Vol. I. Oxford. 1907, pp. 54 - 55; ejusd. Innermost Asia. Vol. II. Lnd. 1928, pp. 848 - 850; ejusd. On Ancient Central Asian Tracks. Lnd. 1933, p. 242.

36 Herrmann A. Die Alten Seidenstrafien zwischen China und Syrien. Brl. 1910.

37 Tomaschek W. Op. cit., S. 111.

стр. 91


Для совмещения, данных Птолемея и китайских текстов японским исследователем К. Сиратори была проделана большая работа. Он отверг каратегинский вариант и вернулся к южному. Важным аргументом явилось выяснение местонахождения Комеда, через который шла дорога к Каменной башне и области Каса с Герметионом. Сиратори доказал, что на Памире существовали две области с названием Комед: одна находилась в районе Дарваза, вторая - в Ваханской долине; название дарвазского Комеда появилось лишь в VII в., слово Комед в Ваханской долине восходит к первым векам н. э., когда составлялось "Географическое руководство". Далее. На основании "Описаний Западных земель" Сюаньцзана (VII в.) утверждалось, что Каса находилась в районе Кашгара. Сравнительное изучение исторических текстов и ранних буддийских сутр позволило Сиратори показать, что название Каса у Кашгара появилось только в VI веке. Данные же, содержащиеся в сочинениях Сунь Яня (IV в.), Дао Аня (IV в.) и других буддийских паломников, подтверждают, что с начала II в. н. э. и до первой половины V в. район Ташкургана носил название Каса по имени правившей там династии, следовательно, там же находились Герметион и Каменная башня38 .

"Записки о Западных землях" Сюаньцзана свидетельствуют, что Каменная башня Птолемея должна соответствовать Большой каменной скале (Дашияй) в районе современного Ташкургана; в 200 ли от скалы находилась Бэньжаньшэло (транслитерация санскритского "пинидсиба" - гостиница для приезжих). В легенде, приведенной Сюаньцзаном, говорится, что в древности на этом месте более 10 тыс. купцов с караванами были застигнуты бурей и погибли. В то время там жил великий архат (ученик Будды, святой). Он собрал товары, драгоценности погибших и на месте их гибели "основал гостиницы и постоялые дворы. Он накапливал деньги, покупал земли в окрестных странах и продавал дома в пограничных городах для того, чтобы помочь путешествующим. Поэтому и сейчас путешественники и купцы повсеместно получают помощь и поддержку"39 . Это скопление гостиниц и постоялых дворов можно отождествить с Герметионом Птолемея.

Объективными свидетельствами в пользу южного варианта служат археологические находки последнего времени. Раскопки в Ния от I - II вв. н. э. подтверждают роль Хотана как основного перевалочного пункта из Восточного Туркестана в Бактрию и Индию. Существенное место среди находок занимают предметы торговли: вывозившиеся на запад шелковые ткани и привозившиеся оттуда шерстяные ковры и гобелены, узорные и набивные хлопчатобумажные ткани, стеклянные изделия40 . Тексты на алфавите "кхарошти" гласят, что торговля шелком играла значительную роль в экономике оазиса, упоминают о привозе туда шелка купцами из Китая и о том, что шелк широко употреблялся местным населением41 .

Сведения о двустороннем движении по южному отрезку Шелкового пути содержат многочисленные наскальные надписи и вотивные рисунки, обнаруженные в верховьях Инда экспедицией К. Йеттмара и датируемые I - VIII вв. (большинство относится ко II - III вв.). Оставленные воинами, кушанскими, согдийскими, хотанскими и китайскими купцами, художниками, монахами и паломниками, они являются как бы регистрационной книгой проезжавших по Шелковому пути42 . Движение по бактрийскому участку южной дороги зафиксировано также находками в Тилля-тепе (I - II вв.) и Беграме (III в., Афганистан). Среди них выделяются эллинистические


38 Shiratori K. On the Tsung-ling Traffic Route Described by C. Ptolemaeus. - MRD TB, 1937, N 16, pp. 1, 14 - 15, 22 - 27.

39 Сюань Цзан. Описания западных земель в период Великой Тан. Пекин. 1955, цз. 12, с. 12а -13а (на кит. яз.).

40 Ши Шуцин. О находках в Ния, уезд Миньфын, провинция Синьцзян. - Материальная культура, 1964, N 7 - 8, с. 20 - 27 (на кит. яз.); Сычоу Чжилу. Шелковый путь. Тканые изделия периодов Хань - Тан. Пекин. 1972, таб. IV - XVI (на кит. яз.).

41 Нагасава К. Изучение истории шелкового пути. Токио. 1979, с. 133 - 135 (на яп. яз.).

42 Yettrnar K. Neuen Felsbilder und Inschriften in der Nordgebilder Pakistan. - Allgemeine und vergleichende Archaeologie, Beitrage, 1980, Bd. 2, S. 151 - 159; Humbach H. Die sogdischen Inschriftenfunde von oberen Indus (Pakistan). Ibid., S. 201 f.

стр. 92


вещи (ювелирные изделия, бронза, стекло, гипсовые печати, монеты), индийские памятники (резная кость) и китайские (зеркала, лаки, ювелирные изделия)43 .

Что касается северной дороги, то данные "Записок историка" и ханьских династийных хроник позволяют проследить его направление вдоль южных склонов Тянь-Шаня, через Ферганскую долину и Среднеазиатское междуречье до низовьев Волги. Среди античных авторов некоторые данные о северном пути содержатся у Плиния (I в. н. э.), где говорится, что савроматы, живущие на Северном Кавказе, имеют торговые связи через Пролив (Нижняя Волга) с абзоями на восточном берегу и что абзои состоят из множества племен с различными названиями44 . В свою очередь, Хэсу (древнее чтение: Хапецо) является близкой передачей Abzo45 .

Детальное описание прикаспийских и закаспийсккх стран у Птолемея предполагает наличие активной деятельности на северной дороге в первые века н. э. Птолемей в качестве источника использовал путеводитель с данными о маршруте от Азовского моря через Хорезм на юго-восток. Предполагать его существование заставляет тот факт, что при наличии сравнительно точных данных об областях к северу от Каспия, сведения о самом Каспии и устьях впадавших в него рек и лежавших там пунктов страдают неточностями. Хотя Птолемей ничего не знал о дельте Волги, он сообщал точные сведения о ее русле, впадении в нее р. Камы, о Риммийских (Южный Урал) и Норосских (Мугоджары) горах, верховьях рек Римм (Узень), Даикс (Урал) и Иаст (Эмба)46 . Подобно тому, как для древних греков Степной путь был главным источником поступления шкур и пушнины, так для древних китайцев северная дорога была их Меховым путем. В Ханьской империи особенно ценились соболя из страны Янь на Южном Урале и в бассейне Камы47 . Часть мехов, попадавших в Восточный Туркестан, перевозилась по южному пути в Индию, а оттуда на кораблях - в Римскую империю48 .

Данные письменных источников о торговых связях по северному пути тоже дополняются археологическими находками, связанными с двумя регионами: Ферганской долиной (с примыкающими к ней областями Тянь-Шаня, Алая и Ташкента) и районом обитания сарматов. Древняя Давань была транзитным центром на северном пути. В руках местного населения скапливалось много товаров из Ханьской империи, прежде всего шелковых тканей, бронзовых зеркал, монет "ушу". Во II - III вв. эти связи возросли, как свидетельствуют находки в могильниках долины Исфары, Западной Ферганы, Кетмень-тюбе и Кенкола49 . Шелковые ткани и бронзовые зеркала проникали по северному пути в район Нижней Волги и Северное Причерноморье50 . Находки зеркал II в. до н. э. служат косвенным подтверждением того, что на раннем периоде связей путь через степи Евразии имел более важное значение, чем южная дорога, активная деятельность на которой восходит к I в. до н. э.

Интересные сведения о торговых путях в Центральной Азии V - VII вв. содержатся в жизнеописании Пэй Цзюя (история династии Суй 589 - 621 гг.). Созданные Пэем "Описания и карты Западных земель" утеряны, но из них сохранились в жизнеописании выдержки, одна из которых гласит: "От Дуньхуана к Западному морю идут три дороги, и у каждой дороги имеются ответвления. Северная дорога из Хами проходит у озера Баркуль, племя Тэле, ставку тюркского кагана (близ оз. Иссык-Куль), идет через Люхэшуй, доходит до Византии и достигает За-


43 Hackin Y. Nouvelles recherches archeologiques a Begraai, Vol. I - II. P. 1954; Sarianidi V. Bactrian Gold. Leningrad. 1984.

44 Plin. Nat. Hist. VI, 17.

45 Teggart E. J. Rome and China. Berkeley. 1939, pp. 200 - 201; Shiratori K. A New Attempt at the Solution of the Fulin Problem. - MRD TB, 1956, N 15, pp. 230 - 232.

46 Ельницкий Л. А. Знания древних о северных странах. М. 1961, с. 200 - 203.

47 Чэнь Чжутун. Экономические и культурные связи обеих Хань с западными землями и другими территориями. Шанхай, 1957, с. 6 (на кит. яз.).

48 Псевдоарриан. Ук. соч., с. 275.

49 Литвинский Б. А. Курганы и курумы Западной Ферганы. М. 1970; его же. Орудия труда и утварь из могильников Западной Ферганы. М. 1970.

50 Синицын И. В. Сарматская культура Нижнего Поволжья. - Советская археология (СА), 1946, N VIII, с. 92, рис. 26; Лубо-Лесниченко Е. И. Древние китайские шелковые ткани и вышивки V в. до н. э. - III в. н. э. в собрании Государственного Эрмитажа. Л. 1961, с. 29 - 30, табл. IX.

стр. 93


падного моря. Средняя дорога из Турфана через Карашар, Кучу, Тэле и далее через Памир проходит через Кабудан, Ура-Тюбе, Бухару, Самарканд и Мерв, доходит до Ирана и достигает Западного моря. Южная дорога из района Лобнора идет через Хотан, Каргадык, Ташкурган, Памир и далее через Вахан, Тохаристан, эфталитов, Бамиан, Газни ведет в Северо-Западную Индию и достигает Западного моря. От каждой страны также отходят дороги, которые в свою очередь пересекаются на юге и севере. Таким образом, следуя (по этим дорогам), можно попасть в любое место. Поэтому известно, что Хами, Турфан и Лобнор являются воротами на Запад"51 .

Сравнивая пути, описанные Паем, с более ранними сведениями, находим здесь ряд изменений. Связи с далеким Причерноморьем, проходившие ранее через Кашгар и Ферганскую долину, шли теперь через Хами, Талас к низовьям Волги. Средний путь, совпадавший в первой половине со старым северным путем, далее поворачивал на юго-запад к Мерву и вел через Сасанидский Иран и Армению в Константинополь. Южный путь у Пэя полностью совпадал с южной дорогой ханьских династийных хроник. В описании северного пути у Пэя нашло отражение возобновление торговых связей по древней дороге из восточнотуркестанских и согдийских центров к Черноморскому побережью. Возобновление движения по этой дороге явилось следствием изменившейся политической ситуации на Шелковом пути. Блокирование Сасанидским Ираном транзитной торговли шелком вызвало поиски обхода. Новый путь, проложенный тюрко-согдийскими и византийским посольствами, вел, по сведениям Меандра, из городов Согда и ставки тюркского кагана "через реку Оих" (Сыр-Дарья) мимо "известного великого и широкого озера" (Аральское море), далее "через трудные места" до р. Иха (Эмба), Даиха (Урал) и "разными болотами" до владений Аттилы (Волга). Достигнув Алании "по Даринской дороге", путь шел до р. Фазиса (Рион) и оканчивался в Трапезунде52 .

Для изучения торговых связей по этому пути имеют значение находки из могильника Мошевая балка (Северный Кавказ). Как они свидетельствуют, начавшаяся во второй половине VI в. торговля продолжалась тут до конца VIII века. В т. н. погребении китайского купца были обнаружены китайские тексты (обрывки художественных произведений, бухгалтерские записи)53 . Свидетельством торговых связей VII - начала VIII в. по средней дороге через Самарканд служат находки на горе Муг, в могильнике Астана (Турфан) и замурованной пещере дуньхуанского монастыря в Китае множества шелковых тканей китайского и согдийского производства54 . В VII в. в системе торговых путей Центральной Азии происходят изменения: наряду с северным путем, описанным Пэем, появляется более короткий, связывавший Восточный Туркестан с Семиречьем. Как указывает династийная хроника "Синь Таншу", он шел через Аксу, Бедельский перевал и к оз. Иссык-Куль55 . Сведения о караванной торговле в начале VIII в. между Кучой и Алмалыком (бассейн р. Или) содержатся в документах, обнаруженных в могильнике Астана56 .

О роли Сасанидского Ирана в международной торговле V - VII вв. свидетельствуют находки в Восточном Туркестане и Китае серебряных сасанидских монет. Как правило, они обнаружены в главных торговых центрах Шелкового пути. Их анализ позволяет сделать выводы о системе торговых связей. 76 сасанидских монет из Синина, выпущенные при Перозе (459 - 484 гг.), свидетельствуют о роли Синина как транзитного центра. Наряду со старой дорогой через ганьсуйский корридор, в V - VI вв. существовал путь из Цзиньюаня через Ланчжоу и Синин на северо-запад, в Чжанъе,


51 История династии Суй, цз. 67, с. 502 (на кит. яз.).

52 Византийские историки. СПб. 1860, с. 350 - 384.

53 Иерусалимская А. А. О северокавказском "шелковом пути" в раннем средневековье. - СА, 1967, N 2, с. 64 - 72; ее же. "Великий шелковый путь" и Северный Кавказ. Л. 1972, с. 5 - 7.

54 Винокурова М. П. Ткани из замка на горе Муг. - Известия Отделения общественных наук АН ТаджССР. 1957, N 14; Иерусалимская А. А. К сложению школы художественного шелкоткачества в Согде. В кн.: Средняя Азия и Иран. Л. 1972, с. 47 - 55.

55 Новая история Тан, цз. 43б, с. 336 (на кит. яз.).

56 Сато Г. Изучение истории древнекитайского шелкоткачества. Т. 2. Токио. 1978, с. 508 (на яп. яз.).

стр. 94


где он сливался со старой дорогой, ведшей на Запад. Этим путем прошли в Индию китайские паломники Фа Сянь, Тан Уцзе (V в.) и Сунь Юнь (VI в.)57 .

Находки византийских монет в Восточном Туркестане и Северном Китае датируются V - VI веками. Основная их часть попала на восток по северному пути, проложенному Менандром и согдийскими купцами58 . Являясь международной валютой, сасанидские и византийские монеты V - VI вв. имели широкое хождение в Восточном Туркестане и Западном Китае. Как свидетельствует хроника династии Суй, "в провинциях, расположенных к западу от Хуанхэ, иногда употребляют золотые (т. е. византийские) или серебряные (т. е. сасанидские) монеты из Западных земель, что не запрещено правительством"59 . Многочисленные тексты из Дуньхуана и Турфана, обнаруженные экспедициями А. Стейна и Хуан Вэньби, указывают, что сасанидские и византийские монеты широко употреблялись в то время при различных торговых сделках60 .

Одна из особенностей торговых связей на Шелковом пути заключалась в том, что они нередко выступали в завуалированной форме, под видом обмена дипломатическими миссиями. О процветании подобной торговли уже в начале функционирования Шелкового пути свидетельствует следующий отрывок из "Жизнеописания Чжан Цяня": "Вначале был основан округ Цзюйцюань для установления связей с северозападными странами. Вследствие этого увеличилось число посылаемых посольств, которые доходили до стран Аньси (царство Аршакидов), Яньцай (Нижняя Волга и Приуралье), Лисянь (римский Восток), Тяочжи (Таоке) и Шэньду (Северная Индия). Посольства на дорогах могли видеть друг друга. Одно большое посольство насчитывало несколько сот человек, а малое - сто с лишним. Дары, которые они брали с собой, сходны с теми, которые посылались во времена Чжан Цяня61 . Те, которые уходили далеко, возвращались лет через восемь-девять, а ближние - через несколько лет... Когда посольство возвращалось, неизбежно выяснялось, что посланцы по дороге грабили или разворовывали товары. Посланцы были людьми из бедных семей, которые рассматривали государственные подарки и товары как собственные и искали возможность купить товары в чужеземных странах по дешевой цене, чтобы извлечь выгоду по их возвращении в Китай"62 .

Аналогичной была картина в посольствах, прибывавших в Китай с Запада. Так, в правление Чэнди (32 - 7 гг. до н. э.) Цзибинь (Кашмир) прислал посольство с дарами. Император намеревался послать ответное посольство и дать сопровождение цзибиньской миссии при ее возвращении. Однако придворный сановник Ду Цинь направил императору послание, в котором говорилось: "Среди тех, кто приносит дары, отсутствуют члены правящей семьи или знать. Это все купцы или люди низкого происхождения. Их намерение - обмениваться товарами и вести торговлю под предлогом представления даров"63 . Подобная "дипломатическая торговля" продолжалась и в более позднее время. По данным "Вэйшу", в 507 г. Сулэ (Кашгар) дважды присылал посольства с дарами. В 511 г. из страны Ганьда пришли одно за другим три посольства с дарами, из стран Учжан (Удаяна), Цзяшими, Бугоша, Поби - по два посольства. В 517 г. по три посольства послали Дифоло и Цзибинь (Кашмир). Под ширмой этих посольств прибывали обычно торговые караваны64 .


57 Ся Най Обзор сасанидских монет, найденных в Китае. - Вестник археологии, 1974, с. 91 - 110 (на кит. яз.); его же. Сасанидские серебряные монеты, обнаруженные в Сикине, пров. Цинхай. В кн.: Сборник статей по археологии. Пекин. 1964, с. 129 - 134 (на кит. яз.).

58 Ся Най. Золотая византийская монета, найденная в могиле периода династии Суй. - Византийский временник, 1962, N XXJ, с. 179 - 182; его же. Связи между Китаем и Византией в период средневековья. - Всемирная история, 1980, N 4, с. 3 - 4 (на кит. яз.).

59 История династии Суй, цз. 24, с. 226.

60 Окадзаки Т. Культурные связи между Западом и Востоком по данным археологии. Токио. 1973, с. 264 - 265 (на яп. яз.).

61 В "Жизнеописании" читаем, что Чжан Цянь брал с собой золото, драгоценности и шелковые ткани, которые стоили громадные суммы.

62 Записки историка, цз. 123, с. 1131 (на кит. яз.).

63 История Ранней Хань, цз. 96а, с. 1275.

64 Фан Xао. Ук. соч. Т. I, с. 214 - 216.

стр. 95


Еще на раннем этапе существования Шелкового пути "дипломатическая торговля" приняла значительные размеры. Во 2 г. до н. э. ханьским правительством было послано гуннам 84 тыс. кусков шелковых тканей и 74 тыс. цзиней (тогда цзинь был равен 221 г) шелковой ваты65 . В результате осуществлялось насыщение центральноазиатских рынков. Еще в конце II в. до н. э. в Давани (Фергана) и других государствах на северном пути имелся "избыток китайских товаров"66 . В свою очередь, по свидетельству "Дискуссии о соли и железе" (I в. до н. э.), в Ханьскую империю "мулы, ослы и верблюды непрерывно идут через границу. Хань становится владельцем обычных лошадей, лошадей в яблоках, гнедых и скакунов. Меха соболей, сурков, лисиц, барсуков, окрашенные ковры-цюйсоу и декоративные покрывала-дабэй пополняют императорскую сокровищницу"67 . Наряду с "дипломатической" на Шелковом пути бытовали и другие виды торговли. В Восточном Туркестане и Западном Китае существовали "лагерные рынки", "рынки на заставах" (иноземные рынки) и обычные городские рынки68 .

Вследствие усиления торговых связей в период Восточной Хань (25 - 220 гг.), "посланцы и проводники двигались непрерывно в обоих направлениях, иноземные купцы и коробейники приезжали ежедневно к границе для торговли"69 . По данным "Хоу Ханыну", уже в I в. н. э. иноземные купцы проникают по Шелковому пути в столицу империи г. Лоян. В 58 г., когда умер император Гуанъу, купцы из Западных земель возвели храм и совершали жертвоприношения по усопшему70 . Увеличившийся приток купцов из Западных земель привел к тому, что в период ранней Вэй (III в. н. э.) дуньхуанский губернатор Цан Цы выдавал специальные разрешения купцам, направлявшимся в Лоян для торговли71 . Эта система разрешений была впоследствии унаследована при династиях Суй и Тан72 . О расцвете международной торговли на Шелковом пути в VI в. повествуют "Записки о монастырях Лояна": "От гор Цунлина (Памир) и далее на запад до страны Дацинь (Византия) из сотен стран и тысяч городов не было таких, кто не хотел бы прибыть сюда. Иноземные купцы и приезжие барышники день за днем стремятся к заставам... Тех, кто поселяется в столице, невозможно счесть. Все труднодоступные товары Поднебесной имеются здесь"73 . Нечто подобное наблюдал в 630-е годы Сюаньцзан, направляясь в Индию: "Нет таких крупных городов, примыкающих к Хэси (области западнее Хуанхэ), где не двигались бы безостановочно в разных направлениях западные иноземцы, купцы с подручными, торговые компании многих стран"74 .

Значительная роль в торговле на Шелковом пути принадлежала согдийцам. Их проникновение в Восточный Туркестан и Западный Китай относится к IV - III вв. до н. э. Значительные согдийские колонии и поселения зафиксированы на главных центрах караванной торговли Средней Азии, Восточного Туркестана и Северного Китая с первых веков н. э. Письменные сведения о согдийской общине на узловом пункте Шелкового пути - в Дуньхуане восходят к IV веку. По данным согдийских "старых писем", она насчитывала не менее 1 тыс. человек. Значительные согдийские колонии находились также в таких торговых центрах Западного Китая, как Лянчжоу и Сучжоу75 . Эти колонии продолжали вести активную торговую деятельность и в Танское время. Значительное число согдийских торговцев жило и в танской столице г. Чанъань76 . По южному пути согдийские караваны шли через Па-


65 Сато Г. Ук. соч. Т. 1, с. 429.

66 Записки историка, цз. 123, с. 1132.

67 Gale E. M. The Discourses on Salt and Iron. Leiden. 1931, pp. 14 - 15.

68 Ying-shi Yu. Trade and Expansion in Han, China. Berkeley. 1967, pp. 94 - 96.

69 История Поздней Хань, цз. 118, с. 1097 (на кит. яз.).

70 Ying-shi Yu. Op. cit., p. 212.

71 История трех царств, цз. 16, с. 213 (на кит. яз.).

72 Шефер Э. Ук. соч., с. 40 - 47.

73 Записки о монастырях Лояна с комментариями. Пекин. 1958, с. 67 (на кит. яз.).

74 Сюань Цзан. Ук. соч., цз. 8, с. 4.

75 Henning W. The Date of Sogdian Ancient Letters. - Bulletin of the School of Oriental and African Studies (BSOAS), 1948, vol. XII, pt. 3 - 4, pp. 606 - 612; Enoki K. Sogdiana and the Hsiung-nu. - Central Asiatic Journal (CAJ), 1956, N 1, p. 44.

76 Чугуевский Л. Н. Новые материалы к истории согдийской колонии в районе Дуньхуана. В сб.: Страны и народы Востока. Вып. X. М. 1971, с. 147 - 150; Шефер Э. Золотые персики Самарканда, с. 37, 39.

стр. 96


мир в Северную Индию, о чем свидетельствуют наскальные согдийские надписи. В главном центре южного пути Шаньшане (близ оз. Лобнор) в первой половине VII в. выходцами из Самарканда была основана колония из нескольких поселений77 . Тексты из Астана и Караходжа свидетельствуют о том же и позднее.

Проникновение буддизма в Северный Китай явилось результатом торговых контактов по Шелковому пути. На связь буддийской пропаганды с торговой деятельностью указывает тот факт, что буддийская религия в Китае начала распространяться в среде знати, покупавшей предметы роскоши из Западных земель и попадавшей под влияние иноземной культуры78 . Первые буддийские общины появились в Лояне, где находилась главная колония иноземных купцов. Непосредственную роль западного купечества в распространении буддизма в Китае подтверждает биография парфянского торговца Ань Сюаня, прибывшего в 181 г. с торговой миссией в Лоян и ставшего членом буддийской общины, основанной парфянским проповедником Ань Шигао. Сыном согдийского купца был и буддийский проповедник III в. Кан Сэнхуэй79 . Данные о путях паломников из Китая в Индию содержат "Жизнеописания известных монахов, ищущих Закона в Западных землях в период Великой Тан" Ицзина от второй половины VII века. Из упомянутых им 65 лиц 14 воспользовались для путешествия в Индию путями через Восточный Туркестан, 8 прошли через Тибет и Непал, 41 паломник плыл морским путем мимо Малакки и Цейлона, сведений о двух монахах нет. Что касается обратного пути, то, судя по сохранившимся жизнеописаниям 24 монахов, Шелковым путем прошло через Восточный Туркестан 9, через Непал и Тибет - 5, морским путем воспользовались 1080 . Отсюда вытекает вывод о начавшемся усилении морских связей в ущерб сухопутным. Усиление этого процесса наряду с политическими факторами привело к угасанию в VIII в. активной торговой деятельности на Шелковом пути.

Дорога через безбрежные пространства Центральной Азии была для торговых караванов нелегкой. На южной дороге особую трудность для путников представляла безжизненная пустыня в районе Лобнора, названная "Барханы белого дракона". О ней в династийной хронике "Бэйши" сказано следующее: "К северо-западу от Черченя на несколько сот ли - сыпучие пески. В летнее время там дуют ветры, приносящие путешественникам бедствия. Старые верблюды, когда поднимается этот ветер, начинают кричать, собираются вместе и прячут морды в песок. Люди считают это предостережением и сразу же накрывают рот и нос шерстяными тканями. Этот ветер быстро проходит, однако тот, кто не накроется, может погибнуть"; другая безжизненная пустыня находилась на новой северной дороге от Дуньхуана к Турфану; в "Чжоушу" говорится: "Всю дорогу от Дуньхуана к этой стране вокруг пески и скалы, и невозможно точно определить дорогу и расстояния. Лишь по скелетам людей и животных, да по конскому и верблюжьему помету возможно определить (путь)"81 . После того, как пустыни остались позади, путешественников, шедших на запад, ждал полумесячный переход через Памирское нагорье. Эта дорога - "очень тяжелая для странствия... Скалы вздымаются вверх на громадную высоту. Если человек посмотрит вниз, то у него кружится голова, и если он захочет пойти дальше, то не найдет места, куда поставить ногу"82 .

Несмотря на громадные расстояния, безводные пустыни и труднопроходимые горы, в обоих направлениях по Шелковому пути двигались караваны. Переходы через Центральную Азию были возможны благодаря многовековым традициям населения оазисов Сериндии. Местные жители с глубокой древности разводили двугорбых верблюдов бактрийской породы, "кораблей пустыни", незаменимых для дальних переходов. В источниках неоднократно встречаются упоминания о множестве верблюдов во владениях Шаньшань (район оз. Лобнор), Цюцы (Куча) и Канцзюя (Среднеазиатское междуречье). Особенно славились верблюды Карашара и Кучи, располо-


77 Giles L. A Chinese Geographical Text of the Ninth Century. - BSOAS, 1930, vol. VI, p. 827.

78 Ying-shi Yu. Op. cit., pp. 212 - 215.

79 Zurcher E. The Buddhist Conquest of China. Leiden. 1959, p. 23.

80 Hагасава К. Ук. соч., с. 502 - 505.

81 История северных [царств], цз. 97, с. 868 (на кит. яз.).

82 Fa-hsien. A Record of the Buddhist Countries. Peking. 1957, p. 23.

стр. 97


женных на северной дороге83 . Транспорт и перевозки вообще были тогда одной из центральных проблем в оазисах Восточного Туркестана. Сведения о них в лежавшем на южной дороге государстве Раурана (Лоулань) III - IV вв. дают тексты на кхарошти. Там существовала четко организованная транспортная служба. В каждом крупном оазисе имелись станции для отдыха и смены верблюдов. Для послов и лиц, выполнявших государственные поручения, держали особо быстрых животных84 . Подобная же система существовала на северной дороге.

Состав предметов торговли, перевозимых по Шелковому пути, сформировался еще в начале его функционирования и оставался затем почти неизменным длительное время. Главным товаром был именно шелк. Благодаря своей легкости, компактности, громадному спросу и дороговизне он являлся идеальным предметом торговых перевозок на далекие расстояния. Население Восточного Туркестана было знакомо с шелком еще в X - III вв. до н. э. В IV в. до н. э. шелковые ткани проникают в Индию85 . Со II в. до н. э. шелк получил широкое распространение в Парфии, и в первой половине I в. до н. э. из него изготовляли там боевые знамена86 . Тогда же он проник в Александрию - главный торговый центр Восточного Средиземноморья. Как известно, египетская царица Клеопатра изготовляла из шелка роскошные одеяния87 . С этого времени количество шелковых тканей, привозимых в Римскую империю из далекой Серы, непрерывно возрастало88 . В первые века н. э. в Риме существовал специальный рынок для продажи шелка89 . В 380 г. Аммиан Марцеллин писал, что "употребление шелка, которое некогда было ограничено знатью, теперь распространилось во всех слоях общества, даже у самых низких"90 . В 408 г. король вестготов Аларих при осаде Рима потребовал от его жителей в качестве выкупа 4 тыс. шелковых туник91 .

На далекий Запад поступали главным образом гладкие ткани типа тафты, репса, тонкие камчатные и газовые ткани. Значительная их часть перерабатывалась в мастерских Сирии и Египта92 . Образцы таких тканей обнаружены при раскопках в Пальмире93 . Вскоре после появления транзитного торгового обмена по Шелковому пути наметилось распространение шелководства из Китая на Запад. Ранние сведения об этом относятся к I в. н. э. и связаны с Хами - самым восточным среди оазисов Туркестана. В династийной хронике Поздней Хань говорится: "Земля в Хами пригодна для посева злаков, а также для разведения шелковичных червей, коконов и виноградарства"94 . Косвенные данные о шелководстве в Турфанском и Карашарском оазисах содержатся в "Чжоушу" (557 - 581 гг.)95 .

Находки последних лет в могильниках Астана и Караходжа (Турфан) дополняют сведения хроник. В могильнике Караходжа обнаружена долговая расписка, где говорится, что некий Ану взял в долг у Чжай Шаоюаня кусок яньцынской (карашарской) полихромной ткани, изготовленной в Турфане96 . Такие ткани выделывались в казенных мастерских, обслуживавших правящую верхушку. О существовании в Турфане V в. этих мастерских свидетельствует найденный там же другой документ97 . Помимо Турфана такие центры производства были в Кашгаре и Куче98 .


83 Чэнь Чжутун. Ук. соч., с. 14 - 15; Schafer E. H. The Camel in China down to the Mongol Dynasty. - Sinologica, 1950, vol. 2, pp. 165 - 194, 263 - 290.

84 Нагасава К. Ук. соч., с. 215 - 227.

85 Strabo. XV, 705; Herrmann A. Das Land, S. 25.

86 Boulnois L. La route de la soie. P. 1963, pp. 11 - 13.

87 Tarn W. W. The Hellenistic Civilization. Lnd. 1927, pp. 256 - 257.

88 Boulnois L. Op. cit., pp. 11 - 13.

89 Hudson C. F. Op. cit., p. 68.

90 Ammianus. XXIX, 2, 1.

91 Zosimus. V, 11, 4.

92 Пигулевская Н. В. Города Ирана в раннем средневековье. М.-Л. 1956, c. 225 - 228

93 Pfister R. Textiles de Palmyre. T. I. P. 1934, pp. 45 - 46, 54, 60; t III. 1940, pp. 20, 29, 30.

94 История Поздней Хань, цз. 118, с. 1091.

95 История [северной] Чжоу, цз. 50, с. 259 (на кит. яз.).

96 Краткий отчет о раскопках могильника Турфан-Караходжа. - Материальная культура, 1978, N 6, с. 5; Краткие данные о документах периодов Цзинь - Тан из Турфана. - Там же, 1977, N 3, с. 22 (на кит. яз.).

97 Краткие данные о документах периодов Цзинь - Тан из Турфана, с. 23.

98 Краткий отчет о раскопках могильника Турфан-Караходжа, с. 5, 8 - 9.

стр. 98


Буддийский паломник Сюаньцзан, посетивший в 630 - 640-е годы оазисы Восточного Туркестана, приводит такой рассказ о проникновении шелководства в Хотанский оазис: владетель Хотана женился на дочери соседнего владыки; она тайком принесла с собой яйца шелковичных червей и ввела в Хотане шелководство". Как указывает Цзи Сяньлин, это событие имело место в 419 году 100 . В V в. культура шелководства достигла Мерва, оттуда к VI в. проникла в Гурган у юго-восточного побережья Каспия101 . Осуществлялось быстрое распространение этой культуры вдоль западной половины Шелкового пути. Сложилась согдийская школа шелкоткачества102 . Во второй половине VI в. новая культура проникла в Византию, сведения о чем сохранились в сочинениях "Война с готами" Прокопия, "Анналах" Зонария и "Выписках" Феофана Византийского. По велению императора Юстиниана некие монахи (согласно Феофану - какой-то перс) из Сериндии тайком привезли в Византию яйца шелковичных червей, после чего там и возникло производство шелка103 . Как доказал Р. Хеннинг, описанные события произошли в 550-е годы104 . Таким образом, вырисовываются контуры длительного и сложного процесса распространения шелководства и шелкоткачества. Длившееся в течение полутысячелетия явление можно рассматривать как одно из крупных событий в истории культурного обмена народов Евразии. Этот процесс носил двоякий характер. Новые центры шелководства, в свою очередь, оказали обратное влияние на развитие художественного ткачества в самом Китае, вызвав изменения в изготовлении тканей105 .

После установления торговых контактов с Центральной Азией и Восточным Средиземноморьем по Шелковому пути стали поступать в Китай разнообразные шерстяные изделия, для наименования которых употреблялись иранские и арабские названия106 . Эти привозные изделия производили большое впечатление на китайцев, не знакомых с техникой обработки шерсти и льна, ковровым производством и гобеленовым плетением. В III в. У Ваньчжэнь с восторгом писал: "Покрывала-цюйсоу изготовляются из овечьей шерсти, а также из шерсти различных животных. [На них] изображают животных и людей, травы, деревья и облака, а также помещают попугаев. Если смотреть на них издали, то они как будто летают"107 . По свидетельству "Дискуссии о соли и железе", привозные ковры и покрывала были широко распространены среди богатой прослойки в Ханьской империи108 .

В древнем Китае высоко ценились парфянские гобеленовые ткани и ковры. Из Северной Индии вывозились ковры-цюйсоу и покрывала-датэн, "тонкой выделки и очень красивые"; сохранились отрывки писем составителя династийной хроники Старшей Хань Бан Гу к его брату, полководцу Бань Чао. В одном отрывке говорится о желании военачальника Доу Сяна через посредников купить за 800 тыс. монет 10 с лишним кусков юэчжиских (кушанских) шерстяных гобеленовых изделий109 . Вот яркий комментарий к небезызвестным жалобам римлянина Сенеки на громадную стоимость шелка на италийских рынках. Восторг и изумление вызывали на Дальнем Востоке "пятицветные и девятицветные ковры-датэн" из Дациня (Восточное Средиземноморье), преимущественно из сирийских мастерских. Как гласит "Краткое описание Вэй" (III в.), вытканные там "ковры-цюйсоу, ковры- датэн, гобелены-цзи, покрывала-чжан по своей яркости и красочности превосходят все изделия стран к востоку от Моря (Персидского залива)"110 . Находки шерстяных тканых


99 Сюан Цзан. Ук. соч., цз. 12, с. 20 а-б.

100 Ван Пиншэн. Западные земли в период Хань - Цзинь и отечественная цивилизация. - КГСБ, 1977, N 1, с. 23 - 42.

101 Массой М. Е. Фрагмент из истории распространения в древности шелкопряда (Bombyx mori). В кн.: Белек. Фрунзе. 1946, с. 47 - 51.

102 Иерусалимская А. А. К сложению школы.

103 Yule H. Cathay. Vol. I, pp. LIX - LX; Византийские историки, с. 493.

104 Byzantinische Zeitschrift, 1933, Bd. 33, S. 309 - 310.

105 Textiles in the Shosoin. Vol. II. Tokyo. 1964, pp. XXI - XXXIII.

106 Чэнь Чжутун. Ук. соч., с. 7.

107 Высочайшее обозрение годов правления Тайпин. Пекин. 1960, цз. 708, с. 3157 (на кит. яз.).

108 Gale E. M. Op. cit., p. 15.

109 Высочайшее обозрение годов правления Тайпин, цз. 816, с. 3631; цз. 708, с. 3157 (на кит. яз.).

110 Hirth F. Op. cit., pp. 71 - 72.

стр. 99


и вышитых покрывал, гобеленовых тканей и паласов в Восточном Туркестане (Лоулань, Хотан, Миран), Северной Монголии (Ноин-ула) и Ферганской долине (Карабулак) дают представление о многообразии и высоких художественных достоинствах шерстяных изделий, поступавших по Шелковому пути с Запада111 .

Значительный прогресс в стеклоделии, имевший место в Сирии в первые века н. э., способствовал широкому распространению стеклянных изделий на Шелковом пути. Многочисленные находки привозного стекла зафиксированы в Нисе (Туркмения, последние века до н. э.), древних поселениях Хорезма, Афросиабе (Самарканд) I - II вв. н. э., тяньшаньских и алайских могильниках с катакомбными и подбойными сооружениями112 . Находки высокохудожественных стеклянных изделий сделаны в Тилля-тепе (I в.) и Баграме (II - III вв.)113 . Коллекции Эрмитажа тоже содержат большое количество стеклянных изделий из оазисов Восточного Туркестана (Кучи и Турфана). Многие находки из Хотанского оазиса и Лоуланя имеют прямые аналогии среди античных стеклянных изделий I - IV веков. Карта находок свидетельствует, что стеклянные изделия поступали на Восток и традиционным Шелковым путем, и Северным путем через греческие колонии Причерноморья, местообитание сарматов и Хорезм. В I - VIII вв. Шелковый путь жителей Средиземноморья одновременно был и Стеклянным путем для Центральной Азии и Китая.

Об интересе древних китайцев к стеклянным изделиям сирийских мастерских гласит "Краткое описание Вэй", где в числе дациньских товаров описаны 10 разновидностей стекла (бледно-красное, белое, черное, зеленое, желтое, синее, темно-синее, цвета индиго, розовое и пурпурное)114 . О большом впечатлении, которое производили средиземноморские стеклянные сосуды на китайцев, свидетельствует "Ода о загрязненной стеклянной чаше" Фу Сяня (IV в.), где автор сравнивает красоту этой чаши с весенним днем, чистоту - с зимним льдом, воспевает свободу и необычность ее формы. Поэт Шань Ни в оде, посвященной стеклянному сосуду, описывает его долгий путь через опасные пески Люша (Такламакан) и крутые горы Цунлин (Памир)115 . В результате археологических раскопок на территории Китая за последние десятилетия найдено немало привозных (сирийских, из Месопотамии и Ирана) стеклянных сосудов IV - VIII веков116 . Из Китая они перевозились в Корею и в Японию, о чем свидетельствуют материалы императорской сокровищницы Сёсони117 . В V в. в Северном Китае осваивалась технология изготовления стеклянных изделий. "После этого стеклянные изделия стали в Китае значительно дешевле"118 .

Шелк и бронзовые зеркала, которые поступали на Запад, шерстяные и стеклянные изделия, перевозимые на Восток, составляли не менее трех четвертей общего объема торговли на Шелковом пути. Вместе с тем перечень всех предметов торговли весьма внушителен. Представление о них можно получить по классическим работам Б. Лауфера и Э. Шефера119 . Главным же итогом тысячелетней торговой активности на Шелковом пути был взаимный обмен духовными и материальными ценностями, что оказало затем влияние на всю культуру народов Евразии.


111 Stein A. Serindia, pi, CXI, XXXVII; Stein A. Innermost Asia, pi. XXXIII, L.XXXVII, XLIV; Памятники материальной культуры, обнаруженные в Синьцзяне. Пекин. 1975, табл. 33 - 34 (на кит. яз.); Руденко С. И. Культура гуннов и Ноинулинские курганы. М.-Л. 1962, с. 97 - 110; Лубо-Лесниченко Е. И. Тканые узоры. В кн.: По следам памятников истории и культуры Кыргызстана. Фрунзе. 1982, рис. 28 - 30.

112 Пташникова И. В. Украшения позднеантичного Хорезма по материалам раскопок Топрак-кала. В кн.: Труды Хорезмской археолого- этнографической экспедиции. Т. 1. М. 1952, с. 105 - 134; Литвинский Б. А. Украшения из могильников Западной Ферганы. М. 1973, с. 93 - 172; Абебеков А. Античная чаша на Алае. В кн.: По следам памятников истории и культуры Кыргызстана, с. 33 - 36.

113 Sarianidi V. Op. cit., pi. 147; Hackin Y. Op. cit., pp. 254 - 264.

114 Hirth F. Op. cit., p. 73.

115 Хаpада И. Восхищение римскими стеклянными сосудами в Китае в IV в. и их привоз. В кн.: Сборник по истории культуры Восточной Азии. Токио. 1973, с. 159 - 171 (на яп. яз.).

116 Pinder-Wilson R. Glass in China during the T'ang Period. In: Pottery and Metallwork in China. T. 1. Lnd. 1970, pp. 63 - 67; Dohrenwend D. Op. cit., pp. 438 - 440.

117 Glass Objects in Shosoin. Tokyo. 1965.

118 История северных династий, цз. 97, с. 872 (на кит. яз.).

119 Laufer B. Sino-Iranica. Chicago. 1919; Шефер Э. Ук. соч.

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/ВЕЛИКИЙ-ШЕЛКОВЫЙ-ПУТЬ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. И. ЛУБО-ЛЕСНИЧЕНКО, ВЕЛИКИЙ ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 23.08.2018. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/ВЕЛИКИЙ-ШЕЛКОВЫЙ-ПУТЬ (date of access: 24.11.2020).

Publication author(s) - Е. И. ЛУБО-ЛЕСНИЧЕНКО:

Е. И. ЛУБО-ЛЕСНИЧЕНКО → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Rating
0 votes


Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·1239 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·1239 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·1239 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·1239 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·1239 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·1239 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·1239 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·1239 days ago

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
ВЕЛИКИЙ ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2020, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones