BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-988

Share with friends in SM

Проблемы английской рабочей истории лежат вне исследовательских интересов современных российских историков. Едва ли не последними работами в этой области являются диссертации К. С. Руквиной "Идеология революционного действия Томаса Пейна и английское рабочее движение" (1991 г.) и С. С. Головчанова "Неоконсерватизм и рабочее движение в Великобритании: социологические аспекты анализа" (1992 г.). За последние 20 лет нового российского видения проблемы не сформировалось.

В советское время исследования по истории Англии (да и других стран), связанные с "рабочими" аспектами считались актуальными. Но с тех пор, как исчез идеологический диктат, ситуация не стала меняться к лучшему. Между тем две последние Общеевропейские конференции по социальной истории (в 2010 и 2012 гг.)1 продемонстрировали растущий интерес в мире ко всем аспектам истории организованного труда. Это направление молодо, многочисленно, междисциплинарно и уже глобально, причем тон задают специалисты из развивающихся стран, а сравнительный метод является одним из ведущих. Проблемы труда всегда были и остаются определяющими для понимания общественных процессов и экономических отношений. История труда, во всевозможных вариациях, составляет ядро социальной истории. То оцепенение, в котором пребывают российские историки, похоже не столько на "усталость от темы", сколько на растерянность, утрату исследовательских ориентиров, разрыв преемственных связей.

Обзор эволюции исследования английской рабочей истории в мире, представлений о развитии взаимоотношений организованного труда и общества в Англии второй половины XIX в. на современном исследовательском уровне за рубежом необходим, чтобы понять, можно ли в данной сфере опираться на достижения наших специалистов советского периода (с 1920-х по 1990-е годы).

Как изучали английскую рабочую историю в мире? Роль организованного труда в истории Великобритании огромна. С появлением больших групп наемных рабочих в ходе Промышленной революции возникла и дискуссия о характере взаимоотношений трудящихся и общества в целом. Более двух столетий богатейшую историю труда в Великобритании раскрывали посредством изучения разнообразных рабочих организаций и представительства простого люда в политике. Специалисты по рабочей истории стремились проследить взаимосвязь ее социальных, экономических и политических аспектов. Считалось, что индустриализация и механизированное фабричное производство способствовали появлению и развитию рабочего (или ра-


Новиченко Ирина Юрьевна - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

стр. 158

бочих) классов. Все конфликты в экономической сфере, возникавшие до 1850-х годов, относили к классовым, хотя фабричное производство еще не было развито, а участники этих конфликтов зачастую вообще не работали на фабриках. Общая схема анализа подобных исторических событий сложилась на рубеже XIX-XX вв., преимущественно благодаря усилиям Сиднея и Беатрисы Вебб, Дж. Лоуренса и Б. Хэммонд, а также Дж. Коула2. Они создали убедительную картину эволюции промышленного труда от зарождения вплоть до достижения им социальной и политической зрелости. В межвоенный период историки, близкие к рабочему движению, рассматривали многие вопросы этой темы преимущественно в данном методологическом ключе, исходя из представления о линейном поступательном общественном процессе.

В 1950-е годы группа историков-марксистов (Эд. Томпсон, Р. Хилтон, Э. Хобсбаум, Дж. Савилль3 и др.) задалась целью рассмотреть "историю британского капиталистического развития", а в результате они подвергли критике прежнюю модель промышленно-политической связи и сосредоточили внимание на экономических и социальных условиях, способствовавших складыванию структур рабочих объединений. Концептуальный подход видоизменился. Если раньше это была история поступательной борьбы и движения к власти, то теперь центральной стала проблема, точнее, загадка или противоречие: почему сильное массовое, социальное и культурное чувство классовой идентичности, совмещенное с политической практикой, так и не смогло выдвинуть или сформулировать идеологическую альтернативу капиталистическому общественному устройству?

Знаменитая работа Томпсона "Становление английского рабочего класса" (1963 г.)4 не столько дала ответы на возникавшие вопросы, сколько спровоцировала дебаты и последующий пересмотр теоретических основ рабочей истории. Реконструируя истоки современных классовых отношений, Томпсону удалось выйти за рамки как марксистской, так и немарксистской схемы истории рабочего движения. Его изображение героического класса, активно творящего свою собственную историю, отразило гораздо более сложное явление, чем представлялось прежде. Вдохновленные идеями Томпсона историки занялись детальным анализом природы рабочего класса, переходя от общих экономико-социально-политических эпопей к сугубо эмпирическим исследованиям. Шаг за шагом на протяжении последней трети XX в. пересматривались тезисы о роли рабочей аристократии, о классовых противоречиях, о конфликтах, о структуре класса, в частности о роли гендера, и т.п. П. Джойс, изучая ланкаширских текстильных рабочих середины XIX в.5, обратил внимание на роль патерналистских взаимоотношений рабочих и работодателей. Строгая субординация на предприятии и воспроизведение отношений фабричной иерархии в устройстве семейного быта рабочих привели к тому, что промышленный рабочий класс усвоил патерналистскую концепцию классовых отношений. Из этого тезиса логически вытекало еще одно существенное умозаключение: классовое сознание рабочих характеризуется готовностью не столько к конфликту и оппозиции, сколько к сотрудничеству. И прежнее представление о роли рабочей аристократии в экономических и политических отношениях перестало выглядеть убедительным. Сообщество британских "рабочих" историков в 1980-х годах разделилось на тех, кто считал динамику развития труда в обществе функцией его оппозиционных тенденций, и тех, кто видел в ней зависимость от субординации.

Споры о классовой структуре трудящихся и формах их эксплуатации содействовали становлению и развитию проблемы гендерного подхода. Выяснилось, что без анализа роли женщин в сферах предпринимательства, домашнего и производственного труда, когда-то упущенной К. Марксом, невозможно составить достоверную картину социальных и экономических отношений6.

Атмосфера постоянного научного поиска и открытость дискуссиям способствовали появлению новых гипотез и концепций, утверждению междисциплинарного подхода с применением экономических, социологических, антропологических и других методов, тематическому, географическому и хронологическому расширению тематики. Теперь интересы исследователей рабочей истории простираются, к примеру, на такие темы, как зарождение сельского хозяйства, распределение свободного и несвободного труда, в частности в домашнем хозяйстве, различия в оплате труда в зависимости от монетизации, урбанизации, государственного строительства и возникновения крупных предприятий. Классовую идентичность рассматривают только в рамках гендерной принадлежности, профессии, религии, этничности и возраста. При этом "культурологический" подход также подвергается критике со стороны тех, кто считает, что следует

стр. 159

учитывать лишь значимость расы, гендера и "других существенных признаков" рабочего класса. Словом, исследовательский процесс продолжается.

Что же происходило с трудом в Англии во второй половине XIX в. с точки зрения зарубежной историографии? Термин "рабочие классы" появился впервые в Оксфордском словаре в 1789 г. (Oxford English Dictionary), но стал широко применяться в английском языке лишь после 1815 года. Только в 1830-х годах термины "предприниматель" ("фабрикант") и "ремесленник" стали означать, соответственно: капиталист и наемный работник7.

В начале XIX в. рабочие часто имели больше одной работы и обычно возвращались в деревню в период сбора урожая. Ориентировочно с 1820-х годов среди рабочих стали возникать организации. Чаще всего рабочие создавали общества взаимопомощи (friendly societies, mutual societies), оказывавшие их семьям финансовую поддержку в случае болезни, смерти или несчастного случая. В 1830-е годы возникли первые производительные и потребительские кооперативные общества. К примеру, в 1832 г. в Англии насчитывалось 500 кооперативов с 20 тыс. членов. Профсоюзы или тред-юнионы вступили в фазу быстрого развития после принятия закона 1824 года. Обычно в городе существовали отдельные профессиональные объединения в каждой профессии. Тред-юнионы часто действовали и как общества взаимопомощи. Они, как правило, не принимали в свой состав представителей других профессий. Эти первые тред-юнионы оставались малочисленными и сторонились любого политического действия. Конфликты в сфере труда существовали веками и не всегда объяснялись противостоянием рабочих с собственником предприятия, а могли иметь и другие социальные, политические или даже культурные причины. Однако с началом XIX в. резко выделилась одна из форм протеста - стачка, или забастовка, подразумевавшая спор наемных работников с хозяином по поводу оплаты или условий труда8. Факт уклонения тред-юнионов от участия в чартистском движении считается доказанным. Стабильные профессиональные объединения состояли из квалифицированных рабочих, уверенных в занятости, тогда как рабочие других профессий, депрессивных отраслей, не имевшие каких-либо гарантий, ткачи, портные, башмачники, в основном пополняли ряды чартистов. Однако к 1850 г. многие рабочие, участвовавшие в забастовках, являясь членами тред-юнионов, уже не были чужды политике, хотя эти три направления деятельности не обязательно были взаимосвязаны.

Удалось выяснить, что причинами забастовок, создания тред-юнионов и участия в политических акциях служили не только обнищание, низкая оплата труда, продолжительный рабочий день, опасные и вредные условия труда, плохое жилье, но и такие факторы, как трудности привыкания рабочих к машинному производству, а также переезд в незнакомую городскую среду9. Тем не менее взаимосвязи между индустриализацией и классовой идентичностью, а также между жилищными условиями, социальными потрясениями и классовым сознанием до конца не прояснены. Не удается проследить и связи между обнищанием и ростом организационной активности. В Англии индустриализация привела к увеличению доходов буквально всех социальных слоев. Но склонность создавать профессиональные организации проявили не нищие безработные, а квалифицированные образованные рабочие. Недовольство ремесленников, обладавших традициями организации, своей зависимостью от мелких и средних торговцев вызвало создание кооперативных обществ. Появление социалистических идей в среде ремесленников объясняется целенаправленным поиском политических средств организации производства в новых экономических условиях. В 1850-е годы классовое самосознание рабочих складывалось на фоне изменения условий ремесленничества, преобладания оптовиков в производстве, устранения государства от участия в регулировании экономических отношений и наличия репрессивного законодательства.

Период с 1850 по 1914 г. являлся самым насыщенным и бурным с точки зрения взаимоотношений рабочих и общества. Примечательно, что стачки редко проводились по причине обнищания. Квалифицированные рабочие если и бастовали, то не от слабости, а от сознания своей силы. Преобладали конфликты по поводу оплаты труда. Успешность и расширение стачек (волны 1869 - 1871, 1889 - 1891 и 1910 - 1912 гг.) вызвали рост численности (более 4 млн. членов) тред-юнионов. Рабочий класс поддерживал возникшую Лейбористскую партию, которая должна была отстаивать его интересы в политике (в Палате общин у лейбористов в 1910 г. было 42

стр. 160

депутата)10. Высочайший уровень участия английских рабочих во второй половине столетия в экономических протестах, организациях и политике бесспорен, но историкам не совсем понятно, чем же была вызвана эта активность.

Оплата труда английских рабочих была значительно выше, чем на континенте, постоянно росли покупательская способность, количество и качество потребляемых продуктов, улучшались жилищные условия, повышался образовательный уровень, более разнообразным становился досуг. Благополучие, безусловно, не распространялось повсеместно и равномерно. Примерно на рубеже веков технологические новшества на производстве привели к снижению значимости квалифицированных рабочих, позволяя замещать их полуквалифицированными. Поэтому забастовочные волны 1889 - 1891 и 1910 - 1912 гг. были отмечены высокой активностью полуквалифицированных и неквалифицированных рабочих. Выявлена взаимосвязь между индустриализацией, урбанизацией, с одной стороны, и забастовками и членством в тред-юнионах - с другой. Тем не менее промышленные рабочие с недавним деревенским прошлым, мигранты, рабочие на новых фабриках проявляли меньшую способность к объединению, чем рабочие, которые уже трудились на фабрике в течение долгого времени. Экономическое развитие создавало условия для объединения рабочих, но также и для их разобщения. Солидарность протестных действий обычно возрастала, когда рабочие боролись с особенно неуступчивыми хозяевами, когда местная буржуазия оказывалась слабой или нелиберальной и государство отстаивало некие репрессивные и дискриминационные правила и условия. Активность рабочих и социалистических организаций также способствовала росту классового сознания. Но рабочие никогда не демонстрировали единство в своем политическом выборе. Они голосовали и за тори, и за либералов, и за лейбористов. Различия в религиозных убеждениях, как впрочем, и гендерные, не способоствовали социальному и культурному единению".

Перед первой мировой войной принимали участие в забастовках, состояли членами тред-юнионов и социалистических организаций больше рабочих, чем когда-либо прежде. И все же самосознание рабочих было еще хрупким, не свойственным всем наемным работникам. Фактически большинство рабочих вообще никогда не бастовало, не состояло членами профсоюзов и не голосовало за лейбористов. Рабочие, таким образом, должны были бы быть разобщенным социальным слоем, но многие из них самым удивительным образом смогли существовавшие различия преодолеть.

В итоге интерес к проблемам труда не только не иссяк, но, судя по всему, именно в настоящий период он возрастает.

Советская интерпретация английской рабочей истории второй половины XIX века. На фоне динамично развивающейся в мире рабочей истории в целом, и английской в частности, хочется понять, насколько соответствовала реальности картина, созданная советскими учеными в этой конкретной области исторического знания.

В настоящее время степень накопленной негативной энергии по отношению к рабочей истории среди отечественных историков получает выход в комментариях примерно такого содержания: "Да кому теперь нужны эти тома по истории рабочего движения?" Как заметил однажды А. К. Соколов: "В современной России прежняя история рабочего класса считается реликтом советского прошлого. Какие-либо разработки в этой области превратились из престижных в крайне непопулярные и гонимые"12.

Отечественные англоведы советского периода оказались заложниками официальной вначале большевистской, потом сталинской, а затем послесталинской социалистической истории рабочего класса. При этом советское понимание марксизма кардинально расходилось с зарубежными трактовками: нельзя считать, что советские историки и, например, Томпсон опирались на одну и ту же методологическую основу. Утвердилось мнение, что жесткие идеологические рамки, недостаток источниковой базы и исследовательской литературы по теме, изоляция от международного научного общения и дискуссий обусловили в целом невысокий уровень и малую значимость исследований в интересующей нас области. Действительная же картина выглядит более сложной.

Советская историография английского рабочего движения в 1920-е годы. В дореволюционной российской историографии, по сути, не было глубоких и фундированных исследований об английских рабочих. Преобладали переводные издания английских и немецких авторов, а также

стр. 161

популярные брошюры пропагандистского характера, иллюстрировавшие на английских примерах тот или иной тип политической и экономической борьбы трудящихся. Пожалуй самыми серьезными дореволюционными российскими работами по рассматриваемой теме можно считать исследования теоретиков кооперативного движения, но это уже другая тема. К началу советского периода традиции в этой области еще только обозначились.

Не лишенная журналистского задора книга Ф. А. Ротштейна13 "Очерки по истории рабочего движения в Англии"14 в основном была написана в 1905 - 1908 гг. и на оригинальных английских источниках (по данным прессы). Автор попытался с марксистской точки зрения рассказать о чартизме и о предшественниках I Интернационала. Чартистское движение он признал "классовым, политическим и пролетарским", "первой попыткой создания рабочей партии для завоевания политической власти"15. Вторую половину XIX в. Ротштейн назвал "периодом тред-юнионизма". Высказанные им суждения о переходе к "мирному сожительству классов", "медленной революционности" и аполитичности рабочих; вывод о том, что тред-юнионы и кооперативы занимали противоположные чартизму позиции, причем сам чартизм выражал не столько интересы пролетариата, сколько подавляющей части народа - эти тезисы Ротштейна позже постоянно вызывали критику за то, что он "прошел мимо революционной струи в британском рабочем движении"16 и "отождествил идеологию рабочей аристократии с идеологией всего пролетариата"17.

В первые два десятилетия XX в. не только Ротштейн стремился разобраться в природе английского рабочего движения. Э. Пименова18 считала чартистское движение народным, но, одновременно, защищавшим интересы рабочего класса19. И. Д. Левин подчеркивал, что тред-юнионы не принимали активного участия в чартистском движении и даже относились к движению враждебно20. С. В. Гингор21 назвал чартизм "первым политическим рабочим движением в Англии" и попытался связать его с классовой борьбой22. В еще одной работе 1920-х годов - "Рабочая Англия" С. Мстиславского (Масловского)23 - подчеркивались различия рабочих организаций в разных отраслях промышленности. Автор обратил внимание на различное содержание экономической и политической борьбы и пришел к выводу о том, что в Англии начал развиваться процесс гармонизации межклассовых отношений. В лекциях Лисовского в Ленинградском губернском семинарии МОПРа в 1925 г.24 выделялись две важные черты английского рабочего движения: оппортунистический, примиренческий, соглашательский характер, отсутствие в нем революционного классового духа; затем - раздробленность, отсутствие цельной единой, прочной организации, охватывающей более или менее весь английский рабочий класс.

Следуя марксистской традиции, предполагавшей, что классовое сознание прямо зависит от экономического положения, исследователи стремились объяснить, почему относительно благополучные английские рабочие не вели революционной борьбы. Раздробленность рабочего движения возникла, по их мнению, из-за присутствия рабочей аристократии, которая появилась в Англии за счет грабежа колоний. Под раздробленностью они понимали наличие множества профсоюзных организаций, не подчиненных единому центру.

Интерес к рабочим Англии оживился к середине 1920-х годов. Именно на этот период приходится как большинство поездок советских профсоюзных и кооперативных деятелей в Англию, так и посещение Советского Союза английскими делегациями.

В 1925 г. издательство ВЦСПС выпустило книгу А. Чекина (В. Я. Яроцкого) "Современная рабочая Англия"25 - очерк не без попыток художественного изображения живописной природы и ярких исторических событий. Автор побывал в Англии в 1924 г. в составе советской делегации профсоюзов во главе с М. П. Томским и принимал участие в работе Конгресса тред-юнионов в Гулле. Этот очерк напоминает отчет о поездке в Англию советских кооператоров примерно в это же время. Чекин рассказывал о повседневной жизни англичан, транспорте, отдыхе, улицах, магазинах, читающих пассажирах, бьющей ключом жизни, но не забывал и об оборотной стороне медали - безработице, забастовках, низкой оплате труда. Несмотря на некоторую наивность, в этой книге немало живых деталей, наблюдений, искреннего удивления, хотя идеологическое давление уже проявлялось в знакомых логических схемах.

Период "самодеятельного" историописания 1920-х годов завершала книга А. И. Анекштейна о рабочем движении в Англии, Франции и Германии от начала XIX в. до 1929 г.26, в которой автор во всём следовал концепции "восходящего взросления пролетариата". Промышленный пере-

стр. 162

ворот приводит к возникновению пролетариата, самоорганизация которого идет поступательно, эволюционно, от движения луддитов к Лейбористской и Коммунистической партиям. Борьба рабочего класса имеет два направления: экономическое - за улучшение условий труда и оплаты, политическое - за власть для установления диктатуры пролетариата и подготовки перехода к коммунизму. Для экономической борьбы рабочие создают профсоюзы и кооперативы, а для политической - партии. В английском рабочем движении три ветви - профсоюзная, кооперативная и политическая. Для англичан характерно преобладание борьбы за экономические цели, а политической борьбе отводится второстепенная роль. На континенте наоборот - приоритет отдается политической борьбе. Несмотря на особенности, "рабочее движение всех трех стран ведет к одной великой цели - водворению социализма и коммунизма"27.

Публикации по английской рабочей истории 1920-х годов трудно назвать научными, они были скорее публицистическими, в них мало использовались источники, часто авторы базировались на личном опыте пребывания в Англии. Они учились интерпретировать историю исходя из марксистских принципов и пытались по-своему объяснить, почему английский пролетариат так далек от революционных настроений. Достоинством работ этого периода является, однако, реализм в восприятии и отражении процессов в английском рабочем движении, хотя выводы и ожидания во многом зависели от политических убеждений авторов.

Этот период примечателен также тем, что к концу 1920-х годов закончился этап "переводов", начавшийся еще в конце XIX века. Невысокий научный уровень отечественных работ по-прежнему возмещался публикациями переводов лучших английских или зарубежных исследований по различным аспектам английской рабочей истории, а также работ лидеров и видных идеологов различных общественных объединений28. В дальнейшем подобная практика прекратилась, за исключением нескольких случаев, когда в конце 1950-х годов перевели и издали "идеологически правильные" работы А. Мортона и Ю. Кучинского29.

Советская историография послевоенного периода. После 1920-х годов проблематике английской рабочей истории XIX в. не уделялось внимания, и новые исследования появились только в конце 1950-х гг., причем в основном разрабатывались две темы - история чартизма и влияние Маркса на английское рабочее движение. Инициатором и куратором этих исследований выступал Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (ИМЛ). Там сосредоточились кадры, основная задача которых состояла в публикации документов К. Маркса и Ф. Энгельса. В архиве и библиотеке хранились все ключевые источники - рукописи, газеты, различные издания и т.д. В условиях изоляции от источников, недоступности зарубежных архиво- и книгохранилищ историки были вынуждены использовать богатейший, но целенаправленно подобранный комплекс документов по английской истории, имевшийся внутри страны. Как выяснилось позже, коллекции ИМЛ, действительно, огромны и разнообразны, но исследователи как ИМЛ, так и других институтов, преимущественно академических, редко выходили за рамки разрешенного круга источников, а "одноплановость" источников порождала "одноплановую" историю.

Тон исследованиям ИМЛ в области чартизма и английской рабочей истории середины XIX в. задала В. Э. Кунина. В кратком очерке 1959 г. по истории чартистского движения, по сути, пособии для учителей, она выделила этапы, изобразила чартизм как "массовое пролетарски-революционное, политически оформленное рабочее движение"30, причем подкрепила собственные выводы ссылками на высказывания В. И. Ленина. Идеологический смысл установки был воспринят; в работе 1960 г. "Чартистское движение" Б. А. Рожков сделал акцент на "пролетарски революционном характере чартизма" и подчеркнул, что это было "первое организованное рабочее движение", "самостоятельная рабочая партия"31 (к этой оценке присоединился английский историк-марксист А. Л. Мортон). Остался какой-нибудь один шаг до превращения движения чартизма в первую пролетарскую революцию в Англии. Рожков предложил не ограничивать движение 1848 годом, а "продлить" его до 1854 г., как непрестанно длившуюся "революционную эпоху". Но идею "самостоятельной рабочей партии в период чартизма" подверг критике В. В. Галкин, защитивший в этом же году кандидатскую диссертацию на тему "Роль Маркса и Энгельса в борьбе за возрождение революционного чартизма (1849 - 1855)"32. Он утверждал, что чартисты не понимали марксистской идеи диктатуры пролетариата, следовательно, не могли бороться за власть рабочего класса.

стр. 163

На следующий год вышла в свет книга Н. А. Ерофеева "Чартистское движение"33 - с иным видением этого исторического явления. "Массовое народное движение в Англии, известное под названием чартизма..." - так начиналась эта работа. Автору пришлось допустить ряд идеологических уступок и натяжек, особенно при формулировании выводов, но содержание исследования говорило само за себя, и до настоящего времени фактическое содержание книги Ерофеева сохраняет ценность. Это красноречивый пример того, что действительно научное исследование можно создать и на базе "одноплановых" источников в условиях жесткого идеологического давления. Такой же основательностью отличалась следующая работа Ерофеева о народной эмиграции и классовой борьбе в Англии в период чартизма34.

Завязавшийся спор о природе чартизма нашел отражение на страницах журнала "Новая и новейшая история"35. Примечательно, что проблему - можно ли считать чартистское движение партией - решали на основе не оригинальных источников, а цитат из "классиков" марксизма-ленинизма. В редакционной статье, подводившей итог дискуссии, чартизм признали партией и одним из "классических и бессмертных образцов революционного рабочего движения XIX в."36, в котором ощущалась "тяга к социализму" (пока еще не научному) и марксизму. Если капитализм и устоял тогда под натиском чартизма, то, якобы, тем самым лишь отсрочил свою гибель и, в то время, еще не исчерпал все свои возможности, особенно в плане грабежа колоний. По итогам дискуссии о характере чартизма Институт истории АН СССР в 1961 г. выпустил сборник37, к участию в котором привлекли авторов, начавших дискуссию: Ерофеев дал статью о безработице и "лишних людях" в 1830 - 1840-е годы, Резников - о пике движения в 1842 г., Галкин - о Марксе и чартистах в 1852 - 1853 гг.; в том же сборнике Кунина поместила статью о кризисе движения в 1848 г., Рожков - о чартистах в 1852 году. В целом все трактовки оказались в рамках установленной идеологической схемы. Предполагалось, что спор о чартизме продолжится, но на самом деле он прекратился. Догматическая аргументация цитатами из классиков марксизма-ленинизма в принципе исключала необходимость научного поиска.

Последним серьезным исследованием по истории чартизма в советский период можно считать книгу А. Б. Резникова "Первая классовая битва пролетариата. Англия. 1842 год". Автор попытался уйти от революционных трактовок, признав чартизм "массовым политическим движением"38, и разобраться в сути явления путем реконструкции событий в год наибольшего подъема движения за парламентскую реформу. Резникову удалось показать, как происходило вынужденное примирение утопической революционности с реальной практикой жизни.

В 1950 - 1970-е годы, так же как и в 1920-е, историки продолжали объяснять, почему в Англии не произошло революции.

О двух тенденциях в Лейбористской партии и в английском рабочем движении с конца 1950-х годов писал Л. Е. Кертман39. Он "воевал" с идеологическими врагами, отрицавшими "применимость в Англии революционной теории марксизма", порицал вождей социал-демократии за "отрыв от масс рабочего класса". В его трактовке, руководство движения было всегда реформистским, а массы пролетариата - революционными, причем со времен чартизма. Однако английские рабочие марксизма не поняли, не поднялись до осознания важности захвата власти и установления диктатуры пролетариата, почему и нет в Англии иного пути к социализму, кроме парламентского. В работах Кертмана заметно преувеличение политической активности рабочих организаций. В сериальном изании Пермского университета "Вопросы истории международного рабочего движения" были выпуски, посвященные английскому рабочему движению40. В сборниках публиковались статьи о политической борьбе пролетариата, об образовании для рабочих, о внешней и колониальной политике Англии, парламентских реформах. По сути же, "рабочие" названия служили основанием для включения в сборники исследований, касающихся самых разнообразных аспектов английской истории.

Идея двойственности английского рабочего движения затронула также историю I Интернационала. Дело в том, что в первом томе Истории I Интернационала (1964 г.)41, в разделах, посвященных историческим предпосылкам образования Международного товарищества рабочих и Интернационала в Англии, Л. И. Гольман и А. С. Дергунова повторили тезис о расколе английского рабочего класса на высокооплачиваемых организованных рабочих и широкие слои

стр. 164

низкооплачиваемых неорганизованных рабочих, что создало социальную базу для возникновения и складывания уже в середине столетия двух тенденций - революционной и оппортунистической. Впоследствии эта схема постоянно появлялась почти в каждой работе.

"Оппортунистической струей в рабочем движении" назвал В. Н. Виноградов Лейбористскую партию в монографии (1965 г.) об истории возникновения главной политической организации британских профессиональных союзов. Автор создал красочную картину противоборства в рабочем движении различных общественных сил и идей - от религиозных, либеральных до марксистских. Возникновение Лейбористской партии представало как заслуга социалистов в рядах тред-юнионов и рассматривалось в качестве подготовительного или промежуточного этапа, разумеется, в создании коммунистической партии42.

После чартизма Кунина сосредоточилась на изучении роли Маркса в английском рабочем движении. В монографии "Карл Маркс и английское рабочее движение" (1968 г.)43 и ряде статей она доказывала, что передовые элементы рабочего движения в Англии были тесно связаны с марксизмом. В ее работах Маркс выглядел не только автором некоторых идей, но и настоящим лидером английского рабочего движения. Этот тезис был проведен и в диссертациях В. И. Остриковой и Г. Ф. Войтенковой, защищенных под руководством Куниной в ИМЛ в 1980-е годы44. Хотя исследования касались тред-юнионов и Лиги национальной реформы, тем не менее речь в них шла о роли Маркса в английском рабочем движении в 1864 - 1870 гг. и о том, как под влиянием марксизма постепенно происходило "изживание утопических воззрений и сближение с теорией научного социализма". Вывод следовал ожидаемый: объективные, то есть экономические, условия не позволили развить и продолжить революционное воспитание рабочих масс.

На "марксистский" призыв вновь откликнулся Рожков в книге "Английское рабочее движение 1859 - 1864 гг." (1973 г.)45, стараясь показать, что в промежутке между чартистским движением и созданием I Интернационала рабочие не теряли времени даром, а "бились" за освобождение Италии, помогали США в войне против рабства, поддержали Польшу в борьбе с царской Россией. В понятие "рабочие организации" он включал тред-юнионы, кооперативы, общества взаимопомощи, лигу трезвенности и др. Автор усматривал в рабочих конфликтах 1860-х годов (в стачке лондонских строителей 1859 г.) намек на возрождение чартистских традиций - уже на основе марксизма, но смог показать лишь раскол рабочего класса в результате борьбы между революционным и оппортунистическим направлениями46.

Схеме, выдвинутой ИМЛ, отвечала и книга В. Д. Слуцкого "Марксизм и рабочее движение в Англии конца XIX - начала XX в." (1972 г.). Автор считал, что "борьба врагов марксизма против научной теории как в прошлом, так и в наши дни носит интернациональный характер, но проявляется она в каждой стране по-разному"; к примеру, в Англии раннее утверждение промышленного капитализма породило пролетариат, который оказался по своей сознательности и организованности впереди всех, но по политическому уровню развития "позади рабочих других стран". Защитив марксизм (по мнению автора, в Англии марксизм "извращали с особым цинизмом")47, Слуцкий продолжил эту линию и обнаружил, что Ленин боролся с оппортунизмом в английском рабочем движении48. В целом, в этой книге представлены все идеологические стереотипы того времени.

В книге "Консервативная партия и рабочий класс в послевоенной Англии" Н. М. Степанова отдельную главу посвятила анализу зарождения "народного консерватизма" в последней трети XIX века49. Поскольку рабочее движение "в политическом плане шло в хвосте либеральной партии", то консерваторам после парламентских реформ пришлось бороться за избирателей, в результате английский пролетариат, погруженный в "спячку" после краха чартистского движения, оказался "легкой добычей" и поверил консервативной концепции "феодального социализма". За консерваторами устремилась лишь "отсталая часть английских рабочих". Работу Степановой, как и многие другие того времени, отличает предельная декларативность: считалось излишним хоть как-то подтверждать подобные суждения, ссылаться на выводы предыдущих исследований или на данные источников и статистики.

На этом прямолинейно "марксистском" фоне выделяется книга Л. Ф. Туполевой о социалистическом движении в Англии в 1880-х годах (1973 г.)50. В ней был использован, казалось бы, тот же самый комплекс документов, хранившийся в ИМЛ, но автору удалось показать многообразие

стр. 165

социальных идей и движений в Англии, рассказать о возникновении и деятельности Социал-демократической федерации, Социалистической лиги, Фабианского общества, причем в ином, более информативном и менее "обвинительном" ключе, чем это было сделано в исследовании Виноградова.

В 1974 г. под грифом Института истории СССР было опубликовано исследование В. А. Дунаевского, посвященное "советской историографии новой истории стран Запада с 1917 по 1941 гг.". В двух главах этого труда рассматривались исследования по социально-экономической истории, рабочему движению и утопическому социализму. Книга необыкновенно насыщена библиографией, ссылками на архивные документы, но эта фундированность сочеталась с умолчанием о том, что не вписывалось в общую концепцию работы. Автор доказывал, что советские историки под влиянием марксизма "в кратчайшие сроки совершили величайший поворот не только в понимании закономерностей исторического процесса, но и в определении направления исторических исследований"51. Ведущую роль на пути к единомыслию, по мнению автора, сыграли труды Ленина, изучению которых и было уделено особое внимание.

Коллективная монография "Рабочее движение Великобритании XIX-XX вв." (1979 г.)52, подготовленная на основе теоретических положений многотомного издания "Международное рабочее движение. Вопросы истории и теории" (1976 г.)53, призвана была подвести некий итог исследованиям в этой области. Книга включала пятнадцать глав и освещала самые разнообразные темы - от формирования пролетариата до движения рабочих против атомных станций. Первые семь глав характеризовали период до 1917 года. В данном случае предпринималась попытка переосмыслить прежнюю трактовку и убрать одиозные ярлыки. Предлагалась "обновленная" схема: в Англии промышленный переворот произошел раньше других стран, пролетариат появился тоже раньше, это своего рода будущее других народов ("английская действительность.., как своеобразная лаборатория для познания истории пролетариата и его освободительной борьбы"), но противопоставлять английское рабочее движение марксизму и рабочему движению в других странах - недопустимо, поскольку особенности лишь убедительно подтверждают общие закономерности развития освободительной борьбы пролетариата. В середине XIX в. произошел раскол рабочего класса на оппортунистов и революционеров. Эта борьба как была, так и осталась в рабочем движении; как успех в ней расценивалось участие английских пролетариев в I Интернационале, выступление в защиту США в годы американской гражданской войны, образование социалистических рабочих организаций в 1880-е годы и др. В начале XX в. оппортунизм стал пособником реакции, что спровоцировало рост революционного движения, особенно высок был размах этого движения, когда английские рабочие выступали в защиту Советской России.

Несмотря на смещение некоторых акцентов и ослабление "революционной" риторики в данной работе, существенных изменений в методологическом плане не произошло, область научного интереса не вышла за рамки изучения политического протеста, причем только одной направленности. О формировании английского пролетариата в сборнике писал Ерофеев, впервые в отечественной историографии сославшийся на работу Томпсона. Остальные авторы затрагивали преимущественно политические аспекты рабочего движения - реакцию рабочих организаций на Парижскую коммуну, на события в Ирландии, на возникновение Лейбористской партии, на колониальную политику, на Октябрьскую революцию в России, на образование компартии Великобритании. "Рабочими" проблемами, судя по этой коллективной монографии, занимались многие исследователи, но собственно английские рабочие интереса у них не вызывали, центром внимания оставалась массовая политическая активность.

В начале 1980-х годов произошло смещение идеологических акцентов в сторону национальных проблем, особенно в связи с обострением ирландского вопроса. Институт международного рабочего движения выпустил коллективную монографию "Рабочее движение Великобритании: национальные и расовые проблемы"54. Рост национальных движений в Ирландии, Уэльсе и Шотландии рассматривался в ней через призму рабочего движения. Авторы видели решение всех национальных проблем в Англии только в применении "марксистско-ленинской революционной теории и принципов пролетарского интернационализма"55. Выводы советских исследователей не претендовали на оригинальность, они по-прежнему усматривали в любом протесте революционное начало, даже в тех случаях, когда рабочие к этим протестам имели лишь услов-

стр. 166

ное отношение. Вскоре в стране развернулся процесс переосмысления многих сторон жизни, менялся историографический климат, но "идеологическая машина" продолжала воспроизводить когда-то усвоенные постулаты. Многие историки настолько привыкли оперировать цитатами и вписываться в концепции, что утратили исследовательские и логические навыки.

По-видимому последним исследованием об английских рабочих, точнее - рабочих как избирателях, можно считать монографию И. М. Узнародова (1992 г.)56. Благодаря изменившимся политическим условиям автору удалось поработать в Англии с оригинальными и разнообразными источниками. Тем не менее книга по содержанию получилась "советская" (впрочем, диссертацию, защищенную двумя годами позже, таковой назвать уже нельзя). Историк поделился открытием - рабочие самостоятельно выбирали, а партии боролись за их голоса, причем в самый период расцвета капитализма. На фоне тогдашнего инерционного "идеологического прессинга", этот вывод казался смелым. Исследуя 1850 - 1880-е годы, автор перенес внимание с рабочей истории, социалистических и революционных идей на политическую и партийную систему страны, на представительство рабочих в различных политических партиях. При всей традиционной идеологической осмотрительности, Узнародов отходил от стереотипов, проявлял знакомство с "новой" богатейшей английской историографией, показывал неоднородность массы рабочих как части электората, представлял все богатство партийной жизни в стране и оттенки политики в отношении рабочих.

Вторая половина XIX в. была эпохой тред-юнионов, но в советской историографии среди многочисленных монографий, статей и диссертаций по рабочей истории нет ни одной книги, посвященной истории профсоюзного движения этого периода. Лейбористской партией интересовались, а профсоюзами - нет.

Так же и кооперативное движение, которое достигло наивысшего расцвета в эти годы, отечественные историки долгое время обходили вниманием, лишь в 1989 г. появилось ценное и детальное исследование К. М. Андерсона о Р. Оуэне и зарождении английской кооперации в 1820 - 1830-е годы57. Социальные, культурные, повседневные аспекты жизни рабочих, анализ протестной активности, гендерный фактор в рабочем движении, несоциалистические объединения рабочих и т.д. - эти и многие другие вопросы остаются неосвещенными. Все эти направления рабочей истории не вписывались в идеологическую схему и, следовательно, как бы не существовали, являлись, пусть неофициально, но фактически закрытыми для исследователей.

В историографической статье 1989 г. В. В. Согрин подвел итог всему советскому периоду развития историографии британского рабочего движения. В ней он рассказал о дискуссии, происходившей у британских историков, отметил значение работ Томпсона, которые привели к новым теоретическим обобщениям, обратил внимание на смену и расширение методологической базы исследований, их междисциплинарность, признал, что "в освоении новейших методов изучения истории рабочего класса.., а следовательно, в ее всестороннем анализе мы оказались позади зарубежных коллег"58. С тех пор прошло много лет, "отставание" усугубилось, и прежние идеологические причины уже не имеют никакого значения. В изменившихся условиях англоведы полностью потеряли интерес к некогда популярному и политически правильному направлению исследований.

В изложении советских историков, расслоение английских рабочих на "аристократов" и "простых трудящихся" приводило к распылению сил пролетариата и формированию различных политических организаций, каждая из которых оказалась недостаточно "верной" марксизму, поэтому не произошло революции. Но борьба за власть шла в виде эволюции рабочего движения от первых профессиональных организаций трудящихся до создания объединения парламентского типа - Лейбористской партии. Схема была предельно упрощена и сводилась к эпической картине политической борьбы пролетариата, не увенчавшейся успехом из-за объективных причин, ослаблявших социально-психологическую эффективность марксистской пропаганды. Реальная история оказалась обедненной за счет "неудобных" тем и сюжетов, ее "подгоняли" под идеологическую формулу. Многовариантность и динамичность прошлого не вписались в эти жесткие рамки.

К типичным "заблуждениям" советской историографии относятся:

* представление о линейности развития рабочего движения - от борьбы за экономические права к завоеванию власти, а также своеобразно-советское толкование марксизма;

стр. 167

* сосредоточение внимания только на экономико-политических аспектах и нежелание увидеть историю рабочих "снизу", отсутствие социального, культурного, повседневного, гендерного и др. измерений;

* деперсонификацию истории рабочего движения, с фокусом только на фигурах лидеров и преимущественным интересом к организациям и официальным документам этих объединений. Рабочие же при таком подходе всегда выглядят как обезличенное движение, неспособное оценить достоинства марксизма, революционных идей, социализма. Если в работах историков 1920 - 1930-х годов английские рабочие не понимали "марксизма и необходимости диктатуры пролетариата", то в послевоенный период акцент сместился на "неприятие коммунистических идей", а в 1970 - 1980-е годы речь шла уже о "непонимании законов научного социализма и социалистических идей в целом";

* стремление видеть во всех протестах трудящихся исключительно революционный и классовый смысл, начало революционного процесса, вместо того, чтобы выяснять природу появления общественного противоречия и изучать пути его урегулирования;

* уверенность в существовании двух тенденций в рабочем движении - оппортунистической и революционной;

* настойчивое желание приписать Марксу ведущую роль в английском рабочем движении и в I Интернационале;

* аксиоматическое убеждение в том, что рабочее движение не может быть чуждым социализму и марксизму;

* игнорирование важнейших составных частей рабочего движения, в частности, профсоюзного, кооперативного, религиозного, националистического, женского/гендерного и других направлений;

* распространенное представление о том, что английские историки с пренебрежением относятся к истории пролетарского движения;

* специфическая хронология, построенная с ориентацией на представления "классиков" марксизма-ленинизма59;

* пренебрежение логикой научных рассуждений, ориентация не на доказательную силу источников, а на авторитеты и цитаты, подмена научной полемики языком ритуалов.

Пригодится ли современным исследователям истории Англии накопленный в советский период интеллектуальный капитал? Необходимо знать эти книги для того, чтобы не повторять уже сделанных ошибок. Нетрудно убедиться в том, что многое в английской истории XIX в. уже изучено - пусть даже в ином идеологическом ключе; невозможно игнорировать те комплексы источников, которые можно найти в России. Историкам советского времени требовалось не только мастерство, но и гражданская смелость ученых, только опираясь на сделанное ими возможно идти дальше уже другим путем. Идеологии меняются, но исторически ценными навсегда остаются публикации, подготовленные на основе профессионализма и глубокого знания источников.

Некоторые из работ, несмотря на колоссальное политическое давление, были выполнены на высочайшем уровне и сохраняют актуальность. При их анализе должно учитывать "советский" фактор: нашим коллегам удалось многое сделать, значительно больше того, что было дозволено в рамках идеологического диктата. И этот опыт может кое-чему научить, прежде всего добросовестности и детальности в работе с источниками.

Примечания

1. См. Социальная история. Ежегодник. 2012. СПб. 2013, с. 342 - 349. О прошлых и будущих конференциях и программах см. также на сайте http://socialhistory.org/en/esshc.

2. Ключевые работы: WEBB S., WEBB В. The history of trade unionism. L. 1894 (переиздавая этот том почти ежегодно, авторы довели историю профсоюзного движения до 1920 г.); HAMMOND J.L., HAMMOND В. The village labourer. 1760 - 1832. A Study of the government of England before the Reform bill. L 1911; IDEM. The town labourer 1760 - 1832. The new civilisation. L. 1917; IDEM. The skilled labourer. 1760 - 1832. L. 1919; IDEM. The rise of modern industry. L. 1925; IDEM. The age of the Chartists. 1832 - 1854. A study of discontent. L 1930; COLE G.D.H. The common people, 1746 - 1946 (with Raymond Postgate). L. 1946; IDEM. A short history of the British working class movement, 1789 - 1947. L. 1948; IDEM. British working class politics. 1832 - 1914. L. 1950.

стр. 168

3. HOBSBAWM E.J. Labouring men. Studies in the history of labour. L. 1964; IDEM. Worlds of labour. Further studies in the history of labour. L. 1984; SAVILLE J. Working conditions in the Victorian age. Debates on the issue from 19th century critical journals. L. 1973; IDEM. The labour movement in Britain L. 1988; HILTON R. The transition from Feudalism to Capitalism. L 1976; IDEM. Class conflict and the crisis of Feudalism. L. 1983.

4. THOMPSON E.P. The making of the English working class. Harmondsworth. 1963.

5. JOYCE P. Work, society and politics: The culture of the factory in the later Victorian England. Brighton. 1980.

6. СОКОЛОВ А. К. Драма рабочего класса и перспективы рабочей истории в современной России. В кн.: Социальная история. Ежегодник. 2004. М. 2005, с. 38 - 43; ПУШКАРЁВА Н. Л. Гендерная теория и историческое знание. СПб. 2007, с. 125 - 143.

7. См. подробнее о терминах: BRIGGS A. The language of "Class" in Early Nineteenth century England. In: BRIGGSA., SAVILLE J. (Eds.). Essays in labour history, 1886 - 1923. L. 1967, p. 43 - 73.

8. GEARY D. European labour protests, 1848 - 1939. L. 1981; TILLY Ch. Popular contention in Great Britain, 1758 - 1832. Cambridge, MA. 1995.

9. SCHWARZ L.D. London in the Age of industrialisation. Entrepreneurs, labour force and living conditions, 1700 - 1850. Cambridge. 1992; KIRK N. Labour and society in Britain and the USA. Vol. 1. Aldershot. 1994.

10. MITCHELL H., STEARNS P.N. Workers and protest: The European labor movement, the working classes and the origins of Social Democracy. 1890 - 1914. Ithaca. 1971; CRONIN J.E. Industrial conflict in modern Britain. L. 1979; TILLY L, TILLY Ch. Class conflict and collective action. Beverly Hills, CA. 1981; HANAGAN M., STEPHENSON Ch. (Eds.) Confrontation, class consciousness and the labour process: Studies in proletarian class formation. N.Y. 1986; HAIMSON L, TILLY Ch. (Eds.) Strikes, wars and revolutions in the international perspective. Strike waves in the late Nineteenth and early Twentieth centuries. Cambridge. 1989; и мн. др.

11. PRICE R. Labour in British society. L. 1986; BENSON J. The working class in England. L. 1989; BOURKE J. Working class cultures in Britain. 1890 - 1960. Gender, Class and Ethnicity. L. 1994; SAVAGE M., MILES A. The remaking of the British working class, 1840 - 1940. L. 1994; KIRK N. Change, continuity and class. Labour in British society, 1850 - 1920. Manchester. 1998; LUCASSEN J. (Ed.) Global labour history. A state of the art. Bern. 2006; и др.

12. СОКОЛОВ А. К. Ук. соч., с. 17.

13. Фёдор Аронович Ротштейн (1871 - 1953) - русский революционер, политэмигрант, деятель левого движения Великобритании, дипломат, учёный, первый директор Института мирового хозяйства и мировой политики, академик АН СССР.

14. РОТШТЕЙН Ф. А. Очерки по истории рабочего движения в Англии". 2-е изд. переработанное и дополненное. М. -Л. 1925. Первое издание вышло в 1922 году.

15. Там же, с. 5.

16. ВИНОГРАДОВ В. Н. У истоков лейбористской партии (1889 - 1900). М. 1965, с. 420.

17. РОЖКОВ Б. А. Английское рабочее движение 1859 - 1864 гг. М. 1973, с. 19.

18. Эмилия Кирилловна Пименова (1854 - 1935) - журналистка, писательница, автор работ по социально-политической тематике, а также географических и этнографических, переводчица книг зарубежных авторов, в том числе Дж. Рёскина и Г. Уэллса.

19. ПИМЕНОВА Э. Первое рабочее движение в Англии (Чартизм). Пг. 1919, с. 32.

20. ЛЕВИН И. Д. Очерк классового сотрудничества в Англии. М. -Л. 1929.

21. Гингор С. В. - слушатель Института красной профессуры.

22. ГИНГОР С. В. Первое политическое рабочее движение в Англии (Чартизм). Л. 1925, с. 103.

23. МСТИСЛАВСКИЙ С. Рабочая Англия (от Брайена - к Макдональду). М. 1924. Сергей Дмитриевич Мстиславский (настоящая фамилия - Масловский, 1876 - 1943) - революционер, член ЦК партии левых эсеров, советский писатель.

24. ЛИСОВСКИЙ. Английское рабочее движение. Л. 1925, с. 1.

25. ЧЕКИН А. (ЯРОЦКИЙ В. Я.) Современная рабочая Англия. Очерки. М. 1925. Под своим именем Яроцкий опубликовал официальный отчет о поездке в Англию: ЯРОЦКИЙ В. Я. Профессиональные союзы СССР на Гулльском конгрессе. М. 1924. Василий Яковлевич Яроцкий (А. Чекин - один из псевдонимов, 1887 - 1938) - революционер, большевик, друг М. П. Томского, в 1924 г. в качестве секретаря советской профсоюзной делегации принимал участие в англо-советских переговорах и был в составе делегации советских профсоюзов на конгрессах английских тред-юнионов в Халле и Скарборо и на заседаниях Англо-русского совещательного комитета.

26. Анекштейн Аркадий Израилевич (1877-?) - журналист, переводчик, автор книг о митингах в Англии (1905 г.), о Фурье (1925 г.), Сен-Симоне (1926 г.), Оуэне (1937 г.), подписывался "Арк. А-Н". АРК А-Н. (Анекштейн А. И.). История рабочего движения в Англии, Франции и Германии от начала XIX века до настоящего времени. М. 1930 (8-е, дополненное изд., доведенное до 1929 г.).

27. Там же, с. 10.

28. ВИЛЬЯМС Б. Положение пролетариата в Англии. М. 1931; ГЕМФРИ А. У. История рабочего представительства в Англии. М. -Л. 1924; КРЭКУ. Краткая история современного рабочего движения в Англии. М. -Л. 1924; КОЛ Д. Г. История рабочего движения в Англии. 1789 - 1925. Тт. 1 - 2. Л. 1927; БРЕНТАНО Л. Христианско-социальное движение в Англии. М. 1906; БЕР М. История социализма в Англии. Тт.1 - 2. М. -Л. 1923 - 1924; ВЕББ С. и Б. История рабочего движения в Англии. СПб. 1899; ВЕББ С. Социализм в Англии. Сб. ст. СПб. 1907 (Пг. 1918); МАРКС-АВЕЛИНГ Э. Классовое рабочее движение в Англии. М. 1925; АЛЛИСОН Дж. Профессиональное движение в Англии. М. 1925; ВЕББ С. и Б. История тред-юнионизма. Вып. 1 - 5. М. 1922 - 1925; ВЕББ С. и Б. Теория и практика английского тред-юнионизма. СПб. Тт. 1 - 2. 1900 - 1901; КОУЛ Д. Д. Х. Введение в тред-юнионизм. М.

стр. 169

1924; ПОЛЛИТ Г. Очерки английского профессионального движения. М. 1925; ХАТТ А. Английское профсоюзное движение. М. 1954; ГАММЕДЖ Р. Д. История чартизма. СПб. 1907; СЛОССОН П. В. Чартистское движение и причины его упадка. М. 1923; ШЛЮТТЕР Г. Чартистское движение. Очерк социально-политической истории Англии. М. 1925; ХОЛИОК Д. Д. Современное кооперативное движение. М. 1915 (1918); ЕГО ЖЕ. История рочдэльских пионеров. 1844 - 1892. М. 1918 (1919); ВЕББ Б. Кооперативное движение в Англии. СПб. 1905 (1918); ВЕББ С. и Б. Общества потребителей в Великобритании. М. 1917 (1918); ФЭЙ У. Кооперация в Западной Европе. СПб. 1912; ВЕББ Е. Мирный переворот в экономической жизни. Кооперация в Великобритании. М. 1910.

29.МОРТОН А., ТЭЙТ Дж. История английского рабочего движения. 1770 - 1920. М. 1959; КУЧИНСКИЙ Ю. Положение рабочего класса в Англии. 1832 - 1856. М. 1958.

30. КУНИНА В. Э. Чартистское движение в Англии (Краткий очерк, пособие для учителей). М. 1959, с. 4.

31. РОЖКОВ Б. А. Чартистское движение. Краткий очерк. 1836 - 1854. М. 1960, с. 210. См. также: РОЖКОВ Б. А. Революционное направление в английском рабочем движении 50-х годов XIX в. М. 1964.

32. ГАЛКИН В. В. Роль Маркса и Энгельса в борьбе за возрождение революционного чартизма (1849 - 1855). М. 1960. (Автореф. канд. дисс.).

33. ЕРОФЕЕВ Н. А. Чартистское движение. М. 1961. В 1959 г. вышло учебное пособие "Очерки по истории Англии 1815 - 1917 гг.", в котором Ерофеев значительную часть текста уделил рабочему движению, а чартизм назвал "первым самостоятельным политически сознательным движением английского пролетариата" (с. 41).

34. ЕРОФЕЕВ Н. А. Народная эмиграция и классовая борьба в Англии 1825 - 1850 гг. М. 1962.

35. Новая и новейшая история, 1961, N 2, с. 114 - 125.

36. К итогам дискуссии о чартизме. -Там же, с. 120.

37. Чартизм. Сб. ст., М. 1961.

38. РЕЗНИКОВ А. Б. Первая классовая битва пролетариата. Англия. 1842 год. М. 1970, с. 277.

39. КЕРТМАН Л. Е. Рабочее движение в Англии и борьба двух тенденций в лейбористской партии (1900 - 1914 гг.). Молотов. 1957; ЕГО ЖЕ. Борьба течений в английском рабочем и социалистическом движении в конце XIX - начале XX в. М. 1962.

40. Вопросы истории международного рабочего движения. Вып. 3. Английское рабочее движение. Пермь. 1963; вып. 4. Пермь. 1966; вып. 8. Пермь. 1971 (Ученые записки Пермского госуниверситета).

41. Первый Интернационал. Ч. 1. 1864 - 1870. М. 1964.

42. ВИНОГРАДОВ В. Н. У истоков Лейбористской партии. (1889 - 1900). М. 1965, с. 388, 390.

43. КУНИНА В. Э. Карл Маркс и английское рабочее движение (1845 - 1883). М. 1968.

44. ОСТРИКОВА В. И. К. Маркс и английские тред-юнионы в годы Первого Интернационала (1864 - 1870). Борьба за укрепление революционноего направления, против реформизма. Автореф. канд. дисс. М. 1981; ВОЙТЕНКОВА Г. Ф. Развитие социалистической тенденции в английском рабочем движении 50 - 70-х гг. XIX века (Лига национальной реформы). Автореф. канд. дисс. М. 1989.

45. РОЖКОВ Б. А. Английское рабочее движение 1859 - 1864 гг. М. 1973.

46. Там же, с. 222: "Благородная борьба революционных масс английского рабочего класса против внутренней и внешней реакционной политики правящей буржуазии".

47. СЛУЦКИЙ В. Д. Марксизм и рабочее движение в Англии конца XIX - начала XX в. (Краткий очерк). Киев. 1972, с. 10, 7.

48. Главное доказательство этой борьбы в том, что Ленин ездил в Англию шесть раз - для борьбы с оппортунизмом.

49. СТЕПАНОВА Н. М. Консервативная партия и рабочий класс в послевоенной Англии. Политическое влияние на массового избирателя. М. 1972, с. 13 - 27.

50. ТУПОЛЕВА Л. Ф. Социалистическое движение в Англии в 80-е годы XIX века. М. 1973. Вначале была защищена одноименная диссертация в 1968 году.

51. ДУНАЕВСКИЙ В. А. Советская историография новой истории стран Запада 1917 - 1941 гг. М. 1974, с. 4.

52 Рабочее движение Великобритании XIX-XX вв. М. 1979.

53. Международное рабочее движение. Вопросы истории и теории. Тт. 1 - 3. М. 1976 - 1978.

54. Рабочее движение Великобритании: национальные и расовые проблемы. М. 1982. Несколькими годами раньше сборник такого же плана был издан в Рязани: "Проблемы рабочего и национально-освободительного движения Великобритании и Ирландии" (Рязань. 1976), он был посвящен в основном "ирландскому вопросу".

55. Рабочее движение Великобритании: национальные и расовые проблемы. М. 1982, с. 326.

56. УЗНАРОДОВ И. М. Политические партии Великобритании и рабочие избиратели (50-е - начало 80-х годов XIX века). Ростов-на-Дону. 1992.

57. АНДЕРСОН К. М. Оуэнисты в Британии: Утопический социализм и общественные движения в Англии, 1810 - 1830-е годы. М. 1989. Диссертация Андерсона была посвящена кооперативным идеям оуэнистов.

58. СОГРИН В. В. Рабочее движение Великобритании в ретроспективе: дискуссии британских историков. - Новая и новейшая история, 1989, N 6, с. 60.

59. Периодизация, как правило, строилась исходя не из анализа совокупности событий и общественных перемен, а из однажды написанного Лениным, который в статье "Исторические судьбы учения Карла Маркса" (1913 г.; ЛЕНИН В. И. Полн. собр. соч. Т. 23, с. 4.) дал свою периодизацию английского рабочего движения второй половины XIX в.: первый период с 1848 по 1871 г., в течение которого "умирает домарксовский социализм", рождаются I Интернационал, социалистические партии и германская социал-демократия, и второй период- 1872 - 1904 гг., который он назвал "мирным", подразумевая, что в этот период совершался постепенный и медленный переход к социальной революции. Эта схема обычно и использовалась впоследствии.

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/Английские-рабочие-второй-половины-XIX-в-и-советская-историография

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И. Ю. Новиченко, Английские рабочие второй половины XIX в. и советская историография // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 14.02.2020. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/Английские-рабочие-второй-половины-XIX-в-и-советская-историография (date of access: 04.12.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - И. Ю. Новиченко:

И. Ю. Новиченко → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
175 views rating
14.02.2020 (293 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Н. И. МИНИЦКИЙ. МЕТОДЫ ПОСТРОЕНИЯ НАУЧНОГО И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ
Catalog: История 
9 hours ago · From Казахстан Онлайн
ПАРТИЙНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ИНСТИТУТА ИСТОРИИ АН СССР В ИДЕЙНОМ ПРОТИВОСТОЯНИИ С ПАРТИЙНЫМИ ИНСТАНЦИЯМИ. 1966 - 1968 гг.
9 hours ago · From Казахстан Онлайн
Окна. Пластиковые или деревянные?
7 days ago · From Казахстан Онлайн
Какие преимущества у пластиковых окон перед металлическими и деревянными?
7 days ago · From Казахстан Онлайн
Абдельазиз Бутефлика
Catalog: История 
15 days ago · From Казахстан Онлайн
Тевтонский орден на Ближнем Востоке в XII-XIII вв.
Catalog: История 
15 days ago · From Казахстан Онлайн
В. БЕНЕКЕ. Военное дело, реформы и общество в царской России. Воинская повинность в России. 1874-1914
Catalog: История 
15 days ago · From Казахстан Онлайн
Обычай взаимопомощи в Дагестане в XIX - начале XX в.
Catalog: История 
15 days ago · From Казахстан Онлайн
Дагестан и отношения России с Турцией и Ираном во второй половине 70-х гг. XVIII в.
Catalog: История 
17 days ago · From Казахстан Онлайн
"Пражская весна" и позиция западноевропейских компартий
Catalog: История 
20 days ago · From Казахстан Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·1248 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·1248 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·1248 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·1248 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·1248 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·1248 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·1248 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·1248 days ago

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Английские рабочие второй половины XIX в. и советская историография
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2020, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones