BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: KZ-994

Share with friends in SM

В современной российской исторической науке все большее внимание уделяется изучению феномена колониализма, сыгравшего огромную роль в новый и новейший периоды мировой истории. При этом исследователями предпринимается попытка выработки сбалансированного, взвешенного подхода, который позволил бы всесторонне исследовать столь сложное историческое явление, существенно повлиявшее на развитие как многих восточных обществ, являвшихся объектами колониализма, так и самой западной цивилизации, выступавшей в качестве субъекта колониальной политики.

На протяжении нескольких столетий своего существования система колониализма претерпела достаточно сложный процесс эволюции. Стремясь приспособиться к менявшимся историческим реалиям, она, в свою очередь, оказывала громадное воздействие на мировые социально-экономические и политические процессы. При всем многообразии вариаций европейского колониализма многие исследователи, изучая закономерности его развития, заостряют свое внимание, в первую очередь, на британской колониальной системе. Великобритании удалось не просто создать крупнейшую по территории колониальную империю. Британский колониализм отличался заметно большей в сравнении с другими колониальными системами гибкостью, а также вариативностью форм и методов осуществления собственного влияния. Будучи достаточно сложным и противоречивым явлением, Британская империя в своем развитии отражала исторически менявшуюся специфику общественных настроений в Великобритании, а также восприятие политической элитой базовых целей колониальной политики. Данная динамика на протяжении длительного исторического периода представляла собой взаимодействие двух основных начал, вокруг которых строилось развитие империи, - либерального и консервативного.

Одним из наиболее типичных проявлений данного взаимодействия являлась политика правительства Великобритании в ключевой колонии, которая по праву признавалась стержнем империи - в Британской Индии. К началу первой мировой войны Индия являлась важнейшим центром формирования британской стратегии на всем азиатском континенте, а также играла огромную


Сагимбаев Алексей Викторович - кандидат исторических наук, доцент Брянского государственного университета им. академика И. Г. Петровского.

стр. 71

роль в имперской экономической системе. По состоянию на 1914 г. из почти 400 млн. небелых подданных британской короны, 312 млн. приходилось на долю ее индийских владений1. В силу огромного стратегического веса, который Индия имела в составе империи, ее не могли миновать те важные изменения, которые начались в системе британского колониализма после окончания войны. Они отражали начало общего кризиса имперской системы и побуждали английскую политическую элиту к поиску новых форм и методов отстаивания традиционных колониальных интересов.

К 1914 г. в основе системы управления крупнейшей британской колонией лежали принципы, заложенные Хартией 1833 г. и закрепленные после восстания 1857 - 1859 годов. Они предусматривали высокую степень централизации административного механизма и концентрацию власти в руках относительно немногочисленного английского чиновничьего аппарата, входившего в структуру Индийской гражданской службы (Indian Civil Service)2. В то же время, система англо-индийского управления, часто обозначаемая в англоязычной историографии термином Raj, обладала достаточно высокой степенью автономии и самостоятельности в принятии решений.

Британская политика в Индии на протяжении большей части XIX - начала XX в. характеризовалась чередованием консервативного и либерального подходов. Как отмечает российский исследователь В. Я. Белокреницкий, "... базовым и большую часть времени преобладающим был первый из них, что вполне объяснимо потребностями установления политического контроля над иным в культурном отношении населением ..."3. Несмотря на определенные различия, представители обеих тенденций вплоть до начала XX в. сходились в достаточно негативной оценке способности индийцев к управлению своей страной. Концентрация всей полноты власти в руках англичан объяснялась сложной этноконфессиональной и кастовой структурой населения Индии, косностью и консерватизмом мышления индийцев, основанного на традиционных религиозно-философских нормах, отсутствием у них элементов политической культуры в ее европейском понимании.

После весьма ограниченных по своему характеру либеральных преобразований, предпринятых вице-королем лордом Риппоном в первой половине 1880-х гг. в управлении Британской Индией возобладала консервативная тенденция, наиболее ярко проявившаяся в 1898 - 1905 гг., когда должность вице-короля занимал Дж. Н. Керзон. Его политический курс, обозначаемый британским историком Н. Фергюсоном понятием "ториентализм", сводился к отрицанию либеральной установки на поддержку и сотрудничество с европейски образованной индийской интеллигенцией. Главной опорой британского правления в Индии Керзон считал традиционную индийскую знать, а основным направлением колониальной политики видел консервацию традиционной иерархической структуры индийского общества и сохранение имевшихся в нем внутренних противоречий4. Наиболее заметными шагами в данном направлении явился перенос административного центра колонии из Калькутты в Дели, а также территориальное разделение провинции Бенгалия, вызвавшее резкое обострение отношений между индуистской и мусульманской общинами, а также усиление политического радикализма среди различных слоев индийского общества.

Новый импульс либеральным преобразованиям был дан на рубеже 1900- 1910-х гг., что в немалой степени было связано с успехами политики нового либерализма в самой метрополии. Осуществленная в данный период вице-королем, лордом Минто и госсекретарем по делам Индии Дж. Морли административная реформа привела к созданию во всех крупных индийских провинциях совещательных Собраний, и введению, впервые в индийской истории, огра-

стр. 72

ниченной куриальной системы голосования по выборам в представительные органы. Политический эффект данной реформы оказался весьма незначительным, поскольку она не смогла объединить вокруг британской администрации индийскую знать и интеллектуальную элиту. На фоне существенных изменений, происходивших в Индии в период первой мировой войны и отражавших ее огромный вклад в военные усилия метрополии, в высших слоях индийского общества все активнее звучали призывы к введению системы представительной власти и ответственного правительства.

В конце 1916 г. в Великобритании был сформирован новый коалиционный правительственный кабинет во главе с Д. Ллойд-Джорджем, включивший представителей большинства крупных политических сил, решивших объединить свои усилия на фоне военных трудностей. Должность госсекретаря по делам Индии в нем была предоставлена известному стороннику либеральных преобразований Э. Монтэгю. К тому моменту британскими властями уже была проведена значительная работа по обобщению и анализу планов возможных преобразований в крупнейшей колонии.

Отправной датой начала реформы считается 20 августа 1917 г., когда госсекретарь по делам Индии в ответ на вопрос одного из членов Палаты общин сделал важное заявление, касавшееся базовых целей политики кабинета в отношении индийских владений. Характеризуя содержание будущих преобразований, он подчеркнул: "Политика Правительства Его Величества, в соответствии с которой осуществляется политика Правительства Индии, направлена на увеличение представительства индийцев во всех ветвях администрации и постепенное развитие институтов самоуправления с целью продвижения по направлению к ответственному правительству Индии как составной части Британской Империи"5. При этом особо оговаривалось, что "...существенные шаги в данном направлении должны быть предприняты как можно скорее...". В завершении своего выступления Э. Монтэгю сделал особый акцент на том, что реформа будут осуществляться в течение достаточно длительного периода, подчеркнув, что "Британское Правительство и Правительство Индии, несущие ответственность за благополучие и прогресс в жизни индийцев, будут судить о времени и степени этого развития..."6.

В соответствии с решениями кабинета, в ноябре 1917 г. Монтэгю прибыл в Индию, где совместно с лордом Челмсфордом, занимавшим на тот момент пост вице-короля, приступил к непосредственной подготовке предстоящей реформы. В июле 1918 г. англо-индийским правительством был опубликован документ, получивший название Сводный Рапорт (Joint Report)7. В нем, в свете базовых принципов, обозначенных Монтэгю, было обобщено большинство из имевшихся на тот момент проектов реформы, и сформулирована концепция так называемой диархии, то есть двойственного управления, которая ранее уже частично апробировалась англичанами на Мальте и в некоторых других колониях. Сводный Рапорт был подписан рядом видных бизнесменов, представителей европейской общины, а также некоторыми индийскими политическими деятелями, принадлежавшими к умеренным политическим движениям. В целом, в документе нашел отражение умеренный вариант планируемых преобразований

Идея реформы, связанная с введением элементов ответственного правительства, а также с участием индийского населения в выборах представительных структур, столкнулась с достаточно серьезным противодействием со стороны консервативной части британской политической элиты, а также влиятельных сил внутри англо-индийской администрации и европейской общины в Индии. Они выступали с жесткой критикой системы диархии как на стадии подготовки проекта реформы, так и при последующем его обсуждении в бри-

стр. 73

танском парламенте. Не отрицая, в принципе, саму необходимость преобразований, приверженцы данной позиции полагали, что превращение индийских законодательных собраний в представительные органы власти, наделенные парламентскими функциями в европейском их понимании, приведет к дестабилизации системы управления и создаст угрозу политической анархии в Индии. Кроме того, некоторые идеи реформы, изложенные Монтэгю, угрожали, по их мнению, базовым принципам английского управления в Индии и расценивались ими как "похоронный звон по имперскому правлению"8.

Вскоре после опубликования Сводного Рапорта британским правительством было создано несколько комиссий, занимавшихся проработкой отдельных аспектов будущей реформы. Две из них, возглавляемые лордом Соузбороу, занимались разработкой проектов нормативных документов, касавшихся избирательного процесса в провинциях, а также проблемой разграничения функций центральных и провинциальных исполнительных структур. Третий комитет, возглавленный лордом Крю занимался вопросами, связанными с соответствующей реорганизацией Министерства по делам Индии (India Office) и всей системы взаимоотношений между госсекретарем, англо-индийским правительством и будущими органами представительной власти9.

В конце марта 1919 г. Монтэгю внес Билль о реформах в Индии на обсуждение в Палату Общин. Несмотря на противодействие со стороны части представителей Консервативной партии к началу июля, пройдя основные стадии обсуждения, он был передан в специальный комитет обеих Палат Парламента и основных политических партий во главе с лордом Селборном10. После необходимых согласований Билль был утвержден королем и вступил в силу 23 декабря 1919 г, как Акт о реформах правительства Индии (Government of India (Reforms) Act)11. В соответствии с ним вносились существенные изменения в индийское конституционное законодательство, действовавшее с 1915 года.

В преамбуле документа отмечалось: "В целях постепенного развития институтов самоуправления в Провинциях Индии представляется необходимым предоставить в соответствии с отведенной им компетенцией как можно более широкую степень независимости от правительства Индии, которая соответствует их собственному восприятию ответственности"12. В связи с этим предполагалось законодательно разделить функции центрального и провинциальных правительств в административных и финансовых вопросах. Данное положение закона являлось ключевым, поскольку означало отход от прежней линии, основанной на концентрации всех административных и финансовых ресурсов в руках центрального правительства, которую Великобритания проводила в Индии, по крайней мере, с 1833 года.

Акт предполагал создание впервые в индийской истории системы органов представительной власти парламентского типа, включавшей провинциальные законодательные собрания, а также центральное Законодательное собрание, состоявшее из двух палат, - нижней (Законодательная Ассамблея) и верхней (Государственный Совет). В больших провинциях законодательные собрания должны были на 70% избираться и лишь на 20% состоять из назначаемых лиц, включая членов Исполнительного Совета при губернаторе. Сложный механизм косвенного избрания, введенный в 1909 г., заменялся системой прямых выборов.

В то же время, несмотря на декларированную британскими властями широкую автономию провинциальных законодательных собраний, по целому ряду важных вопросов их функции ограничивались необходимостью получения соответствующей санкции со стороны губернатора. Две трети из назначаемых лиц являлись губернаторскими чиновниками - секретарями провинциального правительства и главами департаментов, выполнявших также консультативные функции. В отличие от порядка, установленного по итогам

стр. 74

реформы Морли-Минто, назначаемые лица на этот раз были свободны при голосовании.

Законом также вводилось разделение полномочий на провинциальном уровне управления, которое составляло основное содержание системы диархии. В ведение провинциальных законодательных собраний передавался ряд административных функций, обозначенных термином "transferred subjects"13. К их числу относились, в частности, вопросы, связанные с управлением системами образования, здравоохранения и санитарии, местного самоуправления, развитием сельского хозяйства, промышленности и инфраструктуры, налоговой и акцизной политикой. Все они выводились из сферы компетенции центрального англо-индийского правительства. Департаменты, которым передавались данные функции, должны были возглавляться индийскими министрами и нести ответственность перед законодательными органами власти. Предполагалось, что часть провинциального правительства, отнесенная к сфере "transferred subjects", будет включать двух или трех министров, назначаемых из числа выбранных членов законодательного собрания, которые были известными в провинции общественными деятелями. Индийские министры формально наделялись равным статусом с членами Исполнительного Совета при губернаторе и получали равное с ними жалование14.

В то же время, ряд административных полномочий на провинциальном уровне продолжал оставаться исключительной прерогативой колониальных властей. Они были обозначены термином "reserved subjects" и включали вопросы, связанные, в частности, с обеспечением законности и правопорядка, управлением полицией и руководством судебной системой. Департаменты, отвечавшие за них, оставались абсолютно независимыми от законодательных собраний и подчинялись напрямую англо-индийскому правительству.

Третий раздел Акта определял новый статус губернаторов провинций, за которыми и в изменившихся условиях закреплялись весьма широкие властные полномочия. Предусматривалось, что они "совместно со своим Советом осуществляют всю полноту власти в отношении департаментов, входящих в категорию "reserved subjects", и совместно с министрами, в отношении департаментов, входящих в категорию "transferred subjects""15. В административные функции губернатора входило также право "...назначать министров, не являющихся членами Исполнительного Совета, а также чиновников в департаменты, отнесенные к категории "transferred subjects", и эти лица несут ответственность лишь перед ним.... В отношении деятельности департаментов данной группы, губернатор должен руководствоваться советами министров, срок полномочий которых не должен превышать шесть месяцев. При этом он может действовать иным образом, если сочтет, что для этого есть соответствующие основания"16. Губернатор оставался абсолютно независимым от законодательных собраний в отношении руководства департаментами, отнесенными к категории "reserved subjects".

На основании положений дополнявшего Акт инструктивного документа, направленного провинциальным властям и получившего название "Перечень инструкций" ("Instrument of Instructions"), губернатор нес исключительную ответственность за защиту прав и интересов различных расовых, этнических, религиозных и социальных групп местного населения. С этой целью ему позволялось при определенных обстоятельствах приостанавливать деятельность департаментов, отнесенных к категории "transferred subjects" и вводить режим своего прямого правления.

В соответствии с пунктом 8.1 Акта о реформах губернатор при определенных обстоятельствах обладал правом роспуска законодательного собрания, что создавало условия для определенных коллизий в его взаимоотношениях с

стр. 75

представительным органом власти. Кроме того положениями документа предусматривалось, что "В случае, если Законодательное Собрание отказывается утвердить предлагаемый законопроект, или отказывается следовать указаниям губернатора, последний обладает правом, входящим в его компетенцию, несмотря на несогласие Совета, утверждать и вводить в действие любой законопроект, относящийся к "reserved subjects", своей подписью,... без согласования с Собранием"17.

Наряду с данными полномочиями, губернатор на основании пункта 11.4 Акта, наделялся правом вето, носившим абсолютный характер в отношении законопроектов, предлагаемых законодательным собранием, в случае, если "Билль, который предлагается или может быть предложен, а также любые изменения, вносимые в законы,... затрагивают безопасность или спокойствие провинции, какой-либо ее части, или других провинций"18.

В соответствии с дополнявшими Акт о реформах нормативными предписаниями главами провинций Мадраса, Бомбея и Бенгалии могли назначаться только известные британские политики, носившие титул лордов. В остальных провинциях губернаторы назначались Короной из числа высших чиновников Индийской гражданской службы по согласованию с вице-королем. При губернаторе функционировал Исполнительный Совет. В его состав входило, как правило, по одному официальному и одному неофициальному представителю. Официальные представители назначались из числа британских чиновников Индийской гражданской службы, неофициальные, в свою очередь, выступали в качестве представителей местного индийского населения19. Данная часть системы провинциального управления получила наименование "губернатор в Совете (Governor in Council)". Ее деятельность детально регулировалась нормами Сводного Акта о Правительстве Индии (Government of India (Consolidating) Act)20.

В соответствии с положениями Акта устанавливался трехлетний период функционирования провинциальных легислатур и Законодательной Ассамблеи, а также пятилетний период деятельности Государственного Совета. За вице-королем сохранялось право досрочного роспуска центральных, а за губернатором - провинциальных представительных структур. При этом новый их состав должен был быть созван не позднее, чем через девять месяцев с момента роспуска предыдущего. В особых случаях срок функционирования законодательного собрания мог быть продлен соответствующим представителем Короны на год21.

Отдельным нормативным актом, получившим название "Оговорки относительно правил принятия Биллей" (Reservation of Bills Rules) определялись рамки законотворческой деятельности будущих представительных органов. Для того, чтобы выдвигаемый легислатурой законопроект вступил в силу, требовалось согласие на соответствующем уровне либо губернатора провинции, либо вице-короля. Британские власти, таким образом, сохраняли за собой право отклонить любую инициативу органов, представлявших индийское население. Согласие представителя Короны требовалось и в отношении законодательных инициатив, связанных с установлением новых или изменением уже существующих налогов22.

Наряду с разделением департаментов провинциальных правительств на две категории, в индийских провинциях, на которые распространилось действие Акта о реформах, вводилась частичная финансовая автономия. Одним из пунктов Акта предусматривалась возможность для провинциальных правительств получать займы, как в самой Индии, так и за ее пределами для обеспечения расходных статей своих бюджетов23. Законодательные собрания провинций получили возможность устанавливать дополнительные налоги без санкции центральных властей при условии, что вводимый налог предусмотрен законодательством.

стр. 76

Разделение доходных статей осуществлялось в соответствии с распределением функций между департаментами, отнесенными к двум категориям. В распоряжении центральных органов власти оставались доходы от таможен, железных дорог, почты, телеграфа, подоходного налога, соляной и опиумной монополий. Под контроль провинциальных департаментов, входивших в категорию "transferred subjects", передавались доходные статьи от земельного налога, ирригационных работ, лесного хозяйства, акцизные сборы от продажи алкоголя и легальных наркотиков, а также регистрации различных юридических сделок. В случае возникновения разногласий по финансовым вопросам между департаментами двух категорий в качестве арбитра должен был выступать губернатор провинции. В связи с возросшей финансовой ответственностью провинциальных правительств, Актом предусматривалось создание в их структуре отдельных ведомств, призванных контролировать данную составляющую деятельности департаментов, отнесенных к категории "transferred subjects"24.

В положениях Акта, а также ряда других официальных документов, неоднократно подчеркивался тезис о временном характере системы диархии. Ее существование связывалось с переходным периодом, в течение которого в Индии должны были быть оформлены основы системы самоуправления. К моменту его завершения в большинстве провинций должна была сформироваться единая система управления, включающая назначаемого митрополией губернатора и представляющих индийское население министров. В соответствии с положениями нескольких дополнявших Акт нормативных документов, британский парламент, на основании периодического анализа степени эффективности новой системы, мог принимать решения о перераспределении административных функций в пользу "transferred subjects". В то же время, в случае, если данный анализ выявлял существенные проблемы, связанные с функционированием департаментов, возглавляемых индийскими министрами, они могли быть возвращены под прямой английский контроль. В пятой части Акта упоминалось о необходимости создания специальной комиссии, в задачу которой входило исследование в течение десятилетнего периода различных аспектов "функционирования структуры управления, совершенствования образовательной системы, развития представительных институтов в Британской Индии"25. На этой основе должен был формулироваться вывод о том, "в какой степени желательно установить принципы ответственного правительства, а также о степени изменений или ограничения нынешней степени ответственности правительства"26.

В соответствии с положениями семнадцатого пункта Акта о реформах, определялась структура центрального Индийского Законодательного Собрания. Его верхняя палата - Государственный Совет - должна была состоять из шестидесяти членов, до одной трети из которых являлись назначаемыми лицами, а остальные - избирались. Законодательная Ассамблея включала не менее ста сорока представителей, по крайней мере, пятьдесят семь из которых избирались населением, а из оставшихся - две трети являлись официальными представителями, то есть британскими чиновниками. В качестве официальных представителей в состав Законодательной Ассамблеи должны были назначаться все члены Исполнительного Совета при вице-короле.

На основании положений Акта, а также ряда дополняющих и конкретизирующих его нормативных документов, к числу которых относились, в частности, так называемые "Правила передачи" ("Devolution Rulers"), устанавливались четкие рамки компетенции англо-индийского правительства и Законодательного Собрания Британской Индии. К их числу были отнесены вопросы, связанные с руководством вооруженными силами (за исключением полиции), внешней политикой, отношениями с княжествами, общим управлением транспортной инфраструктурой, финансовой системой и таможнями. Кроме того, в сфере компе-

стр. 77

тенции центральных органов власти оставался контроль над общеиндийскими гражданскими службами, а также соблюдением установленных ранее монополий на добычу и продажу соли и опиума. В соответствии с положениями Акта, функции и обязанности правительства Индии определялись следующим образом: "Надзор и контроль над гражданской и военной администрацией передаются Вице-королю, который должен действовать в соответствии с указаниями Государственного Совета... Каждое местное Правительство обязано повиноваться распоряжениям Вице-короля и должно надлежащим образом информировать его по всем вопросам,... касающимся провинциального управления"27.

За центральными органами законодательной и исполнительной власти были закреплены исключительные полномочия, связанные с регулированием и осуществлением контроля над исполнением гражданского и уголовного законодательства. Важным направлением их деятельности являлось также обеспечение стабильности сложившейся в Индии административно-политической системы. В пятом разделе "Правил передачи" особо оговаривалось, что "...функции контроля, управления и надзора над местными правительствами... возложенные на Вице-короля, на основании Акта, должны осуществляться лишь в целях обеспечения деятельности центральных органов власти, а также для разрешения проблем, касающихся двух или нескольких провинций, в случае, если они сами не могут прийти к соглашению"28.

Функции правительства и парламента метрополии в отношении Индии ограничивались, как отмечалось в Акте, "... обеспечением имперских интересов и разрешением вопросов, связанных с ее взаимоотношениями с другими частями империи"29. Впоследствии, уже в ходе осуществления реформы, представители Министерства по делам Индии неоднократно подчеркивали нежелательность вмешательства британских ведомств в деятельность провинциальных индийских департаментов, вошедших в категорию "transferred subjects"30.

Несмотря на то, что условия реформы предполагали существенное расширение функций центрального Законодательного Собрания, в целом основы системы управления Британской Индией остались фактически неизменными. В восьмом разделе "Перечня инструкций" подчеркивалось: "Нашим желанием и стремлением является поиск всеми возможными средствами, соответствующими Нашим обязательствам и обязательствам Парламента, ...путей обеспечения благополучия Наших индийских подданных, чтобы управление всеми вопросами, связанными с Нашей прямой компетенцией, осуществлялось в соответствии с желаниями Наших подданных, выраженными их представителями в Законодательном Собрании Индии, насколько это окажется справедливым и разумным"31.

Изменения в центральной администрации Британской Индии коснулись, в основном, состава Исполнительного Совета при вице-короле. Наиболее важные из них осуществлялись в рамках декларированной британским правительством политики ликвидации расовых ограничений и предусматривали включение в состав Совета трех индийских представителей вместо одного, как это было ранее.

Одним из результатов реформы явилось учреждение так называемой Палаты Принцев, членами которой стали представители наиболее влиятельных княжеских семей. При ней должен был действовать постоянный исполнительный комитет, в задачу которого входила координация политики англо-индийского правительства в отношении многочисленных индийских княжеств. Их представители в соответствии с новыми правилами должны были в обязательном порядке включаться в состав комиссий, которые расследовали случаи так называемого "дурного управления" и ненадлежащего поведения князей. Предполагалось также создание специальных арбитражных судов, в ведение которых передавались вопросы, связанные с конфликтами, возникающими в отно-

стр. 78

шениях между княжествами и правительством Британской Индии или правительствами отдельных провинций.

Изменения, произошедшие в административной системе Британской Индии в результате реализации Акта о реформах 1919 г., привели к определенной децентрализации и появлению элементов федеративного устройства. В то же время они носили четко лимитированный характер, что было обусловлено принципиальным стремлением британского руководства сохранить незыблемость базовых основ своего колониального механизма. В силу этого еще в 1922 г. американский исследователь Х. Робинсон охарактеризовал сложившуюся в Индии в результате реформы систему административных отношений как квазифедеративную32.

Седьмой частью Акта о реформах, а также положениями ряда дополняющих его документов, определялись правила проведения выборов в центральные и провинциальные законодательные структуры, формировалась карта избирательных округов, формулировались квалификационные требования к кандидатам и выборщикам, а также устанавливались способы контроля над соблюдением законности проведения избирательной процедуры. В Индии впервые вводилась система прямого избрания членов законодательных собраний, носившая довольно ограниченный характер в силу целого ряда цензовых ограничений. Все индийцы, получившие избирательные права, были разделены на три категории. Первая, наиболее многочисленная из них, насчитывала в общей сложности 5 345 870 чел. и включала избирателей, имевших право голоса лишь на выборах провинциального уровня. Избиратели второй категории, в которую было включено в общей сложности 909 874 чел., имели право участвовать и в выборах в Законодательную Ассамблею. Представители третьей категории, в которую вошло лишь 17 364 чел., могли участвовать как в выборах провинциального уровня, так и в голосовании по избранию членов обеих палат центрального Законодательного Собрания33.

Процедура избрания членов представительных органов власти регулировалась вступившим в силу в 1920 г. подзаконным актом, получившим название "Электоральные правила". В соответствии с ним были введены три избирательные системы, на основании которых организовывались выборы в законодательные собрания провинций, а также в Законодательную Ассамблею и Государственный Совет. Каждая из них предполагала наличие общих и специальных избирательных округов. Цензовые критерии, определявшие круг участвовавших в голосовании избирателей, различались для разных провинций и даже отдельных частей одной провинции. Кроме того, существовали различные системы градации для каждой категории электората.

В рамках новой избирательной системы сохранялись многие принципы прежней куриальной системы, введенной в период реформы Морли-Минто. Так, в Пенджабе из шестидесяти четырех округов по выборам в местное законодательное собрание, двенадцать приходилось на долю сикхских городских и сельских избирательных округов. В Бенгалии, а также некоторых других провинциях были созданы отдельные избирательные округа для представителей европейской общины. В Бенгалии и Мадрасе, кроме того, вводились специальные округа для индийцев-христиан, за которыми резервировалось два места в провинциальных легислатурах. В то же время, при всем многообразии существовавшей куриальной системы, определяющим в данный период окончательно становилось разделение избирательных округов в Британской Индии на индуистские и мусульманские. Оно проистекало из соглашения, достигнутого лидерами Индийского Национального Конгресса (ИНК) и Мусульманской Лиги в Лакноу в декабре 1916 г., в рамках которого предусматривалось определенное процентное соотношение представителей индуистской и мусульманской общи-

стр. 79

ны в реформируемых органах представительной власти. Всего новая система выборов предполагала введение шести типов избирательных округов, два из которых - мусульманский и немусульманский - были распространены фактически на всей территории Индии.

Наряду с общими, существовало и достаточно большое количество специальных избирательных округов, представлявших интересы узких социальных слоев, в частности, крупных землевладельцев, а также коммерческих и промышленных групп. Кроме того, во всех провинциях кроме Пенджаба получили представительство "неприкасаемые".

В общей сложности, в результате реформы Монтэгю-Челмсфорда избирательные права получили лишь 2,5% жителей Британской Индии или около 10% ее взрослого мужского населения. Тем не менее, данный шаг, несомненно, способствовал становлению и развитию на индийской территории элементов демократии и парламентской системы правления.

В соответствии с рекомендациями специальной комиссии, нашедшими отражение в Сводном Рапорте, предусматривалось "расширение участия индийцев во всех ветвях власти"34. Предполагалось, в частности, установление определенных квот для представителей индийского населения в различных структурах и на различных уровнях Индийской гражданской службы. На первом этапе реформы планировалось достичь средней пропорции между британскими и индийскими служащими равной трем к одному. По истечении десяти лет ее предполагалось довести до двух к одному.

Отбор индийских служащих предусматривалось осуществлять несколькими путями. С этой целью должна была активно использоваться система состязательных экзаменов, которые могли проводиться как в Лондоне, так и в самой Индии, где ими руководила специально созданная комиссия35. Кроме того, кооптация индийцев в структуры Индийской гражданской службы могла осуществляться путем их назначения вице-королем или губернатором провинции, а также перевода из провинциальных органов управления.

В рамках общих принципов осуществления реформы предполагалась постепенная либерализация условий работы индийцев в различных сферах управления. Так в системе Индийской образовательной службы (Indian Educational Service), руководившей значительной частью образовательной системы в Британской Индии, предусматривалось в течение десятилетнего периода увеличить представительство индийцев с 20 до 50%. Такое же процентное соотношение должно было быть установлено и в Индийской лесной службе (Indian Forest Service). В полицейских структурах, где признавалось необходимым сохранение значительного английского присутствия, квоту для индийцев было решено ограничить одной третью, половина из которой должна была назначаться напрямую, а другая половина - кооптироваться из провинциальных полицейских структур.

В то же время, для отдельных административных органов, таких как Департамент Индийских финансов (Indian Finance Department), Департамент Общественных работ (Public Works Department) и некоторых других предполагалась реализация принципа "индианизации". Он предусматривал фактически полную передачу управленческих функций индийцам, за исключением отдельных должностей, требовавших особой квалификации.

Первые выборы в представительные органы власти на основании Акта о реформах правительства Индии были проведены в октябре-ноябре 1920 года. Они проходили в весьма непростой обстановке, связанной с бойкотом, объявленным Индийским Национальным Конгрессом и некоторыми другими политическими организациями радикального толка. К бойкоту выборов присоединился и ряд мусульманских политических организаций, протестовавших про-

стр. 80

тив навязанных Османской империи условий Севрского мирного договора. В результате наиболее низкой явка зарегистрированных избирателей оказалась в Пенджабе и Бомбейском президентстве. В городах количество принявших участие в голосовании оказалось меньше, чем в сельском местности. Одной из форм обструкции выборов явилось выдвижение заведомо "непроходных" кандидатур, в том числе, представителей "неприкасаемых".

Тем не менее, общие итоги выборов были охарактеризованы британскими властями как несомненный успех реформы. Согласно официальным данным, из 774 мест в новых законодательных структурах власти 535 были заняты выбранными представителями. В среднем на каждое место претендовало по три кандидата. В выборах в провинциальные законодательные собрания принял участие 31% зарегистрированных избирателей. По итогам голосования в Законодательную Ассамблею и Государственный Совет этот показатель составил соответственно 25 и 55%. Наиболее низкой в процентном соотношении оказалась явка на выборы в нижнюю палату Индийского Законодательного Собрания, в которых приняло участие менее 200 тыс. человек. Выборы выявили ряд специфических проблем, связанных с географической обширностью и этнической разнородностью избирательных округов, а также отсутствием четко сформулированных социальных позиций у значительной части индийского электората.

Вместе с тем, сама выборная кампания способствовала росту политической активности и развитию политической культуры участвовавшей в ней части индийского населения. Проявлением этого явилась, в частности, развивавшаяся в данный период партийная деятельность. В Бенгалии, Объединенных провинциях и некоторых других индийских регионах в результате выборов существенное представительство в местных законодательных собраниях получили представители оппозиционных политических партий, выступавших с требованиями сокращения налогов, "индианизации" армии и полиции, а также дальнейшего расширения сферы самоуправления индийского населения. Тем не менее, в большинстве случаев фракции в провинциальных законодательных собраниях формировались на куриальной основе.

В целом, итоги первых выборов, прошедших в рамках реализации реформы Монтэгю-Челмсфорда, как и последующий опыт деятельности избранных на их основе представительных структур, отражалии внутренне противоречивый характер преобразований, проводимых британскими властями. Расширение системы самоуправления и введение элементов парламентаризма в Британской Индии в данный период сочеталось с использованием репрессивных мер, связанных в том числе, с принятием так называемого законодательства Роулетта. Вызванное им массовое недовольство переросло в широкомасштабную волну протестных акций, охвативших после окончания войны различные индийские территории. Кульминацией этого протестного движения явились трагические события в Амритсаре 13 апреля 1919 г., которые, по выражению английского историка П. Брендона, подточили "этическую опору британского правления в Индии"36.

Несмотря на внутреннюю противоречивость, действия Великобритании в данный период, являясь реакцией на возраставшие внутри имперского механизма трудности, отражали формирование важного вектора дальнейшей эволюции ее колониальной политики. Он был связан с весьма медленной, непоследовательной, в немалой степени вынужденной либерализацией политико-административного режима в ряде колоний. Данная тенденция, в свою очередь, явилась важнейшей предпосылкой последовавшего после окончания второй мировой войны процесса распада крупнейшей колониальной системы.

стр. 81

Примечания

1. EGERTON H.E. British colonial Policy in the 20th Century. L. 1922, p. 176.

2. На тот момент общая численность английских служащих Индийской гражданской службы не превышала 1600 человек.

3. БЕЛОКРЕНИЦКИЙ В. Я. Уход Англии из Индии и проблема образования двух доминионов. Британская империя в XX в. М. 2010, с. 270.

4. ФЕРГЮСОН Н. Империя: чем современный мир обязан Британии. М. 2013, с. 286 - 287.

5. Great Britain. Parliamentary Debates. House of Commons, Fifth Series, vol. 65 (20.VIII.1917), col. 114.

6. Ibid., col. 115, 117 - 118.

7. India's Goal: Constructive Criticisms by Leading Indians on the Montagu-Chelmsford Scheme. Madras. 1921, p. V.

8. Great Britain. Parliamentary Debates. House of Commons. Fifth Series, vol. 143 (14.VI.1919), col. 267.

9. HORNE E.A. The Political System of British India. Oxford. 1922, p. 32.

10. JENKS E. The Government of the British Empire. L. 1919, p. 356.

11. ELLIOTT W.Y. The New British Empire. N.Y. -L. 1932, p. 172.

12. India's Goal, p. 28.

13. ADAMS J. T. Empire of the Seven Seas: the British Empire, 1784 - 1939. N.Y. -L. 1940, p. 349.

14. На практике данное положение соблюдалось далеко не всегда. В 1922 г. лишь в Центральной провинции законодательное собрание установило заработную плату индийским министрам в размере трех тыс. рупий в месяц, в то время как члены Исполнительного Совета при губернаторе получали жалование в размере четырех тысяч рупий. HORNE Е. А. Ор. cit., p. 104.

15. Ibid., p. 75.

16. India's Goal, p. 60.

17. HORNE E.A. Op. cit., p. 98.

18. Ibid., p. 102.

19. В крупных провинциях в Исполнительный Совет при губернаторе могло входить по два официальных и неофициальных представителя.

20. HORNE E.A. Op. cit., p. 103.

21. India's Goal, p. 65.

22. HORNE E.A. Op. cit., p. 104.

23. ELLIOTT W.Y. Op. cit., p. 176.

24. HORNE E.A. Op. cit., p. 97.

25. Ibidem.

26. Ibid., p. 105.

27. BUTT A.L. The Evolution of the British Empire and Commonwealth from the American Revolution. N.Y. 1956, p. 786.

28. Ibidem.

29. Great Britain. Parliamentary Debates. House of Commons. Fifth Ser. vol. 115 (19.V.1919), col. 145.

30. См., например: Great Britain. Parliamentary Debates. House of Commons. Fifth Ser. vol. 116 (19.V.1920), col. 65.

31. HORNE E.A. Op. cit., p. 92.

32. ROBINSON H. The Development of the British Empire. Boston-Chicago-San Francisco-N.Y. 1922, p. 301.

33. Ibid., p. 138 - 139.

34. India's Goal, p. 64.

35. В рамках реформы Морли-Минто в 1912 г. была создана комиссия, получившая название Public Service Commission, занимавшаяся изучением возможностей для привлечения индийцев на административную работу и их участия в деятельности различных уровней управления. Первые экзамены под ее контролем прошли в Алахабаде в феврале 1922 года.

36. БРЕНДОН П. Упадок и разрушение Британской империи: 1781 - 1997. М. 2010, с. 347.

Orphus

© biblio.kz

Permanent link to this publication:

https://biblio.kz/m/articles/view/Акт-о-реформах-правительства-Индии-1919-г

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Казахстан ОнлайнContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.kz/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. В. Сагимбаев, Акт о реформах правительства Индии 1919 г. // Astana: Digital Library of Kazakhstan (BIBLIO.KZ). Updated: 14.02.2020. URL: https://biblio.kz/m/articles/view/Акт-о-реформах-правительства-Индии-1919-г (date of access: 23.09.2020).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. В. Сагимбаев:

А. В. Сагимбаев → other publications, search: Libmonster KazakhstanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Казахстан Онлайн
Астана, Kazakhstan
209 views rating
14.02.2020 (221 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Related Articles
Установление советской власти в Якутии
44 days ago · From Казахстан Онлайн
Торгово-экономические отношения России и Австро-Венгрии в конце XIX - начале XX в.
Catalog: Экономика 
44 days ago · From Казахстан Онлайн
Токтамыш - последний хан единой Орды
Catalog: История 
44 days ago · From Казахстан Онлайн
Переселенческое движение в Азербайджане в 1830-1914 гг.
Catalog: История 
44 days ago · From Казахстан Онлайн
А. БАЛАЕВ. Мамед Эмин Расулзаде (1884-1955)
Catalog: История 
44 days ago · From Казахстан Онлайн
Присвоение имущества раскулаченных в Центрально-Черноземной области в 1929-1930 гг.
Catalog: История 
55 days ago · From Казахстан Онлайн
Политика Советского государства на мусульманском Востоке в 1917-1921 гг.
55 days ago · From Казахстан Онлайн
Положение уральского учителя средней школы в XIX - начале XX в.
55 days ago · From Казахстан Онлайн
Принятие ислама адыгами
Catalog: История 
55 days ago · From Казахстан Онлайн
Зарубежная историография Синьцзяна
Catalog: История 
55 days ago · From Казахстан Онлайн

Libmonster, International Network:

Actual publications:

LATEST FILES FRESH UPLOADS!
latest · Top
 
1
Вacилий П.·zip·45.48 Kb·1176 days ago
1
Вacилий П.·xlsx·19.25 Kb·1176 days ago
1
Вacилий П.·xls·31.84 Kb·1176 days ago
1
Вacилий П.·txt·2.07 Kb·1176 days ago
1
Вacилий П.·rtf·8.2 Kb·1176 days ago
1
Вacилий П.·rar·46.19 Kb·1176 days ago
1
Вacилий П.·pptx·41.16 Kb·1176 days ago
1
Вacилий П.·pdf·29.17 Kb·1176 days ago

Actual publications:

Latest ARTICLES:

Latest BOOKS:

Actual publications:

BIBLIO.KZ is a Kazakh open digital library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!
Акт о реформах правительства Индии 1919 г.
 

Contacts
Watch out for new publications:

About · News · For Advertisers · Donate to Libmonster

Kazakhstan Library ® All rights reserved.
2017-2020, BIBLIO.KZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Kazakhstan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Portugal Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of branches, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. After registration at your disposal - more than 100 tools for creating your own author's collection. It is free: it was, it is and always will be.

Download app for smartphones